WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ: ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ УЧЕНИЙ Л.И. ПЕТРАЖИЦКОГО И Н.М. КОРКУНОВА

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

ЗОЛОТАРЕВА Людмила Сергеевна

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ: ИСТОРИКО-СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ УЧЕНИЙ Л.И. ПЕТРАЖИЦКОГО И Н.М. КОРКУНОВА

12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Саратов – 2008


Диссертация выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права»

Научный руководитель:     доктор философских наук,

доктор юридических наук, профессор РЫБАКОВ Олег Юрьевич.

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

ГРАФСКИЙ Владимир Георгиевич доктор юридических наук, профессор МОРДОВЕЦ  Александр Сергеевич

Ведущая организация:      Нижегородский государственный университет

им. Н.И. Лобачевского (юридический факультет)

Защита состоится 03 июня 2008 года, в 16.00 часов на заседании диссертационного Совета Д-212.239.02 при Государтсвенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права», по адресу: 410056, г. Саратов, ул. Чернышевского, 104, ауд. 101.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовская государственная академия права».

Автореферат разослан «___» ____________  2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат юридических наук                                                                                 И.С. Морозова

2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что важнейшей особенностью общественной жизни России на современном этапе является возрождение национальной культуры, восстановление утраченной исторической памяти, имен, событий, произведений науки и искусства. Одними из таких имен, могущих составить гордость любой нации, являются имена Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова - выдающихся ученых и теоретиков права.

В настоящее время в отечественной юридической науке отчетливо просматривается пробуждение интереса к дореволюционной интеллектуальной правовой традиции. Этот интерес, на наш взгляд, не случаен. Российская юридическая наука на рубеже XIX-XX веков добилась колоссальных успехов как в области теории и истории права, так и в отраслевых юридических науках. Однако многие проблемы, обсуждавшиеся в тот период, остались до конца неразрешенными и по-прежнему требуют научного обоснования. Важной чертой этих научных изысканий является то, что по своей источниковой базе и интегрированности в западноевропейскую правовую науку многие труды дореволюционных учёных сохранили свою актуальность и обогащают современную правовую мысль и превосходят даже некоторые современные научные исследования.

Л.И. Петражицкий и Н.М. Коркунов принадлежали к тем блестящим ученым, профессорам юридического факультета Санкт-Петербургского Императорского Университета, которые сформировали оригинальную и самобытную петербургскую школу права.

Оба ученых являются основателями и наиболее яркими представителями психологического направления в теории права. Данное направление считается одним из самых крупных в мировой юриспруденции. Однако эта теоретико-правовая ветвь остается наименее изученной в отечественной юридической литературе.

3


Большой исследовательской интерес представляет тот факт, что многие правовые и политические идеи, актуализированные этими выдающимися мыслителями, сохраняют свое значение и сегодня. Политико-правовое учение Н.М. Коркунова находилось у истоков психологического направления в праве и свое наиболее зрелое воплощение оно нашло в фундаментальном двухтомном труде «Русское государственное право», имевшим до революции семь переизданий.

Психологическая теория права, разработанная Л.И. Петражицким, до сих пор не изучена во всей ее полноте. Между тем, все более усиливающееся в мировой юриспруденции осознание значения психологических аспектов права делает весьма актуальным изучение доктрин этих юристов, которым в нашей науке с 1917 года до сих пор не посвящено ни одного глубокого специального исследования. Необходимо заполнить весьма ощутимую брешь в истории правовых идей в России, поскольку творчество Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова - существенный раздел правовой мысли России: необходимо также выявить и актуальность описания права посредством психологических понятий в их учениях.

Степень научной разработанности проблемы. Специфика исследуемой проблемы определена тем обстоятельством, что правопонимание в учениях Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова были предметом исследования ряда ученых, как отдельно взятые феномены правовой мысли конца XIX - начала XX столетия. Комплексный характер исследуемой проблемы обусловливает обращение не только к юриспруденции, но и широкому спектру научных работ в иных областях: философских, психологических, культурологических, социологических. Для достижения целей, поставленных в диссертационном исследовании, использовались достижения как российской, так и зарубежной научной мысли.

Теории права Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова являлись предметом исследования ученых прошлого столетия. В целом достаточно широко представлены вопросы психологической трактовки государства и

4


права в работах: Б.А. Кистяковского, П.И. Новгродцева, В.И. Сергеевича, Н.С. Джорджикии, Д.Д. Гримма, С.Н. Трубецкого, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, П.Б. Виноградова, Б.П. Вышеславцева, И.Н. Ильина, Б.А. Кистяковского, Н.К. Ренненкамфа, С.А. Муромцева, А.Д. Градовского, Н.А. Гредескула.

Так, нами подробно рассмотрена работа В.И. Сергеевича «Новое учение о праве и нравственности»1, в которой он критикует психологическую теорию права в целом и ставит под сомнение все выводы, сделанные Л.И. Петражицким по поводу разделения права на официальное и интуитивное. Современник Л.И. Петражицкого Н.Н. Джорджикия также отрицательно высказывался по поводу теории Л.И. Петражицкого, указывая, что психологическую теорию права можно критиковать лишь на основании психологических же данных2. Д.Д. Гримм, определяя свои позиции по вопросам введения в науку понятия «политика права», писал: «Прежде всего, о такой науки и не может быть и речи уже потому, что объекты науки и политики не тождественны: наука имеет дело с тем, что есть политика (как отрасль искусства), а наука - с тем, что должно быть»3.

Обзор научных исследований последних лет, посвященных изучению научного наследия Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова позволяет утверждать, что полуотрицательное отношение официальной системы советского государства к выдающимся ученым, их творческому наследию, оценке вклада в развитие государственно-правовых исследований, не отражало и не могло отражать действительного положения дел при характеристике всего объема их научно-теоретических предложений, вносимых учеными в процессы становления и развития российской цивилистикой мысли, их личности в качестве ученого и гражданина.

Наиболее полный обзор жизненного и творческого пути Н.М. Коркунова, описание его научных интересов    содержится   в  работе

1 См.: Сергеевич В.И. Новое учение о праве и нравственности. СПб., 1910.

2 См.: Джорджикия Н.С. Критика психологической теории права Л.И. Петражицкого. Киев, 1915.

3 См.: Гримм Д.Д. Рецензия на книгу Л.И. Петражицкого «Права добросовестного владельца на доходы с

точек зрения догмы и политики гражданского права». М., 2002. С.50.

5


А.И. Экимова «Коркунов»4. На сегодняшний день это, пожалуй, наиболее всестороннее исследование политико-правового учения Н.М. Коркунова. В этой книге детально описаны социально-исторические условия формирования учения Н.М. Коркунова о праве, подробно изложена биография мыслителя, рассмотрены методологические основы его учения о государстве и праве. Достоинством работы является и то, что её большая часть посвящена учению Н.М. Коркунова о праве, в то время как традицией советской истории политических и правовых учений было гипертрофированное исследование проблем государства в ущерб изучению проблем права.

Одна из крупнейших исследователей современности научного наследия профессора Л.И. Петражицкого, С.А. Пяткина в одной из работ пишет: «Что касается резервов самой юриспруденции, то Л.И. Петражицкий видел их вехами разрабатываемой идее естественного права как теории, согласно которой имеется два вида права. Причем право не сводится только к государственно-нормативному регулированию. Главной заслугой естественного направления Л.И. Петражицкий считал поставленные требования улучшения действовавшего законодательства, критическое отношение к правотворческой деятельности по отношению к позитивному праву. Идею «правовой политики», которая родилась в недрах естественно-правового направления, по мнению Л.И. Петражицкого, следовало возродить и поставить на научную основу. Логика должна была помочь контролировать процесс правильного образования научных понятий»5. В более позднем труде о Петражицком «Л.И. Петражицкий и его эмоционалистическая школа в системе правовых идей отечественной юриспруденции» С.А. Пяткина проанализировала различные аспекты научной деятельности ученого, не изученные ранее. Однако, С.А. Пяткина, затронув тему политики права в учении   Л.И.   Петражицкого,   не   дала   полного   анализа,   позволившего

См.: Экимов А.И. Коркунов. М., 1893.

См.: Пяткина С.А. Русская буржуазная правовая идеология. М., 1980. С. 49.

6


современному правоприменителю реализовывать ее основные положения на практике.

И.Ф. Ракитская и Э. В Кузнецов в книге о психологической теории права «Онтология права в русской научной традиции (Л.И. Петражицкий)» поясняют: «Если попытаться в целом оценить теорию права Л.И. Петражицкого как юридическую теорию, то следует подчеркнуть следующее: столь широкое его понимание приводит к размыванию его границ. По существу, это не право, а правовая реальность как таковая»6. Их исследование посвящено в основном анализу отдельных взглядов Л.И. Петражицкого и сводится к глубокому рассмотрению положений его психологической теории, и не затрагивает других немаловажных аспектов научного наследия ученого.

Исследователи творческого наследия Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова отмечают незаурядность их знаний в сфере, в том числе, и естественных наук, их одаренность в области юридических, что в последующем позволило ученым, при определении роли проблемы эмоций для совершенствования существующих на тот период времени установок в правоведении, эффективно внедрить полученные результаты в сферу юриспруденции. Полнота научного анализа учений двух юристов психологического направления в теории права невозможна без опоры на работы таких выдающихся российских мыслителей как Н.А. Бердяева, Г.Д. Гурвича, С.Н. Бледного и М.А. Волковой, С.А. Пяткиной

Так, например, в работе С.Н. Бледного и М.А. Волковой «История правопознания: психологическая теория права Л.И. Петражицкого» исследуются роль Л.И. Петражицкого в изучения права, основные положения теории ученого и отмечается тот факт, что он взял на себя смелость поставить под  сомнение  значимость  такой  науки  как  философия  для  процессов

6 См.: Ракитская И.Ф., Кузнецов Э.В. Онтология права в русской научной традиции. (Л.И. Петражицкий). СПб., 2002. С. 82.

7


правопознания, что свидетельствует о научной решимости7. Однако, С.Н. Бледный и М.А. Волкова проводят анализ некоторых положений психологической теории права, при этом не берут во внимание их влияние на правоприменительный процесс.

Тем не менее, нам представляется, что вопрос об особом месте психологического аспекта в праве нельзя признать исчерпанным. Анализу подвергались лишь отдельные стороны исследуемой проблемы (Л.И. Спиридонов и И.Л. Честнов, Д. Дембский, Д.Н Уснадзе). Не совсем точным представляется и исследование Л.И. Спиридонова и И.Л. Честнова, в котором они пишут следующее: «В противоположность принятому сегодня делению науки по предметам изучения, основатель психологической теории различает их по роду научных суждений… Особенности субъективного суждения - вот основания классификации теорий»8. Опровержением могут служить слова самого Л.И. Петражицкого: «Открытие основного свойства изучаемой категории явлений издает свет и животворящую силу, необходимые для такого идентичного построения науки или, по крайней мере, для приближения к такому идеалу»9.

Не могли обойти вниманием и фундаментальные труды по исследуемой проблеме известных зарубежных ученых, а именно: А. Ялиски, Л. Хэнрик, Б. Кардозо, Д. Фрэнка, Д. Грэя, Д. Стоуна. При написании работы были использованы работы других зарубежных авторов: Р. Паунда, О. Холмса, С. Франка.

Теоретической основой диссертационного исследования являются научные труды отечественных правоведов по общей теории и истории права и государства, истории правовых учений: Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, П.Б. Виноградова, Б.П. Вышеславцева, И.Н. Ильина, Б.А. Кистяковского, С.А. Котляревского,       П. Новгородцева,   П.Б.  Струве, Е.Н.  Трубецкого,

7   См.: Бледный С.Н., Волкова М.А. История правопознания: психологическая теория права Л.И.

Петражицкого. М., 2004.

8 См.: Спириднов Л.И., Честнов И.Л. Предисловие к работе Л.И. Петражицкого «Теория права и

государства». СПб., 2000. С. 3.

9 См.: Петражицкий Л.И. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии.

СПб., 1902. С. 70.

8


А.Д. Градовского, К.Д. Кавелина, СВ. Пахмана, А.Х. Гольмстена,

В.И. Сергеевича, Н.М. Коркунова,       С.А. Муромцева, Г.Ф. Шершеневич,

П. Нежданова, Л.И. Петражицкого, Г.Д. Гурвича, М.И. Демкова, Д. Дембского, Н.С. Джорджикии, Р. Иернинга, Б.Н. Чичерина, Н. Ренненкамфа и других.

Объект исследования составляет содержание психологического правопонимания в учениях Н.М. Коркунова и Л.И. Петражицкого.

Предмет исследования составляют наиболее существенные аспекты учений Н.М. Коркунова и Л.И. Петражицкого о праве: теоретические и методологические основы исследований учёных; их воззрения на понятие и сущность права; их взгляды на происхождение права и его место в жизни общества; вопросы применения права.

Цель исследования - сравнительный анализ теории права психологического направления Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова.

Достижение цели предполагает решение следующих задач:

исследовать        исторические             особенности            учений

Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова, теоретико-методологические предпосылки становления и развития их научных воззрений;

  1. изучить научное наследие, оставленное Л.И. Петражицким и Н.М. Коркуновым для понимания и толкования с правовых позиций исторических событий конца XIX - начала XX веков и формирования теоретической базы для развития психологической теории на современном этапе;
  2. проанализировать взгляды теоретиков на существо права, нормы права, законы, правоотношения, формы реализации права, понятия «политика права» и «правовая политика»;
  3. рассмотреть теоретические и методологические основы правовых учений мыслителей, отметив, при этом психологический аспект их научных воззрений;

9


обосновать необходимость использования основных положений теорий Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова в правоприменительном процессе, как во времена их деятельности, так и в настоящее время;

¦ исследовать наиболее важные аспекты теорий права двух ученых, выделив при этом общность их взглядов на психологический аспект в правопонимании и правоприменении, подчеркнув оригинальность психологической теории права Л.И. Петражицкого и теории «разграничения интересов» Н.М. Коркунова.

Методологической основой исследования являются, прежде всего, актуальные философские методы познания (диалектический, историко-логический, системно-аналитический).

Для целей данного исследования широко использовались системно-структурный и системно-функциональный методы познания. Такой инструментарий позволил выявить основные характеристики правопонимания в учениях Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова, так как право занимает особое место в научном массиве исследований двух юристов.

В диссертационной работе использован также специально-юридический метод, так как предметом исследования выступают правовые акты. Сложности использования данного метода предопределены тем, что для целей настоящего исследования использованы акты различных времен.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

  1. изучены условия и теоретико-методологические предпосылки становления правовых взглядов Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова;
  2. проведен сравнительный анализ понятия, содержания и видов права, права в субъективном и объективном смыслах в учениях Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова;
  3. установлено, что взгляды на право этих юристов имеют общие черты: теория «разграничения интересов» Н.М. Коркунова во многом перекликается с интуитивным подходом в изучении права Л.И. Петражицким;

10


  1. представлен сравнительный анализ структуры права в теориях Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова: понятие норм права, виды норм права, структура норм права, содержание норм права;
  2. показано взгляды Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова в соотношении с естественно-правовым учением;
  3. обоснован психологический аспект применения норм права в учениях Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова;
  4. выдвинуты идеи о перспективах интуитивного правового регулирования на современном этапе;
  5. развиты представления о том, что изначально право определяется государством и существует в основном, в границах его территории. Тем не менее, индивидуумы и общности своими действиями оказывают существенное влияние на особенности формирования и применения права в пределах государственно-правовых систем;
  6. обосновано положение о влиянии судебной практики на правотворчество и усиление единообразия форм права, как в условиях дореволюционного, так и современного общества;
  7. дан анализ категорий «политика права» и «правовая политика»: понятие, общие черты, особенности, выявление условий и предпосылки развития в современных условиях.

Проведенное        диссертационное        исследование        позволило

сформулировать    и    обосновать    следующие    основные    теоретические положения и выводы, выносимые автором на защиту:

¦ Автором обосновывается тезис о том, что философско-правововая мысль России на протяжении всего XIX века укрепляла позитивистские позиции государства и права (позитивизм - течение философской мысли, в соответствии с которым все подлинное знание есть совокупный результат специальных наук). Право рассматривалось либо как самодовлеющая форма в отрыве от его содержания, либо в тесной    взаимосвязи    с    социальными    явлениями.    Параллельно

11


происходило изучение и использование принципов организации государственной власти, истории государства и права с точки зрения психологических направлений в теории права Н.М. Коркунова и Л.И. Петражицкого.

  1. Показывается, что Н.М. Коркунов разработал теорию, согласно которой и право, и государство первоначально развиваются самостоятельно и представляют собой результат общественного развития, сочетающего в себе общественные закономерности и исторически творческую активность участников общественных отношений.
  2. По мнению диссертанта, именно вариант глубокой разработки психологической основы права предложил Л.И. Петражицкий, который явился создателем оригинальной психологической теории права и чьи идеи получили признание не только в России, но и в других странах. Лев Иосифович Петражицкий был тем ученым, в число заслуг которого перед мировой наукой входит его концептуальный вывод о насущной необходимости изменения основ категорийного подхода к определению права, учению о праве, который должен был быть основан на анализе достижений трех отраслевых наук - философии, юриспруденции и психологии, социологии.
  3. Делается сравнение учений Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова с точек зрения их воззрений на норму права. Так, последний, полагая общество «этосом», реализующим на каждом этапе истории все более совершенствующуюся человеческую солидарность, изучал нормы права как вид этических норм, связанных с нормами нравственности. Элементы самой нормы в виде гипотезы, диспозиции, санкции, виды правовых норм, исторические формы их выражения (обычай, закон, судебный прецедент) были проанализированы этим юристом на такой глубине анализа, который сохраняет научное значение до нашего времени. Под   нормами    права (нормы права в смысле юридического

12


словоупотребления) в свою очередь Л.И. Петражицкий понимает положительные императивно-атрибутивные нормы, которые закреплены государством и имеют официальный характер. С точки зрения ученого выяснения природы права в юридическом смысле важно и ценно для юриспруденции, для позитивно-догматического правоведения и соответствующей внутригосударственной и международно-правовой практики.

  1. Немаловажный аспект в сравнении правопонимания двух юристов является и вопрос о видах права. Так, Н.М. Коркунов в своих трудах подробно разбирает римскую классификацию права, из которой следовало, что юридические отношения весьма разнообразны. Подробное изучение отдельных групп их составляет задачу специальных юридических наук. Но и общее учение о праве не может объяснить без объяснения, по крайней мере, самых характерных, самых основных особенностей отельных прав. Для этого необходимо, установить общую классификацию правовых отношений. Основным делением права почти всеми признается деление права на частное и публичное. В теории Л.И. Петражицкого можно выделить основное деление права на интуитивное и позитивное право. Позитивное право, с точки зрения мыслителя - правовые эмоции, которые осознаются обязательными в силу чужих авторитетных велений (Бога, монарха и так далее) или в силу иных внешних авторитетно-нормативных фактов (например, обычая). Суть интуитивного права, как отмечает ученый, сводится к тому, что оно имеет индивидуальный, индивидуально -изменчивый характер, определяется индивидуальными условиями и обстоятельствами жизни каждого.
  2. Следуя выводу, о том, что реализация требований, заключенных в норме права возможна в форме использования нормы права или же в форме соблюдения (первое не исключает второго), необходимо отметить,  что   процесс   соблюдения  права  внешне   выраженный  в

13


добровольности, все же характеризуется тем, что субъект отношения, регулируемого правовой нормой, согласуется в своих действиях при этом с теми установками, которые ему присущи - боязнь санкции за нарушение требований законодателя, заключенных в правовом предписании, соответствие требований нормы и требований самого субъекта в регулируемом отношении, желание положительного отношения к нему в случае нарушения требований нормы.

  1. Л.И. Петражицкий и Н.М. Коркунов в своих исследованиях, не раз обращались к деятельности судов и судебной практики в целом. Так, Л.И. Петражицкий, предлагал различать «судебную практику» как применение юридических норм и деятельность суда, восполняющего пробелы в законодательстве. Деятельность второго вида создавала, по мнению теоретика, особую разновидность права, названного им «преюдициальным» как часть «юдинициального права». В тоже время Н.М. Коркунов полагал, что суд призван лишь к применению существующего права, ведь, разрешая частные случаи, он должен руководствоваться тем правом, которое уже существовало в то время, когда эти случаи совершались. Признать судебную практику самостоятельным источником права, не все ли равно, что признать за судом право судить не по закону, а по своему усмотрению и, таким образом, будет судебным произвол.
  2. Современное понимание термина «правовая политика» является многоплановым и даже многоуровневым. Однако обращение к данной категории известных русских дореволюционных юристов подтверждает важность исследования различных сторон, проявлений, форм правовой политики, в частности, ее научных, доктринальных основ. Можно предположить, что сама категория обладает универсальными качествами, если подтверждает свою жизненность и необходимость, в том числе и в практическом плане.

14


  1. Политика права в учении Л.И. Петражицкого в отличие от правовой политики в качестве составной части правопознания и нового направления юридических исследований, методологически обоснованно рассматривает необходимый процесс замены стихийного приспособления институтов права к фактическим потребностям настоящей действительности, стройным порядком продуманной и высоко организованной системы. Л.И. Петражицкий в своей теории о политике права указывал, что задачей политики права должно быть,          прежде               всего,  искоренение               непрогрессивных «злокачественных» видов как интуитивного, так и позитивного права.
  2. В         исторической ретроспективе оказывается, что идеи Л.И. Петражицкого о положении ребенка в обществе, конкретной сфере его прав и необходимости их защиты совпадают с современными прогрессивными идеями Конвенции о правах ребенка, принятой в 1989 г. 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН. Указанная конвенция в статье 8 предусматривает уважение права ребенка на сохранение своей индивидуальности; статья 13 - право свободно выражать свое мнение; статья 14 - право на свободу мысли, совести и религии; ст. 19 требует от государств защиты ребенка от всех форм физического и психологического насилия. Подтверждением реализации на практике положений Л.И. Петражицкого является учение А.С. Макаренко. Его концепция заключала в себе глубокие психологические знания человека и, в частности, ориентировалась на «правовую эмоцию» Л.И. Петражицкого.
  3. Автором делается вывод о том, что психологическое направление в теории права и государства, предложенное сначала Н.М. Коркуновым, и разработанное более детально впоследствии Л.И. Петражицким на рубеже веков, к сожалению, как об этом уже говорилось в данном исследовании, не может считаться изученным в достаточной мере, но,

15


тем не менее, объективные реалии сегодняшней действительности,

убеждают в необходимости введения в современную юриспруденцию,

качественно   иного   по   характеру   и   степени   важности   научного

инструментария,     позволяющего     использовать     психологические

характеристики институтов права.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в теоретико-методологическом анализе права с точки зрения психологического направления в праве. Достигнутые выводы могут быть использованы для разработки учебных курсов по теории и истории права, социологии права, философии права и т.д.

Практическое значение проведенного исследования предопределяется нацеленностью на решение современных проблем в сфере отношений «индивид - право», повышения эффективности реализации законов. Исходя из этого ряд предложенных положений, выводов, концептуальных тезисов и рекомендаций может быть использован в правотворческой деятельности.

Итоги осуществленного анализа стимулируют последующую разработку сформулированных вопросов, имеют значение для углубления научно-практических исследований, как в сфере теории государства и права, так и в русле развития правовой реформы российского общества, равно как и осуществляемых мерах по укреплению правопорядка.

Выработанные диссертантом рекомендации по поводу психоэмоционального фактора правопонимание как каждого человека, так и общества в целом, описанного в теориях Н.М. Коркунова и Л.И. Петражицкого могут стать концепцией для новых моделей правового воспитания. В целом, психологический подход к праву может быть положен в основу государственных программ развития правовой культуры и методологию воспитания культурно-правомерной личности.

Апробация работы. Основные теоретические положения и результаты исследования обсуждены на лекциях и семинарах по истории правовых и политических учений со студентами юридического факультета высшего

16


учебного заведения, а также на научно-практической конференции «Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2008»: Международная научно-практическая конференция (г. Челябинск, апрель 2008).

Объем и структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих 4 параграфа, заключения и списка нормативно-правовых актов и использованной литературы.

17


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются степень ее научной разработанности, объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи, научно-практическая значимость работы, излагаются теоретическая и методологическая основы, представляется научная новизна, основные положения, выносимые на защиту, а также приводятся сведения об апробации результатов исследования данной проблем.

В первой главе «Становление психологической теории права Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова», состоящей из двух параграфов, исследуются исторические и теоретико-методологические предпосылки становления правовых взглядов Л. И. Петражицкого и Н. М. Коркунова (1.1); осуществляется анализ права с позиций теорий ученых (1.2). Автор диссертации проанализировал философско-правовую мысль России на протяжении всего XIX века, которая укрепляла позитивистские позиции государства и права (позитивизм - течение философской мысли, в соответствии с которым все подлинное знание есть совокупный результат специальных наук). Право рассматривалось либо как самодовлеющая форма в отрыве от его содержания, либо в тесной взаимосвязи с социальными явлениями. Параллельно происходило изучение и использование принципов организации государственной власти, истории государства и права, конституционного права зарубежных стран (государственная школа Б.Чичерина, А. Градовского и других ученых).

Однако на рубеже XIX-XX вв. философия правового позитивизма начинает испытывать кризисные явления. Все больше правоведов обращается к теории естественного права, которая приобрела важное значение, главным образом, потому, что являлась синтезом правовых, философских и религиозных идей, характерным для российской гуманистической мысли. Теория естественного права приобрела значение основного философско-правового течения, в русле которого работали такие выдающиеся российские

18


философы, правоведы и общественные деятели, как Н.А. Бердяев,

С.Н. Булгаков, П.Б. Виноградов, Б.П. Вышеславцев, И. Ильин,

Б.А.           Кистяковский,       С.А.      Котляревский,      П.И.    Новгородцев,

П.Б.  Струве, Е.Н. Трубецкой. К ним также относился и Л.И. Петражицкий.

Именно попытка обоснования с позиций социологической юриспруденции и с использованием ее методологических требований, выводов о причинах выбора субъектом общественных отношений определенного варианта поведения при условии несовпадении интересов и соответственно, потребностей, и стала тем ключом, который использовал сначала Н.М. Коркунов, а потом и Л.И. Петражицкий. Последний и определил в характеристиках нового направления - психологическую теорию права, поднимая массив проблемных вопросов, на которые не могли ответить правоведческие дисциплины юриспруденции, современной ему науки о праве, которая на тот период времени в своих выводах отталкивалась от приоритетов власти, ставя таковую во главу угла определяемой сущности права, следовательно, от нормотворческого процесса, создания нормативной техники регулирования общественных отношений.

Профессору Н.М. Коркунову удалось обосновать одному из первых в России «широкую» социологическую концепцию права, в соответствии с которой право «не перекрывается» государством, а относится к самой сути общества, сосуществуя в нем на разных уровнях и в самых различных формах. Соответственно Н.М. Коркунов выделял в праве не только нормативный аспект, но и социально-деятельный, воплощающийся в правовых отношениях, а также аспект психический, обеспечивающий то, что сегодня можно назвать социально-ценностной легитимацией права. Фактически, мыслитель предвосхитил последующие попытки правовой теории выйти на интегральный вариант правопонимания, в рамках которого возможно примирение нескольких научно значимых подходов к праву и установление «единого понятия права, обнимающего все явления правовой

19


жизни»10. Осуществить замысел в полной мере не удалось. Серьезным препятствием на этом пути явилась известная ограниченность методологического и философского кругозора ученого, ориентированного главным образом на научный позитивизм.

Как писал Н.М. Коркунов, право делало возможным сосуществование индивидов, совмещение ими свободы11. Ученый, определяя процесс становления права, отмечал, что первоначально право существовало в виде типичных связей: между конкретными людьми, вынужденными согласовывать свои интересы в обществе. От фактической взаимной зависимости члены общества все чаще переходили к зависимости от норм как стереотипов поведения, утверждающихся в сознании. «Визитной карточкой» русского правоведа стала его концепция права, в центре которой находилось понятие объективного интереса.

Один из первых в XIX веке Н.М. Коркунов поставил вопрос о значимости для права и государства психологического состояния граждан, их чувства зависимости от власти. Сам психологический феномен не был описан Н.М. Коркуновым в системе научных понятий. Именно вариант глубокой разработки психологической основы права предложил Л.И. Петражицкий, который явился создателем оригинальной психологической теории права и чьи идеи получили признание не только в России, но и в других странах.

Отличительным признаком определения права Н.М. Коркунова было то, что им не устанавливается раз и навсегда содержание юридических норм, не указывается, как разграничиваются сталкивающиеся интересы и какой принцип лежит в основании такого разграничения. Н.М. Коркунов принципиально оставлял открытым вопрос о способах и причинах правообразования, а принудительность права в качестве его основного признака - категорически отвергал. Таким образом, с одной стороны, ученый явно  стремился  уйти  от  этатистской  парадигмы,  сводившей  право   к

См.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1907. С.56. См.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1892. С. 228.

20


принудительным установлениям государства, но, с другой стороны, ему претили и идеологические, нормативно-ценностные определения права, характерные для естественно-правового направления.

Право, по Л.И. Петражицкому, это не государственные нормы (как полагали защитники правового этатизма), не фактические правовые отношения (позиция социологической школы), не нравственная идея (в естественно-правовом смысле), а явление индивидуальной психики - особые эмоции, обладающие специфическими признаками. Хотя, как он отмечает в своем труде «Теория права и государства в связи с теорией нравственности», господствующее мнение сводит право к велениям (положительным приказам и запретам), обращенным к гражданам со стороны других, причем спор идет о том, в чем состоит отличительный признак этих велений от других, в принудительности, в происхождении их от государства или признании с его стороны. При таком определении природы права, необъяснимо, с точки зрения ученого, откуда является указанный интеллектуальный состав правовых явлений, откуда являются правоотношения, права сторон, противостоящим обязанным, и так далее. Вообще отнесение установленного выше относительного права императивно-атрибутивных этических переживаний, к каким бы то ни было велениям, от кого бы они не исходили, означало бы образование абсолютно ложных теорий. Но даже если на место велений поставить понятие императивно-атрибутивных этических переживаний, то все-таки при отнесение установленных выше положений об интеллектуальном составе, проекциях и так далее специально к праву в смысле юридического словоупотреблений, то есть только к некоторым из правовых явлений в его смысле, к тем, в пользу которых имеется признание со стороны государства и так далее, - получились бы научно-уродливые теории; а именно это были бы хромающие теории, учения, отнесенные к слишком узкому классу, так же как, например, положение, что «старые люди

21


нуждаются питании» (как если бы прочие люди и прочие живые существа не нуждались в питании)12.

«В конце XIX века Л.И. Петражицкий выступил за слом утвердившейся в науке парадигмы права, заключающейся в нормативном понятии права, прямо или, в конечном счете, определяемым государственным принуждением. Он предложил свое видение права как дуалистической структуры интуитивного и позитивного права. Две эти крупные субструктуры, в свою очередь, конкретизировались в плюралистических разновидностях структур каждой из ветвей.

Причем, интуитивное право представляло собой «спонтанный эмоциональный процесс в человеческом организме, тогда как такой же процесс в виде позитивного права опосредовался множественными нормативными источниками», - пишет С.А. Пяткина в одной из своих последних работ, посвященных исследованию научного наследия Л.И. Петражицкого13».

Следующим критерием для сравнения учений Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова является их воззрения на норму права. Так, последний, полагая общество «этосом», реализующим на каждом этапе истории все более совершенствующуюся человеческую солидарность, изучал нормы права как вид этических норм, связанных с нормами нравственности. Элементы самой нормы в виде гипотезы, диспозиции, санкции, виды правовых норм, исторические формы их выражения (обычай, закон, судебный прецедент) были проанализированы этим юристом на такой глубине анализа, который сохраняет научное значение до нашего времени.

Под нормами права (нормы права в смысле юридического словоупотребления) в свою очередь Л.И. Петражицкий понимает положительные императивно-атрибутивные нормы, которые закреплены государством и имеют официальный характер. С точки зрения ученого

12  См.: Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000.С.126

13  См.: Пяткина С.А. Л.И. Петражицкий и его эмоционалистическая школа в системе правовых идей

отечественной юриспруденции. М., 2000. С. 4.

22


выяснения природы права в юридическом смысле важно и ценно для юриспруденции, для позитивно-догматического правоведения и соответствующей внутригосударственной и международно-правовой практики. Этим устраняется то странное и ненормальное положение юриспруденции и практики, что они не знают природы того, с чем имеют дело, не знают границ своей области действия и отношения ее у смежным областям, не знают по каким признакам что-либо следует относить или не относить к этой области, и не могут, поэтому сознательно и достоверно решать соответствующие, возникающие в конкретных случаях вопросы, инстинктивное лингвистическое чутье, точнее традиции и привычки называния известных явлений правом, других иначе, заменяющие в юриспруденции соответствующее знание, обладание соответствующими сознательным критериями, - далеко не всегда надежные руководители, особенно в области таких вопросов международного, государственного права, в сфере которых еще не образовались прочные привычные названия, например, в области вновь возникающих явлений и вопросов права14.

Подводя итог, исследования правопонимания Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова, можно сделать вывод о том, что во многом обращение Н.М. Коркунова к психологической интерпретации права получило свое продолжение и теоретическое обоснование в психологической теории права Л.И. Петражицкого.

Таким образом, исследование творчества Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова позволяет увидеть в наследии отечественной юриспруденции не только новый образ права, поразительно быстро сформированный этими юристами, но и осознать многообразие и теоретическое богатство течений в российском правоведении в рамках столь короткого хронологического периода как 1900-1917 г.г. Причем отчетливо просматривается динамика процесса воздействия теорий Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова на общий ход правопознания эпохи.

14 См.: Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000.С.148.

23


Во второй главе – «Психологическое правоприменение в теориях Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова» - состоящей из двух параграфов, исследуются вопросы реализации норм права в учениях Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова (2.1); анализируются соотношение политики права Л.И. Петражицкого и правовой политике в контексте психологического правоприменения (2.2). Проанализировав понимание права в учениях Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова, автором делается вывод о том, что феномен права является очень сложным. Так, если рассматривать право с позиций, скажем, «заземленных» на суждение о праве, как компоненте, основанном на государственной воли с элементами принудительного характера, то по нашему мнению, с учетом его психологического аспекта, такое представление о праве будет плоским и не сможет охватить всей многомерности данного явления.

Н.М. Коркунов, исследуя вопрос о возникновении права, полагал, что человек по ограниченности своей природы не в состоянии познать всех индивидуальных явлений, совершающихся во вселенной. Его непосредственному восприятию доступна лишь незначительная часть окружающих своих идей, своих интересов, потому что без борьбы нет жизни. Между тем, развитие общественной культуры неуклонно ведет к большему и большему сплочению индивидов в общественные агрегаты, и получает общественный характер. Общественное развитие идет рука об руку с интеграцией. Человек на каждом шагу видит себя связанным тысячью культурных нитей с другими людьми. Он постоянно и неизбежно пользуется плодами действительности других и сам, действуя, не может не действовать вместе с теми и для других. Для устранения опасности в обществе и создается право, оберегающее все частное, индивидуальное, окружающее индивида, как предохранительной сетью, целой системой юридических норм15.

15 См.: Коркунов Н.М. Общественное значение права. Лекции в Императорском Александровском лицее. СПб., 1892. С. 15-17.

24


Заметим, что Л.И. Петражицкий отмечал, что принудительность не является обязательным компонентом всех областей права. «Из атрибутивной природы права вытекает допустимость принудительного исполнения ... лишь в тех случаях ... поскольку этим доставляется то, что причитается правомочному... в тех областях права, где момент добровольности не входит в предмет притяжания, принудительное исполнение множества обязанностей не возможно фактически...»16.

Следуя выводу о том, что реализация требований, заключенных в норме права возможна в форме использования нормы права или же в форме соблюдения (первое не исключает второго), необходимо отметить, что процесс соблюдения права внешне выраженный в добровольности, все же характеризуется тем, что субъект отношения, регулируемого правовой нормой, согласуется в своих действиях при этом с теми установками, которые ему присущи - боязнь санкции за нарушение требований законодателя, заключенных в правовом предписании, соответствие требований нормы и требований самого субъекта в регулируемом отношении, желание положительного отношения к нему в случае нарушения требований нормы.

Возвращаясь к рассмотренной нами в первой главе теории «интереса» Н.М. Коркунова, отмечаем, что ученый объяснял, что правонарушения, к примеру, совершаются ради достижения известных целей. К совершению их человека побуждают его интересы, стесняемые велениями юридических норм. Если бы правонарушения не приводили к более полному осуществлению этих стесненных интересов, не было бы и побуждения их совершать. Поэтому первое средство обеспечить действительное соблюдение юридических норм – это сделать действия их нарушения недостигающими своей цели. И действительно, последствия нарушения многих юридических норм заключаются в признании нарушения их действий ничтожными17.

16  См.: Петражицкий Л.И. Право, государство и теория нравственности/ Русская философия права.

Антология СПб., 1999 С. 325.

17  См.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. Спб., 1890. С.126.

25


Правовое воздействие несет в себе две основные функции -регулятивную, где право выступает в качестве моделей должного поведения с одновременным предупреждением о наступлении нежелательных для нарушителя юридических последствий в случае отклонения от желательного для государства и общества эталона поведения, масштаба поведения. С таким масштабом, с такой моделью поведения члены общества соизмеряют свое поведение. Данный процесс является процессом порядочности, регулирования посредством общественных отношений, общественно значимого повеления членов общества.

Однако, помимо регулятивной функции, правовое воздействие содержит в себе и информационный аспект, при наличии которого правовое воздействие выступает в качестве результата влияния права, его требований на общественное сознание. В данном случае понятийный аппарат, содержащийся в правовой норме, во всей системе норм права, выступает своеобразным ориентиром для выбора участниками правоотношения определенного, значимого юридически поведения, стимулом для совершения полезных для всего общества действий, уважительного отношения к нему, средством побуждения лица к совершению общественно-полезных действий и ограничению поступков для общества нежелательных.

Рассматривается проблема и нормативного регулирования поведения граждан с позиции соотношения данного понятия и позиций Л.И. Петражицкого, по тем же вопросам, в сравнении и соотношении. В связи с чем, представляется необходимым особо выделить точку зрения на саму норму, в частности, Д. Гримм говорил: «Юридическими нормами являются нормы, возникающие в признании органами государственной власти (открыто или молчаливо, добровольно или по необходимости) в форме образования обязательных норм»18. И.Ф. Ракитская и Э.В. Кузнецов утверждают, что «Петражицкий    отдавал    предпочтение    теориям,    которые    критерием,

18 См.: Гримм Д. Д. Рецензия на книгу Л. И. Петражицкого «Права добросовестного владельца на доходы и значения добросовестности для гражданского законодательства с точек зрения догмы и политики гражданского права». М., 2002. С.50.

26


отличающим право от не права, считали не создание, а признание нормы со стороны государства», то есть именно в таком виде, каким его видел Д. Гримм»19.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что учение о праве Л.И. Петражицкого не опровергает современный принцип правоустановления нормы права государством, а наоборот призывает законодателя, принимая законы, учитывать «настрой общества» на том или ином историческом этапе его развития. При этом, должно соблюдаться, так называемое, правило «гибкости» принимаемых законов. И что немаловажно, реализуя нормы права, законодатель должен учитывать интересы большинства общества, а не отдельной взятой им группы или прослойки населения.

Н.М. Коркунов в тоже время, изучая понятие законодательства, отмечал, что юридические нормы не могут в форме обычая и в судебной практики найти себе общего и достаточного определенного выражения. Эти недостатки все сильнее ощущаются по мере развития общественной жизни и возникновения более сложных и разнообразных отношений. Государственная власть, призванная поддерживать и охранять господство права, не может помириться с таким положением дела. Как только она достаточно окрепнет и организуется, она везде стремиться сформулировать общие положения или законы. Таким образом, обязательность законов в том, что они издаются властью, могущей, с одной стороны, принудительным образом поддержать их существование в жизни посредством целой системы органов, а с другой стороны являющееся в глазах массы авторитетом и потому, каждое веление которой вызывает инстинктивное себе повиновение20.

При рассмотрении соотношения политики права Л.И. Петражицкого и правовой политике в контексте психологического правоприменения учитываются, прежде всего, исторически сложившиеся подходы к таким базовым понятиям, как «право» и «политика». Обращение к понятию

19 См.: Ракитская И. Ф., Кузнецов Э. В. Онтология права в русской научной традиции (Л. И. Петражицкий).

СПб.,2002.С. 40.

20 См.: Коркунов Н. М. Указ. соч. С. 276, 278.

27


«политика» необходимо не вообще, а применительно к праву, где последнее (право) играет роль определяющего компонента, смыслового вектора в сочетании «правовая политика».

Механизму правореализации, механизму реализации требований норм права, присущи отличительные черты, связанные не только с формальной определенностью, но и с наличием в таких требованиях явной или предполагаемой санкции. Санкция, как нами уже ранее указывалось, часть правовой нормы, обладающей четкой формальной выраженностью. Требования государства подкреплены государственным принуждением. Правовое требование без такой поддержки может остаться благим пожеланием, а правореализационный процесс будет отмечен невостребованностью в лучшем случае, шил прямым нарушением - в худшем.

Содержательные характеристики нормы могут быть востребованы субъектом правоотношения только в процессе усвоения содержания требования. Такой процесс восприятия отличен от процесса восприятия норм неинституционального характера, однако, в ряде положений и схож. Правовая норма, требования, в ней содержащиеся, каждым индивидуумом воспринимаются строго индивидуально: для одного субъекта отношений такие требования видятся объективными, поведение, предписываемое таким требованием - возможно; в качестве должного, но возможность эта не становится внутренним убеждением.

Таким образом, правореализационный процесс - сложная форма реализации права, включающая в себя ряд факторов идеологического, морального, психологического действия, выступающая и необходимым условием сохранения на должном уровне жизнеобеспеченности и жизнедеятельности человеческого социума.

Такой процесс не может не отличаться неоднозначностью, которая выражается в том, что если требования норм права с внешней стороны поддерживаются государством, - учредителем правовой нормы, то внутренняя сторона    механизма    реализации    требований    норм    права    связана

28


непосредственно с проблемами саморегуляции поведения участников отношений, урегулированного нормой права.

Политика права в учении Л.И. Петражицкого в отличие от правовой политики в качестве составной части правопознания и нового направления юридических исследований, методологически обоснованно рассматривает необходимый процесс замены стихийного приспособления институтов права к фактическим потребностям настоящей действительности, стройным порядком продуманной и высоко организованной системы. Утверждая значимость новой теории для дальнейшего развития науки права, Л.И. Петражицкий отталкивался от существа положений, согласно которым современная ему психология (уровень достигнутых ею результатов) должным образом должна была утвердить, обосновать и доказать правильность философии умозрительного характера и стать той основой, которая необходима для достижения научно-обоснованных политико-правовых результатов, предлагаемых в научно-теоретическом выражении.

Л.И. Петражицкий писал: «Миссия будущей науки политики права состоит в сознательном ведении человечества в том же направлении, в каком оно двигалось пока путем бессознательно-эмпирического приспособления, и в соответственном ускорении и улучшении к свету и великому идеалу будущего» 21.

Теоретическая программа Л.И. Петражицкого с момента ее формирования содержала идею, названную им «политикой права». Преемственно этот исследователь, как и в вопросе, о праве, в целом предлагал обратиться к традициям естественно-правовой школы. «В настоящее время, -писал он, - юристы предшественником и первоизвестником гражданской политики считают не науку естественного права, а практически -догматическую школу позитивного правоведения»22.

21 См.: Петражицкий Л.И. Введение в изучение права и нравственности. Эмоциональная психология.

Основы эмоциональной психологии. Издание третье. СПб., 1908. С. 97.

22 См.: Петражицкий Л.И. Предисловие к сочинению «О распределении доходов» и введение в науку права,

«Киевские университетские известия», Киев.1986.№ 10.С. XIX и след.

29


В процессе разработки своих          общетеоретических       положений

Л.И. Петражицкий вывел идею политики права за рамки цивилистики. Таким образом, сравнивания политику права Л.И. Петражицкого и правовую политику, необходимо отметить, что объектом их обоих выступают права и свободы личности, человека.

Именно личность, основываясь на гуманистических позициях, создает собственные ценностные параметры своего бытия, в том числе и бытия правового, государственного, политического. Очевидно и другое, а именно то, что правовая политика своим центром, смысловым основанием имеет взаимодействие личности и государства, государственной власти, коль скоро ее задачей является защита прав и свобод личности23.

В свое время Н.М. Коркунов писал совершенно справедливо, отмечая следующее: «Государственное властвование есть установившееся, признанное, мирное властвование, предполагающее монополизацию всякого принуждения за органами государственной власти. Словом, государство, есть самостоятельное, принудительное и мирное властвование»24. Государственное властвование есть процесс и отношение, которое не может быть оторвано от действительности, не может быть сугубо придуманной теоретической конструкцией. Такое невозможно хотя бы потому, что государственное властвование затрагивает сферу жизненных интересов каждой личности или, иными словами, имеет ярко выраженный практический смысл. Очевидно, что в «действительности государственное властвование не фикция, не методологический прием, а совокупность реальных явлений, а потому и научное объяснение понятия государственной власти должно относится не к фикции юридической конструкции, а к властвованию, как особой группе реальных явлений общественной жизни»25. «Реальные явления общественной жизни» прямо связаны с содержанием, направленностью правовой политики в сфере защиты прав и свобод личности. Она является

23 См.: Рыбаков О.Ю. Личность.Права и свободы. Правовая политика. М., 2004 . С.22.

24 См.: Коркунов Н. М. Русское государственное право. СПб., Т.1, С. 27.

25 См.: Коркунов Н. М. Русское государственное право. СПб., Т.1, С. 10.

30


фактически соединительной нитью между государственной властью и личностью в аспекте защиты ее прав. Антиэтатистское толкование взаимодействия личности и власти, выраженное в идее Н.М. Коркунова сопряжены с гуманистским пониманием самой цели права Р. Иеринга, который отмечал: «Все правила права, какой-бы ни был их предмет, - лица или вещи, какое - бы ни было их содержание, - повеления или запрещения, обязанности или права, будут-ли они относится к гражданскому, уголовному или государственному праву, - все они имеют целью человека»26.

Л.И. Петражицкий в своей теории о политики права указывал, что задачей политики права должно быть, прежде всего, искоренение непрогрессивных «злокачественных» видов как интуитивного, так и позитивного права. Такой процесс станет объективно возможным только при условии создании качественно новых по своему содержанию нормативных фактов, которые, в силу своей востребованности и в процессе такой востребованности должны были оказывать непосредственное воздействие на психику отдельного индивидуума социального образования. Юрист предлагал обратить внимание на постепенную гуманизацию человеческой психики в сфере правовых явлений в ходе исторического развития. Психика, ранее служившая почвой кровной мести, ордалий, привлечения к ответственности душевнобольных постепенно вытеснялась «каритативными эмоциями»27.

Интересным, на наш взгляд, в учении о праве Л.И. Петражицкого, предстает его видение идеала политики права либо общей цели политики права, который ученому представлялся в виде «идеала всеобщей любви». Этот термин в работах исследователя не раскрывается, видимо по причине представления Л.И. Петражицкого об общем уровне, как правосознания общества, так и просто общественного сознания, содержащего в себе общечеловеческие   ценности,   такие,   как      любовь,   дружба,   верность,

26 См.: Иеринг Р. Интерес и право. Ярославль, 1880. С. 142.

27 См.: Петражицкий Л.И. Предисловие к сочинению «О распределении доходов» и введение в науку права,

«Киевские университетские известия», Киев.1986.№ 10.С. IX

31


основанных на теологических установках, которые ученый рассматривал в качестве стимулирующих процесс развития гармонизации личности.

Подводя итог, можно сказать, что нельзя не отдать дань утверждения ученых, чьи концептуальные положения разработанных теорий права, основывались на убеждении, что право, которое следует именовать разумным, может стать могучим инструментом солидаризации человеческой психики, а политика такого права предстает перед исследователем научного наследия Л.И. Петражицкого и Н.М. Коркунова в качестве составляющего элемента такого социального явления как человеческая культура. В частности, эти идеи политики права и правового воспитания заслуживают введения их в научный оборот нашего современного правоведения. Они оказались чрезвычайно значительными по своим программным задачам.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, даются теоретические обобщения и выводы, намечаются перспективы дальнейшего исследования поставленных в диссертационной работе проблем.

32


Основные положения диссертации отражены в следующих научных публикациях автора:

  1. Золотарева Л.С. Право с точки зрения Л. И. Петражицкого // Проблемы юридической науки в исследованиях сотрудников прокуратуры Нижегородской области. Сборник научных трудов. Вып. 4. Нижний Новгород: Издательство Нижполиграф, 2005. (0,9 п.л.);
  2. Золотарева Л.С. Правопонимание в учении Л. И. Петражицкого // Проблемы юридической науки в исследованиях сотрудников прокуратуры Нижегородской области. Сборник научных трудов. Вып. 5. Нижний Новгород: Издательство Нижполиграф, 2005. (0,9 п.л.);
  3. Золотарева Л.С. Правореализация с точки зрения психологической теории права Л.И. Петражицкого // Закон и право. Москва., 2008. № 1. (0,3 п.л.).

33

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.