WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Юридическая концепция В.М. Гессена

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

Валерий Анатольевич

Юридическая концепция В.М. Гессена

Специальность 12.00.01 -теория и история права и государства; история правовых учений

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Санкт-Петербург 2003


На правах рукописи


Работа выполнена на кафедре гражданского права Северо-Западной академии государственной службы

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Ю.Я. Баскип

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор Э.В. Кузнецов;

кандидат юридических наук Харитонов Л.А.

Ведущая организация: Санкт-Петербургский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации

Защита состоится «^jL»                                    2003  г. в            часов на заседании

диссертационного совета К 502.007.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук в Северо-Западной академии государственной службы по адрес}. 199178. Санкт-Петербург, В.О., Средний пр.. д. 57.

С  диссертацией   можно   ознакомиться   в  библиотеке  Северо-Западной   академии государственной службы (199178, Санкт-Петербург, В.О., 8-я линия, д. 61).

Автореферат разослан «_____ »_____________ 2003 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета К 502.007.01

кандидат юридических наук                                                                             М.В. Трегубое


io44o

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования обусловлена, прежде всего, теоретической значимостью вопросов, связанных с изучением творческого наследия одного из выдающихся российских юристов, видного общественного и государственного деятеля конца XIX - начала XX века В.М. Гессена (1868 - 1920).

Вопросы управления обществом и государством, содержания и границ государственной деятельности, исследования сущности власти во все времена занимали лучшие умы человечества и, безусловно, не утратили своей значимости и в настоящее время. Подобного рода теоретические поиски как никогда актуальны в современной России, перед которой вновь с особой остротой встают вопросы о путях и средствах выхода из тяжелейшего системного кризиса, о сохранении своей идентичности, о нахождении своего места в современном мире.

В этой связи настоятельно необходимым представляется изучение исторического опыта и творческого наследия мыслителей прошлого, предлагавших свои оригинальные варианты решения проблемы государственных установлений. Для современных юристов одной из важнейших задач следует признать восполнение пробелов в исследовании отечественной мысли о государстве и праве. Это тем более актуально в наши дни, когда идет поиск наиболее приемлемых путей развития российской государственности.

Не следует забывать о том, что к началу третьего тысячелетия человечество накопило достаточно большой опыт в разрешении коллизий права и власти, государства и человеческой личности. Поэтому особенно важным представляется обращение к творческому наследию, накопленному и оставленному для нас предшественниками -исследователями теоретических вопросов науки о государстве и праве, ответы на которые могут стать немаловажным фактором в решении назревших проблем оптимального государственного устройства России.

Настойчивое стремление к углублению знаний современного общества о прошлом России, рост интереса к истории правовых учений связаны с их неоспоримой самоценностью и с неизбежной необходимостью обращения к историческому опыту в ходе осмысления современного общественно-политического и правового развития, в ходе трудного процесса становления правового государства, взросления и возмужания самого общества.

Теоретическое обоснование одной из ключевых категорий общей теории государства и права - формы государства - невозможно без анализа тех концепций, которые оказали существенное влияние на государственное строительство в нашей стране. Научный поиск в этой области приводит к осознанию необходимости изучения исторического опыта России Разработка этой проблематики позволяет выявить генетическую связь с опытом предшествующего периода отечественной истории и показать влияние правовых идей на изменение формы государства, а также более глубоко понять тенденции современного государственно-правового развития России.

Обращение к идеям русских мыслителей конца XIX - начала XX века актуально еще и потому, что именно в этот период обсуждение проблемы развития государственных форм приобрело междисциплинарный характер. Появились оригинальные проекты реформ центрального и местного управления. Каждая концепция опиралась на определенный теоретический ф) ндамент и фактический материал.

Все отмеченное и определило актуальность темы исследования.

Степень  изученности темы.  Вклад представителей  российского либерализма  в

,     развитие отечественной юриспруденции еще не получил должной оценки. Жизненный и

творческий путь В.М. Гессена, его государственно-правовые гпгппгш ас ппитшщ"Г" пр"м°нн

остаются практически не изученными. До сих пор нет ни однЬйРфуядМЗДЮидстъгдозг^.

|          БИБЛИОТЕКА          .

|             С. Петербург ;        I

' ...   оэ >y«^/Ti


-I

специально посвященной анализу правового наследия мыслителя в целом, оценке его вклада в развитие отечественной теории права. Можно отметить только отдельные \ поминания о В.М. Гессене в монографической работе Н.В. Мамитовой, в диссертационном исследовании А.В. Полякова, в журнальных публикациях Г.В. Савенко и A.M. Семененко. В рамках учебников о правовых воззрениях В.М. Гессена писал только его современник Я.М. Магазинер. Данные исследователи относили взгляды В.М. Гессена к «эволюционному» направлению в естественном праве и либеральному течению общественно-политической мысли России.

Теоретической основой диссертационного исследования послужили монографические работы по философии, истории и теории права и государства, истории правовых учений, в том числе труды дореволюционных отечественных исследователей -А.А. Алексеева, А.С. Алексеева, Н.А. Бердяева, Б.А. Кистяковского, М.М. Ковалевского. Н.М. Коркунова, Н.И. Лазаревского, Я.М. Магазинера, П.И. Новгородцева. Л.И. Петражицкого, К.П. Победоносцева, B.C. Соловьева, Л.А. Тихомирова, Е.Н. Трубецкого. Б.Н. Чичерина, А.С. Ященко и др. На формирование позиции автора оказали влияние работы современных юристов Н.М. Азаркина, А.П. Альбова, Ю.Я. Баскина, Г.Г. Бернацкого. А.Б. Венгерова, В.И. Зорькина, И.А. Иванникова, И.А. Исаева, И.Ю. Козлихина, Э.В. Кузнецова. О.А. Кудинова, В.В. Лазарева, Н.В. Мамитовой, Л.С. Мамута, B.C. Нерсесянпа, А.В. Полякова, С.А. Пяткиной, В.П. Сальникова, Е.А. Скрипилева, Л.И. Спиридонова, Е.В. Тимошиной, А.И. Экимова и др.

Источниковедческая база диссертации представлена, прежде всего, трудами В.М. Гессена. а также современной ему отечественной и зарубежной юридической и исторической литературой, в том числе периодической. Анализируя труды мыслителя, следует выделить три группы его работ.

  1. Исследование, посвященное разработке вопросов философии права («Возрождение естественного права». СПб., 1902).
  2. Труды по конституционному праву и теории правового государства («Автономия. федерация и национальный вопрос». СПб., 1906; «История науки государственного права в России». СПб., 1913; «Лекции по теории государственного права». СПб., 1907; «Общее учение о государстве». СПб., 1912; «Общее учение о государстве, государственная власть и государство». СПб., 1914; «О правовом государстве». СПб., 1906; «Основы конституционного права». Пг., 1917; «О юридическом направлении в государственном праве». СПб., 1897; «Правовое государство». СПб., 1906; «Правовое государство. всенародное голосование». СПб., 1907; «Проблема народного суверенитета». СПб.. 1913: «Русское государственное право. Курс лекций, читанных на третьем курсе экономического отделения Санкт-Петербургского Политехнического Института». СПб.. 1913; «Судебная реформа». СПб.. 1905; «Теория конституционного государства. Лекции. читанные в политехе». СПб., 1914; «Теория правового государства». Сборник. СПб.. 1913).
  3. Работы, посвященные отдельным отраслям права, главным образом, по административному и международному праву («Административное право: популярные лекции для самообразования». СПб., 1903; «Административное право профессора В.М Гессена». СПб., 1903; «Вопросы местного управления». СПб., 1905; «Городское самоуправление. Дополнения к курсу Русского государственного права». СПб.. 1912: «Губернатор как орган надзора». СПб., 1912; «Из лекций по полицейскому праву. читанных в 1901-1902 учебном году в Александровской военно-юридической академии». СПб.. 1902; «Исключительное положение». СПб., 1908; «Лекции по полицейском) праву». Выпуск 1. СПб., 1908; «О неприкосновенности личности». СПб., 1908; «Программа курса административного права». СПб., 1914).

Необходимо иметь в виду, что рассмотрение опубликованных В.М. Гессеном работ по международному праву выходит за рамки диссертационного исследования.

' Методологическая основа исследования включает в себя диалектический метод познания, общенаучные (исторический, системный, функциональный) и специальные (формально-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой) методы правовых исследований, а также метод реконструкции правовых учений прошлого.

Целью диссертационного исследования является комплексный анализ теоретических взглядов В.М. Гессена на общие проблемы становления конституционного (правового) государства в России, исследование результатов влияния либеральной государственно-правовой модели на формирование взглядов мыслителя, определение роли творческой, государственной н общественной деятельности В.М. Гессева в истории правовых учений России, разработка рекомендаций по использованию его теоретического наследия в современных условиях.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

  1. выявление социально-политических и теоретических предпосылок становления юридической концепции В.М. Гессена;
  2. определение характера и степени влияния основных направлений российской общественно-политической мысли конца ХГХ - начала XX века на становление государственно-правовых взглядов В.М. Гессена и их эволюцию;
  3. исследование основных подходов В.М. Гессена к пониманию права в контексте его естественно-правовой теории;
  4. общий обзор учения В.М. Гессена о государстве;
  5. изучение планов государственного переустройства России и разработанной В.М. Гессеном модели конституционного (правового) государства;
  6. характеристика работ В.М. Гессена, посвященных критике устоев самодержавного полицейского государства и формированию либеральных и демократических государственно-правовых институтов;
  7. определение значения и места трудов В.М. Гессена в истории правовой мысли России, в становлении современной теории права.

Объектом исследования выступили труды В.М. Гессена в области философии права. теории права и государства, конституционного (государственного) и административного права современной ему России, а также документальные свидетельства государственной и общественной деятельности В.М. Гессена.

Предметом диссертационного исследования являются государственные п правовые взгляды В.М. Гессена, представленные в системе.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой первое комплексное монографическое, логически выстроенное историко-теоретическое исследование государственных и правовых взглядов В.М. Гессена в контексте общего развития российской общественно-политической мысли конца XIX - начала XX века. В диссертации изложено целостное представление о государственно-правовых воззрениях В М. Гессена и осуществлена их систематизация. Автор исследует систему взглядов мыслителя на право и государство, выявляет истоки ее формирования, показывает возможности ее практической реализации в процессе реформирования государственного строя России на конституционных началах.

Большинство теоретических выводов В.М. Гессена о необходимых направлениях совершенствования российского права и рекомендации по изменению действующего законодательства в начале XX столетия оказались весьма дальновидными. Многие из таких рекомендаций мыслителя получили свое воплощение в действующем законодательстве нашей страны только в самое последнее время. Таковы положения об ответегвенности


()

должностных лиц за нарушения прав и свобод личности, о необходимости установления судебного контроля за деятельностью административных органов и др. Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Определяющее влияние на формирование государственных и правовых' взглядов В.М. Гессена оказало либеральное течение российской общественно-политической мысли XIX столетия. Это выразилось, прежде всего, в признании мыслителем интересов индивида высшими интересами, а ценностей личности — высшими ценностями, в его стремлении к ведению политической борьбы в цивилизованных правовых формах, к ограничению самодержавия, к установлению начал свободы личности, народного представительства, всеобщего избирательного права.
  2. Для В.М. Гессена как одного из основателей и главных приверженцев философско-правового учения возрожденного естественного права характерным стал эволюционный подход к определению естественного права, в соответствии с которым конкретное содержание права признавалось обусловленным исторической эволюцией социальной жизни, а само право изучалось с идеальной стороны и трактовалось в качестве многоаспектного явления.
  3. Философской основой мировоззрения В.М. Гессена явилось направление новейшего критического идеализма. Без широкой и свободной идеологической критики положительного права невозможна была какая-либо жизнеспособная законодательная реформа. Признание факта существования естественного права, по мнению В.М. Гессена. заставляет критически относиться ко всякому исторически конкретному праву, оценивать его с точки зрения правды и справедливости и рассматривать всякую норму действующего права с позиций ее возможного совершенствования.
  4. По убеждению В.М. Гессена, реализация идеи правовой формы государственности возможна только в рамках конституционного государства. Отличительным свойством правового государства в концепции мыслителя выступал принцип подзаконное™ правительственной и судебной властей, который необходимо предполагал наличие начала обособления властей. Обособление властных функций различных ветвей государственной власти, в свою очередь, по убеждению В.М. Гессена, на практике могло быть осуществлено только в государственном строе конституционных государств, устанавливающих безусловный приоритет представительной формы правления. Учитывая сформулированный В.М. Гессеном единый конституционный принцип, согласно которому в республиканских государствах закон издается только с согласия народа или народного представительства, а в конституционных монархиях - коллективно, т.е. в единении монарха и народного представительства, только конституционное государство, как в своей организации, так и в деятельности осуществляющее начало обособления властей. могло быть государством правовым. Правовое и конституционное государство в концепции мыслителя признавались синонимами.
  5. По мнению В.М. Гессена, наиболее полное и последовательное осуществление демократических идей современности было возможным исключительно в республиканских государствах. Конституционную монархию мыслитель рассматривал только в качестве переходной формы от абсолютного самодержавного государства к государственному строю республики.
  6. Развитие законодательства, по мысли В.М. Гессена, настоятельно требовало неукоснительного соблюдения начала свободы личности и жесткого определения сферы исключительных полномочий управленческой власти. Общественные, государственные и юридические институты должны возникать, функционировать и прекращать свое существование исключительно в интересах свободной личности.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Настоящее диссертационное    исследование,   его   основные    положения    и    выводы    могут   быть


7

использованы: 1) в процессе дальнейшего научного изучения отечественной теории и философии права; 2) при чтении курса истории правовых учений, спецкурсов по истории правовой и государственной мысли России, философии права; 3) при разработке научныч проблем истории отечественного правоведения и государствоведения второй половины XIX - первой четверти XX столетий.

Апробация результатов исследования. Теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, докладывались автором на научно-практической конференции «Правовая культура: проблемы становления и развития» в Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов (апрель 2002 года), на юбилейной научно-практической конференции СЗАГС «Государственное и муниципальное управление в России: история и современность» (февраль 2002 года), на научной конференции юридического факультета СЗАГС «Право и политика».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

2. СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, освещается степень разработанности проблемы, определяются объект и предмет исследования, его хронологические рамки и историковедческая база, цель и задачи исследования. раскрываются теоретические и методологические основы диссертации, ее научная новизна, формулируются положения, которые выносятся на защиту, указывается теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Методологические основы правовой и политической концепции В М Гессена» посвящена исследованию экономического и политического положения. сложившегося в российском обществе и государстве к началу XX столетия, анализу содержания основных течений российской общественно-политической мысли данного периода (§ 1), а также характеристике творчества представителей направления «возрожденного естественного права» в России (§ 2).

В условиях кризиса всей системы государственного управления в России конца XIX столетия проблема ограничения самодержавной государственной власти стала одной из центральных проблем общественного развития страны. Передовая российская общественная мысль была озабочена тем, как установить пределы всесильному абсолютизму, добиться элементарных гражданских и политических прав и свобод для народа. В связи с этим именно в это время был разработан широкий спектр теорий дальнейшего развития государства - от консервативных и либеральных до радикальных и революционных.

Русская общественно-политическая мысль конца XIX - начала XX столетий представляла собой сложный и противоречивый феномен, являвшийся отражением не менее противоречивого социально-экономического и политического состояния России. сложившегося в ходе буржуазных преобразований и нарастания революционной ситуации. Политико-правовая мысль России содержала в себе комплекс идей, характерных для различных правовых течений, различных философско-юридических школ, сообрамо теоретическим построениям которых их представители предлагали осуществлять дальнейшее политическое, правовое, национальное и культурное развитие российского государства в двадцатом столетии.

Неоспоримое значение консервативного, либерально-правового и революционно-демократического течений российской общественно-политической мысли состоит в том, чго идеи их представителей, выдвинутые в указанный хронологический период, начодя/ свое проявление и в современной общественно-политической практике. Поэтому в тот период.


когда наблюдается процесс выбора обществом новой политико-правовой модели, когда осуществляется правовая реформа, актуальность научного и практического изучения проектов, правовых концепций представителей названных течений представляется вполне очевидной.

Консервативное направление российской общественно-политической мысли конца XIX - начала XX века методологически было связано, прежде всего, с религиозной философией и с направлением правового этатизма (учением школы юридического позитивизма), представители которого занимались изучением юридических норм, какими они были выражены в нормативных актах государства. Консерватизм представлял собой идейно-политическое течение, сторонники которого вели борьбу за сохранение традиционных, сложившихся основ социальной системы, существующего в определенный период положения в обществе. Для консервативного правосознания право обретало духовную ценность, будучи осмысленным как иерархическая ступень на пути этического стремления человека к Богу как высшей реальности бытия и источнику верховного блага. Нравственное начало составляло высшее оправдание и коренную сущность всякого закона. Консерватизм в целом не признавал возможности пожертвовать высшей целью закона и нравственной его нормой функциональным потребностям законодательства.

Консервативное направление в русской общественно-политической мысли возникло в качестве защитной реакции на либеральные изменения в политической жизни страны, на радикальные действия и пропаганду революционно-демократических организаций. Из множества консервативных мыслителей целесообразным с методологической точки зрения будет выделить политико-правовые концепции К.Н. Леонтьева, Л.А. Тихомирова и К.Н. Победоносцева, предлагавших различные варианты дальнейшего развития российского государства даже в рамках одного направления общественной мысли.

Следует констатировать, что утопичность и нежизнеспособность монархического идеала была доказана как прошедшей историей России, так и современными тенденциями ее развития. Религиозное и нравственное содержание монархической власти не проявило себя в должной мере, как на это рассчитывали консервативные идеологи, и вступило в явное противоречие с историческими и социально-экономическими государственными реалиями того времени. Это явилось отличительным свойством всей русской консервативной традиции, с момента своего возникновения несшей в себе основное противоречие консервативного мышления - реалистичное и критическое восприятие настоящего с одновременной идеализацией уходящего из него прошлого. В этом - суть трагедии консервативного сознания, что ни в коей мере не должно приводить к отрицанию консервативной методологии исследования проблем государства, общества и личности, а наоборот, должно предполагать обязательное включение ее методов в общую картин} познания феномена власти и политического мира в целом.

Либеральное направление российской общественно-политической мысли на рубеже XIX - XX столетий методологически было связано, прежде всего, с немецкой идеалистической философией и с концепцией естественного права. Видными представителями российского либерализма явились такие выдающиеся мыслители, как Б.А. Кистяковский, Н.М. Коркунов, Н.И. Лазаревский, П.И. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой. В.М. Гессен. Предложенные этими исследователями модели общественного и государственного развития, безусловно, отличались друг от друга, но общим для них стало признание интересов человеческой личности в качестве высших интересов, а ее ценностей в качестве высших ценностей. Свобода личности объявлялась либеральными идеологами универсальным состоянием, абсолютной ценностью.

У истоков российского либерализма находились теоретические концепции таких выдающихся мыслителей, как Б.Н. Чичерин и B.C. Соловьев. Именно благодаря их трудам в России с конца восьмидесятых годов XIX века наметилось оживление естественно-правовой


ч

мысли. Прежде всего, из правовых концепций этих выдающихся русских мыслителе!! извлекались теоретико-методологические предпосылки одного из главных направлений в русской юриспруденции начала XX столетия - течения возрожденного естественного права.

Третьим крупным течением общественно-политической мысли России конца XIX -начала XX века являлось радикальное направление, вбиравшее в себя концепции декабризма, революционного демократизма, народничества и марксизма. На рубеже столетий в структуре российской радикальной социалистической идеи, ставшей ведущей среди политико-правовых концепций радикализма, сформировались теоретические положения и политическая практика социалистов-революционеров (эсеров), анархистов, марксистов (меньшевиков и большевиков).

Истории и теории российского радикализма на различных этапах его становления и эволюции, его разнообразным идейно-политическим формам посвящена обширная литература. Весь XX век в России прошел под знаком радикальной идеологии, российская социальная почва стала полем реализации радикальных идей в самых разнообразных их вариантах.

Во второй половине ХГХ столетия в условиях господства правового нигилизма, характерного для общественного сознания России на протяжении веков, приводящего к фактическому оставлению без должного внимания проблемы поиска конкретных путей и способов коренного преобразования государства, сформировалось целое движение юристов-философов, в учениях которых наряду с вниманием к конечным целям преобразования - к абсолютным ценностям добра и справедливости - анализировались и конкретные пути и способы политико-правового преобразования страны. Творчество представителей нового направления общественной мысли, получившего наименование «возрожденного естественного права», было направлено против господствовавшего в философии догматического материализма и позитивизма и посвящено политико-правовой проблематике: отстаиванию идеи тесной связи права и нравственности, утверждению первостепенной значимости понятий личности, власти и свободы для построения правового государства. необходимости установления в России конституционного строя.

Особое место в ряду представителей отечественной политико-правовой мысли. принявших в начале двадцатого века самое активное участие в дискуссиях о способах проведения реформы государственного строя России, занимает П.И. Новгородцев - один из самых глубоких исследователей проблемы взаимосвязи общественного идеала с правоведением и политической реальностью в истории и современном ему обществе и один из первых глубоких критиков марксизма и непримиримых противников идеологии большевизма. Провозгласив необходимость поворота к философско-правовому идеализм)'. он стал признанным главой российской школы возрожденного естественного права, создав свою оригинальную естественно-правовую философию.

Одним из видных представителей учения о возрожденном естественном праве выступил выдающийся российский правовед, философ и публицист князь Е.Н. Тр> бейкой. известный как своими фундаментальными исследованиями в области истории политических и правовых учений, так и в качестве оригинального философа права. В своем учении он стремился синтезировать объективно-идеалистическую концепцию нравственности с эволюционными воззрениями на мораль. Признание факта существования естественного права, отмечал Е.Н. Трубецкой, заставляет нас критически относиться ко всякому исторически конкретному праву, оценивать его с точки зрения правды и справедливости и рассматривать всякую норму действующего права с позиций ее возможного совершенствования.

В.М. Гессен последовательно защищал идею естественного права как основной методологический принцип для изучения феномена права в целом. Естественное право и его важнейшие принципы составляли для него содержание правового идеала, сочетающего в


It)

себе социальную справедливость, достоинство, права и свободы личности. Возрождение идеи естественного права в германской и отечественной литературе, с точки зрения В.М Г'ессена, можно было в начале XX столетия считать бесспорным по своей очевидности фактом, в котором мыслитель усматривал огромное теоретическое и практическое значение.

Господствующему взгляду о том, что победоносным врагом естественного права является так или иначе понимаемый историзм. В.М. Гессен противопоставлял другой. диаметрально ему противоположный: ни историческая школа юристов, ни историческая теория права, по его убеждению, нисколько не противоречат истинной сущности естественного права. Историческое понимание права восстает не против абстрактной идеи естественного права, а против конкретной его формы - против рационалистического естественного права. Отвергая рационализм, считал исследователь, историческая школа права создала новую форму естественного права - эволюционное, или историческое. естественное право.

По мнению В.М. Гессена. с тех пор как люди вообще мыслят о праве, в человеческом сознании наряду с представлением о положительном праве, опирающемся на определенный внешний авторитет, живет представление о высшем или идеальном праве, обязательном в силу своей внутренней истинности, о том праве, которое противополагается положительному праву. Существование норм внутреннего интуитивного правоубеждения для исследователя не подлежало сомнению так же, как и возможность их дисгармонии с нормами действующего, т.е. позитивно существующего права. Последнее не перестает признаваться правом, но оно теряет характер истинного или необходимого, т.е. естественного. В любом случае, утверждал мыслитель, естественное право есть система норм идеального, соответствующего правоубеждению, права.

Противоречие между позитивным и естественным правом, по мнению В.М. Гессена. необходимо было разрешать отнюдь не отрицанием положительного, действующего права. приводящим в конечном итоге к возникновению правового нигилизма, а требованием изменения, реформирования положительного права, требованием позитивации естественно-правовой нормы. Естественное право является идеологическим критерием положительного права, необходимым, «категорическим» постулатом его развития. Всякая критика действующего права не с точки зрения его пользы, удобства и выгоды, а с точки зрения идеальных требований правосознания, есть критика естественно-правового характера Таковой для мыслителя представлялась сущность, или идея естественного права.

Таким образом, эволюционное естественное право В.М. Гессена, являясь по своей сути светским вариантом обоснования естественно-правовых воззрений, в своих конечных выводах было близко к социологическим доктринам. Фактически отвергнув характерные для рационализма априорные принципы построения естественного права, исследователь выводил ею содержание из «переплетающихся взаимодействий внутренней психической и внешней социальной среды» и считал обусловленным исторической эволюцией.

По своему философскому мировоззрению В.М. Гессен примыкал к новейшему критическому идеализму и признавал необходимость автономного обоснования личной и общественной этики, являясь убежденным защитником «возрождающейся» идеи естественного права. Без широкой и свободной идеологической критики положительною права, по его представлениям, была невозможной никакая жизнеспособная законодательная реформа. Общественному прогрессу, считал мыслитель, всегда и везде предшествует поворот к идеализму, ибо только идеализм способен быть двигателем самоотверженной) труда, необходимого для коренных освободительных реформ.

Таким образом, в крайне сложных экономико-политических и социально-культурных условиях последних десятилетий XIX - начала XX столетий русская философская. политическая и правовая Мысль представляла собой самобытное, целостное, хотя и многогранное  и  зачастую  противоречивое  явление.  Достоинство  естественно-правовой


I!

парадигмы состояло в том. что она позволяла при размышлениях о сущности права и природе государства не отрываться от широчайшего культурно-исторического контекста. Естественно-правовая философия с ее идеями абсолютности, вечности, неизменности нормативно-ценностных оснований человеческого бытия стремилась настроить общественное сознание не на революционно-деструктивный, а на эволюционпо-конструктивный лад. Она смогла стать тем универсальным объединяющим духовным началом, которое вобрало в себя и энергию религиозно-этических исканий, и гражданскую боль передовых умов, и надежды на конституционный правопорядок.

Во второй главе диссертационного исследования «Учение В А/ Гессгна о государстве и праве» содержится анализ основных положений общего учения В М Гессена о государстве, существенное внимание уделяется критике мыслителем принципов государственного устройства самодержавных монархических государств (!j 1). формулированию В.М. Гессеном основополагающих начал конституционного (правового) государства (§ 2), освещению деятельности исследователя, направленной на обеспечение становления и развития демократических форм российской государственности, что в частности выразилось и в тщательном исследовании важнейших институтов административного права (§§ 3-4).

Самым важным, самым трудным и спорным вопросом общего учения о государстве В.М. Гессен считал вопрос о существенных признаках государства, отличающих его от других территориально организованных союзов. Анализируя работы мыслителя, можно с большой долей вероятности утверждать, что он являлся представителем арифметического подхода к определению понятия государства, согласно которому государство постулировалось как совокупность определенной территории, населения и власти.

Территория, как признавалось большинством современных В.М. Гессену исследователей проблем государства, является необходимым элементом государства. Народ как важнейший признак государственности, по его мысли, представлял собой совокупность подданных, принадлежащих по личному началу к составу государства.

Существенное внимание мыслитель уделял такой актуальной в современных условиях проблеме, как проблема сосуществования различных национальностей, и связанному с эюй проблемой вопросу о наилучшей форме государства. Как полагал В.М. Гссссн. национальность существует как возможность, но не как факт, до того времени, пока объективные, материальные основы ее существования не претворятся в духовную потенцию. в национальное самосознание. Люди должны сначала почувствовать себя нацией, чтобы впоследствии стать таковой. Без национального самосознания нет. и не может быть нации. Таким образом, под нацией В.М. Гессен понимал совокупность людей, сближенных сознанием общности душевного, умственного и отчасти физического склада, выработанной исторически и ставшей наследственной. Учитывая изложенное выше, очевидным становится различие между народом и нацией: конститутивным началом нации, полагал исследова1е.1ь. является не внешний (объективный), а внутренний (субъективный) момент - национальное самосознание. Народ - понятие юридическое, нация - понятие культурное; национальный вопрос - вопрос политики, а не права.

Национальной автономии должно предшествовать полное уничтожение старого абсолютистского режима и установление парламентарного правового государства Самое гуманное, самое ценное благо, которое влечет за собой установление конституционною режима, по убеждениям В.М. Гессена, - это равноправие всех без исключения i раждан перед законом. Национальный вопрос, с его точки зрения, далеко не ограничивался проблемами свободы культурного самоопределения: у всякой значительной народности, создавшем определенную культурную индивидуальность, не возможно искоренить стремление к политической  самостоятельности.  Власть,  господствующая  в  государстве,  предооавляя


n

отдельным народностям известную степень политической самостоятельности хотя бы н форме автономии, создает благополучный выход национальным притязаниям.

Наряду с территорией н населением, одним из важнейших признаков государства в учении В.М. Гессена выступал суверенитет. Суверенитет государственной власти, по его убеждению, проявлялся в двух значениях: во вне государства - как его независимость от других государств, и внутри государства - как независимость государственной власти от власти феодалов. Публично-правовая власть государства, счигал исследователь, не могла быть признана высшей из-за отсутствия других публично-правовых властей. Потюму в современном ему государстве, по наблюдениям мыслителя, суверенитет из свойства государственной власти как таковой становится свойством определенного органа государственной власти, подчиняющего себе иные органы. С этой стороны, суверенитет означал свойство, характеризующее не государство вообще, а лишь один из .его органов -высший орган государственной власти.

Под суверенной властью, таким образом, исследователем понималась верховная власть государства и верховный орган государственной власти, высшая власть одного органа в государстве по отношению к власти подчиненных ему органов. Под суверенитетом В.М. Гессен понимал такое свойство государства, в силу которого оно пользуется «исключительным правом самоопределения».

Понимаемый как определенное свойство государственной власти, как ее независимость, суверенитет не подлежит делению. Обусловливая необходимость и ценность как федеративного государственного устройства, так и государственного устройства автономных областей, В.М. Гессен отмечал, что сепаратизм только раздувается, а в значительной степени и находится в прямой зависимости от централизующей политики правительства. Юридически государственное единство для мыслителя выражалось в верховенстве (суверенитете) центральной государственной власти и нисколько не нарушалось областной автономией, если ее границы и формы устанавливались общегосударственным законом. Носителем этой верховной власти является парламент, в котором участвуют представители всех областей, и единый глава исполнительной власти. По мнению В.М. Гессена, эти общие учреждения с широкой компетенцией оставались неприкосновенными при автономии и в достаточной степени гарантировали внешнее государственное единство.

Государственное единство, считал мыслитель, для того, чтобы не превратиться в фикцию, должно опираться на народное сознание. Политический строй, по его убеждению. только тогда мог стать прочным, когда интересы одной части государства не приносятся в жертву интересам другой, а в некоторых случаях это немыслимо без установления автономии. Принадлежность к государственному союзу, по мысли В.М. Гессена. должна быть попросту выгодна для всех его членов. Эта взаимная выгода соединения, усиленная в некоторых случаях национальной общностью, создает ту внутреннюю, органическую связь. благодаря которой государство устоит против всех политических бурь и сможет исполнять свое предназначение даровать мир и успокоение своему населению

Допуская факт существования государств, не обладающих суверенитетом. современная В.М. Гессену теория государственного права оказалась вынужденной найти другой существенный признак государственности, характеризующий ее, в отличие от публично-правовой власти негосударственных социальных организаций -самоуправляющихся и автономных союзов. Таким признаком в учении мыслителя выступила государственная власть. История образования современного государства сегь. по утверждению исследователя, ничто иное, как история постепенного поглощения государством публично-правовой власти.

Понять юридически и правильно сконструировать государственную власть, по убеждению В.М. Гессена. можно только понимая ее как волю государства. Государственная


п

B.uicTb есть ничто иное, как господствующая воля самого государства, осущсствпяемая rocs дарственными органами. Единство государственной власти есть прямой вывод iu такого ее понимания.

Государственная власть есть воля государства, но непосредственно осуществлять свою волю государство не может. Воля может зародиться и принять определенную форму. как считал исследователь, только в человеке. Вследствие этого, власть государства может быть осуществлена только людьми, действующими от имени государства в лице его органов.

Таким образом, с учетом названной В М. Гессеном совокупности существенных и неотъемлемых признаков государства, под государством в его учении понимался территориальный и личный союз, обладающий первоначальной, т.е. не делегированной, публично-правовой властью.

По мысли В.М. Гессена, в основу научной классификации государств, по форме их правления должно быть положено различие во внешней структуре того органа, который осуществляет верховную власть в государстве. С этой точки зрения, он разделял современные государства на две группы. В первой группе (абсолютных монархиях) органом верховной власти является индивидуальное лицо, государственная воля совпадает с его индивидуальной волей. Во второй группе (конституционных государствах) органом верховной власти является искусственное, коллективное и сложное лицо, создаваемое конституцией, т.е. учредительным законом государства. В конституционном государстве государственная воля является результатом искусственного процесса, определяемого нормами конституционного права. В современной действительности, указывал В.М. Гессен, можно было выделить следующие разновидности конституционных государств: конституционную монархию, представительную республику во главе с парламентом как органом верховной власти и непосредственное народовластие, где верховная власть осуществлялась непосредственно народом в форме народного голосования (референдума).

В.М. Гессен как прогрессивный либеральный мыслитель в своих работах достаточно жестко критиковал основные принципы государственного устройства абсолютных монархий. Государственному праву абсолютных монархий, отмечал исследователь, было неизвестно начало обособления властей. Необходимым следствием недифференцированности законодательных и правительственных функций в них являлся надзаконный характер правительственной власти, обусловливавший собой бесправие индивида.

Особое место среди многочисленных моделей политического переустройства гтраны принадлежало концепции конституционного государства, разрабатывавшейся в основном представителями либерального направления российской общественно-политической stbiom и получившей отражение в политических программах либеральных партий начала двадцатого века. Конституционные идеи либеральных мыслителей включали в себя концепции представительного правления (парламентаризма), разделения властей. конституционных свобод и правового государства.

При всем разнообразии либеральных трактовок идей конституционализма лейтмотивом представителей либеральной идеологии выступала концепция правового государства Модель российского государства, созданную идеологией либерализма в начале XX столетия, представляется верным охарактеризовать как государство правовое. основанное на идее народного представительства, конституционном принципе разделения властей, приоритете праз человека в обществе и государстве. Будучи мыслителем либерального толка, В.М. Гессен основное внимание на протяжении всей своей творческой деятельности уделял разработке важнейших начал концепции конституционного государства.

Проблема соотношения конституционного и правового государства была важнейшей проблемой творчества представителей либерального направления российской общественно-политической мысли начала XX века Отличительным свойством правового государства в


м

концепции В.М. Гессена выступала подзаконность правительственной и судебной властен. которая необходимо предполагала наличие начала обособления властей. Обособление властные функций различных ветвей государственной власти, в свою очередь, на практике могло быть осуществлено, считал мыслитель, только в государственном строе конституционных государств. Существенные признаки правового государства, таким образом, признавались им тождественными признакам конституционного государства. Следовательно, только конституционное государство реально могло быть государством правовым. Поэтому в концепции В.М. Гессена оба этих понятия выражали сущность одного и того же государственного порядка и фактически являлись синонимами.

По мысли В.М. Гессена, в основании теории конституционного строя находится совокупность трех основополагающих идей: ограничения абсолютной монархической власти писаной конституцией как верховным актом учредительной власти, возвышающейся над всеми властями в государстве, ограничения власти абсолютного монарха началом народного суверенитета и ограничения власти короля началом разделения властей. Идея учредительной власти народа, идея народного суверенитета в организации законодательной власти и в организации государственной власти в целом - это те основные факторы, которые, по убеждению исследователя, предопределили эволюцию государственного строя от абсолютизма к конституционализму. Для того чтобы изучить теорию конституционного государства, как полагал мыслитель, необходимо было уяснить природу и характер каждой из этих идей и установить степень их отражения в положительном праве современных ему государств.

Теория народного суверенитета, как и многие другие необходимые элементы конструкции конституционного (правового) государства, разрабатывалась, прежде всего. либеральными государствоведами. В.М. Гессен отождествлял понятие народного суверенитета с такими общедемократическими институтами, как всеобщее избирательное право и народное представительство. Правильно понимаемая теория народного суверенитета, по его представлениям, должна быть основана на начале неравенства людей друг другу. Так как люди неравны между собой, так как интересы людей, принадлежащих к различным общественным группам, нередко взаимно противоположны, то совершенно необходимо, считал исследователь, чтобы в осуществлении государственной власти принимали участие все люди независимо от их принадлежности к той или иной общественной группе.

Современное правовое государство, как замечал В.М. Гессен, создавалось на почве отделения правительственной власти от законодательной. Современным, по его мысли. могло быть только государство, в котором торжествует демократическое устройство. В зависимости от исторических условий демократическое государство может быть облечено в форму конституционной монархии или в форму представительной либо непосредственной республики. Во всех случаях обособление властей не может и не должно идт в разрез с демократической природой современного государства.

Конституционным В.М. Гессен называл такое государство, в котором законы не могу г быть изданы иначе, как с согласия народного представительства - высшего органа законодательной власти, а конституция основным законом, санкционирующим такое начало. Народ или народное представительство в конституционном государстве принимают решающее участие в осуществлении законодательной и учредительной власти. Наличием представительных учреждений конституционное государство отличается от абсолютных монархий, в которых все органы за исключением монарха имеют только совсща1сльный характер, и от сословных монархий, где представительство только отдельных сословий или чинов участвует в осуществлении законодательной власти. Решающее участие народа или его представительства в осуществлении государственной власти представляет собой необходимый и достаточный признак конституционного государства, считал исследователь.


15

Изучая конституции различных государств. В.М. Гессен сформ>лирова.1 единым конституционный принцип: в республиканских государствах закон издается только с согласия народа или народного представительства, а в конституционных монархиях -коллективно в единении монарха и народного представительства. Таким образом, конституционное государство в концепции мыслителя - это государство, в котором законы издаются только с согласия народного представительства, являющегося органом законодательной власти.

Правовое государство, изучению основополагающих начал которого В.М. Гессен

уделял значительное внимание, понималось мыслителем как парламентский строй.

^основанный    на   началах    последовательного   демократизма.    Необходимым    условием

существования правового государства и неотъемлемым признаком государства

конституционного является начало обособления властей. Осуществление ?того начала.

считал В.М. Гессен, становится возможным не иначе, как в условиях представительной

iформы правления. К таким уже устоявшимся и привычным для политико-правовой мысли

начала XX столетия признакам правового государства, как ограничение и связанность правительственных и судебных функций правом и обособление властей, в качестве необходимого условия существования и развития правовой формы государства мыслитель добавлял представительную форму правления и административную юстицию -своеобразную и обособленную организацию судебной власти, призванную к защите субъективных публичных прав гражданина путем отмены незаконных распоряжений административной власти.

Таким образом, учитывая сформулированный исследователем единый конституционный принцип, только конституционное государство, как в своей организации, так и в деятельности осуществляющее начало обособления властей, могло быть признано государством правовым. Понятия правового и конституционного государства в концепции В.М. Гессена выступают синонимами.

В.М. Гессен не подвергал сомнению тот факт, что принцип народного суверенитета,

т.е. требование участия всего народа в осуществлении государственной власти, и принцип

,                  обособления   властей   в   государстве,   будучи   основными   началами   конституционного

(правового) государства, наиболее последовательно, наглядно и стройно могут быть осуществлены на практике республиканским строем. Только республиканская форма правления, по его убеждению, является полным воплощением демократических государственных идей. Однако в качестве переходной формы от старого (абсолютистского) порядка к новому (республиканскому) В М. Гессен считал необходимым рассматривать такую форму правления, как конституционная монархия.

По мнению В.М. Гессена, одним из главных достижений наиболее развитых в политическом и экономическом плане государств в начале XX века являлось установление основополагающих начал представительного строя и парламентарного режима. Прогрессирующая демократизация современных государств для него представлялась фактом, не нуждающимся в доказательствах: с каждым годом увеличивалось число государств, заменивших системы классового представительства системами всеобщего избирательного права. В данном случае мыслитель особо отмечал ту связь, которая существовала между процессом демократизации избирательного права и установлением парламентарного режима.

По убеждению В.М. Гессена, осуществление начала обособления власти в качестве одной из важнейших составляющих современного демократического государства было возможным не иначе, как в условиях представительной формы правления. В частности. ' представительным характером организации законодательной власти обусловлено ее господство в конституционном государстве. Парламент в конституционном государстве, отмечал исследователь, всегда рассматривался как непосредственный выразитель народной


16

воли. Закон, будучи результатом изъявления общей воли народа и актом парламента. господствует над частными волеизъявлениями отдельных органов государственной власти. В формальном понятии закона как нормы, установленной законодательным учреждением, по мысли В.М. Гессена. находило свое выражение господство законодательной власти как-верховной власти в государстве.

Осуществление начала народного суверенитета, сущность которого, согласно учению В.М. Гессена, заключалась в категорическом требовании осуществления законодательной власти народом во всем разнообразии его социального состава, предполагало, прежде всего. соответствующую конструкцию «первичного» органа государственной власти, т е. избирателей, полноправных граждан, в котором было бы представлено все население государства, весь народ в социальном значении этого слова. «Вторичный» орган государственной власти (парламент) также должен был воспроизводить данное начало: парламент должен был представлять собой народ во всем многообразии его социального состава. Только в этом случае, констатировал В.М. Гессен, начало народного представительства могло быть примирено с принципом народного суверенитета. Такое примирение, по его мысли, было осуществимо исключительно при наличии демократического избирательного права и демократической избирательной системы.

Критерием государственной деятельности, как считал В.М. Гессен, должно стать общее благо народа. Реализация этой задачи является призванием народного представительства, где каждый отдельно взятый депутат должен был ощущать себя представителем всего народа и выразителем его воли. Поэтому единственно приемлемой формой представительства народа, определявшей собой характер избирательного права, для мыслителя представлялось представительство индивидов, т.е. всех граждан, распределенных по избирательным округам.

Для того чтобы представительство без каких-либо оговорок считалось народным. безусловно необходимым, согласно учению В.М. Гессена, было наличие демократической избирательной системы, построенной на началах всеобщности и равенства избирательного права, на началах прямых выборов и закрытой подачи голосов. Таким образом, мыслитель выделял такие основные начала демократической системы избирательного права, как всеобщность и равенство избирательного права, непосредственное избрание народных представителей избирателями (прямые выборы) и осуществление избирателями в актах избрания их действительной воли.

Современная В.М. Гессену теория избирательного права различала две избирательные системы: мажоритарную и пропорциональную. Мыслитель замечал, что в отличие от мажоритарной системы избирательного права пропорциональная система исходила из убеждения в том, что в законодательном собрании должно быть представлено не только большинство, но и меньшинство населения страны. Каждая в определенной мере значительная по количеству входящих в нее избирателей группа должна быть представлена соответствующим числом депутатов в законодательном собрании, которое в свою очередь должно представлять собой политическую карту страны, отражающую политическую группировку ее населения.

В.М. Гессен не сомневался в том, что при господстве мажоритарной системы выборов представительное собрание никогда не сможет стать зеркалом, отражающим истинную волю народа. Неизбежным следствием функционирования мажоритарной избирательной системы. с его точки зрения, являлось отсутствие принципа пропорциональности в представительстве. отсутствие точного и постоянного соответствия между группировкой партий в стране и группировкой их в парламенте. Целью же пропорциональной системы избирательного права. по убеждению исследователя, являлось пропорциональное представительство в законодательном собрании всех существующих в стране политических партий или групп.


17

Таким образом, по мнению В.М. Гессена. пропорциональная система выборов имела н виду не только защиту интересов меньшинства, но и обеспечение справедливых требований большинства. Однако и пропорциональная избирательная система представлялась мыслителю не свободной от некоторых существенных недостатков Поэтому замена мажоритарной системы выборов наиболее целесообразной пропорциональной системой. освобожденной от присущих ей недостатков, как считал исследователь, была возможна и желательна только тогда, когда важнейшие политические течения общественной мысли кристаллизуются в различных политических партиях, каждая из которых определится в своей программе и внутренней организации.

С точки зрения В.М. Гессена, не могла быть полной характеристика современного государства, если без должного внимания оставлен институт «министерской» власти, который он называл посредствующим звеном между верховным и подчиненным управлением. Мыслитель отмечал, что для того чтобы юридически осмыслить важнейшие институты конституционного права, характеризующие природу «министерской» власти, необходимо было иметь в виду, что министерство в конституционном государстве - это не только всецело зависящий от главы государства орган верховного управления, но и самостоятельное учреждение, несущее ответственность перед парламентом и обеспечивающее закономерность и целесообразность государственного управления.

По мнению В.М. Гессена, в современной ему теории конституционного права не было вопроса более спорного и сложного, чем вопрос о теоретическом обосновании общепризнанного института политической и уголовной ответственности министров. Институт уголовной и гражданской ответственности министров и иных должностных лиц государства представлялся мыслителю необходимой гарантией правомерности правительственной деятельности, равнозначной по степени необходимости институту административной юстиции.

В зависимости от характера отношений между законодательной и правительственной властью В.М. Гессен выделял два типа конституционных государств: парламентарные и дуалистические. Основное различие между парламентаризмом и дуализмом он усматривал в том, перед кем - главой государства или парламентом - несут политическую ответственность члены правительства.

В дуалистических государствах, отмечал исследователь, институт политической ответственности министров перед парламентом существовал лишь формально, не получая своего выражения в практике осуществления государственной власти. Здесь назначение того или иного лица на министерский пост зависело от свободного усмотрения главы правительственной власти. Для таких государств был характерен бюрократический состав министерств, имеющих внепартийный характер, не зависящих от парламента и являющихся проводниками воли главы правительства.

В парламентарном государстве, отмечал В М. Гессен, министерство имеет партийный характер: формирование кабинета министров, как правило, происходит из представителен той политической партии, которая в данный момент располагает большинством голосов в парламенте. Вотум недоверия, обращенный законодательным собранием к министрам. неизбежно влечет за собой их коллективный выход в отставку. Кабинет министров в парламентарном государстве, таким образом, является непосредственным выразителем настроений и желаний парламентского большинства. Благодаря принципу политической ответственности министров перед законодательным собранием правительственная политика. расходящаяся с волей парламента, не представлялась В.М. Гессену возможной. В то же время, данное начало, будучи краеугольным камнем парламентарного строя, исключает возможность длительных конфликтов между законодательной и правительственной властью.

Для В.М. Гессена не подлежало сомнению то обстоятельство, что парламентаризм в значительной мере усиливает влияние народного представительства. В этом своем значении


IS

on является необходимой принадлежностью - завершением - демократического строя. В парламентарном государстве правительственная власть, по убеждению мыслителя, вполне и безусловно подчинена законодательной власти. Такое подчинение обеспечивает единство государственной власти и является необходимым условием осуществления основного начала демократического строя - начала народного суверенитета.

Согласно учению В.М. Гессена, только парламентарный строй, всесторонне

подчиняющий правительственную власть законодательной, может соответствовать сущности

демократического принципа, природе народовластия. Парламентаризм, освобожденный от

разрушительной бескомпромиссной борьбы соперничающих между собой политических

партий, с точки зрения исследователя, представляет собой наиболее устойчивую форму                    *

правления из всех возможных. В своей законченной (правовой) форме, парламентаризм в

условиях нового правовою государства способен в полном объеме осуществить то самое

начало единства государственной власти, которое в дореформенном государстве

осуществлялось монархическим абсолютизмом. В этом своем значении парламентаризм                    *

является высшей формой, венцом конституционного строя. В.М. Гессен предвидел наступление того времени, когда всеобщее избирательное право во всех конституционных государствах станет реальным фактом политической жизни, а парламент явится действительным выразителем воли народного большинства, когда народные демократические партии будут обладать достаточной силой для того, чтобы именем народа править государством, когда политическая дифференциация уступит место интеграции общественного мнения, и парламентаризм станет единственно возможной и правильной формой политического строя конституционных государств.

Будучи носителем либерального политико-правового сознания, центральной частью которого выступало обоснование автономности индивида, В.М. Гессен в своем учении неизбежно исходил из принципов приоритета свободы человеческой личности, представляя ее в качестве безусловной ценности, определяющего начала всех общественных отношений. в качестве цели, а не средства развития общества, государства и права. Общественные, государственные и юридические институты, отмечал мыслитель, возникают, функционируют и прекращают свое существование исключительно в интересах свободной личности Поэтому, несмотря на несомненную важность таких демократических начал современной государственности, как всеобщее и равное избирательное право, функционирование высшего органа законодательной власти, представляющего интересы всего населения государства (парламентарный режим), начало всенародного голосования по проектам законов (референдум), принцип политической и уголовной ответственности должностных лиц государства, важнейшим институтом современного правового государства в концепции В.М. Гессена признавался институт прав и свобод граждан.

Осуществление свободы личности, согласно В.М Гессену, невозможно вне государства и независимо от него. А потому задачей государства для мыслителя становится не непосредственное создание благополучия индивида, а создание необходимых для достижения такого благополучия условий саморазвития самодеятельного индивида. Только то государство, содержание правительственной власти которого определяется принципом содействия деятельности отдельных индивидов и их свободных союзов, могло быть в концепции мыслителя названо современным культурным государством - государством социальных реформ.

Такие представители отечественной либеральной общественно-политической мысли конца XIX - начала XX века, как Б.А. Кистяковский, Н.М. Коркунов. В.М. Гессен. совершенно справедливо отмечали, что конституционный строй, воплощающий в себе идеи свободы и права, противостоит строю административному. По мысли В.М. Гессена, для того чтобы государство могло приобрести правовой характер, необходима была не только конституционная,    но   и   административная    реформа:   требовалась    выработка    такою


|«

административного законодательства, которое сводило бы к возможному минимум) сверхзаконный характер полномочий правительственной власти.

Прямой противоположностью правовому государству с присушим ему общественным \арактером государственной власти в учении В.М. Гессена признавалось государство полицейское, убивающее всякую личную и общественную инициативу и заменяющее ее детальной, формально-казуистической регламентацией, тщательной опекой со стороны органов государственной власти над нуждами и интересами своих подданных. В полицейском государстве правительственная деятельность фактически определялась не столько правовыми нормами, сколько соображениями пользы и целесообразности. Целесообразным признавалось все то, что соответствовало исключительным интересам государства. Власть с точки зрения своего содержания выступала как мелочная, назойливая опека над обывателями, а с точки зрения формы имела надзаконный и внезаконный характер. Частные лица и их интересы находились в полной зависимости от благоусмотрения всемогущей администрации.

Провозгласив целью правительства народное благо и общественный порядок. полицейское государство, отмечал В.М. Гессен, в своей деятельности полностью игнорировало народ как источник власти. Такое государство было не терпимо к проявлениям либерализма не только в экономическом секторе, но и в политической, идеологической. культурной и духовной сферах. Государство должно было быть организовано в монолитный союз, проникнутый психологией единства, где каждый его член сознавал свои обязанности по отношению к государству и свои интересы был готов подчинить общему делу. Фактически стертой оказалась грань, существующая между индивидуальной сферой и сферой государственного вмешательства: необходимое для индивида безоговорочно было принесено в жертву важному .для государства.

С точки зрения В.М. Гессена, теоретическим оправданием безграничного расширения сферы государственной деятельности во все времена служила теория достижения счастья народа, представленная властью в качестве основной цели полицейского государства Именно поэтому такая теория являлась классической теорией государственного абсолютизма и полицейского государства.

С учетом проведенного В.М. Гессеном анализа государственного строя полицейско! о государства очевидным представляется то, что агрессивное господство подобных пережитков является актуальной проблемой, прежде всего, для тех стран, которые недавно освободились от тоталитарного прошлого. Здесь в любую минуту маятник политической жизни и истории может качнуться в обратную сторону, поскольку для этого существует благодатная почва.

Под административным (полицейским) правом в учении В.М. Гессена понималась та сфера государственной деятельности, которая имела своим предметом деятельность государства в области внутреннего управления, т.е. такую деятельность государства, которая не есть ни финансовая, ни судебная, ни международная, ни военная. Таким образом, наука административного (полицейского) права в концепции мыслителя - это та отрасль юриспруденции, которая изучала нормы, регулирующие деятельность государственной власти в сфере внутреннего управления. Все содержание административного права исследователь подразделял на отделы: регламентация политической свободы, деятельность государства в области народного здравия, деятельность государства в области народного просвещения, государственна;! деятельность в сфере экономической жизни народа.

В.М. Гессен был твердо убежден в том, что право наложения административных взысканий без какого-либо участия в этом органов судебной власти, будучи мерой полицейского принуждения, являлось чрезвычайно сильным орудием в руках административной власти и, вместе с тем, представляло собой одно из существенных ограничений права граждан наличную неприкосновенность. При наличии подобной смоемы


20

.иминистративных взысканий наказание, становясь исключительно устрашающей мерой. юряло характер возмездия за вину. Целью наказания в этом случае, как отмечал мыслитель. необходимо было признавать не столько охрану правопорядка, сколько поддержание престижа власти. Поэтому наиболее целесообразной ему представлялась та система, которая. предоставив администрации право установления санкций, право наложения взысканий отнесла бы к исключительной компетенции суда. Принуждение без суда как неограниченное право администрации, по убеждению В.М. Гессена. являлось прямым отрицанием права граждан на личную неприкосновенность. Признание и охрана неприкосновенности человеческой личности требовали категоричного и точного определения законом формы и содержания принудительных мер.

Значительное место в трудах В.М. Гессена, посвященных вопросам государственного управления жизнедеятельностью общества, отводилось определению и характеристике понятия исключительного положения. Единственным оправданием существования исключительного положения, по его мнению, являлась недостаточность нормальных принудительных полномочий полицейской власти, особенно ощутимая в исключительных обстоятельствах, нарушавших обычное течение государственной и общественной жизни.

Отличительным свойством действующего в России в начале XX века полицейского законодательства, отмечал В.М. Гессен, являлась крайняя неопределенность нормальных принудительных полномочий полицейской власти. Поэтому нет такой страны в мире, в которой исключительное положение играло бы такую огромную и всеопределяющую роль. какую оно играло в России. Для исследователя не подлежало никакому сомнению то, что в вопросе о неприкосновенности личности огромное значение имела надлежащая постановка в законе, гарантирующем эту неприкосновенность, вопроса об ответственности должностных лиц за нарушение его постановлений. Значение такой ответственности было особенно велико в России, где, по убеждению В.М. Гессена, закону о неприкосновенности личности на первых же шагах своего применения предстояло встретиться с традициями безусловно враждебного его началам административного произвола.

Истинным народным бедствием В.М. Гессен признавал неимоверно низкий умственный и нравственный уровень полиции, ее чудовищную развращенность. Такой полиции, замечал он, просто необходимо было существование исключительного положения. которое гарантировало ее безнаказанность и санкционировало творимый сю лроизво.1. который всегда был и всегда будет ненавистен обществу. Исключительное положение превратило полицию в орудие систематического, не останавливающегося ни перед чем произвола. В.М. Гессен утверждал, что отмена исключительного положения как нормального средства управления явилась бы незаменимым средством поднятия умственного и нравственного уровня полиции.

С учетом изложенного, под исключительным положением В.М. Гессен понимал совокупность исключительных полномочий, предоставляемых правительственной власти при наступлении обстоятельств, угрожающих изнутри или извне существованию и безопасности государства. Поэтому с точки зрения сформулированного мыслителем основного конституционного принципа, согласно которому ни один закон не может быть принят, отменен, изменен или истолкован с общеобязательным значением иначе, как равным ему по силе актом законодательства, исключительное положение не могло быть установлено иначе, как в законодательном порядке. Законодательный порядок объявления исключительного положения гораздо более других соответствовал природе правовою государства. Исключительному указу, устанавливающему режим исключительною положения, в конституции нет. и не может быть места. Такая статья, введенная в текст основного закона, явилась бы, по определению мыслителя, домокловым мечом, висящим на волоске усмотрения над гражданской свободой.


:i

Право п сила, с точки зрения В.М. Гессена, никогда не являлись синонимами. Всякий императив, диктуемый силон, имее!, по его мнению, только гипотетический характер: ему повинуются не потому', что обязаны, а потому, что вынуждены. В отличие от императивов силы, императивы права имеют категорический характер: нормам права повинуются в силу того, что просто обязаны им повиноваться. Из всех стимулов человеческого поведения самым могущественным, как полагал мыслитель, является этическое сознание долга. Категорический характер правовых императивов объясняется, прежде всего, определенными свойствами того авторитета, который является источником права. Закон пли обычай обязывают нас как выражение общей воли. Произвол законодателя именуется законом, и в этом качестве он противопоставлен неправомерному произволу подзаконных властей. В борьбе с убеждениями человека внешнему принуждению никогда не принадлежало последнее слово. Могущество права состоит в его нравственном авторитете, посредством которого право господствует над миром социальных противоречий. Вырождаясь в силу. право становится бессильным. Согласно воззрениям В.М. Гессена, таким перерождением права в России являлся режим исключительного положения - режим произвола и бесправия.

Существенное внимание В.М. Гессен уделял такому сложному вопросу, как проблема организации местного самоуправления. Мыслитель выделял те основные начала, которые, по его мнению, необходимо должны были лечь в основу правильно задуманной и последовательно осуществленной реформы местного строя. Среди этих начал: точное и определенное отграничение предметов ведомства, входящих в понятие местного управления. от предметов, входящих в понятие центрального управления на местах; сосредоточение всей полноты функций местного управления в руках не бюрократии, а самоуправляющихся обществ; безусловность местного самоуправления; требование того, что в сфере местного управления администрации должна принадлежать функция высшего, вневедомственного надзора, резко и отчетливо отграниченного от функции активного управления.

Во второй половине XIX века была выявлена тесная внутренняя связь, существующая между идеей местного самоуправления, понимаемого как всякое публичное правление, осуществляемое непрофессиональными должностными лицами, и идеей парламентаризма. Каждое развитое самоуправление должно обладать зачатками законодательной власти по отношению к вопросам местного значения. Требование учреждения института местного законодательства, по мнению В.М. Гессена, находилось в тесной связи с общедемократическим принципом непосредственного народовластия.

В заключении на основании изучения государственно-правовых взглядов В.М. Гессена, позволяющих отнести концепцию мыслителя к либеральному |еченшо общественно-политической мысли России начала XX столетия, формулируются общие выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в опубликованных работах автора.

  1. Илюшин В.А. В.М. Гессен как защитник демократических государственно-правовых институтов // Правовая культура: проблемы становления и развития: Материалы научно-практической конференции. Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов. СПб., 12 апреля 2002 г. СПб., 2003. 0,3 п.л.'
  2. Илюшин В.А. Философия права В.М. Гессена // Правоведение. 2003. № 1. 0.5 п л
  3. Илюшин В А. Эволюционное естественное право В.М. Гессена // Актуальные проблемы теории права Вып. 3-4. СПб., 2003. 1 п.л.

Подписано в печать 22.05.03. Формат 60x84 1/16.

Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1,16. Тираж 100 эю. Заказ

ЦОП типографии Издательства СПбГУ. 199034, С-Петербург, наб. Макарова, 6.



2ооИ Ц 10440


i

V

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.