WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Становление и развитие системы ювенальной юстиции в Российской Федерации (историко-правовой аспект)

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

 

На правах рукописи
Чернышев Евгений Александрович
Становление и развитие системы ювенальной юстиции в Российской
Федерации (историко-правовой аспект)
Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Краснодар - 2007


2
Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Кубанского государственного аграрного университета
Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор
Рассказов Леонид Павлович
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор
Проценко Евгений Дмитриевич;
кандидат юридических наук
Кулиш Михаил Васильевич
Ведущая организация – Уфимский юридический институт МВД РФ
Защита состоится 27 июня 2007 г. в 14 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 220.038.10 при Кубанском государственном аграрном университете по адресу: 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного аграрного университета по адресу: 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13.
Автореферат разослан 25 мая 2007 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор юридических наук, профессор                         В.П. Камышанский
2


3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена теоретической и практической значимостью проблемных вопросов, связанных с формированием и развитием в России системы ювенальной юстиции.
Критерии, положенные в основу юридической квалификации противоправных деяний, совершаемых несовершеннолетними, параметры, характеризующие данные деяния, а также особенности определения и реализации юридической ответственности в отношении несовершеннолетних правонарушителей всегда привлекали внимание ученых-юристов. При этом вплоть до недавнего времени проблемы сущности и содержания ювеналь-ной юстиции рассматривались исключительно в «криминологическом ракурсе». Представляется, что подобное отношение существенным образом сужает предметное поле рассматриваемого явления и в определенной степени затрудняет его комплексное многостороннее восприятие.
Исследование исторической ретроспективы процессов становления и развития отечественной ювенальной юстиции позволяет воспринять и соответствующим образом оценить идейно-теоретический и практический опыт, накопленный в данной области общественных отношений.
Кроме того, актуализация диссертационной проблематики определяется тем обстоятельством, что, наряду с дореволюционным этапом становления и развития системы ювенальной юстиции, в работе рассматриваются концептуальные, нормативные и организационно-правовые аспекты, характеризующие данный феномен применительно к советскому периоду российской истории.
По мнению автора диссертации, несостоятельность государственной политики в сфере ювенальной юстиции во многом объясняется отказом от позитивного восприятия опыта, полученного в советский период, и попытками возрождения дореволюционных, практически полностью утраченных традиций. История не должна переоцениваться в угоду тем или иным конъюнктурным соображениям. Именно поэтому в рамках данной диссертации предпринимается попытка объективной оценки структурно-функциональных аспектов становления и развития системы ювенальной юстиции в условиях как императорской, так и советской России.
Предлагаемый подход обусловливает актуальность рассматриваемых материалов и предопределяет выбор темы диссертации.
Степень научной разработанности проблемы. Вопросам, связанным с исследованием специфики преступности несовершеннолетних, рассмотрением динамики возникновения, становления и развития отечественных и зарубежных систем ювенальной юстиции, осуществлением характеристики нормативных и организационно-правовых оснований юридической ответственности несовершеннолетних правонарушителей посвящен целый ряд научных трудов как отечественных, так и иностранных ученых-правоведов.
3


4
Детальным изучением причин преступности несовершеннолетних в дореволюционной России занимались М.Н. Гернет, Д.А. Дриль, С.С. Остроумов, Е.Н. Тарновский, П.Н. Ткачев.
Проблемным аспектам уголовной ответственности несовершеннолетних – как одного из видов юридической ответственности – были посвящены исследования Б.П. Базилева, А.М. Богдановского, М.Ф. Владимир-ского-Буданова, М.Н. Гернета, Я.К. Городынского, Д.А. Дриля, А.Ф. Кис-тяковского, П.И. Ковалевского, А.Д. Коротнева, М.И. Красовского, В.И. Куфаева, П.П. Пусторослева, Н.Д. Сергеевского, Н.С. Таганцева, Б.А. Фус-са.
Созданию, компетенции, принципам и практике деятельности совестных судов Российской Империи, занимавшихся рассмотрением дел о преступлениях, совершенных малолетними и явившихся предосновой учрежденных впоследствии специализированных мировых судов, правомочных рассматривать дела о преступлениях данной категории лиц, были посвящены работы Б.П. Базилева, И.Б. Гуревича, Ф.М. Дмитриева, К.Е. Троцины. Следует отметить, что в Российской Империи к категории «малолетние» относились лица, не достигшие возраста 17 лет, а к категории «несовершеннолетние» – в узком уголовно-правовом смысле – лица в возрасте от 17 до 21 года, в широком смысле данного термина – все лица, не достигшие возраста 21 года. В тексте диссертации автор использует термин «несовершеннолетние», подразумевая под ним (в том случае, если специально не оговаривает иное): в период императорской России – лиц в возрасте до 17 лет, в период существования РСФСР (СССР) – лиц в возрасте до 18 лет.
Вопросы создания и деятельности первых «детских» судов в США, Австрии, Англии, Бельгии, Германии, Голландии, Дании, Италии, Франции, других государствах Европы и в России в дореволюционный период рассматривались Л.М. Василевским, М.Н. Гернетом, Н.В. Давыдовым, Н.Н. Полянским, Д.А. Дрилем, П. И. Люблинским, Н.А. Окуневым, А.М. Руба-шевой, Е.П. Тарасовой.
Из зарубежных исследований в этой области представляет интерес работа Э. Жюлье о судах для несовершеннолетних в Соединенных штатах Северной Америки.
Процедура отечественного дореволюционного судопроизводства по делам несовершеннолетних правонарушителей в созданных специализированных мировых судах была глубоко исследована и подробно описана Д.А. Дрилем, П.П. Пусторослевым, В.К. Случевским, И.Я. Фойницким.
В советский период исследования в области учреждений юве-нальной юстиции Великобритании нашли отражение в работах Т.В. Апаро-вой, С.Л. Зивс, С.Г. Келиной, В.Н. Кудрявцева, Н.Н. Полянского.
Вопросы, посвященные месту и значению ювенальной юстиции в судебной системе США, проблемам правосудия по делам несовершеннолетних широко освещались в работах К.Ф. Гуценко, В.М. Николайчика, Ф.А. Решетникова, С.В. Филипповой.
4


5
Выявлением и анализом причин и условий, способствующих росту преступности несовершеннолетних в СССР, занимались В.В. Верин, М.А. Карманов, Н.А. Г.М. Миньковский, К.Е. Орлов, А.И. Чернышев, И.В. Шмаров и др.
Аспектам развития советского законодательства о борьбе с преступностью несовершеннолетних и практике его применения посвящены исследования Ю.Г. Байбакова, Е.В. Болдырева, С.Я. Булатова, В.К. Вуколова, И.А. Кобзаря, Н.В. Крыленко, Г.М. Миньковского, Ф.К. Нахимсона.
Изучением вопросов судоустройства и процедуры рассмотрения дел о преступлениях несовершеннолетних в советских судах занимались М.М. Бабаев, Л.М. Голубева, Д.В. Горвиц, В.В. Леоненко.
В работах С.А. Беличевой, В.И. Куфаева, Л.Е. Смирновой, В.В. Устиновой освещается деятельность комиссий по делам несовершеннолетних как административных органов, правомочных рассматривать дела о правонарушениях несовершеннолетних.
Следует отметить, что большинство работ, посвященных теории и практике борьбы с преступностью несовершеннолетних, были выполнены учеными применительно к социально-политическим условиям советского государства, в ином правовом пространстве.
Значительный вклад в исследование сущности системы ювенальной юстиции, компетенции судов по делам несовершеннолетних в Российской Империи и в зарубежных странах, их структуры, а также процессуальных особенностей в деятельности по рассмотрению дел о преступных деяниях, совершенных несовершеннолетними, внесли Н.Е. Борисова, Н.А. Голованова, Э.Б. Мельникова.
Становление и развитие системы ювенальной юстиции в США, Англии и Российской Империи в значительной мере освещено в диссертации Н.Н. Штыковой. Деятельности особых судов для несовершеннолетних в России в начале XX в. посвящено диссертационное исследование Ю.И. Стародубцева. Вопросы, затрагивающие государственно-правовую деятельность по борьбе с правонарушениями, совершаемыми несовершеннолетними в Российской Империи, аспекты уголовно-процессуального положения несовершеннолетних обвиняемых и подсудимых, особенности судебного разбирательства уголовных дел в отношении данной категории лиц затрагивались в диссертациях С.Н. Вергуновой, С.В. Лонской, С.А. Лу-говцовой, В.Н. Машкова, Г.М. Миньковского, Н.И. Остапенко, К.А. Скрыльникова, Х.А. Текаева и ряда других.
Отмечая проработанность отдельных аспектов диссертационной проблематики, вместе с тем, приходится констатировать, что вплоть до настоящего времени в отечественной юридической науке отсутствовали комплексные историко-правовые исследования, посвященные анализу сущности и содержания процессов становления и развития отечественной системы ювенальной юстиции. Представленная диссертация призвана восполнить данный пробел.
5


6
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере становления и развития отечественной системы ювеналь-ной юстиции.
Предметом исследования выступает понятийный аппарат, в комплексе характеризующий феномен «ювенальная юстиция»; социально-исторические и политические факторы, оказавшие влияние на процесс становления и развития системы ювенальной юстиции в императорской и советской России; материально-правовые и организационные основания организации и деятельности системы ювенальной юстиции в рассматриваемые периоды развития российской государственности; технико-юридические конструкции, характеризующие специфику правоприменительной деятельности в сфере ювенальной юстиции; состояние научных разработок в данной области.
Цель исследования состоит в комплексном историко-правовом исследовании нормативных и организационно-правовых оснований формирования и функционирования отечественной системы ювенальной юстиции. При этом в контексте диссертационного исследования предпринимается попытка осуществления сравнительно-правового анализа состояний данной системы в условиях императорской и советской России.
Достижение поставленной цели потребовало решения ряда основных научных задач:
– исследовать социально-исторические, духовно-нравственные и политико-правовые предпосылки формирования в России системы юве-нальной юстиции;
– определить целевые установки, принципы организации и деятельности государственных органов, наделенных правоприменительной компетенцией в сфере противодействия преступности несовершеннолетних в Российской Империи;
– рассмотреть технико-юридические конструкции правоприменения по делам несовершеннолетних в условиях императорской России;
– проанализировать и обобщить опыт становления и развития системы ювенальной юстиции в СССР;
– разработать научно-практические рекомендации по использованию позитивного опыта, накопленного в процессе исторического развития системы отечественной ювенальной юстиции, в правотворческой и правоприменительной деятельности современной России.
Теоретико- методологическая основа исследования. Научное изучение осуществлялось с диалектических позиций, основу которых составили принципы объективности и историзма, преемственности и системности научного анализа, являющиеся общепринятыми в историко-правовом исследовании.
Характер задач, поставленных в диссертационной работе, вызвал необходимость применения различных методов исследования: историко-правового,    структурно-функционального,    сравнительно-исторического
6


7
анализа, выявления причинно-следственных связей, а также статистического анализа.
Теоретической основой диссертации послужили труды отечественных ученых и практиков, принадлежащих к различным научным направлениям и школам. Это работы Ю.Е. Аврутина, С.С. Алексеева, А.И. Алмазо-ва, М.В. Антокольской, Л.И. Антоновой, В.М. Баранова, И.Д. Беляева, И.С. Бердникова, В.В. Бондуровского, В.В. Бородина, С.Б. Глушаченко, С.И. Горбаня, Ю.И. Гревцова, И.Е. Забелина, А.В. Зиновьева, Д.А. Керимова, В.Н. Латкина, Д.С. Лихачева, В.В. Лысенко, М.Г. Марковой, К.А. Неволина, А.М. Нечаевой, Н.С. Нижник, К.В. Привалова, Н.Л. Пушкаревой, Р.А. Ромашова, Б.А. Рыбакова, В.П. Сальникова, М.И. Сизикова, В.Д. Сорокина, Л.И. Спиридонова, А.Д. Способина, И.Е Тарханова, Ю.П. Титова, В.П. Федорова, М.К. Цатуровой, С.В. Юшкова, В.Л. Янина и других ученых.
Эмпирическую базу исследования составил, главным образом, широкий круг законодательных и иных нормативно-правовых актов различного уровня, регламентирующих правоотношения, возникающие в процессе рассмотрения дел о правонарушениях несовершеннолетних в Российской Империи, РСФСР (СССР) и Российской Федерации.
При разработке проблемы большое значение имело выявление автором диссертационного исследования в ряде фондов государственных архивов страны документов, отражающих процесс зарождения, становления и развития ювенальной юстиции в Российской Империи, СССР и Российской Федерации. Так, автором были проанализированы документы из Государственного исторического архива Новгородской области, Государственного архива новейшей истории Новгородской области и Центрального государственного архива Санкт-Петербурга.
Научная аргументация результатов исследования основывается на широком использовании специальной литературы по юриспруденции, истории, философии, социологии, педагогики и психологии.
Научная новизна исследования предопределяется как компоновкой материалов исследования, так и методологией познания. Автор отходит от традиционной для современных историко-правовых исследований схемы, в рамках которой зачастую идеализируется механизм государственно-правового регулирования, сформировавшийся в Российской Империи. В диссертации отношения, возникающие в сфере становления и развития системы ювенальной юстиции, рассматриваются в контексте двух этапов отечественного политогенеза: применительно к Российской Империи пореформенного периода и применительно к СССР.
Систему ювенальной юстиции предлагается рассматривать в качестве структурно-функционального элемента правоохранительной системы России. При этом акцентируется внимание на двух важнейших аспектах данной системы: реализации мер юридической ответственности за противоправные деяния, совершенные несовершеннолетними, а также охраны прав и законных интересов несовершеннолетних правонарушителей, привлекаемых к юридической ответственности.
7


8
В работе на основании исследования широкого круга источников делается вывод о том, что российское государство (в лице компетентных органов и должностных лиц) на всех этапах своего исторического развития выступало в качестве инструмента, посредством которого формировалась политика в сфере ювенальной юстиции, и осуществлялась правоприменительная деятельность, направленная на реализацию этой политики.
Соискателем впервые вводится в научный оборот ряд ведомственных нормативно-правовых актов, регламентирующих порядок рассмотрения дел в комиссиях по делам несовершеннолетних в период 1918-1920 гг. и дающих возможность проследить процесс становления в РСФСР внесудебных органов, наделенных компетенцией правоприменения в сфере рассмотрения дел, связанных с ювенальной преступностью.
На защиту выносятся следующие основные выводы и положения:

  1. Система ювенальной юстиции представляет собой совокупность нормативных, организационных, инструментальных и функциональных институтов, отражающих специфику юридических составов противоправных деяний, совершаемых несовершеннолетними субъектами, характеризующих средства и методы противодействия данным формам социально-юридических девиаций, а также определяющих пути ресоциализации несовершеннолетних правонарушителей.
  2. Говорить о становлении системы ювенальной юстиции в России можно, начиная с конца XVIII – начала XIX вв. Идеи гуманизма, возобладавшие в эпоху «просвещенного абсолютизма», привели к появлению по Указу Екатерины II первых специализированных организационно-правовых форм ювенального правосудия – совестных судов (80-е гг. XVIII – 60-е гг. XIX вв.). Процесс формирования и деятельности данных структур следует рассматривать в качестве организационно-правовой предпосылки создания в России специализированных судов, к юрисдикции которых были отнесены дела, связанные с преступностью несовершеннолетних.
  3. В качестве правовых основ возникновения в Российской Империи института ювенальной юстиции – специализированных судов по делам несовершеннолетних – представляется целесообразным указать закон от 5.12.1866 г. «Об исправительных приютах для малолетних преступников», закон от 2.06.1897 г. «Об изменении форм и обрядов судопроизводства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершеннолетних», а также те акты, которые непосредственно регламентировали открытие и деятельность вышеуказанных судов. Первый в Российской Империи специальный суд по делам несовершеннолетних преступников был открыт 22.01.1910 г. в Санкт-Петербурге. В 1912 г. подобные суды были учреждены в Москве и Харькове. С 1.01.1914 г. такие же суды открылись в Одессе, Киеве, Николаеве, Либаве (Лиепае). До Февральской буржуазно-демократической революции ювенальные суды были открыты в Томске, Саратове и ряде других городов России.

8


9

  1. После Октябрьской революции 1917 г. в РСФСР в отношении несовершеннолетних преступников в возрасте до 17 лет была отменена санкция, предусматривающая уголовно-правовое наказание в виде тюремного заключения. Одновременно специализированные суды для несовершеннолетних, а также иные судебные органы, рассматривавшие дела о преступлениях, совершенных данной категорией лиц, были заменены системой внесудебных органов – комиссий о несовершеннолетних обвиняемых в общественно опасных действиях, наделенных компетенцией по рассмотрению дел о несовершеннолетних в возрасте до 17 лет, совершивших общественно опасные деяния. Комиссии учреждались на всей территории РСФСР. Процедура рассмотрения дел в комиссиях законодательно не определялась, а имела характер ведомственного регулирования.
  2. Несмотря на восстановление в 1920 г. судебного преследования лиц, достигших 14-летнего возраста, до середины 30-х гг. сохранялся приоритет внесудебного разбирательства по делам несовершеннолетних правонарушителей. С 1935 г. возобладал исключительно судебный порядок уголовного преследования несовершеннолетних преступников, причем в отношении отдельных видов преступлений виновными могли быть признаны лица, достигшие 12-летнего возраста.
  3. Качественные изменения в системе ювенальной юстиции произошли в СССР в начале 60-х гг. XX в. Эти изменения были связаны с введением нового уголовно-процессуального законодательства, способствовавшего систематизации норм, регламентирующих порядок правоприменительной деятельности по делам, связанным с преступностью несовершеннолетних. Наряду с судебным преследованием законодательно устанавливался и внесудебный порядок рассмотрения дел несовершеннолетних – в зависимости от возраста привлечения к уголовной ответственности. При этом по своим функциям введенный в 1967 г. институт общественных воспитателей несовершеннолетних во многом совпадал с теми функциями, которые выполняли попечители при «детских» судах, братья и сестры социальной помощи и воспитатели-обследователи при комиссиях по делам несовершеннолетних в 20-х – середине 30-х гг. XX в.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется его актуальностью и новизной. В теоретическом плане основные положения работы позволяют понять сущность, значение и принципы юве-нальной юстиции, определить ее понятия и категории. Материалы исследования дополнят историко-теоретические знания относительно судебных систем и судопроизводства. Возможно, они позволят привлечь внимание к наиболее важным и перспективным направлениям исследования деятельности общества и государства в сфере борьбы с преступностью несовершеннолетних, а также будут полезными при чтении курсов в образовательных заведениях таких курсов как теория государства и права, история государства и права России, конституционное право РФ и ряда других.
Практическая значимость работы определяется тем, что выводы и предложения, полученные в ходе исследования, могут быть использованы
9


10
в формировании основополагающих подходов к определению концепции российской системы ювенальной юстиции и совершенствованию правовых основ правосудия по делам несовершеннолетних, могут послужить для совершенствования системы совершенствования федерального и регионального законодательств, правоприменительной деятельности органов государственной власти различных уровней.
Автор представленной диссертации полагает, что разработка проблем ювенальной юстиции с учетом ее исторической ретроспективы послужит обогащению научной и правовой базы современной модели российской ювенальной юстиции.
Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования излагались в выступлениях автора на ряде научно-практических конференций международного, всероссийского и регионального уровней, а также в указанных ниже научных публикациях диссертанта.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографии и приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы, анализируется степень ее разработанности, излагаются цели, задачи, методология исследования, формулируются научная новизна и положения, выносимые на защиту, показывается теоретическая и практическая значимость, характер апробации основных результатов диссертации.
В первой главе «Становление и развитие системы ювенальной юстиции в России (XIX – начало XX в.)» исследуются предпосылки возникновения ювенальной юстиции в России, а также процесс ее зарождения и становления в ходе реформ конца XIX- начала ХХ веков.
Первый параграф «Социально-правовые предпосылки возникновения системы ювенальной юстиции в Российской Империи» посвящен исследованию вопросов, связанных с истоками возникновения ювенальной юстиции в России.
Отмечено, что вплоть до 2-й половины XVIII в. лишь эпизодически встречаются нормы, регламентирующие особенности правового положения детей и подростков, совершивших те или иные преступления. Уголовно-процессуальное положение данной категории лиц в законодательстве достаточно четко не определялось; тем не менее, подростки обладали рядом прав и преимуществ по сравнению с уголовно-процессуальным положением взрослых.
Идеи гуманизма, возобладавшие в эпоху «просвещенного абсолютизма» и нашедшие свое отражение в указах Екатерины II от 2.05.1765 г. и от 7.11.1775 г., и стали главными предпосылками зарождения в России системы ювенальной юстиции. Первым законодательным актом, ставшим отправным пунктом в развитии уголовного и уголовно-процессуального за-10


11
конодательства в отношении несовершеннолетних, стал указ Сената от 2.05.1765 г., установивший, что «по криминальным делам мужескому и женскому полу совершенный возраст считать в 17 лет». Он предусматривал дифференцированное смягчение наказания в зависимости от меры вины несовершеннолетнего и его возраста, устанавливая для этой категории лиц особую подсудность и особый порядок судопроизводства.
С изданием указа от 7.11.1775 г. преступления о несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет вошли в компетенцию совестных судов. Исключение составляли лишь уголовные дела особой важности, которые в совестный суд не поступали. С 1807 г. в практике деятельности совестных судов встречаются решения об убийствах, совершенных несовершеннолетними. Таким образом, компетенция совестных судов в отношении дел о совершенных данной категорией лиц преступлениях все более возрастала, причем эти дела по их количеству и важности занимали в практике совестных судов первое место.
Свод Законов Российской Империи 1832 г. полностью воспринял возрастные пределы уголовной ответственности подростков, установленные указом Сената от 2.05.1765 г.: до 10 лет – период невменяемости; виновные в возрасте от 10 до 15 лет наказывались розгами, а от 15 до 17 лет – плетьми. Дела о несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет, совершивших тяжкие преступления, рассматривались Правительствующим Сенатом; все остальные дела по менее тяжким преступлениям были подсудны совестным судам.
Данные положения Свода Законов получили дальнейшее развитие в законе от 28.06.1833 г.: виновные в возрасте до 10 лет по-прежнему признавались невменяемыми и без предания суду отдавались на исправление родителям, родственникам или опекунам; с 17 лет начинался возраст уголовного совершеннолетия; при обвинении же подростков в возрасте от 10 до 17 лет совестный суд или иное присутственное место, в чью компетенцию это входило, приступая к рассмотрению дела, прежде всего должны были поставить и решить вопрос: совершено ли преступление с разумением или без разумения.
Некоторые изменения, затрагивающие вопросы уголовной ответственности несовершеннолетних, были внесены в Свод Законов, Уложением о наказаниях 1845 г. и 2-й редакцией Уложения о наказаниях 1857 г.
Введенный со 2-й половины XVIII в. порядок судопроизводства по делам несовершеннолетних, совершивших преступления, существовал вплоть до введения Судебных Уставов, утвержденных Александром II 20.11.1864 г. Судебные Уставы привели уголовно-процессуальное положение данной категории лиц в соответствие с требованиями общих процессуальных законов: следствие по всякому уголовному делу поручалось особому судебному следователю; собранный судебным следователем на так называемом предварительном следствии обвинительный материал поступал в суд; суд в своем заседании, в присутствии обвиняемого и присяжных заседателей, производил новое судебное следствие по делу, при этом у обви-11


12
няемого должен был быть защитник из адвокатов-юристов; на судебном заседании могла присутствовать публика; обвинитель (прокурор) и защитник (адвокат) должны были принимать меры к выяснению всех обстоятельств дела. На основании судебного следствия присяжные заседатели после тайного совещания принимали решение по вопросу о виновности подсудимого, а суд выносил приговор.
В ст. 6 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.) впервые в отечественном законодательстве была закреплена норма, в соответствии с которой несовершеннолетние преступники могли отдаваться в специально учреждаемые исправительные приюты. Спустя два года – 5.12.1866 г. – был издан закон об учреждении исправительных приютов. В соответствии со ст. 1 закона данные приюты предназначались для нравственного исправления несовершеннолетних, отдаваемых туда по судебным приговорам; находились же они в ведении Министра внутренних дел (ст. 2). Судопроизводство по делам несовершеннолетних в Российской Империи в этот период осуществлялось: мировыми судьями, городскими судьями и уездными членами окружных судов, а также товарищами (помощниками) прокуроров, судебными следователями и судьями общих судебных установлений (преимущественно – окружных судов).
Система ювенальной юстиции, возникшая и получившая развитие в Российской Империи с конца XVIII – начала XIX вв., представляет собой совокупность нормативных, организационных, инструментальных и функциональных институтов, отражающих специфику юридических составов противоправных деяний, совершаемых несовершеннолетними субъектами, характеризующих средства и методы противодействия данным формам социально-юридических девиаций, а также определяющих пути ре-социализации несовершеннолетних правонарушителей.
Во втором параграфе «Развитие российской системы ювеналь-ной юстиции в XIX – начале XX в.» автор рассматривает дальнейшее развитие системы ювенальной юстиции в России.
Серьезная реформа в сфере уголовно-процессуального положения несовершеннолетних обвиняемых и подсудимых была произведена законом от 2.06.1897 г. «Об изменении форм и обрядов судопроизводства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершеннолетних, а также законоположений о их наказуемости». Именно данным законом– наряду с законом об исправительных приютах для несовершеннолетних преступников от 5.12.1866 г. (в редакции закона от 19.04.1909 г. «О воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних») – были созданы правовые предпосылки возникновения в Российской Империи нового института в системе ювенальной юстиции – специальных судов, предназначенных для рассмотрения дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними.
Решающую роль в претворении в жизнь идеи о создании в России судов по делам несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет – так же, как в США и в странах Западной Европы – сыграло общественное дви-12


13
жение и его лидеры. Так, например, первое в Российской Империи новое судебное учреждение создавалось совместными усилиями трех общественных организаций: общества патроната, общественного самоуправления и выборных мировых судей.
23.09.1909 г. состоялось заседание С.-Петербургской городской думы, на котором рассматривался доклад городской управы по вопросу отдельного ведения в С.-Петербургском мировом судебном округе дел о несовершеннолетних преступниках, на котором и было принято соответствующее решение. 23.04.1912 г. в Москве открылся специальный суд по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними.
Становлению института ювенальных судов Российской Империи способствовал закон 1912 г., в соответствии с которой мировым съездам судебных округов разрешалось поручать одному из судей все дела определенного рода в пределах всего судебно-мирового округа
В результате сложившихся социальных и организационно-правовых предпосылок в начале XX в. в России возник и стал развиваться новый институт ювенальной юстиции – специализированные мировые суды о несовершеннолетних; при этом правовыми основами их деятельности являлись закон от 5.12.1866 г. «Об исправительных приютах для малолетних преступников» и закон от 02.06.1897 г. «Об изменении форм и обрядов судопроизводства по делам о преступных деяниях малолетних и несовершеннолетних», а также те акты, которые непосредственно регламентировали открытие и деятельность судов по делам несовершеннолетних в различных городах Российской Империи.
Решающую же роль в претворении в жизнь идеи о создании в России судов по делам несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет сыграло не государство, а общественное движение и его лидеры.
В третьем параграфе «Организационно-правовые основы функционирования ювенальной юстиции в России в начале XX в.» рассмотрены особенности в осуществлении производства дел о несовершеннолетних.
По уголовным делам, находящимся в компетенции как общих, так и местных судебных установлений, взятие под стражу несовершеннолетних обвиняемых было запрещено; вместо взятия под стражу они могли помещаться в исправительные приюты или колонии, отдаваться под ответственный присмотр родителям, родственникам или благонадежным лицам, а при невозможности этого – отдаваться в монастыри их вероисповедания.
Особенности процедуры рассмотрения дел в «детских» судах применялись, прежде всего, в отношении дел, выделенных в компетенцию мирового судьи по делам несовершеннолетних по субъективному критерию (когда несовершеннолетний привлекался в качестве обвиняемого); в отношении же дел, выделенных по объективному критерию, они использовались лишь в целях предупреждения общения со взрослыми обвиняемыми тех несовершеннолетних, которые выступали потерпевшими и свидетелями, а также с целью сосредоточения во власти особого судьи по делам несовер-13


14
шеннолетних всех предусмотренных законом мер воздействия на факторы, порождающие преступность подростков (раннюю эксплуатацию малолетних, жестокое обращение с ними, склонение их к нищенству и занятию проституцией, невыполнение обязанностей ответственного надзора и т.п.). Главным вспомогательным органом особого суда по делам несовершеннолетних являлся институт оплачиваемых и добровольных попечителей. Судами по делам о несовершеннолетних было также установлено сотрудничество с различными благотворительными обществами, ставящими целью своей деятельности заботу о подростках.
Становление и развитие нового института в системе ювенальной юстиции России - специализированных мировых судов о несовершеннолетних - нашло выражение в специализации мировых судей, специализации дел, подсудных особым судам по делам несовершеннолетних, специализации уголовного процесса по делам о преступлениях, совершенных подростками, а также в деятельности социальных учреждений и вспомогательных - по отношению к «детским» судам - органов, направленной на оказание этим судам помощи в деле осуществления правосудия по делам несовершеннолетних.
Во второй главе «Юрисдикция по делам несовершеннолетних правонарушителей в советский период» исследуются правовые основы, принципы организации и деятельности органов системы ювенальной юстиции, ее институциональное и организационное обеспечение.
В первом параграфе «Становление и развитие системы внесудебных органов по делам несовершеннолетних в РСФСР» рассматривается процесс становления ювенальной юстиции после октябрьской революции 1917 г.
Отмечается, что декреты СНК РСФСР от 24.11.1917 г. и от 29.12.1917 г., оставив в силе судебную юрисдикцию по делам несовершеннолетних правонарушителей, фактически устранили правовые основы функционирования института ювенальной юстиции - специализированных мировых судов по делам о несовершеннолетних. Тем не менее, в силу объективных причин судебная практика по делам о преступлениях, совершенных данной категорией лиц, не успела сколько-нибудь оперативно отреагировать на изменения, установленные первыми декретами советской власти, а также соответствующими постановлениями Народного Комиссариата юстиции, вводящими новый уголовно-процессуальный порядок деятельности следственных и судебных органов. Действительное преобразование судебной системы по делам несовершеннолетних было осуществлено Декретом СНК РСФСР от 14.01.1918 г. «О комиссиях для несовершеннолетних», который ликвидировал судебное преследование малолетних правонарушителей и отменил тюремное заключение для подростков. Дела о несовершеннолетних подлежали ведению комиссии о несовершеннолетних, состоящих в исключительном ведении Народного Комиссариата общественного призрения. Это была во многом утопическая попытка решительного преобразования судебной системы российского общества в сфере
14


15
борьбы с преступностью несовершеннолетних, попытка перехода от идеи смягчения уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, доминировавшей в русском дореволюционном праве, к идее почти полной замены уголовного наказания воспитательными мерами.
В циркулярном письме Наркомата государственного призрения РСФСР № 8 от 24.04.1918 г.1 разъяснялось, что комиссии о несовершеннолетних обвиняемых в общественно-опасных деяниях должны быть образованы при отделах призрения местных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в составе трех лиц – представителей ведомств государственного призрения, народного просвещения и юстиции (соответственно – врача, педагога и юриста). К концу 1918 г. комиссии о несовершеннолетних обвиняемых состояли в ведении в одних губерниях – отделов социального обеспечения, в других – отделов народного образования, в третьих – отделов здравоохранения. Все три центральных ведомства продолжали руководство комиссиями о несовершеннолетних совершенно независимо друг от друга, и такое положение продолжалось до 1.01.1920 г.; когда отдел охраны детства из Наркомата социального обеспечения РСФСР перешел в Наркомат просвещения РСФСР со всеми подведомственными ему учреждениями.
Распоряжением Наркомата социального обеспечения РСФСР за № 1722/Б от 14.06.1919 г. во всех губернских и уездных городах РСФСР предписывалось учредить детские приемные пункты и пользоваться ими для содержания задержанных несовершеннолетних.
Оценивая первые итоги деятельности учреждений, заменивших «детские» суды в борьбе с правонарушениями несовершеннолетних, необходимо отметить, что комиссии о несовершеннолетних обвиняемых в общественно-опасных деяниях, являясь педагогическими органами, глубоко отличными от судебных органов, пытались оказать влияние на социальные причины детских и юношеских правонарушений. Их задачей было педагогически воздействовать на несовершеннолетнего правонарушителя, защитить его воспитание и развитие от влияния негативных условий окружающей среды, способствовать созданию вокруг подростка той социальной и педагогической обстановки, которая наилучшим образом обеспечивала бы его воспитание и социальное развитие.
Декрет от 4.03.1920 г. О делах о несовершеннолетних, обвиняемых в общественно-опасных действиях»повысил возраст несовершеннолетия до 18 лет (ст. 2), подтвердил компетенцию комиссий о несовершеннолетних в отношении дел о лицах «обоего пола до 18 лет, замеченных в действиях общественно-опасных» (ст. 3) и отмену судебного преследования и тюремного заключения в отношении несовершеннолетних (ст. 1). Вместе с тем, ст. 4 Декрета устанавливала, что дела о несовершеннолетних в возрасте 14-18 лет могут передаваться из комиссий в народные суды, если комиссия устанавливала невозможность применения к несовершеннолетнему мер
ГИАНО. Ф.Р-265. Оп.1. Д.6. Лл.2-2 об.
15


16
медико-педагогического воздействия. При этом Наркомату юстиции РСФСР вменялось в обязанность содержать таких несовершеннолетних отдельно от взрослых и совместно с Наркоматом просвещения РСФСР приступить к организации соответствующих учреждений (реформаториумов).
Принятая совместным Постановлением Наркоматов просвещения, здравоохранения и юстиции «Инструкция Комиссиям по делам несовершеннолетних» уточнила положения Декрета от 4.03.1920 г. К мерам медико-педагогического характера, которые могли применяться комиссиями по делам несовершеннолетних, ст. 16 Инструкции относила передачу несовершеннолетних старше 14 лет вместе с делами в народный суд в случае признания вышеуказанных мер недостаточными – при упорных рецидивах, систематических побегах из детских домов, а также «при иной опасности для окружающих оставления несовершеннолетнего на свободе».
В развитие Декрета СНК РСФСР от 4.03.1920 г. Декретом СНК РСФСР от 22.05.1925 г. при Наркомате просвещения РСФСР была создана Центральная Комиссия по делам о несовершеннолетних, предназначенная для организации планомерной борьбы с правонарушениями несовершеннолетних и согласования деятельности всех заинтересованных в этом ведомств.
С целью упорядочения деятельности комиссий по делам несовершеннолетних правонарушителей СНК РСФСР 26.03.1926 г. принял Декрет «О местных комиссиях по делам о несовершеннолетних». В компетенцию комиссий по делам о несовершеннолетних входила борьба с правонарушениями несовершеннолетних, не достигших 16 лет, путем применения к ним медико-педагогических мер. При этом не была точно определена компетенция комиссий о несовершеннолетних обвиняемых в общественно-опасных действиях; процедура рассмотрения дел в комиссиях законодательно не устанавливалась, а имела характер ведомственного регулирования; не был определен перечень педагогических мер и мер социальной помощи, которые комиссии могли применять к несовершеннолетним, совершившим общественно-опасные деяния.
С изданием Декрета Совнаркома РСФСР от 4.03.1920 г. «О делах о несовершеннолетних, обвиняемых в общественно-опасных действиях», повысившего возраст несовершеннолетия до 18 лет, восстановившего уголовное судопроизводство по делам несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет – в том случае, если комиссия по делам несовершеннолетних устанавливала невозможность применения к подростку мер медико-педагогического воздействия, получило начало параллельное существование двух институтов, осуществлявших рассмотрение дел о несовершеннолетних правонарушителях: комиссий по делам несовершеннолетних и народных судов. При этом был установлен приоритет внесудебных органов в юрисдикции по делам несовершеннолетних.
Во втором параграфе «Развитие системы ювенальной юстиции в период 20-х – 50-х гг. XX в». проанализированы правовые основы и практическая деятельность системы ювенальной юстиции в 20-50-е гг.
16


17
С 1.06.1922 г. на всей территории РСФСР Постановлением ВЦИК был введен в действие Уголовный кодекс РСФСР, который определял категории граждан, к которым не могли применяться уголовные наказания. К ним относились несовершеннолетние до 14 лет, а также все несовершеннолетние от 14 до 16 лет, «в отношении которых признано возможным ограничиться мерами медико-педагогического воздействия». К ним ст. 46 УК РСФСР относил помещение в учреждения для морально-дефективных и принудительное лечение.
В УПК РСФСР 1922 г.не выделялось особое производство в отношении несовершеннолетних, однако две статьи кодекса учитывали возрастные особенности данной категории лиц. Так, ст. 40 УПК РСФСР определяла, что «при наличии в деле нескольких обвиняемых, из которых один или несколько являлись несовершеннолетними (менее 16 лет), дело в отношении последних должно быть выделено и передано в комиссию о несовершеннолетних», а ст. 144 УПК РСФСР предписывала производить определение возраста обвиняемого в тех случаях, когда было основание полагать, что обвиняемый является несовершеннолетним, «при отсутствии надлежащих документов, путем медицинского освидетельствования».
С образованием Союза ССР был принят общесоюзный нормативный акт – «Основные начала уголовного законодательства ССР и союзных республик» 1924 г., в котором указывалось, что меры медико-педагогического характера должны применяться к несовершеннолетним до 14 лет, т.е. к лицам, не достигшим возраста привлечения к уголовной ответственности. К несовершеннолетним старше 14 лет данные меры следовало применять только в том случае, когда соответствующие органы – комиссии по делам несовершеннолетних или суды – признавали невозможным или нецелесообразным применение к ним мер уголовного наказания. Следовательно, союзное законодательство сохраняло институт мер, заменявших для несовершеннолетних уголовное наказание.
В 1926 г. в РСФСР был принят новый Уголовный кодекс. Социальной предпосылкой его принятия явилась определенная стабилизация экономической, политической и социальной обстановки в стране, требовавшая изменения ряда законодательных норм об уголовной ответственности и наказании (в том числе и положений, относящихся к несовершеннолетним). Ст. 12 УК РСФСР 1926 г. «Ответственность несовершеннолетних» устанавливала границы наступления уголовной ответственности данной категории лиц: для несовершеннолетних до 14 лет она не наступала совсем; несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет могли привлекаться к ней в том случае, если комиссии по делам несовершеннолетних признавали невозможным ограничиться мерами медико-педагогического воздействия. Ст. 50 УК РСФСР по-прежнему предусматривала обязательное смягчение уголовного наказания для несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет на 1/2, а в возрасте от 16 до 18 лет – на 1/3 по отношению по отношению к той максимально возможной мере, которая применялась за совершение данного преступления. К мерам социальной защиты медико-педагогического ха-17


18
рактера относилось: 1) отдачу несовершеннолетнего на попечение родителей или заменяющих их лиц (в том случае, если эти законные представители имели возможность его содержать), иных лиц и учреждений; 2) помещение несовершеннолетнего в специальное лечебно-воспитательное заведение.
Постановлением СНК РСФСР от 17.07.1929 г комиссиям по делам несовершеннолетних было предоставлено право помещать правонарушителей в возрасте от 14 до 16 лет не только в воспитательные учреждения, находившиеся в ведении Народных Комиссариатов просвещения, здравоохранения, социального обеспечения и т.д., но и в исправительно-трудовые учреждения НКВД РСФСР (далее по тексту – ИТУ НКВД РСФСР) без указания конкретного срока вплоть до совершеннолетия. Таким образом, уголовное наказание – в виде помещения в ИТУ НКВД – переставало быть исключительно судебной прерогативой; его могли применять и органы административной юрисдикции в лице комиссий по делам несовершеннолетних.
В 30-е годы идея о необходимости усиления репрессий, в том числе – уголовной репрессии получила решающее преимущество в законодательстве 1935 г. 7.04.1935 г. принимается Постановление ЦИК и Совнаркома СССР «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних»1. П. 1 Постановления устанавливал уголовную ответственность несовершеннолетних, «уличенных в совершении краж, причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или попытках к убийству», начиная с 12-летнего возраста; при этом несовершеннолетние, совершившие названные преступления, должны были привлекаться к суду «с применением всех мер уголовного наказания».
В Постановлении СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности», принятом 31.05.1935 г., отмечалось, что организованная борьба с детским хулиганством и преступными элементами среди детей и подростков ведется «совершенно недостаточно, а в ряде мест и вовсе отсутствует». Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) всю ответственность за борьбу с детской беспризорностью, безнадзорностью и уличным хулиганством детей и подростков возлагали непосредственно на местные советские органы, при этом комиссии по делам несовершеннолетних правонарушителей при отделах народного образования ликвидировались. Существующие типы детских учреждений: детские дома нормального типа и для трудновоспитуемых были отнесены к ведению наркоматов просвещения союзных республик; специализированные детские дома для детей, нуждающихся в длительном лечении – к ведению наркоматов здравоохранения союзных республик; изоляторы, трудовые колонии и приемники-распределители – к ведению НКВД Союза ССР.
В основе рассматриваемых документов лежало положение о неизбежности обострения классовой борьбы по мере продвижения к социа-1 Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР (далее по тексту – СЗ СССР). 1935. №19. Ст.155.
18


19
лизму. Излишне упрощенными, искажающими действительность стали подаваться выводы о причинах и характере преступности несовершеннолетних – как и всей преступности в стране, которая, якобы, продуцируется деклассированными элементами и вражеской агентурой.
В 40-х гг. законодательство в области борьбы с преступностью несовершеннолетних развивалось все более в сторону ужесточения их ответственности. Так, 10.12.1940 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности несовершеннолетних за действия, могущие вызвать крушение поезда», снизивший предельный возраст уголовной ответственности до 12 лет за совершение действий, которые могут вызвать крушение поезда .
4.06.1947 г. были изданы Указы Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан». Указы устанавливали, что уголовная ответственность за хищение социалистического имущества наступает с 14 лет; если же хищение осуществлялось путем кражи или разбоя, то уголовной ответственности подлежали лица, которым исполнилось 12 лет. Значительно повышались санкции за все виды хищений. Представляется, что несмотря на улучшение социальной обстановки в стране, требовавшей большей дифференциации и индивидуализации в сфере уголовной ответственности и наказаний, Указы от 4.06.1947 г. продолжили взятый руководством страны курс на предпочтение репрессивных методов в борьбе с преступностью несовершеннолетних.
С 1935 г. и до конца 50-х гг. юрисдикция по делам несовершеннолетних преступников находилась исключительно в компетенции судебных органов, при этом в качестве правовой основы для специализации уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних выступало не процессуальное законодательство, а подзаконные нормативные акты. Большое значение для правильного уяснения правоохранительными органами всех особенностей судопроизводства по делам несовершеннолетних правонарушителей в этот период имели директивы и инструкции Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР.
В третьем параграфе «Система и компетенция органов, правомочных осуществлять рассмотрение дел о правонарушениях, совершенных несовершеннолетними, в период 60-х – 80-х гг» рассматривается процесс дальнейшей эволюции советской системы ювенальной юстиции в важный период отечественной истории.
Законодательные и правоприменительные акты, определившие карательную направленность правосудия в отношении несовершеннолетних в период с середины 30-х до конца 50-х годов, утратили силу после XX съезда КПСС в связи с принятием нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик.
25.12.1958 г. Верховным Советом СССР был принят закон «Об утверждении Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных рес-19


20
публик». В отличие от предыдущих Основ и с учетом далеко продвинувшегося процесса централизации советского государства Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. в ст. 10 устанавливали единый для всех республик и их уголовного законодательства возраст уголовной ответственности – 16 лет. За совершение наиболее распространенных и тяжких преступлений – убийства, умышленного нанесения телесных повреждений, причинивших расстройство здоровью, изнасилования, разбойного нападения, кражи, злостного хулиганства, умышленного уничтожения или повреждения государственного, общественного имущества или личного имущества граждан, повлекшего тяжелые последствия, а также умышленного совершения действий, могущих вызвать крушение поезда – порог уголовной ответственности был определен с 14 лет. В ст. 10 Основ также содержалось указание о возможности применения судом к лицу, совершившему в возрасте до 18 лет преступление, не представляющее большой общественной опасности, принудительных мер воспитательного характера, не являющихся уголовным наказанием (при этом виды мер воспитательного характера и порядок их применения должен был устанавливаться законодательством союзных республик).
25.12.1958 г. Верховным Советом СССР был также принят закон «Об утверждении Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик». В Основах уголовного судопроизводства содержался ряд норм, учитывавших некоторые особенности производства в отношении несовершеннолетних правонарушителей. Так, недостижение лицом к моменту совершения общественно опасного деяния возраста привлечения уголовной ответственности было отнесено к числу обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (п. 5 ст. 5); в порядке исключения из общего правила о гласности судебного разбирательства по мотивированному определению суда допускалось закрытое судебное разбирательство по делам о преступлениях несовершеннолетних, не достигших 16-летнего возраста (при этом приговоры судов во всех случаях должны были провозглашались публично) (ст. 12); по делам о преступлениях несовершеннолетних защитник допускался к участию в деле с момента предъявления обвинения (ст. 22).
27.10.1960 г. Постановлением Верховного Совета РСФСР был принят новый УК РСФСР, ряд статей которого был посвящен вопросам уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних. Ст. 10 УК РСФСР повторяла ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик о возрасте уголовной ответственности. При всем положительном, что было связано с российским уголовным законодательством 1960 г., необходимо отметить, что нормы УК, регламентирующие вопросы уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, не были систематизированы путем выделения в отдельную главу или раздел.
27.10.1960 г. Постановлением Верховного Совета РСФСР был принят новый УПК РСФСР. Особенности судопроизводства в отношении несовершеннолетних, закрепленные в этом кодексе, определялись исключениями
20


21
из общих правил осуществления уголовного процесса. УПК РСФСР 1960 г. не просто развил рамочные нормы, содержавшиеся в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г., но и – в отличие от УК РСФСР 1960 г. – систематизировал их, сведя в отдельную главу. Компетенция в отношении дел о преступлениях, совершенных подростками, была по-прежнему сохранена за судами общей юрисдикции.
В 1961 г. в РСФСР, как и во всех союзных республиках СССР, были восстановлены комиссии по делам несовершеннолетних. В соответствии с Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР (далее по тексту – Указ ПВС РСФСР) от 29.08.1961 г., данные комиссии создавались при исполнительных комитетах районных, городских (в городах, не имеющих районного деления, а также в городах республиканского подчинения), окружных, областных, краевых Советов депутатов трудящихся, а также при Советах Министров автономных республик.
Комиссии по делам несовершеннолетних были наделены правами вхождения с представлениями в соответствующие государственные органы или общественные организации – по вопросам привлечения к ответственности родителей, неправильно относящихся к воспитанию детей, лиц, создающих условия для совершения детьми и подростками правонарушений, подстрекающих или привлекающих несовершеннолетних к совершению преступлений и других антиобщественных поступков (ст. 13), а также в суд – по вопросу лишения родителей их родительских прав, если будет установлено злоупотребление этими правами или злостное уклонение от обязанностей по воспитанию детей (ст. 14). Воссоздание комиссий по делам несовершеннолетних вновь, как и в 20-х гг., привело к образованию системы административных органов, правомочных рассматривать дела о правонарушениях, совершенных детьми и подростками. В очередной раз в России произошла переориентация законодательства и практики на борьбу с правонарушениями несовершеннолетних не исключительно в рамках только одних – в данном случае – судебных, но также и других – внесудебных форм.
Необходимо отметить, что в УПК РСФСР 1960 г. не содержалось указаний на какую-либо специализацию следователей и судей, осуществляющих производство по делам несовершеннолетних.
Представляется, что именно последним обстоятельством были вызваны те существенные недостатки в деятельности органов следствия и суда по рассмотрению дел о преступлениях несовершеннолетних, которые были отмечены в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3.07.1963 г. № 6 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».
3.06.1967 г. принимается Указ ПВС РСФСР «Об утверждении Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних, в котором в качестве одного из основных направлений их деятельности определялось рассмотрение дел о правонарушениях несовершеннолетних. В компетенцию рай-21


22
онных (городских) комиссий по делам несовершеннолетних в качестве обязанности в области предупреждения правонарушений несовершеннолетних входило совместное с детскими комнатами милиции осуществление наблюдения за поведением несовершеннолетних, подвергнутых мерам воспитательного или административного воздействия, осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы, условно осужденных и досрочно освобожденных от отбывания наказания, за поведением несовершеннолетних, возвратившихся из специальных воспитательных и лечебно-воспитательных учреждений или отбывших наказание в трудовых колониях для несовершеннолетних, а также ведение учета этих несовершеннолетних; принятие в случаях необходимости мер к трудоустройству несовершеннолетних или направлению их в учебные заведения.
Одновременно с Указом ПВС РСФСР «Об утверждении Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних» был принят Указ ПВС РСФСР «Об утверждении Положения об общественных воспитателях несовершеннолетних». В Положении указывалось, что институт общественных воспитателей учрежден в целях повышения роли общественности в воспитании несовершеннолетних, совершивших правонарушения, и его основной задачей является оказание помощи родителям или лицам, их заменяющим, в перевоспитании несовершеннолетних правонарушителей в духе уважения и соблюдения законов и правил социалистического общежития.
20.06.1984 г. на девятой сессии Верховного Совета РСФСР десятого созыва был принят Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (далее по тексту – КоАП РСФСР), введенный в действие с 1.01.1985 г., в соответствии с которым административной ответственности подлежали лица, достигшие к моменту совершения административного правонарушения 16-летнего возраста. Ст. 14 КоАП РСФСР устанавливала, что к несовершеннолетним в возрасте от 16 до 18 лет, совершившим административные правонарушения, применяются меры, предусмотренные Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних.
Оценивая итоги процесса развития системы ювенальной юстиции в РСФСР в 60-х – 80-х гг. XX в., необходимо отметить, что принятые в этот период нормативно-правовые акты оказали влияние на углубление содержания всех ее институтов. Представляется, что система ювенальной юстиции характеризовалась охранительно-карательной направленностью: с одной стороны как суды, так и внесудебные органы, правомочные рассматривать дела о правонарушениях, совершенных несовершеннолетними, действовали в целях защиты и охраны прав и законных интересов несовершеннолетних, с другой – презюмировалась неизбежность наказания при совершении преступлений и административных правонарушений.
В третьей программе КПСС (1961 г.) была поставлена жесткая и утопическая задача – полностью искоренить преступность (в т.ч. и подростковую) в нашей стране в уже «обозримом» будущем.
Данный параграф завершается анализом мифов в отношении преступности несовершеннолетних, которые были свойственны и дореволю-22


23
ционной России, и советскому периоду отечественной истории, и продолжают сохраняться и в современных условия, во много определяя правовую политику государства в сфере ювенальной юстиции.
В заключении подводятся итоги проведенного исследования, делаются краткие выводы, определяются перспективы дальнейшего исследования данной проблемы.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
Законодательные акты Российской Империи об особенностях правового положения детей и подростков // Социально-гуманитарные знания. 2006, №11(0,45 п.л.);
Цели наказания несовершеннолетних // Материалы международной научно-теоретической конференции «Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений». - Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский университет МВД России, 26-28 ноября 1999 г. (0,1 п.л);
К вопросу о деятельности судов по перевоспитанию несовершеннолетних правонарушителей // Материалы межвузовской научно-практической конференции «Состояние и проблемы повышения профессионального уровня научно-педагогических и научных кадров военного института в интересах подготовки офицеров внутренних войск МВД России» (к 60-летию Санкт-Петербургского военного института внутренних войск МВД России). - Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский университет МВД России, 23 апреля 2004 г. (0,25);
Юрисдикция по делам несовершеннолетних правонарушителей в период с 1920 - 1950 годы 20 века // Материалы международной конференции «Терроризм как угроза обществу в эпоху глобализации». – Уфа: УЮИ МВД России, 13-14 апреля 2006 г., часть II (0,4 п.л.);
Организованная преступная деятельность несовершеннолетних и правовые основания ее предупреждения // Материалы международной научно-теоретической конференции «Международные и национальные проблемы борьбы с организованной преступностью». - Уфа: УЮИ МВД России, 12-13 апреля 2007 г. (0,3 п.л.).
23

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.