WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Каневский Константин Геннадьевич

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность 12.00.01 - теория и история государства и права; история учений о праве и государстве

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 2004


Работа выполнена в Российском Новом Университете


Научный руководитель

Официальные оппоненты:


доктор    педагогических    наук, юридических наук, профессор

Давыдов Геннадий Павлович

доктор юридических наук

Тагиев Алескер Солтанович


кандидат


кандидат юридических наук, доцент

Догадайло Екатерина Юрьевна


Ведущая организация:


Академия труда и социальных отношений


Защита состоится 21 декабря 2004 года в 12-00 на заседании диссертационного совета К 170.003.01 в Российской академии правосудия по адресу: 117418, г. Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 69а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке  Российской академии правосудия.

Автореферат разослан «    » ноября 2004 года.


Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат юридических наук

Е.В. Сырых


Актуальность темы исследования определяется тем, что за последние полтора десятилетия государственно-конфессиональные отношения в России претерпели существенные изменения. Резко увеличилось количество зарегистрированных религиозных объединений и действующих на территории России конфессий и отдельных направлений внутри конфессий. Расширилась сфера деятельности религиозных объединений, которые в настоящее время активно занимаются благотворительной, образовательной, издательской и иными видами деятельности. Религиозная составляющая стала использоваться в политике. В то же время на теоретико-правовом уровне и уровне законодательного регулирования указанные изменения государственно-конфессиональных отношений пока не получили надлежащего отражения.

Теоретико-правовые аспекты свободы совести и светскости государства в российской юридической литературе освящены недостаточно полно. Широкое распространение среди российских правоведов получили положения об особом партнерстве государства с традиционными религиозными объединениями, закреплении особого правового статуса последних, необходимости ограничения деятельности иных религиозных объединений. Данные положения недостаточно согласуются с Конституцией России. Понятия светского государства и свободы совести нередко ограничительно толкуются.

Одновременно интенсивно внедряется в практику кооперационная модель взаимоотношений государства и религиозных объединений, основанная на противопоставлении «традиционных» и «нетрадиционных» религий, предоставлении привилегий избранным религиозным объединениям и, напротив, ограничении деятельности иных религиозных объединений.

В связи с этим актуальной предстает задача исследования теоретико-правовых основ светского характера государства и свободы совести,


правового регулирования допустимых в светском государстве форм сотрудничества государства с религиозными объединениями, выработка конкретных предложений по совершенствованию российского законодательства о свободе совести и религиозных объединений.

Научная разработанность проблемы.

Для понимания роли религии и религиозного мировоззрения в современном мире большую ценность представляют работы религиоведов Е.В. Балагушкина, В.И. Гараджи, К.Н. Костюка, А.О. Морозова, Ю.В. Тихомирова, и др.

Особенности государственно-конфессиональных отношений в России раскрыты в работах Л.И. Григорьевой, ТА. Кудриной, Р. Лункина, Н. Митрохина, Г.А. Михайлова, А. Солдатова, Н.А. Трофимчука, СБ. Филатова, М.О. Шахова, и др.

Теоретико-правовую базу исследования составили работы А.А. Алексеева, П.П. Баранова, А.Б. Венгерова, Н.А. Власенко, Е.Ю. Догадайло, В.В.Ершова, Т.В. Кашанина, В.В.Лазарева, М.Н. Марченко, B.C. Нерсесянца, Е.Н. Салыгина, В.М. Сырых, А.С. Тагиева, Д.Ю. Шапсугова.

История              правового              регулирования                государственно-

конфессиональных отношений в России достаточно полно исследована в работах Т.Ю. Архиерейской, В.В. Клочкова, А.А. Левиной, Л.А. Тюриной, В.А. Федорова, Г.Г. Черемных.

Непосредственно                правовым             аспектам              регулирования

государственно-конфессиональных отношений в России посвящены работы С.А. Бурьянова, Г.П. Лупарева, Е.М. Мирошниковой, С.А. Мозгового, Л.А. Морозовой, И.В. Понкина, А.В. Пчелинцева, В.В. Ряховского и др.

В частности, С.А. Бурьянов разрабатывает проблемы понятия и реализации свободы совести. С.А. Мозговой исследовал военно-религиозные    отношения.    Также    С.А. Мозговой    и    С.А. Бурьянов


проанализировали тенденции развития государственно-конфессиональных отношений в России. Большой научный интерес представляют идеи Г.П. Лупарева о теоретических основах свободы совести и светского государства. В работах Е.М. Мирошниковой рассматриваются правовые аспекты введения в российское законодательство элементов кооперационной модели государственно-конфессиональных отношений. И.В. Понкиным рассматривается понятие светскости государства и его реализация в российском законодательстве. Л.А. Морозова исследовала основные модели правового статуса религиозных объединений. А.В. Пчелинцев и В.В. Ряховский исследовали проблемы применения законодательства о свободе совести и религиозных объединениях.

В то же время нуждаются в дальнейшем исследовании понятия свободы совести и светского государства; особенности правового обеспечения реализации права граждан на свободу совести; возможные пути и принципы гармонизации государственно-конфессиональных отношений в России и совершенствования соответствующего законодательства.

Цель диссертационной работы - разработка теоретико-правовых основ свободы совести и светского государства, выявление недостатков действующего российского законодательства о свободе совести и религиозных объединениях и практики его реализации, а также выработка предложений по совершенствованию названного законодательства.

Объект исследования - государственно-конфессиональные отношения в России, под которыми диссертант понимает взаимоотношения государства и религиозных объединений, а также индивидуальные формы реализации права на свободу совести.

Предмет исследования - теоретико-правовые аспекты свободы совести и светского государства, теория и практика правового регулирования государственно-конфессиональных отношений в Российской Федерации.

5


В соответствии с целью и предметом исследования были определены следующие задачи:

-      рассмотреть особенности государственно-конфессиональных

отношений как предмета правового регулирования (их понятие, пределы

их регулирования в светском государстве);

  1. выявить основные принципы научной концепции свободы совести и светского государства;
  2. проанализировать правовые аспекты реализации права каждого на свободу совести в России, выявить особенности правового статуса религиозных объединений в России, основные тенденции развития российского законодательства о религиозных объединениях;
  3. установить особенности судебной практики российских судов по делам, связанным с реализацией права на свободу совести и деятельностью религиозных организаций;

-    выявить особенности социального партнерства религиозных

организаций и государства на современном этапе России и определить

оптимальный путь его развития.

Методологическая основа исследования.

Диссертант использовал общенаучные (сравнение; классификация; системный подход) и специально-юридические (сравнительно-правовой; юридический и лингвистический анализ нормативных правовых актов) методы познания.

Использование указанных методов позволило как выявить теоретико-правовые основы свободы совести и светского государства, так и проанализировать действующее законодательство и практику его применения, выявить их недостатки и выработать предложения по их совершенствованию.

6


Научная новизна исследования.

Дан анализ теоретико-правовых аспектов понятий свободы совести и светского государства, сформулированы предложения по развитию данных понятий и обеспечению их более полной реализации на практике в России.

Исследованы актуальные проблемы правового регулирования государственно-конфессиональных отношений в России, в том числе теоретико-правовые аспекты правового регулирования сотрудничества государства и религиозных объединений на современном этапе, правовое регулирование взаимодействия светской школы и религиозных объединений, тенденции развития законодательства о религиозных организациях.

Выявлены недостатки законодательства о свободе совести и религиозных объединениях и обоснованы конкретные предложения по совершенствованию законодательства.

Положения, выносимые на защиту:

1.  Содержание понятия светского государства включает в себя два

взаимосвязанных признака:

-     нейтральное отношение государства к религии и иным

мировоззренческим системам;

-   гарантированность государством соблюдения права каждого на

свободу совести.

2.  Предлагается рассматривать свободу совести как единство сферы

ее действия и состава прав, выражающих данную свободу.

Соответственно, свободу совести, взятую во взаимосвязи со свободой

мысли, следует понимать как свободу каждого придерживаться любых

соответствующих действующему законодательству взглядов, которые

имеют ценность сами по себе, а не как одна из форм отношения к религии,

а также свободу действия в соответствии с этими взглядами и их

пропаганды в рамках действующего законодательства.

7


3.       Диссертантом в развитие понятия «государственно-

конфессиональные отношения» предложено их определение как

совокупности двух блоков общественных отношений: взаимоотношений

государственных органов, организаций и учреждений, с одной стороны, с

религиозными объединениями, с другой, а также индивидуальных форм

реализации права на свободу совести.

4.     При правовом регулировании деятельности религиозных

объединений на современном этапе можно выделить три основные группы

общественных отношений с участием религиозных объединений -

контроль их деятельности со стороны государства, свободное социальное

служение религиозных объединений и их партнерские отношения с

государством.

5.  Принцип светского характера государственной и муниципальной

системы образования означает, что преподавание в любой форме религии в

государственных и муниципальных школах с конфессиональных позиций

недопустимо и что преподавание знаний о религии в указанных школах

должно проводиться исключительно с культурологических

внеконфессиональных позиций.

Практика внедрения религиозных факультативов в государственных и муниципальных школах во многих регионах России в соответствии с пунктом 4 статьи 5 закона «О свободе совести» приводит к нарушению светского характера государственной системы образования. В связи с этим необходима отмена либо корректировка указанной статьи и отмена принятых в соответствие с ней подзаконных нормативных правовых актов.

6.  Развитие системы соглашений о сотрудничестве религиозных

организаций с государственными органами не позволяет восполнить

пробелы законодательства и создать правовые гарантии прав религиозных

организаций по следующим причинам.

Во-первых, заключая соглашения с наиболее влиятельными религиозными организациями, государство создает более благоприятные

8


условия для их деятельности, что не соответствует статье 14 Конституции России, гарантирующей равенство всех религиозных объединений.

Во-вторых, при заключении указанных соглашений контроль

соблюдения             законодательства              религиозным              объединением,

осуществляемый   государственным   органом,    неизбежно    подменяется «партнерством особого рода».

7.   Для реализации одного из важнейших требований светского

государства - обеспечения правовой формы государственно-

конфессиональных отношений - необходимо установление четкого

порядка реализации права на свободу совести во всех сферах - армии,

медицинских учреждениях и др. - путем установления порядка и сроков

принятия соответствующего решения, оснований принятия решений

(заявлений, ходатайств и т.п.), ответственности должностных лиц за

нарушение данного порядка. Предложенный путь позволит гарантировать

права каждого верующего, обеспечить соблюдение прав религиозных

объединений и создать законодательную основу для развития социального

служения религиозных объединений.

8.  В целях обеспечения единообразия судебной практики и решения

конфликтных вопросов государственно-конфессиональных отношений

целесообразно принять специальное постановление Верховного суда

Российской Федерации и Высшего арбитражного суда Российской

Федерации, в котором необходимо обратить особое внимание на

следующие вопросы:

-    основания и порядок возврата государственного имущества

религиозным организациям;

-  основания и порядок ликвидации религиозных объединений;

-     вопросы финансового контроля и применения налогового

законодательства в отношении религиозных объединений.

9


Теоретическая и практическая значимость исследования.

Результаты исследования могут быть использованы при дальнейшей научной разработке понятий свободы совести и светского государства, исследовании проблем и путей совершенствования государственно-конфессиональных отношений, в процессе преподавания религиоведческих и правовых дисциплин.

Выявленные исследованием недостатки правового регулирования реализации права на свободу совести и правового статуса религиозных объединений могут быть учтены при совершенствовании действующего законодательства России.

Апробация результатов исследования.

Основные положения исследования были обсуждены на научно-практических конференциях в Российском новом университете в 2000 и 2001 годах и опубликованы в журналах «Религия и право», «Право и жизнь», «Российская юстиция», «Право и образование», а также в сборниках научных статей аспирантов Российского Нового Университета.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Российского Нового Университета и рекомендована к защите.

Структура диссертации.

Структура диссертации определяется логикой исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность и степень научной разработанности темы, формулируются цель, объект, предмет, задачи и методы исследования; научная новизна, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость исследования; апробация его результатов.

ю


Первая глава «Теоретические основы правового регулирования государственно-конфессиональных отношений» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Современные государственно-конфессиональные отношения в России» исследованы особенности данных отношений как предмета правового регулирования.

При правовом регулировании государственно-конфессиональных отношений по характеру правового регулирования на современном этапе можно выделить три основные группы общественных отношений с участием религиозных объединений - контроль за их деятельностью со стороны государства, социальное служение религиозных объединений и их партнерские отношения с государством.

Первая группа - контроль за деятельностью религиозных объединений, осуществляемый государственными органами - в большинстве стран, в том числе и в России, регулируется прежде всего специальным законодательством, и возникает по исчерпывающему перечню проблем, предусмотренных законодательством. Участником данных отношений всегда выступают государственные органы. Вторая группа - свободное социальное служение религиозных организаций -возникает по инициативе последних в связи с благотворительностью, миссионерством и т.п. и регулируется гражданским, трудовым и иными отраслями права. Светское государство не вмешиваться в данные общественные отношения и предоставляет гражданам и религиозным организациям право по своей инициативе участвовать в них. Относительно допустимости третьей группы отношений - партнерства государства и религиозных объединений - высказываются разные точки зрения, но на практике в большинстве государств мира она присутствует и характеризуется тем, что государство в лице органов власти выступает во взаимоотношениях с религиозными объединениями не как орган власти, а как равноправный партнер.

и


В каждом конкретном случае при правовом регулировании государственно-конфессиональных отношений необходимо учитывать особенности данных групп общественных отношений. Необоснованное распространение принципов партнерства на контроль деятельности наиболее влиятельных религиозных объединений, или, напротив, жестких мер государственного контроля на социальное служение церкви приводит к серьезным просчетам при регулировании государственно-конфессиональных отношений.

Важнейшей теоретической проблемой является определение необходимых пределов правового регулирования деятельности религиозных объединений и реализации свободы совести. В России установлены следующие пределы правового регулирования государственно-конфессиональных отношений:

  1. общеправовые пределы правового регулирования, вытекающие из демократического и правового характера российского государства (статья 55 Конституции России);
  2. ограничения вмешательства государства в деятельность религиозных объединений и реализацию свободы совести, вытекающие из светского характера государства, предусмотренные законом «О свободе совести» и иными нормативными правовыми актами.

Диссертантом также отмечается, что общепринятое определение государственно-конфессиональных отношений как совокупности взаимоотношений институтов государства и институциональных религиозных объединений приводит к признанию религиозных объединений посредниками между верующими гражданами и государством. Это не соответствует ст. 2 Конституции РФ, в соответствии в соответствии с которой человек, его права и свободы является высшей ценностью.

С учетом этого диссертантом сделан вывод о необходимости введения в научный оборот понятия государственно-конфессиональных

12


отношений как совокупности взаимодействий государственных органов, организаций и учреждений, с одной стороны, с институциональными религиозными объединениями, с другой, а также индивидуальных форм реализации права на свободу совести.

Во втором параграфе «Светскость государства» рассматриваются теоретико-правовые основы светскости государства. Отмечается, что свобода совести, светское государство имеют неотъемлемый набор правовых предписаний, которые могут быть полностью реализованы только при соблюдении всего комплекса этих предписаний. Не может быть «российской», «американской», «итальянской» и прочих моделей свободы совести и светского государства. Поэтому любое нарушение права личности на свободу совести, светского характера государства неизбежно влечет нарушение иных требований данных правовых институтов. Так, введение в России в школьную программу основ православного вероучения, зачастую фактически в обязательном порядке, приводит к нарушению не только светского характера государственной системы образования, но и конституционного принципа равенства всех религиозных объединений, права учеников на свободу совести и др.

Критика свободы совести и светского характера государства под предлогом конфликта традиционных религиозных ценностей со светскими либеральными ценностями и попытки дать последним ограничительное толкование в конечном итоге приводят к обоснованию клерикализации власти и общества, нарушений принципа светского характера государства и государственной системы образования.

Названные выше проблемы связаны, в том числе, с недостаточной научной разработанностью понятия светского государства. Так, рядом авторов светскость трактуется ограничительно и непоследовательно. Иные    исследователи    рассматривают    светскость    государства    через

1 Володина Н В., Взаимодействие государства и религиозных объединений в современном обществе: отечественный и зарубежный опыт. - М., 2003, с. 3-4.; Понкнн И.В., Светскость государства. М., 2004.

13


конкретные  положения  законодательства,  что  не  позволяет  выявить сущность светского государства2.

Светскость государства диссертант рассматривает как основополагающую характеристику государства, в соответствии с которой государство нейтрально относиться к религии и иным мировоззренческим системам и гарантирует соблюдение права каждого на свободу совести.

Во-первых, нейтралитет светского государства распространяется не только на религиозные взгляды и атеизм, но и на иные мировоззренческие системы. Если же государство будет толерантно относится лишь к атеистам и верующих и нарушать права сторонников иных взглядов, то оно тем самым будет ставить в привилегированное положение верующих и атеистов. Религиоведы в качестве форм свободомыслия наряду с атеизмом рассматривают скептицизм, антиклерикализм, индифферентизм, натурализм, светский гуманизм3. О правомерности выделения конкретных форм свободомыслия можно спорить, но необходимо подчеркнуть, что атеизм является лишь одной из форм свободомыслия. И права всех сторонников свободомыслия в светском государстве должны соблюдаться.

Во-вторых, важнейшим признаком светского государства является обеспечение права каждого на свободу совести. Первый аспект светскости - нейтральное отношение государства к религии и иным взглядам -позволяет обеспечить равенство сторонников всех мировоззренческих систем, но данное равенство может быть и во всеобщем ограничении прав. Необходимо, чтобы государство создало условия для реализации права на свободу совести для всех, независимо от отношения к религии и иным взглядам.

В рамках российского законодательства светский характер государства реализуется посредством установления ряда правовых принципов - признание права каждого на свободу совести и равенства

2Баглай М.В., Туманов В.А., Малая энциклопедия конституционного права - М., 1998, с. 407; Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации. Отв. ред. В.В. Лазарев. - М., 2001, с. 90.

14


человека и гражданина независимо от отношения к религии и иным мировоззренческим системам; отделение религиозных объединений oi государства; равенство всех религиозных объединений; светскость государственной, муниципальной и военной службы; светскость государственной и муниципальной системы образования; недопустимость финансирования государством религиозных объединений; запрет религиозным объединениям напрямую участвовать в политической борьбе; установление особого режима памятников истории и культуры, являющихся одновременно религиозными ценностями и с в я т ы н я м и .

В параграфе 3 главы 2 «Свобода совести в светском государстве» рассмотрены теоретико-правовые основы свободы совести.

Понятие свободы совести может быть охарактеризовано по двум критериям, которые в единстве позволят дать наиболее емкое определение свободы совести - по составу прав, выражающих свободу совести, и по сфере ее действия.

По составу прав наиболее удачной, на наш взгляд, является их классификация на 3 следующие группы:

«интеллектуальная» сторона свободы совести - право самостоятельно формировать свое отношение к религии и иным мировоззренческим системам, в том числе выбирать, менять религиозные или иные убеждения, создавать новые мировоззренческие системы;

право действовать в соответствии со своими религиозными или иными убеждениями, в том числе совершать религиозные обряды и церемонии, соблюдать предписания вероучения в личной жизни, вступать в религиозные объединения и др.;

право распространять то или иное отношение к религии и нерелигиозным мировоззренческим системам.

С точки зрения сферы действия свободы совести в настоящее время достаточно широко распространилось и часто реализуется на практике

3 Основы религиоведения Учебник Под ред. Яблокова И Н - М, 2000, с 356-361

15


ограничительное толкование свободы совести, в соответствии с которым последняя сводится к тому или иному отношению граждан к религии и толкуется с учетом национальных традиций и т.п. неопределенных критериев, в том числе в рамках теории «религиозной безопасности». Такое понимание свободы совести способствует установлению привилегированного статуса религиозной формы идеологии, признанию вторичными по отношению к религии свободомыслия и иных нерелигиозных форм мировоззрения. Однако, международное право рассматривает свободу совести «не обособленно, а в составе сложных конструкций субъективных прав»4. Европейский суд по правам человека в соответствии с положениями международных договоров также рассматривает свободу совести во взаимосвязи со свободой мысли и убеждений как неотъемлемый признак демократии. Следовательно, узкое толкование свободы совести как свободы формировать то или иное отношение к религии и поступать в соответствии с ним приходит в противоречие с положениями международных договоров о правах человека и практикой Европейского суда по правам человека.

В связи с этим свобода совести рассматривается диссертантом как мировоззренческая свобода, содержание которой не ограничивается различным отношением граждан к религии. Свобода совести должна трактоваться в комплексе со свободой мысли и пониматься как свобода граждан придерживаться любых соответствующих действующему законодательству взглядов, которые имеют ценность сами по себе, а не только как одна из форм отношения к религии, действовать в соответствии с ними и пропагандировать их.

Свобода совести может быть ограничена в случаях, предусмотренных статьей 55 Конституции России - в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов  человека  и  гражданина,  обеспечения   обороны   страны   и

4 Тетерятников Н.Ю., Теоретико-правовые основы свободы совести, автореферат к.ю.н. - Екатеринбург,

16


безопасности государства. При этом в каждом конкретном случае наличие необходимости ограничения права должно определяться исходя из двух критериев - наличия «неотразимого государственного интереса», превалирующего над частными интересами, и использования наименее ограничивающих мер для его обеспечения.

Вторая глава «Пути совершенствования законодательства России о свободе совести и религиозных объединениях» состоит из двух параграфов.

Анализ данного законодательства о свободе совести и религиозных объединениях в первом параграфе «Проблемы правового регулирования порядка реализации права на свободу совести и правового статуса религиозных объединений» выявил его неполноту и внутреннюю противоречивость. Одним из спорных положений закона «О свободе совести» является ч. 4 ст. 5 закона «О свободе совести»& которая предусматривает, что по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. С точки зрения обеспечения светского характера государственной системы образования это представляется некорректным. Преподавание религии предполагает «благоговейное» отношение к предмету изучения, и, следовательно, преподаватель должен преподавать этот предмет не с нейтральных культурологических позиций, а как верующий человек, признающий истинность преподаваемого вероучения. Также обучение религии трудно представить без проведения религиозных обрядов. И то, и другое не соответствует светскому характеру государственной и муниципальной системы образования.

2002, с. 8.

17


ИВ Понкин, сторонник введения религиозных факультативов, определяет обучение религии как «несветскую форму религиозного образования, осуществляемую религиозной организацией или под ее управлением и контролем, а также катехизацию и воцерковление либо иные аналогичные формы в нехристианских религиозных объединениях, направленные на привлечение обучаемых в религиозное объединение»5. Возникает вопрос - как можно в светской школе вводить основы православной или иной религиозной культуры, которые представляют собой «несветский» курс, направленный на привлечение учеников в религиозное объединение?

Отмеченная правовая коллизия может быть решена путем отмены либо существенной корректировки положений ч. 4 ст. 5 закона «О свободе совести» и изданных во исполнение данной статьи приказа и писем. Это позволит обеспечить светский характер государственной и муниципальной системы образования, избежать необходимости решения многих трудных вопросов, связанных с введением религиозных факультативов в светских школах (открытия специальных курсов для отказавшихся от посещения факультатива, перегрузки учеников).

Правовой статус религиозных организаций также нуждается в совершенствовании. Закон предоставляет право религиозной группе получить правовой статус религиозной организации либо при условии подтверждения 15-летнего срока существования на данной территории, либо вхождения в централизованную религиозную организацию. На практике это приводит к тому, что большинство вновь создаваемых религиозных групп вынуждены входить в централизованные религиозные организации. Тем самым порядок регистрации религиозных организаций создает благоприятные условия для роста влияния крупнейших религиозных объединений России и контроля государства за развитием всей конфессии через ее центры.

5 П о н к и н И В, Светскость государства - М, 2004, с 88

18


В последнее время учеными, представителями государства и религиозных организаций6 выдвигаются предложения об установлении иных контролирующих полномочии централизованных религиозных организаций за входящими в них местными общинами. В частности, предлагается закрепить за централизованными религиозными организациями права на отдельные виды имущества местных общин, право утверждения уставов местных общин и др. Данные предложения нацелены на дальнейшее усиление государственного контроля за религиозной жизнью и противоречат внутренним нормам многих конфессий. Реализация подобных предложений в конечном счете способна нанести серьезный ущерб свободе вероисповедания в России.

Отражением возрастания влияния религиозных объединений является сложившаяся в середине 1990-ых годов тенденция к исключению церковного сектора экономики из сферы государственного контроля. В настоящее время религиозным организациям и отчасти их предприятиям предоставлены льготный режим коммерческой деятельности, который способствуют развитию теневой экономической деятельности в церковном секторе экономики. В частности, религиозным объединениям и учрежденным ими коммерческим предприятиям предоставлены существенные льготы при осуществлении финансового контроля, уплате налога на добавленную стоимость и налога на имущество, которые распространяются в том числе на коммерческую деятельность указанных субъектов. Необходимо скорректировать льготы религиозных организаций в налоговой сфере и в области финансового контроля, обеспечив адресное применение названных льгот при осуществлении религиозной, образовательной,       благотворительной      деятельности       религиозных

* Куницын И.А., Правовой статус религиозных объединений в России. - М, 2000, с. 281, Как выстраивать взаимоотношения власти и конфессий в новом веке? Основы политики Российского государства в сфере свободы совести и вероисповедания: опыт концептуального подхода//НГ-Религии, 27 06 01, № 12 (83); О будущих взаимоотношениях конфессий и государства. Дискуссия продолжается//НГ-Религии, 22.08.01, № 16 (87); Преодолевая государственно-конфессиональные отношения. - Нижний Новгород, 2003, с. 289-298.

19


организаций и их нераспространение на предпринимательскую деятельность под эгидой последних.

В параграфе втором «Проблемы реализации свободы совести и деятельности религиозных объединений в судебной практике» рассматривается судебная практика российских и международных судов по данной категории дел.

Свой вклад в развитие законодательства о свободе совести и религиозных объединениях вносят Международный суд по правам человека, юрисдикция которого была признана Российской Федерации; Конституционный суд Российской Федерации, толкование которьм Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» существенно повлияло на правоприменительную практику указанного закона; российские суды общей юрисдикции и арбитражные суды, которые рассматривают разнообразные дела, связанные с деятельностью религиозных объединений и реализацией права на свободу совести.

В настоящее время гораздо чаще стали доходить до судебной стадии дела, связанные с конфликтами на религиозной почве (в частности, споры вокруг выставки «Осторожно, религия» и захвата верующими храма Воскресения Христова в Кадашах). Также особенностью современной судебной практики по делам, связанным со свободой совести и деятельностью религиозных объединений, является появление судебных споров по нестандартным для судей проблемам, которые они не всегда готовы правильно решать (споры о соответствии обязательного присвоения кода ИНН праву на свободу совести, право фотографироваться на паспорт мусульманок в хиджабе и др.). После завершения перерегистрации религиозных организаций одной из наиболее сложных категорий дел являются дела о ликвидации религиозных организаций.

Диссертантом сделан вывод о том, что в целях обеспечения единообразия судебной практики и решения конфликтных вопросов государственно-конфессиональных   отношений   целесообразно   принять

20


специальное постановление Верховного суда Российской Федерации и Высшего арбитражного суда Российской Федерации, в котором следует обратить особое внимание на следующие вопросы:

-    основания и порядок возврата государственного имущества

религиозным организациям;

- основания и порядок ликвидации религиозных объединений;

-     вопросы финансового контроля и применения налогового

законодательства в отношении религиозных объединений.

Глава третья «Социальное партнерство государства и религиозных объединений - теоретико-правовой аспект»состоит из двух п а р а г р а ф о в .

В первом параграфе «Соииалъное партнерство государства и религиозных объединений в современной России» отмечается, что фактический статус религиозных объединений определяется прочно укрепившимся в общественном сознании разделением религиозных объединений на традиционные и нетрадиционные, хотя такая юридическая классификация в российском законодательстве не установлена. Фактически установившийся привилегированный статус традиционных религиозных объединений, особенно Русской Православной Церкви, привел к клерикализации государства и общества. В последнее время это проявляется установлении в подзаконных нормативных правовых актах льгот для избранных религиозных организаций (предоставление руководителям религиозных объединений права устанавливать на служебные машины особые номерные знаки, использовать залы аэродромов для официальных делегаций и т.п.).

Симптомами клерикализации являются:

размывание   светского   характера   государственной   системы образования;

практика освящения зданий государственных органов, военной символики и боевой техники;

21


финансирование     части     религиозных     объединений     из государственного бюджета;

создание    в    рамках    государственных    светских    структур «православных» детских групп, классов, воинских частей и т.п.

Предложение ввести в российское законодательство понятие «традиционной религии» нацелено на юридическое закрепление указанной негативной тенденции. Установление особого статуса традиционных религий возможно либо при предоставлении им дополнительных правомочий, либо при ограничении прав иных религий. В обоих случаях это приведет к различию в правовом статусе традиционных и иных конфессий и к противоречию со ст. 14 Конституции РФ, гарантирующей равенство религиозных объединений.

В настоящее время ведущие конфессии сотрудничают с государством на основании договоренностей высших иерархов с представителями власти и соглашений с государственными органами, правовой статус которых вызывает вопросы и которые сводятся в значительной мере к декларациям о намерении сотрудничать.

Во-первых, когда в условиях отсутствия четкого правового регулирования государственные органы в соглашениях обязуются оказывать содействие конкретной религиозной организации в посещении исправительных учреждений, подготовке образовательных программ и т.п., нарушается равноправие религиозных объединений. Ряду религиозных организаций при заключении соглашений предоставляются гарантии реализации их прав, а иным религиозным объединениям такие гарантии не предоставляются.

Во-вторых, нередко в результате соглашений государственных органов и религиозных объединений права и обязанности появляются у третьих лиц, например, у администраций школ, на которых возлагается значительная роль по реализации соглашений в области образования. Но соглашение  о  сотрудничестве, заключаемое  между  органом  власти  и

22


религиозным объединением, в российской системе права не признается источником норм права, обязательных для третьих лиц.

В-третьих, предметом подобных соглашений является осуществление одной из сторон договора - органом государственной власти - его властных полномочий, а другой стороной договора являются религиозные объединения, соблюдение законодательства которыми должно контролироваться данными органами. В результате либо соглашения носят декларативный характер, либо противоречат светскому характеру и равенству религиозных объединений, так как контроль за соблюдением законодательства конкретным религиозным объединением подменяется в них «партнерством особого рода».

В этих условиях легче организовать публичное мероприятие, чем реальную социальную помощь малоимущим. Также в случае пересмотра политики государства религиозные объединения не будут иметь правовых гарантий для защиты своих прав. В то же время в ближайшей перспективе наиболее влиятельные конфессии заинтересованы в сохранении такой ситуации, поскольку она позволяет им сохранять привилегированное положение и использовать свое влияние для получения льгот.

Во втором параграфе «Перспективы развития социального партнерства государства и религиозных объединений в России» делается вывод о том, что перспективным путем развития законодательства о свободе совести и религиозных объединениях является установление четкого порядка реализации права на свободу совести во всех сферах -армии, медицинских учреждениях и др. - путем установления ответственных должностных лиц, порядка и сроков принятия соответствующего решения, оснований принятия решений (заявлений, ходатайств и т.п.), ответственности должностных лиц за нарушение данного порядка. Только четкое правовое регулирование порядка реализации права на свободу совести и создание благоприятных условий для осуществления социального служения религиозными объединениями

23


создаст надежную основу для долговременного развития государственно-религиозных отношений, гарантирующих соблюдение прав религиозных объединений при изменении политического курса.

При этом важнейшим принципом регулирования права на свободу совести является соблюдение принципа равенства религиозных объединений. Принцип равенства религиозных объединений отнюдь не означает их уравнения. B.C. Нерсесянц, определяя формальное равенство как важнейший признак права, отмечает, что «признание различных индивидов формально равными - это признание их равной правоспособности, возможности приобретать те или иные права ... При формальном равенстве и равной правоспособности различных людей их реально приобретенные права неизбежно ... будут неравными...»7. Иными словами, в рамках действующего законодательства РПЦ, обладая большей общественной поддержкой и материальными ресурсами, отнюдь не уравнивается с иными религиозными объединениями. Она имеет все возможности более активно использовать предоставленные законодательством права для социального служения.

В завершении параграфа диссертантом были предложены следующие подходы, которые могут способствовать гармонизации государственно-конфессиональных отношений в России:

  1. Установление более тесных отношений с теми или иными конфессиями в светском демократическом государстве допустимо только на позитивной основе, для решения конкретных социальных задач. Однако, в настоящее время российская модель государственно-конфессиональных отношений построена во многом на основе правовых и иных ограничений деятельности религиозных меньшинств;
  2. Сотрудничество с религиозными объединениями как одно из направлений религиозной политики государства не должно умалять другие ее направления, в том числе обеспечение права каждого на свободу

7 Нерсесянц В С, Философия права - М, 2001, с 20-21.

24


совести, светского характера государства. В настоящее время приоритет нередко отдается сотрудничеству государства с наиболее влиятельными религиозными объединениями. Недостаточно внимания обращается на обеспечение права каждого на свободу совести и светского характера государства.

  1. В условиях становления кооперационной модели государственно-конфессиональных отношений в России важнейшее значение приобретает четкое установление порядка сотрудничества государственных органов и учреждений с религиозными объединениями. При сепарационной модели государственно-конфессиональных отношений, при которой такое сотрудничество сведено к минимуму, можно ограничиться установлением основных его принципов. Если же оно достаточно масштабно и является одним из основных элементов государственно-конфессиональных отношений, необходимо детальное правовое регулирование порядка его осуществления во всех сферах сотрудничества.
  2. Взаимоотношения государства с религиозными объединениями не должны приводить к фактическому установлению особого статуса религиозной идеологии, что, к сожалению, происходит в России в настоящее время. Назрела необходимость скорректировать государственную религиозную политику с целью более четкого соблюдения конституционного принципа идеологического многообразия (ст. 13 Конституции РФ) в части равноправия религиозной и иных форм мировоззрения.

В Заключении представлены основные выводы, которые отражают результаты проведенного исследования, намечаются перспективы дальнейшего исследования темы.

25


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Проблемы формирования политики государства в области религии

в Российской Федерации//Право и жизнь, 2002, № 49 (6). - 0,5 п.л.

  1. Правовой и фактический статус традиционных конфессий в Российской ФедерацииУ/Религия и право, 2002, № 1 (26). - 0,5 п.л.
  2. Проблемы правового регулирования организации религиозного обучения в школах/ЛТраво и образование, 2002, № 2. - 0,25 пл.
  3. Понятие государственно-конфессиональных отношений//Сборник научных статей аспирантов Российского нового университета. Выпуск 1, Часть П «Юриспруденция».: - М., МФТИ, 2002. - 0,25 п.л.
  1. Религиозный ренессанс в России. Проблемы государственно-конфессиональных отношенийУ/Российская юстиция, 2002, № 1 1 . - 0 , 5 п л .
  2. Социальная концепция Русской православной церкви. Институт государства глазами православных христиан//Российская юстиция, 2003, №2.-0,5пл.
  3. Социальная программа российских мусульман: ислам и светское право//Российская юстиция, 2003, № 4. - 0,4 п.л.
  4. Социальная доктрина Католической церкви// Российская юстиция, 2003, № 6 . - 0,5 пл.

26


Отпечатано в ООО «Компания Спутник+»

ПД № 1-00007 от 25.09.2000 г.

Подписано в печать 18.11.04

Тираж 140 экз. У с л . п.л. 1 , 6 3

Печать авторефератов (095) 730-47-74,778-45-60


«23908

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.