WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

АФФЕКТ В ПРАВЕ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

КОЛОМИНА Анастасия Валериевна

АФФЕКТ В ПРАВЕ

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир 2006


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский государственный педагогический университет».

 

Научный руководитель:                доктор юридических наук, доцент

Головкин Роман Борисович

Официальные оппоненты:            доктор юридических наук

                                                           Аверин Александр Валентинович

                                                           кандидат юридических наук

                                                           Боруленков Юрий Петрович

Ведущая организация:                   Нижегородская академия

МВД России

Защита состоится «15» ноября 2006 г. в «9.00» на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б.Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» октября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                     В.В. Мамчун


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена обстоятельствами практического и теоретического характера. Проблема взаимосвязи права и аффекта затрагивает одну из наиболее сложных сторон в вопросе взаимоотношений человека и общества, личности и государства – ответственность личности перед обществом и государством, способность (неспособность) быть участником правоотношений.

Теоретическое обоснование правовых основ аффектов непосредственно связано с проблемой свободы воли. Ее решением ученые занимались на протяжении многих столетий, однако до настоящего времени она остается дискуссионной. Не случайно Президент РФ В.В. Путин в своем ежегодном послании Федеральному Собранию РФ отметил, что в современных условиях главная политико-правовая задача заключается в развитии России как свободного, демократического государства, основными ценностями которого являются законность, справедливость, свобода воли и волеизъявления граждан . Вместе с тем в волевом поведении человека есть элементы и бессознательного, имеющие правовое значение только в тех случаях и в тех пределах, в каких поддаются возможному контролю со стороны сознания и воли лица, сохраняют потенцию в надлежащий момент быть осознанными. Именно в этих пределах и возможна юридическая ответственность человека за свои действия.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в последние годы неуклонно растет число противоправных деяний, совершенных в состоянии аффекта . В связи с данным обстоятельством законодателю и правоприменителям необходимо обратить внимание на факты, которые не исключают полностью, но существенно ограничивают меру осознания и свободу волеизъявления индивидов при совершении противоправного деяния, заключения договора и т.д. К данным фактам, в частности, относятся состояния выраженного эмоционального напряжения (возбуждения) и в первую очередь – аффект.

В современной теории и практике дискуссионным остается содержание термина «аффект»: не ясно, считать ли аффект юридическим, либо только психологическим понятием; возможно ли отождествлять аффект с состоянием сильного душевного волнения, либо это различные категории, какой силы должна достичь эмоция, чтобы расценить ее как аффект; каковы должны быть юридические последствия за деяния, совершенные в состоянии аффекта.

Обращение к проблемам взаимосвязи права и аффекта продиктовано также и внутренними потребностями развития науки теории государства и права. В настоящее время назрела необходимость теоретического осмысления поведения субъектов регулятивных и охранительных правоотношений в состоянии аффекта не только в рамках конкретных отраслей юридической науки, но и с позиций межотраслевого подхода к его изучению. Поэтому именно общетеоретический анализ отражения аффекта в праве и регулируемых им общественных отношениях позволяет, с одной стороны, использовать данные различных отраслевых юридических наук, с другой – получить универсальные рекомендации общеправового характера и применять результаты исследования в различных сферах права.

Таким образом, тема настоящей диссертационной работы представляется весьма актуальной. Изложенные выше обстоятельства обусловили необходимость проведения специального исследования, посвященного взаимосвязи права и аффекта, его влиянию на правосознание и реализацию юридических норм.

Степень научной разработанности проблемы. Научные труды, касающиеся проблематики настоящего исследования, можно разделить на две группы: первые посвящены различным психологическим аспектам категории аффекта , вторые – проблемам юридической ответственности за правонарушения, совершенные в состоянии аффекта (преимущественно уголовно-правовое и криминологическое направления) .

В процессе анализа данных работ диссертант пришел к выводу, что в рамках общей теории права не предпринималось попыток комплексного исследования, которое бы выявило место и роль аффекта в праве. Изучение этих вопросов осуществлялось лишь в сфере отраслевой науки: начиная с 70-х гг. прошлого века была опубликована серия работ, так или иначе затрагивающих проблемы установления аффекта при совершении правонарушений, однако до конца так и не внесших ясности в их решение. Даже опубликованная практика Верховного Суда Российской Федерации свидетельствует о том, что по целому ряду моментов она не имеет четких ориентиров. Неразработанными остаются также вопросы, касающиеся назначения и проведения судебных психолого-психиатрических экспертиз аффектированных состояний. В сфере цивильного права данная проблематика затрагивалась фрагментарно .

Таким образом, в юридической науке в настоящее время отсутствуют комплексные правовые исследования, посвященные системному анализу взаимосвязи права и аффекта.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, урегулированных правом, участники которых могут действовать в состоянии аффекта.

Предмет исследования – сущность и структура категории аффекта, а также особенности правового регулирования поведения лиц, находящихся в состоянии аффекта.

Цель данного исследования заключается в создании теоретических предпосылок для формирования единой концепции правовых аффектов и выработке на этой основе практических рекомендаций по совершенствованию правотворческой и правоприменительной практики.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

– определение объема и структуры категории «аффект», отграничение ее от смежных понятий (состояния сильного душевного волнения, фрустрации, транса и т.д.);

– выявление правовых свойств аффектов, анализ и обобщение практики;

– выявление взаимосвязи аффектов и юридической ответственности;

– установление особенностей воздействия аффекта на сознание и правовое поведение личности;

– выявление причин, условий и юридических последствий аффекта;

– определение особенностей взаимодействия права и аффекта в различные исторические периоды;

– формирование выводов и рекомендаций по профилактике антиобщественного поведения потерпевшего как основы совершения правонарушений в состоянии аффекта;

– установление специфики правового регулирования отношений с участием лиц, находящихся в состоянии аффекта в частном праве.

В процессе решения данных задач автор не только исходил из необходимости теоретического осмысления взаимодействия права и аффекта, но и учитывал потребности социально-юридической практики в научно обоснованных предложениях, направленных на повышение эффективности действующего законодательства и исключение судебных ошибок, связанных с квалификацией содеянного в состоянии аффекта.

Методологическая основа исследования. В решении поставленных задач диссертант опирался на современные методы познания, выявленные и разработанные философией, историей, социологией, теорией права и государства, отраслевыми юридическими науками и апробированные юридической практикой.

При подготовке настоящего исследования использовались три группы методов: общефилософские, общенаучные и специальные юридические.

Поскольку аффект – явление социальное, чрезвычайно продуктивным для настоящего исследования стало применение общесоциологических (системный, институциональный, поведенческий подход) и конкретно-социологических (анализ документов и статистических данных, письменные и устные опросы и т.д.) методов.

Исследование аффекта во взаимосвязи с правом предполагает формулировку соответствующего понятия, отграничение его от смежных категорий. Поэтому в работе использовались методы собственно теории государства и права в совокупности с логическими приемами анализа, синтеза, конкретизации и абстрагирования. Нормативно-догматический метод применялся при анализе юридико-технической составляющей регулирования аффекта в праве. Сопоставляя однопорядковые элементы в различных ее подсистемах, а также анализируя процессы преемственности в развитии правовой и моральной регламентации аффектов, автор использовал сравнительный метод и др.

Кроме того, в ходе исследования применялись специальные юридические методы познания, такие как: сравнительно-правовой; метод теоретико-правового регулирования и прогнозирования; метод правовой диагностики; юридико-догматический; юридико-социологический; метод интерпретации правовых и психологических текстов.

Теоретическую основу диссертации составили фундаментальные труды, посвященные исследованию различных аспектов общей теории права и государства, имеющие не только теоретическое, но и общеметодологическое значение для настоящего исследования: С.С. Алексеева, А.В. Аверина, М.И. Байтина, В.К. Бабаева, В.М. Баранова, А.Б. Венгерова, Н.А. Власенкова, Ю.Г. Галая, А.А. Демичева, В.С. Жеребина, В.Н. Карташова, В.М. Морозова, В.В. Мамчуна, Т.Н. Радько, В.А. Толстика и др. В области психологии особую ценность представляли работы: В.К. Васильева, И.Г. Вермеля, А.Н. Лук, Р.С. Немова, О.Д. Ситковской, Ф.О. Сафуанова, П.М. Якобсона и др.

Существенное влияние на подготовку настоящей работы оказали специальные исследования, затрагивающие проблемы юридической ответственности за правонарушения, совершенные в состоянии аффекта: М.К. Аниянцева, Л.А. Андреевой, В. Владимирова, П.С. Дагеля, М.И. Дубининой, В.И. Зайгородникова, Ю.И. Ляпунова, Н.В. Лысака, П.А. Кокорина, А.В. Наумова, И.В. Панфилова, А.Н. Попова, И.П. Портнова, Н. Подольного, Л.А. Рогачевского, Б.А. Сидорова, И. Степанова, В.И. Ткаченко, Т.Г. Шавгулидзе, С.Л. Шишкова, И.В. Фаргиева и др.

При исследовании кардинальных проблем взаимодействия права и аффекта автор обращался к фундаментальным трудам дореволюционных российских правоведов, таких как А.А. Герцензон, Б.А. Кистяковский, Л.И. Петражицкий, Н.С. Таганцев и др.

Эмпирическую базу исследования составляют нормативно-правовые акты, существующая судебная практика РФ, затрагивающая проблемы правового регулирования аффекта. В работе использовались статистические данные, результаты социологических исследований, опубликованных в открытой печати и проведенных автором, публикации в периодической печати.

Научная новизна исследования определяется самой постановкой проблемы и комплексным подходом к ее разработке. Автором с учетом современного российского законодательства и судебной практики (в том числе и практики Верховного Суда Российской Федерации) проводится самостоятельное общетеоретическое исследование понятия, сущности, особенностей, видов правового аффекта. Особое внимание в работе обращается на разработку данной категории в частном праве и изучение его влияния на правовые последствия. В диссертации подробно исследуется трансформация аффекта с учетом изменения исторических периодов и регионов. Предлагается выделение отдельной отрасли знания – «основы правовой аффектологии». Выводы и предложения, сформулированные в работе, основываются на системном рассмотрении вопросов с учетом достижений отраслевых юридических наук.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Обоснование авторской дефиниции термина «аффект»: Аффект – это психическое явление, в отдельных случаях опосредованное юридическими нормами, оказывающее существенное влияние на правовые отношения, выражающееся в определенных эмоциональных состояниях и сопровождающееся видимыми изменениями в сознании и поведении субъекта.
  2. Обоснование авторской дефиниции правового аффекта: Правовой аффект – это особое эмоциональное состояние, в котором находится субъект правоотношений, характеризующееся повышенной силой воздействия на волю и сознание, вызванное определенным внешним раздражителем и влекущее юридические последствия (возникновение, изменение и прекращение правоотношений).
  3. Обоснование концепции соотношения аффекта со смежными юридически значимыми явлениями.
  4. Для правильной юридической квалификации деяния и определения правовых последствий необходимо установить вид аффекта с точки зрения правовых и психологических фактов. В ряде случаев психологический факт становится юридическим, если вид аффекта обладает не только медицинским, но и юридическим критерием.
  5. Количество и качество эмоций являются важными свойствами аффекта, влияющими на поведение участников правоотношений и способствующими отграничению аффектированного состояния от других расстройств психики.
  6. Взаимосвязь права и аффекта имеет историческую природу. Ее содержание, объем применения категории аффекта и правовые последствия трансформировались с учетом изменения исторических периодов и регионов.
  7. Факт совершения правонарушения, заключение сделки в состоянии аффекта должны быть надлежащим образом доказаны. Свидетельские показания, как правило, для этого будут недостаточными, так как необходимо заключение эксперта в области психологии и психиатрии. Следователь, прокурор, судья могут установить только силу эмоционального состояния и причину, его вызвавшую, исходя из обстоятельств дела.
  8. Авторские предложения по совершенствованию законодательства:

– ввести понятие аффекта в частное право с установлением правовых последствий в случае заключения брака, сделки, трудового договора и т.д.;

– закрепить в действующем законодательстве возможность квалификации аффектов в правонарушениях, совершаемых не только с прямым, но и с косвенным умыслом;

– конкретизировать понятие «аморальное поведение потерпевшего» с точки зрения понимания морали путем формирования соответствующего перечня аморальных действий (бездействий).

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что его основные положения и выводы дополняют и расширяют сферу научного познания в области теоретико-правовой науки. В работе сформулированы теоретические основы влияния аффекта на установление, изменение и прекращение правоотношений. В результате проведенного исследования автор получил новые данные и обобщил ранее известные теоретико-правовые материалы, которые могут быть использованы в дальнейшей разработке проблем взаимодействия права и аффекта в русле правовой аффектологии.

Практическая значимость работы заключается в том, что проведенное исследование правовой природы аффекта позволяет по-новому подойти к пониманию самой категории аффекта, ее признаков, содержания, структуры, видов в системе российского общества. Обобщение особенностей взаимодействия права и аффекта, выявление положительных и отрицательных сторон имеют практическую значимость для современной теории права и отраслевого правового регулирования. В процессе исследования автором выработаны практические рекомендации по совершенствованию законодательства, регулирующего вопросы юридической ответственности за правонарушения, совершенные в состоянии аффекта.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации обсуждались и были одобрены на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского государственного педагогического университета, а также на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний. Отдельные результаты исследования были представлены на межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы права», проводившейся в администрации Владимирской области 15 декабря 2005 г. при поддержке Общероссийской общественной организации «Российский союз юристов» и аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе; международной конференции «Проблемы аномальных правонарушений», проходившей в г. Москве 25–29 апреля 2006 г.; научных конференциях, организуемых юридическим факультетом Владимирского государственного педагогического университета, Владимирским юридическим институтом Федеральной службы исполнения наказаний, Молодежным союзом юристов Российской Федерации, и отражены в четырех научных публикациях автора.

Материалы исследования используются при подготовке лекций и проведении семинарских занятий на юридическом факультете Владимирского государственного педагогического университета.

Большинство положений диссертации апробировано в ходе личного участия автора в нормотворческой деятельности администрации Владимирской области и Законодательного Собрания Владимирской области.

Структура диссертации определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, обусловленный ее актуальностью, определяются степень научной разработанности, объект и предмет диссертационного исследования, его цели и задачи, раскрываются методологическая основа, научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, доказывается теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Глава первая «Теоретико-правовые основы взаимосвязи права и аффекта» включает в себя два параграфа, посвящена анализу понятия, признаков, видов, свойств аффекта, а также его влиянию на правоотношения субъектов.

В первом параграфе «Понятие аффекта и его отличие от других эмоциональных состояний» автором исследуется психологическая природа аффекта, определяются его признаки, особенности и отличия от других эмоциональных состояний.

Термины affectio, affectus полисемантичны и употреблялись в римском праве для обозначения понятий «воля», «намерение», «склонность».

В современной психологии аффектами называют «сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями» .

Аффекты представляют собой кратковременную, стремительно и бурно протекающую эмоциональную взрывную реакцию, сопровождающуюся резкими, но не психотическими изменениями психической деятельности. Аффекты – чрезвычайная для личности реакция на исключительные обстоятельства . Различают аффекты отчаяния, ярости, ужаса и т.д. Они возникают, как правило, внезапно и продолжаются иногда всего несколько минут. В состоянии аффекта воля, сознание человека, его способность представлять и мыслить суживаются, подавляются. При этом сильное эмоциональное возбуждение проявляется в бурных движениях, беспорядочной речи, часто – в выкриках. Действия человека при аффекте происходят в виде «взрывов» . Образно аффекты можно сравнить с вспышкой чувства, налетевшим шквалом.

Аффекты возникают в критических условиях при неспособности субъекта найти быстрый и разумный выход из опасной ситуации. Одно из существенных проявлений аффекта состоит в том, что он, навязывая субъекту стереотипные действия, представляет собой определенный закрепившийся в эволюции способ аварийного разрешения ситуаций: бегство, агрессию и т.п .

С учетом сказанного в работе анализируется более десяти отечественных и зарубежных концепций, затрагивающих так или иначе проблему понимания аффекта, приводятся результаты проведенного автором социологического исследования, посвященного исследуемой категории.

Обобщение концепций и результатов социологических исследований позволило выделить относительно устойчивые черты и признаки аффекта.

Центральным элементом (ядром) аффекта являются эмоции, которые выступают одной из существенных функций нервно-психической деятельности человека. Жизнь без эмоций так же невозможна, как и без ощущений. В них отражается положительное и отрицательное отношение человека к какому-либо предмету или явлению, поэтому законодательство учитывает в ряде случаев эмоциональное состояние человека. Внешняя граница аффекта – это изменение сознания и поведения субъекта правоотношений. Между ядром и внешней границей находится внутреннее пространство аффекта, характеризующееся различными психически процессами.

Проведенное исследование позволило сделать вывод о том, чтоаффект – это психическое явление, опосредованное юридическими нормами, оказывающее в отдельных случаях существенное влияние на правовые отношения, выражающееся в определенных эмоциональных состояниях и сопровождающееся видимыми изменениями в сознании и поведении субъекта.

Во втором параграфе «Понятие и виды правого аффекта» рассматриваются виды и свойства правовых аффектов, а также определяются правовые последствия аффективного поведения.

Не каждое эмоциональное состояние может квалифицироваться как юридически значимое, и соответственно не всякий психологический аффект следует признавать правовым. Если психологический аффект может наступить в результате «самовзвинчивания» и экзальтации, то применительно к праву аффект:

– во-первых, характеризуется целостностью и своеобразием в зависимости от вида, а также влиянием на личность, приводящим к снижению ее возможности быть субъектом правоотношений;

– во-вторых, существенно ограничивает свободу воли и волеизъявления субъекта;

– в-третьих, влечет наступление определенных юридических последствий.

Таким образом, правовой аффект – это не какое-то конкретное эмоциональное состояние, а совокупность юридически значимых эмоциональных состояний, отвечающих вполне определенным требованиям. Поэтому при постановке вопроса (в процессе предварительного расследования, судебного разбирательства) о наличии или отсутствии аффекта у конкретного лица в момент совершения правонарушения, заключения сделки, брака и т.д. нельзя получить однозначный ответ. В таких случаях необходимо говорить о проявлении вида (физиологического, патологического, кумулятивного или другого) правового аффекта.

Установление конкретного вида правового аффекта имеет существенное значение для определения юридической ответственности субъекта правоотношений и правовых последствий для него.

Физиологический аффект обладает минимальной степенью свободы, хотя субъект и не утрачивает ее полностью. Следовательно, лицо, находящееся в состоянии физиологического аффекта, т.е. не обладающее «полной свободой воли», не должно нести и «полную юридическую ответственность» за совершенные в таком состоянии деяния. Это положение вытекает из психологической природы аффекта как особого состояния лица и является юридическим основанием и предпосылкой возможности признания аффекта обстоятельством, смягчающим вину.

Сущность понятия патологического аффекта впервые была описана во второй половине XIX в. немецким психологом Крафт-Эбингом с использованием следующих выражений: «умоисступление», «гневное беспамятство», «душевное замешательство», «болезненная вспыльчивость» и т.п. При патологическом аффекте расстройство психики характеризуется болезненным состоянием, человек не отдает отчета в своих действиях и не может руководить ими. Патологический аффект является временным расстройством психической деятельности человека.

Психотический характер патологического аффекта выражается главным образом в глубоком расстройстве сознания, чрезвычайной напряженности аффекта, полном выключении обычных задержек и последующей прострации в степени, не свойственной физиологическому аффекту . В этом случае правовые последствия не возникают по причине отсутствия юридического критерия, а субъект правоотношений признается невменяемым.

Кумулятивный аффект отличается от физиологического тем, что его первая фаза, в течение которой развивается длительная психотравмирующая ситуация, обусловливающая накопление эмоционального напряжения у обвиняемого, обычно растянута во времени .

Аномальный аффект представляет собой взрывные эмоциональные (аффективные) реакции, которые характеризуются патологически измененными закономерностями течения и развития. При этом последние отличаются от патологии, свойственной патологическому аффекту. Примером является аффект на фоне алкогольного опьянения , влекущий возникновение правовых последствий и в некоторых случаях рассматриваемый судом как отягчающее обстоятельство.

На основании установленных видов и свойств правового аффекта сформулировано его авторское определение.

Правовой аффект – это особое эмоциональное состояние, в котором находится субъект правоотношений, характеризующееся повышенной силой воздействия на волю и сознание, вызванное определенным внешним раздражителем и влекущее юридические последствия (возникновение, изменение, прекращение правоотношений).

Глава вторая «Специфика взаимодействия права и аффекта в различные исторические периоды» состоит из двух параграфов и посвящена анализу исторического развития (возникновения), изменения и преобразования категории аффекта в праве.

В первом параграфе «Генезис правового регулирования аффекта в зарубежных государствах» исследуются изменения в содержании понятия «аффект» в различные исторические периоды в зарубежном праве.

Уже во II в. н.э. законодательство древнего Китая знало смягчение ответственности за правонарушения, совершенные лицами с аномалиями психики (к ним относили слабоумие, бешенство и другие эмоциональные состояния).

Памятники римского права также предусматривали смягчение наказания за деяния, совершенные в порыве законного горя или страха. Юлий Павел, известный римский юрист (конец II – перв. пол. III в. н.э.), отмечал, что муж, который застигнет при прелюбодеянии жену, может убить ее вместе с любовником, поскольку он это сделает в порыве законного горя, а значит, должен караться мягче .

В Европе в период X–XVI вв. господствовали принципы субъективного вменения. Судебная практика того периода отличалась противоречивостью: в ряде случаев лица с психическими аномалиями освобождались от наказания, в других – наказание смягчалось, иногда эмоциональное стояние вообще не учитывалось.

Один из самых значительных памятников уголовного и уголовно-процессуального права средневековья «Каролина» (1532 г.) предусматривал как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства. К смягчающим наряду с отсутствием умысла (неловкость, непредусмотрительность, легкомыслие) относилось совершение преступления в запальчивости или гневе. Однако рекомендовалось запрашивать «совета у компетентных учреждений и знатоков права», как с таким лицом поступить. Освобождение психически больных от ответственности было скорее исключением, чем правилом.

Во время правления в Англии Генриха VIII (1491–1547 гг.) был издан статут о том, что «любой виновный в высокой измене, хотя бы в преступлении и проявилось помешательство, подлежит каре так, как если бы он пользовался способностями разума» . Аналогичные подходы были характерны и для системы феодального правосудия во Франции.

Таким образом, до середины XVIII в. в Западной Европе не было единого мнения по поводу правового регулирования поведения лиц с психическими аномалиями. Проблема юридической ответственности субъектов с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (в том числе к ним относился и физиологический аффект), в современной постановке вопроса возникла на рубеже XVIII–XIX вв.

Окончательно понятие аффекта в законодательстве зарубежных стран было закреплено только в Новейшее время.

Уголовный кодекс Германии (принятый в 1871 г. и действующий в редакции 1987 г., что свидетельствует о своеобразной преемственности в праве) в § 20 гл. 1 устанавливает следующее: «Без вины действует тот, кто при совершении деяния вследствие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания, слабоумия или других психических отклонений не способен в полной мере осознавать противоправность деяний или действовать с сознанием их противоправности» .

«Титул 18» Свода Законов США (1989 г.) (гл. 51, § 1112 – простое убийство) различает убийство умышленное – совершенное при внезапно возникшей ссоре или состоянии сильного душевного волнения (аффекта), и неумышленное, совершенное незаконными действиями .

Уголовный кодекс Франции 1992 г. в ст. 122-1 устанавливает, что «лицо, находившееся в момент совершения деяния в состоянии аффекта, психического или нервно-психического расстройства, ухудшившего его способность осознавать или контролировать свои действия, подлежит уголовной ответственности, однако суд учитывает это обстоятельство при определении меры наказания и порядка его исполнения» .

На основании проведенного анализа сделан вывод о том, что законодательство зарубежных государств по большей мере учитывало психические аномалии лица, совершившего правонарушение (к ним относили как душевные болезни, так и отдельные эмоциональные состояния), однако прямое указание на аффект как обстоятельство, смягчающее юридическую ответственность, появилось в праве только в конце XIX столетия.

Во втором параграфе «История развития правового регулирования аффекта в отечественном законодательстве» автором проводится анализ изменения и развития российского законодательства в отношении лиц, совершивших правонарушения в состоянии аффекта.

Уже в древнейшем памятнике Руси – «Русской правде» (XI–XII вв.) – содержится первое косвенное упоминание об убийстве в состоянии аффекта. Так, в ст. 6 говорится об уменьшении ответственности в зависимости от психофизиологического состояния субъекта. По нормам «Русской правды» правонарушителем может быть только лицо, обладающее свободной волей и сознанием. Если же его сознание и воля временно парализованы, деяние теряет свой преступный характер – это и есть так называемое состояние аффекта: «если кто ударит другого батогом… а оскорбленный, не стерпевши того, ткнет мечом, то вины ему в этом нет» .

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (от 1845 г., в новой редакции от 1857 г.) и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (от 1866 г.), не выделяли патологические аффекты, тем не менее содержали особые постановления по поводу физиологического аффекта и его влияния на степень юридической ответственности (п. 5 ст. 134 Уложения, п. 2 ст. 13 Устава о наказаниях). В данных источниках единственным условием смягчения ответственности признается сильное раздражение.

Статья 458 Уголовного уложения (высочайше утвержденного 22 марта 1903 г.) гласила, что «виновный в убийстве, задуманном и выполненном под влиянием сильного душевного волнения, наказывается каторгой на срок не свыше 8 лет. Если такое душевное состояние вызвано противозаконным насилием над личностью или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, то виновный наказывается заключением в исправительный дом или заключением в крепость» .

После революции 1917 г. советская власть издает большое число декретов, содержащих уголовно-правовые и административно-правовые нормы, но в них отсутствовали указания на правонарушения, совершенные в состоянии аффекта.

Однако в Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. уже была включена статья, закрепляющая предписание о том, что суду и наказанию не подлежали лица, «совершившие деяние в состоянии душевной болезни или вообще в таком состоянии, когда совершившие его не отдавали себе отчета в своих действиях, а также те, кто хотя и действовал в состоянии душевного равновесия, но к моменту приведения приговора в исполнение страдает душевной болезнью. К таковым лицам применяются лишь лечебные меры и меры предосторожности» .

Наиболее проработанной в советский период является редакция ст. 104 УК РСФСР 1960 г., предусматривающей ответственность за убийство в состоянии аффекта. Согласно данной статье, состоянием аффекта считается особое эмоциональное состояние виновного – сильное душевное волнение (физиологический аффект), которое предполагает вменяемость, так как даже в самый сильный момент аффективной вспышки у человека сохраняется в той или иной мере самообладание.

Таким образом, анализ исследуемых источников свидетельствует, что российское законодательство предусматривало смягчение за правонарушения в состоянии аффекта. Однако в различные культурно-исторические периоды особое влияние оказывала государственная политика, подчас игнорирующая достижения науки (психиатрии, медицины, генетики, права).

Глава третья «Аффект в праве современной России» состоит из двух параграфов и посвящена изучению аффекта в различных сферах правового воздействия на общественные отношения.

В первом параграфе «Аффект в публичном праве» исследуются основные отрасли публичного права и основанные на этих нормах правоотношения, которые возникают с участием аффектированных лиц.

Анализ законодательства и судебной практики позволил сделать вывод о том, что чаще всего аффект учитывается и отражается в нормах уголовного и административного законодательства. Именно по этим основаниям исследование автора было сконцентрировано на указанных отраслях права.

Значительное место в параграфе отводится изучению обязательных признаков объективной стороны рассматриваемых преступлений, к числу которых относятся: насилие, издевательство, тяжкое оскорбление, иные противоправные действия (бездействие) потерпевшего, аморальные действия (бездействие) потерпевшего, систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего. В процессе исследования автор приходит к выводу, что насилие является самой распространенной причиной, вызывающей аффект у виновного. Согласно анализу судебной практики аффективное состояние у виновного может быть вызвано любым по своему виду и форме физическим воздействием на его телесную неприкосновенность, здоровье и даже жизнь. Вторым по распространенности поводом, вызывающим состояние аффекта, является тяжкое оскорбление.

В ст. 107 УК РФ в качестве самостоятельного основания, способного вызвать аффект, названо издевательство, которое представляет собой злую насмешку, глумление над виновным. По мнению автора, в отличие от тяжкого оскорбления, всегда выражающегося в неприличной форме, издевательство может осуществляться в пристойном виде, хотя по своему содержанию является столь же циничным и оскорбительным, глубоко ранящим психику человека.

Аффект может возникнуть под влиянием иных противозаконных действий (бездействия) потерпевшего. Данные поведенческие акты, хотя и не являются насилием, издевательством и оскорблением, но вместе с тем характеризуются грубым нарушением прав и законных интересов виновных или других лиц.

Существенным дополнением в ст. 107 УК РФ по сравнению с предыдущим законом явилось введение понятия «аморальное действие (бездействие) со стороны потерпевшего». В сознании большинства членов общества всегда были аморальными предательство, обман, разврат и др. В связи с этим аффект может быть вызван, например, очевидным фактом супружеской измены. Автор критикует подобную формулировку и предлагает конкретизировать аморальные действия (бездействие), указав в законодательстве их исчерпывающий перечень.

Автором отмечается, что в юридической литературе до сих пор не нашел своего однозначного решения вопрос о виде умысла в убийстве, совершенном в состоянии аффекта. Одни считают, что преступление в состоянии аффекта может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. По мнению других, подобные преступления могут совершаться только с косвенным умыслом. Диссертант же считает, что убийство в состоянии аффекта может быть совершено как с прямым, так и косвенным умыслом. В некоторых случаях действия виновного характеризуются определенностью и целенаправленностью, но такие убийства с прямым определенным умыслом не типичны для исследуемого состава преступления, т.к. в основном оно совершается с прямым неопределенным либо косвенным умыслом.

Во втором параграфе «Аффект в частном праве» автором рассматривается возможность заключения брака, сделки, трудовых правоотношений в состоянии аффекта.

В работе отмечается, что традиционно частное право не регулирует правоотношения субъектов, находящихся в состоянии аффекта. Однако на основе анализа его отраслей и результатов проведенных автором социологических исследований были установлены признаки аффекта в гражданском, семейном и трудовом законодательстве.

Проведенный сравнительный анализ норм частного права в соотношении с нормами публичного права позволил диссертанту выявить общие и отличительные признаки аффекта в данных областях.

Признаки, аналогично характеризующие аффект в частном и публичном праве:

– во-первых, аффекты могут быть вызваны любым противоправным поведением субъекта правоотношений (насилием, издевательством, оскорблением, аморальным поведением, длительной психотравмирующей ситуацией и т.д.);

– во-вторых, аффекты выражаются состоянием сильного эмоционального напряжения (волнения);

– в-третьих, аффекты воздействуют на волю и волеизъявление субъекта правоотношений;

– в-четвертых, аффекты определяют правовые последствия.

Различия не носят деструктивного характера, а связаны со спецификой нормативной базы частного и публичного права.

Так, например, в частном праве действия субъекта (заключение сделки, брака и т.д.), совершенные в состоянии аффекта, носят правомерный характер, так как совершаются в соответствии с нормами права в отличие от правонарушений, совершенных в подобном состоянии и рассматриваемых публичным правом. При этом юридические последствия могут возникнуть только в том случае, если на их достижение была направлена воля лица.

Для квалификации правонарушений в публичном праве определяющее значение имеет вид умысла аффектированного лица. Частное право не акцентирует на этом внимание, главное – доказать, что воля лица в момент заключения брака, сделки, договора не соответствовала его волеизъявлению по причине эмоционального состояния (аффекта).

И, наконец, в частном праве (в отличие от публичного) сделки (в частности, договоры) являются оспоримыми и могут быть признаны недействительными по иску гражданина, который в момент совершения сделки не был способен полностью понимать значение своих действий, а также иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы были нарушены в результате ее совершения. Сказанное относится и ко всем стадиям заключения брака.

Таким образом, автор полагает, что аффекты существуют в ряде отраслей частного права и, несмотря на все его отличия от публичного, также имеют не только психологическую, но и юридическую природу.

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования, формулируются предложения по совершенствованию законодательства в отношении юридической ответственности лиц, совершивших правонарушения в состоянии аффекта.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

  1. Коломина, А.В. Правовое закрепление категории «аффект» в частном праве (исследования, полемика, предложения) / А.В. Коломина // Сб. ст. преподавателей и аспирантов каф. гос.-правовых дисциплин юрид. фак. ВГПУ / ВГПУ. – Владимир, 2005. – Вып. 2. – 0,25 п.л.
  2. Коломина, А.В. Понятие аффекта и его внешнее проявление / А.В. Коломина // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. науч. тр. / ВГПУ. – Владимир, 2005. – Вып. 5. – 0,18 п.л.
  3. Коломина, А.В. Понятие аффекта и его отличие от других эмоциональных состояний / А.В. Коломина // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2006. – № 4. – 0,5 п.л.
  4. Коломина, А.В. Основы правовой аффектологии / А.В. Коломина, Р.Б. Головкин / ВГПУ. – Владимир, 2006. – 2,5 п.л.

Общий объем публикаций составляет 3,43 п.л.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Усл. печ. л. 1,16.                                                                  Уч.-изд. л. 1,37.

Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.


См.: Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации: Текст выступления Президента РФ В.В. Путина перед депутатами Федерального Собрания в кремле 25 апреля 2005 г. // Рос. газ. 2005. 26 апр.

Так, если в 2002 г. по России было зарегистрировано 625 убийств, совершенных в состоянии аффекта, то в 2004 г. – уже 707, а 2005 г. – 840 (см.: Преступность, статистика, закон / Под. ред. А.И. Долговой. М., 2005. С. 196).

См., напр.: Лук А.Н. Эмоции и личность. М., 1992; Ситковская О.Д. О психологических критериях оценки физиологического аффекта // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1989; Введенский Н. Проблемы исключительных состояний в судебно-психиатрической практике // Проблемы судебной психиатрии. М., 1997; Боткин Я.А. Преступный аффект как следствие невменяемости. М., 1993; Калашник Я.М. Патологический аффект // Проблемы судебной психиатрии. М., 1991; Сафуанов Ф.О. О проблемах аффективных состояний. М., 1991.

См., напр.: Портнов И.П. Совершение преступления в состоянии сильного душевного волнения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1972; Ткаченко В.И. Ответственность за умышленные преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта. М., 1979; Сидоров Б.В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение. Казань, 1978; Сысоева Т.В. Убийство, совершенное в состоянии аффекта (уголовно-правовые и виктимологические аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000.

См.: Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление // Сов. государство и право. 1973. № 10. С. 40.

Судебная психиатрия / Под ред. Г.В. Морозова. М., 1998. С. 90.

См.: там же.

Иванов П.И. Психология. М., 1995. С. 276.

См.: Якобсон П.М. Психология чувств. М., 1998. С. 25.

См.: Введенский Н. Указ. соч. С. 347.

См.: Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы // Закон и право. 2000. № 3. С. 119.

См.: там же. С. 120–121.

См: Памятники римского права. Юлий Павел. Пять сентенций к сыну. М., 1998. С. 49.

Хрестоматия по истории государства и права: В 2 т. / Под ред. Н.А. Крашенинникова. М., 2003. Т. 1: Древний мир и средние века. С. 357.

См.: Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Т. 2: Современное государство и право. С. 648.

См.: там же. С. 444–445.

Там же. С. 558–559.

Там же. Т. 1: Древний мир и средние века. С. 34.

Цит. по: Карева М.П. Право и нравственность в социалистическом обществе. М., 1951. С. 120.

История советского уголовного права / А.А. Герцензон, Ш.С. Грингауз, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б.С. Утевский. М., 1947. С. 12.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.