WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовая политика Российского государства в отношении собственности Русской Православной Церкви в России X- начала XX вв. (историко-правовое исследование)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

                                                                                                       исх. № 43/9/945

от 11.03.2009 г.

 

 

КОЛЬЦОВ

ВИКТОР АНДРЕЕВИЧ

 

 

Правовая политика Российского государства в отношении собственности Русской Православной Церкви

в России X- начала XX вв.

(историко-правовое исследование)

 

 

 

Специальность 12.00.01. – 

теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре истории государства и права

Московского университета МВД России.

 

 Научный руководитель - заслуженный работник высшей школы РФ,

доктор юридических наук, профессор

                                                Михайлова Наталья Владимировна

 

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

                     Куркин Борис Александрович

                                                 кандидат юридических наук

                                                 Клименко Алексей Иванович

                       

 

Ведущая организация Московская академия экономики и права

Защита диссертации состоится 16 апреля 2009 г. в 11.00 на заседании диссертационного совета Д 203.019.01 при Московском университете МВД России по адресу: 117997,  г. Москва, ул. Академика Волгина, 12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского университета МВД России.

Автореферат разослан «11»  марта 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                  И.И. Лизикова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.

Взаимоотношения между государственной властью и Православной Церковью на всем протяжении российской истории составляли стержень политической системы. В современной России правовой статус Русской Православной Церкви определяется не столько конституционными положениями, сколько государственной политикой.

В настоящее время, государственная власть Российской Федерации и Церковь пытаются выстроить отношения на основе «симфонии власти». Встреча Президента с Патриархом, освещение того или иного предприятия, посещение представителями власти Храмов и Монастырей. На всех крупных церковных праздниках присутствуют первые лица государства, в свою очередь и церковные иерархи принимают активное участие в политической жизни страны. Однако, это только видимая часть церковно-государственных взаимоотношений.

Все церковные сооружения, земельные участки, святыни, принадлежат государству и лишь «безвозмездно переданы в бессрочное пользование» Церкви. И хотя закон о свободе совести предполагает безвозмездную передачу собственности Церкви, закон о культурном наследии ее запрещает, а Земельный кодекс говорит только об аренде или продаже.

В настоящее время, достаточно активно обсуждаются вопросы, связанные с предложением реституции церковной собственности и возвращением Церкви всех земель и архитектурных сооружений находившихся в ее собственности до революции 1917 года. Так, 24 февраля 2009 г. Минэкономразвития РФ официально объявило о подготовке проекта закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения», согласно которому все зарегистрированные в РФ конфессии получат право собственности на здания и земли. В таком случае Русская Православная Церковь станет одним из крупнейших в стране собственников, а государство освободится от необходимости содержать культовые сооружения.

В связи с этим, возникает необходимость в историко-правовом исследовании особенностей процесса правового регулирования накопления церковной собственности в России. Ведь на протяжении всего периода существования Русской Православной Церкви государство стремилось контролировать церковную собственность, особенно церковное землевладение, таким образом, необходимо также проследить изменения государственной политики по отношению к церковной собственности.

Актуальность проблемы заключена также в необходимости использования исторического опыта правового регулирования взаимоотношений Церкви и государства в сфере права собственности, так как условия накопления Церковью земельной собственности в разные периоды были различны: начиная с Х в. Церковь существовала исключительно за счет дотаций государства (десятина); со средних веков до конца XVII в. Церковь приобретает собственность в основном путем частных вкладов (пожертвований); в XIX – начале ХХ вв. рост церковного землевладения происходит под прямым покровительством государства.

Все вышесказанное и определяет актуальность выбранной темы диссертационного исследования. 

Степень научной разработанности проблемы.

Проблематика данного исследования нашла свое отражение в ряде научных работ. В дореволюционных, советских и современных изданиях проблема церковной собственности не рассматривалась комплексно, существовало разделение на период до и после секуляризации 1764 г. Настоящее историко-правовое исследование является первой попыткой показать единый процесс эволюции церковной собственности в России.

Досекуляризационный период правовой политики государства по вопросу накопления церковной собственности получил фрагментарное освещение в работах дореволюционных авторов: И.А. Булыгина «Монастырские крестьяне России в первой четверти XVIII в.», А.И. Комисаренко «Русский абсолютизм и духовенство в XVIII в.», И.В. Верховского «Вопрос о церковных имениях в двадцатых годах восемнадцатого столетия», Б.В. Титлинова «Правительство императрицы Анны Иоанновны в его отношении к делам православной церкви», П.Г. Веденяпина «Законодательство императрицы Елизаветы Петровны относительно православного духовенства». Взгляды вышеперечисленных ученых по вопросам правового регулирования права собственности Церкви во многом совершенно не совпадают. Исследователи не ставили перед собой задачу изучения имущественной правоспособности Церкви, а обращали внимание в первую очередь на политические отношения Церкви и государства, поэтому, проведение секуляризационных мероприятий объясняется причинами политико-социального характера, причем большинство ученых вообще отрицают необходимость и целесообразность перехода церковных вотчин в пользу государства.

Развитие Церкви в ХVIII – начале ХХ вв. рассмотрено в фундаментальных трудах П.В. Знаменского, А.П. Доброклонского, И.К. Смолича, Н. Тальберга здесь рассматриваются в основном вопросы церковного управления, образования, миссионерской деятельности, церковно-государственных взаимоотношений, а также уделено внимание характеристике материального положения православного духовенства данного периода, однако работы этих ученых представляют собой сугубо исторические исследования без проведения правового анализа.

Следует упомянуть и несправедливо забытый труд ученого XIX в. В.О. Милютина: «О недвижимых имуществах духовенства в России». Автор глубоко и всесторонне исследует процесс накопления недвижимого имущества Церковью, анализирует множество внутренних церковных документов и указов, затрагивающих исследуемую тему вплоть до секуляризации. Это работа представляет собой монографическое исследование с позиции догм и внутреннего права Церкви.

История взаимоотношений Русской Православной Церкви и государственной власти в XVIII – начале XX вв. представлены в трудах Н.П. Розанова, Т.В. Барсова, И.Ф. Покровского, Ф.В. Благовидова. Авторы рассматривали общие вопросы взаимоотношения духовных и светских властей, правовое положение Православной Церкви в Российской империи.

По церковному законодательству существует довольно обширный круг работ. Это труды: Я.М. Гиновского, Н. Александрова, С.В. Калашникова, и другие. Однако систематизированные сборники церковных законов, скорее можно отнести к опубликованным документам, чем к самостоятельным исследованиям. В подобных сборниках имеются обязательные разделы о порядке ведения финансовых и хозяйственных дел в церквях и монастырях, о правилах приобретения и использования духовенством недвижимости.

Церковное землевладение после 1764 г. в советской историографии было практически не исследовано. Некоторый материал по данной теме содержится в коллективных научно-популярных изданиях «Церковь в истории России», «Православие в России». В подобных сборниках кратко указаны основные законы и государственные акты, по которым проходило наделение церкви землей, но в целом работы носили пропагандистский характер, поэтому оценка правового положения церкви в Российской империи и взаимоотношение церковной и светской властей были необъективны.

Новый этап исследования взаимоотношений Церкви и государства наступил в 1990-х годах. Публикуется большое количество работ, отличительной особенностью которых является интерес к XIX в.

Несмотря на несомненный интерес современных исследователей к истории Русской Православной Церкви и разработку ряда проблемных вопросов, можно сделать вывод о недостаточном освещении на современном этапе правовой политики государства именно в отношении церковной собственности от момента ее возникновения до практически полной ее ликвидации декретом «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 23 января 1918 г.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся между государством и Русской Православной Церковью в сфере регулирования права собственности в России в Х - начале ХХ вв.

Предметом исследования являются характерные черты, особенности и закономерности правовой политики государства в отношении права собственности Русской Православной Церкви в России в Х - начале ХХ вв.

Цель диссертационного исследования состоит в раскрытии особенностей правовой политики Российского государства в отношении собственности Русской Православной Церкви Х – начала ХХ вв.

Поставленная цель определила следующие основные задачи исследования:

- выделить ключевые моменты развития права собственности Русской Православной Церкви в Х – начале ХХ вв., на основе имеющегося исторического и нормативного материала;

- выявить источники имущественной правоспособности Русской Православной Церкви;

- определить правовое положение церковной собственности;

- показать особенности государственно-церковных отношений в сфере права собственности;

- оценить проблемы законодательного регулирования права церковной собственности;

- проследить возникновение и развитие церковной собственности в эпоху средневековья, ее интегрирование в новый порядок абсолютистского государства, накопление Церковью земель до и после секуляризационной реформы;

- установить проблемы государственно-церковных взаимоотношений по вопросу землевладения духовенства, исследовать состояние земельных владений церковных собственников;

- охарактеризовать правовое положение Русской Православной Церкви в Российской империи, уровень государственного контроля над материальным положением духовенства, роль и значение монастырских и церковных хозяйств в социально-экономической жизни России.      

Решение поставленных задач определило выбор методологии исследования. При изучении всего комплекса проблем, поставленных в диссертации, использовалась система различных общенаучных и частнонаучных методов познания. Среди общенаучных методов исследования существенное место занимают конкретно-исторический, формально-логический, структурно-функциональный, статистический, сравнительный методы (в частности, диахроническое сравнение), а также методы конкретности и многофакторности. Применение принципа историзма позволило осветить события в их последовательности и взаимообусловленности, в соответствии с реальной исторической обстановкой. В работе также использован сравнительно-правовой метод исследования.

Теоретической базой диссертационного исследования стали работы как дореволюционных, так и советских ученых, изучавших проблемы юриспруденции, философии, теологии, истории религии и, в частности, истории Русской Православной Церкви. При этом к исследованию активно привлекались труды ученых по общей теории права: В.М. Курицына, И.Б. Новицкого, Н.В. Михайловой, Р.С. Мулукаева, В. Цыпина, О.И. Чистякова.

Источники исследования. Первую группу источников составляет законодательство Древней Руси, Московского государства, Российской империи и Советского государства, посвященное праву собственности. К числу главных источников относится опубликованное отечественное законодательство, вошедшее в Полное собрание законов Российской империи.

Вторая группа источников включает в себя материалы Российского государственного исторического архива, а именно: Ф. 203 – Московская духовная консистория; Ф. 210 – Московская губернская чертежная при Московской межевой экспедиция; Ф. 608 – Звенигородское духовное правление; Ф.796 – Канцелярия Святейшего Синода; Ф.797 – Канцелярия обер-прокурора; Ф.1276 – Совет министров; Ф.1278 – Государственная дума. В фондах указанного архива отложилось значительное количество материалов, связанных с темой диссертационного исследования.

Представленная в диссертации источниковая база отвечает требованиям репрезентативности.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в ходе исследования на основе использования проблемно-хронологического принципа выявлены закономерности возникновения и развития законодательства в сфере правового регулирования собственности Русской Православной Церкви. Так, впервые целостно раскрыта правовая политика государства в отношении церковной собственности в России, как единого и непрерывного процесса с Х – до начала ХХ в., тем самым устраняется пробел, образовавшийся в результате одностороннего и фрагментарного рассмотрения вопроса в предшествующих научных изысканиях.

Кроме того, определенную новизну представляет собой подход к рассмотрению государственно-правового регулирования собственности Русской Православной Церкви с позиции двойственности природы церковного права. Эта двойственность заключается в том, что существует две системы церковного права, это внешнее право церкви – регулирует отношение Русской Православной Церкви к государству, к инославным и иноверным исповеданиям, и внутренне право церкви – управление, законодательство, учение, богослужение, церковный суд и дисциплина. В диссертации выявлено взаимовлияние светского и церковного права в области регулирования института права собственности.

В диссертации в научный оборот вводятся новые, ранее не известные широкому кругу ученых, архивные документы.

Работа является первым историко-правовым исследованием правовых основ возникновения и приобретения права собственности Русской Православной Церковью, а также роли и места государства в процессе накопления и утраты собственности Русской Православной Церковью.

Научная новизна исследования выражается и в том, что в нем сформулированы выводы и положения, которые могут способствовать совершенствованию законодательства по данной проблеме.

Проведенное исследование позволило сформулировать и вынести на защиту следующие положения:

  1. Процесс формирования земельной собственности в исследуемый период осуществлялся в несколько этапов, в каждом из которых использовались различные способы приобретения собственности Русской Православной Церковью: начиная с X в. до конца XVII в. церковь приобретает земли в основном путем пожертвований, в XVIII столетии церковное землевладение практически не развивается, а в XIX - начале ХХ в., рост земель духовенства осуществляется под прямым покровительством государства.
  2. Одним из условий успешного создания Московского государства в XIV в. послужило накопление Церковью земельной собственности, обусловленное освобождением монастырей и принадлежащих им территорий от податей в пользу Золотой Орды.
  3. Изменение государственных подходов к правовой регламентации вопросов церковной собственности при секуляризации приводит к принятию государством обязательств по содержанию Церкви, однако правоприменительная деятельность в этом направлении оказалась несостоятельной, что выразилось в необходимости наделять причт и монашество землей, для самообеспечения.
  4. Несмотря на лишения Церкви ее земельных владений в 1764 г., на протяжении XIX – начала ХХ вв., происходит значительное изменение государственной политики в пользу не только разрешения увеличения земельного фонда, но и способствование этому процессу.
  5. В конце XIX в. возникает исключительное правовое положение земельной собственности Церкви, что подтверждается кассационным решением Правительствующего Сената 1893 г., в котором было разъяснено, что земли церковные являются неприкосновенной церковной собственностью и они не подлежат действию общего закона о сроке исковой давности в 10 лет, и могут быть истребованы в пользу Церкви по истечении этого срока.
  6. Русская Православная Церковь всегда пыталась закрепить и обезопасить свое право собственности на недвижимое и движимое имущество посредствам светского законодательства, несмотря на богословскую позицию, которая утверждает, что характер собственности вторичен, в первую очередь и в любом случае настоящим владельцем является Творец – все сущее принадлежит Богу и находится в Его власти как Творца и Подателя, всяческих благ.

Научно-практическая и теоретическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в нем выводы и положения могут быть использованы для корректировки и совершенствования действующего законодательства по проблемам взаимоотношений государства и Русской Православной Церкви в сфере института права собственности. Материалы исследования могут быть использованы в учебных целях при преподавании историко-правовых учебных дисциплин.

Апробация диссертации и внедрение результатов исследования в практику. Основные выводы и положения диссертации представлены в трех опубликованных работах автора. Результаты проведенного исследования внедрены и используются в учебном процессе кафедры истории государства и права Московского университета МВД России и кафедры государства и права Автономной некоммерческой образовательной организации «Одинцовский гуманитарный университет».

Структура и содержание диссертации определяется целями и задачами исследования, а также избранными методами изложения материала и логикой  построения работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и списка источников и использованной литературы. Основные выводы представлены по параграфам и в заключении.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, определяются цели и задачи, объект и предмет, методология исследования, формулируются выносимые на защиту положения, определяется новизна, также теоретическая и практическая значимость исследования, содержится информация об апробации материалов исследования.

Глава первая «Генезис имущественной правоспособности Русской Православной Церкви» посвящена рассмотрению общетеоретических концепций происхождения права собственности, а также прослеживается возникновение и становление собственности Русской Православной Церкви в России.

В первом параграфе «Теологическая концепция происхождения собственности» автор рассматривает собственность в рамках подхода, в котором происхождение собственности связывается с внешними для человека факторами, часть свойств человека, - его духовная составляющая и его включенность в общественные процессы начинают доминировать, отрываются от своего носителя – человека, превращаются в некую постороннюю силу. Государство, право, Бог, общественный договор рассматриваются как источники происхождения собственности.

Представления о Боге как едином истинном владыке Вселенной является исходным и общим для тех, кто говорит о совместимости веры и собственности. Все, чем человек владеет, он получил от Бога и это следует непосредственно из канонических текстов. Согласно ветхозаветному учению, все, что имеет человек, дается ему свыше: «доброе и худое, жизнь и смерть, бедность и богатство – от Господа» (сир. 11, 14). По мнению св. Василия Великого, ничто внешнее не бывает собственностью человека, но чуждо для него и здесь расхищается и за гробом не следует. На близких позициях стоит и св. Григорий Богослов, который подчеркивает, «что человек является лишь временным собственником, владея при этом Господним достоянием» и «должен заботиться о том, чтобы явиться верным раздоятелем Божьих даров». Соответственно на все, что у нас есть, надо смотреть лишь, как на вверенное для раздачи нуждающимся. Как писал В. Экземплярский, истинный христианин видит в себе лишь «раздаятеля чужего имущества» и рассуждает о собственном лишь «как приставник чужого имущества». Отсюда логически вытекает, «что право собственности в жизни человека мы должны и не можем рассматривать иначе, как под углом зрения отношения этого права к верховной Божеской воле».

Божественное происхождение собственности, рассмотрение человека не как собственника, а как управителя достояния, доверенного ему Богом характерно не только для богословов. Так, лидер рабочего движения первой половины XIX века Т. Скидмор писал: «Что такое собственность? Я отвечаю: весь материальный мир в том виде, в каком он вышел из рук Творца.… Все люди в совокупности с их коллективными полномочиями есть доверенные попечители о благе каждого индивида, а Творец вселенной – то существо, которое доверило попечителям собственность, по воле распределить ее поровну между всеми. Итак, никакое деяние наследника или любого представителя рода человеческого не ведет к возникновению прав по той простой причине, что права уже установлены в первом случае завещателем, во втором – Создателем, сотворившим нас и все сущее. Ни душеприказчик, ни общество не властны устанавливать права, ибо они уже установлены, а посреднику непозволительно переиначивать или изменять их хотя бы отчасти. Если бы Бог выделил определенным людям некую долю сотворенного его трудами, человеческое общество не имело бы повода для вмешательства. Дело, которое ему предстоит ныне совершить, было бы уже исполнено, и нам осталось бы безропотно смириться. Собственность появилась раньше и не зависимо от них. Она пришла к ним сообразно заветам и предчертаниям Силы, сотворившей и собственность и их самих».

Таким образом, с точки зрения богословских позиций характер собственности вторичен, т.е. в первую очередь и в любом случае настоящим владельцем является Творец. Как заметил в своем выступлении председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриарха митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, а ныне Патриарх Московский и всея Руси, обращаясь к Государственной Думе на парламентских слушаниях по Основам социальной концепции Русской Православной Церкви – «все сущее принадлежит Богу и находится в Его власти как Творца и Подателя всяческих благ». Это распространяется не только на каждого отдельного человека, как мелкого собственника, но и на крупные предприятия разных сфер и форм собственности вплоть до государства, которое «имеет во временном земном владении только те материальные ценности, которые дает им Господь».

Во втором параграфе «Особенности становления и развития собственности Русской Православной Церкви в России» исследуются вопросы происхождения имущественной правоспособности церкви.

Церковные землевладения в России учреждаются с укреплением в стране христианского вероучения, когда заботы о Церкви, попечение над ней земной власти столь же необходимо, как заступничество самой Церкви за мир. С рубежа XI – XII вв. земля начинает передаваться в церковную собственность, причем с запретом передачи, в том числе перепродажи, в иные руки. Способы приобретения земель в собственность церковью выделяются в этот период следующие: 1) пожертвования со стороны князей; 2) покупка на церковные средства; 3) покупка на личные средства епископа. В последнем случае по смерти епископа по канонам имущество должно было оставаться при кафедре.

Обретение земельной собственности, в частности, дало церковным иерархам большую независимость от светской власти, возможность формировать собственную политику, в том числе и в противоположность княжеским стремлениям.

В период политической раздробленности происходит активное расширение монастырского землевладения за счет освоения ранее пустовавших земель и через практику «поминальных отказов» монастырям, в том числе и земель в собственность. Особенно много монастырей в этот период основывается на северо-востоке Руси, где они выступают проводниками колонизации, расчищают места для хлебопашества и монастырского, крестьянского строительства, налаживают торговые пути. В период нашествия монголов на Русь они стали увеличиваться быстрее и сделались еще значительнее. Этот рост объясняется через бегство населения от татарского тягла, потому как духовенство освобождалось от переписи: «и сочта всю землю Русскую,… только не сочта игуменов, попов, черновцев и кто служит святым церквам», а также от всех податей и повинностей, притом все ханы давали Русскому духовенству жалованные грамоты, или подтверждали грамоты своих предшественников.

Таким образом, время монгольского присутствия на Руси можно назвать одним из самых благоприятных периодов для накопления Церковью собственности. В этот период происходит освобождение монастырей и принадлежащих им территорий от податей. Тем самым, социальная мимикрия дала возможность не только выжить, но и создать новое хозяйство, заложить основы для бурного подъема Московского государства.

Церковные земли в период объединения русских земель сохраняли значительную обособленность от иных категорий, однако по сравнению с периодом монгольского владычества их положение ухудшилось, поскольку они утратили иммунитет от налогообложения и в целом сопряженные с церковными землями льготы теперь подлежали утверждению у великих князей московских. Московское государство пыталось освободить земли для государственных нужд и путем секуляризации (изъятие боярских земель даже не рассматривалось, поскольку в тот период именно боярство выступало основой власти московских князей), эта необходимость способствовала возникновению идей о пополнении государственной казны за счет церковных и монастырских имуществ.

Вторая глава диссертационного исследования «Государственно-правовое регулирование собственности Русской Православной Церкви в России во второй половине XVI – начале ХХ вв.» посвящена раскрытию причин и особенностей ограничения церковной собственности по мере укрепления центральной государственной власти, вплоть до полной ее секуляризации при Екатерине II, а также ослабление этой политики в связи с угрозой самодержавию в начале ХХ в.

В первом параграфе «Ограничение церковной собственности во второй половине XVIXVII вв.» рассматривается процесс становления самодержавной формы правления. Составная часть этого процесса - столкновение и переплетение интересов власти светской и духовной.

Главной причиной конфликта можно считать стремление государственной власти поставить власть духовную ниже светской на иерархической лестнице, с одной стороны, и желание церкви сохранить относительную независимость (как политическую, так и экономическую) в государстве с другой.

В исследуемый период государственная власть все больше нуждалась в освоенных землях, восновном для обеспечения ею формирующегося военнослужилого сословия - дворянства. Один из источников решения этой проблемы царское правительство видело в ограничении монастырского землевладения. Царская казна так же недополучала огромные средства из-за того, что монастыри владели иммунитетными правами.

В первой четверти XVI века закончилось объединение русских земель. Образование единого государства поставило па повестку дня вопрос об уничтожении в стране последних очагов обособленности, одним из которых была Православная Церковь. В середине XV в. Русская Церковь стала независимой от константинопольского патриарха, митрополит на Руси с этого времени стал избираться на соборе русских епископов, с согласия великих московских князей. Церковь с этого времени являлась самым крупным в государстве феодальным собственником: она обладала огромными земельными владениями, включающими и себя до трети всех населенных территорий России. Имея огромную экономическую базу, Церковь имела политический вес, участвуя в формировании направлений, как во внутренней, так и внешней политики государства.

До середины XVI в. не было препятствий для приобретения Церковью земельных владений по завещаниям на помин души, через княжеские пожалования, через дарственные и через покупку. Но в конце XV в. был поднят вопрос о правомерности церковного землевладения. Эта проблема в отношении государственной власти и Церкви появилась после освобождения от татаро-монгольского ига и создания централизованного московского государства. Уже при Иване III государство имело все основания ликвидировать церковное землевладение. Царь нуждался в деньгах и свободных землях и считал себя вправе забрать у Церкви то, что даровали его предки. Тем более что внутри самой Церкви было течение «нестяжателей», возглавляемое Нилом Сорским, считавшим, что клирики не могут иметь в собственности земель и крестьян. Только авторитет Иосифа Волоцкого и благая воля Ивана III предотвратили секуляризацию. Иван IV, в свою очередь постановил, чтобы церкви и монастыри не приобретали вотчин без дозволения государя. Статья 37 Указа 1537 г. устанавливала, что право владения купленными вотчинами остается только за детьми боярскими. Для остальных устанавливалось: «… Тех патриарших, и митрополичих, и архиепископиих, и епископиих дворовых людей по тем вотчинам написати в государеву службу… А кто … служить не хочет, и у него купленная вотчина, взяв, отдати в раздачу, кому государь укажет». Таким образом, преследовалась еще и цель пополнения государственных служилых людей за счет слуг церковных иерархов.

В 1580 году Иван Грозный окончательно запретил архиерейским домам и монастырям увеличивать земельные владения. Диссертант приходит к выводу, что во второй половине XVI в. набирает силу процесс подчинения церкви государству. Наиболее отчетливо этот процесс отражен в Стоглаве 1551 г., в Приговорах Соборов 1580 и 1584 гг. Деятельность государственной власти на пути подчинения церкви в исследуемый период в основном относилось к экономической сфере, а именно:

- ограничение роста церковного землевладения на законодательной основе;

- отмена (хотя и временная) податных привилегий духовенства.

В XVII в. правительство предпринимает меры к тому, чтобы изъять церковные вотчины из заведования церковных учреждений. На основании Соборного Уложения царя Алексея Михайловича, изданного в 1649 г., был образован Монастырский Приказ не только для рассмотрения судебных гражданских дел, касающихся церковных людей, но и для распоряжения сбором доходов с церковных вотчин.

Создание Монастырского приказа свидетельствует об усилении государственного аппарата. По мнению составителей нового кодекса, учреждение приказа должно было закрепить подчинение церковных корпораций общей системе государственных органов.

Также, согласно Соборному Уложению 1649 г., церковь лишалась легальной возможности увеличивать свои земельные владения путем покупки вотчин и заклада вотчин «на поминок». Следует обратить внимание и на тот факт, что Соборное Уложение ввело запрет на приобретение вотчин не только монастырям, но и высшим церковным иерархам. Законодатель, предвидя недовольство духовенства, подчеркнул, что решение, направленные на ограничения церковного землевладения, приняты государем по совету с патриархом и всем Освященным Собором, с боярами и выборными людьми.

Во втором параграфе «Секуляризация церковной собственности в XVIIIстолетии» рассматриваются предпосылки, а также правовое основы перехода церковного землевладения под государственный контроль.

Реформы Петра Великого стали центральными событиями в истории России первой четверти XVIII в. Среди прочих реформ была проведена и церковная реформа. Церковная реформа Петра I открыла новый этап в истории русской церкви, получивший в последствии название Синодального периода.

Церковные богатства рассматривались Петром I как один из источников государственных доходов. Особенно остро потребность в этом источнике встала после неудачного начала Северной войны. Во время правления Петра I развернулась деятельность так называемых «прибыльщиков» один из них, Андрей Курбатов, «особенно настойчиво» обращал внимание молодого царя на церковные богатства. По его мнению, церковные имущества давали огромные доходы, которые «погибали в прихотях владетелей».

После учреждения правительствующего Сената, в 1711 году, Церковь попадает еще и в большую зависимость от государственной власти. С того времени «все управление как мирские, так и духовные должны были повиноваться указам Сената, как царским указам». Сенат наделялся некоторыми функциями в сфере церковного управления: так, например, Сенат участвовал в подборе кандидатов на должности архиереев; давал распоряжения о строительстве церквей на вновь присоединенных территориях.

Таким образом, в начале XVIII в. очередной раз поднимается проблема церковного землевладения. Однако, если в предшествующие эпохи речь шла только о сдерживании роста церковного землевладения и становлении государственного контроля над церковно - монастырскими землями, в данный период речь идет о секуляризации церковного землевладения. Острота проблемы обуславливалась с одной стороны потребностью использовать церковно-монастырские имущества для нужд государства, с другой - необходимостью подорвать экономическую основу церкви, что в свою очередь должно было положительно повлиять на процесс огосударствления Церкви.

Секуляризационные мероприятия начали проводиться с 1701 года. С этого времени Монастырский приказ получил право управления всеми духовными вотчинами через назначаемых им светских управителей. Все доходы вотчин поступали в кассу приказа, обратно на содержание церковных учреждений выдавались суммы лишь по штатам.

Как выявлено, в рассматриваемый период государственная власть проводит мероприятия, направленные на окончательное подчинение Церкви государству, в частности:

  1. предпринята попытка секуляризации церковного и монастырского землевладения (секуляризация распространилась на так называемые заопределенные вотчины);
  2. введение штатов для церквей.

Итогами преобразований, проведенных в отношении духовного сословия, стали:

  1. сокращение численности белого и черного духовенства;
  2. превращение белого духовенство замкнутую социальную категорию;

-    привлечение духовенства к государственным повинностям.

Напряжение экономических сил, которое испытывало государство при осуществлении реформ Петра I, стало ослабевать при его приемниках. Консервативные силы оживились; реакция в пользу старины сказывалась в первую очередь в церковном вопросе. Практически это выразилось в некоторых дарованных льготах монастырям, в более широких масштабах – в возвращении монастырям части земель, отписанных в петровский период.

До середины XVIII в. церковные земли номинально и юридически оставались в собственности Церкви, однако на деле они находились в распоряжении светских правительственных учреждений, и лишь часть от их доходов шла на церковные нужды.

При Петре III был, наконец решен вопрос о церковных вотчинах. В том или ином виде вопрос о церковных вотчинах поднимался на протяжении двух столетий, пока, наконец, не был решен в пользу государственной власти. 21 марта 1762 г. Петр III подписал указ о секуляризации церковных земель. Вместе с землями в ведение Сената перешел и второй департамент Святейшего Синода, еще ранее преобразованный в Коллегию экономии.

После восшествия на престол Екатерина II, несмотря на просьбы духовенства, Указом 1764 г. подтвердила положения Указа 21 марта 1762 г. и оставила церковные вотчины в государстве. Таким образом, принято считать, что с 1764 г. все церковные и монастырские земли окончательно были переданы в государственную казну. Этим актом окончательно упразднялось церковное вотчинное землевладение в России. С этих пор лишь небольшие ненаселенные участки земли могли оставаться в церковной собственности.  Однако Церковь не была ограничена в приобретении движимого имущества и накоплении денежных средств.

В целом, как показано в работе, Православная Церковь была в России опорой престола и по этой причине пользовалась опекой властей. Кроме того, цари, и их окружение традиционно принадлежали к пастве Православной Церкви. При Екатерине I православие императоров было закреплено в законе. По этим причинам все реформы, проводившиеся российскими властями по отношению к Православной Церкви, были призваны, навести порядок в ее хозяйстве и «улучшить» духовенство. Те же тенденции сохранились в отношении Церкви и власти в России и в XIX веке.

В третьем параграфе «Правовое регулирование церковной собственности в России в XIX – начале ХХ вв.» рассматриваются вопросы, связанные с правовой политикой государства в отношении церковной собственности в период великих реформ и падения самодержавия.

Политика императора Александра I по отношению к недвижимым владениям духовенства была противоречива и компромиссна. С одной стороны, духовенство могло приобретать недвижимость и приобретало ее. С другой стороны, в каждом случае постоянно оговаривалось, что это происходило с личного разрешения императора. И то и другое не являлось ни правилом, ни исключением, а одновременно было и тем и другим. Таким образом, наблюдалось одновременное сосуществование двух взаимоисключающих законов.

Показательно, что улучшение материального положения в государстве, тем не менее, совсем не вызвало ослабление общего контроля над Русской Православной Церковью. Более того, именно в период правления императора Александра Iвсе большую власть над архиереями приобретает обер-прокурор, Этот факт говорит о сильнейшей зависимости Церкви от государства и полном подчинении ее личности обер-прокурора. Обер-прокуроры, относясь к своей миссии надзора за Церковью со всей ответственностью, действительно старались изыскивать лучшие способы содержания духовенства, что стало особенно показательным для николаевской эпохи.

Среди императоров XIX в. Николай I, более всех способствовал росту церковного землевладения. В период его правления количество церковных земель было увеличено в 2-3 раза. Широкие размеры покровительственная политика Николая I Православной Церкви приобрела с 1829 г., со времени выхода «Положений о способах к улучшению состояния духовенства». Церкви, монастыри и архиерейские дома наделялись землей и угодьями (мельницами и рыбными ловлями), причты – домами. Значительно увеличилось содержание монастырей, духовенству назначались пенсии. Улучшилось материальное положение сельских приходов: произошло назначение постоянных и вспомогательных окладов части приходского духовенства. Начиная с 1842 г. приходскому духовенству западных губерний выдается из казны жалование. (Основной массе российского духовенства оклады были определены только в 1871 г.) У духовенства появились новые привилегии, самой крупной из которых было освобождение от подушной подати; тем не менее, контроль государства над хозяйственной деятельностью духовенства не ослабевал. По-прежнему правительство строго следило за тем, чтобы у духовенства не было земель с лично-зависимыми крестьянами.

В Своде Законов о состояниях людей в государстве в редакциях 1835, 1842 и 1851 гг. также большое внимание было уделено имущественным правам Церкви, особенно в части наделения и управления землей. «Монастырям и архиерейским домам разрешалось иметь во владении отводимые от казны земли и другие угодья, в том числе для рыбной ловли». Эти земли и угодья монастыри и архиерейские дома не имели права ни продавать, ни отчуждать, но они могли отдавать эти земли в наем, с одним условием, чтобы на этих землях не были организованы торговые заведения от них самих. Это была статья доходов монастырей и архиерейских домов.

Церкви в приобретении и обладании собственностью имели те же права и ограничения, что и монастыри, и архиерейские дома. В частности, Церкви не могли приобретать населенных имений или крепостных людей с землей или без земли. Но что касается права, предоставляемого Церкви согласно Указу 1810 г., то это право также распространялось и на монастыри и на архиерейские дома, и на церкви. Здесь же было установлено, что все церковные земли подразделяются на земли, принадлежащие им ранее и земли, отводимые по новым пропорциям. Земли эти находились в непосредственном управлении и распоряжении их настоятелей.

Церковные имущества по законам Российской Империи того периода пользовались в финансовом и судебном отношении существенными привилегиями. Земли и земельные угодья, отведенные правительством на содержание церковных установлений и духовенства, а также те земли, которые не приносят и не могут приносить никакого дохода, освобождались от сбора на местные и земские повинности. В делах об отыскании или защите своей собственности от третьих лиц монастыри и церкви пользовались правом казны, то есть эти дела разбирались на том же основании, что и тяжбенные дела казны. В 1893 г., в кассационном решении Правительствующего Сената, было принято очень важное для недвижимых церковных имуществ решение, что земли церковные являются неприкосновенной церковной собственностью, земли эти не подлежат действию общего закона о сроке исковой давности в 10 лет, и могут быть истребуемы церквями от посторонних владельцев и по истечении этого срока. Следует проследить логику этого решения, такое правило Сенат видит в ст. 401 т. IX Свода Законов изд. 1876 г.: «Церковные земли и другие имеющиеся при церквах угодья остаются всегда неприкосновенной церковной собственностью и ограждаются от всяких посторонних притязаний».

Во второй половине XIX в. в широких кругах русского общества появляются антирелигиозные, антицерковные настроения. На рубеже XIX – ХХ вв. от демократически революционно настроенной части русского общества исходят требования ликвидации церковной собственности. В Думе все чаще высказываются мнения о ненужности монастырей, о необходимости раздать церковные земли крестьянам. Ораторов не смущало то обстоятельство, что монастырские и церковные земли составляли 0,01 % всего земельного фонда России, и отчуждение церковных земель ровным счетом ничего бы не решило. В 1905 г. происходят массовые захваты церковных земель. В обществе нарастает озлобление, наблюдается агрессивное отношение к духовенству.

Однако именно в начале ХХ в. в России реставрируются древние храмы, в русском обществе проявляется интерес к иконописи, строятся храмы в неорусском, псевдорусском, неовизантийском стилях. В 1913 г. в Москве успешно проходит выставка монастырских работ. Во время царствования Николая II в Российской империи и за ее пределами было открыто более 200 монастырей и сооружено около 800 церквей, принадлежащих Русской Православной Церкви. На рубеже веков было канонизировано больше святых, чем в течение всего XIX столетия.

Это объясняется тем, что власть искала поддержку и опору именно у Церкви, так как авторитет монархии неуклонно падал, а авторитет Русской Православной Церкви был незыблем и «симфония властей»: светской и духовной, в начале ХХ века была необходима для Империи как никогда.

Радикальные же изменения в имущественной правоспособности Церкви наступили после падения монархии и синодальной системы и с изданием Декрета об отделении Церкви от государства и школы от церкви 23 января 1918 года. Православная Церковь была отделена от государства, но при этом не получила прав частного религиозного общества. Принципиальное отличие советского законодательства «о культах» от правового режима отделения Церкви в таких государствах, как США или Франция, заключалось в последних параграфах упомянутого Декрета: «Никакие церкви и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют. Все имущества существующих в России церквей и религиозных обществ объявляются народным достоянием». Храмы Божии, святые иконы, священные сосуды отнимались у Церкви. Церковь лишалась всякой собственности. Правда, по «Декрету», Церковь могла продолжать пользоваться и храмами, и богослужебной утварью, но лишь «по особым постановлениям местной или центральной государственной власти».

Для большевиков Православная Церковь, как и всякая иная религиозная организация, априори была идеологическим противником. Первые же послания Патриарха Тихона были восприняты как призывы к саботажу. Поэтому вскоре последовали санкционированные государством жёсткие преследования, включавшие в себя повсеместное разрушение храмов, аресты и организованные репрессии многих священнослужителей и верующих.

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования, концентрированно излагаются его основные результаты и выводы, которые тесно связаны с положениями, выносимыми на защиту, и одновременно ориентируют на дальнейшее изучение данной проблемы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

В ведущих рецензируемых журналах, входящих в перечень ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Кольцов В.А. Теологическая концепция происхождения собственности // Вестник Московского университета МВД России. Москва. 2008. № 10. С. 33-38 (0,6 п.л.);

В иных научных изданиях:

  1. Кольцов В.А. Церковное землевладение в удельный период // Ученые труды Российской академии адвокатуры. Москва. 2008. № 5. С. 45-50. (0,3 п.л.);
  2. Кольцов В.А. Государственно-правовое регулирование собственности Русской Православной Церкви в России в Х – начале ХХ вв. // Современное образование: инновации, экономика и право. Москва. 2008. № 4. С. 156-161 (0,5 п.л.).
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.