WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЮРИДИЧЕСКИЕ ОБЯЗАННОСТИ: СУЩНОСТЬ И ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

КАРИМОВА Рузиля Рамилевна

ЮРИДИЧЕСКИЕ ОБЯЗАННОСТИ: СУЩНОСТЬ И ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ

Специальность 12.00.01- теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Екатеринбург 2008


Диссертация выполнена на кафедре теории государства и права Государственного   образовательного    учреждения   высшего профессионального образования «Уральская государственная юридическая академия»

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент

доцент Минниахметов Рим Ахметович

Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор

Сапун Валентин Андреевич

кандидат юридических наук, доцент Жайкбаев Жанбек Садыкович

Ведущая организация:       Башкирский государственный университет

Защита состоится « 21 » м а я 2008 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.282.01 в Уральской государственной юридической академии (620066, Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, зал заседаний Ученого Совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии

Автореферат разослан      « ___ »    апреля  2008 г.

Ученый секретарь диссертационного Совета

доктор юридических наук, профессор                          В.И. Леушин


ВВЕДЕНИЕ

ХХI век выдвигает новые требования к государству, праву и обществу. Наука о праве, отвечая на вызовы времени, должна быть адекватной тем условиям, в которых функционируют и развиваются важнейшие институты гражданского общества - государство и право. Практически это означает, что правоведению необходимо не только исследовать новые научные предметы, но и подвергать теоретической рефлексии концепции, давно уже разработанные, сложившиеся, и потому кажущиеся незыблемыми и аксиоматичными. Одной из таких фундаментальных проблем является проблема юридических обязанностей. Поставленная два с половиной тысячелетия назад Аристотелем[1], затем осмысленная мыслителями средневековья и нового времени (Ф. Аквинский, Г. Гроций, Ш.Л. Монтескье и др.)[2], и, наконец, принявшая современный вид в рамках теории правоотношений[3], частное учение о юридических обязанностях и ныне остается востребованным и актуальным.

В свете сказанного, полагаем, что в условиях формирования Российского правового государства роль правовых отношений в общем и юридических обязанностей[4] в особенности,  не только не умаляется, но, напротив, возрастает.

[

[1] Аристотель. Об обязанностях. / Пер. с лат. В. Горенштейна. М.: ООО «Изд-во

АСТ». 2003.

[2] См., напр.: Монтескье Ш.Л. О духе законов. М., 1953.

[3] См., напр.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., Юрид. лит.

1974.

[4] Уточняя понятие юридических обязанностей, отметим,  что следует признать

обоснованной точку зрения, которой придерживаются большинство юристов (М.Н.

Марченко,  В.И.  Леушин,  О.Э.   Лейст  и  др.),  согласно  которой  юридические

обязанности – это вид, мера должного поведения, осуществляемого в интересах

управомоченного лица. Однако эта исходная парадигма, принятая за основу в

диссертационной   работе,   позволяет интерпретировать ее в позитивистском, и

естественно-правовом аспекте.

[ [


Диссертационное исследование, посвященное изучению юридической природы (сущности) юридических обязанностей, направлено, в конечном счете, на утверждение в нашем обществе социально полезных правовых идей. Следовательно, настоящий научный труд можно признать достаточно своевременным.

Актуальность темы диссертационного исследования.

Гражданское общество и государство постепенно приходит к доминирующей мысли о том, что в настоящее время становится все более актуальным не только правотворчество остро необходимых законов, но и надлежащее исполнение законодательства. Именно в этом направлении должна развиваться работа по формированию социального правового государства. Этот ориентир подразумевает заранее определенный комплекс, сложную систему действий, нацеленных на то, чтобы члены общества своими действиями утверждали правовой порядок.

В свете сказанного, рассмотрение в настоящем исследовании вопросов юридических обязанностей объясняется объективными потребностями придать общественным отношениям такую правовую форму, которая была бы адекватна задаче формирования правового государства. Современное правоведение должно стремиться к глубокому проникновению в сущность правовых явлений, казавшихся уже давно изученными и известными предметами. В частности, новое «прочтение» проблемы юридических обязанностей позволяет открыть новые горизонты правотворчества и реализации права.

Таким образом, актуальность намеченного научного исследования правовой идеологии усматривается в следующих направлениях.

1. Отечественное правоведение, традиционно трактуя феномен юридических обязанностей как меру должного поведения в интересах управомоченного лица (С.Н. Братусь и др.), постепенно утратило интерес к общетеоретическому изучению данного феномена. Это повлекло за собой


известный застой в развитии теории правоотношений, а также вызвало определенные трудности в практическом формулировании юридических обязанностей, адекватных требованиям правовой государственности. По нашему мнению, государство в ходе правотворчества должно учитывать естественно-правовую сущность юридических обязанностей, формировать и реализовывать правовые обязанности, способные быть выражением системы базовых ценностей современного гражданского общества.

2. Сложившиеся к сегодняшнему дню в теории права и государства научные взгляды на юридические обязанности требуют дальнейшего развития. Дело в том, что большинство отечественных исследований, посвященных правоотношениям, субъективным правам и юридическим обязанностям было осуществлено во второй половине ХХ века. Условия этого времени жестко задавали соответствующую парадигму. В результате были проведены достаточно глубокие по содержанию, но, порой, формальные по своим выводам исследования о содержании, структуре и роли юридических обязанностей. Поэтому актуальной выглядит попытка объективной оценки сложившихся научных интерпретаций юридических обязанностей. В необходимых случаях актуально обновление взглядов, а также поиск нового социально-правового, естественно-правового содержания этого феномена в условиях российской правовой действительности.

Цель и задачи работы.

Цель диссертационного исследования состоит в уяснении сущности юридических обязанностей, форм их выражения. Дополнительной целью познания указанного научного предмета явилось уяснение механизма реализации юридических обязанностей и факторов их надлежащей реализации.

Для достижения сформулированных целей, в работе намечены следующие исследовательские задачи:

- осуществить теоретико-правовой анализ понятия «юридическая обязанность», проанализировать ее сущность;


  1. установить характер связи юридической обязанности с субъективным правом;
  2. описать юридические обязанности как идеальные модели правового поведения;
  3. проанализировать функции юридических обязанностей;

-   показать реальную естественно-правовую природу юридических

обязанностей, и то влияние, которое способна оказать эта природа на

процесс правотворчества, его результаты (законодательство);

-    сформулировать положения о границах, мере юридических

обязанностей.

Научно-информационная и теоретическая основа диссертационного исследования представлена результатами научных трудов ученых в области теории права и государства (С.С. Алексеев, А.М. Васильев, С.Ф. Кечекьян, О.Э. Лейст, В.И. Леушин, Е.А. Лукашева, М.Н. Марченко, Н.И. Матузов, Ф.М. Раянов, Ю.Г. Ткаченко, А.С. Шабуров, В.Е. Чиркин, Р.О. Халфина,  Л.С. Явич и др.).

Ряд развиваемых в диссертации идей опирается на работы российских дореволюционных правоведов (Н.Н. Алексеев, И.А. Ильин, П.И. Новгородцев, Б.Н. Чичерин).

Методологическую основу диссертации образуют общие принципы научного познания (материалистическая диалектика). Автором применялись также общенаучные подходы: системный, генетический, структурно-функциональный, теоретического моделирования, аналогии. Специфика предмета диссертационного исследования в значительной степени обусловила применение такого метода научного анализа как естественно-правовой подход. Способ видения юридических обязанностей позволил автору наглядно представить их в виде правового феномена, обладающего собственной сущностью. Таким образом, можно заключить, что в диссертационном исследовании используется   комплекс научных методов,


применение которых обеспечивает объективность и всесторонность научного анализа, а также достоверные научные результаты.

Объектом диссертационного исследования является правовая действительность, рассматриваемая в единстве ее составных элементов.

Предметной областью исследования выступают юридические обязанности как особый тип нормативного освоения правовой действительности, с помощью которых формулируются нормы права, моделируется реальное поведение субъектов права. Юридические обязанности рассматривается автором как феномен, обладающий собственной юридической природой, отличной от природы субъективных юридических прав (правомочий).

Научная новизна диссертационного исследования и положения, которые выносятся на защиту.

В диссертации впервые в современном российском правоведении предпринят анализ юридических обязанностей с учетом внутренней логики этого предмета исследования, что дало возможность провести системный теоретико-правовой анализ сущности юридических обязанностей, форм их выражения и закрепления в праве, а также особенностей реализации.

На защиту выносятся следующие положения, содержащие элементы новизны:

1. Юридическая обязанность интерпретируется как возникающее из интереса, эквивалентное правам и свободам должное действие или бездействие (как потенциальное, так и реальное), основанное на государственной необходимости и реализуемое на основании внутриличностной и юридической ответственности добровольно или силой государственного принуждения

Дано понятие обязанности как системного социального явления на основе взаимности как признака социального обмена, специфики биоприродной сферы, эволюции социальных отношений, приводящих к субъективно-мотивационным зависимостям между личностью, обществом и


государством,  обусловленности  обязанности свободой на донормативном уровне развития индивида.

  1. Обязанность рассматривается как необходимый элемент свободы человека, выполняющей функции согласования, сохранения, направления индивидуальной свободы. Свободе имманентно присуще свойство внутренней ответственности. Социальная свобода, стремящаяся к изменению, разрушению или созиданию, имеет относительную устойчивость, являющуюся несвободой, которая организует, направляет и охраняет свободу от саморазрушения. Несвобода как атрибут свободы – это свойство внутренней ответственности личности, ее волевой готовности к выполнению обязанностей.
  2. Поставлена проблема меры (границы) юридических обязанностей. Определена структура обязанностей как системного социального явления, показан процесс их эволюционирования в правовой статус.
  3. Установлены функции юридических обязанностей, (стимулирующая функция, охранительная функция, эквивалентная функция, стратификационная функция).
  4. Сделан важный методологический вывод о том, что современное правовое существование обязанностей осуществило отрыв от их внутреннего ценностного субстрата, оставив лишь внешнюю оболочку долженствования. Право лишь легитимирует внутренние обязанности человека, «отрывает» их от его внутреннего статуса, облекает в форму императивности и возвращает к человеку, лишая его эквивалентного взаимодействия с государством, превращая человека из субъекта права в его объект. Так разрушается внутренний, волевой характер самообязывания и возникает противодействие юридическим обязанностям.

6.      Рассмотрена естественно-правовая сущность юридических

обязанностей. В отечественном правоведении нет единой точки зрения на

естественно-правовую природу юридических обязанностей. Как правило,

речь    идет    лишь    о    добровольной    форме    реализации    юридической


ответственности, которая не тождественна обязанности. Естественно-правовое содержание юридических обязанностей заключает в себе справедливость, детерминированную природными, биологическими, культурными факторами. Справедливость – это внутренне осознаваемый стимул к самообязыванию. Особенностью же социализации справедливости как внутреннего состояния человека является то, что свободный выбор справедливости для себя, на индивидуальном уровне, замещается свободой выбора справедливости для других, т.е. тех людей, которые потенциально или реально жизненно необходимы ему. Другим важнейшим компонентом естественно-правового содержания юридических обязанностей является внутренняя совесть и вина, которые имеют в основе своей биологические корни. Они выступают как своеобразная питательная среда для самообязывания. Различный характер вины и метавины, внутренней совести и правосознания порождает и разный характер обязывания – самообязывание и юридическую обязанность, внутреннее долженствование и внешнее обязывание.

  1. Долженствование – новое понятие, вводимое автором для обозначения естественно-правового содержания юридических обязанностей. Оно выражается во внутренней самооценки человека, как фиксация в его мысли некоего идеала понимаемого, прежде всего, как идеала выживания в определенной среде, приспособления к ней, изменения ее агрессии. Долженствование первично по отношению к понятию «общественный долг» и не всегда совпадает с ним.
  2. В работе предпринята также попытка определить концепцию юридических обязанностей в рамках позитивного права. По мнению Г.Т. Чернобеля, недостатком существующей концепции правопонимания является то, что находясь в плену теоретического прошлого, они акцентируют внимание главным образом на генетической характеристике права, а функционально трактуют его слишком односторонне, фрагментарно, что не дает достаточно ясного представления о реальной практической роли права

в системе общественных отношений, его ценностном регулятивном значении.

Все    больше    превалируют    констатирующие,    а    не    концептуальные суждения[5]».

В работе была предпринята попытка системного концептуального анализа юридической обязанности в гносеологическом и онтологическом плане, итогом чего явился вывод о юридической обязанности как смысловом центре понятия и реализации права.

9.  Юридические обязанности не являются периферийными как с точки

зрения теории права, так и правоприменительной практики. Следует

констатировать, что научная недоработка категориального аппарата

юридических обязанностей не является только одной из академических

трудностей, а становится серьезной проблемой в сфере реализации права.

Отсутствие четких методологических основ исследования ведет к

«размытости» их теоретического отражения и неэффективности

правоприменительной практики.

10.  Позитивистский подход к определению сущности юридических

обязанностей основан на следующих утверждениях, которые приобрели

статус общепринятых, а следовательно, опосредуются в законотворческом

процессе, приобретая, тем самым, общесоциальные качества: de lege lata (по

существующему закону); как необходимая предопределенность; как

требование государственной власти, обеспеченное механизмом реализации,

главным компонентом которого является принуждение; как императивность

и однозначность по содержанию; как коррелят правам других субъектов

права; как должное поведение; как конкретные формы выражения

ответственности; как запрет на определенные виды поведения; как

потенциальное или осуществленное действие в результате неправомерного

или правомерного поведения.

[5] Чернобель Г.Т. Право как мера социального блага // Журнал Российского права. 2006. №6. С. 80.


Широкий «разброс» определений сущности юридических обязанностей проистекает из   неразработанности   в  юридической  литературе  вопроса структуры  юридической  обязанности  и  ее  месте  в  системе  правовых категорий.     Как     правило,      структура     юридической      обязанности представляется     как     упрощенная,     сопрягаемая     исключительно     с необходимостью что-то совершать или от чего-то воздерживаться и нести ответственность (как негативную, так и позитивную). С нашей точки зрения, структура юридической обязанности гораздо богаче, а связи между ее элементами вполне динамичны, что и позволяет внешней юридической обязанности воплощаться во внутриличностное существование.

11. Структура юридической обязанности имеет следующую, по нашему мнению, иерархическую соподчиненность:

·         интерес, который продуцирует обязанность как внутриличностное

состояние самообязывания и юридическую обязанность как государственное

веление. Интерес нуждается в адекватных средствах реализации, т.е. это

такое состояние данных средств, когда любой обязанности должны

соответствовать адекватные им с точки зрения ценности, меры и объему

права и свободы.

·           долженствование, как внутренняя готовность индивида к

реализации обязанности. Долженствование может продуцироваться

государственной необходимостью, представляющую собой историческую и

социокультурную, а также ситуативную реальность, для правового

оформления которой преимущественно требуется принудительная сила

государства (в связи с тем, что она не может быть переведена мгновенно в

состояние внутреннего обязывания, т.к. часто идет вразрез с интересами

субъектов права. Интерес, коррелятивность прав, свобод и обязанностей,

долженствование, государственная необходимость, выступая в таком

системном взаимодействии, порождает

·          ответственность, как резюмирующий компонент юридической

обязанности.


·           Особым   структурным   элементом   юридической   обязанности

следует признать государственную необходимость, которая в отличие от конкретного интереса наполнена особым историческим и социокультурным содержанием.

Все эти структурные элементы рассмотрены нами во взаимосвязи с естественно-правовой сущностью юридических обязанностей.

12. Впервые рассмотрены принципы юридической обязанности: принцип

естественно-правового характера юридической обязанности; принцип

адаптации юридической обязанности к системе прав и свобод, реализуемых в

обществе; принцип приоритета конституционных обязанностей; принцип

социальной эффективности юридических обязанностей; принцип выражения

юридического статуса личности; принцип федерализма в законодательном

закреплении и реализации юридических обязанностей; принцип единства

прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

13.  Произведена классификация юридических обязанностей. Особое

внимание уделено обязанностям государства и установлен пробел в их

конституционном регулировании. Это, на наш взгляд, связано с

отсутствием в ст. 18 Конституции РФ упоминания о том, что не только

права и свободы, но и обязанности человека и гражданина, а также

государства определяют смысл, содержание и применение законов,

деятельность законодательной и исполнительной власти, местного

самоуправления. Указанный пробел свидетельствует о незавершенности

логической правовой нормы (С.С. Алексеев), что может привести к

неэффективности системы законодательства. «Недостроенность» указанной

нормы объясняется тем, что при формировании текста первой

демократической конституции России никто из юристов не усматривал в

юридических обязанностях присущую им естественно-правовую природу и

не наделял их правовой императивностью, способной подчинить себе

государство.


14. В диссертационном исследовании рассмотрены нормативные предписания и нормы права как идеальные модели юридических обязанностей. Сущность правовой нормы трактуется более широко, т.к. по нашему мнению, помимо волевой сущности, норме права присущи интерес, интерсубъективность права и свобода. В работе уточняется категориальный статус правовой нормы, проводится четкое различие между нормой права, правовым предписанием и правом в целом. Право имеет природный и социальный характер, но не всегда воплощается в правовой норме системно; не всегда происходит учет ее естественного компонента. В работе проанализированы некоторые нормы Конституции Российской Федерации, Уголовного кодекса РФ, УПК РФ, ряда федеральных законов и кодексов, Постановлений и Определений Конституционного Суда РФ.

Научная и практическая значимость проведенного диссертационного исследования состоит в том, что оно способствует выработке рационального подхода к сложному явлению в правотворчестве и правоприменительной практике (реализации права) – юридическим обязанностям. Результаты исследования позволяют соединить данные теоретического изучения с практическими наработками в сфере правотворчества. Исследование содержит рекомендации, которые могут быть использованы в правотворческом процессе, при создании практически-прикладных концепций законопроектов и текстов законов. Диссертация содержит ценный познавательный материал, который можно использовать в учебном процессе в ходе преподавания юридических дисциплин в высших и средних специальных учреждениях юридического профиля.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации излагались на научно-практических конференциях, проводимых в Уфимском филиале УрГЮА в 2006-2007 г.г. , а также научных семинарах кафедры теории государства и права, проводимых в Башкирском государственном университете в 2005-2007 г.г..   Результаты исследования


использовались в учебном процессе в ходе преподавания курса теории государства и права в Уфимском филиале Уральской государственной юридической академии.

Структура диссертации. Текст диссертации состоит из введения, трех глав, подразделенных на параграфы, заключения и списка литературы. Общий объем диссертации составляет 228 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, называются его цели, задачи, объект и предмет, определяются методологические и теоретические основы работы, раскрываются основные положения, в которых выражена научная новизна, отмечается теоретическая и практическая значимость диссертации, а также содержатся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава – «Обязанности как социальный и юридический феномен» - посвящена осмыслению понятийно-категориальных аспектов темы, выяснению предпосылок формирования и сущности юридических обязанностей. В ходе исследования отстаивается «сквозная» идея диссертации о том, что в современных условиях формирования правовой государственности в России необходимость в юридических обязанностях усиливается. С учетом сказанного автор пытается подойти к юридическим обязанностям не только с теоретико-правовых позиций (как к теоретическому феномену), а как к реальному явлению нашего общества, которое нуждается в соответствующем теоретическом осмыслении.


В первой главе диссертационного исследования – «Обязанности как социальный и юридический феномен» автором дается широкая научная палитра взглядов на проблему юридических обязанностей.

Первый   параграф   –   «Понятие юридических обязанностей как

системного      социального     явления:     историко-правовой     анализ»

представляет  собой   попытку  выделить  и  осуществить сравнительный

анализ   научных   подходов   к   пониманию    юридических   обязанностей,

сложившихся к настоящему моменту развития отечественного правоведения.

В работе введено новое понятие - «самообязывание», которое толкуется как       внутреннее   состояние   внешне   проявляемой   обязанности,   что продуцируется природно – бытовой средой обитания человека и проявляется в предметной деятельности человека, поддерживающий прежде всего его биологический статус.

Автор приходит к мысли о том, что эквивалентный обмен сторон в общности людей возможен лишь при том условии, когда его субъекты являются одновременно носителями и притязаний и обязанностей. Такая взаимность становится в процессе развития социума сердцевиной права, позволяющей сделать его всеобщим. Далее, утверждается, что закономерность доправового существования обязанности выражена в самообязывании члена общности, в существовании внутренней готовности к выполнению обязанности в силу объективного воспроизводства их в социуме.

Обязанности формируют практически все ведущие структурные элементы общественной жизни: право, властные институты, государство, гражданское общество. Обязанности представляют собой устойчивый элемент свободы человека как на доправовом, так и правовом уровне развития социума. Социальная свобода, стремящаяся к изменению, разрушению или созиданию, имеет относительную устойчивость, являющуюся несвободой, которая организует, направляет и охраняет свободу от   саморазрушения.   Несвобода   как   атрибут   свободы   –   это   свойство


внутренней ответственности личности, её волевой готовности к исполнению обязанностей.

Право лишь легитимирует внутренние обязанности человека, «отрывает» их от его внутреннего статуса, облекает в ореол императивности и возвращает к человеку, лишая его эквивалентного взаимодействия с государством, превращая человека из субъекта права в объект права. Так разрушается внутренний волевой характер самообязывания и возникает противодействие юридическим обязанностям. Отмечается, что специфика обязанности как системного социального явления состоит в том, что в ней одновременно сконцентрированы ценности, интересы и свободы субъекта социума.

Системное действие обязанностей проявляется в следующих их функциях: стимулирующей, - выступающей стимулом развития социума, его эволюционирование от природно – биологического компонента к социально – правовому; охранительной, - устанавливающей путём внутреннего самообязывания человеком меру своей индивидуальной свободы, что является сердцевиной саморегуляции общества, предпосылкой его гражданского состояния, эквивалентная функция, проявляющаяся во взаимности как имманентном признаке социального обмена; стратификационная функция, позволяющая природному сообществу людей структурироваться в социальную общность в связи с моральноустанавливающим и правоустанавливающим характером обязанностей.

Обязанность заключает в себе правоохранительную сущность, но, охраняя право, она «отрывается» от прав и свобод и предстаёт как их антагонист. Так происходит юридизация обязанностей.

Отмечается, что «перекос» прав в ущерб обязанностям в современных «галопирующих» демократиях приводит к таким негативным последствиям для социума, как нарушение принципа сочетания общественных и личных интересов,   искажений   личностной   ориентации,   когда   порой   даже   за


совершённым преступлением кроется безоговорочно понимаемое право, к поглощению принципов демократии и распаду гражданского общества.

Во втором параграфе - «Естественно – правовой подход в исследовании сущности юридических обязанностей» осуществлено обоснование парадигмы юридических обязанностей, имеющих естественно – правовое содержание и функционирующих в формах позитивного права.

В частности, отмечается, что внутренняя вина, совесть, долженствование являются необходимыми компонентами внутренней (позитивной) ответственности человека, что, в целом, и обуславливает естественную природу юридических обязанностей.

В третьем параграфе «Проблема структуры юридической обязанности   в контексте позитивистской парадигмы правоведения»

автор приходит к следующим положениям:

Юридическая обязанность представлена в отечественном правоведении не на системном, концептуальном уровне. Позитивистский подход, превалирующий в исследовании юридической обязанности, базируется на следующих общепринятых и опосредованных в законодательстве утверждениях относительно статуса юридической обязанности: это необходимая предопределенность, требования государственной власти, обеспеченность механизмом принуждения в процессе реализации, коррелятивность, конкретная форма выражения ответственности, запрет на определенные виды поведения, как потенциальное или осуществленное действие.

Результатом применения только одного (позитивистского) подхода при анализе категории «юридическая обязанность» она так и не получила полноценного определения, так как во всех определениях в основном содержится порядок и форма реализации юридической обязанности, а не её системный анализ как естественно-социального политико-правового явления.


Структура юридической обязанности имеет следующую, по нашему мнению, иерархическую соподчиненность: интерес, который продуцирует обязанность как внутриличностное состояние самообязывания и юридическую обязанность как государственное веление. Интерес нуждается в адекватных средствах реализации, т.е. это такое состояние данных средств, когда любой обязанности должны соответствовать адекватные им с точки зрения ценности, меры и объему права и свободы. Это, в свою очередь, порождает долженствование как внутреннюю готовность индивида к реализации обязанности. Долженствование может продуцироваться государственной необходимостью, представляющую собой историческую, социокультурную и ситуативную реальность для правового оформления которой преимущественно требуется принудительная сила государства в связи с тем, что она не может быть переведена мгновенно в состояние внутреннего обязывания, т.к. часто идет в разрез с интересами субъектов права. Интерес, коррелятивность прав и свобод и обязанностей, долженствование, государственная необходимость, выступая в таком системном взаимодействии, порождают ответственность как резюмирующий компонент юридической обязанности.

Долженствование не продуцирует государственную необходимость, так как она представляет собой историческую социокультурную и правовую реальность, для правового оформления которой требуется принципиальная сила государства, так как она не может быть переведена мгновенно в состояние долженствования, ибо часто идет вразрез с интересами субъектов права. Интерес, коррелятивность прав, свобод и обязанностей, долженствование, государственная необходимость, выступая в системном взаимодействии, порождают ответственность как резюмирующий компонент юридической обязанности.

Юридическая обязанность – возникающая из интереса, эквивалентное правилам и свободам должное действие (как потенциальное, так и реальное),     основанное на государственной необходимости и реализуемое


на основании     внутриличностной и (или) юридической ответственности добровольно или    силой государственного принуждения.

Устойчивость всем структурным элементам юридической обязанности придают принципы, понимаемые как императив (как право, стоящее над законом). К таким принципам относятся принципы естественно- правового характера юридической обязанности; принцип адаптации юридических обязанностей к системе прав и свобод, существующих в обществе; принцип приоритета конституционных обязанностей; принцип социальной эффективности; принцип выражения юридического статуса личности; принцип федерализма; принцип единства прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

В четвертом параграфе «Классификация юридических обязанностей (на опыте анализа конституционно-правового текста)» главы 1 проводится мысль о том, что неправомерно рассматривать обязанности как механизм проявления воли государства. Они имеют сложную структуру, в основе которой лежат прежде всего естественные потребности человека.

Несмотря на единство прав и обязанностей человека и гражданина, представляется целесообразным в основу классификации обязанностей положить их отличия от прав и свобод. Анализ современного конституционного развития многих стран мира свидетельствует о неоправданном сужении круга основных обязанностей человека и гражданина перед обществом и государством. Приоритетность одних обязанностей по сравнению с другими определяется объёмом их содержания.

В современном российском правоведении сложились следующие точки зрения по поводу классификации обязанностей:

а)          Обязанности подразделяются на естественно - правовые и

юридические;

б)        Обязанности подразделяются на запретительные и эвентуальные;


в)          Обязанности подразделяются на обязанности человека и гра

жданина и обязанности государства;

г)          Обязанности подразделяются на основополагающие, матери

альные и процессуальные.

Взаимные обязанности государства и индивида, их сбалансированность, являются критерием гражданского общества, способом оценки эффективности его функционирования.

Понимание прав и свобод человека, общества и государства, а также их обязанностей не может быть выше тех условий жизнедеятельности, которые они отражают.

В тексте диссертации отмечается, что крайне высокая степень абстракции в плане отражения в международных правовых актах обязанностей человека по отношению к государству и мировому сообществу должна быть преодолена путём принятия мировым сообществом Международной декларации основных обязанностей человека.

Во второй главе диссертации - «Законодательство как форма выражения юридических обязанностей» автор сделал акцент на анализе юридических обязанностей, выраженных в текстах конкретных нормативно-правовых актов Российской Федерации.

В первом параграфе – «Нормативное предписание и норма права -идеальные модели юридических обязанностей» автор утверждает, что прецедентное судебное право, принципы права и морали должны показать законодателю правильный вектор его деятельности с тем, чтобы норма права заработала как идеальная модель юридической обязанности. Автор указывает на некоторые практические проблемы регулирования юридических обязанностей в нормах различных отраслей права.

Во втором параграфе – «Проблема определения границ и «меры» юридической обязанности» отмечается, что в отечественном правоведении мера прав и свобод рассматривается как ограничение права, так и действий законодателя     по    его    ограничению;     как    способ    предотвращения


злоупотребления   правом;   определенная   сфера   права   (правовое   поле), очерчивающее границы развития права, его применение.

Ограничение (мера) юридических обязанностей возможно только с точки зрения их качественно-количественной целостности как социальной системы, что предопределяет меру как синтез внешнеобязанных и внутрисогласуемых предписаний, когда право действует не только как запрет, санкция, но и как ограничение, сдерживание, а также как инструмент обеспечения прав и обязанностей человека.

Юридическая обязанность, имея в своей основе естественно-правовое содержание, не может трактоваться как только отрицательная правовая мотивация и, следовательно, мера юридической обязанности не может отождествляться с обязанностью. Обязанность не является эквивалентом запрета.

Мера юридических обязанностей является следствием правовой оценки законодателем объективных возможностей различных субъектов права причинить вред и исполнить предписание по его возмещению или реализовать санкцию. Мера юридической обязанности, как и мера права -это в большей степени вопрос не способов, а объёма регулирования. В советском правоведении упор, безусловно, делали на способы правового регулирования, в связи с чем произошла деформация профессионального сознания юристов, когда на первое место ими ставились вопросы формы осуществления права, а не его реализации.

Автор отмечает, что отсутствие в правоприменительной практике легальных возможностей установления меры юридических обязанностей – прямой путь легализации дискриминации в праве, что разрушает основу правового государства, базирующегося на верховенстве права.

Делается вывод, что мера юридических обязанностей может устанавливаться различными способами: путем её определения в Основном Законе и развития в текущем законодательстве (при условии, что законодатель не может выйти за пределы конституционных принципов –


определителей меры юридических обязанностей); путем реализации гарантий прав, свобод и обязанностей; путем определения объектов права, субъектов права, специфики государственного состояния и целей реализации, в рамках которой и существует юридическая обязанность, то есть которыми она объективно измерена.

Определение конституционных принципов ограничителей юридических обязанностей – единственно правильный путь определения меры юридических обязанностей в текущем законодательстве и правоприменительной практике. К числу таких принципов-определителей меры юридической обязанности следует отнести принцип конституционного строя; принцип первичности народного суверенитета; принцип равных обязанностей; принцип социальной сущности государства; принцип обнародования нормально-правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности граждан; принцип потенциальной юридической обязанности при реализации прав и свобод человеком и гражданином; принцип достоинства личности; принцип процессуального урегулирования; принцип законодательного запрета на введение государством новых юридических обязанностей граждан.

К числу проблемных вопросов в сфере меры юридических обязанностей следует отнести отсутствие чёткой корреляции меры обязанности с мерой права в законодательстве, что не позволяет эффективно определить объём юридической обязанности, а также отсутствие в правоприменительной практике понимания юридической обязанности как императивной и диспозитивной.

Третий   параграф   –   «Юридическая   обязанность   как   элемент правоотношения:   характер и типы связей с субъективным правом»

обосновывает мысль о том, что субъективное право (обязанность) как сфера поведения субъектов права, представляющая собой единство возможного поведения обладателя субъекта права, возможность требовать


совершения (не совершения) определенных действий от других (обязанных) лиц, возможность прибегнуть к аппарату государственного принуждения.

Между субъективным правом и юридической обязанностью существует модальная связь, которая суть проявление категорической, императивной связи между управомоченным и обязанным субъектом;   содержанием этой связи есть приказ, обращенный к обязанному лицу совершить определенные действия (либо воздержаться от них).

Устойчивой    взаимосвязи    субъективного    права    и    юридической обязанности способствует их осознание субъектом   не только как внешнего влияния     права,     но    и     «переживание»    права,    характеризующее внутриличностное правопсихологическое состояние субъекта.

В    реферируемой    работе    отмечается,    что     существуют     общие (универсальные)    юридические    обязанности,   содержание    которых    не может    быть    непосредственно    выведено     из   субъективных   прав   и субъективных обязанностей субъектов права. К числу таких обязанностей некоторые      отечественные      правоведы      относят      конституционные обязанности.    Автор же   полагает, что это не   любые   конституционные обязанности, а лишь те, которые императивны, содержанием которых являются конституционные правовые запреты. Поэтому запрет - коррелят общего права, охватывающего всех субъектов права в данном государстве.

Юридическая природа конституционных обязанностей выражена не только в степени их общности, месте или роли в механизме правового регулирования, а, прежде всего, в принципе императивности права, возвышающегося над свободами, правами, обязанностями, закрепленными в основном законе.

Конституционные юридические обязанности в силу их особой юридической природы не могут быть отнесены к числу субъективных обязанностей граждан.

Специфика юридических обязанностей на конституционно-правовом уровне   определяется   особого   рода   правоотношением   «государство   -


гражданин». Правомерность существования такого правоотношения вытекает из принципа императивности права, отсутствие в правоприменительной практике симметричного коррелята обязанностей - правам в связи со специфическими целями которых могут быть реализованы только в данном правоотношении.

Глава 3 – «Механизм реализации юридических обязанностей и проблема их регулятивной роли» не содержит разделение текста на параграфы. Эта часть работы, как видно из названия главы, посвящена практическим вопросам воплощения юридических обязанностей в конкретном поведении субъектов права. Автор на примере реализации конституционной обязанности – альтернативной гражданской службы – приходит к мысли о том, что правовой механизм нуждается в серьезной доработке, без которой невозможно осуществление данной юридической обязанности без серьёзных деформаций.

Восполнение пробелов в законодательстве, регулирующие юридические обязанности, а также толкование норм права содержащих юридические обязанности   –   важнейшее   условие   и    проблема    функционирования правового механизма реализации юридической обязанности.

В «Заключении» подводятся основные итоги проведенного диссертационного исследования, обозначаются проблемы, вытекающие из существования юридических обязанностей в правовой системе Российской Федерации и намечаются перспективы дальнейшего научного анализа предмета диссертационного исследования.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:


Работы, опубликованныевведущихрецензируемыхнаучных

журналахиизданиях, указанныхвперечнеВысшей

аттестационнойкомиссии:

1.  К вопросу о мере юридической обязанности и характере связи с

субъективным правом / Р. Р. Каримова // Право и государство:

теория и практика. 2007. № 7 (31). – 0,2 п.л.

2. О естественно – правовой сущности юридических обязанностей/

Р. Р. Каримова // Право и политика. 2007. № 7 (91). – 0,3 п.л.

Публикациивдругихизданиях:

3.    Юридические обязанности: основные черты, теоретические

подходы к познанию / Р. Р. Каримова // Актуальные проблемы

формирования правового государства в России. Материалы

Всероссийской научно – практической конференции. Уфа, 2006. – 0,2

п.л.

4.  Конструкция юридических обязанностей в контексте военного

законодательства / Р. Р. Каримова // Правотворческая и

правоприменительная деятельность в Российской Федерации:

вопросы теории и практики. Материалы Всероссийской научно –

практической конференции. Уфа, 2007. – 0,3 п.л.


Подписано в печать __________  . Формат 60х84/16. Усл. печ. л. 0,95.

Тираж   100   экз.   Заказ   №   ____.    Отпечатано:   Издательский   дом Уральской государственной юридической академии.


 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.