WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовое регулирование статуса работника: проблемы эффективности

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

 

На правах рукописи

Улюмджиев Евгений Анатольевич

Правовое регулирование статуса работника: проблемы эффективности

Специальность – 12 00 05 трудовое право, право социального обеспечения

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2009.


Работа выполнена в Московском Государственном Университете имени М.В. Ломоносова (юридический факультет).

Научный руководитель:                        Доктор юридических наук,

профессор Куренной Александр Михайлович

Официальные оппоненты:                     Доктор юридических наук,

профессор Головина Светлана Юрьевна (Уральская Государственная Юридическая Академия)

Кандидат юридических наук Лыгин

Роман Николаевич (Государственная

Дума Российской Федерации)

Ведущая организация:                          Санкт-Петербургский

Государственный Университет

Защита состоится 14 октября 2009 года на заседании диссертационного совета Д.501.001.99 при Московском Государственном Университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, Ленинские Горы, МГУ имени М.В. Ломоносова, 1-й корпус гуманитарных факультетов, юридический факультет, аудитория 826.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу 119991, ГСП-1, г. Москва, Ленинские Горы, МГУ имени М.В. Ломоносова, 2-й корпус гуманитарных факультетов.

Автореферат разослан____________________ 2009 года.

Ученый секретарь диссертационного совета     _________  Чибисов В.А.

2


Актуальность темы диссертационного исследования.

Практика применения действующего трудового законодательства России показывает, что оно не в полной мере достигает своих целей, а именно: установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда и защита прав и интересов работников и работодателей.

В этих целях отражается производственная и социальная функции трудового законодательства, которые заключаются в том, чтобы, с одной стороны, содействовать развитию общественного производства, с другой стороны – гарантировать справедливость в отношениях между работником и работодателем (прежде всего - защищать права и интересы работника).

Между производственным и социальным факторами труда существует неизбежное противоречие и, как следствие, для любого общества поиск гармонии или оптимального баланса производственного и социального факторов в труде является стратегической задачей, от решения которой в немалой степени зависит судьба самого общества1.

Принятие Трудового кодекса Российской Федерации (далее – «ТК РФ») во многом было направлено на решение этой задачи, однако, как показала практика последующих лет, решить ее невозможно только путем принятия изменений в действующее законодательство (даже таких радикальных изменений, как принятие нового кодекса). На пути ее решения возникают, как минимум, два основных препятствия. Первым является неправомерное поведение работодателей, которые по целому ряду причин не соблюдают трудовое законодательство в полном объеме. Второе (может быть, наиболее важное с точки зрения целей науки трудового права и практики его применения) заключается в том, что само трудовое законодательство не содержит надлежащего механизма обеспечения реализации своих собственных норм.

1 См.: Курс российского трудового права. В 3 т. Т. 1: Общая часть / Под ред. Е.Б. Хохлова. СПб., 1996. С. 224. (автор главы – С.П.Маврин)

3


Социальная функция трудового законодательства рассматривается в отечественной науке трудового права как приоритетная (курсив мой – Е.У.) функция2. Ее приоритет доказывается и тем, что большинство положений действующего трудового законодательства направлены на установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда и защиту прав и интересов работника. Как следствие, вопрос об эффективности трудового законодательства (то есть успешном выполнении им социальной и производственной функций) есть, по сути (по большинству аспектов), вопрос об эффективности правового регулирования статуса работника как совокупности юридических прав (отражение социальной функции) и юридических обязанностей (отражение производственной функции). Следовательно, данные факторы являются препятствиями к эффективному правовому регулированию статуса работника.

Существование указанных выше препятствий требует от науки трудового права выработки подходов для их устранения, при этом, учитывая особенности методологии юридической науки, выработка этих подходов должна основываться, прежде всего, на анализе правовой материи и формулировании решений в виде рекомендаций по соответствующему ее изменению.

В настоящее время, несмотря на то, что ТК РФ действует с 2002 г., в отечественной науке трудового права практически нет исследований, специально посвященных проблематике эффективности правового регулирования статуса работника, установленного ТК РФ, и ее анализу с точки зрения обеспеченности прав работника соответствующим правовыми гарантиями. Поэтому проблемы, рассматриваемые в настоящей работе, являются актуальными с точки зрения науки трудового права и практики применения трудового законодательства.

2 На это указывают, в частности, А.С. Пашков, В.Г.Ротань, С.А.Иванов, Р.З.Лившиц, С.П.Маврин, А.М.Лушников, М.В.Лушникова, А.М.Куренной и др.

4


Методологическая основа исследования.

При проведении исследования были использованы общие и частно-научные методы исследования: логический, исторический, системный, сравнительный и другие.

Кроме того, методологическая основа исследования обусловлена особенностями трудового права как науки, состоящими в том, что трудовое право изучает действующее право, по двум направлениям: нормативистскому (предполагающему анализ самой правовой материи с точки зрения ее современного состояния, эволюции и соотношения с правовой материей других стран) и социологическому (которое, будучи вспомогательным, состоит в выявлении закономерностей функционирования правовой системы в ее взаимосвязи с другими социальными и экономическими явлениями и изучении этой системы в контексте общеисторического развития общества)3.

Предмет исследования.

Предметом настоящего исследования является комплекс общественных отношений по поводу правового регулирования статуса работника с точки зрения его законодательного закрепления и реализации посредством соответствующих правовых гарантий.

Цель и задачи диссертационного исследования.

Целью настоящей работы является определение степени эффективности существующих правовых гарантий реализации правового статуса работника, с тем, чтобы выработать рекомендации по совершенствованию действующего трудового законодательства для повышения эффективности правовых гарантий правового статуса работника. Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи: определить, что такое эффективность правового регулирования трудовых отношений;

См.: Курс российского трудового права. В 3 т. Т. 1: Общая часть / Под ред. Е.Б. Хохлова. С. 203.

5


уточнить понятие правового статуса работника (с учетом современного состояния науки трудового права и практики его применения), определить критерии факта его существования и правовые гарантии его реализации;

выявить содержание правового статуса работника с точки зрения тех прав (классифицированных по типовому признаку), которыми наделяется работник в соответствии с действующим законодательством;

выработать подходы к определению эффективности существующих правовых гарантий реализации таких прав.

Теоретическая основа исследования.

В работе использованы труды ведущих отечественных ученых в области теории государства и права (С.С. Алексеева, Н.В. Витрука, В.Д. Зорькина, Р.З. Лившица, М.Н. Марченко, В.С. Нерсесянца, А.С. Пиголкина и др.), а также ведущих специалистов в области отечественного трудового права (Н.Г. Александрова, М.И.Бару, Б.К. Бегичева, К.М. Варшавского, И.С. Войтинского, С.Ю. Головиной, К.П. Горшенина, К.Н. Гусова, И.К. Дмитриевой, В.М. Догадова, В.В. Егорова, Б.И. Зеленко, С.А. Иванова, И.Я. Киселева, И.А. Костян, В.И. Курилова, А.М. Куренного, В.М. Лебедева, А.М. Р.З.Лившица, Лушникова, М.В. Лушниковой, С.П. Маврина, М.В. Молодцова, А.Ф. Нуртдиновой, Ю.П. Орловского, А.С. Пашкова, В.Н. Скобелкина, Л.С.Таля, Е.Б. Хохлова, Л.А. Чикановой и др.).

Особое место занимает концепция эффективности и социальной ценности права, разработанная советской юридической наукой (В.В. Глазырин, В.Н. Кудрявцев, В.И. Никитинский, Ф.Н. Фаткуллин, Л.Д. Чулюкин, И.С. Самощенко, Л.И. Спиридонов, Л.С. Явич и др.).

Эмпирическая база исследования.

Эмпирическую базу исследования составили международные акты, в том числе акты Организации Объединенных Наций в области прав человека, конвенции и рекомендации Международной Организации Труда (далее – МОТ), Конституция Российской Федерации 1993 г., федеральное законодательство и акты органов исполнительной власти, акты судебных

6


органов, материалы периодических изданий и научно-практических конференций, а также опыт регулирования трудовых отношений у конкретных работодателей.

Научная новизна.

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что в нем впервые в отечественной науке трудового права этапа перехода к рынку выдвигаются и обосновываются в системной связи с принципами правового регулирования трудовых отношений предложения по дополнению существующей системы правовых гарантий прав работника рядом новых, описание которых приводится ниже.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Эффективность правового регулирования статуса работника определяется в двух аспектах, отражающих две функции трудового права (социальную и производственную). Во-первых, это потенциальная способность механизма правового регулирования трудовых отношений выполнять указанные функции. Во-вторых, это степень фактического выполнения им этих функций.
  2. Предложено авторское определение материальных прав работника как предусмотренной законом возможности создавать и поддерживать свое материальное благосостояние путем реализации своего права на труд и выполнения обязанности трудиться на условиях, определенных трудовым договором.
  3. Дана классификация материальных прав работника по их содержанию: права, направленные на реализацию принципа защиты от безработицы, и права, направленные на реализацию принципа обеспечения права работника на справедливые условия труда. Первые из них имеют в качестве своей цели создание и поддержание стабильного трудового правоотношения, а вторые призваны обеспечить надлежащее качество и уровень прав работника в рамках такого стабильного трудового правоотношения.

7


  1. Права, направленные на реализацию принципа обеспечения права работника на справедливые условия труда, включают в себя комплекс обеспеченных правом возможностей, непосредственно обеспечивающих установление и поддержание этих условий, и вспомогательных. К первым из них относятся: право на предоставление работы, обусловленной трудовым договором; право на рабочее место, соответствующее требованиям закона; право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы; право на отдых, а ко вторым - право на полную достоверную информацию об условиях труда; право на профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации; право на объединение; право на участие в управлении организацией.
  2. Предложено авторское определение нематериальных прав работника как гарантированного законом уровня защищенности личности работника с точки зрения уважения достоинства работника, условий и пределов обработки информации о нем и неприкосновенности его частной жизни. При этом нематериальные права работника состоят в праве работника на защиту своего достоинства в период трудовых отношений, праве работника на защиту своих персональных данных и неприкосновенности частной жизни работника.
  3. Правовые гарантии реализации прав работника в зависимости от того, на реализацию каких прав они направлены, делятся на гарантии реализации материальных прав работника и гарантии реализации нематериальных прав работника.

7. Обосновывается необходимость повышения уровня гарантий для работников при оценке их деловых качеств при процедуре сокращения штата и численности работников. В связи с этим предлагается установить обязанность работодателя оценивать производительность труда и квалификацию работников в рамках мероприятий по сокращению штата и численности работников в соответствии с положением об аттестации. Сегодня именно отсутствие правовых гарантий объективной коллегиальной

8


оценки деловых качеств работника в рассматриваемом случае уменьшает эффективность реализации работником права на защиту от безработицы, права на защиту от дискриминации в сфере труда и права на получение информации, непосредственно затрагивающей его права.

  1. Предлагается по аналогии с институтом коллективных переговоров, закрепить в законодательстве институт индивидуальных переговоров: переговоров между отдельно взятым работником и работодателем относительно того или иного вопроса, связанного с условиями труда данного работника. Эта мера должна быть направлена на обеспечение реализации работником своего права на справедливые условия труда путем постановки перед работодателем вопроса о предоставлении ему таких условий.
  2. Констатируется, что в настоящее время достоинство работника рассматривается шире, чем в советский период развития науки трудового права, когда трудовая честь и сопряженные с ней понятия были производны от понятия «труд». Достоинство работника рассматривается как самостоятельная ценность, которая значима не потому, что работник осуществляет трудовую деятельность, а потому что он является, прежде всего, личностью, а не элементом производственных сил в процессе осуществления трудовой деятельности.
  3. Предлагается расширить правовую базу для эффективной реализации принципа защиты права работника на достоинство в трудовых отношениях, предусмотренного статьей 2 ТК РФ, путем подписания Россией Европейской Социальной Хартии4 без изъятия статьи 26 части II (о достоинстве работника в период трудовых отношений как праве работника на защиту от сексуальных домогательств и морального преследования на работе) из ратификации.

4 См.: Федеральный закон от 3 июня 2009 г. № 101-ФЗ «О ратификации Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года» // Российская газета. 2009. 5 июня.

9


11. Предлагается предусмотреть право работодателя увольнять работников, которые посягают на достоинство другого работника (по аналогии с пп. «в» п. 6 ст. 81 ТК РФ, дающей работодателю право расторгнуть трудовой договор с работником, разгласившим персональные данные другого работника).

Теоретическое и практическое значение работы.

Полученные в результате настоящего исследования научные выводы и предложения могут быть учтены в науке трудового права и в учебном процессе при чтении лекций, проведении практических занятий и подготовке учебных программ по курсу «Трудовое право России», а также в процессе совершенствования трудового законодательства, в правоприменительной деятельности.

Апробация результатов диссертационного исследования.

Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на кафедре трудового права Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Основные ее положения изложены в опубликованных работах и докладывались на научно-практической конференции, посвященной памяти А.С. Пашкова в Санкт-Петербургском государственном университете (2009 г.).

Структура диссертации.

Структура диссертации обусловлена предметом, целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, объединяющих12 параграфов, заключения, списка использованной литературы, нормативно-правовых актов и актов органов судебной власти.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются предмет, цели и задачи, научная новизна исследования, его методологические основы, излагаются положения, которые выносятся на защиту, а также раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования.

10


В первой главе Эффективность правового регулирования трудовых отношений») раскрывается понятие эффективности права и исследуются цели трудового права, в том числе и в исторической ретроспективе.

В первом параграфе Понятие «эффективность права»») дается общая характеристика подходов к проблематике эффективности права, разработанных в советской и российской общей теории права.

Исторически сформировались два подхода к пониманию эффективности права, в русле которых исследование рассматриваемой проблематики протекает и по сей день.

Сторонники первого подхода (Д. А. Керимов, М. Д. Шаргородский, Ф.Н. Фаткуллин, Л.Д. Чулюкин), под эффективностью права понимают его внутренние свойства, которые помогают праву достигать поставленных перед ним целей.

В соответствии с другим подходом (В. Н. Кудрявцев, В. И. Никитинский, И. С. Самощенко, В. В. Глазырин, Л. С. Явич, Л. И. Спиридонов и др.), эффективность права рассматривается как достижение целей права, соответствие между целями законодателя и реально наступившими результатами.

Проблемы эффективности права также получили развитие в зарубежной юридической науке, главным образом в рамках социологии права (Я. Торпман и Ф. Иоргенсен).

По нашему мнению, целесообразно использовать положительные моменты обоих указанных подходов. В этом случае понятие эффективности права раскрывается в двух аспектах: как его потенциальная способность достигать поставленных перед ним целей и как степень фактического достижения им этих целей.

Во втором параграфе Цели трудового права и эффективность правового регулирования трудовых отношений»), в продолжение анализа проблематики эффективности права как способности права достигать и

11


фактической степени достижения правом поставленных перед ним целей, рассматривается проблематика цели трудового права, которая рассматривается в рамках концепции социальной ценности права, представляющей собой способность права правильно отражать объективные общественные интересы и содействовать их достижению.

Понимание цели трудового права невозможно только в рамках юридической науки, поскольку вопрос о цели трудового права как права, оформляющего производственные отношения, есть, по сути, вопрос о соотношении экономики и социальных ценностей и их влиянии друг на друга.

Право в целом и трудовое право, в частности, является формальным закреплением существующей в объективной действительности преобладающей культуры, которая выражается в общечеловеческой ценности справедливости. При этом производственные отношения остаются одним из определяющих факторов существования и развития трудового права; оно взаимодействует с ними, модифицируясь под их влиянием, но при этом также придает им новый смысл и новую - социальную направленность.

В этой связи установление баланса между правами работника, с одной стороны, и работодателя, с другой стороны, который был бы приемлемым, справедливым (курсив мой – Е.У.), для работника и работодателя, становится основной целью государства в сфере правового регулирования трудовых отношений.

В третьем параграфе Эволюция взглядов на цели трудового права») раскрывается развитие взглядов на эти цели в отечественной науке трудового права, отражающих социально-политическую реальность России на том или ином этапе своего развития, а также дается общая характеристика взглядов на цели трудового права в современной науке.

В направленности правового регулирования труда отразилась противоречивость социальной политики российского государства на протяжении последних трехсот лет. Так, признание царским режимом

12


необходимости защиты работника как экономически несамостоятельной стороны трудового отношения, которое в начале XX века пришло на смену политике упорного игнорирования рабочего вопроса, в силу своей несвоевременности и непоследовательности не смогло его разрешить.

Советский режим также не смог эффективно разрешить эту проблему. Провозгласив себя государством «диктатуры пролетариата», советское государство между тем активно использовало правовую регламентацию труда для целей «добровольно-принудительной» мобилизации советских граждан на ударный труд для создания материальных ресурсов, которые оно могло направлять на решение своих политических задач.

Утверждение концепции социального назначения трудового права в начале 80-х годов XX века, в соответствии с которым интересы работника были поставлены наукой трудового права и самим механизмом правового регулирования труда на первый план может, в известной степени, рассматриваться как один из факторов, ослабивших и уничтоживших административно-командную систему.

Цели трудового права постсоветской России, с одной стороны провозгласившей себя социальным государством, но, с другой стороны, перешедшей на рыночную модель экономического развития, будучи сформулированными на основе идей «компромисса», «баланса» и «классового мира», также являются отражением противоречивости функций, который приняло на себя государство на текущем этапе своего развития.

Во второй главе Правовой статус работника») рассматривается понятие правового статуса работника, его содержание (права и обязанности), а также проблематика правовых гарантий реализации прав работника.

Правовое регулирование статуса работника рассматривается нами сквозь призму принципов правового регулирования трудовых отношений, закрепленных в ТК РФ, поскольку, «цели прав и свобод граждан (работников) находят свое прямое и непосредственное воплощение в лежащих в их основе принципах» и «в каждом основном принципе трудового

13


права отражены не только основные субъективные трудовые права и обязанности, но и их юридические гарантии».5

В первом параграфе Понятие правового статуса работника») он рассматривается как выражение общего социально-экономического правового статуса личности, поскольку он направлен на обеспечение свободного участия человека в производственной деятельности.

Учитывая приоритетность социальной функции трудового права, все элементы правового статуса работника - его права и (что стоит особо подчеркнуть) обязанности, направлены, в конечном счете, на установление государственных гарантий трудовых прав и свобод гражданина, создание благоприятных условий труда и защиту прав и интересов работника.

В отечественной юридической литературе получили развитие различные подходы к определению правового статуса личности, которые связаны с различным набором элементов, включаемых в структуру этого понятия. Мы разделяем подход к определению содержания правового статуса личности, в соответствии с которым содержание правового статуса личности ограничивается только правами и обязанностями личности.

Другие элементы (в частности, правосубъектность), по сути, являются средством обретения правового статуса и производными от прав и обязанностей институтами, которые направлены на обеспечение реализации прав и обязанностей (ответственность и правовые гарантии).

Правовое положение работника есть не что иное, как реализация правового статуса работника, то есть закрепленной законом статики прав и обязанностей работника.

В условиях, когда работнику предоставлен широкий спектр субъективных прав в соответствии с законом, особую актуальность приобретает вопрос о фактическом объеме этих прав (динамика правового статуса). Этот объем зависит только от уровня деловых качеств работника.

См.: Дмитриева И.К. Принципы российского трудового права. М., 2004. С. 199-200.

14


Принадлежность работника к категории лиц, нуждающихся в повышенной социальной защите, или к категориям работников, в отношении которых ТК РФ предусматривает соответствующие особенности (например, надомники, совместители и т.д.), как таковая, обусловливает статику, а не динамику правового статуса работника. В этой связи особое значение приобретает проблематика эффективной (справедливой) оценки деловых качеств работника, а также вопросы дискриминации и дифференциации в трудовых отношениях.

Вопрос о правовом статусе работника, довольно подробно изучен в отечественной литературе. В современных условиях развития трудовых отношений в России необходимо переместить акцент с вопроса о содержании правового статуса работника к вопросу об основаниях его возникновения. Тенденции к «уходу» трудового права из отношений наемного труда, которые мы наблюдаем в настоящее время, связаны во многом с тем, что сами критерии определения трудового отношения, которыми должны руководствоваться правоприменители при решении споров, связанных с незаключением трудового договора с лицом наемного труда, неудачно сформулированы в действующем законодательстве.

Представляют несомненный интерес предложения, обосновывающие правовую сущность трудового договора двумя взаимосвязанными признаками: феноменом хозяйской власти работодателя и экономической и, как следствие, организационной несамостоятельностью работника6.

Эффективность правового регулирования статуса работника зависит не только от эффективности его реализации, но и от эффективности его установления.

Второй параграф Права и обязанности как элементы правового статуса работника») посвящен исследованию содержания правового статуса работника.

6 Курс российского трудового права (под общей редакцией С.П. Маврина, Е.Б. Хохлова и А.С. Пашкова). Том 3. Трудовой договор. С. 113.

15


В отечественной науке трудового права выработан ряд классификаций трудовых прав. Для целей настоящей работы мы анализировали правовой статус работника на основе классификации его прав (в зависимости от того, на обеспечение какого интереса они направлены) на материальные и нематериальные права.

Основная цель, преследуемая работником в трудовых отношениях, состоит в том, чтобы получить материальные блага в обмен на «продажу» своего труда. Производными от этой цели являются все остальные материальные цели работника до возникновения трудового отношения (нахождение работы) и в рамках трудового отношения (цель получить оборудованное всем необходимым рабочее место, вступить в профессиональный союз и т.д.), а также цель сохранить трудовое отношение.

По содержанию материальные права работника можно разделить на право на защиту от безработицы и право на справедливые условия труда. Первые из них имеют в качестве своей цели создание и поддержание стабильного трудового правоотношения, а вторые призваны обеспечить надлежащее качество и уровень прав работника в рамках такого стабильного трудового правоотношения.

В ТК РФ кроме понятия «права работника» используются понятия «свободы» и «интересы». А.М. Лушников и М.В. Лушникова определяют свободу в контексте трудового законодательства как возможность выбора субъектом трудового права не запрещенных нормами права моделей поведения, включая и возможность отказа от их реализации.

Законный интерес как самостоятельную правовую категорию выделяют, в частности, О.В.Абрамова, В.В. Федин.

С.П. Маврин, в свою очередь, не видит необходимости в том, чтобы выделять законные интересы, аргументируя это тем, что общественно значимый интерес есть предпосылка, притом необходимая предпосылка права, и, получая правовую форму, социально значимый интерес тем самым находит свое выражение в системе соответствующих прав и обязанностей.

16


Мы разделяем указанную позицию С.П. Маврина. Необходимо лишь добавить, что сугубо служебная роль интереса (быть предтечей субъективного права) не позволяет выделять его (так же, как и в случае с правосубъектностью, юридической ответственностью и другими элементами, предлагаемыми сторонниками многоэлементности правового статуса) в качестве самостоятельного элемента правового статуса работника.

Права работника первичны, а его обязанности, будучи их корреляторами, вторичны, поскольку производны от них.

А.С. Пашков и Б.Ф. Хрусталев выделяли обязанность трудиться как один из элементов правового статуса личности в СССР. При этом они рассматривали обязанность трудиться в двух аспектах. Во-первых, как обязанность, возлагаемую на трудящихся при вступлении в конкретное трудовое правоотношение, где содержание обязанности уточняется трудовым договором в виде определенной трудовой функции. Во-вторых, как обязанность, возлагаемую на всех трудоспособных граждан, независимо от вступления их в конкретное трудовое правоотношение.

Тот факт, что советская наука трудового права придавала большое значение (сопоставимое со значением, придававшимся правам работника) обязанностям работника как элементу его правового статуса, несмотря на признание и научное обоснование социальной функции трудового права, объясняется, на наш взгляд, тем, что в условиях административно-командной системы обязанность трудиться и производное от нее добровольно-принудительное право на труд воспринималась государством как основа правового статуса работника.

В современных условиях, когда Россия признает себя социальным государством, социальная функция трудового права, несомненно, должна рассматриваться как основная. Тем не менее, преобладание этой функции трудового права не означает, что трудовое право не должно обеспечивать исполнение работниками возложенных на них обязанностей.

17


Для того чтобы работодатель успешно функционировал как эффективный хозяйствующий субъект, необходимо, чтобы работники надлежащим образом исполняли свои обязанности, в том числе обязанности. Для достижения этой цели работодателю предоставлен широкий спектр средств: право стимулировать работников на надлежащее исполнение ими своих обязанностей и право привлекать работников к дисциплинарной ответственности за неисполнение и ненадлежащее исполнение ими своих обязанностей.

Статья 21 ТК РФ, устанавливая обязанность работника «добросовестно исполнять свои обязанности, возложенные на него трудовым договором», «соблюдать правила внутреннего трудового распорядка», «соблюдать трудовую дисциплину», «выполнять установленные нормы труда», «соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда», по сути, обязывает работника подчиняться хозяйской власти работодателя, поскольку все требования, которые обязан выполнять работник, фактически устанавливаются работодателем в одностороннем порядке.

Этот вывод касается также договорных обязанностей, поскольку работник часто вынужден согласиться на те условия, которые диктует ему работодатель. То же самое можно сказать и о нормах выработки и иных требованиях, которые могут устанавливаться с учетом мнения представительного органа работников, но на практике в подавляющем большинстве случаев устанавливаются работодателем в одностороннем порядке ввиду отсутствия представительных органов работников в большинстве организаций, особенно в частном секторе экономики.

Иными словами, действующее трудовое законодательство предоставляет работодателю относительно широкий спектр средств, направленных на обеспечение надлежащего исполнения работником своих обязанностей.

В третьем параграфе Правовые гарантии реализации прав работника») рассматривается их понятие и содержание.

18


В общей теории права гарантии реализации прав человека понимаются как определенная система условий и средств, обеспечивающих практическую возможность пользоваться теми или иными правами, охранять и защищать их.

В науке трудового права, в частности, В.Н. Скобелкин, рассматривая юридические гарантии прав работника как средства, способы и условия обеспечения реального осуществления прав и свобод работника, делил их на гарантии, обеспечивающие вступление в трудовые правоотношения, гарантии, обеспечивающие беспрепятственное осуществление трудовых прав граждан и гарантии, обеспечивающие восстановление нарушенных трудовых прав, согласование действий администрации с общественными и государственными органами либо с рабочими и служащими и ответственность за нарушение трудового законодательства и трудовых прав рабочих и служащих7.

Существующие классификации гарантий в трудовом праве имеют несомненное научное и практическое значение. Однако для целей настоящей работы мы исходим из деления гарантий по типу тех прав, на реализацию которых они направлены, на гарантии реализации материальных прав работника и гарантии реализации нематериальных прав работника.

Данное деление основано на понимании правового статуса работника как совокупности установленных законом материальных и нематериальных прав и обязанностей работника: материальные права состоят в праве на защиту от безработицы и праве на справедливые условия труда, а нематериальные права – в праве на защиту достоинства, частной жизни и персональных данных в рамках трудовых отношений.

В третьей главе («Эффективность гарантий материальных прав работника») анализируются данные гарантии с точки зрения эффективности реализации права работника на защиту от безработицы и права работника на справедливые условия труда.

7 Скобелкин В.Н. Юридические гарантии трудовых прав рабочих и служащих. М.,1969. СС. 10, 48.

19


В первом параграфе Право на защиту от безработицы») рассматривается эффективность данного права с точки зрения защищенности работника от произвольного увольнения в период испытания, а также в период проведения мероприятия по сокращению штата или численности работников.

Обязанность работодателя указать причины, послужившие основанием для признания работника не выдержавшим испытание, не представляется нам эффективной гарантией права работника на защиту от безработицы, поскольку понятия «деловые качества» и «соответствие занимаемой должности или выполняемой работе» являются оценочными и, как следствие, требуют принятия локального нормативного акта, предусматривающего порядок и условия объективной оценки этих качеств (в том числе с участием соответствующего представителя работника). Этому требованию отвечают, в известной степени, нормы об аттестации, предусмотренные ТК РФ.

Аттестация характеризуется коллегиальностью, а также тем, что в случае аттестации оценка уровня квалификации работника и его соответствия занимаемой должности производится на основе заранее определенных объективных критериев.

Представляется, что статья 71 ТК РФ, устанавливающая право работодателя расторгнуть трудовой договор с работником до истечения срока испытания при условии предупреждения работника в письменной форме не позднее, чем за три дня с указанием причин, послуживших основанием для признания работника не выдержавшим испытание, противоречит, во-первых, принципу защиты от безработицы (статья 2 ТК РФ), во-вторых, принципу запрещения дискриминации в сфере труда (статья 2 и статья 3 ТК РФ) и статье 70 ТК РФ, в соответствии с которой в период испытания на работника распространяются положения трудового законодательства, в частности.

20


Выход из сложившейся ситуации видится в том, чтобы на практике применение аттестации получило развитие и при решении вопроса об увольнении работников, находящихся на испытании.

Вопрос об оценке деловых качеств работника также возникает в случае увольнения работника следствие сокращения штата или численности работников.

Производительность труда и квалификация суть понятия, которые обозначают степень выполнения работником установленных для него норм труда. При этом необходимо учитывать те проблемные вопросы, которые возникают в настоящее время в теории и практике в связи с нормированием труда. При рассмотрении вопросов об оценке производительности труда и квалификации работника в связи с предстоящим увольнением вследствие сокращения штата или численности работников правоприменителю, в случае, если в организации отсутствует система нормирования труда, необходимо исходить из того, что нормами труда, установленными в отношении данного работника, являются те конкретные поручения, которые работник выполнял в рамках своей должности.

В этой связи возникают закономерные вопросы: за какой период работодатель должен оценивать выполнение работником таких поручений? в какой форме (устные характеристики, тестирование и т.д.) должна проходить оценка? как проверить, что поручение действительно давалось работнику? Ни законодательство, ни судебная практика не дают ответа на этот вопрос.

Очевидно, эти вопросы должны регламентироваться локальным нормативным актом работодателя. Таким актом может и должно быть положение об аттестации.

Во втором параграфе Право на защиту от безработицы и представительство интересов работников») данное право рассматривается с точки зрения эффективности институтов социального партнерства и института участия работников в управлении делами организации.

21


В случае, когда экономическое положение работодателя объективно вызывает необходимость прекратить трудовые отношения с работником, гарантия права работника на защиту от безработицы сталкивается с трудностями, которые представляются неразрешимыми в условиях существующего состояния представительства интересов работников в России. Сами работники не создают условий для эффективности гарантии их права на защиту от безработицы.

В настоящее время правовое регулирование рынка труда в России практически не создает для работодателя как участника общественных отношений, который создает рабочие места, каких-либо реальных обязанностей по содействию занятости в России. Это подтверждается, в частности, позицией Верховного Суда РФ, высказанной в Постановлении Пленума от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в соответствии с которой «работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала) и заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя», и ТК РФ «не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения».

Работодатель может быть не заинтересован в создании новых рабочих мест, пытаясь получить максимальную прибыль от использования труда уже нанятых работников и, как следствие, увеличивая на них нагрузку с точки зрения нормы рабочего времени или нормы выработки.

Думается, что отечественные правоприменители (прежде всего, органы контроля и надзора за соблюдением трудового законодательства) могут способствовать созданию работодателями новых рабочих мест, прежде всего, путем    усиления    контроля    и    надзора    за    соблюдением    трудового

22


законодательства каждым отдельно взятым работодателем. Неукоснительное соблюдение в отношении каждого работника норм законодательства о рабочем времени, времени отдыха и нормировании труда, по нашему мнению, способно привести к установлению в отношении работника естественной и разумной нагрузки и выявлению «излишка» нагрузки. Работодатель неизбежно будет вынужден создать новые рабочие места для того, чтобы справиться с указанным «излишком».

МОТ констатирует, что текущий глобальный финансовый кризис вызвал две основные тенденции на рынке труда во всех современных государствах: сокращение найма работников и массовые увольнения работников.8

С точки зрения сохранения существующего уровня занятости увольнение работников с выплатой им соответствующей компенсации (как путем сокращения штата или численности работников, так и путем подписания соглашения сторон) в том виде, в котором оно предусмотрено в действующем трудовом законодательстве, не является условием эффективности гарантии права работника на защиту от безработицы, поскольку, в конечном счете, уволенные работники пополняют ряды безработных.

ТК РФ предусматривает единственную меру по предотвращению увольнения в связи с сокращением штата или численности работников – предложение работнику, подлежащему увольнению, вакансий, имеющихся в организации. Возможно, данная мера является эффективной в случае нормального функционирования организации. Однако во времена кризиса, когда многие организации сталкиваются с сокращением темпов своего развития, а некоторые – с угрозой ликвидации, и, как следствие, отсутствием какие-либо вакансий, становится очевидным тот факт, что данная мера неосуществима.

Global Employment Trends January 2009: January 2009 / International Labour Office. – Geneva: ILO, 2009. P. 7.

23


В конце XX века в странах Западной Европы в связи с возрастающим количеством случаев реструктуризации предприятий, включая закрытие некоторых из них, и связанным с этим ростом безработицы, на законодательном уровне был закреплен комплекс мер, направленных на сохранение занятости, с одной стороны, и, с другой стороны, обеспечение занятости работников, потерявших работу в результате массовых высвобождений. В науке и практике комплекс этих мер получил название «социальный план». При этом отличительной чертой социальных планов является разработка и принятие их в результате диалога между работодателем и работниками в лице их соответствующих представителей.

В отечественном законодательстве есть механизм, позволяющий работодателям и работникам вводить похожие социальные планы в отечественных организациях. Речь идет о Постановлении Совета Министров-Правительства Российской Федерации от 5 февраля 1993 г. № 99 «Об организации работы по содействию занятости в условиях массового высвобождения». Следует, однако, обратить внимание на то, что данный нормативный правовой акт рассчитан на применение именно в условиях массового высвобождения работников и исходит из того, что меры по сохранению занятости должны быть предусмотрены в коллективном договоре.

В настоящее время лишь в незначительной части организаций существуют коллективные договоры, при этом немногочисленные коллективные договоры, которые существуют в настоящее время, скорее всего, не содержат каких-либо эффективных положений относительно мер, которые работодатель обязуется принять в случае массовых высвобождений работников.

Поскольку действующее трудовое законодательство предоставляет определенную правовую базу для объединения работников в профессиональные союзы и функционирования представительных органов работников, основным условием эффективности гарантии права работника на

24


защиту от безработицы в условиях сокращения штатов или численности работников в рамках действующего законодательства является, во-первых, соответствующие правовое сознание и правовая культура работников как ключевые факторы, влияющие на способность работников объединиться, во-вторых, приверженность работодателей идеям социального диалога с работниками, и, в-третьих, государственный контроль и надзор за соблюдением действующего законодательства, регулирующего отношения по поводу социального партнерства.

В третьем параграфе Право на справедливые условия труда») справедливые условия труда понимаются как условия труда, которые служат адекватным вознаграждением за труд, осуществляемый данным работником, и которые служат достаточной основой для эффективного выполнения работником своей трудовой функции.

К настоящему времени наука и практика трудового права выработали концепцию справедливых условий труды, к утверждению которых должно стремиться любое правовое социальное государство. В терминах МОТ указанная концепция получила наименование достойный труд (decent work). Однако, в контексте анализа системы отношений «Работник – Работодатель» концепция достойного труда, выработанная МОТ, представляется, с одной стороны, слишком широкой, поскольку она содержит требования, предъявляемые, по сути, к правопорядку государства-участника МОТ в целом, а не к отдельно взятому работодателю, а с другой стороны, она не охватывает целый ряд прав и свобод работника, которые имеют принципиальное значение для правового статуса работника в целом и критерия справедливости условий труда в частности (например, право на труд в безопасных условиях).

В связи с рассматриваемой проблемой большой интерес представляют подходы В.Д. Зорькина к справедливости в праве. Так, по его мнению, право «как норма свободы по своей природе есть справедливость или юридическое равенство», при этом справедливость эта имеет два аспекта: «справедливость

25


уравнивающая («арифметическая»), то есть равенство всех перед законом и судом» и «справедливость распределяющая, или пропорциональная («геометрическая»)», которая выражается в «эквивалентном обмене и воздаянии посредством соразмерности, пропорциональности («равным за равное», «каждому свое», «каждому - по делам его», «какой мерою мерите, такой отмерено будет вам»)». На основе данного понимания справедливости он приходит к выводу, что «на основе принципа юридического равенства в его двух ипостасях возникают, изменяются и прекращаются разнообразные правоотношения», а также основывается «функционирование так называемых социальных каналов вертикальной мобильности - продвижение в различных областях профессиональной деятельности, по службе и занятие должностей на основании личных достижений, способностей, профессиональных качеств и результатов деятельности («меритократия»)» 9.

Законодательство обеспечивает минимальный уровень условий труда, который должен предоставляться всем работникам. В нем отражается понимание государством справедливости, которую можно охарактеризовать как уравнивающую («арифметическую») справедливость. В рамках такой справедливости стороны свободны в согласовании условий труда, которые отражают специфику трудовых отношений между сторонами. При этом стороны должны исходить из того, что в соответствии с ТК РФ любые преимущества по сравнению с другими работника могут предоставляться работодателем отдельно взятому работнику только на основании его деловых качеств (за исключением ограниченного перечня случаев, когда это требуется в соответствии с законом в отношении социально защищенных категорий работников). В этом проявляется идея пропорциональной справедливости, заложенная в ТК РФ.

В ТК закреплен принцип неухудшения положения работников по сравнению с нормативным актом большей юридической силы. Это, по сути,

9 Зорькин В.Д. Ценностный подход в конституционном регулировании прав и свобод // Журнал российского права, 2008, № 12. С. 3 – 14.

26


означает, что государство выбрало «минималистский» подход в установлении прав работника: те права, которые устанавливаются в законодательстве, носят характер тех пределов, ниже которых не может быть уровень прав, предусмотренный трудовым договором, коллективным договором или локальным нормативным актом, - что же касается прав, которые реально отражают специфику отношений между сторонами (например, размер должностного оклада, премиальная система и т.д.), то стороны должны использовать свободу трудового договора для их согласования.

Несмотря на договорный характер отношений сторон в сфере труда степень свободы сторон имеет свои особенности, обусловленные спецификой трудового правоотношения, как отношения экономического неравенства, в котором работник является слабой стороной, нуждающейся в повышенной защите со стороны государства, а работодатель – носителем хозяйской власти. Этот вывод можно проиллюстрировать справедливой мыслью Л.С. Таля о том, что «в действительности соглашение сторон в области трудовых отношений чрезвычайно часто сводится к простому согласию одного из контрагентов подчиняться определенному порядку вещей и в известных пределах указаниям другого контрагента»10.

Поскольку права работника на те или иные условия труда, установленные законодательством, носят характер минимумов (пределов), запрет ухудшения положения работника не способствует эффективной реализации права работника на справедливые условия труда. Данный принцип обеспечивает только минимальный порог прав работника, который отражает только уравнивающую («арифметическую») справедливость, но не пропорциональную («геометрическую») справедливость. Реальных прав на реальные справедливые условия труда работник должен добиваться только путем переговоров с работодателем.

10 Таль Л.С. Трудовой договор: Цивилистическое исследование. – М., 2006. С. 382.

27


Переговоры об условиях труда между отдельно взятым работником и работодателем не урегулированы в действующем законодательстве. Действующее законодательство исходит из того, что если у отдельно взятого работника есть желание обсуждать с работодателем те или иные вопросы его трудоустройства у данного работодателя, работник имеет право вступить в профсоюз и/или уполномочить соответствующих представителей на то, чтобы они вели соответствующие переговоры с работодателем. Но эти представители выражают интересы всех работников, состоящих в данном профсоюзе, как коллективного целого, а не интересы данного конкретного работника.

В действующем законодательстве нет гарантий реализации работником своего права на справедливые условия труда путем постановки перед работодателем вопроса о предоставлении ему таких условий. Гарантированность этого права возможна только в том случае, если, по аналогии с институтом коллективных переговоров, законодатель урегулирует на уровне ТК РФ институт индивидуальных переговоров: переговоров между отдельно взятым работником и работодателем относительно того или иного вопроса, связанного с условиями труда данного работника.

Аналогичность института индивидуальных переговоров институту коллективных переговоров должна состоять в том, что, во-первых, работодатель будет обязан участвовать в индивидуальных переговорах в случае получения соответствующего предложения от работника, во-вторых, работодатель будет обязан предоставить работнику соответствующую информацию, касающуюся предмета переговоров (с соблюдением всех требований защиты персональных данных других работников), и, в-третьих, в случае уклонения от участия в переговорах или предоставления неполной или недостоверной информации работодатель будет подлежать административной ответственности. Успешные индивидуальные переговоры могут оформляться в виде дополнительного соглашения к трудовому договору, предусматривающего те условия труда, которые были предметом

28


переговоров и в отношении которых работник и работодатель выработали согласованную позицию.

В четвертой главе Эффективность гарантий нематериальных прав работника») рассматриваются вопросы эффективности гарантий права работника на защиту достоинства в трудовых отношениях.

В первом параграфе Понятие нематериальных прав работника и концепция трудовой чести») анализируется понятие этой разновидности прав работника и история развития взглядов на трудовую честь в отечественной науке трудового права.

В отличие от материальных прав работника, нематериальные права с точки зрения своего реального объема не являются результатом «торга» работника с работодателем в рамках минимальных гарантированных материальных прав работника, отражающим, с той или иной степенью успешности, адекватность (справедливость) предоставленных работнику условий труда его деловым качествам. Напротив, нематериальные права работника «абсолютно» гарантированы государством, они предоставляются всем работникам без исключения, вне зависимости от их деловых качеств.

Среди нематериальных прав работника в настоящей работе рассматривается только право работника на защиту своего достоинства в трудовых отношениях, закрепленное в статье 2 ТК РФ. Эта проблема менее исследована в литературе по сравнению с вопросом о праве работника на защиту своих персональных данных или неприкосновенности частной жизни работника.

В науке отечественного трудового права право на достоинство в трудовых отношениях рассматривалось с точки зрения концепции «трудовой чести».

Существенный вклад в развитие концепции «трудовой чести» внес М.И. Бару, отмечавший, что в трудовом отношении гармонично сосуществуют имущественная и неимущественная стороны и выделявший в

29


качестве притязаний морального характера в рамках трудовых отношений право на трудовую честь, право на поощрение и право на выдвижение.

Б.И. Зеленко определял трудовую честь работника как его трудовую репутацию, то есть моральную оценку его трудовой деятельности со стороны трудового коллектива, общественных организаций и администрации. В дополнение к понятию «трудовая честь» Б.И. Зеленко выделил понятие «трудовое достоинство» как совокупность моральных качеств личности работника как труженика.

Здесь, однако, следует провести четкую грань между моральными аспектами трудовых отношений и в частности концепцией «трудовой чести», выделявшимися советской наукой трудового права, и современным пониманием моральной стороны трудовых отношений. Широкое толкование понятия «трудовая честь» и сопряженных с ним понятий «право на поощрение», «право на выдвижение», «право на трудовое достоинство», принятое в советской науке трудового права, было связано с тем, что в условиях советской системы государство, большое внимание уделяло стимулированию ударного труда, а в Конституции СССР 1936 года труд провозглашался обязанностью и делом чести (курсив мой – Е.У.) каждого способного к труду гражданина по принципу: «Кто не работает, тот не ест».

Иными словами, трудовая честь и сопряженные с ней понятия были производны от понятия «труд». В настоящее время достоинство работника рассматривается как самостоятельная ценность, которая значима не потому, что работник осуществляет трудовую деятельность, а потому что он является, прежде всего, личностью (выделено мной – Е.У.), а не элементом производственных сил в процессе осуществления трудовой деятельности. Подобная эволюция понимания достоинства работника в отечественном трудовом законодательстве связана с эволюцией всего политического режима, с превращением России в демократическое правовое государство.

Во втором параграфе Достоинство в трудовых отношениях») анализируется    проблематика    достоинства    работника    в    контексте

30


соотношения отечественного трудового законодательства с положениями Европейской Социальной Хартии о достоинстве работника, а также обосновывается необходимость ратификации Европейской Социальной Хартии в полном объеме, без изъятия положений о запрете моральных и сексуальных преследований работника на рабочем месте.

Важность Европейской Социальной Хартии для России заключается в том, что Европейская Социальная Хартия намечает контуры, в рамках и с учетом которых Россия могла бы разработать и принять соответствующие законодательные нормы, обеспечивающие защиту достоинства работника в трудовых отношениях, либо развивать практику применения принципа защиты достоинства работника в трудовых отношениях, закрепленного в ТК РФ, в свете подходов, закрепленных в Европейской Социальной Хартии.

В третьем параграфе Посягательства на достоинство работника на «горизонтальном уровне») обосновывается необходимость предусмотреть право работодателя увольнять работника, который совершает посягательство на достоинство другого работника (по аналогии с пп. «в» п. 6 ст. 81 ТК). Для обоснования этого вывода приводятся примеры правового регулирования указанных отношений в странах ЕС.

В заключении, наряду с подведением итогов научного исследования, высказывается мысль о том, что в настоящее время, в условиях незрелости гражданского общества в России, существует острая необходимость государственного вмешательства в регулирование отношений по поводу правового статуса работника, а также вносятся предложения по совершенствованию действующего трудового законодательств.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Эффективность трудового права: некоторые вопросы теории // Юридический мир, 2009, № 5.

Идея справедливости в трудовом праве: некоторые вопросы теории // Юридический мир, 2009, № 6.

31


Эффективность правового регулирования трудовых отношений в условиях современного рынка труда в России // Российский ежегодник трудового права. № 4. 2008 / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. Е.Б.Хохлова. -СПб.: ООО «Университетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2009. - 688 с.

32

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.