WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА




загрузка...
   Добро пожаловать!

Правовое положение евреев в Российской империи (конец XVII - XIX в.)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ

На правах рукописи

Козлитин Григорий Анатольевич

Правовое положение евреев в Российской империи (конец

XVII - XIX в.)

Специальность 12.00.01

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени к.ю.н.

Ростов-на-Дону - 2004


На правах рукописи

Козлитин Григорий Анатольевич

Правовое положение евреев в Российской империи конец XVIII - XIX вв.

12.00.01 -   Теория и история права и государства, история правовых учений

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону-2004


Научный руководитель: Официальные оппоненты:

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Ростовского юридического института Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации

Ведущая организация:

доктор юридических наук,   профессор Новиков Юрий Александрович доктор юридических наук, профессор Дмитриев Юрий Альбертович доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессор Якушев Александр Николаевич Ставропольский Государственный Университет

Защита диссертации состоится 1 июля 2004 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ212.247.01 при Государственном научном учреждении «Северо-Кавказский научный центр высшей школы» Министерства образования и науки Российской Федерации по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном фонде СевероКавказского научного центра высшей школы Министерства образования и науки Российской Федерации.


Автореферат разослан «Л/^/'^с/ 2004


г.



Ученый секретарь

диссертационного совета ДМ 212.247.01


И О. Сорокин


Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования обусловлена процессами обновления правовой системы, крайне сложными и противоречивыми в правовом, политическом и социальных аспектах. Реформирование российского общества затрагивает важнейшие его сферы — экономическую, социальную, политическую, правовую — поэтому возникает необходимость осмысления богатого теоретического и практического исторического опыта России.

Проблемы правового положения евреев в России приобретают все большую значимость в современных условиях. В наше сложное время, когда в массах русского еврейства началось пробуждение национального сознания и в связи с этим — возрождение интереса к национальной истории, особенно возрастает потребность в соответствующей литературе на русском языке, в заполнении образовавшихся пробелов в исторической памяти.

Правовое положение евреев девятнадцатого века в России не отвечало современным условиям государственно-правового развития. Главным основанием • для правоограничений в рассматриваемый период стали мотивы экономического порядка. Евреев обвиняли в «эксплуатации сельского населения» и в «расстройстве крестьянского благосостояния». Излюбленным объектом этих обвинений были евреи — содержатели шинков, но врожденную склонность к «торгашеству», «ростовщичеству» и т. п. порокам находили у всех евреев, как таковых.

В настоящее время, по мнению ученых, даже по прошествии столетий еврейский вопрос в дореволюционной России остается открытым. Так, А. И. Солженицын в своей работе «Двести лет вместе (1795 - 1995)» пишет: «Я не терял надежды, что найдётся прежде меня автор, кто объёмно и равновесно, обоесторонне осветит нам этот калёный - клин. Но чаще встречаем укоры односторонние: либо о вине русских перед евреями, даже об извечной испорченности русского народа, — этого с избытком. Либо, с


большей частью запальчиво, переклонно, не желая и видеть, что бы зачесть

другой стороне в заслугу...

Но надо научиться не натягивать до звона напряжённых нитей переплетения»1.

Проведенное диссертационное исследование может внести существенный вклад в осмысление правовых аспектов межэтнических отношений, специфики складывающихся правовых форм организации жизни в Российской Федерации с учетом многонационального состава ее населения, конфессиональных различий, разнообразия духовных, культурных и правовых традиций. Следовательно, решаемая научная задача имеет также и прикладное значение, что предопределяет актуальность настоящего исследования.

Теоретической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых, в том числе специалистов в области философии, теории права и государства, истории права и государства и других наук, а так же монографические исследования по общим проблемам правового положения евреев в России и вопросам, связанным с ним, сборники научных публикаций и журнальные статьи по еврейскому вопросу.

Диссертант опирался на обширные нормативные и иные документальные источники: Указы российских императоров, касающиеся евреев, подзаконные акты и инструкции различных правительственных органов.

В процессе работы над диссертацией автор стремился по возможности более полно изучить и проанализировать труды российских ученых. В диссертации использованы труды наиболее авторитетных и крупных ученых. До Первой мировой войны в России появилось как минимум восемь систематических обозрений действующих законоуложений правительства о евреях. Среди них - работы М. Мыша (1904, 1910), И. Гессена (1904), И. Фриде (1909), Л. Роговина (1913), Г. Ветлугина (1913), Я.


Гимпельсона и Л. Брамсона (1914). Это тысячестраничные сборники, содержащие подборку государственных законов, разъяснения к ним Сената, запросы и жалобы в Сенат в связи с выполнением или невыполнением законов на местах. На сегодняшний день в России издано и переиздано значительное число работ по данной тематике в историческом аспекте.

Переломным стали 2000-е годы, в которых вышли в свет работы следующих авторов: А.И. Солженицын, Я.И. Рабинович, Й. Петровский-Штерн, СМ. Дубнов, Д.А. Эльяшеич.

Вместе с тем, в отечественной правовой науке практически отсутствуют работы, специально посвященные рассмотрению особенностей историко-правовых аспектов возникновения и развития правового положения евреев в России, как целостной государственно-правовой системы.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования является государственное регулирование межнациональных и межконфессиональных отношений, как сложное социально-правовое явление российской истории XV1II-XIX вв.

Предметом исследования выступают особенности правового положения евреев в Российской Империи и характеристика различных факторов, обусловивших эти особенности.

В этой связи в работе поставлена и ель - изучить и охарактеризовать особенности регулирования и эволюции правового положения евреев в России на основе специфических политико-правовых, историко-религиозных факторов; оказывавших на него влияние.

Поставленная цель определяла конкретные задачи исследования:

  1. Изучить и проанализировать различные факторы, оказавшие влияние на формирование законодательства о евреях и его особенностях;
  2. Рассмотреть роль и значение социальной и трудовой стратификации в законодательстве Российской Империи о евреях;
  3. Определить   и   проанализировать   понятие   «черта   оседлости»   в законодательстве Российской Империи конца XVIII-XIX веков;

  1. Рассмотреть и проанализировать основания и виды ограничения прав евреев в черте оседлости;
  2. Проанализировать  и  охарактеризовать  основания  и особенности права повсеместного жительства некоторых категорий евреев.

Методологическая база и методы исследования. В основу исследования был положен диалектико-материалистический метод, в рамках которого применялись частнонаучные методы конкретно-исторического, сравнительно-правового, формально-логического и системного анализа.

Исследование проблемы велось с позиций историзма, выражающегося в освещении событий в их последовательности и взаимообусловленности, в строгом соответствии с реальной исторической обстановкой.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца ХУШ века до начала XX века. В это время впервые дается - легальное определение черты оседлости, появляются систематизированные нормативные акты, регулирующие правовое положения евреев в Российской империи.

Научная новизна исследования состоит в самой постановке проблемы диссертационного исследования, которое является одним из первых историко-правовых исследований влияния национальных, языковых, конфессиональных и культурных факторов, оказавших влияние на особенности регулирования и эволюции правового положения евреев в Российской Империи конца XVIII-XIX вв.

На защиту выносятся следующие основные положения: 1. Основанием возникновения и развития правового регулирования еврейского вопроса в Российской империи явилось присоединение территорий, на которых проживали евреи: в результате трех разделов Польши между Пруссией, Австрией и Россией (1772, 1793, 1795 г.г.) большая часть евреев Речи Посполитой, более 676 тысяч человек, оказалась


на территории Российской Империи. В 1787 российскими поддаными стали около 5 тысяч караимов и крымчаков бывшего Крымского ханства. В 1812 была присоединена Бессарабия, в которой проживало около 20 тыс. евреев. В конце XVIII века в российское подданство из Черкесии перешли несколько сот евреев. К 1801-1828 гг. Россия завоевала Восточный Кавказ, включая Дагестан и Северный Азербайджан, где проживало около 7 тыс. горских евреев, и Грузию с несколькими тысяч грузинских евреев. В 1864-1884 гг. к России отошли среднеазиатские территории, где проживало около 10 тысяч евреев. В первой половине XIX века.Российская Империя стала местом обитания самой многочисленной еврейской общины мира (до 1914 г. в России проживало более половины евреев мира).

  1. Социальная стратификация являлась одним из основных аспектов, влиявших на правовое положение лиц иудейского вероисповедания в Российской Империи.
  2. На возникновение черты оседлости как особого правового состояния евреев в Российской Империи оказали влияние две основные причины: вероисповедание и экономические аспекты.
  3. Ограничения прав евреев на территории Российской Империи были вызваны следующими основополагающими положениями: ограждение фискальных интересов казны, предупреждение контрабандного промысла.

5.  Пользовались правом так называемого повсеместного жительства,

временного или постоянного, лишь некоторые категории евреев. Правом

жительства вне черты оседлости евреи пользовались по купеческому и

образовательному цензам, по ремеслу и по военной службе.

Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что ее содержание, основные положения и выводы могут быть использованы в ходе дальнейших научных исследований по теории права и государства, истории права и государства, истории политических и правовых учений. Положения диссертационного исследования могут быть привлечены  в  качестве  сравнительного  материала  при  корректировке


нормативно-правовой базы российского законодательства; в процессе преподавания теории права и государства, истории отечественного права и государства, истории политических и правовых учений.

Апробация результатов исследования.

Работа подготовлена и обсуждена на кафедре государственно-правовых дисциплин Ростовского юридического института Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

Основные положения диссертационного исследования отражены в научных публикациях, а также в докладах на научных конференциях:

  1. Международный гуманитарный конгресс «Построение гражданского общества», прошедший в рамках второго Байкальского экономического форума (Иркутск, 16-19 сентября 2002 г.).
  2. Научно-практическая конференция «История и теория государственно-правового развития России» (Юридический факультет Ставропольского государственного университета, 20 сентября 2002 г.).
  3. X Международная конференция «Циклы природы и общества» (Ставрополь, 23-26 сентября 2002 г.).

Структура диссертации.

Предмет, цели и задачи диссертационного исследования определили структуру диссертации. Она состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.


СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, его методологическая база, характеризуется степень разработанности проблемы в научной литературе, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, хронологические рамки исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, указываются сведения об апробации результатов проведенного исследования.

В главе первой — «Особенности социально-правового статуса евреев» проведен обобщенный анализ правовых норм, регулировавших социально-правовой статус евреев.

В первом параграфе этой главы — «Социально-исторические

предпосылки законодательства о евреях» - прослеживаются

социально-исторические                            предпосылки                       становления

законодательства о евреях.

В поиске путей решения еврейского вопроса русское правительство шло по следам Австрии и Пруссии. Вместо принципа эмансипации здесь господствовал принцип регламентации. В годы царствования Павла I -поклонника прусской казарменной дисциплины - непрерывно составлялись проекты регламентации еврейского быта применительно к условиям хозяйственной жизни в недавно перешедших от Польши провинциях. Производились обследования и опросы на местах с целью выяснить взаимоотношения между евреями и.другими сословиями, но при этом правительство интересовалось только мнением местных властей и высшего дворянства.

Все эти отзывы предводителей дворянства и губернаторов поступили к весне 1800 г. в Сенат, который должен был их рассмотреть как материал для нового законодательного акта. Здесь с ними ознакомился сенатор Г. Р.


Державин, который вскоре стал экспертом по еврейскому вопросу. В 1800 году Державин был послан в Белоруссию. В крае свирепствовал страшный голод, вызванный не только неурожаем, но и возмутительным поведением помещиков. 16 июня 1800 года император Павел I уполномочил Державина, прекратить злоупотребления и строго наказать помещиков, которые «из безмерного корыстолюбия оставляют крестьян своих без помощи», отобрать у них имения и отдать в опеку. В инструкции, данной Державину генерал-прокурором Сената, был прибавлен следующий пункт: «А как, по сведениям, немалою причиною истощения белорусских крестьян суть жиды, то высочайшая воля есть, чтобы ваше превосходительство обратили особливое внимание на промысел их и к отвращению такого общего от них вреда подали свое мнение». Эта приписка. сделанная не без участия сенатора Державина, имела целью ослабить удар, направленный против помещиков, и обратить его в сторону евреев.

Нарисованная Державиным мрачная1 картина еврейского быта свидетельствовала о поверхностном знакомстве поэта с тем; что он изображал. Таким образом, думал Державин, «евреев род строптивый и лукавый получит образ благоустройства»2, а император Павел I, совершив эту реформу, удостоится великой славы за то, что исполнил заповедь: «любите врагов своих и творите добро ненавидящим вас».

Мнение Державина было передано в Сенат в декабре 1800 года и, вместе с прежними отзывами западнорусских маршалов и губернаторов, должно было служить материалом для основного законодательного акта о евреях. Но данная реформа остановилась со смертью Павла I.

Либеральный подход Александра I внес освежающую струю и в затхлую атмосферу петербургских канцелярий. В 1801—1802 гг. правительство было занято преобразованием всего механизма


государственного управления. Не рассмотренные проекты по еврейскому вопросу должны были перейти в новое учреждение, созданное в ноябре 1802 года. Комитету было поручено рассмотреть все вопросы, затронутые в державинском «Мнении» относительно Белоруссии, с целью «распространить благоустройство евреев и в прочих приобретенных от Польши губерниях». В начале 1803 г. «Еврейский комитет» решил пригласить в Петербург депутатов от всех губернских кагалов для выслушивания их мнений о нуждах нации, которую раньше хотели «преобразовать» без ее ведома. К весне в столицу съехались депутаты из разных губерний. Они стали свидетелями выхода Державина из состава «Еврейского комитета», вызванного отставкой его от должности министра юстиции. Консервативный Державин оказался неуместным в либеральном правительстве первых лет александровского царствования. С уходом Державина, его «Мнение о евреях» перестало служить обязательным руководством для деятельности комитета.

Поданый в октябре 1804 г. Александру I доклад «Еврейского комитета» устанавливает приблизительную цифру еврейского населения: «174 385 ревизских душ мужских, платящих подати, -количество, не содержащее и пятой части всего их населения»; затем отмечается, что вся эта масса ютится только в присоединенных польско-литовских губерниях и в Малороссии, во внутренние губернии не допускается, что евреи обязаны платить двойные подати, что они подчинены общему суду и городскому самоуправлению, а их кагалы - губернской полиции, и, тем не менее, они обособляются от общих учреждений и вершат свои дела в кагалах. Наконец, указано, что распространенный винный промысел евреев является источником

11


злоупотреблений и вызывает жалобы со стороны окружающего населения. Исходя из всех этих оснований, комитет выработал проект регламента, который в основных своих чертах вошел в обнародованное 9 декабря 1804 г. утвержденное императором «Положение об устройстве евреев».

Эта хартия - смесь вольностей и стеснений - была продиктована, как говорится во вступлении к ней, «попечением об истинном благе евреев» и о «пользах коренных обывателей тех губерний, где людям сим жить дозволяется». Заключительной частью фразы уже предрешался вопрос о районе оседлости евреев, для которых была оставлена прежняя территория, ограниченная 13 губерниями: пять литовско-белорусских, пять украинских и малороссийских и три. новороссийские. Некоторое расширение этого района допущено новым «Положением» только для будущего класса евреев-земледельцев, которым разрешено селиться еще в двух восточных губерниях — Астраханской и Кавказской. В области экономической новый закон установил следующий принцип: сельское арендаторство и шинкарство следует беспощадно искоренять,. а земледелие и фабричное производство - всячески поощрять. Против шинкарства и вообще сельской торговли направлена самая жестокая, 34 статья «Положения о евреях», гласящая, что с 1 января 1808 года «никто из евреев ни в какой деревне или селе не может содержать никаких аренд, шинков, кабаков и постоялых дворов, ни под своим, ни под чужим именем, и далее жить в них». Этой статьей сразу вычеркивался из хозяйственной жизни промысел хотя и далеко не почетный, но кормивший почти половину всего еврейского населения, а вместе с тем район жительства евреев был еще более сужен изъятием из него огромной площади сел и деревень.

загрузка...

Этот экономический и правовой удар должен был возмещаться льготами, которые «Положение» 1804 г. предоставило евреям, желающим заниматься земледелием. Но, как    вскоре    оказалось,    внесенные    преобразования    не    дали

12


ожидаемого результата. К новой отрасли труда — земледелию -могли быть привлечены в течение ближайшего периода лишь ничтожные группы еврейского населения. В разряд покровительствуемых профессий новый закон включил фабричное и ремесленное производство: фабриканты и ремесленники освобождались от двойной подати, а учредителям «нужнейших фабрик» сверх этого была обещана казенная ссуда. Купечество и мещанство поставлено в последний, «терпимый» разряд. Фабрикантам, ремесленникам и купцам был разрешен временный приезд по делам во внутренние губернии и даже в столицы, но не иначе, как по «паспортам губернаторов», которые выдаются для выезда за границу.

В общем, акт 1804 года, несомненно, реформаторский, представлял собой исправленное издание галицийского «Толеранц-патента» 1789 года. В основе его лежала та система «преобразований, вводимых властью правительства», против которой напрасно предостерегал Сперанский. Эта система приводила к насильственной ломке веками сложившегося строя, к жестоким репрессиям, с одной стороны, и сомнительным улучшениям — с другой.

Во втором параграфе первой главы «Социальная стратификация законодательства о евреях», переходя от социально-исторических предпосылок законодательства о евреях к самому законодательству о евреях в Российской Империи, автор считает нужным прежде всего указать на то, что законодательство Российской Империи конца XVIII - XIX века различало евреев: по исповеданию, деля их на евреев-раввинистов и евреев-караимов (впрочем, с 1863 года последние стали именоваться в законодательных актах просто караимами), и по подданству. В последнем случае различаются евреи Империи,

13


Царства Польского и евреи-иностранцы. Так как работа направлена на исследование правового положения евреев Империи, то во втором параграфе первой главы автор дает оценку отношения законодательства Российской Империи конца XVIII - XIX века к евреям: караимам, Царства Польского и иностранным подданным.

Именным указом, изданным 8 июня 1795 г. императрицей Екатериной II, была проложена грань между караимами и прочими евреями. В нем было выражено предостережение о том, чтобы в общество караимов не входили те из евреев, которые известны под названием раббинов, то есть раввинистов. Автор так же подчеркивает тот факт, что изданное в 1835 г. Положение о евреях все-таки вносило караимов в разряд людей неполноправных. Они, согласно этому Положению, пользовались не правами русских подданных, а правами евреев, с некоторыми исключениями.

До шестидесятых годов восемнадцатого столетия евреи Империи и Царства Польского были юридически совершенно обособлены. В Империи евреи Царства Польского приравнивались к иностранцам. В связи с этим им был запрещен въезд в Империю. С другой стороны, и евреям Империи был затруднен доступ в Царство Польское: при выезде в него евреи обязаны были платить особую, крайне обременительную подать под названием «гелейт-цолль»3.

С тех пор, как евреям при императрице Екатерине II было предоставлено право подданства в некоторых губерниях и право заниматься купеческим и мещанским промыслом, до 1824 г. не существовало для евреев - иностранных подданных никаких ограничений в отношении приезда в Россию, поселения и промыслов. В Положении же о евреях от 9 декабря 1804 г. в ст.

14


42 категорически сказано, что все евреи, проживающие в Российской Империи, вновь поселяющиеся, или прибывающие по коммерческим делам из других стран, свободны и находятся под покровительством закона наравне со всеми другими российскими подданными4.

Положение русских евреев меняется к худшему в конце царствования императора Александра I. Наряду с мерами, принятыми против русских евреев - подданных Империи, осуществляются мероприятия против евреев-иностранцев, причем запрет последним переселяться в Россию мотивируется экономическими соображениями, вредоносностью евреев для местного населения.

В третьем параграфе первой главы «Трудовая стратификация законодательства о евреях» автор приводит полный анализ правового регулирования торгово-промышленных, ремесленных, занятий винного промысла, занятий арендой и земледелием в соответствии с законодательством о евреях.

Право на занятие торговлей, ремеслами и промыслами, по общему законодательству, не являлось преимуществом или привилегией, обусловленной определенным званием или состоянием: Но для евреев существовало два ограничения, связанные с вопросом о праве жительства, и относящиеся к отдельным видам занятий.

Екатерина II, заботившаяся об устроении и благосостоянии

городов,             придававшая               большое        значение        торгово-

промышленному классу вообще, с первого же момента перехода евреев под ее скипетр признала важным использовать их торгово-промышленную деятельность. Поголовное превращение в купцов


и мещан имело для евреев некоторые печальные последствия, так как русские законы о купечестве и мещанстве далеко не соответствовали условиям жизни торгово-промышленного класса, существовавших в польских губерниях. Евреи - в качестве купцов и мещан были вынуждены переселяться из уездов в города, лишились права винокурения, одного из важнейших их промыслов, права аренды помещичьих имений. Но, с другой стороны, они были уравнены в правах с христианским городским населением. Так, в качестве равноправных членов, они вступили в органы финансового, судебного и административного самоуправления торгово-промышленного и городского населения.

Положение 1804 г., утвердив существование, черты оседлости, предоставило целый ряд льгот фабрикантам, ремесленникам, художникам и купцам, которым было разрешено приезжать на определенный период во внутренние губернии и даже в столицы. Этот закон был продублирован в Правилах 1827 г. предоставивших право временного пребывания во внутренних губерниях евреям для коммерческих дел. Положение 1835 г., подтвердив в общих чертах положение 1804 г., также установило некоторые льготы для купцов 1-ой и 2-ой гильдии в отношении временного пребывания за пределами черты оседлости.

В силу русских законов, евреи не имели права самостоятельного винокурения, в виду принадлежности к купечеству и мещанству. Это право принадлежало помещикам, казне городов и другим юридическим лицам, которые могли сдавать на откуп винные промыслы.

В России доступ к земле евреям был впервые открыт в начале XIX века. До этого времени им запрещалось каким бы то ни было образом пользоваться землей.

Положение 1804 г. впервые предоставило евреям - с целью

16


привлечения их к земледельческому труду - право покупать и арендовать незаселенные земли, а неимущим - переходить на пустующие казенные земли, но при этом потребовало поголовного выселения евреев из сел и деревень. Выселяемые просили об отводе им казенной земли на местах их прежнего жительства. Но правительство предпочитало направлять будущих земледельцев в Новороссийский край, где было много свободных земель. В Новороссию переселилось до 600 семейств (около 4000 душ), но недостаток казенных средств и бедность евреев, устремившихся в. новый край, вынудили правительство приостановить их переселение.

С другой же стороны, запрет иметь крепостных и отсутствие свободных наемных сельскохозяйственных работников не способствовали развитию еврейского землевладения. Выселение евреев из сел и деревень вскоре было отменено, а значит, исчезла необходимость заниматься земледелием.

В Положении' 1835 г. было уделено серьезное внимание евреям-земледельцам. Закон разрешил евреям нанимать христиан для полевых и огородных работ. Он также установил значительные льготы для земледельческого класса: освобождение еврейских поселений на 25 и 50 лет от рекрутчины, свободу от отбывания земских повинностей и подушной подати и др. Однако первое десятилетие после издания закона 1835 г. казенные земли под поселения в местах жительства евреев не отводились, и поселенцы вынуждены были переходить главным образом в Херсонскую губернию. Только состоятельные евреи покупали или арендовали земли в Западном крае. Положение 1844 года установило отвод казенных земель во всех губерниях Западного края, в Екатеринославской губернии и Царстве Польском.

Вторая глава работы - «Правовые аспекты» черты оседлости» - состоит из трех параграфов, в которых автор приводит   легальное   определение   понятия   черты   оседлости   и

17


проводит анализ правового регулирования ограничений права жительства в черте оседлости, а также повсеместного права жительства некоторых категорий евреев.

Автор раскрывает тенденции в развитии русского права и правовой мысли, которые, на его взгляд, проявлялись и постоянно конкурировали между собой в конце XVIII-XIX веков.

В первом параграфе этой главы «Понятие черты оседлости и права жительства в ней» приводятся две основные причины, побудившие русское правительство ограничить евреев в месте жительства: это их вероисповедание и экономические аспекты.

Черта еврейской оседлости, на первый взгляд, сходна со средневековым гетто. Разница между ними лишь в размерах: гетто—это определенный городской квартал или улица, черта же оседлости - определенная часть государственной территории. То есть это не была какая-то узкая полоска непригодной для жилья земли. Это была большая территория, где евреи уже жили (вместе с белорусами, украинцами, латышами и молдаванами). Их не сгоняли с места. В черте оседлости поначалу действовали не все российские законы, была учтена культурная специфика. Черта еврейской оседлосги определялась постепенно, а стало быть, не оставалась неизменной. Впервые о такой черте упоминается в именном указе императрицы Екатерины II от 23 декабря 1791 г. о предоставлении евреям прав подданства в Екатеринославском наместничестве и Таврической губернии.

загрузка...

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что

«черта оседлости» - это специально отводившиеся территории в

западных частях России, вне которых, по существовавшим в

царской России запретам и ограничениям, не могло проживать

еврейское население. Черта оседлости охватывала губернии -

Бессарабскую,                 Виленскую,                Витебскую,                Волынскую,

18


Гродненскую, Екатеринославскую, Ковенскую, Полтавскую, Таврическую (кроме г. Ялты), Херсонскую, Черниговскую, Киевскую (кроме Киева, где евреям дозволялось жить только в некоторых частях города). Таким образом, черта оседлости охватывала территории нынешних государств Литвы, Беларуси, западной и юго-западной частей Украины. Жительство евреев разрешалось лишь в городах и местечках (поселках городского типа), но не в сельской местности.

Во втором параграфе второй главы «Ограничения в черте оседлости» автор исследует мотивы, побудившие правительство Российской Империи к введению ограничений в черте оседлости и дальнейшему их преобразованию.

Ограничение права жительства евреев в пограничной полосе имеет в виду ограждение фискальных интересов и предупреждение контрабандного промысла. В 1812 г. волынский губернатор сделал представление, получившее Высочайшее утверждение, об удалении евреев, живущих в помещичьих населенных пунктах вблизи границ, в местечки и кагалы, где они по ревизии записаны. В 1816 г. сенатор Сивере во время пребывания в Радзивиллове заметил, что евреи по самой границе содержат корчмы и там торгуют. Полагая, что из-за этого происходят злоупотребления, он предложил управляющему Волынской губернии строго предписать полиции, чтобы евреи, согласно Высочайшему повелению 1812 г., непременно в течение трех недель были переселены от границ в местечки и кагалы, где они по ревизии записаны.

В Положении комитета министров от 20 апреля 1843 г. говорилось: «Всех евреев, живущих в 50-верстной полосе вдоль границы с Пруссией и Австрией, вывесть внутрь губерний, предоставив имеющим собственные дома продать их в двухгодичный срок, и исполнить без всяких оговорок»5. Такое поголовное выселение громадной массы еврейского населения из 50-


верстной пограничной полосы оказалось на практике крайне разорительным. Поэтому император Николай I в 1844 году повелел: «во-первых, отсрочить продажу недвижимых имуществ еще на два года; во-вторых, освободить всех переселенцев на пять лет от всех податей, кроме таможенных; в-третьих, хозяевам значительных фабрик и заводов представить списки на особое рассмотрение Государя и разрешение, как с ними поступить; в-четвертых, приселяющимся к городам и местечкам отпускать казенный лес на постройку по обыкновенной пропорции, и в-пятых, представить Государю списки по местечкам каменных строений с описанием оных и их состояния. Засим дело это считать решенным»6.

' Все-таки осуществить окончательно выселение всего еврейского населения оказалось невозможным, и в связи с этим производились изменения некоторых постановлений о евреях, имеющих жительство в 50-верстном пространстве от западной границы7.

До издания Правил 3 мая 1882 года о евреях, в пределах черты общей оседлости, как мы и говорили, они подвергались некоторым ограничениям в праве постоянного жительства в населенных пунктах Витебской и Могилевской губерний и в 50-верстной* от границы с Австрией и Пруссией полосе. Впрочем, эти ограничения в царствование Александра II на практике мало соблюдались. С изданием же Правил 3 мая 1882 г. закон о 50-верстной пограничной полосе начал строго соблюдаться, что не могло не отразиться на положении евреев, которым было запрещено селиться вне городов и местечек.

Официальные мотивы, положенные в основу Правил 3 мая 1882 года о евреях заключались в следующем: стремление улучшить взаимные отношения между евреями в местах постоянной их оседлости и коренным населением, оградить евреев   от   раздражения   последнего   в   форме   грубого   насилия


против личности и имущества евреев и ослабить экономическую зависимость коренного населения от евреев.

В третьем параграфе второй главы «Право повсеместного жительства некоторых категорий евреев» рассматриваются вопросы о некоторых категориях евреев, пользовавшихся правом так называемого «повсеместного» жительства. Право «повсеместного» жительства было двух видов: временного и постоянного. Но фактически право повсеместного жительства не существовало: были части государства, в которых ни один еврей не мог постоянно проживать. Таким образом, и для указанных групп имелись территориальные ограничения.

Лишь в царствование Александра II вопрос о проживаниивне черты оседлости получил новое, направление. В целях слияния евреев     с     христианским,    населением;     а     также     в     виду общегосударственных   интересов,   некоторые   категории   евреев. получили право постоянного жительства вне черты оседлости.

Купцы первой гильдии могли жить вне черты оседлости. Согласно закону 1859 г. евреи, состоявшие пять лет в первой гильдии, могли записываться в купечество вне черты оседлости и поселяться со своими семьями и известным числом слуг в-том городе, где приписались к купечеству. Когда же купец выбывал из первой гильдии, он должен был, даже если приобрел недвижимое имущество, выселиться не. позже двух лет в черту оседлости. Только непрерывное десятилетнее пребывание в первой гильдии давало купцу право оставаться в городе - вне черты оседлости - и при выходе из гильдии.

Право на проживание вне черты оседлости приобрели лица с высшим образованием. По закону 1861 г. евреи, имевшие диплом о высшем образовании, ученую степень доктора медицины или


доктора, магистра, кандидата по другим- специальностям, пользовались правом постоянного проживания во всех губерниях и областях, как для занятия государственной службой, так и для торговой и промышленной деятельности, имея при себе членов своей семьи и известное число слуг и приказчиков из евреев. Несколько лет спустя указанное право было распространено на евреев - врачей, не имевших высшей ученой степени, и на евреев, окончивших петербургский технологический институт. В 1879 г. право повсеместного жительства было предоставлено также евреям, окончившим курс в прочих высших учебных заведениях, а также аптекарским помощникам, дантистам, фельдшерам, повивальным бабкам и изучающим фармацевтическое, фельдшерское и повивальное искусство.

Право на проживание вне черты оседлости приобрели лица, прошедшие военную службу на основании рекрутского устава. Привлеченные в 1827 г. к военной службе, евреи,, по выходу в отставку, не пользовались правом селиться вне черты оседлости. Исключение было сделано в 1860 г. только для нижних чинов, служивших в, гвардии. Лишь в 1867 г. отставные и бессрочноотпускные нижние чины, с женами и детьми, получили право повсеместного жительства. Это право сохранялось и за их потомками, приписанными к обществам вне черты оседлости.

Право на проживание вне черты оседлости приобрели лица, занимающиеся цеховыми и нецеховыми ремеслами. Закон 1865 г. разрешил евреям-механикам, винокурам, пивоварам и вообще мастерам и ремесленникам проживать повсеместно в России, имея при себе членов своей семьи.

В заключении диссертационного исследования автором обобщены основные результаты его и сформулированы выводы.

22


По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1.   Козлитин Г.А. Некоторые аспекты права жительства евреев в

Российской империи с начала XVIII в. // История и теория государственно-

правового развития России: Материалы научно-практической

конференции. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. - 0,1 п.л.

  1. Козлитин Г.Л. К вопросу о правах человека в иудаизме // Сборник научных работ кафедры теории государства и права Ставропольского государственного университета. - Ставрополь: ГУ-ЦНТИ, 2002. -  1 п.л.
  2. Козлитин Г.Л. К проблеме преобразования черты оседлости лиц еврейской национальности в Российской Империи // «Циклы природы и общества». Материалы X Международной конференции 23-26 сентября 2002 г. Том 2., - Ставрополь: Изд-во Ставропольского института им. В.Д. Чурсина, 2002г., -  0,4 п.л.
  3. Козлитин Г.А. Мотивация законодательства о евреях в Российской империи XIX в.// Государство и право: теоретико-правовое понимание: Сб. научных трудов кафедры теории государства и права СГУ. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. - 0,3 п.л.

5.       Козлитин Г.А. Право повсеместного жительства по

образовательному цензу лиц еврейской национальности в Российской

Империи XIX в. // Построение гражданского общества: Материалы

Международного гуманитарного конгресса. — Иркутск: Изд-во

Иркут. Гос. Пед. Ун-та. - Ч.1., 2002. - 0,2 п.л..

6. Козлитин Г.А. К проблеме формирования еврейской элиты в России

XIX века. Вестник Ставропольского института им. В.Д. Чурсина. Выпуск

I, 2003 г. - Ставрополь: Изд-во Ставропольского института им. В.Д.

Чурсина, 2003г., -  0,4 п.л.

Подписано в печать 20.04.2004. Тир. 1 0 0 экз. У с л . п. л 1 , 3 4 . Формат 60x84 1/16- Гарнитура «Тайме». Печать офсетная. Заказ № 1 6 9 .

Отпечатано в типографии О О О «БОРЦОВ», г. Ставрополь, у л . Коминтерна, 21.

23


И2925

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»