WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРАВОИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правахфукописи

КОРОБОВ Сергей Анатольевич

ПРАВОИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ:

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ

Специальность 12.00.01 - теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир 2006


Диссертация выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».


Научный руководитель:

Официальные оппоненты:


кандидат юридических наук, доцент Мамчун Владимир Вячеславович

доктор юридических наук, профессор академик РАЕН Карташов Владимир Николаевич


кандидат юридических наук Боруленков Юрий Петрович

Ведущая организация:           Федеральное государственное

образовательное учреждение высшего профессионального образования «Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний»

Защита состоится «4» апреля 2006 г. в 9.00 на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___ » марта 2006 г.


Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук, доцент


В.В. Мамчун


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Эффективность действия правовых норм и соответственно степень упорядоченности общественных отношений, нормальное функционирование общества неотделимы от механизма действия права, важнейшей составной частью которого является механизм правового регулирования. Нормальное функционирование указанных механизмов осуществляется посредством юридической деятельности соответствующих субъектов, обеспечивающих работу тех или иных их элементов. Эта деятельность, по существу, и выступает средством объективации, материализации правового регулирования и действия права.

Состояние законности и правопорядка в стране, реальность и гарантированность прав и свобод граждан непосредственно зависят от того, как и насколько эффективно посредством юридической деятельности государство исполняет свои обязанности перед обществом. В процессе как правового регулирования, так и действия права в целом, отмечаются органичное переплетение различных видов юридической деятельности, система сложных взаимопереходов различных ее форм.

Среди многообразных проявлений юридической деятельности выделяется деятельность соответствующих государственных органов, непосредственно связанная с практическим воплощением положений нормативно-правовых актов путем принудительного исполнения правоприменительных решений. Исполнение является назначением и одновременно составляет основное содержание деятельности определенных звеньев механизма государства. Это дает основание рассматривать деятельность ряда государственных органов как деятельность правоисполнительную. Исследование различных элементов и сторон этой деятельности, выявление недостатков в правовой регламентации способствуют не только ее совершенствованию и соответственно повышению ее эффективности, но и оптимизации всего механизма юридической деятельности в современном российском обществе.

Необходимость анализа правоисполнительной деятельности продиктована также и соображениями теоретического характера. Термин «право-исполнительная деятельность» фрагментарно использовался при исследовании форм реализации функций государства и в последующем в общей теории юридической деятельности должного научно-теоретического осмысления не получил. Между тем основательное изучение правоисполнительной деятельности, ее содержания, видовых проявлений и основных факторов, детерминирующих ее современное состояние, может способствовать не только более углубленным представлениям о ней, но и о юридической деятельности в целом.

РОС НАЦИОНАЛЬНАЯ i БИБЛИОТЕКА   I


Таким образом, есть все основания считать, что актуальность темы диссертационного исследования обусловлена целым комплексом обстоятельств практического и теоретического характера.

Степень научной разработанности темы. Категория «правоиспол-нительная деятельность» введена в научный оборот в процессе изучения функций государства', при этом под ней понималась одна из разновидностей правоприменения. В других работах, в рамках разработки правовых форм деятельности государства, термин «исполнение» применяется при характеристике правообеспечения (деятельность по обеспечению исполнения норм права) и деятельности по исполнению (реализации) государственного принуждения2.

В последующем термин «правоисполнительная деятельность» в самостоятельном категориальном значении не используется, а деятельность, связанная с исполнением регулятивных правовых норм, включается в состав правоприменительного типа юридической деятельности3.

Между тем есть основания полагать, что правоисполнительная деятельность не сводится к правоприменению, хотя производна от него и частично протекает в рамках правоприменительных отношений, а является самостоятельным видом правоохранительной деятельности, характеризующимся качественным своеобразием.

Сосуществование системы государственных органов, предназначением и содержанием деятельности которых является принудительное исполнение правоприменительных актов (приговоров, решений, постановлений судов или государственных органов, осуществляющих административно-юрисдикционную деятельность), дает основания предположить, что понятие «правоисполнительная деятельность» имеет право на самостоятельное категориальное значение, в котором оно до настоящего времени не исследовалось. Анализ источников свидетельствует, что монографические работы, по-

1 См : Самощенко И С О правовых формах осуществления функций Советского

государства // Сов. государство и право. 1956. № 3. С. 85,91; Теория государства и пра

ва / Отв. ред. Н.Г Александров. М., 1968. С. 72-79; Байпшн ММ. О формах осуществ

ления функций социалистического государства // Учен. зап. Сарат. юрид ин-та. Вып.

18. Саратов, 1969. С 263; Его же. Сущность и основные функции социалистического

государства. Саратов, 1979 С. 230; Черноголовкин Н В Теория функций социалистиче

ского государства. М., 1970.

2 См.: Горшенев В М. Способы и организационные формы правового регулирова

ния в социалистическом обществе. М., 1992. С. 182; см. также: Горшенев В.М., Шахов

И Б. Контроль как правовая форма деятельности. М, 1987. С. 29,30.

3 См.: Карташов В.Н. Юридическая деятельность' понятие, структура, ценность.

Саратов, 1989. С. 79-101, Его же. Типология профессиональной юридической дея

тельности // Вопросы теории государства и права' Межвузов, сб. науч. работ Вып 9

Саратов, 1991. С 96; см также: Бабаев В К, Баранов В М. Общая теория права Крат.

энцикл. Н. Новгород, 1997. С. 139.


5

священные исследованию правоисполнительной деятельности в теории права и государства, отсутствуют.

Объектом диссертационного исследования является юридическая деятельность в обществе.

Предмет диссертационного исследования составляет правоиспол-нительная деятельность в современном российском обществе.

Цель работы заключается в создании теоретической основы, необходимой для формирования концепции правоисполнительной деятельности.

Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач:

  1. на основе анализа и обобщения подходов к пониманию юридической деятельности уточнить содержание категории «юридическая деятельность» применительно к реалиям современного российского общества;
  2. установить соотношение понятия «правоисполнительная деятельность» со смежными правовыми категориями и обосновать его место в понятийно-категориальном аппарате юридической науки;
  3. выявить сущностные признаки правоисполнительной деятельности и сформулировать ее операциональное определение;
  4. классифицировать правоисполнительную деятельность по видам;
  5. определить место правоисполнительной деятельности в понятийно-категориальном аппарате общей теории права и государства;
  6. осуществить анализ детерминантов и форм детерминации право-исполнительной деятельности в современных условиях;
  7. раскрыть специфику детерминации правоисполнительной деятельности в условиях риска;
  8. выявить признаки и специфику риска в правоисполнительной деятельности;
  9. выработать научно-практические рекомендации по минимизации рисков в деятельности правоисполнительной деятельности уголовно-исполнительной системы (УИС).

Методологическую основу исследования составил диалектический подход. В процессе решения исследовательских задач использовались различные виды анализа в сочетании с системно-структурным и функциональным подходами, а также частнонаучные методы: сравнительно-правовой, формально-юридический, метод конкретно-социологических исследований.

Теоретической основой исследования стали положения теорий юридической деятельности и юридической практики в общей теории государства и права, содержащиеся в работах С.С. Алексеева, Ю.П. Борулен-кова, В.М. Горшенева, В.Н. Карташова, В.И. Леушина, В.М. Сырых и др.

Для выявления соотношения правоисполнительной деятельности с формами деятельности государства особо ценными стали положения, разработанные в теории функций государства (М.И. Байтин, Д.В. Пожарский, И.С. Са-мощенко, Н.В. Черноголовкин) и теории функций права (Т.Н. Радько).


6

При анализе феномена, составившего предмет исследования, автор опирался также на идеи, представленные в работах видных отечественных теоретиков, которые посвящены применению и реализации права (А.В. Аверин, В.К. Бабаев, В.М. Баранов, И.Я. Дюрягин, В.В. Лазарев, П.М. Рабинович, Ю.С. Решетов), правовому регулированию и действию права (В.И. Гойман, В.И. Казимирчук и др.), правовым средствам (А.А. Малько, К.С. Сапун, К.С. Шундиков и др.).

Особый пласт анализа составили работы, посвященные проявлениям риска в праве: в уголовном праве (М.С. Гринберг, В.И. Михайлов, В.И. Саморокова); в гражданском (В.А. Ойгензихт, В.А. Плотников); правоприменительному риску (В.В. Мамчун).

При анализе современного состояния правоисполнительной деятельности, в частности уголовно-исполнительной, весьма существенную помощь оказали теоретические разработки различных видов юридической деятельности и юридической практики, содержащиеся в диссертациях М.А. Бухтеревой, С.А. Викторовой, А.Б. Елизарова, Б.В. Шагаева, а также диссертационные исследования, посвященные различным аспектам деятельности УИС (Л.С. Аладьина, Е.Б. Кониченко, И.В. Пикин и др.).

Эмпирическую базу исследования основана на нормах действующего законодательства, регламентирующих различные аспекты юридической деятельности; статистических материалах о результатах деятельности субъектов, осуществляющих принудительное исполнение правоприменительных актов: УИС, службы судебных приставов, других государственных органов, исполняющих уголовное наказание, и публикациях в средствах массовой информации, отражающих уровень общественного мнения о ней, а также материалах конкретно-социологических исследований, проведенных автором.

Научная новизна работы обусловлена тем, что в диссертации впервые обосновывается самостоятельный категориальный статус понятия «правоисполнительная деятельность», отражающего относительно обособленный, обладающий качественным своеобразием устойчивый вид юридической деятельности, анализируются факторы, детерминирующие ее состояние в современном российском обществе, выявляется ее специфика в условиях риска.

Работа содержит ряд теоретических положений, направленных на обогащение общей теории государства и права в целом и теории юридической деятельности, в частности. В исследовании предложены научно-практические рекомендации по минимизации рисков в деятельности УИС.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Авторская дефиниция правоисполнительной деятельности, в рамках которой предлагается понимать последнюю как производный от правоприменения, но вместе с тем относительно самостоятельный вид юридической деятельности правореализующего типа, представляющий собой го-


7

сударственно-властную деятельность компетентных субъектов по обеспечению процесса реализации юридических обязанностей путем принудительного исполнения правоприменительных актов.

  1. Признаки правоисполнительной деятельности: выступает в качестве формы реализации правоохранительной функции государства; характеризуется наличием собственной нормативно-правовой основы, спецификой целей, задач, субъектов и участников, содержания, средств и методов; производна от правоприменения, но не сводится к последнему, а включает его в качестве средства, необходимого для достижения ее целей; является специфической формой реализации специального и отраслевого правовых статусов ее субъектов; осуществляется в рамках правоприменительных и правоисполнительных отношений; представляет собой профессиональную деятельность соответствующих субъектов права; основное содержание ее составляют активные действия по принудительному исполнению правоприменительных актов; практически обеспечивает процесс непосредственной реализации прав, законных интересов и юридических обязанностей граждан.
  2. Понятие «правоисполнительная деятельность» в понятийно-категориальном аппарате теории права и государства относится к системе понятий и категорий общей теории юридической деятельности. Кроме того, термин, отражающий данное понятие, можно использовать при характеристике соответствующей подсистемы государственных органов в рамках теорий функций и механизма государства.
  3. Классификация правоисполнительной деятельности по видам.
  4. Концепция соотношения правоисполнительной деятельности с правовым поведением, правовой активностью, реализацией права и юридической практикой.
  5. Авторская классификация детерминант правоисполнительной деятельности.
  6. Концептуальная модель риска в правоисполнительной деятельности.

Теоретическая значимость диссертации обусловлена сформулированными в ней выводами и обобщениями, имеющими значение для теории права и государства, пополняющими ее понятийно-категориальный аппарат. Настоящая работа развивает ряд элементов предмета теории права и государства: учений о юридической деятельности, о функциях и механизме государства, что и способствует дальнейшему, более углубленному теоретико-правовому исследованию проблематики юридической деятельности ее многообразных проявлений в условиях современного российского общества, форм, видов и способов укрепления.

Практическая значимость исследования выражается в том, что содержащиеся в диссертации положения могут быть использованы в системе юридического образования, в частности, в преподавании и учебно-методическом обеспечении следующих учебных курсов: «Теория государ-


8

ства и права», «Обеспечение прав человека в деятельности уголовно-исполнительной системы», «Административное право России», «Правоохранительные органы».

Отдельные выводы, обобщения и рекомендации направлены на совершенствование деятельности УИС и могут быть учтены в работе ФСИН России при разработке мероприятий, направленных на минимизацию негативных последствий риска в деятельности учреждений и органов УИС.

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяются его комплексным характером, применением апробированных методов научного познания, широким использованием монографических и иных научных работ, нормативных правовых актов, а также сведений статистического характера.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации неоднократно обсуждались на кафедре государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России и Владимирского государственного педагогического университета; излагались автором в выступлениях на научно-практических конференциях (Владимир, 2003, 2004, 2005 гг., Иваново, 2005 г.); отражены в четырех научных публикациях автора по теме исследования.

Отдельные положения работы внедрены в учебный процесс вышеуказанных образовательных учреждений.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, его цели и задачи, методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, указываются теоретическая и практическая значимость работы, сведения об апробации основных результатов исследования.

Первая глава «Правоисполнительная деятельность как разновидность юридической деятельности», состоящая из трех параграфов, посвящена анализу положений общей теории юридической деятельности в той части, в которой это необходимо для исследования правоисполнитель-ной деятельности, анализу ее понятия и видов, выявлению соотношения со смежными правовыми явлениями.

В первом параграфе «Методологические проблемы исследования правоисполнительной деятельности» создаются необходимые методологические и теоретические предпосылки, имеющие своей целью уточнение некоторых положений, относящихся к понятию «юридическая дея-


9

тельность», которое рассматривается по отношению к правоисполнитель-ной деятельности в качестве родового понятия.

Постановка вопроса о правоисполнительной деятельности сопряжена с определенными методологическими трудностями, обусловленными неопределенностью методологического статуса данного понятия. Вместе с тем вполне очевиден тот факт, что данная деятельность является правовой по своему характеру и обладает всеми теми признаками, которые свойственны юридической деятельности в целом. Соответственно и характеристику правоисполнительной деятельности, определение ее места в общей структуре юридической деятельности целесообразно начать с анализа признаков последней. Необходимость такого анализа продиктована тем, что коренные изменения, произошедшие во всех сферах общественных отношений, не могли не затронуть и сферу права, в том числе они не могли не повлиять и на юридическую деятельность. Это, в свою очередь, обусловливает необходимость уточнения некоторых положений общей теории юридической деятельности, связанных с ее пониманием.

К числу признаков юридической деятельности относят следующие: она представляет собой разновидность социальной деятельности; носит социально-преобразующий, позитивный характер; ее осуществление составляет прерогативу государственных органов, государство обладает монополией на нее; она всегда связана с наступлением определенных юридических последствий; служит средством разрешения социальных противоречий и решения задач, стоящих перед обществом и государством, и выступает как творчески организующая, управленческая деятельность; представляет собой материальный процесс, в котором преобладает материальный компонент; носит конструктивный характер; обладает удостовери-тельно-поисковой направленностью1.

Не возражая в целом против предложенной теоретической конструкции юридической деятельности, автор считает возможным отметить, что характеристика всех многообразных ее видов (типов) как творческой деятельности не вполне правомерна. Многие виды деятельности, особенно те, которые связаны с процессуальной формой, органично сочетают в себе как творческий, так и рутинный компоненты. Рутинность уже заложена в юридической процедуре и в юридическом процессе.

Нуждается в уточнении и тезис о том, что осуществление юридической деятельности является исключительной прерогативой государственных органов. В настоящий период субъектами юридической деятельности являются органы местного самоуправления и их должностные лица, другие субъекты гражданского общества, например, нотариусы, адвокаты.

Небесспорным является и такой признак, как профессионализм ее субъектов Более того, даже правотворческой деятельностью, которую без

' См.: Каршашов В.Н. Юридическая деятельность, понятие, структура, ценность. С. 31-36.


10

малейшего сомнения следует считать юридической, занимаются преимущественно не профессионалы1. Вместе с тем для отдельных видов юридической деятельности (правоприменительная, интерпретационная, контрольно-надзорная, правоисполнительная) профессионализм является необходимым условием.

Кроме того, обязательно уточнение положения о последствиях юридической деятельности, под которыми принято понимать возникновение, изменение и прекращение субъективных прав и юридических обязанностей, правовых статусов, режимов и др. Результаты некоторых разновидностей юридической деятельности не «вписываются» в «непосредственно-юридические последствия». Так, например, относительно правоприменительной деятельности можно утверждать, что ее результатом является возникновение правоотношений. Однако вряд ли это справедливо, например, для интерпретационной или правоконкретизирующей, поскольку в результате разъяснения или конкретизации нормы может быть уточнен объем прав и обязанностей адресатов той или иной нормы (непосредственный результат), но в итоге этого уточнения непосредственно не возникает ни новой нормы, ни конкретного правоотношения. В то же время разъяснение и конкретизация есть необходимое условие, предпосылка для возникновения конкретного правоотношения, в рамках которого разъясненная, конкретизированная норма будет реализована.

Тезис о непосредственном преобразовании в процессе юридической деятельности общественных отношений также нуждается в уточнении. Результатом правотворческой деятельности являются создание, изменение и отмена юридических норм, призванных регулировать общественные отношения, которые и составляют непосредственный, юридически значимый результат этой деятельности. Однако общественные отношения в результате издания нормы меняются не автоматически, не сами собой, а в процессе реализации правовых норм субъектами правоотношений.

С учетом этого под результатами юридической деятельности предлагается понимать как непосредственное преобразование общественных отношений, так и создание для этого необходимых предпосылок, условий.

В этом смысле весьма показательно, что в I Государственной Думе (27 апреля - 8 июля 1906 г) насчитывалось 38 адвокатов (8,5 % от общего состава), 14 (3,1 %) профессоров и приват-доцентов права. В Государственную Думу РФ предыдущего созыва было избрано всего 2 юриста, 9 следователей. Преобладают же депутаты, начинавшие свой трудовой путь как инженеры и научные сотрудники (51 чел), офицеры (31 чел) и слесари (25 чел), что, без сомнения, отражается на качестве принимаемых законов. В ныне действующей Думе количество юристов-профессионалов не намного больше. [См: Вся Дума Трудовой путь // Коммерсантъ - Власть 2000.25 янв. С 24,27 ]


11

Автор считает возможным поддержать предложенную двухаспектную концепцию юридической деятельности, в рамках которой возможно различать деятельность собственно юридическую и организационно-юридическую1.

Подводя итоги анализа юридической деятельности, диссертант считает возможным утверждать, что категория «юридическая деятельность» отражает сложный многомерный феномен. В современном российском обществе юридическая деятельность характеризуется тем, что она: представляет собой разновидность социальной деятельности; носит социально-преобразующий, позитивный характер; являет собой материальный процесс, в котором преобладает материальный компонент; служит средством разрешения социальных противоречий и решения задач, стоящих перед обществом и государством; осуществляется государственными органами и их должностными лицами, органами местного самоуправления и их должностными лицами, а также гражданами (их организациями), которые на профессиональной основе осуществляют защиту прав и свобод граждан, юридическое консультирование и оказывают другие юридические услуги населению (в определенной степени юридической можно считать деятельность субъектов, осуществляющих правовое обучение, правовое воспитание и правовую пропаганду); выражается только в правомерном поведении, ее содержание составляют действия, сообразованные с правом; всегда связана с наступлением определенных правовых последствий, которые выражаются в непосредственном преобразовании общественных отношений с помощью юридических средств, а также в создании необходимых предпосылок для этого; органично сочетает в себе творческий и рутинный компоненты; выступает как организующая, управленческая деятельность, целью которой является обеспечение функционирования механизма действия права в обществе.

Помимо уточнения признаков юридической деятельности, необходимой методологической предпосылкой для идентификации правоиспол-нительной деятельности является также и анализ классификационных оснований и существующих в юридической науке классификаций На его основе автор делает вывод о возможности и целесообразности рассмотрения правоисполнительной деятельности в качестве вида юридической деятельности в рамках правореализующего типа.

Во втором параграфе «Понятие и виды правоисполнительной деятельности» отмечается, что термин «правоисполнительная деятельность» традиционно используется для характеристики оперативно-исполнительного правоприменения, что, по мнению автора, не совсем точно отражает сущность деятельности определенной системы (подсистемы) государственных органов, связанной с принудительным обеспечением процесса реализации права непосредственными адресатами правовых норм.

1 См : Шагиев Б.В. Юридическая деятельность в современном российском обществе (теоретико-правовой аспект): Дис.  .. канд. юрид наук. М, 2003. С. 26.


12

Поскольку понятие правоисполнительной деятельности так или иначе связано с правоприменением, то исследование ее понятия и признаков неотделимо от анализа правоприменения. В его результате автор приходит к выводу о нетождественности правоисполнительной деятельности и правоприменения.

Диссертант считает, что правоприменительной деятельностью в собственном смысле слова можно считать только деятельность субъекта, в компетенцию которого входит вынесение решения по делу. Наиболее характерно это выявляется при анализе правоприменительных отношений, субъектов которых принято подразделять на лидирующих субъектов и иных участников (В.А. Василенко, И.В Галаган, И.Я. Дюрягин). Субъектом, применяющим норму, т.е. субъектом правоприменения в собственном смысле слова, является лишь тот субъект (государственный орган, должностное лицо), который обладает необходимыми полномочиями для решения юридического дела, тот, кто выносит правоприменительный акт от своего имени («решающий субъект»), остальные лидирующие субъекты таковыми считаться не могут.

Те лидирующие субъекты, которые своими действиями обеспечивают процесс конкретного юридического дела (исполнение поручений судьи, следователя, совершение процессуальных действий, применение мер процессуального обеспечения и т.п.), являются исполнителями промежуточных правоприменительных решений, принимаемых решающим субъектом. Необходимость их участия в правоприменительном процессе обусловлена потребностью принудительного обеспечения исполнения правоприменительных решений, и следовательно, их деятельность является правоисполнительной. Причем эта деятельность призвана «обслуживать» не только охранительное, но и оперативно-исполнительное правоприменение.

Другим обстоятельством, свидетельствующим в пользу нетождественности правоисполнительной деятельности и правоприменения, является деление правоприменительного процесса на взаимосвязанные этапы разрешения юридического дела (стадии правоприменения). Большинство авторов выделяет в рамках процесса применения права три стадии: установление фактических обстоятельств дела, установление юридической основы дела и вынесение решения по делу (С.С. Алексеев, В.М. Горшенев, В.В. Лазарев и др.). Правоприменительный процесс считается завершенным с момента вынесения правоприменительного акта, и за пределами конкретного правоприменительного процесса оказывается деятельность, связанная с обеспечением реализации вынесенного правоприменительного решения. Высказанное в юридической литературе мнение о том, что эта деятельность представляет собой самостоятельный правоприменительный процесс (В.М. Горшенев, И.Я. Дюрягин), представляется диссертанту неубедительным, поскольку в данном случае юридического дела как такового не возникает, и субъекты, исполняющие правоприменительное решение, не совершают действий по установлению


13

фактических обстоятельств, не квалифицируют, не выносят собственного правоприменительного решения. Вместе с тем исполнение правоприменительного решения нельзя отнести и к непосредственной реализации, поскольку в данном случае речь идет о принудительном исполнении, о дея- < тельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих государственное принуждение.

Наконец, в пользу обособления правоисполнительной деятельности от правоприменения свидетельствует существование в механизме государства подсистемы правоохранительных органов, назначением которых является принудительное исполнение правоприменительных актов.

На основе анализа правоисполнительной деятельности как специфической разновидности юридической деятельности, обладающей признаками, присущими последней, диссертант считает необходимым отнести к числу признаков, отражающих ее своеобразие, следующие: выступает в качестве формы реализации правоохранительной функции государства; характеризуется наличием собственной нормативно-правовой основы, спецификой целей, задач, субъектов и участников, содержания, средств и методов; производна от правоприменения, но не сводится к последнему, а включает его в качестве средства, необходимого для достижения ее целей; является специфической формой реализации специального и отраслевого правовых статусов ее субъектов; осуществляется в рамках правоприменительных и правоисполнительных отношений; представляет собой профессиональную деятельность соответствующих субъектов права; основное содержание ее составляют активные действия по принудительному исполнению правоприменительных актов; практически обеспечивает процесс непосредственной реализации прав, законных интересов и юридических обязанностей граждан.

С учетом признаков автор предлагает следующее операциональное определение правоисполнительной деятельности: относительно самостоятельный вид юридической деятельности правореализующего типа, представляющий собой государственно-властную деятельность компетентных субъектов по обеспечению процесса реализации юридических обязанностей путем принудительного исполнения правоприменительных актов.

В заключение делается вывод о том, что сущность правоисполнительной деятельности состоит в принуждении непосредственных адресатов правовых норм (физических и юридических лиц) к исполнению правоприменительных решений, содержащихся в адресованных им правоприменительных актах, которые конкретизируют и персонифицируют их юридические обязанности.

В вопросе о видах правоисполнительной деятельности автор исходит из того, что наиболее существенными основаниями для классификации являются: формы юридического процесса; место в механизме реализации права,  характер  исполняемых правоприменительных актов;  субъекты,


14

осуществляющие принудительное исполнение; отрасли права, нормы которых реализуются при исполнении; интенсивность государственного принуждения.

Третий параграф «Соотношение правоисполнительной деятельности со смежными правовыми явлениями» посвящен выявлению соотношения исследуемого феномена с правовым поведением, правовой активностью, формами реализации права и соответствующим типом юридической практики.

Анализ соотношения правоисполнительной деятельности с правовым поведением позволяет говорить о том, что правовое поведение является элементом ее содержания. Вместе с тем поведенческий подход, в известной мере, применим к исследованию этой разновидности деятельности, однако он отражает лишь личностную ее сторону. При таком подходе из предмета исследования исключаются другие элементы правоисполнительной деятельности: правореализующая техника и тактика правоисполнительной деятельности, проблемы, связанные с процессуальной формой, и др. Все это не способствует системно-функциональному видению право-исполнительной деятельности и не позволяет сформировать полное и целостное представление о месте и роли правоисполнительной деятельности в механизме действия права.

Соотношение правоисполнительной деятельности с правовой активностью выражается в том, что активность в правовой сфере выступает в качестве субъективной предпосылки этой разновидности деятельности и одновременно служит ее мерой, используемой для характеристики ее интенсивности, напряженности. Она выступает показателем уровня правового сознания и правовой культуры субъектов правоисполнительной деятельности. Однако, как и в случае с правовым поведением, правовая активность предполагает личностный подход, который в процессе исследования правоисполнительной деятельности должен сочетаться с другими.

Правоисполнительная деятельность тесно связана с реализацией права, но, несмотря на терминологическое сходство с одноименной элементарной формой реализации позитивных обязываний, она не сводится только лишь к исполнению. Это комплексная деятельность, которая органично сочетает в себе элементарные формы. В данном случае о реализации следует говорить скорее не как о претворении в жизнь позитивного обязывания (хотя в общей структуре способов правового воздействия в рамках этой деятельности они и являются доминирующими), а о реализации специального правового статуса субъекта. Она носит государственно-властный характер и призвана обеспечить не столько реализацию субъективного права, сколько обязанность государства по отношению к обществу. Кроме того, в правоохранительной сфере правоисполнительная деятельность одновременно выступает как средство исполнения обязанностей государств перед обществом, так и обеспечения реализации юридических обязанностей, возложенных на физических или


15

юридических лиц правоприменительным актом. При этом субъект правоисполнительной деятельности не является субъектом, вынесшим акт, исполнение которого обеспечивается.

Правоисполнительная деятельность в плане соотношения с юридической практикой может быть рассмотрена в качестве ее особой разновидности, выделяемой по функциональному основанию. Она относится к пра-вореализующему типу, в рамках которого наряду с правоприменительной образует относительно самостоятельную разновидность.

Правоисполнительная практика (практика правоисполнительной деятельности) и практика правоприменительная хоть и соотносимы, но не тождественны. Если последняя есть единство властной деятельности субъектов, направленная на вынесение индивидуально-конкретных предписаний, и выработанного в ходе этой деятельности опыта, то практика право-исполнительной деятельности в этом смысле представляет собой единство государственно-властной деятельности, направленной на обеспечение реализации положений закона и индивидуально-конкретных предписаний, взятых в единстве с накопленным социально-правовым опытом. В этом смысле можно говорить о том, что правоисполнительная деятельность выступает основным конституирующим элементом правоисполнительной практики. Такое положение правоисполнительной деятельности в структуре правоисполнительной практики обусловлено ее генетическими свойствами. Социально-правовой опыт есть результат правоисполнительной деятельности, которая в генетическом плане ему предшествует.

Таким образом, несмотря на терминологическое сходство, правоисполнительная практика не может быть отождествлена с практикой исполнения права, которая представляет собой совокупность поведенческих актов непосредственных адресатов правовых норм по исполнению обязывающих, рекомендательных, поощрительных и некоторых других нормативных и индивидуальных предписаний, органично встроенных в различные виды социальной деятельности граждан.

Во второй главе «Детерминация правоисполнительной деятельности в современном российском обществе» рассматривается понятие детерминации и детерминант правоисполнительной деятельности, анализируются формы детерминации и проблема риска в этой деятельности.

Первый параграф «Понятие детерминации правоисполнительной деятельности» посвящен исследованию понятий детерминации деятельности, связанной с исполнением правоприменительных решений, ее детерминант и их видов.

Понятие детерминации правоисполнительной деятельности связано с определенными зависимостями, обусловленными объективными закономерностями, которые конкретизируются в государственно-правовых закономерностях. Эти зависимости отражают внутренние и внешние связи правоисполнительной деятельности: внутренние - между различными эле-


16

ментами, сторонами правоисполнительнои деятельности, внешние - между правоисполнительнои деятельностью, социальными явлениями и другими элементами правовой системы общества. Они проявляются во взаимодействии факторов, обусловливающих возникновение, развитие и современное состояние правоисполнительнои деятельности в обществе.

К числу зависимостей правоисполнительнои деятельности относятся причинно-следственные, кондициональные (условные), связи состояний, функциональные и др.

Детерминацию можно рассматривать в двух взаимосвязанных аспектах: как процесс и как состояние, результат процесса. Как процесс она представляет собой длящееся воздействие целого комплекса взаимодействующих, равнонаправленных факторов, определяющих возникновение, развитие, тенденции и состояние правоисполнительнои деятельности. Рассматриваемая как процесс, она акцентирует внимание на динамической стороне, как состояние - на статической, характеризуя количественные и качественные результаты зависимостей в определенный момент времени.

Рабочее определение детерминации правоисполнительнои деятельности предлагается диссертантом в следующем виде: основывающийся на различных формах зависимости между явлениями объективной действительности процесс и результат взаимодействия факторов, детерминирующих (обусловливающих) возникновение, развитие и современное состояние правоисполнительнои деятельности.

Понятие «фактор» является предельно широким по объему и используется для обозначения различных типов детерминант: причин, условий и обстоятельств. Причем с помощью фактора обозначаются не только явление, процесс и состояние, но также обстановка и ситуация.

Слово «фактор» производно от понятия «факт», под которым понимаются реальные состояния предметов и явлений, рассматриваемые в совокупности их статических и динамических свойств, безотносительно к их роли в последующих процессах и явлениях. Фактором становится факт, рассматриваемый в связи с его ролью в процессах и явлениях.

С учетом этого под факторами возможно понимать также и явления, обозначаемые с помощью понятий «обстановка», «ситуация», «событие», «обстоятельство», «положение». Обстановка представляет собой совокупность фактов реального состояния объектов и явлений, ситуация - локализованная во времени и пространстве совокупность субъектно-объектных обстоятельств. Обстоятельства понимаются как совокупность явлений, определяющих условия существования, развития, функционирования какого-либо субъекта, явления.

Факторы, воздействующие на правоисполнительную деятельность, ее возникновение, протекание, результативность и другие, различны. Они могут быть классифицированы по различным обстоятельствам.


17

В самом общем виде факторы правоисполнительной деятельности можно подразделять на общесоцшлъные (экономические, политические, социально-культурные, техногенные, природно-географические) и относящиеся к правовой системе, правовые (качество законодательства, правовая культура, правотворческая и правоприменительная техника, правовое сознание, правовые учреждения, другие виды юридической деятельности, прежде всего правоприменительная и контрольно-надзорная, непосредственно оказывающие влияние на деятельность правоисполнительную, законность).

По характеру воздействия необходимо различать положительно и отрицательно действующие. При этом следует отметить, что действие различных факторов диалектично. Одно и то же явление в различных обстоятельствах может воздействовать на правоисполнительную деятельность как положительно, так и отрицательно.

По форме проявления факторы могут быть активными (возникновение, изменения возможны только при наличии данного явления, процесса и т.д.) и пассивными (отсутствие которых является необходимым условием определенных преобразований).

По функциональному назначению в механизме детерминации право-исполнительной деятельности необходимо разграничивать: факторы-причины (явления и процессы, непосредственно порождающие те или иные изменения в правоисполнительной деятельности), факторы-условия (обстоятельства, только при наличии которых может возникнуть следствие, порождаемое причиной) и факторы-поводы (факты, инициирующие определенные процессы в правоисполнительной деятельности). По этому же основанию можно различать факторы-регуляторы (явления, которые по своей природе призваны оказывать упорядочивающее воздействие на правоисполнительную деятельность путем нормативного и ненормативного регулирования поведения ее субъектов и участников) и факторы-гарантии (явления, непосредственно предназначенные для обеспечения нормального порядка правоисполнительной деятельности).

В зависимости от мощности действия те или иные явления, обстоятельства могут выступать генерализующим детерминантом (главным фактором) или второстепенным (действие которого носит вспомогательный характер).

Особое место в механизме детерминации отводится субъективному {человеческому) фактору, который выступает своего рода синтезом результатов действия как общесоциальных, так и правовых факторов на личность субъекта и через который «преломляется» воздействие иных факторов на правоисполнительную деятельность.

В заключение автор отмечает, что факторы правоисполнительной деятельности проявляют свое действие на нее в разнообразных формах, обусловленных типами детерминационных зависимостей.


18

Во втором параграфе «Формы детерминации правоисполнительной деятельности» анализируются формы, в которых разнообразные факторы осуществляют воздействие на деятельность субъектов по исполнению правоприменительных решений.

С учетом имеющихся в юридической науке разработок, посвященных детерминации юридической деятельности1, диссертант считает возможным выделить следующие формы взаимодействия факторов, детерминирующих правоисполнительную деятельность: казуальную, характеризующую генетические зависимости правоисполнительной деятельности (указывающую на обстоятельства, ее порождающие); инспирирующую, характеризующую факторы, выступающие поводом, «запускающие» определенные процессы и явления в ходе правоисполнительной деятельности; кондициональную (условную), в рамках которой себя проявляют факторы-условия, негативно или позитивно воздействующие на процесс деятельности и ее состояние; структурно-функциональную — ее суть заключается в том, что изменения отдельных элементов (субъектов, средств, приемов) влекут изменения в других ее элементах (результатах и др.), а также позволяют раскрыть взаимодействие правоисполнительной деятельности и других видов юридической деятельности; корреляционную, показывающую силу воздействия тех или иных факторов на состояние правоисполнительной деятельности в современных условиях; регулятивную, в рамках которой проявляют свое действие факторы положительного плана, способствующие организации, упорядочению, налаживанию различных элементов и сторон правоисполнительной деятельности, и гарантирующую, специфика которой выражается в том, что здесь система определенных факторов специально нацелена на обеспечение и охрану интересов участников общественных отношений.

Оценивая современное состояние правоисполнительной деятельности, диссертант обращает внимание на то, что оно неотделимо от состояния общественных отношений, состояния общества в целом. Последнее же характеризуется усилением влияния на все сферы общественной жизни факторов неопределенности, стихийности, стохастичности. Это, в свою очередь, дает основание ряду социологов и юристов характеризовать состояние российского общества как «общество риска»2.

С учетом этого в качестве особой комбинированной формы считаем возможным выделить рисковую форму детерминации правоисполнительной деятельности, которая является результатом взаимодействия определенных факторов - факторов риска.

' См • Карташов В Н Юридическая деятельность, сущность, структура, ценность. Гл. 4.

2 См.: Яницкий О Н Россия- риски и опасности переходного общества М, 1998 С 9-35, Его же. Россия как «общество риска»: контуры теории // Россия: трансформирующееся общество / Под ред В.А. Ядова. М., 2001. С. 23-44.


19

Факторы риска в правоисполнительной деятельности можно подразделить на две большие группы: общесоциальные и собственно юридические

Общесоциальные факторы - это экономические, политические, социальные, идеологические и иные обстоятельства, порождающие случайность, вероятность, стихийность в общественных отношениях, усиливающие их действие и обусловливающие возникновение в правоисполнительной деятельности ситуации неопределенности, с которыми связывается возникновение риска для субъектов и участников этой деятельности.

Собственно юридические факторы риска есть обстоятельства, относящиеся непосредственно к правовой системе общества, к различным ее элементам: законодательству, смежным видам юридической деятельности, правосознанию, правовой культуре и т.п. Это прежде всего дефекты действующего законодательства, регулирующего правоисполнительную деятельность: пробелы в действующем законодательстве, коллизии между юридическими нормами и между нормами и актами официального толкования.

Особое место среди собственно юридических факторов риска занимают результаты ошибочной юридической деятельности: фиктивные правовые нормы, являющиеся своеобразными проявлениями правотворческих ошибок, правоприменительные ошибки и прямые нарушения закона, обличенные в форму правоприменительных актов.

Возникновению ситуаций риска способствуют также и иные явления, непосредственно относящиеся к правовой системе: низкий уровень правовой культуры, недостатки в правовом воспитании, деформация правового сознания субъектов и участников правоисполнительной деятельности.

В заключение диссертант отмечает, что основным детерминантом риска в правоисполнительной деятельности является все же субъективный, человеческий, фактор, интегрирующий в себе действия всех иных факторов риска.

Третий параграф «Риск в правоисполнительной деятельности» посвящен анализу понятия риска, сопутствующего деятельности по исполнению правоприменительных актов, его видов и связей с юридической ответственностью.

Риск - сложный социальный феномен, характеризующийся многоас-пектностью, множественностью проявлений в общественных отношениях, их неоднозначностью. Он исследуется в рамках различных наук с разных точек зрения. При этом внимание ученых акцентируется на разных его гранях, характеристиках, элементах содержания, последствиях.

Анализ словарных толкований термина «риск» и практики юридических исследований риска дает основание говорить о наличии двух основных словарных значений рассматриваемого термина, которые отражают два основных аспекта риска: вероятность наступления неблагоприятных последствий; действия, влекущие за собой возможность наступления таких последствий.


20

С учетом специфики предмета настоящего исследования под риском в правоисполнительной деятельности целесообразно понимать ситуативную характеристику правоисполнительной деятельности, характеризующуюся возможностью наступления определенных неблагоприятных последствий для ее субъектов или участников.

Под этим углом зрения риск выступает как инициативные действия субъекта правоисполнительной деятельности, сопряженные с недостижением ее локальных целей, и как вероятность наступления возможных неблагоприятных последствий в силу обстоятельств объективного характера, порой не зависящих от субъектов правоисполнительной деятельности. Характерными чертами его являются связь с такими категориями, как: «вероятность», «случайность», «опасность», «вред», «неопределенность», «ответственность».

Риск в правоисполнительной деятельности включает два аспекта. Первый отражает возможность причинения вреда в силу особых условий деятельности правоохраняемым интересам самого субъекта (вред жизни, здоровью). Второй - возможность причинения правоохраняемым интересам личности, общества и государства субъектом деятельности.

В деятельности соответствующих субъектов по принудительному исполнению правоприменительных решений, особенно в уголовно-исполнительной деятельности, риск сочетает в себе оба аспекта. В этом случае он может быть идентифицирован как профессиональный риск субъекта правоисполнительной деятельности, как принадлежность его профессии, как элемент его правового статуса. Это выражается в объеме прав субъекта правоисполнительной деятельности (право на компенсацию вреда жизни, здоровью, надбавки к окладу денежного содержания за сложность и напряженность, др.), а также в его ответственности.

Многочисленные проявления риска в правоисполнительной деятельности можно свести к следующим видам: по природе происхождения -риск объективного и субъективного характера; в зависимости от правомерности - обоснованный и необоснованный; по характеру неблагоприятных последствий - личный, материальный и интеллектуальный (риск профессиональной деформации); по масштабу правоисполнительной деятельности - тактический и стратегический; в зависимости от временных рамок - постоянный и временный; в зависимости от степени риска -минимальный, средней степени, высокой степени и максимальный; по признаку наличия (реальности существования) — реальный и мнимый

Рассматривая практические проблемы правовой регламентации риска в правоисполнительной деятельности, диссертант обращает внимание на проблему, требующую своего разрешения. Она связана с решением вопроса об ответственности за причинение вреда в состоянии обоснованного риска в тех случаях, когда уголовная ответственность исключается, однако при этом риск является нарушением норм  подзаконных нормативно-


21

правовых актов (ведомственных приказов и инструкций), что соответственно влечет дисциплинарную ответственность.

Кроме того, дисциплинарная ответственность наступает и в том случае, когда риск, связанный с нарушением отдельных положений ведомственных нормативно-правовых актов, не повлек за собой вреда. Такое положение представляется не вполне справедливым: с одной стороны, исключая преступность деяния за вред, причиненный в состоянии обоснованного риска, законодатель стимулирует правомерное социально активное поведение, с другой, за это же активное поведение предусматривается ответственность иной отраслью права. В связи с этим считаем целесообразным включение в нормативно-правовые акты, регулирующие прохождение службы в УИС и Федеральной службе судебных приставов, нормы с содержанием, аналогичным уголовно-правовой норме о риске.

Завершая анализ риска в правоисполнительной деятельности, автор отмечает, что минимизация его последствий является сложной и относительно самостоятельной проблемой, решение которой связано с деятельностью всех звеньев механизма государства посредством различных видов юридической деятельности: и правотворческой, и учредительной, и право-конкретизирующей, и контрольно-надзорной. Детерминация ситуаций риска в правоисполнительной деятельности характеризуется сложностью и многоаспектностью и не может быть решена только лишь в рамках самой правоисполнительной деятельности. Она предполагает комплекс мероприятий, которые должны осуществляться по двум направлениям: 1) локализация и нейтрализация отрицательного действия факторов риска, 2) усиление мощности факторов, стабилизирующих нормальное состояние правоисполнительной деятельности.

В заключении автором подведены итоги проведенного исследования и сформулированы основные теоретические и практические выводы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

  1. Коробов, С. А. Понятие правоисполнительного риска / С.А. Коробов // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. науч. тр. / ВГПУ. - Владимир, 2003. - Вып. 4. - 0,5 п.л.
  2. Коробов, С.А. Правоисполнительный риск и конфликтные отношения / С.А. Коробов // Сотрудничество, политические конфликты и споры в избирательном праве современного российского общества: оптимизация их взаимодействия: сб. теорет.-практ. докл. и сообщений на науч.-практ. конф. / под общ. ред. д-ра юрид. наук, д-ра филос. наук, проф. B.C. Жеребина; ВГПУ. - Владимир, 2004. - 0,19 п.л.
  3. Коробов, С.А. Правоисполнительная деятельность и формы ее детерминации / С.А. Коробов // Юридическая наука в трудах молодых ученых: сб. науч. тр. / ВЮИ Минюста России. - Владимир, 2004. - 0,25 пл.

22

4. Коробов, С А. Некоторые аспекты риска в уголовно-исполнительной деятельности / С.А. Коробов // Пути повышения эффективности деятельности УИС Минюста России в современный период: материалы междунар. науч.-практ. конф., 20 нояб. 2003 г. / ВЮИ Минюста России. -Владимир, 2004. - 0,25 п.л.

5 Коробов, С.А. О некоторых дискуссионных положениях теории юридической деятельности в связи с исследованием правоисполнительной деятельности / С.А. Коробов // PANDECTАЕ: сб. ст. преподавателей юрид. фак. ВППУ / ВГПУ. - Владимир, 2005. - 0,31 п.л.

Общий объем опубликованных работ составляет 1,5 п.л.

Усл. печ л. 1,39 Уч.-изд. л. 1,42. Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний»

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.