WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК ФОРМА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ В УСЛОВИЯХ ГОСУДАРСТВА ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

Северо-Кавказская академия государственной службы

На правах рукописи Зуева Юлия Александровна

САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК ФОРМА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ В УСЛОВИЯХ ГОСУДАРСТВА ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

Специальность: 12.00.01 - теория и история права и государства; история правовых учений

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону 2003


2

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права Ростовского государственного университета

Научный руководитель:    кандидат юридических наук, доцент Любашиц Валентин Яковлевич

Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор Медведев Станислав Николаевич кандидат юридических наук, доцент Крыгина Ирина Александровна

Ведущая организация:     Кубанский государственный университет

Зашита   диссертации   состоится   14   февраля   2003г.   в          часов   на   заседании

диссертационного  совета  ДМ  502.008.01   Северо-Кавказской   академии  государственной службы (344007, г. Ростов-на-Дону, ул.Пушкикская, 70, зал      ).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке СКАГС.

Автореферат разослан «.                                       . 2003 г.


Ученый секретарь диссертационного совета.

п  II    -ю<-  /Y3.V. Догадайло

кандидат юридических наук, доцент


s-757


з


Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертационного исследования. Построение демократического правового государства предполагает наличие эффективно функционирующей системы общественного самоуправления. Самоуправление в Российской-Федерации, как одна из конституционных форм осуществления народом принадлежащей ему власти, одновременно рассматривается и в качестве демократического способа социального управления обществом. Характерная черта данного института власти — это не только статусное закрепление самостоятельности и автономного- функционирования общественного самоуправления от системы государственных органов, но в большей мере деятельность, предполагающая самоорганизацию, самоуправление и самоответственность населения при решении вопросов местного значения. Поэтому анализ сущности института самоуправления в условиях государства переходного типа имеет актуальное значение.

Данная проблема имеет давнюю традицию осмысления, берущую начало от рассмотрения опыта самоуправления в Западной Европе мыслителями Нового времени. Таким образом, история вопроса насчитывает не одну сотню лет. В разных странах сформировались и существуют различные варианты понимания специфики самоуправления, его соотношения с государством более или менее учитывающие исторический опыт, традиции, конкретизирующиеся в правовой и политической культуре населения.

Актуальность предлагаемой работы также сопряжена и с тем, что ни одна разновидность самоуправления не возникла на «пустом месте». Все они были порождены социальными и политическими условиями своего времени. При этом теоретические и политические пристрастия исследователей и практиков, как правило, связанны с реальностью, конкретной социально-политической ситуацией. Поэтому, по мнению диссертанта, проблему самоуправления можно рассматривать только в контексте сложившейся в обществе политической; правовой и экономической ситуаций. В этой связи возникает потребность в комплексном, всестороннем анализе политических, социально-правовых и иных оснований развития самоуправления.

В    рамках    предлагаемого    автором    теоретико-правового    подхода    к

исследованию   процессов   самоуправления   наука   неизбежно  сталкивается   с

систематизацией объекта своего  изучения,  уто.чяя^й^йШ^^Т<а'гегоРии  и

|          БИБЛИОТЕКА          I

С.Пстербург   •.«   «

09    ?0q5 ахт.///    {


4 познавательные структуры, ищет адекватные предмету, целям и задачам исследования методологические основания для понимания сложной динамики политико-правовой действительности. Представленные в работе теоретические положения преломляются через призму отечественной истории. Особый акцент делается на рассмотрение специфики процессов становления и развития самоуправления, его различных видов и проявлений в условиях переходного периода развития государства.

Изучение самоуправления в рамках современной отечественной теории государства только начинает становиться самостоятельным направлением исследования. Лучшим подтверждением этого является отсутствие фундаментальных монографических исследований, по данной теме. Речь прежде всего идет о таких работах, в которых интерпретация проблемы не замыкается исключительно местным или каким-либо еще видом общественного самоуправления, не ограничивается обзором различных отечественных или зарубежных теорий самоуправления второй половины XIX — начала XX веков. С позиции современных ориентиров государствоведения назрела необходимость определить место и роль самоуправления в процессе изменений национальной политико-правовой действительности. Последнее особенно важно в период современной реконструкции всей российской политической системы, демонтажа ее основных институтов, когда обостряется проблема власти и нарастает политическое отчуждение в обществе. В этих условиях рассмотрение и обоснование значимости различных видов (форм) самоуправления, определение их органической взаимосвязи с формирующимся в государстве демократическим политическим режимом предполагает адекватное понимание природы и особенностей самоуправления. В этой связи уместно обращение к зарубежному и отечественному опыту развития самоуправленческих структур, вполне обоснован интерес к истории идеи самоуправления. Однако вышеназванные аспекты проблемы все же имеют скорее пропедевтический характер, предлагают исследователю необходимый исходный материал для обоснования собственной позиции. Подобный способ и выбран в данном исследовании. Следуя ему, выявляются концептуальные основания понимания самоуправления, намечаются, подходы к его определению в качестве безусловной политико-правовой ценности, предлагается собственное видение проблем соотношения таких способов организации власти и управления, как централизация, децентрализация и самоуправление в условиях переходного государства и не сформировавшегося


5 в    России    гражданского    общества,    выявляется    специфика    различных, самоуправленческих,    по    природе    своей,    институтов    в    отечественной политической и правовой системах.

В диссертации используются познавательные средства и методы, сформировавшиеся в рамках современного юридического и политического знания. С одной стороны, представление национальной политической и правовой системы в качестве саморазвивающегося социального организма, подверженного только лишь малым воздействиям извне, позволяет обнаружить оригинальные аспекты развития самоуправления в условиях переходного государства. С другой стороны, актуальность темы диссертации связана с эвристическими возможностями методов современной теории государства. В работе показано, что рассмотрение специфики развития самоуправления на основе теоретических позиций, а не только лишь с позиций отраслевых наук требует совершенствования имеющихся в теории государства интеллектуальных познавательных процедур.

Анализ основных проблем самоуправления проводится в рамках нескольких направлений общей теории государства: становление институтов самоуправления и их развитие рассматривается в контексте теории гражданского общества и правового государства с использованием сравнительно-правового и сравнительно-исторического методов, взаимодействие самоуправления и государственной власти изучается в рамках теории политической системы и теории разделения властей.

Более того, рассмотрение данных вопросов выводит исследователя к ряду «вечных» проблем связанных с анализом российской государственности. В частности, речь идет о проблеме собственности, стремлении к демократизации государства, возникающих на. различных этапах Отечественной истории, «оживляющих» теоретические схемы модернизации, максимально приближая их к отечественным реалиям.

Состояние разработанности темы исследования. Применение средств и методов современной общей теории государства для анализа специфики, эволюции, основных тенденций и перспектив развития самоуправления как неотъемлемого элемента политической системы подлинно демократического общества является достаточно новым направлением в развитии Отечественного правового познания. Отсутствие прочных традиций подобного исследования в отечественной литературе представляется вполне естественным. Прежде всего


6 это связанно с умалением роли самоуправления в условиях советской государственности. В этот период в идеологическом плане, правда, достаточно много говорили о «широком самоуправлении трудящихся», организованном в виде системы Советов «сверху до низу». Опыт европейского мунинипализма рассматривался большинством авторов исключительно в критическом плане, чаще всего оценивался как «чуждый» целям и задачам политико-правового развития социалистического государства.

После весьма быстрого демонтажа системы Советов в первой половине 90-х гг. XX в. ситуация в стране изменилась кардинальным образом. Возникла острая необходимость в создании новой системы самоуправления, причем в достаточно короткие сроки. Это было вызвано, прежде всего, объективными требованиями развития российского общества и государства в условиях перехода к конституционному строю и демократическому правлению, а также ценностями и устремлениями нового политического руководства страны, желанием как можно скорее «расстаться» с советским прошлым. В этих условиях особенно наглядно проявилось отсутствие соответствующих требованию момента теоретико-правовых разработок, которые позволили бы концептуально обеспечить процесс перехода к новым формам и методам самоуправления, создать прочную научную основу функционирования и развития различных видов самоуправления в России.

Конечно, нельзя не отметить, что к настоящему времени в различных областях правовых и государствоведческих исследований создана достаточно солидная теоретико-методологическая и эмпирическая база, которую возможно использовать при анализе заявленной в работе проблематики. В связи с этим можно выделить интересные как в теоретическом, так и в методологическом плане работы отечественных исследователей Д.В. Бакатина, Г.В. Барабашева, Н.С. Бондаря, Н.В. Варламова, Л.А. Велихова, В.В. Еремяна, М.А. Краснова, И.И. Овчинникова, В.П. Серебренникова, А.И. Шиглика, и др. Несомненный интерес представляют исследования государствоведов конца ХГХ — начала XX вв., идеи которых оказывают огромное влияние на современное представление о сущности и характере общественного самоуправления. Прежде всего это работы А.Д. Градовского, Г. Еллинека, И.А. Ильина, Н.М. Коркунова, В.Н. Лешкова, П.И. Новгородцева, Б.Н. Чичерина и др. Среди зарубежных исследователей следует отметить прежде всего А. Батби, Г.Дж. Бермана, В* Острома, А.де  Токвиля,   В.  Жискара д'Эстэна,  работы   которых  посвящены   анализу


7 самоуправления в практическом и теоретическом смысле во взаимосвязи с такими способами организации власти и управления, как централизация и децентрализация. Аксиологические и философско-правовые аспекты самоуправления достаточно подробно исследованы в фундаментальных работах Л.Е. Лаптевой, B.C. Нерсесянца и др. В плане определения места и роли различных видов самоуправления в процессе построения правового государства и формирования гражданского общества в современной России, соотношения развития самоуправления и эволюции отечественного политико-правового познания большой интерес представляют труды А.С. Ахиезера, А.П. Бутенко, Н.В. Варламовой, B.F. Графского, Е.А Лукашевой, В.Я. Любашица, Л.С. Мамута, А.А. Оболонского, М.В. Раца, IO.A. Тихомирова и др.

Таким образом, настоящее диссертационное исследование является попыткой синтеза теоретико-методологических аспектов самоуправления как элемента демократической политической системы с рассмотрением конкретных вопросов развития различных институтов и форм самоуправления в прошлом и настоящем России. Кроме того, автор стремится определить тенденции будущего развития отечественного самоуправления. Основу подхода составляет использование категорий общей теории государства в качестве концептуального аппарата, позволяющего описать особенности развития самоуправления и специфику его взаимодействия с иными элементами политической жизни.

Цепью диссертационного исследования является раскрытие сущности и значения института самоуправления в условиях переходного периода развития современного Российского государства. При этом ставились следующие задачи:

1.    Проанализировать и описать становление и содержание института

самоуправления в переходный период развития отечественной

государственности;

  1. Предпринять попытку комплексного изучения феномена самоуправления в рамках саморазвивающегося общества и государства на основе теоретических обобщений.
  2. С учетом достижения современной юридической науки сформулировать понятия «самоуправление» и «переходное государство»;

4. Исследовать специфику взаимоотношений государства, самоуправления и гражданского общества, рассмотреть особенности их соразвития в различных общественно-политических моделях;


8

5.    Выделить особенности развития различных видов самоуправления в

современной России как в государстве, в рамках которого осуществляются

коренные правовые и политические преобразования, направленные на

демократизацию всех сфер общественной жизни; описать соответствующий

понятийный аппарат;

6.   Разработать новый категориальный аппарат для описания переходных

процессов в государственно-правовой сфере с учетом законодательства и

практики самоуправления.

Предметом диссертационного исследования выступают теоретические аспекты становления и развития самоуправления как формы осуществления публичной власти в условиях процесса демократизации российского государства.

Методологическая основа исследования. Методологическая основа диссертационного исследования опирается на теоретические разработки в области теории государства, истории отечественного и зарубежного государства и права, юридической аксиологии, муниципального права, теории правового государства и гражданского общества, принадлежащие известным ученым: G.C. Алексееву, Г.В. Барабашеву, Н.С. Бондарю, А.П. Бутенко, Н.В. Варламовой, В.В. Куликову, B.C. Нерсесянцу, И.И. Овчинникову, В.П. Серебренникову, Д.Ю. Шапсугову, А.И. Щиглику. Данное исследование опирается на идею построения теории самоуправления в условиях современного переходного государства, исторических особенностей российской государственности с использованием категориального аппарата общей теории государства, в той или иной мере отраженного в работах А.С. Ахиезера, А. Батби, Г. Дж. Бермана, А.П. Бутенко, А.И. Васильчикова, А.Б. Венгерова, А.Д. Градовского, И.А. Ильина, Н.М. Коркунова, Л.Е. Лаптевой, В.Н. Лешкова, Л.С. Мамута, М.Н: Марченко, П.И. Новгородцева, В. Острома, М.В. Раца, Ю.А. Тихомирова, А. де Токвиля, Э. Трельча, В.Е. Чиркина, Б.Н. Чичерина.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

— Самоуправление рассматривается как значимый институт демократизации современного государства в условиях сложных и противоречивых переходных политико-правовых процессов. Это позволяет автору утверждать о необходимости рассмотрения самоуправления в качестве неотъемлемого элемента политической системы демократического типа и о создании самостоятельного направления исследования различных видов самоуправления в


9 рамках    имеющей    место    в    современном    государствоведении    теории политической системы.

— В работе показана принципиальная возможность применения ценностного

подхода для понимания сущности и значения самоуправления в контексте

решения проблемы соотношения институтов общественного самоуправления,

гражданского общества и государственной власти в условиях нарождающейся

демократии.

  1. На основе обобщения и критического анализа ряда политических и правовых концепций в работе исследован в теоретико-правовом плане вопрос о целесообразности самоуправления, его возможных пределах с позиции поиска оптимального сочетания безусловной необходимости решения стоящих перед государством (тем более государством переходного периода) задач, с одной стороны, и обеспечения прав и свобод личности, с другой.
  2. Впервые в отечественной литературе самоуправление представлено в качестве важнейшего индикатора переходного процесса, демонстрирующего его вектор, основные перспективы развития государства, собственности, политической и правовой систем. В работе обозначены основные тенденции развития самоуправления в России на рубеже веков.

На защиту выносятся следующие основные теоретические положения:

1.   Самоуправление — это сиособ (метод) управления, основанный на

самоорганизации, саморегулировании и самодеятельности, или самоорганизация

граждан, особенность правового регулирования которой состоит в совпадении

объекта и субъекта правоотношения; самоуправление имеет место, когда

управляющая подсистема формируется (выделяется) самой системой, а

управление — когда она «навязывается» системе извне (как правило, «сверху»).

При самоуправлении коллективный субъект управления практически совпадает с

сообществом людей, которыми управляет, или устанавливается постоянное

взаимодействие между субъектами управления и всеми, кто заинтересован в

принятии решения. Самоуправление возможно как в обществе в целом, так и на

других уровнях его организации (административно-территориальные единицы,

трудовой коллектив, общественные организации, объединения и т.д.).

2. Конвергенционные политические системы вообще и в современной России

в частности обладают существенными недостатками — они крайне нестабильны

и противоречивы. Поэтому при переходе от авторитарно-тоталитарных способов

управления обществом и государством достаточно долгое время сохраняется


10 явная неготовность большинства членов социума уйти от тотального вмешательства государства во все сферы общественных отношений, преодолеть привычное социальное иждивенчество. Создание необходимых самоуправленческих элементов политической системы, формирование институтов общественного самоуправления часто сдерживается не только «сверху», но и «снизу».

  1. В условиях переходного периода развития государственности необходимо говорить о единстве существенных признаков, характерных для современного демократического политического режима (выборность и подотчетность обществу органов государственной власти, правовое законодательство, соответствующие ему средства и методы осуществления государственной власти, наличие общественного самоуправления, многообразие форм собственности); а потому, создание подлинно демократического правового государства в России (ст. I Конституции РФ) неразрывно связано с формированием и развитием различных, необходимых в условиях демократизации государственно-правовой жизни страны самоуправленческих институтов (территориальных, корпоративных и др.).
  2. В современной России применительно к развитию и функционированию местного самоуправления наиболее полное воплощение в Конституции РФ (ст.ст. 12, 130, 132) получила концепция дуализма, согласно которой самостоятельность органов местного самоуправления (за исключением случаев, предусмотренных ч.2 ст. 132 Конституции РФ) не выходит за рамки вопросов местного значения. В условиях перехода страны от распределительной, к рыночной модели экономических отношений производственное самоуправление, по мнению диссертанта, не прекратит своего существования, однако правовые основы его развития и функционирования претерпят существенные изменения.

5.    Современные изменения в национальной правовой и политической

системах, по мнению диссертанта, не «терпят» простого, механического

переноса моделей организации и функционирования самоуправления из иных

государств на российскую почву. В этой связи глубоким заблуждением является

утверждение К. Поппера о том, что «к прогрессу у России кратчайший путь

лежит через заимствования Россией одной из утвердившихся на Западе

правовых систем». Без осознания разумного баланса между собственным и

чужим социально-правовым опытом вряд ли можно говорить о создании

прочной системы общественного самоуправления в демократической России.


11

Практическая значимость исследования. Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты можно использовать в преподавании соответствующих разделов общей теории государства и права, истории отечественного государства и права, муниципального права, применять в разного рода научных работах. Кроме того, содержащиеся в работе обобщения, предложения и выводы могут найти практическое применение в правотворческой деятельности государственных структур, органов местного самоуправления, а также в процессе правореализации. В научном плане, результаты работы, несомненно, важны для уточнения и дальнейшей разработки концептуальных аспектов в рамках современного государствоведения и соответствующих проблем правоведения. Опираясь на четкое (теоретическое) представление о природе и специфике самоуправления в условиях переходного государства, меняющихся правовой и политической систем, можно с достаточно высокой степенью точности воспроизвести особенности практического воплощения различных видов самоуправления и оценить реальные перспективы последних.

Апробация исследования. Работа выполнена и обсуждена на кафедре теории и истории государства и права Ростовского государственного университета. Основные идей, результаты и выводы диссертации изложены в работах автора, указанных в библиографии. По содержанию исследования автором сделаны доклады и научные сообщения, представлены тезисы выступлений на Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы теории и практики социально-экономических, политических, правовых преобразований на рубеже столетия» (Ставрополь, 2000); на Международной конференции «Актуальные проблемы истории государства и права, политических и правовых учений» (Самара, 2001); на Всероссийской научной конференции «Проблемы функционирования и развития культуры» (Великий Новгород, 2000); ежегодной научно-практической конференции «Проблемы нового гуманизма» (Екатеринбург, 2001); на И Международной научно-практической конференции «Проблемы регионального управления, экономики, права и инновационных процессов в образовании» (Таганрог, 2001); теоретических семинарах кафедры теории и истории государства и права Таганрогского института управления и экономики. Кроме этого, некоторые положеиия диссертационной работы представлены в сборнике научных статей посвященном проблемам современной юридической   науки   в   свете   политико-правового   реформирования   России


12 (Таганрог,    2002)    и    в    сборнике    «Права    человека    и    конституционная безопасность» (Ростов-на-Дону, 2002).

Структура диссертационного исследования Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии.

Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется состояние ее научной разработанности, определяется предмет исследования, его цели и задачи, методологическая основа. Характеризуются научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования, приводятся сведения о его апробации, формулируются выносимые на защиту положения.

Глава первая «Сущность и эволюция самоуправления» включает в себя два параграфа. Посвящена изучению и описанию основных свойств, признаков самоуправления, специфике его формирования и развития в различных типах цивилизаций, разнообразных в политико-правовом плане социумах, а также выявлению особенностей возникновения и развития самоуправления в России, определению его места и роли в истории отечественного государства.

В первом параграфе самоуправление рассматривается как политико-правовая ценность, анализируется специфика становления и развития института самоуправления в различных политических системах.

В рамках предметного поля юридической аксиологии задаются критерии, позволяющие рассматривать самоуправление в качестве значимого политико-правового явления, т. к. в той или иной форме его модификации встречаются в самых разнообразных обществах, типах цивилизаций, причем уже на самых ранних стадиях их развития.

Автор признает тот факт, что опыт, накопленный разными цивилизациями, слишком разнообразен, чтобы его можно было привести к общему знаменателю. При попытке выделения неких общезначимых ценностей следует делать поправку (этому нас учит история) и на пространственный фактор, поскольку разные условия развития народов, стран, цивилизаций порождают не меньшую вариативность, чем сама история. То обстоятельство, что разные цивилизации


13 имеют разные фундаментальные принципы жизни и социальной организации, заставляет нас признать, что формальное присутствие института самоуправления во всех цивилизационных моделях еще не означает возможности выведения универсального, научно достоверного и при этом приемлемой для любого исследователя понятия самоуправления.

Следует отметить, что первые исторические формы самоуправления не были привязаны к территории, а представляли собой исключительно управление людьми. Прямое участие всех представителей общества в управлении подменялось представительными началами. Однако институты непосредственной демократии продолжали существовать и в высокоразвитых цивилизациях древности. В средневековой Европе оплотом самоуправления становятся города, обычно возникающие на основании хартии, важной частью которой были значительные права самоуправления. Таким образом, институты самоуправления средневековой Европы — типичные образцы правопривилегии, которая дается не отдельным гражданам города, а общине в целом. Городское же (муниципальное) самоуправление многих государств берет свое начало от городских гильдий и формируемых ими (муниципальных) властно-управленческих органов, которые решали различные административные, финансовые и даже некоторые судебные вопросы. В Новое время в правовой и политической науке появляются достаточно серьезные попытки осмыслить принцип самоуправления и дать ему научное определение. Одновременно формируется представление о самоуправлении как принципе государственного управления, ценность которого в возможности граждан выступать в защиту своей свободы. Более четко выражается идея о необходимости самоуправления как средства, гарантирующего защиту граждан и их организаций от произвола государства и его служащих.

Новое прочтение проблема самоуправления получает в Новейшее время. Лучше всего это можно наблюдать в современных развивающихся странах. В Индии и других колониальных странах в период борьбы за независимость лозунг «самоуправление» был популярен в момент ее наивысшего подъема. Он имел тогда общенациональное звучание и касался всех уровней управления — от центрального до местного.

В диссертации обращается внимание на то, что понятие «самоуправление» тесно связано в практическом и теоретическом смыслах с такими способами организации   власти   и   управления,   как   централизация   и   децентрализация.


14 Российская история (как и история любой страны) представляет собой череду последовательно сменяющихся периодов централизации и децентрализации управления. Как правило, периоды децентрализации оказывались и периодами расцвета местного самоуправления и были связаны с тем, что испытывающее временные затруднения центральное правительство предпочитало передать на местное усмотрение и, что особенно важно, местное финансирование, ряд государственных задач.

Вариантов осмысления сложных процессов соотношения самоуправления и государственного управления история правовой и политической мысли дает очень много. В разных странах существуют концепции самоуправления, в той или иной мере отражающие политико-правовой опыт, традиции, правовую и политическую культуру населения, привычный экономический уклад и т.д. Однако автор разделяет точку зрения тех ученных, которые считают, что любая политическая и правовая теория не является простым отражением существующего порядка, но всегда содержит в себе представления авторов о должном, определенные идеализации (П.И. Новгородцев, Б.Н. Чичерин и др.). В плане сравнительного анализа в диссертации представлены наиболее известные подходы к пониманию сущности и специфики самоуправления: теория свободной общины (Э.Мейер, О. Лабант, О. Ресслер), хозяйственная теория, государственная теория, юридическая и политическая теории самоуправления. Каждая из представленных концепций является определенной моделью взаимоотношений самоуправления и государственной власти. Тем не. менее изучение существенных сторон и характерных признаков самоуправления, имеющегося в этой области научного опыта, позволило автору определить его как способ (метод) управления, основанный на самоорганизации, саморегулировании и самодеятельности, или самоорганизация граждан, особенность правового регулирования которой состоит в совпадении объекта и субъекта правоотношения. Самоуправление имеет место, когда управляющая подсистема формируется (выделяется) самой системой, а управление — когда она «навязывается» системе извне (как правило, «сверху»).

Во втором параграфе выделяются основные этапы становления отечественного самоуправления, дается их описание, выделяются связи между различными историческими периодами, анализируется взаимообусловленность развития институтов самоуправления и государственной власти. В то же время автор  обращает внимание на основные  противоречия,  возникающие между:


15 государственным аппаратом и общественным самоуправлением. Последние, во многом, и определяют непростую судьбу территориального и корпоративного самоуправления в России.

Так, в известных своим высоким уровнем самоуправленческих начал городах Пскове и Великом Новгороде, в период становления российской государственности, самоуправленческие единицы имели довольно широкие полномочия. В допетровской Руси не было резкого различия в порядке управления между городскими и сельскими поселениями. Городская жизнь была достаточно слабо развита и плохо устроена. Однако в XVII в. создаются органы губного и земского самоуправления.

С целью укрепления местных органов в 1702—1705 гг. Петр I стремится привлечь к управлению местных дворян. Так, указ 1702 г. отменил губных старост и передал их функции дворянским советам, члены которых избирались дворянами из своей среды.

Однако в период правления Павла I, городское самоуправление ликвидируется. Хотя в эпоху Александра I городское самоуправление все же восстанавливается, в целом местные органы управления в первой половине ХГХ в. практически не подвергаются изменениям.

Качественно иная ситуация наблюдается после отмены крепостного права. Волости становятся основой общественного устройства в сельской местности (Положение 1861 г.). Массовое недовольство крестьян своим положением, осознание местным дворянством бедственного состояния дел в губерниях естественно, привело к всплеску политической и общественной активности. Результатом этого явилось утверждение Александром II Положения о земских учреждениях, которое, будучи опубликовано 1 января 1864 г., в течение нескольких лет распространялось на 34 губернии европейской России. Введение земского самоуправления явилось важным этапом в становлении структур гражданского общества в России, т.к. впервые создавалось гражданское самоуправление: земства выбирались гражданами, а не корпоративными объединениями, по сути, «освободив» органы государственной власти от решения многих местных проблем. Однако логика развития отечественной политической системы такова, что период реформ сменяется контрреформами: с 1867 года начинается постепенное ограничение земской деятельности, земские доклады и журналы должны были теперь проходить через цензуру губернатора,


16

возникает запрет земствам различных губерний взаимодействовать друг с другом.

В диссертации обращается внимание на сравнительно лучшую судьбу реформы городского самоуправления, связанной с утверждением Александром II 16 июня 1870 г. Городового положения, по которому избирательное право как активное, так и пассивное,. предоставлялось каждому городскому обывателю, к какому бы сословию он не принадлежал, если он был русским подданным, имел не менее 25 лет от роду и владел в пределах города какой-нибудь недвижимой собственностью или же уплачивал в пользу города сбор со свидетельств: купеческого, промыслового, на мелочной торг (лицензию на право мелкой торговли) и т.п.

Автор исследования отмечает, что особенности развития самоуправления можно выявить и понять рассматривая специфику исторического развития государственной власти: в годы царствования Александра Ш (период контрреформ) на политическую арену выходят идеи централизации власти и укрепления самодержавия, в 1890 г. пересматривается Положение о земских учреждениях. Для усиления роли дворян в земских органах был снижен имущественный ценз в этой курии, отменен принцип представительства, благодаря чему увеличено число выборщиков от дворян. Новое Земское Положение фактически отрицало всякую связь с самой идеей местного самоуправления. Как следствие, в соответствии с Городовым положением 1892 г. к выборам в органы городского управления допускались только лица с определенным имущественным цензом. Произошли также изменения во внутреннем устройстве органов городского управления. «После реформы 1892 г. у нас вообще не осталось самоуправления в общепринятом смысле слова»'.

Диссертант отмечает, что с открытием первой Государственной Думы вопрос о реформе земского и городского самоуправления был выдвинут на первый план. Но ни первая, ни вторая Думы не успели дойти до рассмотрения вопроса о земской и городской реформах вследствие их преждевременного роспуска, хотя во вторую Думу правительством был внесен проект положения о поселковом и волостном управлении, а кадетами — о выборах земских гласных.

В диссертационном исследовании показано, что последняя в дооктябрьское время (в сложный переходный период государства) попытка повысить роль

1 Пажитнов К.А. Городское и земское самоуправление М.. 1997. T.I С.45.


17 самоуправления   в   стране   была   предпринята   Временным   правительством 3 марта  1917 г.    Тогда земство приобрело новое значение в общем строе государственного  управления,  ему  предоставлялась  вся  полнота  власти  на-местах.

Однако к июлю 1918 г. были ликвидированы все земские учреждения и городское самоуправление. Вопросами организации местной жизни стали заниматься Советы. Причем, следует отметить, что недолпш период сосуществования Советов и земских, городских учреждений показал профессиональное превосходство последних в решении вопросов местного значения. Однако ясно и то, что земство было не таким уж совершенным институтом («пятое колесо в телеге Российской империи»), чтобы спустя столетие просто копировать земские идеи и всячески стремиться их возродить в «чистом» виде в современной России.

После введения военного коммунизма, особенно после перехода от НЭПа к директивному планированию цеитралистские тенденции в государственном устройстве явно возобладали. В условиях общественной собственности и единой идеологии не оставалось места для автономии местной власти.

Рассматривая ситуацию развития самоуправления в России в 90-х гг. XX в., автор отмечает, что, если закон 1990 г. «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства»1 устранил, то закон «О местном самоуправлении в РСФСР»2, 1991 г. частично восстановил эту соподчиненность, разграничил полномочия представительных и исполнительных органов, ввел выборность глав администраций. Позже усилия сторонников местного самоуправления привели к принятию Государственной Думой Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления». Однако более важно то, что Конституция РФ 1993 г. признает и гарантирует местное самоуправление, выступает в качестве важнейшей правовой основы дальнейшего процесса его становления и развития.

В действующем Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления    в Российской Федерации» от 28 августа 1995 г. говориться о том, что «местное самоуправление в Российской Федерации — признаваемая    и    гарантируемая    Конституцией    Российской    Федерации

1 См.: Закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства». 1990.

2  См.: Закон РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР». 1991.


18 самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций». Однако динамика современного реформирования в России не позволяет говорить об «окончательности» подобной модели местного самоуправления. Стремление к централизации государственной власти в стране, наблюдаемое в начале третьего тысячелетия, определяет внимание различных ветвей государственной власти к юридическому статусу общественного самоуправления (во второй половине 2002 г. вновь отмечаются определенные шаги Президента РФ и парламента в этом направлении).

Глава вторая «Теоретике правовой анализ взаимоотношения государства и самоуправления в условиях переходного периода» включает в себя четыре параграфа. Посвящена выявлению и исследованию особенностей взаимоотношения государства и самоуправления в переходной политической системе. Автор рассматривает специфику развития самоуправления на фоне сложных процессов, связанных с достижением политической и правовой системами типологически новой цели, новых качественных характеристик.

В первом параграфе рассматривается- природа переходного государства, анализируются основные особенности и противоречия переходного периода, выделяются фундаментальные принципы правовой и политической организации общества в условиях нестабильности. Переходная политико-правовая система, как и другие явления объективной реальности, существует во времени, поэтому ей присущи длительность состояния и последовательная стадиальность. Правовые и политические явления и процессы существуют в особом переходном времени, которое определяет своеобразие их изменения. Основная задача политической и правовой систем в переходный период — опосредование смены общественно-политического строя на качественно новых началах, причем в. работе отмечается, что само переходное состояние также качественно своеобразно по сравнению со стабильным условием развития.

Автор отмечает, что применительно к современной России теория переходной государственности, в основном, рассматривается с точки зрения идеи посткоммунизма как новой политико-правовой и социальной парадигмы. Обращается внимание на то, что особенность переходных процессов и состояний заключается в том, что в них существенно сужаются границы административной      управляемости,      поэтому      такое      внимание      к


19 самоуправлению различных видов более чем оправдано. С другой стороны, данная    ситуация    позволяет    рассматривать    самоуправление    в    качестве индикатора   переходного   периода,   демонстрирующего   вектор   и   основные тенденции развития политической системы.

Отметим, что основная проблема переходной фазы в трансформации административной политической системы: необходимо сохранить функциональное назначение государственных институтов регулирования общественно-политических процессов и сделать их при этом непосредственно зависимыми от демократических институтов и граждан. Основная функция переходного периода заключается в выработке и институционализации такой системы властеотношений, при которой не граждане приспосабливаются к намерениям чиновников от политики, а политики, если они хотят сохранить себя в качестве таковых, соотносят свои программные заявления и конкретные действия с волеизъявлением граждан.

Диссертант разделяет мнение тех исследователей, которые выделяют в российском политическом процессе три четко различимые по своему содержанию и механизму фазы политической борьбы за государственную власть, сопровождаемые широкой общественной дискуссией о формах государственного устройства и правления и политической конкуренцией разнообразных конституционных проектов1.

Политические итоги первой фазы развития российской государственности казались весьма обнадеживающими. Были заложены исходные компоненты системы политической демократии — выборные органы гражданского представительства на федеральном и местном уровнях; в законодательной сфере начал работать двухпалатный парламент; введен институт главы исполнительной власти, ответственный перед представительной за проводимый правительственной администрацией курс экономических реформ; действует независимый Конституционный суд; начали складываться элементы партийно-политической структуры организации- государственной власти в лице парламентских фракций. Для второй переходной фазы (декабрь 1991— декабрь 1992) характерно автономное сосуществование двух структурно замкнутых компонентов государственного управления — президентской и советской     власти.     Содержание     третьей     фазы     развития     российской

1 См.: Веденеев ЮЛ. Теория и практика переходных процессов в развитии российской государственности. М..1995. С. 85.


20 государственности составил перманентный открытый институциональный конфликт, завершившийся в октябре 1993 г. ликвидацией советской системы власти и управления. На этой фазе была, по существу, едва ли не закрыта политически и юридически конституционно-демократическая альтернатива государственно-правового развития страны.

Особое внимание в диссертации обращается на тот факт, что, как и всякое переходное государство, постсоциалистическое не имеет «чистых» классических государственных форм. Что касается государственного режима, то он также в полной мере отражает переходный характер государственной власти. Хотя в социально-правовую и политическую практику уже вошли многие демократические формы и методы осуществления государственной власти — свободные выборы, референдумы, свободная пресса и т.д., но не преодолены и авторитарные черты в деятельности государственного аппарата. Явно доминирует исполнительная власть, соответственно роль парламента принижена, судебная власть часто не справляется со своими функциями. Таким образом, делается вывод о том, что постсоциалистическое государство наделено всеми чертами переходной формы: старые институты наполняются новым содержанием, а прежний авторитарный политико-правовой опыт неизбежно проникает в новые формы, «молодая» демократия сосуществует с наследием недемократических режимов.

Во втором параграфе исследуется специфика и эволюция взаимоотношений государства, самоуправления и гражданского общества. Выделяются особенности их соразвития в определенных политико-правовых моделях (западной, отечественной и т.д.).

В диссертации отмечается, что, изучая становление гражданского общества в России, казалось бы, логично «примерять» его к развитым, классическим формам гражданского общества на Западе. Такое становление, конечно, возможно, но недостаточно продуктивно. Дело в том, что, будучи исторически первым и как бы «задававшим тон» всем последующим аналогичным образованиям в других регионах, гражданское общество на Западе существенно отличается от них по своему генезису. Если попытаться как-то суммировать имеющиеся в специальной литературе толкования термина «гражданское общество», то на первый план выступят две основные дистинкции.

1. Гражданское общество как сфера, отличная от государства. Это разделение сопровождается различными оценками. Скажем, у Гегеля гражданское общество


21 находится где-то «посредине между семьей и государством»; последнее же определяется как «политическое тело»1 и как бы опекает гражданское общество.

2. Другое различие — между узким и мировым пониманием гражданского общества — что предполагает также дифференциацию оценочных подходов. В узком понимании гражданское общество основывается на ценностях личной независимости, обеспечении нрав человека, прежде всего его собственности. В этом смысле гражданское общество связывается, главным образом, с либеральной традицией, причем иногда в негативном плане.

В тоже время в диссертации утверждается, что гражданское общество не является исключительным продуктом Запада. Становление его есть составная часть общемирового процесса модернизации, перехода от традиционного общества к современному, от аграрного к индустриальному. Если исходить из понятия гражданского общества в широком смысле слова, т. е. как комплекса самодеятельных организаций населения помимо государства и в каких-то. случаях вопреки государству, то сходные тенденции возникновения таких организаций имели место как на Западе, так и на Востоке, причем на Востоке в определенное время независимо от Запада.

В диссертационной работе отмечается, что в России нельзя наблюдать естественно-исторических процессов последовательной и диалектической смены одних фаз другими. Здесь все фазы — и феодального, и капиталистического развития — были смазаны, сжаты и накладывались друг на друга, а процесс демонтажа тоталитаризма первоначально принял исключительно медленный, постепенный, поэтапный характер. Первые проявления такого демонтажа имели место еще при Н.С. Хрущеве. Уже развенчание культа Сталина положило начало процессу политизации общества. Важным признаком политического раскрепощения общества было создание различных самодеятельных организаций (клубов собаководов, добровольных обществ филателистов и т.д.). Однако чем больше территория, тем более местный интерес уступает свои позиции интересам глобальным и ведомственным. Даже незначительный выход во внешний мир («оттепель») вызвал определенный «демонстрационный эффект» сначала в узких интеллигентных кругах и породил феномен диссидентства. Брежневский период усилил коррозию тоталитаризма" и привнес в этот процесс новые моменты. Государство уже занимает абсолютно все сферы

Гегель Г. В. Ф. Философия права. М.. 1990. С.442.


22 общественного развития. Тотальное огосударствление вытесняет даже саму идею о саморазвивающимся гражданском обществе. Хотя, в Конституции 1977 г. и декларируется широкое самоуправление трудящихся, но в условиях отсутствия гражданского общества со всеми присущими ему признаками и свойствами общественное самоуправление на практике оказывается принципиально невозможным. Начало горбачевской перестройки (1985—1987 гг.) было «эпохой пробуждения России» (и некоторых других республик СССР) в рамках так называемого «просвещенного» авторитаризма. Она обеспечила многие важные предпосылки ускорения процесса формирования гражданского общества и общественного самоуправления.

В диссертации отмечается, что принципиально новая и противоречивая ситуация сложилась в постсоветский период развития России. С одной стороны, произошло полное «физическое» устранение партии из структуры государственной власти (хотя засилье старых партийных элементов в некоторых региональных органах власти сохранялось). Однако положение усугублялось и отсутствием политического консенсуса, наглядно проявившегося в противоборстве законодательной и исполнительной властей, а также в различных функциях последней. Среди фактов, блокирующих образование гражданского общества в современной России, отнюдь не на последнем месте стоит незавершенность процесса национально-государственного строительства.

Тем не менее, центральная государственная власть все же перестала доминировать над обществом, но это не было подлинным обретением свободы для граждан. Во-первых, на место общегосударственного господства заступил деспотизм (подчас более жесткий) региональных властей. Во-вторых, — что может быть еще более важно, за прошедшие годы произошло глубокое отчуждение реального общества от государства.

Автор диссертационной работы делает вывод, что России предстоит еще не одно десятилетие упорной и самоотверженной борьбы и консолидации демократических сил, прежде чем она придет к подлинной демократии. Это будет, вместе с тем, и процесс кристаллизации гражданского сознания, формирования самоуправления граждан в рамках полноценного гражданского общества.

В третьем параграфе автор утверждает, что при изучении всей системы общественного самоуправления в различных его проявлениях и характеристиках


23 (структурной,   функциональной,   нормативно-институциональной)   необходим личностный подход.

Например, анализ понятия «местное сообщество» является важным условием

для последующей характеристики правового статуса человека и гражданина как

субъекта местного самоуправления и объекта воздействия местной

(муниципальной) власти. Это определяется тем обстоятельством, что местное

сообщество может быть отнесено к разряду так называемых первичных групп,

которые в социологической науке справедливо рассматриваются в качестве

фундамента для формирования и реализации социальной природы индивида и,

соответственно, для развития ее правовой свободы. Отметим, что именно в

рамках местного сообщества каждый гражданин России как его

ассоциированный член приобретает относительно самостоятельную роль в

системе самоуправленческих отношений по месту своего жительства. В местном

самоуправлении человек приобретает относительно самостоятельную роль уже в

силу того, что он активный участник социально-политической и экономической

жизни местного поселения и за ним признаются широкие возможности

политической деятельности, хозяйственно-экономической свободы, участие в

управлении объектами муниципальной собственности не только как члена

коллектива, общественной организации или иного организационно

оформленного объединения граждан — членов местного сообщества, а как

личности, ассоциированного участника системы местного самоуправления.

Функционирование последней проявляется, в конечном счете, через поведение,

свободную деятельность людей. В этой связи, понимание сущностных

характеристик самоуправления вообще и местного самоуправления в частности

предполагает целесообразность исследования его субъектно-обьектных

характеристик не только на уровне социальных групп и коллективов, но и на

уровне отдельной личности. В рамках личностного подхода первичным

субъектом местного самоуправления, самоуправления в трудовых коллективах,

корпорациях является человек — гражданин. В этой связи, вряд ли можно

\                     согласиться,   например,   с   К.Ф.   Шереметом,   считающим   территориальный

самоуправляющийся коллектив основным субъектом местного самоуправления1. Однако не только актуальные проблемы местного самоуправления являются весьма показательными для становления самоуправленческих отношений, их

1   См.:   Шеремет  К.Ф.   Конституции   России   и   формирование   местного   самоуправления   //  Местное самоуправление в России: состояние, проблемы и перспективы. М.. 1994. С.63.


24 развитие в современной.России в условиях перехода к новой форме государства неразрывно   связано    с    формированием    конституционно-правовых    основ отечественного федерализма.

Кроме этого, диссертант отмечает, что личность вовлечена не только в систему местного (территориального) самоуправления^ но и достаточно часто является субъектом отношений,. связанных с производственным самоуправлением, юридическая эволюция которых неизбежно коррелирует с изменением всей системы общественных отношений в условиях перехода к рынку и правовой государственности.

Основная направленность перехода к эффективной рыночной экономике состоит в обеспечении на деле максимальной свободы экономической деятельности граждан, трудовых коллективов, в создании материальных основ предпринимательства, укреплении правовых гарантий самостоятельности предприятий. Производственное самоуправление нельзя декретировать, внедрять волевым путем, им можно овладеть лишь постепенно, создавая прежде всего необходимую правовую базу.

В четвертом параграфе выделяются конституционно-правовые особенности развития самоуправленческих начал в современной России в рамках нелинейного понимания социально-правовых и политических процессов, в государстве переходного периода.

Законодательное признание в 1990—1991 гг. самоуправления как способа и формы организации власти на местах, в основе которого лежит самостоятельность населения в решении вопросов местной жизни, закрепление принципа самоуправления в Конституции РФ 1993 г. в качестве одного из фундаментальных основ конституционного строя современной России предполагает всестороннее осмысление соотношения самоуправленческих начал в условиях российской правовой и политической жизни. В исследовании отмечается, что неоднозначность местного самоуправления, которое одновременно является и местным управлением, порождает двойственность, его идеалов. Оно призвано и защищать права (и свободы) населения от диктата Центра, и доводить до населения упорядочивающую волю этого Центра. Идеалами местного самоуправления являются свобода проживающих на одной территории граждан и общественный порядок.

Однако на это соискатель обращает особенное внимание, в условиях переходного  государства,  каковым  сейчас  является  Российская  Федерация,


25 недостаточно просто лишь декларировать идеи самоуправления, противопоставляя последние традиционным способам государственного управления, а необходимо ставить вопрос о правовых гарантиях различных видов самоуправления, что очень важно, учитывая нестабильность переходной правовой системы, непредсказуемость действий государственной власти. Автор отмечает, что излишняя политизация института самоуправления абсолютно недопустима, т. к. способна привести к хаосу и путанице.

Конституция Российской Федерации, закрепив положение о том, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (ст.12), дала основание некоторым авторам сделать вывод о том, что «мы вновь вступаем в период возрастающего влияния общественной теории местного самоуправления, основанной на негосударственной природе его органов»1. Опираясь на концепцию дуализма, автор данного исследования считает, что государственная власть, как это и следует из Конституции РФ, не единственная форма публичной власти, власти народа, которая осуществляется народом непосредственно и через органы местного самоуправления. Власть народа — это общий источник властных полномочий, органов государственной власти и органов местного самоуправления. Поэтому можно сделать вывод, что местное самоуправление интегрировано не в систему органов государственной власти, а в (более широкую) систему органов власти народа — народовластия. В Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995 года местное самоуправление как раз и определяется в качестве выражения власти народа и составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации как демократического правового государства. Не следует и абсолютизировать свободу и самостоятельность местного самоуправления, что, например, делал один из проектов Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»2. Еще В.П. Безобразов подчеркивал, что «самоуправление не может быть иначе рассматриваемо, как в совокупности с общим организмом всего государственного управления...»3. Недопустимо      полное      противопоставление      государственной      власти

1   См.: Дмитриев ЮЛ. Концепция народовластия в современной России: Автореф. дисс. (науч. доклад на

соискание ученой степени доктора юрид. наук). М., 1994. С.21—22.

2   См.: Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федерации: проблемы становления и развития //

Российское правоведение первой половины 90-х гг. М., 1995. С.87.

J Безобразна В.П. Управление, самоуправление и судебная власть СПб.. 1882. С.8.


26 (государственного управления) и местного самоуправления. В противном случае происходит очевидная подмена понятий, когда с помощью категории «местное самоуправление» предпринимаются попытки' трактовать властные органы, стоящие ближе всего к гражданам государства, жителям той или иной местности, как вообще находящиеся за пределами государства и государственной власти. С другой стороны, в период перехода от авторитарно-тоталитарного режима к демократии недопустимо и отождествление самоуправления и государственного управления (государственной власти). В этом плане стоит стремиться к балансу интересов и властных полномочий, поиск которого несомненно, характерен для переходного политико-правового развития, сопряжен, во-первых, с обозначением приоритетов переходного времени; а во-вторых, с порядком и темпом демократических преобразований в государстве.

Автор участвует в дискуссии по вопросу внедрения элементов самоуправления в организацию судебной власти в современной России. В частности, судебная реформа, проводимая в настоящее время, обострила интерес к оптимальной, эффективной организации правосудия, способного создать прочные гарантии прав и свобод личности, правовой режим деятельности государственного аппарата, обеспечить законность и правопорядок, т.к. в условиях современного демократического диалогового пространства роль судебной власти во взаимоотношениях государства, общества и индивида трудно переоценить. Какими бы сложными, подчас противоречивыми не казались основные направления отечественной судебной реформы, цель ее достаточно прозрачна — повернуть суд от системы к человеку.

Так, автор отмечает, что суд присяжных является выразителем общественного правосознания и правовой культуры, народных представлений о совести, свободе, правде и призван охранять права человека. По природе своей, он представлял собой сложное, многомерное переплетение государственных и самоуправленческих начал. Функционирование суда присяжных заседателей — это образец не только плодотворного, но и вполне естественного сближения < государственных и общественных (самоуправленческих) начал, является показателем совместных стремлений к справедливости, стабильности, цивилизованному разрешению конфликтов и согласованию разных интересов в правовом поле. В диссертации обращается внимание и на то, что в демократическом   обществе,   наряду  с  судами,   существуют  и  другие,   так


27 называемые альтернативные способы урегулирования правовых конфликтов. Например, в современной России немалую роль в демократизации правосудия, в его «разгосударствлении» играют третейские суды (корпоративные, специализированные, общие), которые весьма успешно совмещают государственные и общественные начала судопроизводства.

В заключении диссертации подведены основные итоги выполненной работы, сформулированы выводы и предложения.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих работах:

  1. Зуева Ю.А. Государство и самоуправление: теоретико-правовые вопросы // Проблемы теории и практики социально-экономических, политических, правовых преобразований на рубеже столетия. Материалы научно-практической конференции Ставропольского университета. Ставрополь, 2000. Т. 1. (0,2 п.л.).
  2. Зуева Ю.А. Идеи самоуправления в отечественном политико-правовом дискурсе // Актуальные проблемы истории государства и права, политических и правовых учений. Материалы международной конференции. Самара, 2001. (0,3 п.л.).
  3. Зуева Ю.А. Самоуправление в судебной власти: актуальные проблемы переходного периода // II Международная научно-практическая конференция: проблемы регионального управления, экономики, права и инновационных процессов в образовании / Сборник тезисов. Таганрог, 2001. (0,2 п.л.).

4.   Зуева Ю.А. Самоуправление в ценностном измерении // Проблемы

современной юридической науки в свете политико-правового реформирования

России / Сборник научных статей. Таганрог, 2002. (0,3 п.л.).

5.  Зуева Ю.А. Права человека и самоуправление: теоретические аспекты //

Права человека и конституционная безопасность. Материалы докладов и

сообщений участников межвузовской научно-практической конференции.

Ростов-на-Дону, 2002. (0,3 п.л.).


17S7

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.