WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Обоснование института прямого представительства в категориях правоотношения

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Каменская Ксения Владимировна

Обоснование института прямого представительства в категориях правоотношения

Специальность 12.00.01 - Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 2006


доктор юридических наук, профессор Дождев Д.В.

доктор юридических наук, профессор Золотухина Н.М.      i

Диссертация выполнена в Российском государственном гуманитарном университете (факультет истории, политологии и права).

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

кандидат юридических наук, старший научный сотрудник, доцент Варламова Н.В.

Ведущая организация:

Московский городской педагогический университет

Защита состоится «I т » марта 2006 г. в Ц.СО часов на заседании Диссертационного совета К.212.198.02 в Российском государственном гуманитарном университете по адресу: 103012, г. Москва, ул. Никольская, д. 9, аудитория 2.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского государственного гуманитарного университета (125267, г. Москва, Миусская площадь, д. 6)


<<Н»Л

Автореферат разослан «гЪ> февраля 2006 года,


Ученый секретарь Диссертационного совета


Шатана Н.В.


aooGA

зйо                   3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ Актуальность темы. Прямое представительство имеет огромное значение для правоприменительной практики. С помощью данного правового института субъекты права получают возможность совершения юридических действий посредством другого лица, что расширяет сферу их правовой активности. Для недееспособных лиц представительство является единственным способом, обеспечивающим для них участие в правоотношениях. Институт представительства даже именуется «юридическим чудом», т.к. изначально прямого представительства в правопорядках стран континентальной Европы не было.1

Вместе с тем то, что составляет уникальность института прямого представительства - непосредственный переход прав и обязанностей на представляемого в результате юридических действий, совершенных представителем - не достаточно описано теоретически. Непосредственный переход прав и обязанностей на представляемое лицо констатируется, однако чрезвычайно актуально выявление и обоснование механизма такого перехода прав и обязанностей.

Представительство широко распространено в различных отраслях права. Представительство исследуется в рамках отраслевых юридических наук (гражданско-правовое представительство, налоговое представительство, представительство в арбитражном процессе и т.д.). При этом в теории нередко констатируются межотраслевые признаки института прямого представительства. Несмотря на наличие таких предпосылок представительство как общетеоретическая категория не разработано. Данное обстоятельство указывает на актуальность интеграции представительства в систему понятий и категорий общей теории права и государства, определения места представительства в теории права и государства.


1 Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение С. 147-148.


ПЩВиечАипши 1ЦШЩ1   ТЗии. М , 2000

с. национальная]

БИБЛИОТЕКА          I


09


4 Научная актуальность темы исследования заключается также и в том, что малоисследованность представительства, особенно как общетеоретической категории, затрудняет разработку и решение проблем, связанных с представительством, таких как правовая природа полномочия, квалификация представительства в качестве определенной правовой категории. Для решения этих проблем актуально исследование представительства в неразрывной связи с такими понятиями, как правовое отношение, правосубъектность, воля и волеизъявление, т.к. только такой подход позволяет комплексно исследовать механизм представительства.

Теоретическая разработка института представительства чрезвычайно актуальна и для правоприменения. Без объяснения юридической природы представительства в категориях общей теории права и государства невозможно корректное построение тенденций судебной практики, обоснованное применение представительства в определенных видах правоотношений.

Степень научной разработанности темы. Представительство как правовой институт появилось относительно поздно - примерно в XVII -XVm вв., причем его появление связано с преодолением запрета римского права на прямое представительство. Такое преодоление было возможно только на базе новых правовых взглядов. И они были сформулированы в трудах, в частности, Ж. Бодена (обоснование суверенитета, делегирования полномочия), Г. Греция (обоснование представительства на естественно-правовых началах с точки зрения теории автономии воли). Указанные труды фактически создали саму возможность для становления прямого представительства как правового института, а не единичного явления. Представительство, фактически воспринятое в правоприменительной практике, нуждалось в восприятии в теоретическом плане, и научная разработка данного института впервые была осуществлена в немецкой юриспруденции XIX в. - Ф.К. Савиньи, Г.Ф. Пухта, Р. Иеринг, П. Лабанд, Б. Виндшейд многие другие. Ценность их разработок заключается в том, что


5 впервые в теории права был окончательно разрешен вопрос о допустимости прямого представительства, а также в формулировании теоретических проблем, связанных с институтом представительства и до сих пор являющихся предметом научных дискуссий. Вышеуказанные труды представляют собой не только разработку представительства, но и отражают процесс его формирования и теоретического обоснования в том виде, в котором он понимается и в современное время.

В российской правовой доктрине институт представительства исследовался в дореволюционный, советский и современный периоды. В целом следует отметить крайне небольшое количество таких, особенно монографических, исследований. Среди дореволюционных ученых, исследовавших институт представительства, в первую очередь необходимо назвать Н.О. Нерсесова, А.О. Гордона. Их труды о представительстве характеризуются ориентированностью на немецкую юриспруденцию. Среди советских юристов, исследовавших представительство, в первую очередь необходимо назвать В.А. Рясенцева, И.В. Шерешевского, О.С. Иоффе, P.O. Халфину, Е.Л. Невзгодину, В.К. Андреева, Е.А. Чефранову, В.А. Ойгензихта. Современный период характеризуется отсутствием монографических исследований по представительству (за исключением исследований отдельных отраслевых представительств, которые не могут быть отнесены к исследованиям правовой природы представительства в целом); отдельные попытки теоретического обоснования представительства содержатся в научных статьях (К.И. Скловский, А.В. Егоров, А.А. Кузьминишин и другие). Среди современных иностранных авторов необходимо назвать Дж. Фридмана, X. Верхагена, К. Цвайгерта и X. Кетца.

В целом представительство как форма неличного участия лица в правоотношении остается не разработанным в качестве категории общей теории государства и права. Механизм непосредственного возникновения прав и обязанностей у представляемого с теоретической точки зрения не описан. В рамках гражданского права выработаны определенные концепции,


I

6

касающиеся лишь отдельных вопросов, связанных с представительством -отличие представителя от посланника, природа полномочия, квалификация представительства как системы правоотношений.

В диссертационном исследовании были поставлены следующие цели:

  1. объяснить юридическую природу представительства - выявить механизм непосредственного перехода прав и обязанностей на представляемого в                                                                                            I результате действий представителя;
  2. обосновать представительство в качестве абстрактного субъективного

2                                                                                              3                                                    I

права лица на неличное совершение юридического акта ;

3)  проанализировать представительство в контексте системы общей теории

государства и права.

Вышеуказанным целям были подчинены задачи исследования:

  1. выявить место категорий воли и волеизъявления в представительстве;
  2. раскрыть природу полномочия;
  1. определить категории правоотношения, соотносимые с изучаемым институтом;
  2. обосновать применимость представительства к различным типам правоотношений;

5)      изучить механизм реализации норм о представительстве в

правоотношении или системе правоотношений;

6)   аргументировать трактовку представительства как способа неличного

совершения юридического акта;

7) доказать универсальность представительства - наличие единого механизма

для неличного совершения юридического акта.

2  Здесь и далее используются термины «абстрактное субъективное право» и «конкретное субъективное

право», предложенные В С. Нерсесянцем- для избежания «терминологической путаницы и смешения

абстрактно-правовой возможности абстрактного субъекта с уже приобретенным конкретным правом

конкретного субъекта, необходимо соответствующие абстрактные права и обязанности обозначать как

абстрактные субъективные права и обязанности - в отличии от уже действительно приобретенных

конкретными субъектами и принадлежащих только им различных конкретных субъективных прав и

конкретных юридических обязанностей» (Нерсесянц B.C. Общая теория права и государства. - М, 1999 -

С. 505).

3  Под юридическим актом понимается индивидуальный акт реализации прав и обязанностей, если иное не

следует из контекста.


7

Методологическая основа исследования базируется на работах К. Цвайгерта и X. Кетца,4 X. Верхагена,5 в которых показано, что прямое представительство разработано сторонниками концепции естественного права, и, в первую очередь, подчеркнута роль Г. Гроция. В указанных работах отмечено, что представительство стало возможно благодаря обоснованию договорного права исходя из идеи автономии воли. Такой подход отразил необходимость исследования представительства в контексте категории воли, а также волеизъявления. Факт обоснования представительства в рамках договорного права указал на важность использования гражданско-правового материала в исследовании.

В методологическую основу диссертационного исследования также были включены подходы, выработанные в специальных трудах о представительстве учеными-правоведами дореволюционного и советского периода. В их работах преимущественно в рамках гражданского права заложены такие направления исследования института прямого представительства, как дискуссия о том, чью волю выражает представитель -представляемого или свою собственную, проблема правовой природы полномочия, вопрос о квалификации представительства в качестве технического приема либо правоотношения, либо системы правоотношений.

В работе использовались такие методы научного познания, как системный, сравнительный, логический и др.

В качестве источников диссертационного исследования были использованы труды классиков правовой мысли, непосредственно обосновавших прямое представительство (Г. Гроция, Ф.К. Савиньи, Г.Ф. Пухты, Р. Иеринга и других); нормы действующего российского законодательства о представительстве (а именно, нормы гражданского права, гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права, административного права, конституционного права и иных отраслей права);

4 Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. T 1 - М., 2000

5 Verhagen H.L Е Agency in Private International Law The Hague Convention on the Law Applicable to Agency

-Hague, 1995.


s

отечественная судебная практика по представительству (судебные акты Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ); нормы современного зарубежного законодательства о представительстве (немецкого, американского и других) и зарубежная судебная практика (судебные прецеденты по представительству в праве США и Великобритании).

Новизна исследования заключается в том, что представительство впервые исследовано как категория общей теории государства и права, действие представительства рассмотрено с точки зрения его функционирования в структуре правового отношения. Юридическая природа представительства впервые обоснована с точки зрения процессов волеобразования и волеизъявления при неличном участии лица в правоотношении.

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие положения, выносимые на защиту:

1.  Представительство реализуется на этапе конкретизации правовой нормы

как модели поведения, ее перехода в конкретное правоотношение.

Представитель своим волеизъявлением на этапе конкретизации нормы права

в правоотношении устанавливает для представляемого определенную модель

(правило) поведения, в результате чего для представляемого обеспечивается

участие в правоотношении.

2.     В представительстве отсутствует замена или замещение воли

представляемого волей представителя как правовая конструкция. Такая

замена лишь отражает внешнюю, фактическую, но не правовую сторону

явления.

3.       Представительство как возможность неличного совершения

индивидуального юридического акта реализации прав и обязанностей,

отличного от сделок, законодательно закреплено в качестве абстрактного

субъективного    права    лица.    Недопустимость    представительства    при


9 совершении определенных юридических актов устанавливается законом в виде   исключения   из   общего   правила,   критерии   установления   таких исключений определяются принципами отдельных отраслей права.

4.   Право на представительство при совершении сделок как абстрактное

субъективное право на неличное совершение сделок в общем виде не

закреплено в законодательстве в силу невозможности принуждения к

заключению сделок с представителем, что обусловлено неустранимостью

риска отсутствия полномочия для третьего лица. Представительство при

совершении сделок как часть правоспособности легализовано в форме

признания самой конструкции прямого представительства. Абстрактное

субъективное право лица на неличное совершение конкретных видов сделок

устанавливается специальным указанием закона.

5.  В общем случае полномочие представителя не является его субъективным

правом - ни абсолютным, ни относительным. Оно выступает критерием,

которому должны соответствовать действия представителя для достижения

эффекта представительства. Этот критерий выражен в законе либо

устанавливается односторонней сделкой представляемого, либо договором

между представителем и представляемым. Полномочие посредством

соответствующего правового регулирования в определенных случаях

приобретает дополнительный статус относительного права представителя,

которому корреспондирует обязанность определенного третьего лица. Это

происходит, когда законом особо оговорено, что лицо (представляемый)

вправе совершить определенный юридический акт через представителя, и

между представителем и представляемым существует такое правоотношение,

в рамках которого представитель обязан совершить указанное действие.

6.     Абстрактное субъективное право лица на неличное совершение

юридического акта реализуется в особом правоотношении между

представляемым и третьим лицом (или государством, государственным

органом), не тождественном правоотношению, устанавливаемому

юридическим     актом,     совершаемым     представителем.     Содержанием


10 указанного особого правоотношения является право представляемого требовать от определенного третьего лица действовать исходя из полномочия представителя и корреспондирующая данному праву обязанность третьего лица действовать исходя из полномочия. В общем случае - когда полномочие является только критерием - право на представительство при совершении юридического акта реализуется в таком особом правоотношении.

7.  Если полномочие приобретает статус субъективного права представителя,

то право на неличное совершение юридического акта реализуется в системе

двух правоотношений: (1) особое правоотношение между представляемым и

третьим лицом (или государством, государственным органом); (2)

правоотношение между представителем и третьим лицом (или государством,

государственным органом), содержанием которого является полномочие как

субъективное право представителя и корреспондирующая данному праву

обязанность третьего лица действовать исходя из полномочия.

8.   Универсальность института представительства отвечает изучению его

природы в категориях общей теории государства и права. Место

представительства в общей теории государства и права находится в

следующих разделах:

  1. индивидуальный   акт   в   теории   юридических   фактов   учения   о правоотношении;
  2. индивидуальный  акт  реализации  прав  и  обязанностей  в  теории юридических актов;

Такая интерпретация предполагает единство института представительства независимо от разнообразия его отраслевого применения.

Научная значимость диссертационного исследования заключается в интегрировании института представительства в систему понятий и категорий общей теории права и государства, теоретическом обосновании юридической природы представительства как способа неличного совершения юридического акта, анализа представительства в структуре правоотношения с точки зрения процессов волеобразования и волеизъявления.


и

Практическое значение данной работы состоит в том, что теоретическое обоснование института представительства на качественно новом уровне позволяет формулировать предложения по изменению действующего законодательства в необходимых случаях, по корректировке сложившихся в судебной практике тенденций и по разрешению проблем правоприменительной практики, а именно по выработке рекомендаций для применения прямого представительства к правоотношениям, суть которых не противоречит такому применению.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена и одобрена на заседании кафедры истории и теории права и государства. Основные положения диссертации нашли свое отражение в ряде публикаций.

Основные положения диссертационного исследования апробированы в научном докладе на кафедре истории и теории права и государства факультета истории, политологии и права Российского государственного гуманитарного университета.

Результаты исследования использованы в разработке программы курса «Теории государства и права», неоднократно использовались в преподавании курсов по теории государства и права и по гражданскому праву.

Структура работы подчинена логике диссертационного исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.


12 СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, определена степень ее научной разработанности, поставлены цели и задачи исследования, сформулированы выносимые на защиту положения, описана методологическая основа исследования, обоснована структура работы, а также раскрыта ее научная новизна и теоретическая и практическая значимость.

Первая глава диссертационного исследования «Воля и волеизъявление в представительстве» посвящена обоснованию юридической природы представительства - выявлению механизма непосредственного перехода прав и обязанностей на представляемого в результате действий представителя. Первый параграф первой главы «Обоснование представительства в трудах теоретиков права» содержит исследование тех теоретических построений, которые положили основу для развития и обоснования представительства. Основа условий действительности прямого представительства была заложена голландской юриспруденцией XVII в., в первую очередь, Г. Гроцием, обосновавшим допустимость прямого представительства на основании учения о так называемом естественном праве. Г. Гроций устанавливает возможность представительства следующим образом: «Но мы можем обязываться через посредство другого человека, если несомненно, что по нашей воле мы избрали его своим орудием, либо поручив ему действовать ввиду определенной цели, либо снабдив его общим полномочием. При наличии общего представительства может случиться, что нас обяжет обличенный полномочием, даже действуя вопреки нашей воле, известной только ему. Ведь здесь имеются различные акты воли: один, коим мы обязываемся признать все, что другой совершит в известного рода сделках; другой, коим тот обязывается по отношению к нам действовать не иначе, как согласно поручению, известному ему, но не другим».6 Принципиальными в концепции

* Гроций Г. О праве войны и мира. - М., 1994. - С. 335.


13 прямого представительства Г. Гроция являются следующие положения. Во-первых, это возможность представляемого быть обязанным вопреки его воле

-   это означает, что для конкретного правоотношения не нужно отдельного

волеизъявления представляемого, т.е. воля представляемого и представителя

не тождественны. Во-вторых, это положение о том, что представитель и

лицо, просто передающее чужое обещание (посланник и т.д.), не

тождественны и главным критерием такого различия является выражение

представителем именно своей воли. Последнее заложило основу научной

дискуссии, актуальной и в настоящее время. Основной вклад естественно-

правовой концепции Г. Гроция в теоретическое обоснование института

представительства состоит в указании важнейшей основы представительства

-      выражении воли представляемого, направленной на порождение

представительства.

Для выявления правовой природы представительства важен тот факт, что представительство изначально является публично-правовой категорией. В контексте рассмотрения вопроса о происхождении института прямого представительства в гражданском праве, теоретическом обосновании данного правового института, в рассматриваемом параграфе освещен вопрос о подходе к представительству в публично-правовых отношениях именно в период появления прямого представительства в виде общего принципа в гражданском праве. Для решения указанной задачи учение Ж. Бодена (с сознательным отступлением от хронологического принципа) о суверенитете было сопоставлено с представительством. Определяя магистрата в качестве представителя власти, Ж. Боден указывает, что магистрат «является тем, кто в пределах своей компетенции имеет авторитет, или полномочия, или что-нибудь в этом роде, основываясь исключительно на своей собственной воле, которую он вправе применять к другим...».7 Тезис о самостоятельности воли представителя стал центральным в дальнейшей разработке учения о представительстве и за рамками публичного права.

7 Боден Ж. Метод легкого познания истории. - M, 2000. -С. 154.


14 Далее в рассматриваемом параграфе изучен следующий после голландской юриспруденции XVII в. важный этап правовой мысли в обосновании представительства - труды немецких правоведов XIX в., а именно Ф.К. Савиньи, Г.Ф. Пухты, Р. Иеринга, Б. Виндшейда, Г. Дернбурга, П. Лабанда. Необходимость изучения данного этапа правовой мысли была обусловлена тем, что именно в его рамках в ходе научных дискуссий был снят вопрос о самой допустимости прямого представительства, т.е. всесторонне была обоснована возможность его применения в позитивном праве. В ходе такой научной дискуссии был сделан ряд важнейших заключений. Ф.К. Савиньи обосновал допустимость прямого представительства с точки зрения потребностей и удобства правоприменительной практики. Р. Иерингом допустимость прямого представительства обоснована трактовкой представительства как формы заключения договоров в чужом интересе: «нельзя допустить, что договоры могут быть заключаемы лишь в одном только собственном интересе».8 Б. Виндшейдом сформулировано положение о том, что действительность представительства определяется теми же критериями, что и действительность воли вообще; прямое представительство опирается не на юридическую фикцию, а на «выражение воли сторон, которые желают, чтобы известное действие относилось не к действующему, а к другому лицу».9 Представителями немецкой юриспруденции XIX в. были заложены два традиционных решения проблемы соотношения воли представителя и воли представляемого: 1) представитель как выразитель воли представляемого; 2) представитель как выразитель своей воли. В рамках решения указанной проблемы был сформулирован так называемый принцип замещения воли представляемого волей представителя: «объявление воли представителя рассматривается юридически как воля представляемого».10 Указанный      принцип      остается      господствующим      в      трактовке

' Иеринг Р. Интерес и право. - Ярославль, 1880 - С. 94 - 95

' Виндшейд Б Об обязательствах по римскому праву - СПб, 1875 - С. 147 -148

10 Виндшейд Б Об обязательствах по римскому праву - СПб, 1875 - С 148 (текст сноски)


15 представительства и в настоящее время. Таким образом, усилиями немецкой юриспруденции XIX в. институт прямого представительства в гражданском праве был обоснован теоретически, были разработаны основные понятия данного правового института и заложены важнейшие направления его исследования.

Анализ трудов классиков правовой мысли позволил выделить важнейшие теоретические предпосылки представительства:

1)  прямое представительство обосновано в категориях воли и волеизъявления

- данные категории составляют фундамент представительства как правового

института;

2)  возможность существования прямого представительства базируется на

обосновании данного правового института применительно к совершению

сделок в гражданском праве.

Указанные теоретические предпосылки позволили сформулировать гипотезу о применимости представительства к совершению любого юридического акта, и о том, что невозможность совершения определенного юридического акта через представителя выступает исключением из общего правила. Основанием гипотезы выступило то, что, во-первых, сделка является разновидностью юридического акта и обладает всеми присущими ему характеристиками, и, во-вторых, воля лиц в форме, доступной для восприятия иными лицами, в виде волеизъявления, существует в праве только через юридические акты.11

Второй параграф первой главы «Правовые характеристики воли» содержит обзор философских и правовых дефиниций, трактовок понятия воли в праве в объеме, необходимом для возможности анализа понятия воли применительно к представительству. Обзор включает в себя и ряд узких вопросов, касающихся проявления отдельных аспектов воли (воля в правоотношении, воля в теории юридических фактов, воля в категориях право- и дееспособности, воля и волеизъявление в договоре, пороки воли и

'' Алексеев С С Общая теория права. В двух томах. Т. 2 - М., 1982. - С. 194.


16

недействительность сделок), анализ которых позволил сделать выводы, важные для исследования представительства в контексте категории воли. Обзор позволил сформулировать ряд следующих положений, принципиальных для исследования воли в представительстве. Большинство исследователей констатирует невозможность разделения воли на волю в психологическом и волю в юридическом смысле. Волю часто отождествляют с волевым процессом, В.А. Ойгензихт определяет волю как психическое регулирование поведения12. В правоотношении индивидуальная воля лица, обогащает, дополняет норму права применительно к конкретному правоотношению. Воля, проявленная в волевом действии, обладает способностью к движению правоотношения (его возникновению, изменению, прекращению). В теории юридических фактов принципиально важно четкое разграничение волевых действий и волеизъявления. Волевое действие -более широкое понятие, чем волеизъявление. Юридически значимая воля субъекта присутствует в обоих случаях, но только в случае волеизъявления она может быть воспринята окружающими вследствие ее выражения в положительной (посредством языка или посредством конклюдентных действий) или отрицательной (молчание или упущение) формах. Сделку от других юридических действий следует отграничивать по критерию наличия волеизъявления. Воля в праве характеризуется и строго формальным критерием: за недееспособными лицами законодатель не признает наличие юридически значимой воли. Воля всегда неразрывно связана с волеизъявлением - она всегда должна быть выражена вовне тем или иным способом, без этого данное явление не может рассматриваться как воля в праве. Соответствие волеизъявления воле субъекта обсуждается применительно к одному и тому же лицу. Изъявление воли для того, чтобы произвести необходимый эффект, должно быть свободно от пороков воли, а именно   от   существенного   заблуждения   и   страха   (в   случаях,   когда

12 Ойгензихт В Л Воля и волеизъявление (Очерки теории философии и психологии права) - Душанбе, 1983 -С. 16-17.


17 законодатель за указанными обстоятельствами признает значение порока воли).

Третий параграф первой главы «Механизм перехода правовых последствий на представляемого в контексте воли и волеизъявления» посвящен непосредственно обоснованию правовой природы представительства в контексте категорий воли и волеизъявления при неличном совершении сделки. Для решения указаной задачи исследовано различение представителя и посланника посредством критического анализа всего спектра концепций, сформулированных в рамках традиционной научной дискуссии о различении представителя и посланника, суть которой сводится к тому, чью волю выражает представитель - свою собственную или представляемого. Теории о том, что представитель выражает волю представляемого, критикуются с позиций выявленных свойств и качеств категории воли. Теории о том, что представитель выражает свою собственную волю, анализируются с точки зрения критики так называемого принципа, или теории, замещения, т.е. идеи о том, что воля представителя в сделке замещает волю представляемого. Диссертантом сформулировано положение о том, что замена или замещение воли представляемого волей представителя не существует как законченная правовая конструкция, а лишь отражает внешнюю, фактическую, но не правовую сторону явления.

На базе анализа воли в различных случаях добровольного представительства развито предложенное диссертантом положение о том, что при выражении представителем своей воли в сделке не происходит замещения воли представляемого. Важным доказательством данного утверждения явился анализ прекращения доверенности по п. 2 ст. 189 Гражданского кодекса РФ. Если представляемый принял решение отменить выданную ранее доверенность и направил представителю уведомление об отмене доверенности, то в период до получения представителем указанного уведомления сделки, совершенные представителем с третьими лицами, являются заключенными от имени представляемого. Воля представляемого


18 не только не будет выражена в указанных сделках, но и наоборот, направлена на прекращение возможности заключения представителем сделок, однако эффект представительства будет иметь силу, что подтверждает, что в сделке, заключаемой представителем, выражается исключительно воля представителя, а также то, что замена представляемого представителем как оформленная юридическая конструкция отсутствует.

Далее был проведен анализ воли в обязательном представительстве дееспособных лиц - были исследованы различные случаи обязательного представительства (представительства, при котором полномочие представителя не основано на волеизъявлении представляемого, а возникает в силу юридических фактов, указанных в законе, к числу которых относятся и акты уполномоченных на то государственных органов и органов местного самоуправления) дееспособных лиц (например, представительство издателем автора в случае опубликования произведения анонимно или под псевдонимом, представительство опекунами наследников, не принявших наследство, в случаях назначение опекуна для охраны и управления наследственным имуществом и др.). Исследование проведено с точки зрения дальнейшего развития идеи о выражении представителем в сделке своей воли при отсутствии замещения воли представляемого. Это доказано тем, что в рамках данного вида представительства представляемый, совершив определенные действия, так или иначе может прекратить полномочие представителя своей волей. В отношении конкретных сделок представляемый в случае законного представительства дееспособных лиц не может давать представителю обязательные для соблюдения указания.

Посредством анализа воли в обязательном представительстве недееспособных лиц объяснено отсутствие замещения воли представляемого при представительстве от имени недееспособного лица. Данное положение обосновано, во-первых, исследованием роли законного представителя - его участие    для     обеспечения    движения     правоотношения    необходимо


19

представляемому только в связи с волеизъявлением, а во-вторых, тем, что дееспособность лица не может восполняться действиями представителя.

На базе проведенного анализа диссертантом сформулировано обоснование правовой природы представительства. В теории права обосновано положение о том, что в правоотношении происходит конкретизация правовой нормы.13 В рамках такого подхода представительство обосновано диссертантом как правовая конструкция, которая реализуется на этапе конкретизации правовой нормы как модели поведения, ее перехода в конкретное правоотношение. Представитель для представляемого своей волей устанавливает определенную модель поведения, правило - т.е. правоотношение. Данный анализ еще раз подтвердил отсутствие замещения представителем представляемого. Представительство изначально предполагает, что представитель, совершающий сделку от имени представляемого лица, не станет участником порождаемого такой сделкой правоотношения. Но если бы воля представителя замещала волю представляемого, а волеизъявление, совершаемое представителем заменяло бы волеизъявление представляемого, то представитель замещал бы представляемого и с точки зрения последствий такого волеизъявления, т.е. становился бы участником правоотношения Однако этого не происходит, поэтому замещение воли представляемого волей представителя является тем допущением, на котором базируется институт прямого представительства.

Четвертый параграф первой главы «Представительство и действия органов юридического лица» посвящен выявлению принципиальных отличий представительства от реализации юридическим

" Среди советских правоведов попытка такого обоснования правоотношения осуществлена р О Халфиной она рассуждает о «правовом предписании, конкретизированном применительно к участникам в виде их прав и обязанностей» (Халфина Р.О Общее учение о правоотношении - М, 1974 - С 209). В современный период такая трактовка правоотношения предложена В.С Нерсесянцем, а именно то, что «содержание правоотношения - это конкретизированная форма выражения абстрактного юридического содержания реализуемой нормы объективного права», содержание конкретного правоотношения представляет собой результат конкретизации абстрактных положении гипотезы, диспозиции и санкции нормы, правоотношение выступает «формой и средством вторичной (финальной) регуляции правовых результатов исходного правового регулирования» (Нерсесянц В С Общая теория права и государства - М , 1999 - С 507)


20 лицом своей правоспособности через действия органов. Такой анализ был необходим для выявления сущностных характеристик представительства, так как последнее нередко отождествляется с действиями органов юридического лица. Анализ проведен диссертантом с позиции критики отождествления представителя и органа юридического лица. На основе метода сравнения обязательного представительства с действиями органов юридического лица, получены выводы о том, что реализация юридическим лицом своей правоспособности через органы и представительство - это различные правовые институты. Ключевыми разграничительными критериями данных категорий выступают следующие. В случае представительства представляемый и представитель являются двумя самостоятельными лицами, т.е. субъектами права, а в случае реализации юридическим лицом своей правоспособности через органы самостоятельным лицом и субъектом права является только само юридическое лицо, а орган юридического лица самостоятельностью, достаточной для его характеристики в качестве лица, не обладает. Во-вторых, проводя сравнение реализации юридическим лицом своей правоспособности через органы с представительством лиц, не способных к самостоятельному заключению сделок (недееспособных), можно прийти к выводу о том, что представляемый - недееспособное лицо -в случае законного представительства и юридическое лицо принципиально отличаются с точки зрения волевого момента: первый вообще не обладает юридически значимой волей и представитель выражает свою волю в сделке для обеспечения участия представляемого в правоотношении, а юридическое лицо обладает действительной юридически значимой волей, изъявление которой осуществляется юридическим лицом через его органы.

В конце главы приведены основные выводы, сформулированные в результате исследования в рамках первой главы.

Вторая глава «Реализация представительства в правоотношении» посвящена выявлению и описанию механизма реализации представительства в  правоотношении.   Указанная  задача  решена  на  основе   исследования


21 гражданско-правового материала. Такой выбор был обусловлен тем, что все научные    проблемы,    связанные    с    решением    поставленной    задачи, сформулированы и исследовались в рамках науки гражданского права.

Первый параграф второй главы «Представительство при совершении сделок» содержит исследование вопроса о том, составляет ли возможность неличного совершения сделки абстрактное субъективное право лица на представительство. На основе проведенного анализа сформулирован вывод о том, что в современном российском законодательстве право на неличное совершение сделок в виде общего принципа не закреплено как абстрактное субъективное право лица в силу невозможности принуждения к заключению сделок с представителем, что обусловлено неустранимостью риска отсутствия полномочия для третьего лица. Представительство при совершении сделок как часть правоспособности легализовано в форме признания самой конструкции прямого представительства. Но в случае особого указания закона право на представительство при совершении определенных видов сделок выступает абстрактным субъективным правом лица.

Второй параграф второй главы «Правовая природа полномочия» содержит исследование полномочия, так как полномочие определяет действительность юридического акта представителя. Диссертантом опровергнуто конструирование полномочия в качестве абсолютного субъективного права лица, так как такое право предполагало бы обязанность всех не препятствовать представителю в совершении действий, т.к. если полномочие - право представителя, то это означает, что представитель вправе заключать сделки с третьими лицами от имени представляемого. Но для заключения сделок совершенно недостаточно пассивного отсутствия препятствий со стороны третьих лиц, необходимо, чтобы конкретное третье лицо заключило сделку с представителем. Таким образом конструкция полномочия как абсолютного субъективного права разрушается. Также опровергнута возможность обоснования полномочия как относительного


22 субъективного права представителя, которому корреспондирует обязанность представляемого признать правовые последствия действий представителя. Такой подход опровергнут тем, что в случае совершения действий представителем в рамках полномочия эффект представительства наступает «автоматически», т.е. немедленно и вне зависимости от действий представляемого - представитель не становится субъектом прав и обязанностей по сделке ни на какое бы то ни было время.

Диссертантом сформулировано следующее определение полномочия: оно является критерием, которому должны соответствовать действия представителя для достижения эффекта представительства. Данный критерий выражен в законе или установлен односторонней сделкой представляемого или договором между представителем и представляемым. Основанием для применения критерия к действиям конкретного представителя служат определенные юридические факты: для обязательного представительства указанные в законе (факт рождения, усыновления, назначение на должность капитана судна и т.д. и т.п.), в том числе решения уполномоченных органов государственной власти и местного самоуправления (например, решение органов опеки и попечительства о назначении опекуна (п. 1 с. 35 Гражданского кодекса РФ)), для добровольного представительства -доверенность, договор (например, поручения, агентский и т.д.) или действия, создающие обстоятельства, порождающие соответствующее полномочие.

Также диссертантом обосновано положение, что в определенных случаях при наличии соответствующего правового регулирования полномочие приобретает дополнительный статус относительного субъективного права представителя, при котором обязанным является конкретное третье лицо. Для этого, во-первых, само представительство должно являться конкретным субъективным правом для представляемого. Оно является таковым в случаях, специально указанных в законе, при наступлении соответствующих юридических фактов. Для того чтобы полномочие стало правом представителя, указание закона необходимо для


23 установления круга обязанных лиц. Вторым условием перехода полномочия в категорию относительного субъективного права представителя является наличие такого правоотношения между представителем и представляемым, в силу которого представителю для выполнения его обязанностей требуется полномочие. При наличии этих двух условий полномочие становится правом представителя: при отказе конкретного лица от принятия волеизъявления представителя это лицо нарушает свою обязанность перед представляемым, от имени которого действует представитель, и одновременно лишает представителя возможности исполнить свою обязанность, т.е. нарушает конкретное субъективное право представителя. Третье лицо в такой ситуации одновременно нарушает и субъективное право представляемого на совершение определенного юридического действия через представителя, и субъективное право представителя совершить определенное юридическое действие от имени представляемого.

Полномочие приобретает дополнительный статус относительного субъективного права представителя только при наличии двух вышеуказанных условий по следующим причинам:

-     необходимо наличие правоотношения между представляемым и

представителем, в силу которого представитель обязан совершить

определенное юридическое действие от имени представляемого, так как

полномочие само по себе как критерий не исключает иных указаний

представляемого представителю, не совпадающих с полномочием, либо иных

требований закона, также не совпадающих с полномочием;

-  риск отсутствия полномочия по российскому праву несет третье лицо

(также, как и по немецкому праву). При наличии такого риска, лежащего на

третьем лице, а также общего принципа свободы договоров, очевидно, что

третьи лица не обязаны заключать какие-либо сделки с представителем, если

они этого не хотят, даже если единственным основанием отказа от

заключения сделки является желание ее заключения с представляемым

непосредственно.


24 Третий параграф второй главы «Механизм реализации представительства» посвящен изучению механизма реализации норм о представительстве при совершении сделок в правоотношении, а именно установлению того, каковы условия возникновения такого правоотношения, кто является его субъектами, каково его содержание - корреспондирующие права и обязанности субъектов. В работе проведен критический анализ сформулированной в юридической науке «концепции правоотношения», трактующей представительство как систему «внутренних» и «внешних» правоотношений, а также «концепции действия», суть которой состоит в том, что представительство сводится к факту совершения сделок представителем. Исследование представительства при совершении сделок проведено на основе полученных выводов возможности неличного совершения сделки как категории правоспособности и о правовой природе полномочия. На основе проведенного анализа получено описание всех моделей реализации представительства при совершении сделок в правоотношении:

  1. В общем случае, когда право на неличное совершение сделки не закреплено законодательно как абстрактное субъективное право лица, представительство является только возможностью неличного совершения сделки. Возможность совершения сделки через представителя как часть правоспособности в виде общего правила легализована в форме признания самой конструкции прямого представительства, т.к. принуждение к заключению сделок с представителем не возможно. Нормы о представительстве в таком случае реализуются только в правоотношении между представляемым и третьим лицом, устанавливаемом действиями представителя. Иными словами, представительство в особом правоотношении не реализуется. Полномочие в такой модели реализации представительства никогда не переходит в статус права представителя, поскольку одно из условий такого перехода отсутствует.
  2. В случаях, указанных в законе, право на неличное совершение определенных сделок закреплено как абстрактное субъективное право. Такое

25 право реализуется в особом правоотношении между представляемым и третьим лицом, не тождественном правоотношению, устанавливаемому сделкой представителя. Содержанием указанного особого правоотношения является право представляемого требовать от определенного третьего лица действовать исходя из полномочия представителя и корреспондирующая данному праву обязанность третьего лица действовать исходя из полномочия. В общем случае - когда полномочие является только критерием - право на представительство при совершении сделки реализуется в таком особом правоотношении. Если полномочие приобретает статус субъективного права представителя, то право на неличное совершение сделки реализуется в системе двух правоотношений: (1) особое правоотношение между представляемым и третьим лицом; (2) правоотношение между представителем и третьим лицом.

Четвертый параграф второй главы «Осуществление вторичного волеизъявления через представителя» посвящен исследованию гражданско-правовой модели представительства, в которой представитель от имени представляемого совершает волеизъявление, не являющееся сделкой (например, уведомление арендодателя арендатором о желании заключить договор аренды на новый срок и т.д.). Исследование в рамках рассматриваемого параграфа позволило сделать выводы о том, что модель представительства при совершении вторичного волеизъявления, т.е. волеизъявления, не являющегося самостоятельной сделкой и совершаемого в рамках уже существующего правоотношения между представляемым и третьим лицом, также выступает правовой конструкцией, обеспечивающей для представляемого установление определенной модели поведения на этапе конкретизации нормы права в правоотношении, а также дальнейшей конкретизации самого правоотношения как модели в реальном поведении его субъектов. Для такой модели представительства отсутствие полномочия означает не наступление правовых последствий для представителя вместо «представляемого», а вообще не наступление правовых последствий. Это


26 объяснено тем, что при совершении «представителем» сделки при отсутствии полномочия возложение правовых последствий сделки на «представителя» обеспечивает защиту интересов третьего лица: оно рассчитывало на установление правоотношения с представляемым и такой возможности лишено, но при совершении «зависимого» волеизъявления в рамках уже существующего правоотношения в случае отсутствия полномочий у представителя возложение правовых последствий такого волеизъявления на представителя является лишенным смысла и интересы третьего лица никак не защищает, так как представитель участником «основного» правоотношения не является.

Пятый параграф второй главы «Представительство без полномочия. Представительство с мнимым полномочием» посвящен исследованию модели представительства, в которой отсутствует полномочие как критерий, установленный законом либо волеизъявлением представляемого. Модель представительства без полномочия характеризуется тем, что представитель своими действиями устанавливает для представляемого определенную модель поведения, что обеспечивает конкретизацию правовой нормы в правоотношении, однако для достижения эффекта представительства действия представителя не оцениваются па соответствие установленному критерию - полномочию, так как полномочие отсутствует в момент совершения сделки, а такой эффект целиком зависит от волеизъявления представляемого. Для данного вида представительства установление правила (модели) поведения для представляемого происходит ретроспективно и зависит от волеизъявления представляемого. Модель представительства с мнимым полномочием характеризуется тем, что конкретизация правовой нормы в правоотношении для представляемого посредством установления для него представителем определенной модели поведения происходит с учетом соответствия определенному критерию не только действий представителя, но и поведения представляемого.


27

В   конце   главы   обобщены   выводы,    полученные   в   результате исследования во второй главе.

Третья глава «Представительство как категория правоспособности» посвящена подтверждению основной гипотезы исследования о том, что представительство выступает абстрактным субъективным правом лица на неличное совершение юридического акта, посредством оценки концепции представительства, сформулированной применительно к совершению сделок, на применимость к любому юридическому акту. Поскольку юридические акты подразделяются по основным отраслям права, для обоснования универсальности представительства оно исследовано как способ совершения юридического акта в различных отраслях права. Так как в качестве материала для исследования в первой и второй главах работы выбрано представительство в частно-правовом отношении, а именно представительство при совершении сделок, для доказательства универсальности представительства в третьей главе изучено представительство в публично-правовом отношении, когда представитель для представляемого лица обеспечивает участие в правоотношении с государством, государственным органом, органом местного самоуправления или должностным лицом. Таким подходом был продиктован выбор отраслей права, в рамках которых анализируется представительство - гражданское процессуальное право, арбитражное процессуальное право, финансовое право, административное право, конституционное право. Задачами третьей главы выступили: аргументация трактовки представительства как способа неличного совершения юридического акта; доказательство универсальности представительства -обоснование наличия единого механизма для неличного совершения юридического акта; обоснование применимости представительства к различным типам правоотношений, а также определение места института представительства в общей теории государства и права.


28

В первом параграфе третьей главы «Представительство как способ неличного совершения юридического акта» обоснован подход к представительству как способу неличного совершения юридического акта на основании важнейших свойств, характеристик юридического акта, а также на месте юридического акта в теории государства и права в целом. В качестве центральной из таких характеристик выступает трактовка юридического акта как правомерного действия, с которым нормы права связывают юридические последствия в силу волевой направленности данного действия на эти последствия. Юридический акт отличает не только направленность воли на правовой результат, но и возможность восприятия воли субъекта другими лицами, изъявление воли, порождающее юридические последствия. Иными словами, обязательным элементом любого юридического акта является волеизъявление. Данное обстоятельство указало на применимость представительства к совершению юридического акта, так как представитель от имени представляемого совершает волеизъявление и при этом, как было обосновано в исследовании, не происходит замещения воли представляемого волей представителя.

Второй         параграф        третьей        главы           «Процессуальное

представительство» посвящен исследованию представительства в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве. Получен вывод о том, что целевое различие гражданско-правового и процессуального представительства не нарушает единство данного института и не затрагивает механизм его реализации. Данное обстоятельство указало на то, что различие в целях представительства в рамках разных отраслей права не затрагивает универсальность представительства как общетеоретической категории. В рассматриваемом параграфе опровергнуто выраженное в юридической литературе мнение о том, что действия процессуального представителя влекут непосредственные правовые последствия не для представляемого, а для суда. Такое опровержение подтверждается тем, что если правовой результат для суда в результате подачи представителем от


29 имени представляемого какого-либо заявления состоит, например, в обязанности суда рассмотреть такое заявление, то данной обязанности суда корреспондирует право представляемого требовать рассмотрения заявления, что и означает наступление непосредственного правового результата для представляемого.

На основании проведенного анализа получен вывод о том, что к процессуальному представительству применимо полученное в исследовании обоснование правовой природы представительства, а именно то, что процессуальное представительство также является правовой конструкцией, реализующейся на этапе конкретизации нормы права в правоотношении. Представитель, совершая процессуальные действия от имени представляемого, устанавливает для последнего определенную модель поведения (правило) в отношениях с судом.

В действующем российском законодательстве право на процессуальное представительство закреплено в качестве абстрактного субъективного права лица на неличное совершение юридического акта в процессуальном правоотношении. Полномочие процессуального представителя в рассматриваемом параграфе обосновано в качестве критерия, на соответствие которому действия представителя оцениваются судом для решения вопроса о действительности представительства. Так как в действующем российском законодательстве закреплено право на процессуальное представительство, полномочие процессуального представителя приобретает статус субъективного права представителя при наличии одного дополнительного условия - наличия такого правоотношения между представителем и представляемым, в силу которого представитель обязан совершить определенное процессуальное действие.

Исследование процессуального представительства позволило сделать вывод о том, что абстрактное субъективное право лица на процессуальное представительство реализуется в правоотношении по универсальной модели, ранее выявленной в исследовании, которая описывается следующим образом.


30 Абстрактное субъективное право лица на неличное совершение процессуального действия реализуется в особом правоотношении между представляемым и судом, которое не тождественно правоотношению, устанавливаемому действием представителя. Когда полномочие процессуального представителя является только критерием, право на процессуальное представительство реализуется только в указанном особом правоотношении. Если полномочие приобретает статус субъективного права процессуального представителя, то право на неличное совершение процессуального действия реализуется в системе двух правоотношений: (1) особое правоотношение между представляемым и судом; (2) правоотношение между представителем и судом.

Третий параграф третьей главы «Представительство в финансовом, административном и конституционном праве» посвящен анализу совершения юридического акта через представителя в указанных отраслях права. Применительно ко всем случаям представительства обосновано единство выявленных в исследовании правовой природы представительства и механизма реализации норм о представительстве в правоотношении. Для обоснования представительства в качестве категории правоспособности, а именно в качестве абстрактного субъективного права лица на неличное совершение юридического акта был исследован вопрос о том, допускается ли совершение определенного юридического акта через представляемого в правоотношении с государством, государственным органом или должностным лицом, когда в законе не содержится указания на такое право лица. На основании анализа судебных актов Верховного суда РФ по конкретным делам получен вывод о том, что совершение определенного юридического акта через представителя не допускается только в случаях, особо указанных в законе, то есть в общем случае представительство выступает абстрактным субъективным правом лица на неличное совершение юридического акта.


31 В конце рассматриваемой главы сформулированы основные выводы исследования, полученные в третьей главе, в том числе указано, в каких именно  разделах  общей теории  государства  и  права  находится  место представительства:

  1. индивидуальный   акт   в   теории   юридических   фактов   учения   о правоотношении;
  2. индивидуальный   акт   реализации   прав   и   обязанностей   в   теории юридических актов.

В заключении диссертации сформулированы основные выводы, имеющие, по мнению диссертанта, основное значение с точки зрения проведенного исследования, даны рекомендации по использованию полученных научных выводов.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

  1. Каменская К.В. Соотношение представительства и действий органов юридического лица // Юридические науки - М, 2005. - №2. - С. 11-19 (0,73 п.л.).
  2. Каменская К.В. Теоретические основы института представительства в его формировании и развитии. - РГГУ. - М., 2005. - 43 с. Библиогр. 25 назв. Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 59319 (1,64 п.л.).
  3. Каменская К.В. Сравнительный анализ представительства в континентальном и общем праве // Журнал ФИНН. - М., 2005. - №3(9) -С.46-52(0,65п.л.).
  4. Каменская К.В. Правовая природа полномочия // Юридические науки. -М., 2005. - №5. - С. 16 - 22 (0,6 п.л.).

»-38t*

Принято к исполнению 16/02/2006                                                Заказ № 88

Исполнено 17/02/2006                                          Тираж: 100 экз.

ООО «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900

Москва, Варшавское ш., 36

(495) 975-78-56

(495) 747-64-70

www.autoreferat.ru


 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.