WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЮРИДИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ АКТОВ ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВА

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

МВД РОССИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЗУЕВ Игорь Николаевич

ЮРИДИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ АКТОВ ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВА

Специальность 12.00.01 -

теория и история права и государства;

история правовых учений

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Санкт-Петербург 2004


Работа выполнена на кафедре теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России

Научный руководитель

доктор юридических наук, доцент

Нижник Надежда Степановна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Глушаченко Сергей Борисович;

кандидат юридических наук, доцент

Малюткин Андрей Витальевич

Ведущая организация

Чувашский государственный университет

Защита состоится "     "                                          2004 г. в "     " часов

на заседании диссертационного совета Д 203.012.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

Автореферат разослан "      "                                                 2004 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 203.012.01

доктор юридических наук, профессор                            Бородин В.В.


3

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена теоретической и практической значимостью проблемных вопросов, связанных с формированием в современной России действенного механизма правового регулирования.

В отечественной теоретико-правовой науке вплоть до настоящего времени понятие реализации права рассматривалось с точки зрения перечисления форм непосредственного (исполнение, соблюдение, использование) и опосредованного (применение) осуществления правовых норм. Подобный подход в силу своей фрагментарности затрудняет системное восприятие правореали-зационной деятельности. Комплексное представление о данном виде социально-юридической активности может быть сформировано в контексте исследования структуры и функционирования механизма реализации актов применения права, поскольку именно механизм объединяет в своем содержании статические и динамические элементы, которые в комплексе обеспечивают и сопровождают процесс практической реализации правовых предписаний.

Названные обстоятельства обусловливают актуальность диссертационной проблематики и предопределяют выбор темы диссертации.

Степень разработанности темы диссертационного иссле

дования. Проблемы, связанные с характеристикой правоприме

нительного процесса, места и роли в нем правоприменительных

актов исследовались в трудах таких отечественных ученых, как:

Н.Г.Александров, В.К.Бабаев, М.И.Байтин, А М.Васильев,

Н.В.Витрук, Ю.И.Гревцов, Ф.А.Григорьев, В М.Горшенев, И.Я.Дю-

рягин, Л.Н.Завадская, В.Н.Карташов, А.С.Категов, С.Ф.Кечекьян,

К.Н.Княгинин, Н.Г.Колотов, В.М.Корельский, В.В.Лазарев,

И.П.Левченко, О.Э.Лейст, В.И.Леушин, А.В.Мицкевич, П.Е.Нед-

байло, В.С.Основин, В.Д Перевалов, А.С.Пиголкин, В.Н.Протасов,

Ю.С.Решетов, И.Ф.Рябко, И.С.Самощенко, Ю.КТкаченко,

И.Е.Фарбер,     Р.О.Халфина,                А.Ф.Черданцев,     АДЧеркасов,

М.Д.Шаргородский, Л.С.Явич и др.

Различные аспекты реализации правоприменительных актов исследовались в работах ученых, представителей как теории государства и права, так и отраслевых юридических наук. Среди таких авторов: В.В.Белоусов, В.П.Божьев, Г.П.Братусь, Д.Х.Валеев,


4

Р.Х.Валеева, Е.В.Васьковский, Н.Н.Вопленко, Н.Л.Гранат, Ю.И.Гринько, С.П.Гришин, М.А.Гурвич, В. Г Даев, А. А. Д о б -ровольский, Л.Н.Завадская, П.П.Заворотько, И.М.Зайцев, Н.Б.Зейдер, ААИгнатенко, НАИгнатюк, В.П.Казимирчук, М.А.Капустина, И.В.Кириленко, А.Ф.Кпейнман, Н.М.Коршунов, В.Н.Кудрявцев, В.О.Лучин, Р.Х.Макуев, Д.Я.Малешин, Н.И.Масленникова, В.В. Мартынова, А.В. Матвеев, М.Н. Марченко, И.Б.Морозова, Ю.К.Осипов, А.В.Рего, И.В.Решетникова, А.К.Сер-гун, М.КТреушников, М.С.Тимофеев, Г.Д.Улетова, М.Х.Фарукшин, В.В.Худенко, НАЧечина, Д.М.Чечот, М.С.Шакарян, В.М.Шерстюк, В.Н.Щеглов, К.С.Юдельсон, М.К.Юков, АЮ.Якимов, В.В.Ярков и

ДР.

Отмечая достаточную научную разработанность отдельных аспектов диссертационной проблематики, следует вместе с тем констатировать, что вплоть до настоящего времени в отечественной юридической литературе отсутствуют монографические научные работы, в рамках которых осуществлялся бы комплексный анализ проблемных вопросов, касающихся формирования и функционирования в современной России юридического механизма реализации правоприменительных актов. Настоящая диссертация призвана восполнить существующий пробел.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере реализации актов применения права, при этом акцентируется внимание на специфике правореализационной деятельности в сфере принудительного исполнительного производства.

Предмет исследования в комплексе составили понятия и принципы, характеризующие юридическую деятельность в сфере реализации правовых предписаний, целевые установки и ценностные приоритеты правореализационной деятельности по осуществлению актов применения права, факторы, влияющие на поведение участников правоотношений в сфере принудительного исполнения правоприменительных актов, а также условия, обеспечивающие оптимизацию данной сферы общественных отношений.

Цель диссертационного исследования заключалась в создании теоретико-правовой модели механизма реализации актов применения права, адаптированной к условиям правовой системы современной России.


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена теоретической и практической значимостью проблемных вопросов, связанных с формированием в современной России действенного механизма правового регулирования.

В отечественной теоретико-правовой науке вплоть до настоящего времени понятие реализации права рассматривалось с точки зрения перечисления форм непосредственного (исполнение, соблюдение, использование) и опосредованного (применение) осуществления правовых норм. Подобный подход в силу своей фрагментарности затрудняет системное восприятие правореали-зационной деятельности. Комплексное представление о данном виде социально-юридической активности может быть сформировано в контексте исследования структуры и функционирования механизма реализации актов применения права, поскольку именно механизм объединяет в своем содержании статические и динамические элементы, которые в комплексе обеспечивают и сопровождают процесс практической реализации правовых предписаний.

Названные обстоятельства обусловливают актуальность диссертационной проблематики и предопределяют выбор темы диссертации.

Степень разработанности темы диссертационного иссле

дования. Проблемы, связанные с характеристикой правоприме

нительного процесса, места и роли в нем правоприменительных

актов исследовались в трудах таких отечественных ученых, как:

Н.Г.Александров, В.К.Бабаев, М.И.Байтин, А.М.Васильев,

Н.В.Витрук, Ю.И.Гревцов, Ф.А.Григорьев, В.М.Горшенев, И.Я.Дю-

рягин, Л.Н.Завадская, В.Н.Карташов, А.С.Категов, С.Ф.Кечекьян,

К.Н.Княгинин, Н.Г.Колотов, В.М.Корельский, В.В.Лазарев,

И.П.Левченко, О.Э.Лейст, В.И.Леушин, А.В.Мицкевич, П.Е.Нед-

байло, В.С.Основин, В.Д.Перевалов, А.С.Пиголкин, В.Н.Протасов,

Ю.С.Решетов, И.Ф.Рябко, И.С.Самощенко, Ю.КТкаченко,

И.Е.Фарбер,     Р.О.Халфина,                А.Ф.Черданцев,     АДЧеркасов,

М.Д.Шаргородский, Л.С.Явич и др.

Различные аспекты реализации правоприменительных актов исследовались в работах ученых, представителей как теории государства и права, так и отраслевых юридических наук. Среди таких авторов: В.В.Белоусов, В.П.Божьев, Г.П.Братусь, ДХВалеев,


Р.Х.Валеева, Е.В.Васьковский, Н.Н.Вопленко, Н.Л.Гранат, Ю.И.Гринько, С.П.Гришин, МАГурвич, В.Г.Даев, А. А. Добровольский, Л.Н.Завадская, П.П.Заворотько, И.М.Зайцев, Н.Б.Зейдер, ААИгнатенко, Н.А.Игнатюк, В.П.Казимирчук, М А.Капустина, И.В.Кириленко, А.Ф.Клейнман, Н.М.Коршунов, В.Н.Кудрявцев, В.О.Лучин, Р.Х.Макуев, Д.Я.Малешин, Н.И.Масленникова, В. В. Мартынова, А.В. Матвеев, М.Н. Марченко, И.Б.Морозова, Ю.К.Осипов, А.В.Рего, И.В.Решетникова, А.К.Сер-гун, М.КТреушников, М.С.Тимофеев, Г.Д.Улетова, М.Х.Фарукшин, В.ВХуденко, НАЧечина, Д.М.Чечот, М.С.Шакарян, В.М.Шерстюк, В.Н.Щеглов, К.С.Юдельсон, М.К.Юков, А.Ю.Якимов, В.В.Ярков и

АР-Отмечая достаточную научную разработанность отдельных аспектов диссертационной проблематики, следует вместе с тем констатировать, что вплоть до настоящего времени в отечественной юридической литературе отсутствуют монографические научные работы, в рамках которых осуществлялся бы комплексный анализ проблемных вопросов, касающихся формирования и функционирования в современной России юридического механизма реализации правоприменительных актов. Настоящая диссертация призвана восполнить существующий пробел.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере реализации актов применения права, при этом акцентируется внимание на специфике правореализационной деятельности в сфере принудительного исполнительного производства.

Предмет исследования в комплексе составили понятия и принципы, характеризующие юридическую деятельность в сфере реализации правовых предписаний, целевые установки и ценностные приоритеты правореализационной деятельности по осуществлению актов применения права, факторы, влияющие на поведение участников правоотношений в сфере принудительного исполнения правоприменительных актов, а также условия, обеспечивающие оптимизацию данной сферы общественных отношений

Цель диссертационного исследования заключалась в создании теоретико-правовой модели механизма реализации актов применения права, адаптированной к условиям правовой системы современной России.


Достижение обозначенной цели осуществлялось путем решения следующих задач:

-    проанализировать формально-юридические и структурно-

содержательные аспекты правоприменительного процесса;

  • осуществить характеристику актов применения права в контексте структуры и содержания правоприменительного процесса;
  • исследовать параметры процесса реализации актов применения права;
  • показать значение принудительного исполнительного производства в качестве особой процессуальной формы реализации правоприменительных актов;
  • выделить структурные элементы механизма исполнительного производства и охарактеризовать их;
  • определить место и роль института судебных приставов в механизме реализации правоприменительных актов.

Методологическая основа диссертационного исследования. При решении поставленных задач автор опирался на современные методы познания, выявленные и разработанные философской наукой и апробированные юридической практикой. Основу исследования составили принципы познания социальных явлений, позволяющие отразить взаимосвязь теории и практики, формы и содержания предмета исследования, процесса развития и качественных изменений рассматриваемых правовых явлений.

В ходе исследования приоритет отдавался специально-юридическим методам познания, среди которых следует выделить методы сравнительно-правового анализа, теоретико-правового моделирования и прогнозирования, правовой диагностики, интерпретации правовых текстов, юридической статистики.

Теоретическую основу составили труды отечественных и зарубежных ученых, принадлежащих к различным научным направлениям и школам и являющихся выразителями различных взглядов на обозначенную темой исследования проблематику.

В процессе подготовки диссертации были обобщены и проанализированы точки зрения, теоретические модели и концепции, получившие свое отражение в работах Ю.Е.Аврутина, С.С.Алексеева, В.К.Бабаева, В.В.Бородина, А.Г.Братко, ИАВозгрина, С.Б.Глушаченко, Э.П.Григониса, Д.А.Керимова, Э.В.Кузнецова, В.С.Нерсесянца, ЛАНиколаевой, А.В.Малько, А.В.Мицкевича, В.Н.Протасова, РАРомашова, В.П.Сальникова, В.Д.Сорокина, Л.И.Спиридонова и др.


6

В качестве нормативно-правовой базы широко использовались действующие внутригосударственные нормативно-правовые акты в области регламентации как правоприменительной деятельности в целом, так и исполнительного производства в частности.

Научная новизна диссертации определяется как самой постановкой проблемы, так и подходом к ее исследованию с учетом разработанности соответствующих вопросов. Автором предпринята попытка осуществления системного анализа структурных и функциональных аспектов механизма реализации актов применения права, рассматриваемого в контексте концепции юридического позитивизма и с учетом современного состояния правовой системы России.

Реализация актов применения права рассматривается в работе в качестве сложного полиструктурного явления, включающего различные виды юридической деятельности, связанной с выбором форм, методов, средств правовой регламентации.

Предлагается рассматривать принудительное исполнительное производство как установленный нормами позитивного права порядок реализации актов судебных и иных юрисдикционных органов, имеющих своей целью обеспечение реальной защиты нарушенных или оспоренных субъективных материальных прав или охраняемых законом интересов.

Основные положения выносимые на защиту:

  • Применение права представляет собой сложную форму его реализации, включающую деятельность компетентных органов, осуществляемую в сочетании с иными формами реализации (исполнением, соблюдением, использованием) и в их взаимном проникновении, направленную на разрешение индивидуально-конкретных дел и приведение поведенческих актов субъектов в соответствие с правовыми предписаниями.
  • Исследование правоприменительного процесса непосредственно связано с анализом феномена «юридическая процедура». Суть той или иной процедуры и ее особенности определяются характером правового отношения, реализации которого данная разновидность процедуры служит. По этому признаку юридическую процедуру можно разделить на материальную и процессуальную.

Для материальной процедуры в качестве основного выступает материальное регулятивное правоотношение, в котором осуществляется обычное, позитивное поведение субъектов. Матери-


7

альные процедуры весьма разнообразны по своему характеру, что предопределяется спецификой механизма их действия и многообразием материальных регулятивных правоотношений.

В основе процессуальной процедуры лежит материальное охранительное правоотношение. Оно, будучи необходимой основой для возникновения правоприменительных отношений и юридического процесса, оказывается затем вовлеченным в систему правоприменительных связей, так как без него правоприменительный процесс беспредметен.

  • Исполнение вынесенного по делу решения, закрепленного в правоприменительном акте, не является самостоятельной стадией правоприменительного процесса, так как, во-первых, не каждый правоприменительный акт требует действий со стороны обязанного субъекта по реализации данного акта; во-вторых, правоприменительный акт может быть исполнен субъектом добровольно без участия правоприменителя. Однако принудительное исполнение правоприменительного акта всегда выступает завершающим функциональным этапом правоприменительного процесса, непосредственно связанным со всеми его предыдущими стадиями и обеспечивающим достижение правоприменением его изначально заданной цели. Поэтому исполнительное производство можно рассматривать как дополнительный этап правоприменительного процесса, необходимый в случае неисполнения лицом вынесенного компетентным органом правоприменительного акта.
  • Правоприменительные акты - это сложная и многогранная правовая категория, которую можно рассматривать в различных аспектах: как юридический способ (средство) государственного регулирования общественных отношений, как одну из правовых форм осуществления функций государства, как одно из важнейших средств реализации правовых норм, как решение конкретного индивидуального дела.
  • Исполнительное производство по своей правовой природе является продолжением юридического процесса, так как в его основе лежит то же самое материальное отношение, что и в основе судебного решения, с вынесением правоприменительного акта (судебного решения) лишь изменяется статус сторон. В силу своего комплексного характера исполнительное производство является одновременно и этапом юридического процесса, и сферой деятельности органов исполнительной власти.

8

6. Юридически значимые отношения в сфере исполнительного производства следует рассматривать как составную часть процесса реализации права, представляющую собой взаимосвязи субъектов, наделенных взаимными правами и обязанностями, в рамках которых на основе материальных и процессуальных норм осуществляются государственно-властные полномочия, касающиеся практического осуществления правоприменительных актов судебных и иных государственных органов.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что положения и выводы, формулируемые и обосновываемые в ней дополняют, развивают и конкретизируют такие разделы теории права и государства, как «Теория правоотношения», «Реализация права», «Механизм правового регулирования» и др. Кроме того, комплексный характер диссертации предопределяет значимость результатов исследования для гражданско-правовых дисциплин, истории государства и права, истории политических и правовых учений, конституционного права, а также ряда других отраслевых и прикладных юридических наук.

Практическая значимость результатов исследования. Полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы:

  • в дальнейших научных исследованиях современного состояния и перспектив развития механизма реализации правовых предписаний;
  • в преподавании общей теории государства и права, конституционного, административного, гражданского и уголовного права, гражданского процессуального права, уголовно-процессуального права и др.;
  • положения и выводы данного исследования могут быть учтены и использованы в правотворческой и правоприменительной деятельности, связанной с реализацией судебных актов и актов иных органов;
  • полученные в ходе исследования выводы могут способствовать повышению эффективности деятельности службы судебных приставов по исполнению судебных актов, их взаимодействию с другими субъектами правоохранительной системы.

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России. Результаты изысканий диссертанта были апробированы


9

в ходе практической деятельности и получили свое отражение в опубликованных научных работах, а также в выступлениях автора на межвузовском научно-теоретическом семинаре «Правовой режим законности: вопросы теории и истории» (Санкт-Петербург, февраль 2001 г.); международной научно-теоретической конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступностью» (Санкт-Петербург, октябрь 2001 г.); межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы теории и истории права и государства» (Санкт-Петербург, декабрь 2002 г.); «Актуальные проблемы теории и истории права и государства» (Санкт-Петербург, декабрь 2003 г).

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, две главы, объединяющие пять параграфов, заключение и список литературы.

И. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, освещается степень ее разработанности, определяются цели, задачи, теоретическая и методологическая основы исследования, его новизна, приводятся основные положения, выносимые на защиту, указываются теоретическая и практическая значимость работы, сведения апробации результатов исследования.

В первой главе «Характеристика актов применения права в контексте структуры и содержания правоприменительного процесса» выделены параграфы; «Правоприменительный процесс: формально-юридический и структурно-содержательный анализ» (§ 1); «Акты применения права в структуре правоприменительного процесса» (§2).

В первом параграфе применение права рассматривается как сложная самостоятельная форма его реализации, предполагающая деятельность компетентных органов, осуществляемую в сочетании с иными формами реализации (исполнением, соблюдением, использованием) и в их взаимном проникновении, направленную на разрешение индивидуально-конкретных дел и приведение поведенческих актов субъектов в соответствие с правовыми предписаниями.

Термин «применить» означает не просто осуществить, реализовать, в сфере юриспруденции он предполагает наличие опре-


10

деленной властной деятельности компетентного органа или должностного лица, которого государство наделило полномочиями на самостоятельную, творческую реализацию норм в приложении к отдельному случаю. Поэтому слово «применение» обозначает такой процесс, когда компетентный орган, как бы продолжая дело, начатое законодателем, решает вопросы, связанные с действием нормы права по отношению к данному случаю. Компетентный орган «применяет», т.е. распространяет общее правило на своеобразные фактические обстоятельства, конкретизируя это правило.

В настоящее время категории «применение права» уделяется достаточно пристальное внимание со стороны юристов. Однако при характеристике данного правового феномена используются различные термины: «правоприменительная деятельность», «правоприменительные отношения», «правоприменительный процесс», которые не являются тождественными. Они выражают сущность, содержание и форму государственно-властной деятельности по реализации предписаний закона применительно к конкретной юридической ситуации.

Можно согласиться с Н.Н.Вопленко, полагающим, что понятие «применение права» отражает своеобразие данной формы реализации права в числе других форм его осуществления, а понятие «правоприменительный процесс» выражает организационную сторону, последовательность и основные моменты правоприменительной деятельности, раскрывает его внутреннюю динамику1.

Исследование правоприменительного процесса связано с анализом категории «юридическая процедура». Суть той или иной процедуры и ее особенности определяются характером правового отношения, реализации которого данная разновидность процедуры служит. По этому признаку юридическую процедуру можно разделить на -материальную и процессуальную.

Для материальной процедуры в качестве основного выступает материальное регулятивное правоотношение, в котором осуществляется обычное, позитивное поведение субъектов. Материальные процедуры весьма разнообразны по своему характеру, что предопределяется спецификой механизма их действия и многообразием материальных регулятивных правоотношений.


11

В основе процессуальной процедуры лежит материальное охранительное правоотношение. Оно, будучи необходимой основой для возникновении правоприменительных отношений и юридического процесса, оказывается затем вовлеченным в систему правоприменительных связей, так как без него правоприменительный процесс беспредметен.

Разрешая юридическое дело, правоприменитель обязан установить наличие или отсутствие материально-правового отношения, уточнить его содержание. Эти действия правоприменителя опосредуются процессуальными отношениями. Уточнение юридического содержания материально-правового охранительного отношения заключается в установлении (определении) конкретных прав и обязанностей участников данного отношения, характера и меры юридической ответственности правонарушителя и т.д. Вследствие такой конкретизации деятельность правоприменительного органа сопровождается определенным материально-правовым эффектом, а материально-правовые отношения приобретают четкую, предметно-содержательную определенность. Уточнение, конкретизация объема прав и обязанностей субъектов (содержание) материально-правового охранительного отношения закрепляется и фиксируется в вынесенном по делу правоприменительном акте.

Таким образом, юридический процесс является разновидностью юридической процедуры, а следовательно, категории «правоприменительная процедура» и «правоприменительный процесс» не являются тождественными - они соотносятся как общее и частное.

Процессуальные нормы, обладая всеми основными чертами правовых норм, имеют целый ряд особенностей. Во-первых, если нормы материального права выполняют основную регулятивную функцию, устанавливая субъективные права и обязанности, составляющие центральное содержание механизма правового регулирования, то процессуальные нормы закрепляют порядок, условия правильного осуществления прав и исполнения юридических обязанностей, отвечая на вопросы, как, в каком порядке они могут и должны быть реализованы, т.е. осуществляют иной, можно сказать, вспомогательный уровень правового регулирования.

Во-вторых, процессуальные правовые нормы преследуют цель обеспечения наилучшей направленности и координации действий тех людей, которые призваны осуществить правовые требования.


12

Это достигается своеобразием характера предписаний, содержащихся в процессуальной норме, особенностями адресатов и выполняемых функций. Процессуальные правовые предписания, как правило, регламентируют отдельные участки правоприменительной деятельности. Локальный характер процессуальных предписаний дополняется их системностью и взаимосвязанностью. Каждое процессуальное требование имеет четко зафиксированное место в рамках правоприменительного процесса. Это позволяет выделить наиболее важные блоки правоприменительной деятельности и детализировать регламентацию самых слож-н ы х и л и значимых действий. Отдельно взятые процессуальные предписания в ы п о л н я ю т своеобразные «технические» или «технологические» функции обеспечения юридической правильности правоприменения.

Процессуальные предписания адресуются чаще всего должностным лицам, организаторам и исполнителям правоприменительной деятельности. Это не исключает довольно распространенных, например в гражданском праве, случаев, когда они регламентируют организационные отношения, строящиеся не на основе субординации, а на основе взаимодействия, координации.

Процессуальные предписания следует отнести к числу важнейших средств обеспечения законности деятельности должностных лиц по разрешению юридических дел. Упорядочивая практическую работу по реализации материально-правовых предписаний, они, вместе с тем, позволяют осуществить контроль за правильностью организационной деятельности, устанавливают процессуальные гарантии точного соблюдения п р а в о в ы х предписаний. В частности, именно процессуальное право содержит санкции за нарушение материально-правовых предписаний в той части, которая адресована правоприменительным органам.

Таким образом, из всей совокупности правовых норм, представляющих собой единую систему, посредством которой обеспечивается регулирование общественных отношений, можно выделить н о р м ы , предназначенные обеспечить процесс правоприменения, нацеленный на разрешение юридического дела и вынесение индивидуального правового акта.

В юридической литературе по проблемам правоприменения особое место отводится стадиям правоприменительного процесса. Термин «стадия» определяется как период, фаза или ступень в развитии чего-либо, имеющая свои качественные особенности.


13

Традиционно стадия понимается как совокупность процессуальных действий, направленных к одной близлежащей це-ли1. Самостоятельность стадии определяется задачей, которую на данном этапе процесса закон ставит перед правоприменением. В связи с этим стадия определяется в диссертации как качественно обособленная часть единого процесса, представляющая собой систему последовательно совершаемых процессуальных действий, рассчитанных в комплексе на решение самостоятельной процессуальной задачи. Стадии составляют логическую последовательность действий при вынесении акта применения права. Традиционно в качестве стадий правоприменения выделяют: установление фактических обстоятельств дела; установление юридической основы дела; принятие решения г г о делу.

Стадии следует отличать от этапов разбирательства функционального характера - циклов правоприменения2, каждый из которых завершается вынесением соответствующего правоприменительного акта (вспомогательного или окончательного). При этом исполнение вынесенного по делу решения, закрепленного в правоприменительном акте, не является стадией правоприменительного процесса, так как, во-первых, не каждый правоприменительный акт (в данном случае вспомогательный) требует действий со стороны обязанного субъекта по реализации данного акта; во-вторых, правоприменительный акт (окончательный) может быть исполнен субъектом добровольно без участия правоприменителя. Однако принудительное исполнение правоприменительного акта всегда выступает завершающим циклом (функциональным этапом) правоприменительного процесса, непосредственно связанным со всеми предыдущими циклами, обеспечивающим достижение правоприменением его начальной цели. Данный функциональный этап правоприменения не является основным, в

силу указанных причин он может отсутствовать. Поэтому испол-



14

нительноё производство можно рассматривать как дополнитель-н ы й этап правоприменительного процесса, необходимый в случае неисполнения лицом вынесенного компетентным органом правоприменительного акта.

Второй параграф посвящен анализу актов применения права, их назначения в механизме правового регулирования, роли в правоприменительном процессе.

Акты применения права являются важнейшим средством реализации правовых предписаний. Именно они в значительной степени определяют существование применения права как самостоятельной ф о р м ы реализации права и обеспечивают достижение конечного результата правоприменения.

Правоприменительные акты - это сложная и многогранная правовая категория, которую можно рассматривать в различных аспектах: как юридический способ (средство) государственного регулирования общественных отношений, как одну из правовых форм осуществления функций государства, как одно из важнейших средств реализации правовых норм, как решение конкретного индивидуального дела.

По мнению В.В.Лазарева, непосредственная цель правоприменения состоит в устранении имеющегося препятствия в реализации п р а в о в ы х н о р м определенными субъектами1. Думается, ч т о цель правоприменения следует расширить, конкретизировать, включив в ее содержание указание субъектам на их конкретные правомочия и обязанности, официальное признание их юридического статуса, определение меры и объема юридической ответственности и др.

Акты применения права, таким образом, увязывают воедино норму права, деятельность органа (должностного лица), применяющего эту норму, и поведение субъектов, в отношении которых разбиралось конкретное дело. Основная функция правоприменительного акта - «включение» механизма правового регулирования определенных, наиболее значимых общественных отношений.

В целом правоприменительный акт можно определить как государственно-властное индивидуальное решение (акт), принимаемое компетентным субъектом по конкретному юридическому


15

делу с целью установления наличия или отсутствия субъективных прав или юридических обязанностей и определения их меры на основе соответствующих правовых норм.

В диссертационном исследовании приводится обширная классификация правоприменительных актов по следующим критериям: 1) по субъектам правоприменения; 2) по направлениям деятельности правоохранительных и иных исполнительных органов;

3)    по отраслевой принадлежности применяемых норм права;

  • по функциональному признаку (регулятивные, охранительные);
  • по сфере действия (действующие во времени, в пространстве, по кругу лиц); 6) по способу выражения (документы, акты-действия: словесные, визуальные, символы); 7) по наименованию (приказы, постановления, указания, протоколы, решения, разрешения, предупреждения, представления, предписания, резолюции и др.); 8) по структуре (имеющие четыре элемента: введение, описание, мотивировка, резолюция; три - введение, описание, резолюция; две части - вводную и резолютивную; одну резолютивную часть); 9) по характеру4 решения (обязывающие, запрещающие; уполномочивающие; поощрительные; удостоверитель-ные; фиксирующие факты и обстоятельства, имеющие юридическое значение и т.д.

По юридическому значению, месту и роли в правоприменительном процессе все правоприменительные акты можно подразделить на вспомогательные - обеспечивающие принятие решения по делу; основные - содержащие само решение, конкретизирующие права и обязанности сторон; производные - сопровождающие реализацию вынесенного по делу решения.

Большая часть правоприменительных актов - акты-документы. Акты, сопровождающие и завершающие правоприменительный процесс, всегда имеют письменную форму выражения. Можно выделить ряд причин письменного изложения правоприменительных решений. Первая причина заключается в длительности срока реализации предписания, установленного правоприменительным актом, либо некоторый разрыв во времени между вынесением решения и его исполнением, даже если это исполнение сводится к однократному действию, например, уплате штрафа, наложенного за административное правонарушение. Вторая причина связана с тем, что исполнение правоприменительного акта во многих случаях возлагается на лиц, не присутствовавших при его объявлении. Для подтверждения существования властного


16

решения и его содержания часто появляется необходимость в его предъявлении, копировании, пересылке и т.д Сохранение оригинала письменного акта в архивах правоприменительных органов позволяет делать это многократно и в течение длительного срока. Эти обстоятельства имеют особое значение в случае принудительного исполнения правоприменительных актов. Кроме того, они важны не только для исполнения, но и для учета возможных правовых последствий правоприменительного акта. Ведь содержащиеся в нем выводы, предписания в некоторых случаях должны учитываться другими субъектами правоприменения, выносящими акты, преюдициально связанные с предшествующим актом, или, например, акты, для индивидуализации итоговых предписаний которых существенное значение будут иметь предыдущие акты (например, в случае привлечения к уголовной ответственности лица, ранее судимого). Следующая причина, заставляющая прибегать к письменному изложению правоприменительного акта, необходимость всеобъемлющего контроля за правоприменитель-ной-деятельностью. Органам, осуществляющим проверку законности, обоснованности и целесообразности правоприменения, проще получить объективное и полное представление о содержании акта, отображенного письменно, чем при его устном выражении.

Представляется необходимым проводить различие между процессуальными и правоприменительными актами. Процессуальные акты служат только для установления обстоятельств дела, обеспечивая издание правоприменительного акта, или отражают ход его исполнения, в то время как правоприменительные акты выступают в качестве юридических фактов (либо составного элемента фактического состава) и являются основанием для возникновения, изменения или прекращения правоотношений, изменения статуса их участников. В диссертационном исследовании представлена характеристика основных правоприменительных и процессуальных актов.

На основе произведенного в рамках данного параграфа анализа диссертант приходит к выводу, что правоприменительный акт отличается следующими признаками.

1) он представляет собой форму выражения результата взаимодействия субъектов правоприменительного отношения;


17

  • выступает в качестве юридического факта, изменяющего правовой статус субъектов правоприменительных и иных правовых отношений;
  • является элементом «сцепления» между циклами правоприменения.

Правоприменительный акт, разрешающий конкретное дело, будет являться юридическим фактом, порождающим правоис-полнительное отношение. Это вовсе не означает, что правоприменительный акт охранительного характера не может быть исполнен субъектом, в отношении которого он вынесен, самостоятельно, добровольно, без участия правоприменительного органа. Однако в ряде случаев изначально при вынесении правоприменительного акта, завершающего разбирательство по юридическому делу, предполагается принудительная форма его исполнения. На этом принципе основаны уголовно-исполнительные отношения, регулируемые уголовно-исполнительным законодательством, а также отношения в сфере исполнительного производства по гражданско-правовым и иным спорам.

Во второй главе «Принудительное исполнение актов применения права как форма их реализации» выделены параграфы «Структура юридического механизма исполнительного производства» (§ 1;, «Правоотношения в сфере исполнительного производства: общая характеристика» (§2); «Место и роль института судебных приставов в механизме реализации правоприменительных актов» (§ 3).

В первом параграфе отмечено, что правовое регулирование с необходимостью предполагает не только реализацию нормативно-правовых актов, действующих в юрисдикционном пространстве государства, но и исполнение индивидуальных актов применения права, вынесенных по отдельному юридическому делу компетентным органом.

В последнее время вопрос о правовой природе исполнительного производства находится в поле зрения специалистов, как теоретиков, так и практиков, что связано с проблемами.исполни-мости правоприменительных актов в условиях современной России. Основной задачей как судопроизводства в целом, так и исполнительного производства в частности является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц, а также охрана общественных и государственных интересов.


18

Исполнительное производство по своей правовой природе является продолжением юридического процесса, так как в его основе лежит то же самое материальное отношение, что и в основе судебного решения, с вынесением правоприменительного акта (судебного решения) лишь изменяется статус сторон. В силу своего комплексного характера исполнительное производство является одновременно и этапом юридического процесса, и сферой деятельности органов исполнительной власти.

Исполнительное производство можно определить как установленный нормами права порядок принудительной реализации актов судебных и иных юрисдикционных органов, имеющих своей целью обеспечение реальной защиты нарушенных или оспоренных субъективных материальных прав или охраняемых законом интересов. В исполнительном производстве, таким образом, выражается как принудительная реализация юрисдикционного акта, вынесенного в защиту права или интереса, так и опосредованная принудительная реализация самих правомочий взыскателя. По существу исполнительное производство представляет собой механизм оперативного и эффективного исполнения нормативных предписаний, выраженных во вступившем в законную силу правоприменительном акте.

Структуру юридического механизма исполнительного производства составляют:

  • правовые нормы, регламентирующие исполнительное производство;
  • исполнительные документы;
  • правовые отношения в сфере исполнительного производства;

-   процедуры осуществления исполнительного производства,

которые могут различаться в зависимости от вида процесса.

Среди ученых-процессуалистов нет единства в определении места норм исполнительного производства в системе российского права. Одна часть ученых считает, что «отношения, возникающие в связи с исполнением решений юрисдикционных органов, являются предметом регулирования самостоятельной отрасли права - исполнительного» (М.К.Юков, А.Ю.Францифоров). Другие ученые полагают, что связанность исполнительного производства с предшествующими стадиями процесса предопределяются общностью целей, которые законодательно определены для всего гражданского судопроизводства в целом и заключаются в защите


19

прав и охраняемых законом интересов (А.К.Сергун, В.В.Худенко, И.М.Зайцев). Третьи рассматривают исполнительное производство как административную процедуру (И.Ю.Бурмаков).

На наш взгляд, нормы, регулирующие исполнительное производство, представляют собой комплексный институт российской системы права, который соединяет в себе нормы различной отраслевой принадлежности, что, в конечном счете, и определяет компетенцию соответствующего органа государственной власти. Данное предположение подтверждается анализом формально-юридических источников, регламентирующих исполнительное производство. К таковым относятся международно-правовые акты (например, Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности между странами СНГ 20.03.1992 г.; Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между странами СНГ 22.01.1993 г. и др.) и международные договоры; Федеральные законы «Об исполнительном производстве» и Федеральный закон "О судебных приставах" от 21.07.1997 г.; Гражданский процессуальный кодекс; Арбитражный процессуальный кодекс; Гражданский кодекс; Семейный кодекс; Трудовой кодекс; Уголовно-исполнительный кодекс; Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)»; Закон «О международном коммерческом арбитраже»; Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации»; подзаконные нормативные акты; акты Конституционного Суда и постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам применения исполнительного законодательства, а также иные акты.

Вполне обоснованной можно признать точку зрения о необходимости разработки и принятия Исполнительного кодекса, что, по мнению ее сторонников (В.В.Ярков, В.М.Шерстюк, А.В.Матвеев и др.), позволит устранить имеющиеся пробелы, свести воедино разрозненные положения федерального законодательства, повысить уровень защиты прав граждан и организаций, улучшить эффективность и результативность работы органов принудительного исполнения.

Второй параграф посвящен анализу оснований возникновения, субъектного состава и содержания правовых отношений исполнительного производства, а также их места в едином правоприменительном процессе. Указанные отношения рассматрива-


20

ю т с я как форма принудительной реализации актов применения п р а в а в частно-правовой сфере.

Процессуальные связи м е ж д у субъектами в сфере исполнительного производства являются составной частью единого правоприменительного процесса, они имеют единый с общим правоприменительным отношением объект. Диссертант считает воз-м о ж н ы м согласиться с теми авторами, которые выделяют пер-в и ч н ы й и в т о р и ч н ы й о б ъ е к т ы правоприменительного отношения1. Непосредственным (первичным) объектом правоприменительного отношения являются права и обязанности лиц - адресатов правоприменительного акта, для осуществления которых потреб о в а л о с ь вмешательство компетентных органов. Но поскольку правоприменительные отношения не есть самоцель и их существование опосредовано материально-правовыми отношениями, то о б ъ е к т ы последних (материальные и нематериальные блага) в ы с т у п а ю т в т о р и ч н ы м и объектами правоприменительных отношений.

На единство правоприменительного процесса и соответст-в у ю щ е г о отношения указывает и его субъектный состав - основ-н ы е участники (стороны процесса) остаются, как правило, неиз-м е н н ы м и (либо действуют на о с н о в е правопреемства).

Правоисполнительное отношение не является самодостаточ-н о й категорией, оно является производной от процесса правоприменения и соответствующих отношений. Однако с точки зре-н и я п о л н о т ы теоретического исследования, необходимости в ы я в -ления специфики правоприменительных связей завершающего этапа ю р и д и ч е с к о г о процесса нём представляется возможным в р а м к а х диссертационной р а б о т ы рассматривать собственно прав о в ы е отношения в сфере исполнительного производства.

Правоотношение в сфере исполнительного производства определяется нами как составная часть правоприменительного отношения, представляющая с о б о й взаимосвязи субъектов, надел е н н ы х в з а и м н ы м и правами и обязанностями, в рамках к о т о р ы х

на основе материальных и процессуальных норм осуществляют-



21

ся государственно-властные полномочия по принудительному исполнению актов судебных и иных государственных органов.

В соответствии с принципом диспозитивности правоотношение по принудительному исполнению возникает в результате .волеизъявления взыскателя. Дальнейшее его развитие находится под влиянием реализуемых участниками исполнительного производства правомочий и юридических обязанностей.

Диспозитивное начало в исполнительном производстве во многом обусловлено природой гражданских прав, материальных по своей сути, которые обрели бесспорный характер посредством закрепления их в судебном решении. Присущий исполнительному производству принцип диспозитивности означает, что правовые отношения в исполнительном производстве возникают, изменяются и прекращаются, главным образом, по инициативе материально заинтересованных участников, которые имеют возможность с помощью судебного пристава-исполнителя распоряжаться своими материальными и процессуальными правами. Безусловно, решающее значение в этом играет позиция взыскателя

Возникновение правоотношения исполнительного производства предполагает фактический состав, включающий:

  1. факт вынесения компетентным государственным органом (судом, органом исполнительной власти) правоприменительного акта, в котором конкретизируются права и обязанности сторон материально-правового охранительного отношения;
  2. факт неисполнения должником зафиксированной в правоприменительном акте обязанности в течение установленного законом срока,
  3. факт предъявления исполнительного документа в службу судебных приставов, а также факт получения и юридической оценки исполнительного документа судебным приставом-исполнителем в связи с чем (в течение установленного законом срока) выносится соответствующее постановление о возбуждении исполнительного производства, выступающее в качестве юридического основания исполнительного производства.

Исполнительными документами называются документы, в которых выражается содержание основания исполнения, предъявление которых необходимо для начала исполнительного производства. Исполнительный документ может иметь самостоятель-


22

н о е значение и составляться отдельно от документа, фиксирующего основание исполнения.

Объектом исполнения м о г у т быть как судебные акты (судов общей ю р и с д и к ц и и и арбитражных судов), так и акты других орган о в , причем не в с я к и х , а только тех, которым предоставлено право возлагать на граждан, организации и бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущест-в а , либо совершению в их п о л ь з у определенных действий или воздержанию от определенных действий.

Исполнительный документ определяется в диссертации как в ы н е с е н н ы й судом и л и и н ы м предусмотренным законодательств о м органом ю р и с д и к ц и о н н ы й акт, соответствующий обязатель-н ы м требованиям, содержащий сведения о присуждении, подтверждающий наличие предусмотренных законом оснований и условий для возбуждения исполнительного производства судеб-н ы м приставом-исполнителем и обязательный к исполнению для органов, организаций, должностных лиц и граждан на всей территории Российской Федерации.

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» в с т . 7 содержит перечень исполнительных документов, а также закрепляет обязательные требования ко всем исполнительным документам (ст. 8). Все юрисдикционные (вынесенные судом или и н ы м ю р и с д и к ц и о н н ы м органом) акты являются документами и служат основанием для исполнения, но не все они служат основанием для принудительного исполнения и, соответственно, не я в л я ю т с я исполнительными документами.

Однако необходимо отметить, что сам по себе исполнитель-н ы й документ не является правоприменительным актом. В каче-с т в е такового выступает судебное решение, в котором зафикси-р о в а н о решение по ю р и д и ч е с к о м у делу, объем действий обязан-н о г о лица и т.д. И с п о л н и т е л ь н ы й документ, являясь актом процессуальным, сам по себе никаких решений не фиксирует, по сути, он является лишь в ы п и с к о й из судебного решения либо решения и н о г о компетентного органа. Представляется обоснован-н ы м взгляд на принудительное исполнение судебного решения к а к «одновременно исполнение предписаний и н о р м ы матери-


23

ального права и судебного решения, вынесенного на основе этой нормы»1.

Но в то же время исполнительный документ, наряду с фактом его предоставления заинтересованным лицом судебному исполнителю, является основанием для исполнительного производства, т.е. для вынесения нового правоприменительного акта - о возбуждении такого производства. Данный правоприменительный акт и начинает новый цикл правоприменительного отношение -инициирует правоотношение по поводу принудительного исполнения судебного решения (либо акта иного органа), изменяет статус основных субъектов правоприменительного отношения (истца и ответчика).

Принудительное исполнение исполнительного документа может производить только служба судебных приставов, следовательно, судебный пристав является обязательным и лидирующим субъектом исследуемых правоотношений.

Правоотношение в сфере исполнительного производства имеет сложный субъектный состав, а котором можно выделить следующие группы субъектов:

  1. руководящие субъекты, выступающие в роли правоприменителей: суд, судья, старший пристав, пристав-исполнитель;
  2. лица, имеющие в деле материально-правовой интерес: стороны - взыскатель и должник;
  3. лица, защищающие чужие материально-правовые интересы: законные и договорные представители, уполномоченные общественных организаций, представители в силу специальных полномочий, прокурор в случае участия в процессе и исполнительном производстве;
  4. субъекты, содействующие ходу исполнения: банки и иные кредитные организации, таможенные и налоговые органы, понятые, переводчики, призванные помогать ходу исполнения.

В процессе принудительного исполнения судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник осуществляют поведение в соответствии со своими правами и обязанностями, причем их действия в свою очередь вызывают возникновение новых правомочий и обязанностей у других участников исполнительного производства.


24

В третьем параграфе и с с л е д у е т с я п р а в о в о й статус судебного пристава, место и р о л ь с л у ж б ы судебных приставов в меха-н и з м е реализации правоприменительных актов.

Одним из к л ю ч е в ы х этапов проведения судебной реформы в Р о с с и й с к о й Федерации стало восстановление службы судебных приставов - звена государственного аппарата, без функционирования которого сложно г о в о р и т ь об эффективности как механизма реализации актов применения права, так и механизма право-в о г о регулирования в целом.

Как отмечается в Концепции судебной реформы, «значение даже объективно п р а в и л ь н ы х судебных решений сводится на нет неэффективностью их исполнения - оно не гарантирует ни быстр о г о и полного восстановления нарушенных прав, ни сдерживания преступного поведения в будущем»1.

Судебный пристав-исполнитель - это должностное лицо, наделенное компетенцией осуществлять принудительное исполнен и е судебных актов и актов и н ы х органов, являющееся лидирующим субъектом в правоотношении исполнительного производств а , обладающее в связи с этим специальной дееспособностью.

Судебным приставом может быть гражданин России, достиг-ш и й 20-летнего возраста, несудимый, имеющий среднее (полное) общее и л и профессиональное образование, способный по своим д е л о в ы м и личным качествам, а также по состоянию здоровья и с п о л н я т ь возложенные на него обязанности. Поскольку пристав-исполнитель обязан совершать исполнительные действия в соответствии с законом и не ущемлять законных прав и интересов граждан и организаций, и ему в процессе правоприменительной деятельности приходится разрешать сложные юридические вопросы, то следовало бы предусмотреть, наряду с другими требованиями к кандидату на должность пристава-исполнителя, как м и н и м у м наличие среднего юридического образования.

Судебный пристав-исполнитель должен принимать меры по своевременному, п о л н о м у и правильному исполнению судебных решений и и н ы х ю р и с д и к ц и о н н ы х актов; представлять должнику, взыскателю и их представителям возможность знакомиться с материалами исполнительного производства, делать выписки, сни-м а т ь с н и х копии; рассматривать заявления сторон по поводу ис-


25

полнительного производства и их ходатайства, выносить соответствующие постановления, разъясняя сроки и порядок их обжалования; обязан взять самоотвод, если заинтересован1 в ходе исполнительного производства либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности.

Движущим началом в исполнительном производстве является активная роль судебного пристава-исполнителя, обязанного принять к исполнению надлежащий исполнительный документ, возбудить исполнительное производство и исполнить содержащиеся в исполнительном документе требования в двухмесячный срок. Именно эта обязанность судебного пристава-исполнителя обеспечивает поступательное развитие правоотношения по принудительному исполнению, вступление в него других участников и приводит в конечном итоге к завершению исполнительного производства.

В правоотношениях исполнительного производства просматривается подчинения нижестоящих звеньев службы судебных приставов вышестоящим. Вертикальное структурирование предполагает выделение:

  1. департамента судебных приставов Министерства юстиции РФ, возглавляемого заместителем главного судебного пристава России;
  2. служб судебных приставов Управления военных судов Министерства юстиции РФ, возглавляемой главным военным приставом - заместителем начальник Управления;
  3. служб судебных приставов органов юстиции субъектов РФ, возглавляемые главными судебными приставами - заместителями начальников органов юстиции субъектов РФ;
  4. районных, межрайонных или соответствующих им, согласно административно-территориальному делению субъектов РФ, подразделений судебных приставов с элементами подчинения нижестоящих звеньев управленческой вертикали вышестоящим (которое, однако, носит лишь организационный и методический характер и никак не связано с непосредственной деятельностью по исполнению юрисдикционных актов).

Принятые законы («Об исполнительном производстве», «О судебных приставах») предоставили службе судебных приставов полномочия, достаточные для обеспечения исполнения правоприменительных актов Судебные приставы получили право самостоятельно определять порядок проведения исполнительного


26

производства, объем мер принудительного исполнения, что в значительной степени повысило эффективность реализации правоприменительных актов. Однако в сфере исполнительного производства остается много нерешенных проблем, анализ которых представлен в работе. На основе этого анализа предложены пути организационно-функционального совершенствования службы судебных приставов.

В заключении диссертации формулируются положения обобщающего характера, а также определяются перспективные направления исследования в данной области.

Основные положения диссертации отражены в следующих опубликованных работах автора:

  1. Исполнительное производство как процессуальная форма реализации актов применения права // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 16. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,1 п.л.
  2. Стадии правоприменительного процесса // Общество и право: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 17. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,1 п.л.
  3. Социально-юридическая природа правоприменительных актов // Право, политика, экономика: проблемы развития и взаимосвязи: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 19 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. 0,1 п.л.
  4. Применение права и правоприменительный "процесс: к вопросу о соотношении понятий // Государственно-правовая политика в России: проблемы и перспективы развития: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 20 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. 0,1 п.л.

25

полнительного производства и их ходатайства, выносить соответствующие постановления, разъясняя сроки и порядок их обжалования; обязан взять самоотвод, если заинтересован в ходе исполнительного производства либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности.

Движущим началом в исполнительном производстве является активная роль судебного пристава-исполнителя, обязанного принять к исполнению надлежащий исполнительный документ, возбудить исполнительное производство и исполнить содержащиеся в исполнительном документе требования в двухмесячный срок. Именно эта обязанность судебного пристава-исполнителя обеспечивает поступательное развитие правоотношения по принудительному исполнению, вступление в него других участников и приводит в конечном итоге к завершению исполнительного производства.

В. правоотношениях исполнительного производства просматривается подчинения нижестоящих звеньев службы судебных приставов вышестоящим. Вертикальное структурирование предполагает выделение:

  1. департамента судебных приставов Министерства юстиции РФ, возглавляемого заместителем главного судебного пристава России;
  2. служб судебных приставов Управления военных судов Министерства юстиции РФ, возглавляемой главным военным приставом - заместителем начальник Управления;
  3. служб судебных приставов органов юстиции субъектов РФ, возглавляемые главными судебными приставами - заместителями начальников органов юстиции субъектов РФ,
  4. районных, межрайонных или соответствующих им, согласно административно-территориальному делению субъектов РФ, подразделений судебных приставов с элементами подчинения нижестоящих звеньев управленческой вертикали вышестоящим (которое, однако, носит лишь организационный и методический характер и никак не связано с непосредственной деятельностью по исполнению юрисдикционных актов).

Принятые законы («Об исполнительном производстве», «О судебных приставах») предоставили службе судебных приставов полномочия, достаточные для обеспечения исполнения правоприменительных актов. Судебные приставы получили право самостоятельно определять порядок проведения исполнительного


26

производства, объем мер принудительного исполнения, что в значительной степени повысило эффективность реализации правоприменительных актов. Однако в сфере исполнительного производства остается много нерешенных проблем, анализ которых представлен в работе. На основе этого анализа предложены пути организационно-функционального совершенствования службы судебных приставов.

В заключении диссертации формулируются положения обобщающего характера, а также определяются перспективные направления исследования в данной области.

Основные положения диссертации отражены в следующих опубликованных работах автора:

  1. Исполнительное производство как процессуальная форма реализации актов применения права // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 16. 4 . 2 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,1 п.л.
  2. Стадии правоприменительного процесса // Общество и право; Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 17. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,1 п.л.
  3. Социально-юридическая природа правоприменительных актов // Право, политика, экономика: проблемы развития и взаимосвязи; Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 19 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. 0,1 п.л.
  4. Применение права и правоприменительный процесс: к вопросу о соотношении понятий // Государственно-правовая политика в России: проблемы и перспективы развития: Сб. трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 20 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. 0,1 п.л.


Подписано в печать и свет 10.03.2004 г.  Формат 60x841/16 Печать офсетная. Объем 1,0 ал. Тираж 100 экз.

Отпечатано в Санкт-Петербургском университете МВД России 198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1


I * * * I


0 9!'-',


о

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.