WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МИЛИЦИЯ В МАРИЙСКОМ КРАЕ В 1917–1941 ГГ.: ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

УДК 342.5

 

Иванов Виталий Алексеевич

 

 

 

 

МИЛИЦИЯ В МАРИЙСКОМ КРАЕ

В 1917–1941 ГГ.: ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

 

 

 

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

Нижний Новгород – 2005

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Галай Юрий Григорьевич;

доктор юридических наук, профессор

Малыгин Александр Яковлевич;

доктор юридических наук, профессор

Катаев Николай Анатольевич

Ведущая организация: Чувашский государственный университет

им. И.Н. Ульянова

 

Защита состоится «8» февраля 2006 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

 

Автореферат разослан «____» декабря 2005 года.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В конце XX века Россия вступила в сложный и трудный период своего развития, связанный с радикальным переустройством политической, социально-экономической и духовной жизни народа. Процессы обретения обществом стабильности проходят болезненно, изменения, охватившие всю совокупность общественных отношений, носят противоречивый характер. Государство сталкивается с большими сложностями в защите прав и свобод человека и гражданина, решении проблем борьбы с преступностью, обеспечении правопорядка в стране.

В этих условиях важнейшее значение приобретает укрепление правоохранительных органов и повышение их роли в осуществлении государственной власти, решительной борьбе за обеспечение безопасности существования и развития общества и государства, противостоянии криминальному миру, активном пресечении террористических актов, диверсий. Все это обусловливает необходимость совершенствования теории и практики государственного строительства, глубокой разработки нормативно-правовой базы деятельности органов охраны правопорядка. Поэтому актуальным становится осмысление уроков прошлого. Значимым является изучение процесса развития и реформирования правовой базы деятельности органов власти, обеспечивавших общественную безопасность и порядок в региональном масштабе – в областях, краях и национальных республиках, где эта работа была особенно сложной и напряженной.

Большой интерес в этом плане представляют историко-правовые аспекты деятельности милиции Марийского края, внесшей существенный вклад в установление внутренней безопасности страны, организацию борьбы с преступностью, охрану правопорядка. Являясь одним из ведущих звеньев государственного механизма, служивших гарантом стабильности общественной жизни, милиция края накопила богатый и разносторонний опыт работы, заслуживающий внимания.

Особый интерес при этом вызывает история милиции 20–40-х годов, когда правоохранительные органы нередко становились орудием беззаконий и массовых репрессий. Возможность открытого обсуждения ранее запретных тем, снятие идеологической цензуры, открытие доступа ко всему комплексу источников и литературы создали необходимые предпосылки для бескомпромиссного и целостного анализа заявленной темы. Обобщение исторического опыта на такой основе даст возможность раскрыть уроки прошлого, сделать соответствующие выводы, более четко определить рациональные пути совершенствования российской милиции. Оно является значимым фактором и для формирования мировоззрения сотрудников правоохранительных органов, расширения кругозора и повышения их правовой культуры, осознания ими того, что работа каждого из них должна строиться на строгом соблюдении законности, на защите прав и свобод человека как высшей ценности общества.

Особая актуальность рассматриваемой темы связана с тем, что возникновение и формирование марийской милиции происходило под влиянием специфических особенностей, исторически сложившихся в Марийском крае. Одной из них явился сложный этнический состав населения края. В 1920 году в числе 338,5 тыс. жителей МАО мари составили 183 тыс. (54,0%), русские – 135 тыс. (40%), татары – 19,5 тыс. (5,7%), представители других народов – 1 тыс. (0,3%), различавшиеся не только по численности и языку, но и по уровню материальной жизни, особенностям духовной культуры, конфессиональной принадлежности.

Марийский народ, сформировавшийся на рубеже первого и второго тысячелетий как самодостаточная этническая единица со своим хозяйственным укладом, языком, культурой и языческой религией, в середине второго тысячелетия испытывал влияние двух мощных сил, противостоящих друг другу, – Европы и Азии, славян и тюрков, Русского государства и Казанского ханства, православия и ислама. История распорядилась так, что марийцы оказались в положении между молотом и наковальней. Доброго расположения ни от тех, ни от других ожидать не приходилось. Такова логика истории. В то же время они не могли не желать установления добрых отношений со своими соседями. К этому их вынуждали сложившиеся обстоятельства, сама судьба малочисленного народа, объективно стремившегося сохранить в тех условиях свою независимость, национальную самобытность.

События периода могущества Казанского ханства и Российской империи, сопровождавшиеся национальным гнетом, постоянным унижением национального самосознания и безуспешной борьбой за независимость, оставили тяжелый отпечаток в общественном сознании народа мари, его национальном характере. К началу XX века он подошел приверженным традициям древности, терпеливо переносящим все невзгоды судьбы, мало ориентированным на социальный прогресс, преобразование сложившейся жизни. Будучи веками отлученным от властных и управленческих структур, марийский народ выработал устойчивый стереотип индифферентного отношения к власти. Она воспринималась им как инонациональная, потому чуждая, а нередко и враждебная.

Поэтому, помимо официальной, государственной системы организации и управления обществом, в крае издревле сложилась своя система регулирования национальной жизни, в основе которой лежали языческие традиции. Роль законодательного органа выполняли религиозные объединения разных уровней: общинные, региональные, окружные, всемарийские, на молитвенных сборах которых рассматривались наиболее актуальные вопросы жизни и деятельности марийского народа. Принятые на этих молениях решения были обязательны только для марийцев и касались только их проблем. Они не всегда соответствовали государственной политике, нередко противоречили ей. Таким образом, религия, служившая фактором консолидации народа, формировала тактику, формы и методы негласного противления политике властей.

Итогом многовекового противостояния с более могущественными соседями явилась другая специфическая особенность марийского народа – его разобщенность: этническая, территориальная, конфессиональная. Он подразделялся на три основные субэтнические группы: горных, луговых и восточных.

Одновременно с политическим и социально-экономическим притеснением марийский народ в полной мере испытал на себе духовное порабощение. Если в период владычества Золотой Орды и Казанского ханства целенаправленной исламизации края не проводилось, то с присоединением его к Русскому государству началась усиленная христианизация марийцев. В результате по своим религиозным верованиям они разделились на три категории: 1) не принявшие христианство, оставшиеся на позициях традиционной веры предков; 2) принявшие христианство и отошедшие от традиционного язычества; 3) принявшие христианство и одновременно в существенной, а то и в полной мере сохранившие языческую веру (двоеверы). Это разнообразило религиозную картину края, где, помимо отмеченного, русская часть населения исповедовала православие, татары – ислам.

Многие специфические особенности региона пережили Октябрьскую революцию, ощутимо сказались они и в рассматриваемые годы, влияя на криминальную ситуацию, деятельность правоохранительных органов в крае. В частности, непонимание сути язычества, его исконного отличия от мировых религий стало причиной того, что оно оказалось лишенным правовых гарантий равенства с другими конфессиями. Согласно постановлению ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 года они подпали под запрет совершать религиозные обряды и церемонии вне помещения. Тем самым большая часть марийского населения, исповедовавшая язычество и традиционно отправлявшая религиозный культ в «священной роще», лишилась возможности поклоняться своим богам, что, естественно, вызывало недовольство и порождало правонарушения по религиозным мотивам.

Автономия, обретенная народом мари в 1920 году, оценивалась как важное национальное достояние, как возможность для свободного развития национальной культуры, языка, утверждения традиционных способов хозяйствования и уклада жизни, как важнейшее слагаемое материального и духовного прогресса народа, роста и укрепления его этнического самосознания, менталитета.

Значительную часть населения Марийского края составляли русские, доля которых с присоединением к Русскому государству постоянно росла. В силу исторических условий русский народ формировался как открытый для контактов с другими народами, толерантный к любой этнонациональной среде. Одновременно по этим же причинам русский язык, русская культура и традиции уже в советское время становятся естественными и родными для национальных меньшинств. В то же время особая роль русского народа в судьбе страны, его многочисленность нередко служили почвой для возникновения великодержавности.

Еще одна особенность региона заключалась в наличии диспропорции в расселении его населения в зависимости от национальной принадлежности. В силу разных причин исторически сложилось так, что основная часть марийского населения проживала в сельской местности. В 1925 году городское население области составляло немногим более 9 тыс. человек (2,7%), а доля марийцев среди них – 6,4% (менее 600 человек). В условиях известного отставания села от города по уровню культурного, бытового, торгового, коммунального, медицинского обслуживания, по качеству образования нарушение пропорций в расселении жителей края повлекло за собой перекосы в сфере занятости, профессиональности, квалификации населения, в социальной обеспеченности, принявшие заметный национальный оттенок. А это в известной мере явилось почвой для недовольства на национальной основе, отражалось на межнациональных отношениях и требовало учета в правоохранительной деятельности.

Известный колорит действиям правоохранительных органов края придавало и то, что более половины его территории занято лесом, во все времена служившим удобным пристанищем для преступников, очагом противоправных деяний, обусловленных тяжелыми условиями жизни, мобилизациями населения на принудительные работы, насильственной коллективизацией, репрессиями.

Эти специфические признаки имели далеко идущие последствия и определяли особенности деятельности милиции по всему спектру ее направлений, вплоть до последнего времени.

Хронологические рамки работы – с 1917 по 1941 год – качественно новый этап в развитии России в целом и отдельных ее регионов, включая Марийский край. Эти годы знаменуют собой радикальные политические и социально-экономические изменения, существенно повлиявшие на логику и содержание правоохранительной деятельности. По насыщенности событиями, опыту, приобретенному органами милиции, период этот чрезвычайно богат и многообразен. Он дает возможность проследить место и роль милиции национальной автономии с момента зарождения тоталитарного режима до достижения им своего апогея.

Степень разработанности проблемы. В российской историографии нашли достаточное освещение историко-правовые вопросы формирования и становления органов милиции, их роли в охране революционного порядка и общественной безопасности, их места в социалистическом строительстве. Однако деятельность милиции в региональном масштабе требует более подробного и серьезного исследования. До сих пор ощущается недостаток специальной литературы по этим вопросам.

Историография избранной нами проблемы создавалась в четыре этапа.

На первом этапе (20-е гг. XX в.) в центре и на местах были созданы специальные комиссии по подготовке обобщающего труда по истории РКМ. Решение, принятое в 1928 году об издании Очерков истории рабоче-крестьянской милиции, к сожалению, не удалось реализовать. Поисковая и научная работа велась, главным образом, на страницах периодических милицейских изданий, особенно журнала «Рабоче-крестьянская милиция», переименованного в дальнейшем в «Административный вестник». Принятые усилия позволили подготовить к 10-й годовщине советской милиции ряд публикаций по ее истории. Интерес представляют работы об организационном устройстве милиции и путях ее дальнейшего строительства, о кадровом обеспечении, состоянии преступности и мерах борьбы с ней. Некоторые публикации специально анализировали историю милиции отдельных регионов, в том числе и Марийской автономной области. Все эти небольшие по объему статьи были преимущественно описательного характера и посвящены текущей деятельности органов милиции. Однако они достаточно объективно отражали деятельность милиции, содержали удачный анализ трудностей и недостатков в ее становлении. Значительный материал для оценки роли милиции в борьбе с преступностью содержится в специальных обзорах и материалах всероссийских съездов административных работников.

На втором этапе (начало 30 – середина 50-х гг.) наблюдается спад активности в изучении данной темы, связанный с последствиями культа личности Сталина. Были установлены запретные для исследователей сферы истории, строго ограничивался доступ ученых к архивным материалам. Было небезопасно раскрывать негативные стороны деятельности милиции, высказывать собственные мысли, не совпадающие с общепринятыми концепциями. Поэтому в публикациях этих лет нет темы о нарушениях силовыми ведомствами законности, прав и свобод советских граждан. Из всей литературы по истории правоохранительных органов данного периода можно выделить лишь юбилейные издания, односторонне позитивно излагавшие события и факты.

На третьем этапе (вторая половина 50 – конец 80-х гг.) с наступлением хрущевской «оттепели» оживился интерес к истории деятельности милиции. Заметно расширилась проблематика исследований, возрос их научно-теоретический уровень, получают осуждение массовые репрессии второй половины 30-х годов, которые оцениваются как извращение принципов социализма, отход от ленинизма.

Большой вклад в изучение интересующей нас проблемы в этот период внесли С.В. Биленко, М.И. Еропкин, И.И. Кизилов, М. Куцин, Р.С. Мулукаев, Д.А. Керимов, А.А. Пантелеев, Г.М. Гук, Ю.С. Кукушкин, В.М. Курицин, Л.М. Семыкин и др. Заметным явлением стал двухтомник «Советская милиция: история и современность. 1917/1987», созданный авторским коллективом в составе ведущих ученых страны А.П. Косицина, С.В. Биленко, Р.С. Мулукаева, А.Я. Малыгина, Н.Ф. Сальникова и др.

Существенную ценность имеют материалы научных конференций, посвященных чаще всего знаменательным датам в жизни страны и самой милиции. На региональном уровне разработку истории милиции вели Г. Безбородов, В. Бычкова, П.Ф. Николаев, Е.Д. Румянцев, В.Ф. Татаринов, А. Ходасевич и др. Был защищен ряд диссертаций.

Отличительной чертой работ этого периода является подача материала, основанного на анализе нормативно-правовых документов, решений партийных органов, статистических документов. Указанным исследованиям присущ общий недостаток: проблемы освещались через призму политики, проводившейся Коммунистической партией в органах милиции, что сделало неизбежной лакировку действительности, сглаживание просчетов и упущений партийно-советского руководства, определенную тенденциозность. Деятельность милиции изображалась как цепь сплошных достижений, партийное руководство ею резко возвеличивалось. В результате многие ошибки и просчеты замалчивались, острые вопросы взаимоотношений милиции и граждан остались вне сферы научных разработок.

Таким образом, на третьем этапе были достигнуты значительные успехи в области разработки истории становления и развития рабоче-крестьянской милиции, накоплен богатый опыт, поставлены новые проблемы, выявлены не известные ранее источники. Все это явилось импульсом для поступательного развития исторической мысли. Тогда же в юбилейных изданиях были сделаны первые попытки обобщения деятельности марийской областной милиции.

Четвертый – современный этап историографии органов милиции начинается в условиях реформирования общества и отличается качественно новым уровнем исследования. Курс на перестройку общества, взятый в стране в 1985 году, создал новую историографическую ситуацию. Произошел стремительный отказ от догматических схем, подверглись пересмотру исторические клише, которые определяли творчество историков в советский период. Историко-правовым исследованиям стали возвращаться принципы диалектики, историзма, объективности, правдивости.

Расширяется тематика исследований. Появляются работы, в которых исследуются правовые и организационные основы кадровой работы, государственного обеспечения работников милиции, деятельности политорганов. Заметный интерес вызвали работы Ю.Е. Аврутина, В.И. Костина, Х.Х. Лойта, Р.С. Мулукаева, Л.П. Рассказова, Ю.П. Соловья, В.М. Шамарова. Предметом интенсивных исследований стали биографии руководителей МВД, участие граждан в охране общественного порядка, проблемы государственного обеспечения милиции, законности в ее деятельности, история отраслевых служб органов внутренних дел – уголовного розыска, ГАИ и др.

В рамках подготовки к 200-летнему юбилею МВД России был издан ряд фундаментальных трудов по основным направлениям деятельности министерства за два века. Все эти издания подготовлены ведущими учеными страны и содержат ценный материал, касающийся проблем формирования милиции. Подобные издания, разработанные на общесоюзном и общероссийском уровнях, являются важнейшим каналом формирования и обогащения историографии марийских правоохранительных органов. Их ценность состоит в том, что они нередко подводят местных исследователей к новому прочтению проблемы, вооружают их обобщенными статистическими и иными данными, новыми архивными документами и материалами.

Возросло число диссертационных исследований по теме. Ее историко-правовым аспектам, в частности, были посвящены диссертации А.В. Власова, С.П. Горбунова, С.В. Недобежкина, Р.Г. Непранова, О.И. Чердакова, П.П. Худякова, В.М. Шамарова, И.Е. Карпова и др. Некоторые проблемы милиции с точки зрения гражданской истории рассмотрены в диссертационных исследованиях Д.И. Игнатенко, Н.П. Маюрова, А.Н. Павлова, Г.И. Резниченко и др.

Большой творческий подъем переживает историко-правовая наука в национальных республиках. В последние десятилетия в них созданы многочисленные труды по истории правоохранительных органов, об особенностях их организации и деятельности, определявшихся своеобразием исторического, национального, экономического и культурного развития. Положительный импульс этому процессу дал и юбилей МВД России, который вместе с разработкой важных, значительных и даже эпохальных событий, происходивших в центральных регионах страны, как никогда ранее, сопровождался широким освещением в литературе многих эпизодов истории небольших национальных окраин.

Ценными для изучения обозначенной темы являются работы К.Н. Санукова, В.С. Соловьева, Г.Н. Крайнова, К.И. Куликова, Т.Н. Михеевой и других исследователей, внесших вклад в изучение различных сторон жизни Марийского края.

В то же время анализ имеющейся литературы привел автора к выводу, что, несмотря на значительное количество работ по изучаемой тематике, до сих пор нет исследований, в которых нашло бы комплексное, многоаспектное отражение истории милиции Марийского края, что и обусловило выбор темы данного исследования.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, складывавшихся в Марийском крае и в целом в стране в 1917–1941 годах, определявших характер формирования и функционирования рабоче-крестьянской милиции (РКМ), рассматриваемая с учетом особенностей исторических традиций, уклада жизни, рода занятий населения региона, его социально-экономических и природно-климатических характеристик.

Предметом исследования является процесс возникновения, становления и развития милиции Марийского края, различные аспекты ее деятельности, определявшиеся союзной, республиканской (РСФСР) и региональной нормативно-правовой базой.

Целью работы является раскрытие на основе комплексного, многоаспектного анализа организации и деятельности марийской областной милиции, уяснение ее роли в процессе формирования и функционирования национальной автономии народа мари в 1917–1941 годах.

Для реализации поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

– на основе анализа важнейших, фундаментальных характеристик развития советской милиции рассмотреть общие принципы и специфические особенности ее организации и деятельности в Марийском крае;

– показать политическую и организационно-правовую основу построения областной милиции в процессе становления и развития автономии марийского народа;

– проанализировать в динамике на примере национального региона процесс воплощения в практику правовой основы регулирования вопросов формирования и укрепления милицейских кадров (подбора, расстановки, воспитания и материального обеспечения), сложившейся в продуманную систему борьбы с преступностью и обеспечения стабилизации общественного порядка к концу 30-х годов;

– рассмотреть законодательную базу функционирования органов милиции Марийского края, основные направления их деятельности, характер руководства милицией со стороны партийных и государственных органов;

– изучить основные формы участия граждан и взаимодействие милиции с трудовыми коллективами, населением и средствами массовой информации в обеспечении правопорядка;

– рассмотреть присущие для региона конкретные условия, выражавшиеся в экономической и культурной отсталости Марийского края, в сохранении феодально-патриархальных отношений, влияния языческой религии, национальных предрассудков, оказывавшие влияние на характер и результативность работы милиции.

Методологическую основу исследования составили сравнительно-правовой и исторический подходы, позволившие сопоставить сущностные характеристики организации и деятельности советской милиции в масштабе страны и выявить их региональные особенности. В работе использованы диалектический, общелогические, эмпирические, математические методы, метод формально-юридического анализа и другие методы научного познания. Системный анализ был востребован при формулировании заключений и оценок.

Теоретической базой исследования послужили концептуальные положения общей теории права, истории государства и права и уголовного права Ю.Е. Аврутина, С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, В.М. Баранова, А.В. Борисова, А.Б. Венгерова, С.А. Воронцова, Ю.Г. Галая, М.Н. Гернета, А.А. Демичева, А.С. Емелина, М.И. Еропкина, И.А. Исаева, Н.А. Катаева, И.И. Кизилова, Л.М. Колодкина, Н.С. Крапивиной, В.Н. Кудрявцева, В.М. Курицина, М. Куцина, В.В. Лазарева, Х.Х. Лойта, В.П. Малкова, А.Я. Малыгина, В.М. Манохина, М.Н. Марченко, Р.С. Мулукаева, В.Ф. Некрасова, Л.П. Рассказова, В.Б. Романовской, В.Н. Синюкова, Ю.П. Соловья, В.М. Сырых, В.Г. Тимофеева, Ю.П. Титова, В.А. Толстика, В.М. Шамарова, О.И. Чердакова, О.И. Чистякова и др. При рассмотрении теоретических проблем организации и деятельности правоохранительных органов автор использовал произведения К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина.

Обстоятельно изучены публикации, доклады видных большевиков (И.В. Сталина, Л.Д. Троцкого, Н.И. Бухарина, Я.М. Свердлова, М.И. Калинина), представителей карательных органов (А.Я. Вышинского, Ф.Э. Дзержинского, П.И. Стучки, Б.В. Грызлова).

Общетеоретическое значение при написании диссертации имели труды ученых по проблемам национальной политики: Р.Г. Абдулатипова, Л.Ф. Болтенковой, Л.М. Карапетяна, К.И. Куликова, И.А. Сарычевой, К.Н. Санукова, В.С. Соловьева, Л.А. Стешенко, В.А. Тишкова, А.В. Хлебникова и др.

Источниковую базу исследования составили нормативно-правовые акты, архивные материалы, справочные издания, периодическая печать.

Опорной базой явились законодательные и иные нормативные материалы, содержащиеся в Собрании законов СССР (СЗ СССР), в Собрании узаконений и распоряжений правительства РСФСР (СУиР РКП), в Сборнике документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917–1952 (М., 1953), в многотомнике «Декреты советской власти» и др.

Важное место в источниковой базе диссертации заняли архивные материалы. Всего было изучено более 100 фондов 2 центральных (Государственный архив Российской Федерации – Наркомат внутренних дел РСФСР; Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории – ЦК КПСС) и 6 региональных архивов (Государственный архив Республики Марий Эл, архив МВД РМЭ, Государственный архив Нижегородской области, Национальный архив Республики Татарстан, Государственный архив Кировской области, Государственный архив социально-политической истории Кировской области), где были рассмотрены документы, отражающие работу управлений областной, кантонных (районных), участковых милиций, уголовного розыска, милицейских партячеек, суда, прокуратуры, а также ревкома МАО, партийных комитетов, исполкомов всех уровней и др.

Еще одну группу источников, выступающую важным условием корректности научного исследования, представляют словари, справочники, энциклопедии, среди которых выделяются общие, специальные и имеющие узкую направленность. Рассмотрение темы в региональном контексте потребовало использования специальной литературы, как общей, так и частной.

Многоплановым историческим источником из-за богатства и разнообразия информации является юридическая и общая периодическая печать. Прежде всего это журналы: «Административный вестник», «Власть Советов», «Вестник народного комиссариата внутренних дел», «Еженедельник советской юстиции», «История государства и права», «Милиция», содержащие как глубокую теоретическую постановку различных аспектов правоохранительной деятельности, так и многочисленные факты, выступления сотрудников милиции, в которых обозначаются новые направления исследований. Насыщенным источником информации выступали газеты: центральные, местные партийно-советские, а также современные.

Итак, для освещения объекта исследования был определен достаточно объемный источниковый корпус с учетом специфики предмета изучения, реальных условий рассматриваемого периода, состояния архивного и издательского дела, а также современного уровня источниковедения.

Научная новизна исследования заключается в том, что в диссертации впервые всесторонне и комплексно изучены проблемы организации и деятельности органов милиции Марийского края в 1917–1941 годах. В ней прослежены основные этапы возникновения и развития рабоче-крестьянской милиции края, проанализированы нормативно-правовая база ее функционирования, организационно-структурные изменения, формирование личного состава, основные направления деятельности по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. Значение исследования определяется комплексным, многоаспектным характером разработки важнейших, фундаментальных характеристик развития советской милиции и выявлением на этой основе специфических особенностей ее организации и деятельности в Марийском крае в указанных хронологических рамках.

Новизна также заключается в следующем:

– на основе учета особенностей, специфических для каждой сферы деятельности правоохранительных органов, автором выделены этапы и периоды исторического развития милиции Марийского края, отличающиеся от общей периодизации;

– показано организационное построение органов милиции Марийской АССР, ее аппаратов, выявлены основные факторы, обусловившие организационно-структурные изменения в них. Высказана мысль об известном влиянии на организацию милицейских аппаратов характера существующего политического режима, а также этнической неоднородности коренного народа, в составе которого на территории республики имелись две субэтнические группы – горные и луговые, различающиеся языком, культурой, бытом, религией, хозяйственной жизнью. Дана собственная оценка прикрепления Марийской автономной области к промышленно развитому Нижегородскому краю, в состав которого входили также Чувашская АССР и Удмуртская автономная область;

– рассмотрена кадровая политика в правоохранительных органах страны в преломлении национальной автономии; выявлены общее, особенное и единичное в подборе, расстановке и профессиональной подготовке личного состава милиции региона; обоснована позиция о перманентном характере смены кадров марийской областной милиции в 30-е годы, позволившем избежать присущей для большинства регионов страны целенаправленной политики смены кадров, предусматривавшей замену кадрового аппарата, сформированного к концу 20-х годов, лояльными к победившей партийной структуре работниками; высказана своя точка зрения на утвердившуюся в отечественной историографии однозначно позитивную оценку «назначенчества», проводимого сверху; на основе обширного массива архивных источников обобщены сведения о руководителях милиции края, составлены обобщенные социальные портреты начальника РОМ и участкового милиционера;

– сравнительный анализ рыночной стоимости продуктов питания и месячного жалованья всех категорий милицейских работников областного масштаба позволил установить: а) происшедшую по сравнению с дореволюционным периодом существенную нивелировку заработной платы рядового и начальствующего состава; б) сокращение покупательской возможности работников милиции в отношении рыночной продукции в 1930 году против 1925 года;

– комплексный, многоаспектный характер исследования позволил составить целостное представление об основных направлениях деятельности милиции Марийской АССР в рассматриваемые годы. В работе показаны усилия милиции края по пресечению и профилактике правонарушений граждан, возникавших на почве национальных отношений; выделены субъективные и объективные причины, определившие особо крупные масштабы репрессивной деятельности правоохранительных органов в Марийской АССР, в которых инкриминировавшаяся ответственность за подрыв социалистического строя, советской государственности и контрреволюционную деятельность дополнялась обвинениями в национализме или шовинизме; обоснована ошибочность правовой базы, на основе которой милиция автономной республики вовлекалась в преследование марийского язычества, неправомерность возведения некоторых национальных традиций и пережитков родового быта в разряд преступлений.

На защиту выносятся следующие положения, в которых нашла отражение научная новизна исследования:

1. Историю органов милиции рассматриваемого региона с учетом нормативно-правовой базы организации органов правопорядка, характера их деятельности и динамики правового статуса Марийского края можно разделить на три этапа: 1917–1920 годы, 1921–1929 годы и 1930–1941 годы, включающие два периода – с 1930 по 1936 год и с 1937 по 1941 год. Несмотря на наличие особенностей в организации и деятельности милиции Марийского края, она создавалась и формировалась как составная часть единого государственного механизма.

2. Построение органов милиции Марийского края осуществлялось в соответствии с задачами и функциями, выполняемыми ими, административно-территориальным устройством страны, объемом выполняемых правоохранительными органами задач и оперативной обстановкой. На организационно-правовые формы построения милиции региона известное влияние оказали резкие изменения социально-экономического и политического курса страны, а также особенности их развития в Марийском крае.

Правовой основой организационного построения марийской милиции стали как общегосударственные (РСФСР, СССР), так и нормативно-правовые акты местных органов власти и управления. Ограниченные возможности государства в целом и региона, в частности, не позволяли тогда создать структуру, соответствующую состоянию оперативной обстановки, избежать отступлений от утверждавшихся штатов. Поэтому для местных аппаратов милиции была характерна организационная неустойчивость, обусловившая слабые показатели их деятельности.

3. Успех в выполнении марийской милицией возложенных на нее задач во многом определялся целенаправленной кадровой политикой, включавшей в себя организацию подбора, расстановки, подготовки и обучения кадров. Она проводилась руководством Главного управления РКМ, его органами на местах, местными органами власти и управления. Масштабность кадровой работы, разнообразие ее направлений привели к созданию кадровых аппаратов. В зависимости от конкретно-исторической обстановки, а также исторических, национальных особенностей Марийского края порядок комплектования и прохождения службы личным составом милиции региона претерпел в рассматриваемые годы существенные изменения.

Важным элементом кадровой политики явилось укрепление ее правовой основы, разработка нормативных актов и должностных инструкций. Значительная компетенция местных органов власти и управления в этом деле, характерная для первых лет Советской власти, постепенно ограничивалась и уступала место общегосударственному законодательству.

4. Важным условием формирования у сотрудников милиции профессионально-нравственных качеств, необходимых для эффективного выполнения ими должностных функций, явилась целенаправленная воспитательная работа. Она строилась с учетом изменений, происходивших в составе милиции, а также специфических особенностей региона. Воспитательная работа, носившая крайне политизированный характер, велась через образование и обучение, привлечение сотрудников к участию в решении политических, экономических и служебных задач. Она во многом обеспечила лояльность сотрудников милиции к власти, их участие в репрессиях и массовых беззакониях 30-х годов. Одновременно воспитанные на идеалах партии большевиков многие сотрудники милиции беззаветным служением долгу по праву заслужили подлинное уважение народа.

5. В рассматриваемые годы возникли и стали складываться основы государственной системы обеспечения милиции, предусматривавшей предоставление личному составу денежного, продовольственного и вещевого довольствия, а также других видов социально-правовой защиты, ставшие юридической гарантией, призванной обеспечить эффективность профессиональной деятельности сотрудников милиции. Многочисленные правовые акты, принятые в 20–30-е годы, подняли широкий пласт социальных отношений, связанных с функционированием милицейского аппарата. На основе этого нормативного материала, слабо структурированного и серьезно усложнявшего работу с ним, произошел постепенный, хотя и весьма неравномерный, рост жизненного уровня кадров милиции. Однако состояние государственного обеспечения милиции и уровень социально-правовой защиты ее личного состава носили в целом бессистемный характер и характеризовались крайне низким уровнем обеспечения.

6. Рабоче-крестьянская милиция, включая ее марийский отряд, в рассматриваемые годы претерпела серьезные изменения. Однако нормативная база строительства и деятельности милиции как органа государственной власти с самого начала была подчинена созданию милицейской системы, соответствующей задачам государственной политики строительства нового социалистического общества. Она участвовала в проведении политики «военного коммунизма», новой экономической политики, индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства, присущими ей средствами способствовала утверждению культурной революции. При этом, будучи по содержанию и форме адекватной сложившемуся тоталитарному режиму, новая организационно-правовая модель милиции, созданная к началу Великой Отечественной войны, не обеспечивала в полной мере должного уважения и соблюдения прав человека и гражданина.

7. В условиях принципиальных политических и социально-экономических изменений рассматриваемого периода, несмотря на привлечение милиции, включая ее марийский отряд, к реализации самого широкого спектра задач, в том числе и связанных с интересами победившей политической группировки, неизменными направлениями ее деятельности оставалась борьба с преступностью и охрана правопорядка. Меры по формированию нормативно-правовой базы деятельности милиции, обеспечивая охрану порядка, который управленческие структуры считали единственно допустимым, также способствовали обеспечению общественной безопасности и порядка. Однако политические и идеологические установки нередко оказывали негативное влияние на выполнении органами милиции своих непосредственных обязанностей.

8. Характер, эффективность и целенаправленность работы милиции на местах во многом зависели от конкретных условий, складывавшихся в регионе. В Марийском крае, где еще сохранялись феодально-патриархальные отношения, влияние религии, национальные предрассудки, на качестве работы отражались малая востребованность марийской милиции большой политикой, низкий уровень политизации, небольшой численный и слабый качественный состав, дефицит кадров, незначительные размеры самой республики, ее известная территориальная отстраненность от ведущих центров политической жизни страны. Все это чрезвычайно усложнило положение, в котором оказались органы милиции, замедлило процессы их структурно-правовой реорганизации.

9. Рассматриваемые годы отмечены активным участием населения в охране правопорядка, результатом чего явилось появление многочисленных форм взаимодействия органов милиции и общественности, в целом способствовавших повышению уровня охраны правопорядка. Однако с середины 20-х годов юридически статус добровольных помощников стражей порядка стал оформляться как один из составляющих системы поддержки правящего режима, борьбы с «контрреволюцией». Причем усилия по привлечению общественности к охране правопорядка стали инициироваться сверху. Это приводило к разочарованию представителей общественности, снижению их активности, спаду движения или исчезновению тех или иных форм инициативы.

10. Конкретно-историческая обстановка как в центре, так и на местах во многом определяла формы и средства борьбы с преступностью. В 1917–1920 годах борьба с преступностью являлась во многом продолжением борьбы политической, а борьба с преступниками считалась в значительной степени частью борьбы с политическими противниками. В 20-е годы особое внимание обращается на борьбу с хозяйственными преступлениями, преступлениями против собственности и против личности. При этом в период резкого обострения криминогенной обстановки широко практиковалось взаимодействие милиции, других правоохранительных органов и военного ведомства. Роль и место милиции и уголовного розыска в реализации государственной политики постепенно увеличивались.

В 30-е годы в связи с доктриной обострения классовой борьбы по мере развития социализма, провозглашенной Сталиным, милиция в значительной мере утратила защитные функции и во многом превратилась в «карающий меч революции». Охраняя революционную законность, она оказалась причастной к преследованиям представителей «враждебных» классов. Причем грань между теми, кого власть относила к «враждебным» классам, и лицами, преданными режиму, была крайне неопределенна и неустойчива.

11. Анализ показывает, что на всем протяжении исследуемого периода органы милиции были функционально перегружены. Возложение на них самых разноплановых и неопределенных обязанностей, будучи результатом отсутствия стабильности в обществе, в условиях внутриполитической борьбы давало возможность власти использовать силы правопорядка в собственных интересах. Все это мешало милиции выполнять надлежащим образом обязанности по борьбе с преступностью.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Проблемы, рассмотренные диссертантом, до настоящего момента не были предметом комплексного, многоаспектного изучения. Это обусловливает значимость проведенной работы. В результате исследования автор пришел не только к получению новых данных, но и к обобщениям, которые могут быть использованы в дальнейшей разработке историко-правовых проблем российской милиции.

Материалы диссертации применимы при проведении занятий, в подготовке учебников и учебных пособий по истории отечественного государства и права, истории России, а также при разработке специальных курсов.

Выводы исследования могут быть использованы при совершенствовании законодательства о российской милиции, при выработке мер по повышению эффективности ее деятельности. Они найдут применение в воспитании среди сотрудников милиции, в формировании у них уважительного отношения к истории, содействии соблюдению и приумножению лучших традиций борьбы с преступностью, охраны правопорядка.

Апробация исследования. Выводы и положения диссертационного исследования изложены в 35 публикациях, общий объем которых составляет 55 печатных листов. Монографическое исследование «Милиция в Марийском крае в 1917–1941 гг.: проблемы организации и деятельности» (40 п. л.), получившее положительную оценку в научных журналах и периодической печати, вышло в свет в издательстве «Логос» в Москве.

Результаты исследования докладывались на Международном историческом конгрессе финно-угроведов (Йошкар-Ола, 2003), Всероссийских научно-практических конференциях – «Актуальные проблемы теории и практики применения российского законодательства» (Чебоксары, 2005), «Вавиловские чтения» (Йошкар-Ола, 2001–2004), региональных – «Актуальные проблемы юридических наук» (Йошкар-Ола, 2001–2004) и др.

Материалы диссертации используются при чтении лекций и проведении семинарских занятий по истории отечественного государства и права, а также истории Отечества в Марийском государственном университете, что подтверждено актами внедрения научной продукции в учебный процесс.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, 4 глав, объединяющих 16 параграфов, заключения, библиографии, шести приложений (таблиц, характеризующих партийный, национальный и возрастной состав руководителей областной и районных милиций, продолжительность их работы на занимаемых должностях и др.).

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, обозначены цель и задачи, определены объект и предмет исследования, его теоретическая и методологическая основы, сформулированы выносимые на защиту положения, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы. Приведены сведения об апробации и внедрении в практику результатов исследования.

Первая глава «Формирование рабоче-крестьянской милиции в Марийском крае в первые годы Советской власти» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Возникновение и становление рабоче-крестьянской милиции в Марийском крае» исследуется процесс создания и формирования советской милиции и ее подразделений в регионе, начиная с первых дней советской власти, открывшей для населения национальных окраин, включая Марийский край, путь к обществу без социального и национального гнета, обеспечившей возможность коренных преобразований во всех сферах жизни.

В рамках этой перестройки Советское государство сразу же приступило к формированию рабоче-крестьянской милиции, правовой основы ее организации, системы подбора и источников комплектования кадров, требований, предъявляемых к сотрудникам. Раскрывая процесс ее создания, диссертант показывает сложности, ошибки, просчеты, обусловленные отсутствием на местах четких указаний центра, опыта государственного строительства, готовых образцов, которыми можно было бы воспользоваться. Отмечает наличие в силу указанных причин противоречивости и непоследовательности в действиях милиции, отражавшихся в конечном счете на темпах и качестве ее формирования.

Большое место автор уделил определению данных о количественном и социальном составе милиции края, выявил ряд особенностей ее комплектования, во многом сохранившихся и в последующие годы: дефицит подготовленных работников; преимущественное пополнение милицейских рядов выходцами из крестьян, бывшими военнослужащими, а также «назначенцами» центра, которые, как правило, определялись на начальствующие должности; учет при пополнении личного состава знания национальной специфики коренного народа, его языка, культуры, быта, традиций.

Далее в параграфе раскрывается организационное построение милиции края, ее материально-техническое обеспечение (вооружение, транспорт, служебные площади и т. п.), социальная защищенность сотрудников (денежное довольствие, жилье, обмундирование, покупательская способность).

В работе резюмируется, что, несмотря на все трудности и препятствия, за короткий срок в стране был создан специальный штатный государственный орган охраны правопорядка, построенный централизованно на единых организационных основах, что явилось одним из главных итогов созидательной практики Советов в 1917–1920 годах. Составной частью этого органа явилась и милиция Марийского края.

Во втором параграфе «Участие милиции Марийского края в осуществлении государственной политики» выделяются и рассматриваются такие аспекты деятельности милицейских формирований, как содействие в выполнении полномочий другими ведомствами и организациями, осуществление мероприятий политики «военного коммунизма», борьба с преступностью, участие в боях с интервентами и белогвардейцами.

Анализируя содержание каждого направления, автор исходит из принципиально новой оценки ситуации того периода, утвердившейся в последние годы в отечественной историографии: масштабы контрреволюционной деятельности на территории края оказались сильно преувеличенными, надуманными; в разряд контрреволюционных, кулацких были отнесены многие выступления крестьян, представлявшие собой акт отчаяния, результат неумелой социальной политики большевиков; в нормативно-правовых актах тех лет в разряд важнейшего зла для советской власти были возведены спекуляция, самогоноварение, пьянство, а лица, занимающиеся этим, квалифицировались как враги народа.

Главный вывод из сказанного: новая власть нередко сама неумелой политикой инициировала выступления против себя, порождала преступность. Рабоче-крестьянская милиция как орган государственной власти была вынуждена предотвращать их, отвлекать на них свои силы в ущерб охране правопорядка, борьбе с преступностью.

Рассматривая обозначенные проблемы, автор отмечает, что в процессе становления милиции края в годы гражданской войны ее функции во многом определялись местными органами власти. Анализ соответствующих документов привел к выводу, что работникам милиции пришлось вести решительную борьбу с теми, кто противился распределению земли, грабил и громил помещичьи усадьбы, имения купцов, фабрикантов, хозяйств зажиточных крестьян. При этом конфликты, особенно те, которые возникли на почве передела земли, в отличие от центральных районов страны, часто приобретали национальный оттенок.

Кризисное состояние экономики, передел собственности, вооруженные конфликты и неуправляемые миграционные процессы, утрата значительной частью населения жизненных ценностей и ориентиров – все это явилось благодатной почвой для дальнейшего роста преступности. Одновременно заметно снизилась мощь государства; оно стало в меньшей мере обеспечивать выполнение своих обязанностей перед гражданами. Новым властям не удалось пресечь рост преступности: грабежей, насилия, убийств.

В этих условиях в актах центральной власти была осуществлена правовая регламентация деятельности милиции в борьбе с преступностью. Декрет СНК о революционном трибунале от 28 января 1918 года в рамках содействия органам предварительного следствия предписал милиции вести ряд процессуальных действий: аресты, обыски, выемки и др. Позднее инструкция НКВД и НКЮ РСФСР «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции» от 12 октября 1918 года определила место милиции в советском государственном аппарате как органа борьбы с уголовной преступностью, органа охраны общественного порядка. На основании этих и других нормативных актов и подразделения марийской РКМ осуществляли свою деятельность, направленную на упрочение социализма, укрепление правопорядка в стране.

Вторая глава «Построение марийской областной милиции в 20–30-е годы» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Устройство органов областной милиции в условиях формирования автономии марийского народа и новой экономической политики» дается объективная оценка организационной структуре, штатной численности и дислокации милиции.

С образованием Марийской автономной области постановлением ревкома от 14 января 1921 года было учреждено областное управление милиции. Его строительство шло в соответствии с принципами, закрепленными в нормативных актах РСФСР. Однако начало 20-х годов отмечено общим кризисом в стране. В ряде регионов, включая Поволжье, разразились засуха, голод, лесные пожары. Областная парторганизация и Советы, занимавшиеся формированием милиции, были слабы. Все это отрицательно сказалось на темпах и качестве организационного строительства марийской милиции.

В работе показываются административно-правовое положение кантонных управлений милиций, явившихся основным звеном рассматриваемой системы, их задачи, функции, структура, осуществляемые в те годы мероприятия по совершенствованию их работы. Особо отмечается значение введения на основании постановления ВЦИК от 28 августа 1924 года нового административно-территориального деления в области. На базе трех кантонов (уездов) было образовано 9 кантонов. Эта реорганизация внесла существенные изменения в государственно-правовое положение административно-территориальных образований, позволила приблизить милицию к населению, способствовала своевременному разрешению актуальных вопросов охраны правопорядка.

Особое внимание в работе уделяется раскрытию процесса формирования в МАО института участковых работников милиции, ведомственной милиции, численность которой в 20-е годы быстро расширялась, в отличие от заметно поредевшей государственной милиции. Обстоятельно рассматриваются вопросы становления уголовного розыска, отмеченного его централизацией, уточнением компетенции, разграничением полномочий между ним и общей милицией.

Диссертант резюмирует, что создание марийской областной милиции явилось важнейшим событием в истории края. Оно ликвидировало разобщенность в управлении ее органами, создало более благоприятные условия для борьбы с преступностью. Однако организационная неустойчивость, несоответствие структуры областной милиции состоянию оперативной обстановки, отступления от утверждавшихся штатов, недостатки в кадровом обеспечении обусловили слабые показатели деятельности областной милиции.

Во втором параграфе «Централизация органов марийской милиции (1930–1941 гг.)» обобщается исторический опыт развития организационного устройства милиции рассматриваемого региона, показан процесс ее централизации.

Особенность организационного строительства милиции МАО заключалась в том, что оно в 1929–1936 годах осуществлялось в условиях нахождения области в составе Нижегородского края. По мнению диссертанта, прикрепление МАО к Нижегородскому краю, безусловно, явилось отражением общего процесса централизации власти. Но оно не исключило значительный потенциал регионализации в механизме управления правоохранительными органами, ибо с этого момента административный отдел облисполкома (УРКМ НКВД МАО) по ведомственной линии находился в двойном подчинении – от НКВД РСФСР и от краевого административного управления (УРКМ НКВД Горьковского края). Сам по себе ввод элементов регионализации управления, безусловно, не отвечал генеральному курсу, направленному на концентрацию власти в центре. Но он и не менял общей картины централизованного управления страной, ибо существующий механизм управления значительно стеснял возможность автономного решения местными властями возложенных на них задач.

В 1934 году создается управление НКВД МАО, в составе которого были сформированы отделы госбезопасности, милиции, пожарной охраны, актов гражданского состояния, административно-хозяйственный. При райисполкомах организовались районные отделы НКВД.

С образованием Марийской АССР (1936 г.) и принятием ее Конституции был создан Наркомат внутренних дел республики, на который возлагались обеспечение общественного порядка; охрана социалистической собственности, личной безопасности и имущества граждан; предупреждение и раскрытие преступлений; перевоспитание осужденных, содержавшихся в исправительно-трудовых учреждениях; охрана государственного и личного имущества граждан от пожаров и др.

По мере оптимизации административно-территориального устройства области совершенствовался территориальный аппарат милиции. В параграфе дана обстоятельная картина возникновения новых гор(рай)органов милиции, ставших в этом аппарате основным звеном. Отмечено негативное влияние на организационное строительство милиции отсутствия в области крупных населенных пунктов с развитой инфрастуктурой, непродуманный характер утверждения отдельных из них в качестве районных центров, частая сменяемость их статуса. Это нарушало привычные связи между управленческими структурами, порождало у работников милиции опасения по поводу сокращений штатов, перевода на новое место и др.

В 30-е годы было продолжено совершенствование внутриорганизационного устройства милицейского аппарата области. В работе отслеживаются предпосылки и процесс создания новых подразделений милиции (паспортные отделы, ОБХСС, ГАИ, политотдел и др.), анализируются их задачи и функции.

Главный итог, с которым подошла советская милиция к началу 40-х годов, по мнению диссертанта, заключался в том, что сложилась единая и целостная система нормативной базы строительства милиции, обозначились усиление централизма, снижение уровня демократизма, заметное ослабление организационных связей с республиканскими и местными органами государственной власти. Это все создало условия для усиления борьбы с преступностью, охраны правопорядка и одновременно способствовало упрочению сталинского режима.

Третья глава «Кадровые проблемы марийской милиции в 20–30-е годы» состоит из пяти параграфов. В ней исследуются правовое регулирование кадровой политики в милиции, основные ее принципы и направления, а также вопросы осуществления этой политики на практике.

Первый параграф «Правовые основы комплектования кадров милиции МАО в 20-е годы»содержит правовой анализ нормативных документов, определявших требования к милицейским кадрам, к их подбору и расстановке.

Кадровое обеспечение милиции продолжало рассматриваться как важнейшее условие укрепления законности и правопорядка в стране. Поэтому эти вопросы постоянно разрабатывались и решались в зависимости от конкретно-исторической обстановки и встававших перед правоохранительными органами задач, получали отражение в партийных документах и ведомственных актах. В параграфе прослеживается то, как на их основе в эти годы совершенствовалась работа по приему в милицию, оптимизации ее численного состава, улучшению ее социальных характеристик, налаживалась система учета милицейских кадров. Изучение персонального состава областной милиции дало возможность создать обобщенные социальные портреты начальника РОМ и участкового милиционера тех лет.

В центре внимания диссертанта находятся вопросы руководства деятельностью милиции со стороны партийных комитетов, проявившиеся в назначении и смещении кадров, создании номенклатуры, принятии организационных решений, даче указаний по конкретным делам. Методами руководства парткомов органами милиции являлись непосредственное администрирование, предварительное утверждение решений советских органов, создание партийных ячеек милиции.

В работе обосновывается вывод о том, что в результате целенаправленного воздействия, которое оказывали партийно-советские органы, социальный и качественный состав милиции формировался с учетом ее природы и классовой сущности, с тем, чтобы он наиболее полно отвечал интересам классовой борьбы, социалистического строительства, позволял наилучшим образом решать стоящие перед правоохранительными органами задачи.

Во втором параграфе «Проблемы подбора и профессиональной подготовки сотрудников областной милиции в 30-е годы» дан анализ процесса комплектования марийской милиции в предвоенное десятилетие.

В эти годы не ослаблялась забота о чистоте и улучшении качественного состава рядов милиции, продолжалось регулирующее воздействие партийно-советских органов на их рост. Это осуществлялось организационно-политическими методами, главными из которых являлись индивидуальный отбор в милицию, тщательная проверка личных качеств вступавших, высокая требовательность к ним. Утверждается практика зачисления в резерв кадров милиции наиболее перспективных работников, которые рассматривались как возможные кандидаты на начальствующие должности. С тем, чтобы они обретали необходимые навыки организаторской и управленческой деятельности, их привлекали к выполнению разного рода ответственных поручений, направляли на учебу.

Мощным инструментом бюрократизации и централизации аппарата стала номенклатурная система – списки должностей, утверждаемых ЦК ВКП(б), ЦК партий союзных республик, крайкомами и обкомами. В 1939 году номенклатура Марийского обкома ВКП(б) включала начальника УРКМ МАССР, его заместителя, начальников РОМ и их заместителей, а в номенклатуре городских и районных работников из милицейских сотрудников были представлены лишь начальники РОМ. Войдя в номенклатуру, работники переводились с должности на должность, получали монополию на власть во вверенных им структурах и разнообразные привилегии. В то же время юридически и политически они становились бесправными, поскольку полностью подчинялись партийным органам.

В итоге автор пришел к выводу, что кадровая политика советского руководства в органах милиции в 30-е годы отличалась противоречивостью. С одной стороны, имели место перманентная смена кадров, чистки аппарата, стремление назначить на руководящие должности в первую очередь по партийно-классовому признаку с учетом их лояльности к режиму. С другой стороны, заметно усилилось внимание к проблеме подготовки кадров милиции, были открыты специальные учебные заведения, в составе милиции была сформирована кадровая и воссоздана воспитательная службы.

В третьем параграфе «Коренизация органов марийской милиции

(20–30-е гг.)» представлен анализ нормативно-правовой базы деятельности органов милиции в национальном регионе, практики комплектования их лицами, знающими язык, обычаи и традиции коренного населения, особенностей учета национальной специфики в работе милиции.

Правовой анализ нормативных документов выявил некоторые принципы, характерные для комплектования личного состава милиции МАО. К ним относятся: стремление искусственно регулировать состав областной милиции по национальному признаку, преимущественное зачисление лиц коренной национальности в ряды РКМ, первоочередное определение их в число кандидатов на обучение в милицейских школах и иных учебных заведениях, более либеральные требования к общеобразовательной и специальной подготовке лиц коренной национальности при приеме на службу. Эти особенности были обусловлены отсталостью края, многонациональным характером региона, в котором марийцы составляли более половины всего населения, стремлением к скорейшей гармонизации межнациональных отношений, слабым представительством в органах милиции лиц, знающих язык, культуру, обычаи коренного населения. При этом партийные комитеты, исполкомы всех уровней требовали строжайшего соблюдения «классовой линии», вовлечения в аппарат лишь тех лиц коренной национальности, кто разделял задачи партии и советской власти.

Процесс коренизации был резко сжатым во времени и велся довольно грубыми методами, без необходимой заботы о сохранении квалифицированных кадров, о постепенности намеченных изменений. Все это рождало почву для национализма, мешало нормальной организации работы милиции.

Анализ процесса коренизации милиции МАО позволил обосновать положение об особых сложностях ее осуществления в связи с этнической неоднородностью коренного ее народа, в составе которого на территории области имелись две субэтнические группы – горные и луговые марийцы, различающиеся языком, культурой, бытом, религией, хозяйственным укладом жизни.

Особенностью формирования кадров в 30-е годы явилось то, что, наряду с требованиями по укреплению органов милиции национальными кадрами, дальнейшему распространению марийского языка, ставилась задача «очищения» управленческих аппаратов от «националистических элементов». Внимание к проблемам национальных кадров милиции ослабло, начались репрессии по отношению к ним. Это нанесло серьезный ущерб разумным тенденциям в коренизации органов милиции. Удельный вес лиц марийской национальности в них сократился и в 1939 году составил 34,6% состава областной милиции. Особенно низким был уровень их вовлечения в УР, в начальствующий состав районных и областного управлений милиции.

В работе делается вывод о том, что в целом политическое и экономическое укрепление Советского государства способствовало росту национальных кадров в органах милиции, повышению их общественно-политической активности. Однако отсутствие системы и формализм в подготовке национальных кадров, недостаточный уровень воспитательной работы среди них обусловили относительный и временный характер успехов в коренизации аппаратов. Вскоре произошло сокращение доли работников-мари в милиции, особенно в ее руководящем составе. Режим наибольшего благоприятствования, созданный для них в рамках процесса коренизации, оказался явно недостаточным, чтобы компенсировать последствия многовековой дискриминации при царском режиме. В ходе коренизации не был заложен должный запас прочности на будущее, не была взращена среди марийского населения традиция службы в органах милиции.

В четвертом параграфе «Особенности организации воспитательной работы среди сотрудников милиции национальной автономии (1921–1941 гг.)» представлен анализ основных форм, методов, средств и направлений воспитательной работы.

В диссертации обосновывается положение о том, что воспитательная работа в марийской милиции, как и в целом в стране, была направлена на обеспечение участия ее работников в претворении в жизнь генеральной линии Коммунистической партии, а также укрепление дисциплины и революционной законности, на основе которой осуществлялось совершенствование оперативно-служебной деятельности личного состава.

Характерными чертами воспитательной работы среди личного состава явились: соответствие ее содержания конкретно-исторической обстановке; доминирующая роль политического воспитания; повышение роли общественных организаций (партийных, комсомольских, профсоюзных) в утверждении марксистско-ленинского мировоззрения; стимулирование добросовестного отношения к служебным обязанностям (награждение правительственными наградами, определение победителей либо ударников социалистического соревнования и пр.).

Воспитательная работа строилась на основе общих методологических подходов и имела единое содержание. В то же время она велась с учетом особенностей Марийского края, где еще сохранялись феодально-патриархальные отношения, влияние религии, национальные предрассудки. На качестве политико-воспитательной работы отражались слабость материальной базы учреждений культуры областной милиции, низкий уровень общей культуры и образованности ее работников. Акцент в этой работе делался на политическое воспитание национальных кадров, формирование дружбы народов, преодоление местного национализма и великодержавного шовинизма, а также организацию атеистической пропаганды, преимущественно направленной против православия, но противодействовавшей и марийскому язычеству. Примечательным стало то, что массово-политические кампании проводились на родном языке в основном силами партийных комитетов, милицейских партячеек, а также работников иных правоохранительных органов.

В заключение диссертант формулирует вывод о том, что воспитательное воздействие на сотрудников милиции было составной частью общей идеологической работы в советском обществе, главным итогом которой явилось достижение общенационального подъема и достигнутое в основном социальное согласие. В то время оно осуществлялось в режиме постоянного нагнетания напряженности в обществе путем раздувания угрозы, страха перед войной, искусственного обострения классовой борьбы, внутрипартийного соперничества, борьбы с оппозицией. Это позволило воспитать в сотрудниках милиции лояльность к властям, готовность служить им верой и правдой, жертвовать многим во имя интересов государства. В тех случая, когда воспитательная работа давала сбои, оказывалась бессильной, включался механизм административного давления, насилия и репрессии.

В пятом параграфе «Государственное обеспечение и охрана социальных прав личного состава милиции в 20–30-е годы» проведен историко-правовой анализ нормативных актов, регулировавших социальное и правовое положение работников милиции, показано отрицательное влияние на ее деятельность недостатка материальных средств.

Рассматривая возникновение и складывание в 20-е годы основы государственной системы обеспечения милиции, предоставления личному составу денежного, продовольственного и вещевого довольствия, а также других видов социально-правовой защиты, диссертант отмечает, что в условиях разразившегося кризиса в стране финансирование милиции осуществлялось за счет местных бюджетов. Далее, анализируя последствия перевода милиции на местный бюджет, в параграфе показаны недостаточные размеры средств для покрытия в полном объеме ее расходов на приобретение необходимой техники, транспортных средств, ремонт объектов, осуществление оперативно-разыскной деятельности. Несмотря на увеличение заработной платы, уровень жизни всех категорий милицейских работников, по мнению диссертанта, также оставался низким; их возможности покупать по рыночной стоимости продукты питания на месячное жалованье в 1930 году существенно сократились по сравнению с 1925 годом. Отмечается нивелировка в уровне оплаты труда командного и рядового состава милиции по сравнению с дореволюционным периодом.

Как итог, перевод на местный бюджет, испытывавший постоянный дефицит, привел к сокращению штатов милиции и уголовного розыска по сравнению с нормами, выработанными НКВД, хроническому некомплекту личного состава, низкому образовательному и культурному уровню сотрудников, относительно высокой преступности в милицейской среде, чрезмерной децентрализации управления правоохранительными органами.

В целях устранения указанных недостатков и улучшения обеспечения милиции был осуществлен перевод ее на централизованное финансирование, юридически закрепленный в Положении о рабоче-крестьянской милиции (1931 г.), были существенно усилены в дальнейшем гарантии социальной и правовой защиты ее сотрудников. Это положительно сказалось на деятельности областной милиции. Одновременно отмечается, что наличие большого объема социальной власти в условиях дефицита и острой проблемы неудовлетворенного спроса обеспечивало сотрудникам милиции больший доступ к различным социальным благам.

Четвертая глава «Основные направления деятельности милиции Марийской АССР» состоит из семи параграфов. Она посвящена рассмотрению роли областной милиции в реализации государственной политики, борьбе с преступностью и охране правопорядка.

В первом параграфе «Специфика обеспечения законности в деятельности областной милиции в условиях формирования культа личности: нормативная база и практика» рассмотрены способы обеспечения законности в деятельности органов милиции Марийской АССР: контроль, прокурорский надзор, обжалование неправомерных действий сотрудников милиции, ответственность сотрудников милиции.

Анализируя содержание каждого из указанных направлений обеспечения законности в деятельности милиции, автор отмечает нарастание по мере утверждения сталинизма нарушений норм права, усиление политических репрессий в обществе. В стране постепенно установилось господство принципа «двойного стандарта», при котором требования о строгом, неуклонном соблюдении и исполнении норм права всеми службами, подразделениями и сотрудниками органов милиции одновременно сопровождались формально-юридическим обоснованием и оправданием уничтожения «враждебных» классов. Вопросы охраны общественного порядка, обеспечения прав и свобод граждан, их защиты от противоправных посягательств стали основываться не только на законодательных актах как основных источниках права, но и огромном массиве решений партийных органов. Произошла деформация уголовного и уголовно-процессуального законодательства, вектором которой в 30-е годы стала ставка на насилие, ослабившая социальную и правовую защищенность граждан, открывшая путь к беззаконию и произволу. При этом нарушения законности в деятельности правоохранительных органов, включая милицию, особенно масштабный характер приобрели в национальных регионах, в том числе и в Марийской АССР, в которых инкриминированная ответственность за подрыв социалистического строя, советской государственности и контрреволюционную деятельность дополнялась обвинениями в национализме или шовинизме.

Однако, как отмечается в диссертации, несмотря на деструктивные процессы в обществе, порождавшие причины и создававшие условия для нарушения законности, для большинства работников милиции главным критерием в работе оставались верность служебному долгу, преданность профессии, патриотизм.

Во втором параграфе «Роль органов областной милиции в преодолении голода, хозяйственной разрухи и обеспечении восстановления народного хозяйства»показана в комплексе вся сложность положения, в котором оказалась область в период внедрения новой экономической политики, раскрыты правовые основы деятельности органов милиции МАО.

Системный кризис, охвативший общество в первые годы нэпа, вызвал нарастание социальной напряженности, девальвацию многих традиционных нравственных ценностей, резкое снижение законопослушания. Падение реальных доходов населения, безработица, сокращение производства – все это способствовало резкому росту противоправных посягательств, снижению уровня и надежности правопорядка. Приняв на себя основную тяжесть борьбы с преступностью, органы милиции и уголовного розыска противостояли участившимся фактам грабежей, разбойных нападений, убийств, спекуляции и мешочничества.

Важнейшей сферой деятельности областной милиции в начале 20-х годов стало не только обеспечение безопасности людей, охрана и защита государственной и общественной собственности, личного имущества граждан, но и содействие их спасению от чудовищных пожаров, бушевавших в лесах области, борьба с голодом, ликвидация последствий, выражавшихся в росте противоправных тенденций. В работе на основе обширного фактического материала дана развернутая картина того, как в условиях перехода к новой экономической политике, развития рыночных отношений в экономике сотрудники милиции и уголовного розыска активно боролись с врагами советской власти, пресекали нелегальную деятельность частных торговцев, противодействовали хозяйственным и должностным преступлениям, выявляли взяточников и расхитителей, очищали управленческий аппарат, снабженческо-сбытовые и другие хозяйственные органы от проникших в них чуждых элементов и аферистов, производили дознания, предварительное следствие, а также осуществляли исполнение наказания, способствуя тем самым более успешному претворению в жизнь мероприятий партии и правительства.

В третьем параграфе «Органы милиции в проведении индустриализации в Марийской автономной области» показаны роль и место областных стражей порядка в решении исторической задачи качественного скачка из аграрного в индустриальное общество, курс на реализацию которой был провозглашен на XIV съезде партии (декабрь 1925 г.) и законодательно закреплен в апреле 1927 года IV съездом Советов СССР.

В работе обосновывается суждение о том, что с конца 20-х годов в социально-экономической жизни страны органы милиции начинают играть особую роль, обусловленную тем, что основным средством мобилизации всех ресурсов на осуществление индустриализации как одного из определяющих явлений предвоенных лет И.В. Сталин избрал концепцию «классовой войны», в соответствий с которой были проведены масштабные кампании по привлечению финансовых средств населения для развития промышленности, борьбе с разбазариванием средств и материальных ценностей, злоупотреблениями и бесхозяйственностью на промышленных предприятиях и объектах капитального строительства, укреплению трудовой дисциплины, формированию рабочего класса. В условиях отсутствия должной поддержки в обществе отличительной чертой этих кампаний было широкое использование принудительных мер, активное привлечение правоохранительных органов к реализации избранного курса.

Диссертант отмечает, что деятельность милиции по указанным и иным направлениям заметно усложнялась тем, что она не имела необходимой опоры в производственных коллективах прежде всего из-за их преимущественно маргинального характера, отсутствия сложившихся в них трудовых и иных традиций, неспособности руководства оказывать на своих рабочих должного воспитательного воздействия. Малознакомые друг с другом вчерашние селяне, деклассированные элементы, влившись в трудовой коллектив, не испытывали воспитательного эффекта общественного мнения. Слабыми помощниками в утверждении правопорядка оставались партийные, комсомольские и иные общественные организации.

В работе показаны усилия милиции по пресечению правонарушений, совершавшихся на национальной почве. Реализация политики новых властей, направленной на укрепление многонационального государства, сплочение его народов, позволила существенно расширить ряды рабочего класса из числа коренного населения, сформировать многонациональные, сплоченные трудовые коллективы.

Анализ деятельности областной милиции в указанный период позволил сделать вывод о том, что она сыграла важную роль в индустриализации страны, в форсированном подъеме промышленности. Однако, находясь на службе тоталитарного режима, милиция оказалась причастной к организации тотального полицейского надзора, вмешательства в жизнь человека и всего общества. Она была вынуждена неадекватно состоянию преступности широко применять методы насилия и принуждения.

Четвертый параграф «Участие областной милиции в обеспечении социального переустройства села» посвящен раскрытию роли органов правопорядка в осуществлении коллективизации сельского хозяйства как одной из ключевых задач государственной политики.

Диссертант отмечает, что в период коллективизации личный состав милиции работал в составе следственно-оперативных бригад, создававшихся на время весенне-посевных и уборочных работ, участвовал в выявлении и раскулачивании кулацких семей, конвоировании их к пунктам сбора и т. д. На большом документальном материале показана роль милиции как органа государственной власти в подавлении вооруженных мятежей кулаков, в противодействии террору, поджогам, порче колхозного имущества, саботажу на хлебном фронте, а также в пресечении незаконной деятельности духовенства, стремившегося использовать допускавшиеся в борьбе с религией извращения, чтобы настроить верующих против партии и государства. Работники милиции вели дознание, устанавливали виновных, производили аресты.

Массовое привлечение милицейских работников к проведению хозяйственно-политических кампаний, по мнению диссертанта, серьезно мешало укреплению общественного порядка. Отрицательно сказалось и выполнение операций по раскулачиванию крестьянства, изъятию «контрреволюционных и чуждых элементов», для проведения которых органы милиции и уголовного розыска оперативно были подчинены ОГПУ.

Далее в работе рассматривается участие милиции в охране объектов социалистической и колхозно-кооперативной собственности, в осуществлении крупных мероприятий, связанных с упорядочением колхозного землепользования.

Оценивая участие милиции в социальном переустройстве села, диссертант отмечает невозможность вывести точный баланс его негативных и позитивных последствий. С одной стороны, многочисленные факты и документы показывают сопричастность органов милиции к драматическим поворотам судьбы миллионов жителей села, к своеобразной системе геноцида наиболее трудолюбивой части крестьянства. С другой – перестройка сельской жизни на социалистической основе, осуществление аграрной политики партии, развитие сельскохозяйственного производства и укрепление правопорядка на селе в предвоенное десятилетие – это тоже во многом результат усилий милиции.

Показу работы органов милиции, ее структур по пресечению преступности и охране правопорядка посвящен пятый параграф «Деятельность оперативных подразделений милиции и ее правовая основа (1926–1941 гг.)».

Диссертант обосновывает положение о том, что усиление авторитарного режима, сопровождавшееся возрастанием объема работы, выполняемой милицией, к началу Великой Отечественной войны превратило ее в мощный репрессивный аппарат реализации государственной власти. Наряду с профилактикой правонарушений и раскрытием нередко маловажных, но возведенных в ранг серьезных преступлений, работники милиции стали привлекаться к борьбе с политическими противниками (как правило, мнимыми) советского строя («врагами народа»), вредителями, шпионами, диверсантами, рассматривавшейся в качестве центральной задачи областной милиции.

Проанализирована работа уголовного розыска, который постепенно наладил подбор и использование тайной агентуры, ограничил число арестов и улучшил следствие. Рассмотрена деятельность аппарата БХСС, созданного в конце 30-х годов для борьбы с экономическими преступлениями.

Указывая на множественный характер субъектов и источников правового регулирования правоохранительной деятельности милиции, диссертант особое внимание уделил анализу постановлений и распоряжений местных исполкомов, а также распоряжений административных отделов, областного и районных управлений милиции и уголовного розыска.

Опираясь на обширный круг документальных источников, автор показал, что областная милиция активно противостояла самогоноварению и хулиганству, вооруженным ограблениям граждан и государственных учреждений, занималась предупреждением и раскрытием краж, пресекала деятельность многочисленных шаек воров, грабителей и др. Это требовало от органов правопорядка использования самых разных методов и средств противодействия преступности, включая формирование системы осведомителей, преследования, прочесывания местности, подворные обходы, опросы, оперативные наблюдения и др.

В работе отмечается невысокий уровень раскрываемости преступлений, многие официальные данные по этому поводу оцениваются диссертантом как результат статистических манипуляций. Показаны многочисленные недостатки и упущения: неправильная квалификация преступлений, самоустранение старшего оперативного состава от следственной работы и др. Во многом из-за этого, несмотря на возросшие задачи, оценка роли и места милиции в системе правоохранительных органов сохранялась низкой.

В шестом параграфе «Административная деятельность органов областной милиции (1921–1941 гг.)»представлен анализ основных направлений административной деятельности милиции, получивших нормативное закрепление: наблюдение за проведением в жизнь обязательных постановлений исполкомов и других органов советской власти, обеспечение паспортного режима, борьба с беспризорностью и правонарушениями несовершеннолетних.

В работе выявлен ряд тенденций административной деятельности милиции: многочисленные нарушения процедуры издания обязательных постановлений, порядка наложения административных взысканий, стремление властей решать проблемы пополнения местных бюджетов за счет населения. Однако в целом деятельность милиции Марийского края по наблюдению за реализацией обязательных постановлений, а также по применению административных взысканий автор оценивает позитивно.

В диссертации подробно рассмотрены законодательно закрепленные функции органов милиции по паспортизации в 30-е годы. Показана их работа по выявлению антисоциальных элементов, розыску скрывавшихся от суда и следствия лиц. Паспортизация населения и введение института прописки, по мнению автора, «привязывали» граждан к конкретным административно-территориальным единицам, способствовали формированию разветвленной системы сыска и учета преступников и потенциально опасных для режима людей, установлению тотального гласного административного надзора за гражданами страны и иностранцами.

Ликвидация беспризорности и борьба с правонарушениями несовершеннолетних детей стала еще одной важной задачей Советского государства. Огромные усилия в ее реализации, предусматривавшей выявление и контроль за безнадзорными детьми, неблагополучными семьями, охрану прав ребенка, оказание социальной помощи и профилактическую работу, приложили органы милиции.

В параграфе на большом фактическом материале показана роль милиции в изъятии сирот и беспризорных детей с улицы, устройстве их в детские учреждения, в сборе пожертвований для этих детей, в организации недель борьбы с беспризорностью и др. Отмечается постепенное увеличение роли милиции в выполнении этой общегосударственной задачи, особенно с возникновением в 30-е годы второй волны беспризорности.

Известное отстранение милиции от борьбы с беспризорностью и с правонарушениями несовершеннолетних в первые годы советской власти диссертант рассматривает как результат переоценки методов убеждения, невысокого общественного престижа самой милиции. Одновременно оно явилось и следствием осознанного стремления общественности оградить детей от грубого вмешательства милиции как силового органа в воспитательный процесс.

Рассмотрение деятельности милиции по ликвидации беспризорности и пресечению правонарушений несовершеннолетних сопровождается детальным анализом сети детских учреждений области, где пребывали беспризорные дети и подростки, ее динамики, показаны условия содержания и воспитания в них. Несмотря на огромные усилия властей, окружить детей должным вниманием и заботой не удалось. Автор резюмирует, что меры профилактики беспризорности – создание детских домов, приютов и прочих учреждений – не всегда оправдывали себя. Не везде число детских учреждений, условия содержания и воспитания в них соответствовали нормальному уровню жизни детей.

Не всегда приносили пользу такие меры, как лишение свободы и содержание в закрытых учреждениях беспризорных детей, совершивших какие-либо проступки. В то же время совместные усилия милиции и общественности, направленные на преодоление беспризорности и борьбу с преступностью несовершеннолетних, позволили сотням тысяч, миллионам молодых людей найти свое место в жизни, создать семью, стать полноценными членами общества.

Таким образом, в рассматриваемые годы административная деятельность явилась важнейшим направлением работы областной милиции. Она высветила существенные пробелы и неопределенности ее нормативно-правовой базы, а также несоответствие ряда норм требованиям эффективной деятельности милицейского аппарата.

В седьмом параграфе «Участие граждан в обеспечении правопорядка» дается анализ организационных и правовых основ взаимодействия органов милиции и общественности в охране правопорядка и укреплении законности.

В работе обосновывается положение о том, что успешное выполнение задач и функций, возложенных на рабоче-крестьянскую милицию, во многом зависело от непосредственной связи ее с трудовыми коллективами, населением и средствами массовой информации.

Рассматривая поставленные проблемы, диссертант показал многообразие форм привлечения населения МАО к обеспечению правопорядка: организация шефского движения, квартдомкомов, формирование института ночных сторожей, создание отрядов самоохраны, компетенция которых определялась нормативными актами местных органов власти и управления.

В параграфе прослеживается и работа так называемых обществ содействия органам милиции, реорганизованным позднее в бригады содействия милиции. При изучении конкретных форм участия общественности в обеспечении правопорядка показан неоднозначный характер процесса юридического оформления статуса добровольных помощников милиции как одного из составляющих системы поддержки правящего режима, борьбы с «контрреволюцией».

Диссертант отмечает, что взаимодействие милиции с общественностью осуществлялось путем обмена информацией о состоянии общественного порядка и общественной безопасности; совместного планирования и проведения мероприятий по обеспечению охраны общественного порядка и общественной безопасности, по предупреждению и пресечению правонарушений; оказания органами милиции содействия и поддержки общественным формированиям в выполнении возлагавшихся на них задач в сфере правопорядка; обучения сотрудниками органов милиции членов общественных формирований методам и формам предупреждения и пресечения правонарушений, проведения с ними работы по правому обучению; оказания методической и иной помощи в планировании и учете их работы.

В качестве важнейшего условия выполнения своих задач и функций органы милиции рассматривали поддержание ими связи со средствами массовой информации. Для этого они обеспечивали выступления милицейских работников в периодической печати, укрепляли связи с рабселькорами, вели борьбу против попыток их преследования на почве общественной работы. Находя эту работу в целом весьма значимой и необходимой, диссертант отмечает, что она во многом явилась частью процесса манипуляции общественным сознанием, характерным для эпохи сталинизма, и была направлена на утверждение в сознании людей представления о советской милиции как «горячо любимой», справедливой защитницы интересов личности.

Проведенный анализ позволил заключить, что практика взаимодействия органов милиции и общественности, получившая неоднозначную оценку в отечественной историографии, несмотря на ее очевидные недостатки (административное принуждение граждан к участию в охране правопорядка, недостаточная их вовлеченность в это дело и прочее), в рассматриваемые годы в основном себя оправдала.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, делаются теоретические выводы и обобщения.

1. Нормативная база строительства и деятельности органов охраны правопорядка включала как важнейшие, фундаментальные характеристики их развития, так специфические особенности ее проявления на местах. К числу фундаментальных характеристик организационно-правовых начал деятельности милиции того времени в целом следует отнести:

– защиту революционных завоеваний советской власти, осуществление карательной политики по отношению к классово чуждым элементам, охрану правопорядка и борьбу с преступностью;

  • ее идеологизированность. Милиция руководствовалась не только законодательными и иными нормативными актами нового государства, но и непосредственно постановлениями ЦК ВКП(б);
  • незначительную роль собственно республиканских (РСФСР) нормативных правовых актов. Все основные вопросы организации деятельности милиции России должны были решаться и решались на уровне органов государственной власти и управления СССР;
  • чрезмерно преувеличенную роль ведомственных актов НКВД СССР, многие из которых являлись недоступными для всеобщего ознакомления;
  • заметное место локальных нормативно-правовых актов, представленных решениями областного, кантонных (районных) комитетов партии, исполкомов Советов всех уровней, управлений областной, кант(рай)милиций;
  • слабую структурированность и взаимосогласованность нормативно-правовых актов о милиции из-за отсутствия ее целостной концепции;
  • множественность функций советской милиции;
  • жесткую централизацию руководства деятельностью милиции;

– направленность на реализацию не всегда популярных и демократических установок органов власти и управления. Это было обусловлено характером государственной политики, основу которой составили ограничения идеи свободы личности, попытки поставить выше всего интересы класса, партии, искусственное отождествление интересов общества и личности, призванное служить теоретическим прикрытием диктаторских методов управления страной, а также необоснованных репрессий против миллионов людей.

Анализ поставленных нами проблем позволяет также назвать несколько отличительных черт, присущих марийской областной милиции как одному из отрядов рабоче-крестьянской милиции национальных регионов, а именно:

– существенная роль национального характера административно-территориального устройства Марийского края, имеющего свою специфику, определившего особенности организационного построения и деятельности областной милиции;

– определяющее место центра в формировании милицейских кадров, особенно начальствующего состава;

– коренизация личного состава областной милиции. Комплектование его на базе протекционизма в отношении национальных кадров, что было обусловлено отсталостью края, необходимостью гармонизации межнациональных отношений, желанием властей добиться поддержки революционных преобразований, осуществляемых партией большевиков;

– необходимость пресечения преступных деяний, в которых присутствовали мотивы национальной вражды и неприязненных отношений на национальной почве;

– учет специфики борьбы с правонарушениями, истоки которых восходили к древним национальным обычаям и традициям.

В силу специфических природно-климатических, исторических, национальных условий Марийского края в организации и деятельности областной милиции учитывались также особенности, которые были присущи не всем регионам:

– перманентный характер обновления кадров Марийской областной милиции в 30-е годы. Здесь не нашла реализацию характерная для большинства регионов страны целенаправленная политика замены кадрового аппарата, сформированного к концу 20-х годов;

– вовлечение милиции к преследованиям марийского населения, исповедовавшего язычество и лишенного правовых гарантий равенства с другими конфессиями;

– особенно значимые масштабы репрессивной деятельности правоохранительных органов республики, обусловленные тем, что ее гражданам, наряду с ответственностью за приписываемый им подрыв социалистического строя, советской государственности и контрреволюционную деятельность, инкриминировались обвинения в национализме или шовинизме;

– преодоление трудностей в осуществлении коренизации милицейского аппарата, связанных с утвердившимися в сознании марийского народа еще в период царизма представлениями о власти как инонациональной, а потому чуждой для него.

2. Основными факторами, определившими организационное построение областной милиции, явились национально-территориальное и национально-государственное устройство региона, его административно-территориальная структура, оперативная обстановка, специфические условия, задачи, функции и объем выполняемых милицейским аппаратом работ. Характер организационного устройства милиции и основные направления и принципы ее деятельности, определенные нормативно-правовыми актами СССР, РСФСР и местных органов власти и управления, в целом отвечали социально-политической ситуации в стране. Однако невозможность создания структуры, соответствующей состоянию оперативной обстановки, в связи с отсутствием достаточных финансовых средств негативно сказалась на результативности деятельности милиции.

3. Разработка правовых основ регулирования вопросов формирования и укрепления милицейских кадров была направлена на тщательный подбор, расстановку и воспитание преданных идеалам партии и социализма, глубоко сознающих классовые интересы, обладающих высокими профессиональными качествами работников. Накапливая опыт, непосредственно включаясь в политику социалистического строительства, кадровый корпус милиции постоянно совершенствовался и к началу Великой Отечественной войны сложился в достаточно надежную силу борьбы с преступностью и обеспечения стабилизации общественного порядка.

4. Работа по формированию и совершенствованию милиции с самого начала предусматривала создание милицейской системы, соответствующей задачам реализации государственной политики. Однако выполнение установок властей, зачастую не совпадавших с насущными интересами граждан и вызывавших различные формы протеста, не гарантировало со стороны правоохранительных и иных органов управления должного уважения и соблюдения прав человека и гражданина.

5. Резкие перемены основ общества, происходившие в рассматриваемые годы, сопровождались высоким уровнем противоправных действий. Поэтому, несмотря на использование органов милиции в реализации весьма разноплановых задач, борьба с преступностью, нарушениями общественного порядка занимала в их деятельности ключевое место. Формы и средства этой борьбы, прежде всего, зависели от конкретно-исторической обстановки как в центре, так и на местах.

6. Рассматриваемые годы отмечены активным участием населения в охране правопорядка, результатом чего явилось появление многочисленных форм взаимодействия органов милиции и общественности, в целом способствовавших повышению уровня охраны правопорядка. Однако с середины 20-х годов юридический статус добровольных помощников стражей порядка рассматривался как один из составляющих системы поддержки правящего режима, борьбы с «контрреволюцией». Причем усилия по привлечению общественности к охране правопорядка стали инициироваться сверху. Это приводило к разочарованию представителей общественности, снижению их активности, спаду движения или исчезновению тех или иных форм инициативы.

7. Несмотря на большие издержки в деятельности, заслуживающие самого сурового осуждения, советская милиция служила гарантом существования и развития общества и государства, решительно противостояла криминальному миру, активно пресекала противоправную деятельность.

8. Изучение истории органов милиции и правовой базы ее деятельности продолжает представлять большой научный и практический интерес. Особенно важным является исторический опыт обеспечения порядка и безопасности в наиболее сложный и значимый период истории, такой, каким, на наш взгляд, был период с 1917 по 1941 год. Беспристрастный и целостный его анализ поможет полноценно использовать его достижения, исключить недостатки и упущения, прогнозировать в известной мере тенденции развития в будущем.

Особую актуальность приобретают сегодня исследования, проводимые в региональном масштабе – в областях, краях и национальных республиках, дающие возможность более детально и глубоко рассмотреть сложную, многогранную деятельность милиции.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Монографии

  1. Иванов В.А. Милиция в Марийском крае в 1917–1941 гг.: проблемы организации и деятельности: Монография. – М., 2005. – 640 с.
  2. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  3. Иванов В.А. Особенности и проблемы формирования кадров милиции региона в 1920-х гг. // Региональные и глобальные проблемы: историко-гуманитарные аспекты: Сборник научных статей / Под ред. А.И. Сухарева и В.В. Козина // Регионология. – 2004. – № 4. – Приложение. – С. 81–92.
  4. Иванов В.А.
  5. Проблемы специальной и общеобразовательной подготовки кадров марийской областной милиции в 1930-е годы // Интеграция образования. – 2005. – № 5. – С. 36–44.
  6. Иванов В.А.
  7. Участие граждан Марийской АССР в обеспечении правопорядка в 1920–1930-е гг. // Проблемы комплексного развития Республики Марий Эл: Сборник научных статей / Под ред. А.И. Сухарева и В.В. Козина // Регионология. – 2005. – № 6. – Приложение. – С. 25–36.
  8. Иванов В.А.
  9. Специфика обеспечения законности в деятельности органов милиции Марийской АССР после «большого террора» / В.А. Иванов, Е.В. Соловьев // Проблемы комплексного развития Республики Марий Эл: Сборник научных статей / Под ред. А.И. Сухарева и В.В. Козина // Регионология. – 2005. – № 6. – Приложение. – С. 36–50.
  10. Иванов В.А.
  11. Государственное обеспечение марийской областной милиции и охрана социальных прав ее личного состава в 1920-е годы // Регионология. – 2005. – № 3. – С. 212–224.

    Иные публикации

  12. Иванов В.А. Основной закон в действии // Политическая агитация: орган Марийского обкома КПСС. – 1988. – № 18. – С. 2–6.
  13. Иванов В.А.
  14. Руководители республики // Политическая агитация: орган Марийского обкома КПСС. – 1989. – № 1. – С. 15–17.
  15. Иванов В.А
  16. . Наш Основной Закон // Политическая агитация: орган Марийского обкома КПСС. – 1989. – № 18. – С. 2–6.
  17. Иванов В.А.
  18. С высоты пройденного // Ориентир: орган Марийского рескома КП РСФСР. – 1990. – № 20. – С. 2–5.
  19. Иванов В.А.
  20. Политология. Программа курса, планы семинарских занятий, темы рефератов и контрольных работ / Ю.И. Оловянишников, Г.Е. Шкалина, В.А. Иванов. – Йошкар-Ола, 1991. – 25 с.
  21. Иванов В.А.
  22. История. Методические указания по изучению курса для студентов очной и заочной форм обучения по специальности «Юриспруденция» / В.С. Соловьев, А.С. Карачев, В.А. Иванов. – М., 1997. – 32 с.
  23. Иванов В.А.
  24. Органы милиции МАО в борьбе с самогоноварением в условиях новой экономической политики // Государство и право: актуальные вопросы истории и современности: Марийский юридический вестник. – 2001. – № 1. – С. 48–52.
  25. Иванов В.А.
  26. Национальные кадры в органах милиции Марийской автономной области в 20-е годы // Пятые Вавиловские чтения. Мировое сообщество и Россия на путях модернизации: Материалы постоянно действующей Всероссийской междисциплинарной научной конференции: В 2 ч. – Йошкар-Ола, 2001. – Ч. II. – С. 90–93.
  27. Иванов В.А.
  28. Некоторые аспекты укрепления стабильности кадров советской милиции в Марийском крае (1918–1920 гг.) // Шестые Вавиловские чтения. Россия и мировое сообщество в поисках новых форм стабильности: Материалы постоянно действующей Всероссийской междисциплинарной научной конференции: В 2 ч. – Йошкар-Ола, 2002. – Ч. II. – С. 19–22.
  29. Иванов В.А.
  30. Творцы и жертвы беззаконий и произвола: из истории марийской милиции (1937–1941 гг.) // Государство и право: актуальные вопросы истории и современности: Марийский юридический вестник. – 2002. – № 2. – С. 71–80.
  31. Иванов В.А.
  32. О коренизации милиции Марийской автономной области в 20-е годы // Пути развития образования в XXI веке: Материалы III Российско-Американской региональной конференции. 30–31 октября 2002 года. – Йошкар-Ола, 2002. – С. 137.
  33. Иванов В.А.
  34. К вопросу о противоборстве сил революции и контрреволюции в первые годы советской власти в Марийском крае // Седьмые Вавиловские чтения. Глобализация и проблемы национальной безопасности России в XXI веке: Материалы постоянно действующей Всероссийской междисциплинарной научной конференции: В 2 ч. – Йошкар-Ола, 2003. – Ч. I. – С. 335–337.
  35. Иванов В.А.
  36. Первые шаги (к вопросу о начальном этапе деятельности марийской милиции) // Шестые Вавиловские чтения. Актуальные проблемы современного научного знания: Сборник научных статей. – Йошкар-Ола, 2003. – С. 252–262.
  37. Иванов В.А.
  38. Марийская областная милиция в борьбе с преступностью в 30-е годы // Проблемы юридической науки и практики в России. – Йошкар-Ола, 2003. – С. 29–35.
  39. Иванов В.А.
  40. В трудную пору (о некоторых аспектах организации снабжения милиции МАО в 20-е годы) // Актуальные проблемы юридических наук. – Йошкар-Ола, 2003. – С. 17–23.
  41. Иванов В.А.
  42. Укрепление партийного влияния в марийской областной милиции в 1930-х годах: плюсы и минусы // Архивный вестник. Йошкар-Ола, 2004. – С. 41–52.
  43. Иванов В.А.
  44. Руководители органов советской милиций Марийского края (1918–1941 гг.) // Ончыко. – 2004. – № 7. – С. 17–29.
  45. Иванов В.А.
  46. Противодействие спекуляции: из истории деятельности марийской милиции (1930–1941 гг.) // Государство и право: актуальные вопросы истории и современности: Марийский юридический вестник. – 2004. – № 3. – С. 15–23.
  47. Иванов В.А.
  48. Деятельность органов милиции Марийской автономной области в 1926–1930 годах // Вестник Марий Эл. – 2004. – № 2 (16). – С. 53–62.
  49. Иванов В.А.
  50. Марийская областная милиция: обязательные постановления и административные взыскания (1918–1941 гг.) // Вестник Марий Эл. – 2004. – № 3(17). – С. 52–61.
  51. Иванов В.А.
  52. О некоторых аспектах коренизации органов милиции МАО в 1920-е годы // Формирование, историческое взаимодействие и культурные связи финно-угорских народов: Материалы III Международного исторического конгресса финно-угроведов. – Йошкар-Ола, 2004. – С. 291–297.
  53. Иванов В.А.
  54. Роль марийской областной милиции в проведении паспортизации в 1930-е годы // Восьмые Вавиловские чтения. Мировоззрение современного общества в фокусе научного знания и практики: Сборник материалов: В 2 ч. – Йошкар-Ола, 2004. – Ч. 2. – С. 20–22.
  55. Иванов В.А.
  56. Борьба марийской милиции с дезертирством в первые годы советской власти // Труды института финно-угроведения. – Йошкар-Ола, 2004. – Вып. I. – С. 100–106.
  57. Иванов В.А.
  58. Марийская милиция: краткая летопись событий (1918 – июнь 1941 г.) // Марийский археографический вестник. – 2004. – № 14. – С. 253–271.
  59. Иванов В.А.
  60. Кадровое строительство милиции в первые годы советской власти как фактор безопасности общества (на примере РМЭ) // Восьмые Вавиловские чтения. Мировоззрение и безопасность современного общества в фокусе научного знания и практики: Сборник материалов / Под общ. ред. В.П. Шалаева. – М.; Йошкар-Ола, 2005. – С. 130–140.
  61. Иванов В.А.
  62. О некоторых аспектах организации воспитательной работы среди сотрудников милиции Марийской АССР в 1930-е годы // Актуальные проблемы юридических наук: Материалы научной конференции. – Йошкар-Ола, 2005. – С. 74–83.
  63. Иванов В.А.
  64. Из истории марийской областной милиции: борьба с беспризорностью 1930-е годы // Актуальные проблемы теории и практики применения российского законодательства: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 22–24 апреля 2005 г.: В 2 ч. – Чебоксары, 2005. – Ч. II. – С. 230–235.
  65. Иванов В.А.
  66. Некоторые аспекты участия органов милиции в проведении индустриализации в Марийской автономной области // Проблемы истории Марий Эл и Поволжья в ХХ веке: Сборник материалов научной конференции, посвященный 80-летию со дня рождения профессора В.Ф. Пашукова. – Йошкар-Ола, 2005. – С. 56–67.
  67. Иванов В
  68. .А. Структура, динамика и специфика преступности в национальном регионе в 1920-е годы // Региональные аспекты экономики, управления и права в современном обществе: Межвузовский региональный сборник статей. – Йошкар-Ола, 2005. – Вып. 3 – С. 134–143.

Общий объем опубликованных работ – 55 п. л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Корректор Н.Н. Кукушкина

Компьютерная верстка Т.М. Солдаевой

 

 

Тираж 100 экз. Заказ

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

 

603600, Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.