WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРИНЦИП НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ И СФЕР ЕЕ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи УДК340.11

Казанцев Леонид Юрьевич

ПРИНЦИП НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ

И СФЕР ЕЕ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ

ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Специальность: 12.00.01 - теория и история права и государства;

история правовых учений

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Нижний Новгород - 2004

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова

Научный руководитель:       доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ Карташов Владимир Николаевич

Официальные оппоненты:   доктор юридических наук, профессор

Ведяхин Владимир Михайлович; кандидат юридических наук, доцент Половова Лада Владимировна

Ведущая организация           Казанский государственный университет

Защита состоится « » февраля 2004 г. в 9.00 на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан « е> » января 2004 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент             s~)  /Jjt.jtJi*     Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Показателем общественного прогресса на данном этапе исторического развития является признание ценности человеческой личности, ее жизни, свободы, чести, достоинства и их правовое обеспечение согласно самым высоким международным стандартам. Поэтому не случайно в числе исходных фундаментальных положений отечественной правовой системы в ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17 Конституции РФ закреплено правило о вхождении общепризнанных принципов и норм международного права в систему российского права и их верховенстве в области прав и свобод человека и гражданина. Соответствующий вектор развития правовой сие темы был задан еще ранее, когда в п. 2 ч. 1 раздела IV Концепции судебной реформы в РСФСР, принятой в 1991 году, было указано на необходимость преобразования системы законодательства с воплощением идеи верховенства права, а также приоритете применительно к обычному законодательству международного права, в особенности его общепризнанных принципов1. В настоящее время ряд федеральных законов уже отражает указанное положение Конституции РФ.

В 2003 году Президент РФ В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию акцентировал внимание на том, что «базовым принципом остается соблюдение норм международного права»2.

С другой стороны, в пореформенный период, особенно в начале 90-х годов, по свидетельству ряда ученых (В.Н. Карташов, В.Н. Протасов и др.), в России научные исследования по теме правовых принципов практически не проводились, зачастую соответствующие разделы не включались даже в содержание учебных пособий3. Поэтому определенный пробел в области изучения обще-

10 концепции судебной реформы в РСФСР- Постановление ВС РСФСР от 24 октября 1991 г. // Ведомости ВС РСФСР. - 1991. - № 44.   Ст. 1435.

2 Послание Президента России Владимира Путина Федеральному Собранию РФ IIРоссийская газета. - 2003. - 17 мая.

3 См., например: Абдулаев МИ Проблемы теории государства и права: Учебник / М.И. Аб-дулаев, С.А. Комаров. - СПб., 2003; Общая -тория правя- Учебник тр юридических вузов / Под общ. ред А.С. Пиголкина. - М., 1998; Лазарев J?.*tifeceiMmOHSU№W«tpaBa: Учебник для вузов / В.В. Лазарев, С.В. Липень - М., 1998.

БИБЛИОТЕКА С О»

4

признанных принципов права как отдельной части этого аспекта проблемы требовал восполнения на научном и практически-прикладном уровнях.

Легального определения и перечня общепризнанных принципов права не существует ни в отечественном, ни зарубежном законодательствах1.

Указанные обстоятельства являются серьезным препятствием для реализации общепризнанных принципов в юридической практике (правотворческой, правоприменительной и т. д.). Поэтому развитие теории права в данном направлении связано с вычленением отдельных общепризнанных принципов, тщательном изучении их природы, а также исследовании системы принципов права в целом.

В нашей работе сфокусировано внимание на принадлежности принципа неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности (далее - ПНЛ) к числу общепризнанных принципов права.

В отечественной и иностранной научной и публицистической, юридической и иной литературе уже давно провозглашена и стала аксиомой идея свободы и независимости человека. Для ее последовательного воплощения в национальном законодательстве как целостной непротиворечивой системы предписаний, реально охраняющих автономный статус личности, также необходима соответствующая теоретико-правовая база.

Рассмотрение сущности и содержания ПНЛ позволит более грамотно осуществлять юридическую практику с учетом комплексного характера воздействия составляющих его императивов, закрепить в отечественном законодательстве всю систему требований, гарантирующих безопасность личной сферы жизнедеятельности человека.

Исследование форм закрепления и особенностей реализации ПНЛ будет способствовать достижению не только вышеназванной задачи, но и вооружит субъектов права информацией, необходимой для правильного разрешения конкретных жизненных ситуаций, в том числе перечнем международно-правовых

1 См., напримергГсйстедагАА'Иерархия российского и международного права, - Н. Новго-

---

ПК    *

5

актов, содержащих положения ПНЛ и подлежащих применению на территории Российской Федерации.

Таким образом, изучение ПНЛ в качестве общепризнанного принципа права представляется весьма актуальным и своевременным.

Степень разработанности проблемы В советский период было множество публикаций, посвященных вопросам принципов права как общеправового, так и отраслевого характера Однако в то время эта тема носила явно идеологическую окраску, что видно даже из названий выделявшихся в науке в середине XX века общих принципов права: закрепления в советском праве полноты политической власти советского народа при руководящей роли рабочего класса, пролетарского интернационализма, партийного руководства в правовой сфере, ответственности каждого государственного органа за порученное дело и др.

Позднее, с начала 70-х годов, на основе более полного применения собственно юридических методов начинает складываться теория правовых принципов, сохранившаяся в своей основе до настоящего времени. Однако утверждать, что она стала свободной от политического воздействия, было бы не совсем верным. На этот момент указывают многие отечественные авторы1.

В настоящее время исследования общеправовых, отраслевых и иных правовых притщипов возобновлены с учетом новых реалий в экономической, политической, социальной, юридической и иных сферах общественной жизни.

К сожалению, проблема анализа природы общепризнанных принципов права до сих пор остается слабо изученной. Не дан исчерпывающий ответ на вопрос, какие из действующих в отечественной правовой системе принципов имеют статус общепризнанных, в каких международно-правовых актах они закрепляются и какую структуру имеют. В частности, следует ли относить к общепризнанным ПНЛ и каково его содержание. Именно на эти аспекты проблемы и акцентировал внимание автор.

1 См, например: Кононов А.Л. Об общих принципах права во французской и бельгийской судебной практике по административным делам // Государство и право. - 2001. - № 3. -С. 82; Протасов В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства-Вопросы и ответы. - М, 1999. - С. 113.

6

Объектом исследования является ПНЛ в системе общепризнанных и отечественных принципов права.

Предмет исследования составляют сущность, структура и место ПНЛ в системе принципов права, а также формы его закрепления реализации. Анализ природы ПНЛ представляет существенную гносеологическую, эвристическую, онтологическую, прогностическую, мировоззренческую и практически-прикладную ценность.

Цель диссертационного исследования заключается в осмыслении роли ПНЛ в правовом регулировании общественных отнощений.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

- рассмотреть сущность ПНЛ, раскрыть его основные признаки и дать ему определение;

-  исследовать общепризнанные принципы права и выделить их существенные признаки;

- установить место ПНЛ в системе принципов права, определить его принадлежность к общепризнанным принципам;

- выявить структуру ПНЛ, изучив содержание его императивов;

-  проанализировать формы закрепления ПНЛ в национальном, иностранном и международном праве;

охарактеризовать общие тенденции в реализации ПНЛ и сопутствующие им проблемы;

- сформулировать выводы, рекомендации и предложения теоретического, практически-прикладного и дидактического характера;

- наметить перспективы дальнейшего исследования проблемы. Методологическая основа диссертационного исследования. Решение

поставленных задач осуществлялось с помощью диалектического метода и основанных на нем современных общенаучных и частнонаучных методов и методик познания ПНЛ. Основное внимание в рамках системной методологии уделено структурному, системному, детерминистическому, юридическому, срав-

7

нительно-правовому, юридико-догматическому и иным подходам и направлениям научного поиска.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых, так или иначе затрагивающих рассматриваемую проблему.

В диссертации были использованы работы представителей теории права и государства и других юридических наук: С.С Алексеева, В.К. Бабаева, В.М. Баранова, С.Н Братуся, В.П. Божьева, В.М. Ведяхина, Л.Д. Воеводина, Б.Н. Габричидзе, Ю.Г. Галая, В.П. Грибанова, К.Ф. Гуценко, В.Н. Карташова, А.А. Конева, А.Н. Красикова, Д.А. Ковалева, В.Н. Кудрявцева, И.С. Лапшина, А.Ф. Лубина, Е.А. Лукашевой, И.И. Лукагаука, П.А. Лупинской, А.В. Мальцева, Л.А, Окунькова, П.Н. Панченко, И.Л. Петрухина, С.В Полсниной, Л.В. Поло-вовой, Ю.С. Решетова, В.Б. Романовской, Р.А. Романова, В.А. Рощина, В.П. Сальникова, Г.А. Свердлык, ИЛ. Сенякина, Ю.И. Стецовского, А.В. Стре-моухова, В.А. Толстика, В.Т. Томина и др.

При исследовании ГГНЛ автор использовал труды отечественных философов, социологов, психологов и представителей других гуманитарных наук: П.В. Алексеева, Н.А. Бердяева, А.И. Демидова, В.А. Пархомова, А.В. Панина, А.А. Радугина, К.А. Радугина, А.Г. Спиркина и др.

Большую помощь в разрешении многих вопросов, поставленных в диссертации, оказали работы таких зарубежных правоведов, как Р. Бернхардт, Э. Брэдли, Э. Гротрайан, Р. Давид, М. Дженис, Р. Кай, В. Котчи, Д.Л. Мэрдок, К.Ж. Спинози, Д.-К. Фикье, Т.К. Хартли и др.).

Нормативно-правовую и эмпирическую базу исследования составили Конституция РФ, федеральные конституциошше законы, федеральные законы и подзаконные акты органов государственной власти и местного самоуправления а также Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года и другие международно-правовые акты, основные законы стран Европы, Америки и Азии. В процессе

работы изучались материалы правотворческой, интерпретационной, правореа-лизующей и правосистематизирующей практики, публикации периодической печати.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые ПИЛ рассматривается как общепризнанный принцип права, исследуется его структура, содержание и формы выражения, анализируются проблемы его реализации в российской правовой системе общества.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1.  ПНЛ — это общепризнанный принцип права, состоящий в запрете осуществления помимо воли лица неправомерных действий, умаляющих независимость и непосредственно ограничивающих неприкосновенность личности и сфер ее жизнедеятельности.

2.  Отличительными чертами общепризнанных принципов является их принадлежность к международному праву, закрепление в ведущих международно-правовых актах и признание подавляющим числом государств, то есть фиксация их в основных законах или иных присущих соответствующим странам формах права.

3.  Содержание ПНЛ представляет собой объективное единство двух императивов: личной неприкосновенности и неприкосновенности частной жизни.

4.  Личная неприкосновенность складывается из субимперативов индивидуальной свободы, физической (телесной) и духовной неприкосновенности. При этом в структуру каждого из них входят более дробные элементы. Так, индивидуальная свобода состоит из недопустимости произвольных арестов, свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства. Право на жизнь, свобода от посягательств на здоровье, свобода от пыток, свобода от медицинских, научных и иных опытов, запрет несанкционированного медицинского вмешательства образуют физическую неприкосновенность.

5. Неприкосновенность частной жизни состоит из права на тайну частной жизни, охватывающую целый ряд тайн (личную и семейную, личного общения, переписки и иных сообщений, усыновления, банковского счета, налоговую и

9

т. д.), а также права на неприкосновенность личного архива, запрета на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия и неприкосновенности жилища.

6. Юридические императивы ПНЛ закреплены в основных международных нормативно-правовых актах: Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Американской конвенции о правах человека 1969 года, Декларации прав ребенка 1959 года, Конвенции о статусе беженцев 1951 года, Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека 1997 года, Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года и др.

7. ПНЛ воспринят большинством государств, и его требования содержатся в основных законах Австрии, Болгарии, Германии, Дании, Ирландии, Испании, Исландии, Италии, Канады, Кипра, Польши, США, Турции, Франции, Чехии, Швеции, Японии и других стран.

Конституция РФ, федеральные конституционные законы РФ, федеральные законы, законы субъектов Федерации, подзаконные нормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления также фиксируют и конкретизируют составляющие ПНЛ положения.

8.  Россия стоит только у истоков зарождения практики последовательной реализации ПНЛ как общепризнанного принципа права, закрепленного в международно-правовых актах.

Теоретическое и практическое значение исследования определяется его актуальностью, новизной, научно обоснованными и аргументированными выводами и предложениями.

В теоретическом плане основные положения работы позволяют по-новому подойти к понятию, признакам, структуре, месту и роли ПНЛ в системе принципов права. Материал диссертации дополняет и развивает многие разделы теории права и государства, отраслевых юридических наук и международного права. Она позволяет привлечь внимание к наиболее важным и перепек-

10

тивным направлениям научных исследований, будет полезна ученым различных специальностей и направлений (юристам, компаративистам, историкам и т. д.) при написании диссертаций, монографий и других научных работ.

Практическая значимость работы состоит в том, что выводы и предложения, содержащиеся в ней, могут быть использованы субъектами практики реализации права, а также другими ее участниками для более правильного применения требований ПНЛ в конкретной социально-правовой ситуации, способствовать предупреждению ошибок при реализации ПНЛ. Материалы диссертации являются базой и для иных видов юридической деятельности: правотворческой, правосистематизирующей и правоприменительной.

Отдельные положения и рекомендации могут послужить средством повышения уровня правосознания и правовой культуры должностных лиц, усилению активности отдельных граждан, их коллективов и организаций в деле защиты и самозащиты своих прав и законных интересов.

Дидактическое значение данного исследования заключается в том, что его результаты можно использовать при подготовке учебников, учебных и учебно -методических Пособий, проведении учебных занятий по теории права и государства, международному праву и отраслевым юридическим дисцшшинам, при написании студентами рефератов, докладов, курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссерта ции нашли отражение:

- в 11 научных публикациях автора;

- в докладах на научно-теоретической конференции «Правовые проблемы защиты личности» (г. Москва - Зеленоград, 26-27 апреля 2000 г.); научно-теоретической конференции «Ломоносов - 2000» (г. Москва, апрель 2000 г.); юбилейной научной конференции, посвященной 30-летию юридического факультета Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова, «Актуальные проблемы естественных и гуманитарных наук на пороге XXI века» (г. Ярославль, ноябрь 2000 г.), научно-теоретическом семинаре «Актуальные проблемы государства и права» (г. Иваново, 17 сентября 2003 г.), Всерос-

11

сийской научной конференции, посвященной 200-летию Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова (30-31 октября 2003 г.), научных конференциях студентов, аспирантов и соискателей юридического факультета Ярославского государственного университета (г. Ярославль, 2000-2003 гг.);

Материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова, использовались автором при чтении лекций и проведении практических занятий по теории государства и права.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и степень разработанности избранной темы, определяются цель и задачи исследования, его теоретическая и методологическая основы, формулируются положения, выносимые на защиту, обосновывается их научная новизна и практическая значимость, показываются формы апробации результатов научного поиска.

В первой главе «Сущность принципа неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности» анализируются существующие подходы к пониманию принципов права и выявлению их признаков. Это позволило сформулировать определение ПНЛ и выделить основные его черты. ПИЛ- это общепризнанный принцип права, состоящий в запрете осуществления помимо воли лица неправомерных действий, умаляющих независимость и непосредственно ограничивающих неприкосновенность личности и сфер ее жизнедеятельности.

В диссертации подробно раскрываются основные признаки ПНЛ. Обращается внимание на то, что исторически он появился как требование свободы от произвольных арестов, в первую очередь, со стороны государства, В дальнейшем ПНЛ также развивается как гарантия от государственного произвола. Тре-

12

бование об освобождении человека от неправомерных посягательств со стороны власти основывалось, в свою очередь, на идее независимости и автономности личности. Поэтому фиксация указанного требования была невозможна без юридического признания этого положения. Однако идея свободы человека предполагает его принципиальную независимость не только от государства, но и от других людей, коллективов и организаций. В связи с этим IIHJI вырастает в юридический императив, предполагающий недопустимость неправомерного воздействия со стороны любых других субъектов.

Независимость личности означает также и то, что человек сам определяет, какие социальные связи он намерен устанавливать, а от каких контактов и взаимоотношений хочет отказаться. При этом такой отказ в силу присущей человеку автономии является обязательным для всех иных субъектов, то есть невозможным для нарушения, или, иначе говоря, неприкосновенным.

Поэтому, имея в качестве своей основы идею автономии, ПНЛ с необходимостью раскрывается как защита не только от незаконных арестов (производимых от имени государства), но и от любых других неправомерных действий, осуществляемых вопреки автономии человека, то есть совершаемых в отношении индивида без учета его воли, в нарушение его неприкосновенности. Иными словами, независимой может быть признана только та личность, которая свободна от всяких незаконных факторов воздействия, совершаемых помимо ее воли.

Признание юридической самостоятельности личности является одной из аксиом гармоничного функционирования современной правовой системы. С другой стороны, она важна и в экономическом плане. Частная жизнь и государственно-общественная выступают как две неразрывные стороны человеческого бытия. В обществах, где человек лишается автономии, он теряет стимул к активным действиям, являющимся, в свою очередь, основой любого прогресса. Отрицание права на свободу в частной жизни создает препятствия для реализации человеком инициативы и предприимчивости в общественной, государственно организованной коллективной деятельности, которая немыслима без

13

предоставления человеку возможности уединяться, общаться с близкими ему людьми, самовыражаться и т. д. Следовательно, для нормальной работы государственных и правовых механизмов члены общества должны обладать определенной независимостью. При этом, чем выше степень независимости каждого члена общества, тем лучше действуют социальные нормы и тем успешнее функционирует общество в целом. Иными словами, можно говорить об объективном характере свободы и неприкосновенности личности в развитой общественной системе.

Важным для определения существа ПНЛ признаком является то обстоятельство, что по своей сути этот принцип заключается в свободе личности от влияния со стороны других лиц. То есть действие, попадающее в сферу регулирования ШШ, осуществляется не самой личностью, а иными субъектами. Поэтому неприкосновенность личности означает запрет определенного воздействия на личность, совершаемого другим лицом, и не охватывает реализацию прав личности путем осуществления активных действий ею самой.

Вследствие этого в качестве дополнительного критерия включения юридического требования или личного права в содержание ПНЛ можно выделить отсутствие необходимости наличия материальных ресурсов для реализации ПНЛ. Поскольку неприкосновенность личности означает запрет совершения определенных действий иными лицами, то для его осуществления никакие затраты не нужны.

Используемый в наименовании ПНЛ термин «личность» способствует постановке акцента на общественной составляющей человека и одновременно указывает на наличие индивидуально определенных личностных характеристик, отличающих их носителя от других членов общества.

При рассмотрении содержания ПНЛ и неприкосновенности частной жизни подчеркивается то обстоятельство, что ПНЛ призван защитить автономию индивида. Сам термин «автономия» подразумевает наличие другого (других) субъекта, от которого (которых) независим данный. Таким образом, весь объективный мир как бы разделяется на две противопоставляемые друг другу части, первой из которых является «мир» индивидуальной личности (личное), а вто-

14

рой - весь остальной мир (общественное). Учитывая принадлежность личности к обществу, под ее индивидуальным миром, отличаемым от остального мира, следует понимать не только «внутренний» мир личности (мысли, чувства и др.), но и всю личную (индивидуальную, частную) сферу жизнедеятельности индивида, а именно то, что относится к личному, одновременно противопоставляясь общественному. В этом отношении «неприкосновенность» личности означает не только физическую неприкосновенность человека как единицы биологического вида, но также неприкосновенность личного мира индивида, то есть всей сферы его жизнедеятельности (в том числе письма, дневники, жилище и т. д.).

Неприкосновенность личности и неприкосновенность ее частной жизни объединяются следующими общими факторами:

- наличием общей цели, под которой следует понимать автономию личности;

- вытекающими из общей цели общими объективными предпосылками возникновения, развития и юридической формализации;

- невозможностью достижения общей объективной цели в рамках реализации требований только одного из этих институтов;

- взаимосвязью и взаимообусловленностью правового закрепления одного и другого явлений.

Все это позволяет сделать вывод о существовании общего принципа -ПНЛ, включающего и неприкосновенность личности, и неприкосновенность личной жизни в качестве своих составных элементов, имеющих, тем не менее, самостоятельное место в его структуре.

Существенным признаком ПНЛ выступает прямая направленность возможных посягательств непосредственно на личность, или сферу ее жизнедеятельности. Требования о недопустимости нарушений иных прав и законных интересов личности в содержание ПНЛ не входят.

Также обращается внимание на присущие ПНЛ целенаправленность, структурированность, высокий уровень обобщения, устойчивость и стабильность, универсальность, общезначимость, системообразующую роль и другие признаки.

15

В диссертации проводится рассмотрение всей системы принципов права, выделяются специфические признаки общепризнанных принципов. Обращается внимание на то, что к настоящему моменту сформировался комплекс фундаментальных идей (принципов) о правах человека, признаваемых широким кругом государств. Указанные идеи не относятся к международному публичному праву, имеющему свой «набор» общих принципов. Наиболее адекватное их наименование - «общепризнанные принципы международного права», или «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями». Первый термин употребляется в Конституции РФ (ст. 15,17), второй - в ст. 38 Статута Международного суда ООН, говорящей об обязанности суда решать споры на основании международного права, применяя, помимо прочих источников, общие принципы права, признанные цивилизованными нациями.

По сравнению с Конституцией РФ, Статут Международного суда ООН содержит уточнение о признании отмеченных принципов именно цивилизованными нациями. С другой стороны, само слово «общепризнанные» предполагает признание не одним, а многими субъектами. Последними в международном праве являются государства (нации), которые объективно и являются единственными лицами, способными осуществлять их признание. Поэтому смысловое ударение в словосочетании «цивилизованными странами» несет признак «цивилизованности».

Современное международное право основывается на идее равной значимости государств и отрицает культурное превосходство одних стран над другими. В связи с чем «цивилизованность» (а Статут принимался в 1945 г., непосредственно после победы над гитлеровской Германией) означает, скорее, не экономическое, культурное либо иное превосходство, а отсутствие в политике государства ярко выраженных агрессивных, антигуманных и иных подобных идей, выводящих его за рамки общемирового сотрудничества и тем самым делающих тго государство «нецивилизованным». Следовательно, положение о необходимости признания общих принципов права именно цивилизованными нациями является одним из условий, определяющих их (принципов) природу. При этом

16

обязательность «признания» несет основную нагрузку в указанной юридической конструкции.

Таким образом, под общепризнанными принципами следует понимать принципы, с одной стороны, воспринятые международным правом, а с другой -известные, закрепляемые и реализуемые большинством государств. Факт признания международного принципа тем или иным государством выражается во включении этого принципа в национальную правовую систему путем фиксации его императивов в формально-юридических источниках, обладающих наивысшей (конституции), либо высокой (законы и т. д.) юридической силой. Иными словами, общепризнанные принципы права должны являться общими для большинства национальных правовых систем.

Такие принципы обладают всеми признаками принципов права, в том числе высоким уровнем обобщения и абстрагирования нормативных предписаний, значительной устойчивостью и стабильностью, фундаментальным характером, системообразующей ролью в правовой системе и другими.

Указанные свойства общепризнанных принципов отражаются в их внешней форме, а именно: высокой юридической силе закрепляющих их международных актов и связанной с этим особым статусом широкой компетенцией и значимостью принимающих их органов (ООН, Совет Европы и т. п.), что придает принимаемым ими документам качество источников общепризнанных принципов права.

Обращается внимание на возможность классификации принципов права в зависимости от области общественной жизни (экономической, социальной, политической и т. д.), находящей отражение в содержании принципов права, по сфере действия в правовой системе (принципы юридической практики, правового статуса, юридической ответственности и т. д.), по способам внешнего выражения (например, закрепленные в международных нормативно-правовых актах и договорах, конституциях и конституционных законах, законах) и другим основаниям.

В работе обосновывается положение о том, что в системе принципов ПНЛ следует относить к общепризнанным принципам права. Положения ПНЛ закре-

17

плены практически во всех основных международных нормативно-правовых актах и основных законах государств Европы, Америки и Азии, регулирующих правовой статус личности, особенно если такие нормативные акты принимались в течение последних 60 лет.

При этом следует обратить внимание на действие составляющих ГШЛ положений в разных правовых семьях: романо-германской, англосаксонской, правовых семьях Дальнего Востока и др.

Требования ПНЛ носят устойчивый и стабильный характер и восходят к таким правовым памятникам, как Русская Правда, Великая хартия вольностей 1215 года, Конституция США 1787 года (включая Билль о правах), Декларация прав человека и гражданина 1789 года.

В содержании ПНЛ отражается сущность и социальное назначение права как относительно самостоятельного феномена человеческой цивилизации, призванного регулировать поведение людей, охранять и обеспечивать их жизнедеятельность. ПНЛ адресован всем субъектам: государственным и негосударственным органам и организациям, гражданам, иностранцам и лицам без гражданства.

Универсальность, устойчивость, стабильность, общезначимость и другие свойства ПНЛ также позволяют сделать вывод о его высоком статусе и роли в правовой сфере, признать его значение в международном праве в целом и подавляющем большинстве правовых систем.

Вторая глава «Структура принципа неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности» в первую очередь посвящена исследованию существующих в науке подходов к внутренней форме ПНЛ.

Обращается внимание на то, что ПНЛ, как и многие другие явления правовой системы общества (правосознание, юридическая практика, правоотношения и т. п.), - образование полиструктурное, включающее, в частности, генетическую и функциональную, логическую (логико-философскую) и психологическую, временную и пространственную, горизонтальную и вертикальную, стохастическую и другие структуры.

18

ПНЛ состоит из двух основных императивов: личной неприкосновенности и неприкосновенности частной жизни.

Личная неприкосновенность, в свою очередь, складывается из следующих субимперативов:

- индивидуальной свободы человека;

-  физической (телесной) неприкосновенности;

- духовной неприкосновенности.

При этом требование индивидуальной свободы охватывает недопустимость незаконного ареста и право человека свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

Физическая неприкосновенность - предполагает такое фактическое состояние, когда человек свободен от посягательств на его жизнь, здоровье и телесную неприкосновенность.

К физической неприкосновенности, в частности, относятся запрет воздействия на любые части тела человека, в том числе и при отсутствии одновременного влияния на состояние здоровья потерпевшего (например, при отрезании волос); запрет косвенных телесных воздействий, таких как облучение или просвечивание тела и так далее, свобода человека от пыток и насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания; запрет принудительных (а в случаях, предусмотренных законом, и с согласия человека на их проведение) медицинских, научных и других опытов над людьми.

Духовная неприкосновенность, охватывает запреты на неправомерные воздействия в отношении нематериальных составляющих личности и не связанные с физическим ограничением перемещения личности в пространстве. Она рассматривается через следующие требования: недопустимость нарушения нравственной неприкосновенности, свободного проявления воли, мысли и слова; запрет целенаправленных воздействий на интеллектуальную, эмоциональную, волевую и бессознательную сферы психики с целью заставить личность выполнить что-либо вопреки либо помимо ее воли и т. п. Таким образом, здесь речь

19

идет о нравственной неприкосновенности, психической неприкосновенности, свободе совести и вероисповедания, свободе мысли и слова, запрете произвольного лишения или изменения гражданства и т. п.

Вторым императивом ПНЛ является неприкосновенность частной жизни человека, предполагающая неприкосновенность сфер индивидуальной жизнедеятельности человека, в том числе семейной, родственной, бытовой, дружеской, досуговой, интимной, культурной, коммуникативной от вмешательства в них государства, его органов, должностных лиц и любых иных субъектов.

Неприкосновенность частной жизни состоит из ряда субимперативов:

- право на тайну частной жизни;

- неприкосновенность личного архива;

- запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия;

- неприкосновенность жилища.

Право на тайну частной жизни включает: — право на личную и семейную тайну;

- право на тайну личного общения;

-право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;

- право на тайну усыновления, на тайну интимной и иной личной жизни человека;

- право на тайну банковского счета и банковского вклада;

- право на налоговую тайну;

- право на врачебную тайну;

- право на адвокатскую тайну;

- право на тайну нотариальных действий;

- право на аудиторскую тайну;

- право на тайну исповеди;

- тайну страхования;

- тайну голосования.

20

Требование неприкосновенности личного архива, запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, неприкосновенности жилища являются частными проявлениями общего императива неприкосновенности частной жизни в соответствующих сферах жизнедеятельности человека.

При этом следует отметить, что перечень элементов ПНЛ не является исчерпывающим и может быть дополнен другими компонентами, например, разновидностями тайны частной жизни.

В специальном параграфе диссертации рассматриваются формы закрепления принципа неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности в национальном, иностранном и международном праве. Каких-либо нормативно-правовых актов, которые бы легально определяли понятие и содержали перечень всех общепризнанных принципов права, или указывали на их источники, не существует. Разрешить этот вопрос попытался Верховный Суд РФ, который в постановлении № 8 от 31 октября 1995 года указал, что общепризнанные принципы и нормы международного права закрепляются в международных пактах, конвенциях и иных документах, в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Подобные разъяснения Верховный Суд РФ дал и в постановлении от 18 ноября 1999 года. Исследование указанных источников подтверждает присутствие в них соответствующих императивов, составляющих содержание ПНЛ.

Во Всеобщей декларации прав человека 1948 года, например, закрепляются: достоинство человека как основа свободы (в преамбуле), право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность (ст. 3), запрет рабства (ст. 4), запрет пыток (ст. 5), запрет произвольного задержания или изгнаний (ст. 9), запрет вмешательства в личную жизнь (ст. 12), запрет произвольного лишения гражданства (ст. 15), право на свободу мысли, совести и религии (ст. 18), право на свободу убеждений (ст. 19).

21

Международный пакт о гражданских и политических правах от 1966 года отражает ПНЛ в преамбуле, ст. 6 (право на жизнь), ст. 7 (запрет пыток), ст. 8 (запрет рабства) ст. 9 (свободу и личную неприкосновенность), ст. 10 (уважение достоинства), ст. 11 (запрещение лишения свободы за долги), ст. 12 (право на свободное передвижение), ст. 17 (неприкосновенность личной и семейной жизни), ст. 18 (свобода мысли, совести и религии), ст. 19 (свобода мнений и слова), ст. 28 (свободу культуры и религии для представителей этнических и других меньшинств), а также втором факультативном протоколе 1989 года, запрещающем применение смертной казни.

ПНЛ закрепляется и другими международными документами, носящими общий характер, например: Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Американской конвенцией о правах человека 1969 года, а также Африканской хартией прав человека и прав народов 1981 года.

В то же время требования Ш1Л формализуются и в специальных международных актах, охватывающих отдельные аспекты общественных отношений, например: в Конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях 1949 года, Конвенции об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море 1949 года, Конвенции об обращении с военнопленными 1949 года, Конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949 года, Декларации о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают, 1985 года, Своде принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению в какой бы ю ни было форме, 1988 года, Конвенции о правах ребенка 1989 года.

В границах бывшего СССР признание положений ПНЛ подтверждают Конвенция стран СНГ о правах и основных свободах человека 1995 года, Договор между Российской Федерацией и Туркменистаном от 1995 года и иные акты.

В иностранном праве ПНЛ закрепляется в большинстве основных законов современных государств, в том числе Австрии, Бельгии, Болгарии, Греции, Да-

22

нии, Ирландии, Исландии, Казахстана, Канады, Кипра, Латвии, Литвы, Княжества Лихтенштейн, Герцогства Люксембург, Македонии, Мальты, Нидерландов, Норвегии, США, Словении, Франции, Хорватии, Чехии, Швейцарии, Швеции, Эстонии и др.

Конституции некоторых стран (например, Азербайджана, Албании, Республики Беларусь, Венгрии, Германии, Польши, Румынии, Словакии, Турции, Финляндии) содержат более пространные формулировки ПНЛ. Лаконичность закрепления положений ПНЛ, характерна для основных законов Боснии, Герцеговины и Сан-Марино.

Сходные приемы юридической техники в оформлении требований ПНЛ усматриваются в основных законах государств, входивших в состав СССР: Армении, Грузии, Молдовы, России, Украины. Они, в частности, предусматривают отсрочку введения содержащихся в них положений, например, о порядке ареста, содержания под стражей.

Прогрессивным представляется закрепленное в конституциях Андорры, Испании, Италии, Монако, Португалии и других стран предписание об упразднении смертной казни.

В России, кроме присутствия в Основном Законе, требования ПНЛ конкретизируются во многих актах как публичных, так и частных отраслей права, в том числе УПК РФ, УИК РФ, законах «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» и иных документах.

Во всех главах диссертации обращается внимание на особенности реализации ПНЛ. Вместе с тем, этот вопрос выделен в качестве самостоятельной главы: «Реализация принципа неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности». В ней, во-первых, анализируется воплощение требований ПНЛ, закрепленных в международно-правовых актах; во-вторых, исследуется осуществление ПНЛ в деятельности российских государственных и негосударственных органов, органов местного самоуправления, Уполномоченного

23

по правам человека. Особый акцепт сделан на практике осуществления императивов ПЫЛ судами и органами прокуратуры РФ.

Показано, что среди правоприменительных органов последовательно реализует ПНЛ как общепризнанный принцип права только Конституционный Суд РФ. Верховный Суд РФ, суды субъектов РФ и органы прокуратуры обращаются к международным документам существенно реже. В практике районных судов указанная тенденция вообще не прослеживается.

В заключении подведены итоги и намечены перспективы исследования.

Так, требует дальнейшего изучения вся система общепризнанных принципов права. Важное значение приобретает анализ функций ПНЛ. Особого внимания заслуживает реализация требований ПНЛ в правосистематизирующей и интерпретационной практике. Самостоятельному глубокому и всестороннему анализу с учетом всех объективных и субъективных, исторических и иных закономерностей должны быть подвергнуты отдельные типы, виды и подвиды юридических императивов, составляющих структуру ПНЛ.

Основное содержание диссертации отражают следующие публикации автора:

1. Казанцев Л.Ю. К вопросу о содержании принципа неприкосновенности личности // Актуальные проблемы правоведения: Сборник тезисов научной студенческой конференции юридического факультета ЯрГУ. - Ярославль, 2000.-С. 61-62.-0,13 п. л.

2. Казанцев Л.Ю. Проблема реализации права на альтернативную гражданскую службу как условие соблюдения неприкосновенности личности // Проблемы правовой защиты личности: Сборник статей. - М, 2000. - С. 141 147. -0,38 п. л.

3. Казанцев Л.Ю. Содержание принципа неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности: некоторые аспекты // Актуальные проблемы теории правовой системы общества:  Сборник научных трудов. - Ярославль, 2001. - Вып. 1. - С. 32-36. - 0,31 п. л.

24

4. Казанцев Л. Ю К вопросу о логической структуре принципов права и формах ее закрепления // Юридические записки Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. - Ярославль, 2001. - Вып. 5. - С. 63-66. -0,25 п. л.

5. Казанцев Л.Ю. Принцип неприкосновенности личности и сфер ее жизнедеятельности: аспекты теоретического осмысления // Юридические записки студенческого научного общества: Сборник тезисов научной студенческой и аспирантской конференции юридического факультета ЯрГУ.  -   Ярославль, 2001. - Вып. 1. - С. 87-88. - 0,13 п. л.

6. Казанцев Л.Ю. Роль исходных нормативно-руководящих начал в оптимизации системы права и работы механизма правового регулирования // Актуальные проблемы юриспруденции: Сборник научных трудов ВПТУ. - Владимир, 2002. - С. 31-37. - 0,38 п. л.

7. Казанцев Л.Ю Принципы права как фактор повышения эффективности правового регулирования // Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯРГУ.   Ярославль, 2002. - Вып. 1. - С. 6-9. - 0,25 п. л.

8 Казанцев Л.Ю. К вопросу формального закрепления принципов права // Актуальные проблемы теории правовой системы общества: Сборник научных трудов. Ярославль, 2002. - Вып. 2. - С. 82-87. - 0,38 п. л.

9. Казанцев Л.Ю Общепризнанные принципы права (отдельные аспекты понимания) // Актуальные проблемы теории правовой системы общества: Сборник научных трудов. - Ярославль, 2003. - Вып. 3. - С. 56-64. - 0,56 п. л.

10.   Казанцев Л.Ю. Юридическая природа принципа неприкосновенности личности в сфере ее жизнедеятельности // Современные проблемы государства и права: Сборник научных трудов. - Н. Новгород, 2003. - Вып. 2. - С. 24-32. -0,48 п. л.

11.   Казанцев Л.Ю. О соотношении идей неприкосновенности частной жизни и неприкосновенности личности // Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯРГУ. - Ярославль, 2003. - Вып. 2. - С. 10 -14. - 0,31 п. л.

Общий объем опубликованных по теме диссертации работ - 3,56 п л.

Тираж 100 экз. Заказ

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии Нижегородской академии МВД, России.

603600, Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.