WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Признание оспоримых сделок недействительными

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

 

На правах рукописи

ГАБОЕВ БАТРАЗ ХАЗМУРАТОВИЧ

ПРИЗнАнИЕ ОсПОРИМыХ сдЕлОк нЕдЕйсТВИТЕльныМИ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Владикавказ 2010


Работа выполнена на кафедре гражданского и предпринимательского права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова»

научный руководитель:             доктор юридических наук, профессор

кокоева луиза Темболатовна

Официальные оппоненты:         доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

коршунов николай Михайлович;

кандидат юридических наук, доцент

Баразгова Эльмира Габатовна

Ведущая организация:                ФГОУ ВПО «саратовская

государственная академия права»

Защита состоится «23» декабря 2010 г. в 14.00 час. на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.248.05 при ГОУ ВПО «СевероОсетинский государственный университет им. К.Л.Хетагурова» по адресу: РСО-Алания, г.Владикавказ, ул.Ватутина, 46.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке «Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л.Хетагурова», РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46

Автореферат разослан «      » ноября 2010 г.

Ученый секретарь

объединенного диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                          А.Э. Колиева


ОБЩАЯ ХАРАкТЕРИсТИкА РАБОТы.

Актуальность темы. За последние годы в России существенно возросло количество судебных дел, связанных с недействительностью сделок. Как считает большинство ученых1, во многом это связано с переходом страны к рыночным отношениям. В результате этого перехода гражданские правоотношения претерпели существенные изменения. При этом проблема недействительных сделок приобрела новые аспекты, стал изменяться считающийся классическим подход к таким сделкам, как к правонарушениям.

Необходимо отметить, что сегодня еще не преодолено несоответствие законодательного регулирования вопросов недействительных сделок и сложившейся практики гражданских правоотношений. Законодатель пока не смог в полной мере оторваться от подходов, которые сложились в условиях иных общественных отношений. Новые рыночные отношения также далеки от идеала. Участники гражданских правоотношений (как правило, недобросовестные) склонны к злоупотреблению институтом недействительности сделок в целях скорейшего и необоснованного обогащения.

Суды в этой ситуации попали в достаточно сложное положение. С одной стороны, они не могли одновременно и полностью отказаться от складывавшегося десятилетиями понимания проблемы недействительных сделок в новых условиях. С другой стороны, суды не стремились глубоко вникать в суть вопроса и подчас были склонны разрешать дела, ориентируясь на формальную сторону закона. Эту ситуацию часто использовали недобросовестные предприниматели, что, в конечном итоге, отрицательно отражалось на гражданских правоотношениях в целом. Однако следует признать, что в судебной практике наметились позитивные перемены: судебные решения становятся все более сбалансированными, более точно отражающими интересы дальнейшего развития рыночных отношений. Суды все чаще успешно противостоят попыткам злоупотребить правом, использовать судебные процедуры для достижения недостойных целей.

1 Трофимов В.И.Недействительность сделок: Сборник судебной практики с комментариями. - М., 2006. - С.3

3


В этой части судебная практика, тщательно изученная законодателем, может помочь дальнейшему совершенствованию нормативной базы.

В последнее время сущностью законодательного регулирования было подчеркивание цели государства о поощрении предпринимателей и создании у них дополнительной уверенности в том, что результаты их деятельности не будут слишком часто и легко пересматриваться, а товары и деньги – конфисковываться. Эти изменения были направлены на повышение стабильности гражданского оборота. Соответствующие разделы Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) были серьезно расширены и уточнены. Основания для признания сделок недействительными были указаны более конкретно и четко. Предполагалось, что в результате этих действий уменьшится количество оснований для признания сделок недействительными: если раньше многие сделки считались недействительными даже без решения суда (поражения предусматривалось самими нормами права), то теперь они могли быть признаны таковыми только по судебному решению и по иску достаточного ограниченного круга лиц. Сократилось число ничтожных и увеличилось число оспоримых сделок, сократились и случаи применения конфискационных последствий.

Статистические данные позволяют сделать вывод о росте числа споров о недействительности договоров (сделок), рассматриваемых арбитражными судами. По этому поводу О.Н. Садиков верно отмечает, что «в обзорах арбитражных споров, публикуемых в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», уже традиционным становится специальный раздел, посвященный спорам о недействительности сделок, содержание которого постепенно становится многостраничным»2. По-прежнему актуально мнение К.И. Скловского о том, что «оспаривание заключенных сделок и признание их судами недействительными приобрело почти эпидемический характер»3. Более того, все больше становится сторонников того

2        Садиков О.Н. Недействительные и несостоявшиеся сделки // Юридиче

ский мир. 2000. № 6. С. 7

3        Скловский К., Ширвис Ю. Последствия недействительной сделки // За

кон. 2000. № 6. С. 112

4


взгляда, что «при желании можно опорочить в суде практически любую сделку»4. Все это позволяет сделать вывод, что апеллирование к недействительности сделки стало надежным инструментом, используемым недобросовестными субъектами гражданского оборота для уклонения от исполнения обязательств.

Увеличение числа недействительных сделок, включая оспоримые сделки, признанные судом недействительными, явилось в том числе и результатом несоблюдения субъектами гражданского оборота при совершении и исполнении сделок условий их действительности, что обусловлено снижением внимания указанных субъектов к проверке наличия таких условий.

Одной из причин этого является отсутствие в законодательстве четкого указания об отнесении совершения и исполнения недействительных сделок к неправомерным действиям. Закрепление этого положения повлекло бы за собой увеличение внимания к условиям действительности сделок и проверке их наличия при совершении конкретных сделок. А это свидетельствовало бы об усилении регулятивного воздействия гражданского права и создании условий для применения мер, направленных на предупреждение совершения недействительных сделок, что в конечном счете сказалось бы на стабильности гражданского оборота.

Нужно признать, что многие современные незаконные сделки опираются именно на институт недействительных сделок. Сначала совершается сделка и на ее основе возникают новые гражданские правоотношения. После этого, сделка признается недействительной, но это далеко не всегда влечет недействительность этих новых правоотношений. В результате обеспечивается передел собственности, недружественные поглощения, невозврат задолженности, отказ от исполнения обязательств и т.д. Например, при получении в банке кредита необходимо соблюсти ряд условий, одним из которых является залог недвижимости. В этом случае недвижимость дополнительно вносится в уставной капитал соответствующей организации. Внешне

4 Щекин Д.М. Налоговые последствия недействительных сделок // Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации. Вып. 2 (8). 1999. С. 11.

5


все выглядит нормативно: банк дает кредит под залог недвижимости, но затем сами учредители организации обращаются в суд и указывают, что они нарушили одно очень важное правило при внесении недвижимости в уставной капитал – забыли оценить эту недвижимость с помощью независимого оценщика. Это специфическое нарушение, влекущее за собой признание судом сделки недействительной. В результате недвижимость не может быть признана собственностью фирмы, а значит, не может быть и объектом залога. Если при этом кредит использован не по назначению, то в момент погашения обращать взыскание уже не на что. В такой ситуации достаточно трудно поставить вопрос и об уголовной ответственности.

К сожалению, отечественное законодательство оставляет слишком много места для произвольной трактовки ситуаций признания сделок недействительными. И речь идет не о таких явных нарушениях, как, например, сделки по продаже порнографической литературы: под эту категорию со ссылками на правопорядок подпадают, в первую очередь, сделки, направленные на уклонение от уплаты налогов. Согласно российскому законодательству, признается недействительной сделка, если одна из ее сторон сможет доказать, что искренне заблуждалась при ее заключении. Недействительными также должны признаваться сделки, при заключении которых представитель одной из сторон во вред своему доверителю вступает в сговор с другой стороной, а также сделки, при заключении которых имели место обман, угрозы и даже насилие. Но особое место занимают кабальные сделки, при которых одна сторона использует крайне тяжелое или даже безвыходное положение другой стороны.

Очевидно, что в сложившихся условиях юридические категории ничтожных и оспоримых сделок нуждаются в глубоком теоретическом осмыслении. Каждая из них заслуживает самого серьезного внимания на уровне отдельных исследований, специально посвященных ничтожным и оспоримым сделкам.

Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе признания оспоримой сделки недействительной судом.

6


Предмет исследования: определяющие факторы, на основе которых суд принимает решение о признание оспоримой сделки недействительной.

Цель диссертационного исследования состоит в изучении теоретических вопросов исполнений оспоримых сделок, признанных судом недействительными, судебной практики по делам о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности, выработке на этой основе предложений по совершенствованию действующего российского гражданского законодательства и практики его применения.

Для достижения указанной цели предполагается решить следующие задачи:

  1. Рассмотреть признаки действий по исполнению оспоримых сделок, признанных судом недействительными.
  2. Исследовать элементы состава исполнений оспоримых сделок, признанных судом недействительными.
  3. Проанализировать отдельные составы исполнений оспоримых сделок с пороками субъекта, признанных судом недействительными.
  4. Выявить элементы отдельных составов исполнений оспоримых сделок с пороками воли, признанных судом недействительными.

Методологическую основу диссертационного исследования составили как общенаучные, так и специальные частно-научные методы: историко-правовой и формально-юридический, метод сравнительного правоведения и системного анализа юридических явлений и др.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых: М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, Д.Н. Бахраха, В.В. Витрянского, А.В. Венедиктова, В.П. Грибанова, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, О.Э. Лейста, Л.А. Лунц, Н.С. Малеина, Г.К. Матвеева, Д.И. Мейера, А.И. Масляева, И.Б. Новицкого, В.А. Ойгензихта, С.А. Оганесяна, И.С. Перетерского, И.А. Покровского, Н.В. Рабинович, В.А. Рясен-цева, О.Н. Садикова, И.С. Самощенко, А.П. Сергеева, Е.А. Суханова, В.Л. Слесарева, В.А. Тархова, В.М. Хвостова, Ф.С. Хейфеца, Е.А. Флейшиц, В.П. Шахматова, Г.Ф. Шершеневича, и др.

7


нормативная и практическая база исследования. В качестве нормативной основы исследования было использовано действующее законодательство Российской Федерации.

Уровень научной разработанности темы. Различным аспектам ничтожных и оспоримых сделок посвящены многочисленные работы российских и зарубежных цивилистов. Вопросам понятия и классификации сделок уделено немало внимания такими учеными-цивилистами, как Агарков М. М., Алексеев С.С., Гамбаров Ю.С., Ген-кин Д.М., Гримм Д.Д., Дювернуа Н.Л., Иоффе О.С., Кофман В.И., Красавчиков О.А., Мейер Д.И., Новицкий И.Б., Покровский И.А., Ря-сенцев В.А., Толстой В.С., Шахматов В.П., Шершеневич Г.Ф. и других. Многие проблемы недействительных сделок проанализированы современными цивилистами – Витрянским В.В., Гутниковым О.В., Егоровым Ю.П., Крашенинниковым Е.А., Матвеевым И.В., Склов-ским К.И., Тузовым Д.О., Шестаковым Н.Д., Тагранян А.В. Однако все эти исследования затрагивали лишь отдельные стороны настоящего исследования.

научная новизна исследования. Впервые было проведено комплексное исследование процесса признания оспоримой сделки недействительной на современном этапе развития отечественного правоведения, выявлены основные признаки оспоримых сделок с учетом осущественных ранее исследований, а также судебной практики.

В заключении подводятся результаты исследования и изложены конкретные предложения автора по совершенствованию действующего законодательства Российской Федерации в области правового регулирования оспоримых сделок.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие основные положения:

1. Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые проводится в зависимости от специфики основания недействительности: при совершении ничтожных сделок таким основанием является нарушение воли общества, а при совершении оспоримых сделок – нарушение юридически значимой для сделки воли определенного лица.

8


Данная специфика оснований недействительности оспоримых и ничтожных сделок предопределяет «относительность» оспоримых сделок (их по общему правилу могут оспаривать только те лица, воля которых нарушена) и «абсолютность» ничтожных сделок (их могут оспаривать любые лица, так как государство не может мириться с существованием таких сделок и приветствует их опровержение со стороны неопределенного круга лиц). В этом смысле оспоримые сделки правильнее было бы называть «относительно недействительными», а ничтожные – «абсолютно недействительными».

2. Основными юридическими признаками оспоримых сделок являются:

а) то или иное несоответствие волеизъявления (сделки) юридиче

ски значимой воле определенного лица;

б)  оспаривать действительность оспоримой сделки по общему

правилу могут только те лица, юридически значимая воля которых

нарушена при совершении сделки, поэтому право оспаривания носит

строго личный характер: судить о том, имело ли место нарушение

воли, может лишь сам субъект, воля которого была нарушена. Исклю

чения из этого правила могут быть установлены законом, при усло

вии, что к оспариванию допускаются лица, чьи права и охраняемые

законом интересы нарушены в результате совершения оспоримой

сделки;

в) подтверждение или одобрение оспоримой сделки лицом, имею

щим право оспаривать сделку, исключает возможность ее последую

щего оспаривания со стороны этого лица;

г) истечение установленного законом срока на оспаривание долж

но исключать возможность последующего оспаривания такой сдел

ки. Этот срок поэтому должен носить пресекательный характер по

отношению к праву на оспаривание сделки, а не быть сроком исковой

давности, как это предусмотрено действующим законодательством.

Этот срок должен быть сокращен по сравнению со сроком оспарива

ния ничтожных сделок;

д) недействительность оспоримой сделки, имеющей материаль

ный состав: помимо оснований, указанных в законе, для признания ее

9


недействительности необходимо установить, что совершение сделки повлекло реальное нарушение охраняемых законом прав и интересов. Поэтому суд может оставить такую сделку в силе, если, несмотря на наличие оснований недействительности, никаких нарушений прав и интересов не будет выявлено.

3. В отдельных случаях оспаривать оспоримую сделку могут так

же прокурор или иные государственные органы, действующие в за

щиту чужих интересов. Однако это правомерно лишь в том случае,

когда субъект защищаемого интереса и субъект, которому законом

предоставлено право оспаривания, совпадают в одном лице.

Поэтому при рассмотрении вопроса о возможности прокурора и иных органов предъявлять иски о недействительности оспоримых сделок следует руководствоваться следующим:

  1. допускает ли такую возможность процессуальное законодательство (ст. 52, ст. 53 АПК РФ; ст. 45, ст. 46 ГПК РФ);
  2. совпадает ли субъект предъявления иска, указанный в законе, с субъектом защищаемого права и интереса. Возможность предъявления иска прокурором или иными лицами допускается лишь в случаях, когда такое совпадение имеет место.
  1. Не должно быть никакой разницы между ничтожными и оспоримыми сделками и в определении круга лиц, имеющих право предъявлять требования о применении последствий недействительности: такое требование может заявить любое заинтересованное лицо, имеющее материальный интерес от реституции, т.е. по общему правилу – сторона недействительной (ничтожной или оспоримой) сделки.
  2. Основным закрепленным в законе формальным основанием деления сделок на ничтожные и оспоримые продолжает оставаться порядок признания соответствующей сделки недействительной: оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом; ничтожная сделка недействительна независимо от такого признания (п. 1 ст. 166 ГК РФ). При этом сделка, как действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, по идее законодателя, должна пониматься в двух значениях: сделка юридический факт и

10


сделка-предоставление. Именно сделка-предоставление может быть недействительной.

Следует признать сомнительной точку зрения о возвращении к традиции ранее действующего законодательства, которое на уровне закона не проводило деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые по признаку необходимости судебного признания недействительности. Считают, что такое деление должно производиться в зависимости от того, чья воля, прежде всего, нарушена при совершении соответствующей сделки: если в первую очередь нарушена воля государства, то доказывать недействительность сделки может неопределенный круг лиц. Если в первую очередь нарушена воля определенного лица, то доказывать недействительность сделки по общему правилу может только это лицо. Верно то, что между ничтожными и оспоримыми сделками есть много общего. Однако в случае их объединения у судов при решении конкретных споров может возникнуть серьезная путаница, последствия которой предсказать очень сложно. Кроме того, стирается различие между общественными интересами (ничтожная сделка) и индивидуальными (оспоримая сделка), что в конечном счете может привести к увеличению числа ничтожных сделок.

  1. Признание сделки недействительной не тождественно судебному акту о возврате предоставленного по такой сделке имущества, поскольку не является решением о присуждении и не имеет исполнительной силы. Возврат имущества (реституция) осуществляется путем самостоятельного притязания (хотя, возможно, в одном процессе с требованием о признании сделки недействительной), материально-правовую природу которого и предстоит установить.
  2. До оспаривания оспоримых (как и до оспаривания ничтожных) сделок следует исходить из презумпции действительности любой сделки, которую полезно закрепить на законодательном уровне. Опровержение этой презумпции в отношении оспоримых сделок означает опровержение презумпции соответствия волеизъявления юридически значимой воле определенного лица. Опровержение этой

11


презумпции в отношении ничтожных сделок означает опровержение презумпции соответствия волеизъявления закону.

В этом аспекте вопросы о том, является ли оспоримая сделка действительной с самого начала, происходит ли решением суда «преобразование» правоотношения из действительного в недействительное, лишаются какого-либо практического значения. Вся теория недействительности сводится к теории права оспаривания или опровержения презумпции действительности любой сделки по определенным основаниям. В зависимости от оснований, по которым происходит это опровержение (оспаривание), можно говорить о ничтожных или об оспоримых сделках.

8.  Исходя из сущностных признаков оспоримых сделок следует

проводить и их классификацию. При совершении оспоримой сдел

ки может быть нарушена юридически значимая воля стороны сделки

или может быть нарушена юридически значимая воля третьего лица,

не являющегося стороной сделки. Среди сделок, в которых нарушена

юридически значимая воля стороны сделки, можно выделить сделки,

совершенные с выходом за пределы полномочий или правоспособно

сти. Соответственно все составы (основания) недействительности

оспоримых сделок могут быть сгруппированы в следующем порядке:

  1. сделки с пороками воли;
  2. сделки, совершенные за пределами полномочий или правоспособности;
  3. сделки, совершенные без согласия третьих лиц.

9.  Сделки, совершенные без согласия третьих лиц, лишь в ред

ких случаях прямо признаются законом оспоримыми. В большинстве

случаев совершение сделки без требуемого законом согласия третье

го лица влечет ничтожность сделки. Однако это противоречит приро

де такого рода сделок и не способствует стабильности гражданского

оборота. Поэтому в ГК РФ следует закрепить общие нормы, касаю

щиеся совершения этих сделок и признания их недействительными.

По общему правилу такие сделки должны признаваться оспоримыми,

и лишь в некоторых, прямо указанных в законе случаях, эти сделки

могут признаваться ничтожными. Указанные нормы должны также

12


содержать общие правила об особенностях совершения и признания недействительными соответствующих сделок, в частности –о форме и сроках выражения согласия на совершение сделки.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что разработанные автором положения могут быть использованы в дальнейшем при изучении проблем совершенствования правового регулирования, а также для уточнения и изменения действующего законодательства. Они также могут служить научной базой для углубленного исследования правовой природы оспоримых сделок или их отдельных видов. Материалы исследования могут быть использованы в нормотворческой и правоприменительной деятельности, а также в практической деятельности юристов.

Апробация и внедрение результатов исследования

Положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования были изложены в опубликованных статьях, две из которых опубликованы в рецензируемых научных журналах, входящих в перечень, определенный Высшей аттестационной комиссией. Результаты диссертационного исследования используются в учебном процессе по учебной дисциплине «Гражданское право».

структура диссертации

Диссертация состоит из оглавления, введения, трех глав, заключения и списка литературы.

ОснОВнОЕ сОдЕРжАнИЕ РАБОТы Первая глава «Теоретические аспекты возникновения института недействительных сделок» посвящена рассмотрению теоретических аспектов возникновения института недействительных сделок: в ней дана общая характеристика недействительных сделок, рассмотрены основания для классификация недействительных сделок на ничтожные и оспоримые, а также правовые аспекты оспоримых сделок.

13


Термин «недействительная сделка» содержался еще в проекте Гражданского уложения, внесенном в Государственную Думу в 1913. Позже он нашел место в Гражданских кодексах РСФСР 1922г. и 1964г. Однако качество теоретического исследования в те периоды оставляет желать лучшего. Гражданский кодекс Российской Федерации (статья 153) также закрепил данную норму, но многие вопросы остались не решенными. Расширенное толкование статей 9 главы ГК РФ осложняет судам вынесение обоснованных решений, и, прежде всего, до сих пор в науке гражданского права остается нерешенным вопрос о том, является ли недействительная сделка собственно сделкой.

Автор настоящего исследования рассматривает две концепции оспоримых сделок, представленных в трудах авторов, анализирующие правовую сущность недействительных сделок. С точки зрения автора, недействительная сделка должна рассматриваться как сделка, так как она является юридическим фактом, а он недействительным быть не может. С другой стороны, правовые последствия недействительной сделки не может вызывать «сделка-правоотношение», но может вызывать «сделка-предоставление». Следовательно, сделка, как действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, по идее законодателя, должна пониматься в двух значениях: сделка - юридический факт и сделка-предоставление. И именно сделка-предоставление может быть недействительной.

Ничтожные сделки, развившись из несуществующих договоров римского права, считались не порождающими никаких юридических последствий с момента их возникновения и являлись изначально недействительными. Из идеи реституции возникла идея оспоримых сделок как идея «договора провизорно (предварительно) действительного, но который может стать недействительным по решению претора»5. Именно действительность оспоримых сделок (которая иногда также характеризуется как неопределенная действительность, относительная действительность) многими рассматривается как одно

5 Годэмэ Е. Общая теория обязательств. – М.:Юридическое издательство, 1948. - С. 150.

14


из отличий оспоримых сделок от ничтожных. Так, Б. Виндшейд в связи с этим отмечает: «Недействительность может быть двоякой: либо ничтожность акта, так как недействительный акт не имеет никакой силы, либо оспариваемость акта, то есть сам по себе он не имеет силы, но она может быть оспорена»6.

Таким образом, оспоримые сделки как вид недействительных характеризуются следующими основными признаками:

  1. они являются действительными сами по себе до того момента, когда произошло оспаривание и они лишились юридических последствий и только после этого становятся недействительными;
  2. право оспаривания принадлежит только строго определенным лицам, заинтересованным;
  3. оспаривание могло производиться только судом либо административным органом;
  4. отменить последствия оспариваемой сделки может только судебное решение;
  5. в результате оспаривания действительная сделка лишается своих правовых последствий в отношении заинтересованных лиц. В отношении же остальных лиц сделка продолжает оставаться в силе.

Следует согласиться с позицией, в соответствии с которой сторонам должна быть предоставлена возможность в добровольном порядке (по взаимному соглашению) признать недействительность оспоримой сделки и применять последствия этой недействительности. Безусловно, это положение будет способствовать большей стабильности гражданского оборота.

Однако следует признать сомнительной точку зрения о возвращении к традиции ранее действующего законодательства, которое на уровне закона не проводило деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые по признаку необходимости судебного признания недействительности. Считают, что такое деление должно производиться в зависимости от того, чья воля прежде всего нарушена при совершении соответствующей сделки: если в первую очередь нарушена воля государства, то доказывать недействительность сделки

6 Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. - М.,1954. - С. 68.

15


может неопределенный круг лиц. Если в первую очередь нарушена воля определенного лица, то доказывать недействительность сделки по общему правилу может только это лицо. Верно то, что между ничтожными и оспоримыми сделками есть много общего. Однако в случае их объединения у судов при решении конкретных споров может возникнуть серьезная путаница, предсказать которую очень сложно. Кроме того, стирается различие между общественными интересами (ничтожная сделка) и индивидуальными (оспоримая сделка), что в конечном счете может привести к увеличению числа ничтожных сделок.

Вторая глава  «состав отдельных видов оспоримых сделок»

посвящена рассмотрению составов оспоримых сделок. К ним относятся:

1) сделки, совершенные за пределами полномочий или право

способности:

  1. сделки юридических лиц, выходящие за пределы их правоспособности;
  2. сделки, совершенные с превышение ограниченных полномочий; сделки, совершенных без согласия третьих лиц:
  3. сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет;
  4. сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности;

2) сделки с пороками воли:

  1. сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими;
  2. сделки, совершенные под влиянием заблуждения;
  3. сделки, совершенные под влиянием обмана;
  4. сделки, совершенные под влиянием насилия и угрозы;
  5. сделки, заключенные под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;
  6. кабальные сделки.

Утверждение о том, что в конструкции «недействитель ные сделки» понятие «сделка» лишается одного из основополагающих ее элемен тов (сделка - «правомерное действие»), является несостоя-16


тельным. Термин «недействительный» означает не что иное, как «несуществующий». В этом смысле признание сделки недействительной свидетельствует именно о том, что действия граждан (юридических лиц), совершенные в виде сделки, являются юридически несуществующими в силу их противоречия законодательству. Исходя из этого следует признать, что тер мин «недействительные сделки» вполне адекватно отражает суть названных действий как неправомерных, а потому имеет право на использование в законода тельстве гражданско-правовой доктрины в практике правоприменения.

Законодатель не дал четкого ответа на вопрос о том, кто вправе устанав ливать факт ничтожности сделки. Заложенная в ГК РФ возможность субъектам гражданского оборота самим решать вопрос о ничтожности сделок направлена на придание участникам гражданского оборота большей оперативности и самостоятельности в защите своих прав и в пресечении нарушений закона. Однако неясность и возможность различного толкования некоторых норм, посвященных ничтожным сделкам, приводит к различного рода злоупотреблениям данным правом. Поэтому факт ничтожности сделки, как и факт оспоримости, который часто не бывает очевидным и бесспорным, должен устанавливаться исключительно судом.

В настоящее время существует необходимость четкого разграничения на законодательном уровне недействительных и несостоявшихся сделок. Данные раз новидности сделок должны подчиняться различному гражданско-правовому регу лированию в виду их общей способности порождать гражданско-правовые последст вия: если недействительная сделка может влечь за собой такие последствия (хотя и специальные), наступления которых ее субъекты не желают, то несостоявшаяся не может. Поэтому к несостоявшимся сделкам не могут применяться нормы, преду смотренные §2 главы 9 ГК РФ для недействительных сделок. Данные отношения должны регулироваться нормами института неосновательного обогащения.

Норма статьи 168 ГК РФ устанавливает общее основание недействительно сти сделок, не соответствующих императивным правовым предписаниям, и должна применяться всякий раз, когда в

17


законе отсутствуют указания на какое-либо спе циальное основание недействительности (ничтожности или оспоримости). Учиты вая же, что оспоримость сделки всегда должна быть оговорена в законе специально, квалификация непосредственно по статье 168 ГК РФ остается возможной лишь в отношении ничтожных сделок. Основание недействительности сделки, предусмотренное статьей 168, имеет объективный, а не субъективный характер и для квалификации сделки как недействительной по этому основанию не требуется направленности всех сторон на соблюдение закона.

Требование по негационным искам и искам о применении последствий не действительности ничтожной сделки вправе предъявить любое заинтересованное лицо. Заинтересованность истца может быть материальной и процессуальной. Лицо считается имеющим материальный интерес в деле, если оно требует за щиты своего субъективного права или охраняемого законом интереса. Процессу альный интерес означает, что лицо требует защиты не своего, а чужого права или охраняемого законом интереса. Наличие или отсутствие процессуального инте реса определяется специальным указанием на него в нормах закона.

Вопрос о ничтожности или недействительности сделки не может быть предме том мирового соглашения. Это отношение сделки к нормам права является объективным и не зависит от усмотрения совершивших ее лиц. Подобное мировое соглашение не соответствовало бы закону, а согласно части 6 статьи 141 АПК РФ арбитражный суд не вправе утверждать мировое соглашение если оно противоре чит закону. Суд не может принять и признание негационного иска ответчиком. Принятие судом такого признания оформляется вынесением решения об удовлетворении иска, то есть дело разрешается по существу. Следовательно, если сделка действительна, положительное судебное решение по негационному иску будет незаконным. С другой стороны, нет препятствий для принятия судом отказа от нега-ционного иска, даже если ничтожность сделки ни у кого не вызывает сомнений. Отказ от иска означает, что истец решил не пользоваться своим правом на судебную защиту и, следовательно, спор не разре-18


шается судом по существу. Определение суда, которым производство по делу в этом случае прекращается, ничего не подтверждает и не опровергает: в правоотношениях остается та же неопределенность, которая была и до процесса.

Третья глава «конкуренция виндикационного и реституционного требований» посвящена рассмотрению виндикационных и реституционных притязаний при недействительных сделках.

Позиция судов, трактующих реституцию владения как петиторное средство защиты, требующее судебного установления прав стороны недействительной сделки на истребуемое в ее пользу имущество, представляется совершенно правильной и должна быть отражена в руководящих разъяснениях высших судебных органов, имеющих общий характер. Понимание же реституции как посессорного средства защиты, основанное на буквальном толковании пункта 2 статьи 167 ГК РФ и допускающее возможность использования этого средства в интересах незаконного владельца, не только не соответствует смыслу гражданского законодательства, но и неприемлемо теоретически.

Иск о реституции точно так же, как и виндикационный, направлен на истребование имущества из чужого незаконного владения. Его особенность состоит лишь в том, что само незаконное владение всегда возникает здесь вследствие исполнения недействительной сделки. Таким образом, реституция не имеет той специфики, которая могла бы стать достаточным основанием для отграничения этой меры от виндикации. Выделяясь лишь некоторой особенностью субъективного состава (ее субъектами являются стороны недействительной сделки), реституция владения по своей правовой природе есть не что иное, как разновидность виндикации, частичный случай ее применения.

Данное понимание реституции позволяет применить к отношениям сторон недействительной сделки нормы о защите права собственности. Необходимость этого видится в том, что сами нормы о недействительности сделок не содержат механизма учета многих затрагиваемых при осуществлении реституции интересов. В них не урегулированы многие вопросы, связанные с конкретным содержанием прав и обязанностей сторон, в частности о судьбе плодов и дохо-19


дов, полученных незаконным владельцем от пользования имущества, о последствиях произведенных им в связи с этим затрат и улучшений. Проблема «дефицита» правовых средств частично решена законодателем путем правил о субсидиарном применении к отношениям сторон недействительной сделки норм главы 60 ГК РФ о неосновательном обогащении. Однако указанные нормы не затрагивают вопроса о судьбе неотделимых улучшений вещи и полученных от нее плодов. Этот пробел может быть устранен применением к соответствующим отношениям правил главы 20 ГК РФ о защите права собственности.

Таким образом, положения о реституции не должны применяться изолированно, в отрыве от других норм ГК РФ, и в первую очередь норм о виндикации, что необходимо подтвердить законодательным путем.

Представляется единственно правильной судебная практика, учитывающая момент добросовестности лица, приобретшего имущество от неуправомоченного отчуждателя, и не допускающая применение реституции там, где невозможна вин дикация.

В заключении подведены общие итоги исследования, определены перспективы дальнейших разработок, связанных с проблемой диссертационного исследования.

Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

В изданиях, включенных в перечень ВАК: 1.Габоев Б.Х. Некоторые особенности деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые // Современное право.-М.- 2008. №6 (1).- (0,8 п.л.).

2. Габоев Б.Х. Проблема классификации недействительных сде

лок на ничтожные и оспоримые // Бизнес в законе. - М. - 2010.-№3. -

(0,7п.л.).

в иных изданиях:

3. Габоев Б.Х. Первоначальное деление недействительных сделок

на ничтожные и оспоримые // Актуальные проблемы права в совре

менной России.-М.- 2008.-№7.- (0,5п.л.)

20


  1. Габоев Б.Х. Теоретические аспекты возникновения института недействительных сделок // Бюллетень Владикавказского Института Управления. Владикавказ- 2010. - №32.- (0,6п.л.)
  2. Габоев Б.Х. Сделки, совершенные гражданином не способным понимать значение своих действий и руководить ими // Бюллетень Владикавказского Института Управления. 12-я межвузовская научно-практическая конференция «Человек, государство, общество: традиционные проблемы и новые аспекты», Владикавказ – 2010 - №33. – (0,5п.л).

21



Подписано в печать 18.11.2010. Усл. п.-л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ № 173. Издательство Северо-Осетинского государственного университета имени К. Л. Хетагурова, 362025, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.


 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.