WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Эволюция отечественной доктрины о коллизионном праве в середине XIX - начале ХХ века

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

 

На правах рукописи

Комнатная Юлия Александровна

ЭВОЛЮЦИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ДОКТРИНЫ О КОЛЛИЗИОННОМ ПРАВЕ

В СЕРЕДИНЕ XIX – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное

право; международное частное право

АВТОРЕФЕР АТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ставрополь - 2011


Т. И. Демченко

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Белгородский госу дарственный университет»

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Сафронова Елена Викторовна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации

Дмитриева Галина Кирилловна

доктор юридических наук, профессор,

Корнев Виктор Николаевич

Ведущая организация:

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет»

Защита диссертации состоится 26 марта 2011 года в 10 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.256.12 при ГОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» (г. Ставрополь) по адресу: 355009, Ставрополь, ул . Пушкина, 1, корпус 1а, ауд . 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Ставропольский государственный университет». Текст автореферата размещён на официальном сайте ГОУ ВПО «Ставропольский госу дарственный университет» - www.cpmo.stavsu.ru – «____» февраля 2011 г.

Автореферат разослан « ____  » февраля 2011 г.

Учёный секретарь

совета по защите докторских

и кандидатских диссертаций ДМ 212.256.12,

кандидат юридических наук, доцент


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена тем, что в условиях активно развивающихся международных экономических отношений, интернационализации мирового хозяйства, постоянно растущей миграции населения, приобретающей сегодня глобальный характер, разрешение проблем правового регулирования трансграничных частноправовых отношений приобретает первостепенное значение.

В настоящее время продолжается поиск путей систематизации коллизионных норм и унификации норм международного частного права, по-прежнему остро стоят вопросы признания и практического применения иностранного права в качестве регулятора отношений, осложненных иностранным элементом, на территории Российской Федерации. Правоприменительная практика российских судов, ЗАГСов, органов опеки и попечительства свидетельствует об очень осторожном обращении отечественного правоприменителя к коллизионному регулированию.

Во многом такая ситуация объясняется доктринальной несогласованностью. В науке нет единого мнения о том, что такое коллизионное право, какое место оно занимает в системе права, является ли оно самостоятельной отраслью права и как соотносится со смежными отраслями. До сих пор отсутствует системность в понятийном ряду коллизионного права, происходит подмена, а также некоторое смешение понятий.

Следствием отсутствия доктринальной согласованности явился и неоднозначный подход российского законодателя к определению места коллизионного права в системе права . Основная масса коллизионных норм была систематизирована и вошла разделом в третью часть Гражданского кодекса РФ, однозначно закрепив международное частное право в качестве подотрасли гражданского права. При этом согласно ст.71 Конституции РФ федеральное коллизионное право обособлено от других правовых отраслей.

Не утихают споры и о соотношении международного публичного и международного частного права: 17 мая 2010 года Совет при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства вновь рассматривал вопрос об объединении данных юридических дисциплин в одну научную специальность.

Считаем, что законодательство в данной области неоспоримо находится под воздействием научной мысли. Именно доктрина в полной мере обеспечивает законодателя правовыми понятиями, имеет огромное значение при построении моделей коллизионных норм и их толковании. В сложившейся ситуации, несомненно, актуальным является обращение к

3


истории становления и развития отечественной доктрины коллизионного права в дореволюционный период, когда она не только отражала проблемы правового регулирования отношений, осложненных иностранным элементом, но и сыграла определяющую роль в формировании его норм и институтов, вошедших в национальное законодательство. Ценнейший опыт и достижения отечественной науки в полной мере востребованы на современном этапе. Различные подходы к пониманию значения и природы коллизионного права, сложившиеся в дореволюционной юридической науке, как представляется, помогут в решении проблем определения объекта, природы и места коллизионного права в системе права в настоящее время. Полагаем, что комплексное историко-правовое исследование будет играть значительную роль, в восполнении существующего историографического пробела, при разработке оригинальных подходов к решению проблемы определения коллизионного права и его места в системе права, а также при формировании современного законодательства.

Состояние научной разработанности темы. В отечественной юридической литературе вопросу истории развития российской доктрины о коллизионном праве дореволюционного периода внимания уделялось крайне мало. Среди исследователей данной проблемы XIX – начала ХХ века мож -но выделить лишь В.П. Даневского и Б.Э . Нольде, который отмечал, что «в прошлом залог будущего развития русского коллизионного права»1. Позже А.Н. Макаровым был представлен обзор русской юридической литературы по международному частному праву2, но в нем были упомянуты лишь самые популярные источники.

О проблеме отсутствия комплексного историко-правового исследования доктрины о коллизионном праве писал и профессор В.М. Корецкий3. Сегодня профессор А.И. Абдуллин указывает на то, что «до сегодняшнего дня в отечественной научной литературе практически нет ни одной специальной работы, ни одной монографии, посвященной истории науки международного частного права в России дореволюционной»4. При этом

1 Нольде Б.Э. М.И. Брун (1860 – 1916) и наука международного частного права

в России // Вестник гражданского права. 1917. № 3 – 5. С. 7.

2 Макаров А.Н. Основные начала международного частного права. М., 1924. С. 38-39.

3 Корецкий В.М. Савиньи в международном частном праве // Вестник советской

юстиции. – 1926. - № 4(62). – С. 154.

4 Абдуллин А.И. Очерки истории науки международного частного права в Рос

сии: (проблема природы международного частного права в трудах отечественных

правоведов XIX – нач. ХХ вв.). Казань, 2004. С. 6.

4


стоит отметить живой интерес к изучению истории зарубежной доктрины о коллизионном праве не только в западной, но и в отечественной литературе (J.H. Beale5, R. De Nova6, D. Evrigenis7, E. Jayme8, Y. Loussouarn 9, E. Rabel10, Symeonides S.C.11, W . Tetley12, И.В. Гетьман-Павлова13, М.Н. Клевчен-кова14, А.А. Мережко15, Ю.Э. Монастырский16 и др.).

Взгляд на проблему эволюции отечественной доктрины о коллизионном праве частично отражен в фундаментальных учебных пособиях по международному частному праву, таких авторов как: Л.П. Ануфриева, М.М. Богуславский, И.В. Гетьман-Павлова, В.П. Звеков, Г.К. Дмитриева, Л.А. Лунц, Г.Ю. Федосеева и др. Однако ученые не имели своей целью дать развернутый комплексный историко-правовой анализ эволюции оте-

5 Joseph H. Beale A treatise on the conflict of laws. New York, 1935.

6 De Nova R. Historical and Comparative Introduction to Conflict of Laws // Recueil

des Cours de l’Acadйmie de droit international de la Haye. Т. 118. 1966. P. 591.

7 Evrigenis D. Tendances doctrinales actuelles en droit international privй // Recueil

des Cours de l’Acadйmie de droit international de la Haye. Т. 118. 1966. P. 313.

8 Jayme E. The American Conflicts Revolution and Its Impact on European Private

International Law // Forty Years On: The Evolution of Postwar Private International

Law in Europe. Deventer: Kluwer, 1990. P. 15.

9 Loussouarn Y. Cours gйnйral de droit international privй // Recueil des Cours de

l’Acadйmie de droit international

de la Haye. Т.139. P. 338.

10  Rabel E. Comparative Conflicts Law // Indiana Law Journal. 1949. Vol. 24. P. 353.

11   Symeonides S.C. The American Choice-of-Law Revolution: Past, Present and

Future. Martinus Nijhoff Publishers, 2006.

12  Tetley W. International Conflict of Laws. Common, Civil and Maritime, Int‘l

Shipping Publication Blais, Montreal. 1994.

13  Гетьман-Павлова И.В. Наука международного частного права: итальянская

школа бартолистов XIV – XV вв. // Журнал международного публичного и час

тного права. - 2009. - № 3; Гетьман-Павлова И.В. Школа бартолистов в науке

международного частного права (Бартоломео Салицет и Александр Тартальи) //

Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юриди

ческие науки». - 2009. - № 3 (23); Гетьман-Павлова И.В. Наука международного

частного права: теория статутов Бертрана д‘Аржантре // Журнал Высшей школы

экономики «Право». - 2010. - № 1 и др.

14  Клевченкова М.Н. Истоки МЧП Франции (к 200-летию Кодекса Наполеона

1804 г. ) //Журнал российского права. – 2005. - №2. – С. 144-158.

15  Мережко А.А. Наука международного частного права: история и современ

ность. Киев, 2006.

16  Монастырский Э.Ю. Господствующие доктрины коллизионного права в США:

Дис. … канд. юрид. наук. М., 1999.

5


чественной доктрины о коллизионном праве в дореволюционный период. Было представлено краткое изложение наиболее известных теорий коллизионного права либо упомянуты взгляды ведущих ученых XIX столетия на отдельные аспекты исследуемой проблемы. Это раскрыло лишь малую часть того богатого научного наследия, которое содержит в себе дореволюционная доктрина.

Отдельные вопросы рассматриваемой проблемы затрагивались в работах Ю.Я. Баскина, П.Н. Бирюкова, А.С. Заботкина, В.Э. Грабаря, Е.А. Коровина, Д.Б. Левина, А.И. Муранова, Б.И. Нефедова, Н.М. Понедельченко, Г.С. Стародубцева, Д.И. Фельдмана, В.Г. Храбскова и др.

Специальными исследованиями в представленной области можно считать лишь работы А.И. Абдуллина и А.А. Мережко. Однако первое сочинение, по словам самого автора, не претендует на практическую исчерпанность рассматриваемой темы, работа второго ориентирована больше на анализ коллизионного права США и современное состояние науки. При этом эволюция отечественной доктрины о коллизионном праве в середине XIX – начале ХХ века не была предметом самостоятельного исследования. В связи с этим можно констатировать недостаточную степень изученности и разработанности исследуемой проблемы в современной юридической науке.

Целью настоящего диссертационного исследования является решение актуальной научной задачи, связанной с исследованием генезиса и эволюции отечественной доктрины коллизионного права, выявления основных периодов ее становления, определения перспективных направлений развития дореволюционных отечественных концепций коллизионного права, и, как результат, оформление целостного концептуального взгляда на процесс развития науки в данной сфере. В соответствии с указанной целью диссертационной работы были поставлены следующие задачи исследования:

  1. дать общую характеристику российскому коллизионному праву XIX-начала ХХ вв.;
  2. выявить условия и предпосылки зарождения отечественной доктрины коллизионного права;
  3. определить истоки и периодизацию развития доктрины коллизионного права в отечественной юридической науке дореволюционного периода;
  4. выявить основные особенности становления и развития дореволюционной доктрины о коллизионном праве;
  5. установить этимологию понятий «международное частное право» и «коллизионное право»;
  6. выделить и классифицировать дореволюционные научные направления в определении понятия и природы коллизионного права;

6


  1. проанализировать основные подходы к определению места коллизионного права в системе права, существовавшие в отечественной науке в XIX – начале ХХ столетий;
  2. выявить общие подходы отечественной доктрины дореволюционного периода к структуре коллизионного права;
  3. раскрыть ведущие концепции осмысления международного частного (коллизионного) права начала ХХ века как самостоятельной отрасли правовой науки, выработанной с целью повышения эффективности правоприменения коллизионных норм.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с возникновением и эволюцией отечественной доктрины о коллизионном праве.

Предметом исследования являются воззрения отечественных ученых дореволюционной России относительно понятия, природы, структуры коллизионного права и его места в системе права России XIX – начала XX вв.

Хронологические рамки исследования. Настоящее диссертационное исследование охватывает период с середины XIX – начала ХХ вв., в связи с тем, что формирование идеи коллизионного права в отечественной юриспруденции пришлось на середину XIX столетия и к началу ХХ века сложилось в самостоятельное направление отечественной правовой науки.

Теоретическую основу исследования составили труды российских ученых в области истории политических и правовых учений, теории государства и права – С.С. Алексеева, Г.А. Борисова, С.В. Бошно, А.Б. Венгерова, И.А. Исаева, Д. А. Керимова, С.А. Комарова, В.В. Лазарева, А.В. Малько, Г. В . Мальцева, М.Н. Марченко , Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, А.С. Пиголки-на, С.В. Полениной, А.А. Рубанова, В.М. Сырых, А.А. Тилле, В.Н. Хропанюка, М.Д. Шаргородского и др., теории международного права – Д.Б. Левина, И.И. Л ук ашу к а , Е.В. Сафроновой , Г.И. Ту нкина , Е.Т. У сенк о , С.В. Черниченк о и др., и теории международного частного права – Л.П. Ануфриевой, М.М. Богуславского, Л.Н. Галенской, И.В. Гетьман-Павловой, Г.К. Дмитриевой, В.П. Звекова, Л.А. Лунца, И.С. Перетерского, Г.Ю. Федосеевой и др., теории гражданского права – Н.П. Асланяна, М.И. Брагинского, О.С. Иоффе, Н.М. Коршунова, О.А. Красавчик ова, В.К. Райхера, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева , Е . А . Суханова, Ю.К. Толстого и др.

Методологическую основу исследования составили традиционные для юриспруденции методы научного исследования – анализ, синтез, дедукция, индукция, принципы последовательности, объективности, критического осмысления и обобщения различных источников, систематизации выявленных исторических фактов.

7


Диалектический метод позволил определить причины появления и сам факт существования и развития доктрины коллизионного права. Исследуемое явление рассматривается во взаимосвязи с другими правовыми явлениями.

Историко-правовой метод использован для рассмотрения вопроса о постановке и развитии проблемы генезиса отечественной доктрины о коллизионном праве, для выявления причин зарождения и развития учения о коллизионных нормах, для характеристики процесса обособления международного частного права.

Сравнительно-правовой метод использован для выявления особенностей представленных дореволюционной доктриной учений о коллизионном праве, определений понятия международное частное право, рекомендуемых систематик отрасли международного частного права.

Конкретно-исторический метод использован для выявления в отечественной доктрине исторически сформировавшихся подходов к определению понятия, природы и места международного частного права в системе права.

Структурно-функциональный метод позволил более четко проследить формирование учения о международном частном праве в самостоятельное направление правовой науки, имеющего собственный предмет, метод правового регулирования и источники.

Источниковую базу диссертационного исследования составили как опубликованные, так и неопубликованные источники. В число опубликованных источников вошли: во-первых, труды российских ученых-юристов XIX – начала ХХ вв., представляющих различные направления юридической науки, в том числе общую теорию права, государственное право, гражданское право, международное право и международное частное право. Значительное внимание уделено трудам Н.Н. Александрова, Н.Н. Алексеева, И.Е. Андреевского, К.Н. Анненкова, А.Я. Антоновича, Г. Аренса, Н.И. Арефа, Д .И. Багалея, С.М. Бараца, А.Л. Боровиковского, М.И. Бруна, С. Бу дзинского, В.И. Буковского, Н.Г. Вавина, И.В. Васильева, Е.В. Васьковского, В. Вельямино-ва-Зернова, А.В. Венедиктова, Г.Л. Вербловского, М.М. Винавера, П.Г. Виноградова, А.Э. Вормса, Ю.С. Гамбарова, А.А. Герке, А.-В. Гефтера, Н.Н. Г олубе -ва, А.Х. Гольмстена, А.М. Горовцева, В.Э. Грабаря, А.Д. Градовского, В. Г рибовского, С.М. Г россмана, А.М. Гу ляева, П.Н. Гуссаковского, В.П. Данев-ского, Н.С. Де Галета, А.И. Елистратова, А.В. Завадского, Н.А. Захарова, Н.П. Иванова, В. Ивановского, И.А. Ивановского, В.В. Исаченко, К. Кавелина, П. Е. Казанского, Л.А. Камаровского, А.И. Каминка , М.Н. Капустина, Н.П. Кар-басникова, Л.А. Кассо, Д.И. Каченовского, И. Кашницы, Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, Е.А. Коровина, С.А. Котляревского, А. Кранихфельда,

8


В.А. Краснокутского, А.А. Кузнецова, В. Кукольника, Н.О. Куплеваского, В.И. Курдиновский, В.И. Лебедева, Ф.И. Леонтовича, В.Н. Лешкова, В. Линов-ского, М.И. Малинина, К.И. Малышева, А.Н. Мандельштама, Ф.Ф. Мартенса, А. Мартесона, Д.И. Мейера, А. Мирлеса, М.М. Михайлова, П.Е. Михайлова, А.С. Мулюкина, С.А. Муромцева, М.И. Мыша, А.С. Невзорова, В.А. Незаби-товского, М.Д. Немировского, Н.К. Нелидова, Н.И. Нерсесова, И. Николаева, П.И. Новгородцева, А.Э. Нольде, Б.Э. Нольде, И.А. Овчинникова, С.В. Пахма-на, А.А. Пиленко, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, Ф. Проскурякова, Ф. Регельсбергера, Н. Рейнке, Н.К. Ренненкампфа, В.Г. Рилля, А.А. Рождественского, Ф. Садовского, В.И. Сергеевича, Э.К. Симсона, В.И. Синайского, А.Н. Стоянова, Л.С. Таля, В.Ф. Тарановского, Ф. Тарановского, М.А. Таубе , Г. И . Терлаича, Е.Н. Трубецкго, В.А. У динцева, В.А. У ляницкого, А.Ф. Федорова, А.Н. Филиппова, Б. Фишера, Л.И. Фишмана, В.М. Хвостова, Н. Хлебникова, А.М. Х откевича, Л.А. Цветаева, П.П. Цитовича, Н.Е. Чижова, Б.Н. Чичерина, Л.А. Шалланда, Г.Ф. Шершеневича, М.В. Шимановского, Р. Штаммлера, Р.А. Штекгардта, О.О. Эйхельмана, И.Е. Энгельмана, Т.М. Яблочкова и др.

Во-вторых, в сферу исследования попали не только отдельные курсы, касающиеся коллизионного права, но и статьи, доклады, рецензии и отчеты, представленные указанными учеными в периодической печати. Использовались дореволюционные издания: «Юридические записки, издаваемые Демидовским Юридическим Лицеем», «Отечественные записки», «Сборник государственных знаний», «Журнал министерства юстиции», «Вестник права», «Вестник гражданского права», «Журнал гражданского и уголовного права», «Право», «Известия МИД», «Записки Харьковского университета», «Русская мысль», «Юридический вестник», «Сборник правоведения и общественных знаний», «Юридическая летопись», «Ученые Записки Казанского университета», «Журнал юридического общества при Императорском С.-Петербургском университете», «Воросы права», «Судебный вестник» и др.

В-третьих, особую группу опубликованных источников составили правовые памятники XIX – начала ХХ вв., в частности, Свод законов Российской Империи: Т. Х. ч.1 Свод законов гражданских, Т. XV. Уложение о наказаниях, Уголовное уложение, а также Т. XVI. У став гражданского су до-производства, Устав уголовного судопроизводства и их редакции, Свод местных узаконений остзейских 1845-1864 гг., Шестикнижие Арменопула (Прохирон), Французский гражданский кодекс 1804 г. и др.

В-четвертых, отдельные источники, исследованные автором, относятся к неопубликованным. Большинство из них, впервые вводятся в научный оборот. В основу настоящей работы положены материалы Российского

9


государственного исторического архива (ф. 733 Департамент народного просвещения оп. 121 (отчеты О.О. Эйхельмана, А.Н. Стоянова), оп. 147 (речь, читанная на акте в Московском университете 1862 г. М.Н. Капустиным), оп. 150 (отчеты А.Н. Стоянова, П.Е. Казанского), оп. 153 (отчеты Т.М. Яблочкова), оп. 154 (отчеты П.Е. Казанского), ф. 727 (Э.Ю. Нольде)), а также рукописного фонда Российской национальной библиотеки (ф. 529 (Б.Э. Нольде), ф. 476 (Д.И. Мейер)), из которых особый интерес представляют черновики лекций и статей, личная переписка, переписка с должностными лицами, заметки и наброски по русскому коллизионному праву, документальные материалы, отложившиеся в результате научной и служебной деятельности Б.Э. Нольде, личная переписка, рукописи лекций и статей Д.И. Мейера, речь, читанная на акте в Московском университете 1862 г. М.Н. Капустиным.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в комплексной разработке проблемы эволюции отечественной доктрины о коллизионном праве в дореволюционной России, в рассмотрении учений о коллизионном праве в историческом и теоретическом аспектах, во введении в научный оборот неопубликованных архивных материалов и малоизвестных доктринальных источников, в которых отражается история развития отечественной науки международного частного права в дореволюционный период, в установлении этимологии понятий «международное частное право», «коллизионное право», «конфликтное право», «коллизия статутов», «коллизия разноместных законов», «международное гражданское право», «русское коллизионное право» в отечественной юриспруденции в дореволюционный период, в уточнении, дополнении и конкретизации знаний о становлении и развитии международно-правовой и цивилистической школ отечественной науки международного частного права, в выявлении допол -нительного научного направления (общетеоретического) в изучении проблем международного частного права, в систематизации учений о коллизионном и международном частном праве, сформулированных отечественными правоведами в период с середины XIX – начала ХХ века, в определении неизученной в отечественной науке роли многих российских ученых в формировании дореволюционной доктрины коллизионного права.

Научная новизна исследования заключается в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Коллизионное право Российской Империи XIX – начала ХХ века не было систематизированным. Коллизионные нормы содержались в гражданском, семейном, торговом, гражданско-процессуальном, торгово-про-цессуальном, уголовно-процессуальном, уголовном, промышленном и других правовых отраслях. По мнению автора, специфика государствен-10


ного устройства Российской Империи, неудачные попытки кодификации отраслевого законодательства, а также действие на ее территории множества «разноместных» законов, в том числе и иностранных, порождали развитие коллизионного метода правового регулирования в пределах госу дарства.

  1. Свод законов Российской Империи в области коллизионного права, нормы которого можно было встретить и в законах гражданских, и в законах о состояниях, и в уставах гражданского, торгового и уголовного судопроизводства, и в уставе иностранных исповеданий, и в уголовном уложении, и в уложении о наказаниях, по мнению автора, не отличался высоким уровнем юридической техники. Большинство коллизионных норм дублировалось в других зак онодательных актах (иногда местного уровня), при этом часто имея различные коллизионные привязки, что вносило путаницу в правоприменении. Коллизионные нормы не имели четкой систематизации и нуждались в дополнительных комментариях, так как в общем контексте с соседствующими нормами имели совершенно другой смысл, чем тот который можно было уяснить при буквальном толковании. В силу этих причин доктрина стала востребована практиками с целью разъяснения воли законодателя.
  2. Утверждается, что становление и развитие отечественной доктрины коллизионного права проходило в обстановке острых внутригосударственных социально-политических противоречий на фоне активно развивающегося международного сотрудничества. Отечественную юридическую доктрину XIX – начала XX века можно охарактеризовать следующим образом: во-первых, формирование юридической науки проходило в среде полного безразличия и негативного отношения к праву; во-вторых, доктрина и юридическая практика не имели должного взаимодействия и находились в состоянии конфликта; в-третьих, наблюдалась глубокая зависимость отечественной доктрины права от европейских правовых учений. Длительное существование различного рода ограничений и цензур, а также гонений на естественно-правовые теории, по мнению автора, содействовали активному развитию отечественной доктрины международного права, где можно было более свободно рассуждать о правовых явлениях и конструкциях, высказывать реакционные мысли. В связи с этим учения о коллизионном праве наиболее широк о были представлены в рамках доктрины международного права.
  3. Зарождение отечественной доктрины о коллизионном праве пришлось на середину XIX века и проходило под влиянием западной правовой мысли. Однако автором не было выявлено единства в следовании как ому-либо конкретному зарубежному учению, определяющему сущность коллизионного права. Среди наиболее востребованых, ключевых идей, которых придерживались

11


отечественные дореволюционные исследователи, выделялись следующие: во-первых, учение о коллизиях Савиньи; во-вторых, теория статутов; в-третьих, теория Канта о космополитическом праве; в-четвертых, идея международного общения; в-пятых, учение о международном частном праве Манчини. Остальные воззрения принимались во внимание, но не учитывались при построении новых теорий понимания коллизионного права.

  1. Автором предлагается следующая периодизация истории становления и развития взглядов отечественных мыслителей о коллизионном праве: 1) 1810 – 1865 г г. – этап зарождения учения о коллизионном праве в отечественной правовой науке, на протяжении которого проблема коллизий раз-номестных законов вводится в систему национального гражданского права, впервые употребляется термин «частное международное право», предлагается концепция отрицания дуализма международного права, формируется теория «частной международной юрисдикции»; 2) 1865 – 1895 г г. – дедуктивный этап развития, который ознаменовался становлением множества различных теорий коллизионного права в рамках ведущих отраслей научного знания, формированием основных понятий коллизионного права; происходит оформлением ключевых институтов коллизионного права, формируются оригинальные позиции по различным вопросам, входящим в предмет коллизионного права; 3) 1895 – 1917 гг. – индуктивный этап характеризуется формированием доктрины коллизионного права, основанной на существенном изменении подходов к пониманию природы, содержания, назначения коллизионного права и определения его места в системе права.
  2. По мнению автора, главными особенностями дореволюционной доктрины о коллизионном праве следует признать: во-первых, широкий научный интерес к данной проблематике, привлекавшей и специалистов в сфере теории права, и цивилистов, и юристов-международников, что позволило прийти к выводу о наличии трех основных направлений доктрины коллизионного права – общетеоретического, цивилистического, международного. Во-вторых, недостаточную сформированность понятийно-категориального аппарата и значительное терминологическое многообразие даже в наименовании совокупности правовых норм, призванных преодолевать коллизии. В-третьих, широкий спектр обсуждаемых проблем, связанных с решением коллизионного вопроса. Основными доктринальными задачами в рассматриваемый период явились проблема определения природы коллизионного права, его места в правовой системе, вопрос об особенностях коллизионных норм и характере регулируемых ими отношений.

7.       Установлено, что сформулированные отечественной правовой докт

риной XIX - начала ХХ вв. термины «коллизионное право» и «междуна-

12


родное частное право» по своему содержанию несколько не соответствуют их современному пониманию. Выявлено, что непостредственно термин «коллизионное право» был введен в научный оборот в конце XIX – начала ХХ века как альтернатива общепринятому понятию так называемого «международного частного права». В дореволюционный период термины «международное частное право» и «коллизионное право» употреблялись в качестве синонимов. В понятие «коллизии разноместных законов» включались: во-первых, коллизии между общеимперскими и местными законами; во-вторых, межобластные коллизии; в-третьих, коллизии российских и иностранных законов.

  1. Автором выявлено, что в отечественной науке был выработан целый ряд оригинальных теорий коллизионного права. В рамках общетеоретического направления диссертант выделяет: догматическую теорию, раскрывающую коллизионное право исключительно с позитивистской точки зрения; теорию основания юридического факта, состоящую в выявлении места и времени совершения самого юридического факта, который закладывается в основу определения применимого права; техническую теорию, утверждающую , что коллизионные нормы не являются юридическими по своей природе; гноссеологическую теорию, определяющую коллизионное право как науку, имеющую исключительно теоретическое значение. В пределах цивилистического направления автор предлагает выделять: внутрикол-лизионную теорию, закладывающую в основу идею национальной природы; законодательную теорию, основывающуюся исключительно на признании воли отечественного законодателя; практическо-процессуальную теорию, утверждающую , что коллизионное право направлено на упрощение процедур су допроизводства по делам с участием иностранного элемента. В международно-правовом направлении автором определены: теория столкновения государственной власти, утверждающая, что сталкиваются не нормы права, а правительства, т.е. устанавливается международно-пуб -личная природа; теория международной охраны, утверждающая, что коллизионные нормы находятся под охраной международного права; теория международного общения, раскрывающая необходимость применения иностранного права с позиции принципа взаимности. В каждом направлении также существовала точка зрения, отрицавшая наличие коллизионного права как самостоятельного правового явления.
  2. Диссертантом систематизированы взгляды дореволюционных ученых на проблему определения коллизионного права. Наиболее распространенными дефинициями «так называемого международного частного права» выступали: совокупность прав иностранцев; совокупность коллизионных

13


норм; система юридических норм, находящихся под защитой международного права; совокупность юридических норм, определяющих гражданские права человека в международных отношениях; косвенное взаимодействие правительств, расширение власти; комплексная юридическая наука; столкновение норм нескольких государств. Автор считает, что к началу ХХ века в юридической науке доминирующим стало определение международного частного права как совокупности коллизионных норм, что привело к установлению природы международного частного права посредством выяснения свойств используемых норм. Не менее значимой стала позиция рассмотрения международного частного права как особого юридического учения, не имеющего отраслевой принадлежности.

  1. Предлагается выделить четыре доминирующих в дореволюционной науке точки зрения по поводу установления места международного частного (коллизионного) права в системе права: институт или отрасль международного права; национальное международное право; институт или подотрасль гражданского права; самостоятельная отрасль национальная права. Считаем, что господствующей позицией в вопросе определения места коллизионного права в системе права стал международно-правовой подход. Однако, несмотря на исследование коллизионного права преимущественно в рамках международного права, ученые поднимали вопросы в большинстве своем имеющие значение для внутреннего права – положение государственной власти, обход закона, публичный порядок, наличие воли законодателя, применение норм в процессе судопроизводства и т.п. Данная проблематика разрешалась с помощью публично-правовых методов в рамках национального права, что не позволяло рассматривать коллизионное право исключительно как международное.
  2. Установлено, что в дореволюционной науке предпринимались попытки доктринальной систематизации «так называемого международного частного права». Под доктринальной систематизацией автор понимает взгляд ученых на совокупность объективно существующих коллизионных норм. Наиболее распространенной стала систематика, содержащая учения о коллизионных нормах, лицах, вещах, обязательствах, семейных отношениях, наследстве и внешней форме актов (Д.И. Мейер, К.И. Малышев, Ю.С. Гамбаров, А.Н. Стоянов и др.). Оригинальными предлагается считать систематики: М.И. Мыша, где помимо традиционной структуры рассматривались вопросы несостоятельности и взысканий; А. Мирлеса, добавляющего в систему международного частного права общую часть; В.П. Даневского, включающего дополнительно вопросы авторского права; О.О. Эйхельмана, дополняющего традиционную систему вопросом о выдаче преступников;

14


П.Е. Казанского, включающего торговые отношения; А.А. Пиленко, представляющего коллизионное право как совокупность учений о comitas, о публичной оговорке, об отсылке, о конфликтных нормах.

12. В конце XIX – начале ХХ века происходит выделение международ -

ного частного права как самостоятельного научного направления юриди

ческой науки. Автор считает, что обособившись, международное частное

право продолжило свое оформление в рамках двух направлений: между

народно-правового и национального. Установлено, что международно-

правовое течение было представлено доктриной П.Е. Казанского, опреде

ляющей науку международного гражданского права равновеликой науке

международного публичного права, учением А.Н. Мандельштама о над

национальном характере международного частного права, учением о кол

лизионном праве А.А.Пиленко, построенным на специфике конфликтных

норм и процессуальной теорией Т.М. Яблочкова, сформированной на

обязанности государства отправлять правосудие. В национальном течении

автором предлагается выделять: национально-цивилистическую теорию

международного частного права, национально-публичную теорию конф

ликтного права, национально-международную теорию русского коллизи

онного права. Несмотря на многообразие предложенных теорий, в основ

ной своей массе, по мнению автора, они носили метафизический харак

тер, не предлагая конкретных решений коллизионных проблем. С практи

ческой позиции, как считает диссертант, самой обоснованной на тот мо

мент являлась национально-публичная теория М.И. Бруна, устанавливаю

щая решение проблемы о применимом праве по любому предмету на

основании санкционированных государством коллизионных норм, учиты

вая незыблемость благоприобретенного права.

13.       Основываясь на положениях Конституции РФ, в силу сложности

установления места международного частного права в системе права,

невозможности четкого определения его правовой природы, а также с

учетом достижений дореволюционной науки и анализа выявленных под

ходов к определению коллизионного права, диссертант предлагает отказать

ся от неудачного научного термина «международное частное право» и

рассматривать совокупность коллизионных норм в качестве межотрасле

вого комплексного функционального института выбора применимого

права, существующего на стыке отраслей гражданского, семейного, тру

дового, права социального обеспечения, а также международного права.

В силу правоустанавливающего влияния отраслей международного права

на отрасли национального права, данный институт призван регулировать

все общественные отношения, не имеющие однозначного источника пра-

15


вового регулирования. Основным способом регулирования, указанных отношений автор выделяет коллизионный метод, а первичным фундаментальным материалом коллизионные нормы, имеющие однотипную структуру и предусматривающие решение вопроса о применимом праве. В силу своей особой специализации и функциональной направленности коллизионные нормы, содержащиеся как в международном, так и в национальном праве, обеспечат целостность межотраслевого комплексного функционального института как системного образования в праве.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Настоящее диссертационное исследование имеет определенное социально-культурное значение. Оно восполняет пробел в современном научном знании истории государства и права, содействует дальнейшему развитию теории международного частного права. Комплексный анализ генезиса и эволюции отечественной доктрины о коллизионном праве может представлять интерес для дальнейших научных разработок в области общей теории права, международного частного права, гражданского права, международного права. Практическое значение настоящего исследования может быть выражено как с теоретической, так и с учебно-методической позиции. Материалы представленной работы могут быть использованы в образовательном процессе при преподавании курсов «История отечественного государства и права», «Теория государства и права», «Международное частное право», «Международное право» и др., а также при подготовке учебных пособий и другой специальной литературы и послужить основой для дальнейших научных разработок в данной области. Достоверность и обоснованность результатов исследования обоснована использованием многочисленных историко- теоретических и доктринальных источников.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли свое отражение в научных пуб -ликациях в журналах: Международное частное и публичное право, Вестник Владимирского юридического института, Ленинградский юридический журнал, Проблемы экономики и управления, Современные наукоемкие технологии, Фундаментальные исследования, Альманах современной науки и образования, а также в различных сборниках научных статей. Отдельные положения работы обсуждались на научных конференциях: Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы и перспективы экономической интеграции регионов и государств» (Белгород, 2006); Международная научная конференция «Эффективное развитие региональной экономики в условиях глобализации» (Белгород, 2007); Всероссийская научная конференция аспирантов, молодых ученых, магистрантов и студентов

16


«Актуальные проблемы развития инновационной экономики: национальный и региональный аспекты» (Белгород, 2007); VIII Международная научно-практическая конференция «Современное российское законодательство: законотворчество и правоприменение» (Москва, 2008); Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы формирования грожданского общества и становления правового государства» (Черкассы, 2008); Научная конференция «Фундаментальные и прикладные исследования: образование, экономика и право» (Рим-Флоренция, 2008); Х Международная научно-практическая конференция «Проблемы ответственности в современном праве» (Москва, 2009), VI Международная научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Проблемы реализации частного права» (Курск, 2010).

Диссертационное исследование прошло обсуждение на кафедре теории и истории государства и права Белгородского государственного университета. Кроме того, результаты исследования получили внедрение в учебный процесс Белгородского государственного университета, использовались в факультативных курсах для студентов.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, содержащих восемь параграфов, заключения и библиографического списка использованной нормативной и научной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации; дается характеристика степени ее разработанности; устанавливаются объект и предмет исследования; определяются его цели и задачи; даются хронологические рамки исследования; описывается источниковая база; формулируются положения, выносимые на защиту; обозначается практическая значимость работы и дается информация о результатах ее апробации.

Первая глава – «Предпосылки становления отечественной доктрины о коллизионном праве в Российской Империи» - включает три параграфа, которые посвящены общей характеристике российского коллизионного права и отечественной юридической науке, описанию истории формирования идеи коллизионного регулирования и предпосылок развития коллизионного права в России середины XIX – начала ХХ века.

В первом параграфе – «Российское коллизионное право XIX – начала ХХ вв.: общая характеристика» – анализируется законодательство Российской Империи XIX – начала ХХ века, пристальное внимание у делено коллизионным

17


нормам, содержащимся в различных законодательных актах Российской Империи, включая местное законодательство.

До принятия первого Свода Законов Россиийской Империи 1832 г. , на территории России существовало достаточно большое количество нормативно-правовых актов, имеющих различные источники происхождения, среди них: Французский гражданский кодекс, переработанный в 1825 г. в Гражданское Уложение Царства Польского, Шведское Уложение 1734 г. , ленные и крестьянские права, городские статуты, узаконения польских и шведских королей, Свод гражданских узаконений губерний Остзейских, Уложения Царя Вахтанга, Литовский Статут, Шестикнижие Арменопула, Соборная Грамота Маврокордато 1785 г. , Кодекс Юстиниана с новеллами, Базилики. Кроме того, действовало обычное право инородцев, проживающих в Сибири и прилегающих к ней степей.

Уголовное право Российской Империи до 1845 г. также содержало общие и местные законы. Причем взаимодействие общих и местных уголовных законов было достаточно разнообразным. В губерниях прибалтийских применялось общегерманское право, состоящее из Кодекса Карла V, шведских законов, шведских сепаратных указов, а также указов Правительствующего Сената Российской Империи. В Царстве Польском в 1818 г. действовал самостоятельный уголовный кодекс, на основе Австрийского уложения 1803г., а к уголовному судопроизводству применялся французский процессуальный закон. В Финляндии действовало Шведское уложение 1734 г.

Проблема коллизионного регулирования состояла и в том, что подданные Российской Империи, проживающие в определенных губерниях, по своему статусу приравнивались к иностранцам, в результате чего происходило смешение разноместных законов с международно-правовым регулированием. Отдельной проблемой являлось дублирование коллизионных норм, что вносило дополнительную путаницу в правоприменительную деятельность. В данном случае незаменимой становилась правовая доктрина, с помощью которой давались подробные комментарии и приводились в соответствие тексты и смысл положений статей, изучаемых не единично, а в контексте с другими нормами.

Относительно применяемой законодателем техники коллизионного регулирования, можно установить, что основополагающим стал территориальный принцип, выразившийся в употреблении привязок в виде: закона места совершения акта, закона места исполнения обязательства, закона места нахождения вещи, закона места жительства, закона места совершения правонарушения. Личный закон, к которому более всего склонялась доктрина, не был должным образом закреплен в российском законодательстве.

18


Во втором параграфе – «Положение и развитие юридической науки в России в XIX – начале ХХ века: краткий обзор» – дается общая характеристика исторических и социально-политических условий, при которых зародилась и получила свое развитие отечественная доктрина о коллизионном праве.

Становление российской юридической науки берет свое начало в царствование Александра I. Ее развитие побудило к законотворчеству и систематизации существующих нормативных актов в Российской Империи. Этот процесс затрону л практически все основные отрасли права. С 1816 по 1835 годы в связи с репрессивным подходом к естественному праву, получает свое развитие изучение национального законодательства и международного права. Вследствие объявления многих дисциплин «вредными», а также в результате запретов на контакты с зарубежной наукой, в период с 1835 по 1850-е годы отечественная юридическая наука приходит в упадок. Наблюдается негативное отношение общества к закону, оппозиция праву знаменитых мыслителей XIX столетия Ф.М. Достоевского и А.И. Герцена.

С середины XIX века в российской науке господствует два мощных течения – славянофильство и западничество. Основными темами для обсуждения этого периода были реформация государственного устройства и крепостное право. С 1863 года возобновляются коммандировки за границу. Отечественная юридическая наука переживает подъем, в нее входят все новинки западной научной мысли. Однако в 1881 году вновь вводится жесточайшая цензура. 70–80-е годы XIX столетия становятся периодом самостоятельного изолированного развития русской юриспруденции. Активно развивается лишь право международное, так как его вопросы не касаются внутренней политики. Более того, внешняя политика направлена на развитие отношений России с западом, поэтому исследования в области международного права и международного частного права весьма актуальны.

Делается вывод, что процесс эволюции отечественной юридической науки можно охарактеризовать скачкообразным развитием, резкими переходами от состояния открытости и восприимчивости к консервативности и изолированности. В результате российская юриспруденция в период XIX – начало XX века развивалась в среде полного безразличия и негативного отношения, абсолютно не взаимодействовала с юридической практикой, и была зависима от европейской правовой мысли. Все это в конечном итоге привело к тому, что отечественная юриспруденция, за некоторыми исключениями, практически не имела оригинальных правовых теорий. Это определило позднее развитие отечественной доктрины о коллизионном праве, которая прошла сложный путь формирования и не

19


успела получить надлежащего закрепления до 1917 года, хотя процессу становления учения о коллизиях способствовала сложность применения норм действующего российского законодательства. В силу указанных причин учения о коллизионном праве были разрозненными и не имели единого основания. Среди западных идей приоритет остался за теориями Са-виньи, Пухты, Манчини, Феликса и Бара.

В третьем параграфе – «Зарождение идеи о коллзионном праве в отечественной правовой науке XIX века» – анализируются ранние труды по юриспруденции, в которых содержались положения, касающиеся вопросов регулирования отношений, возникающих при столкновении правопорядков.

Активно публиковать свои научные труды отечественные ученые стали только с середины XIX века, однако уже в начале его появились работы, в которых затрагивалась проблема регулирования отношений, осложненных иностранным элементом. Г.И. Терлаич (1810), не рассматривая отдельно проблемы коллизионного права и следуя учению Канта, выделял отдельную правовую отрасль – космополитическое право. И.Е. Андреевский (1854), подняв вопрос о правовом положении иностранцев в историко -теоретическом аспекте, положил начало дискуссиям о коллизионных нормах в общей теории права. Д.И. Мейер (1855) расположив учение о коллизионных нормах в системе гражданского права, предопределил цивилисти-ческий подход в установлении природы коллизионного права. Н.С. Де Галет (1860) и Д.И. Каченовский (1863) сформировали международно-правовое направление в изучении коллизионного права. Н.С. Де Галет впервые в отечественной юриспруденции употребляет термин «международное частное право», рассматривая особенности регулирования международных отношений с участием частных лиц. Д.И. Каченовский озвучил проблему дуализма международного права. Теория международной частной юрисдикции Н.П. Иванова (1865) базировалась на тех же учениях, что и теория Д.И. Мейера. Однако на стыке гражданск ого и международного права он выявил «между наро дну ю частну ю юрисдикцию ». Благ одаря этому, Н.П. Иванова заслуженно считают основателем отечественной науки международного частного права, которая зиждется на учениях о коллизионном праве.

Автор выделяет период с 1810 г. по 1865 г. как первый этап в развитии отечественной доктрины о коллизионном праве, именуя его периодом зарождения учения о коллизиях разноместных законов в российской юриспруденции. На данном этапе озвучивается проблема определения правового статуса иностранцев, дается понятие иностранца, которое одинаково подходит и международному, и государственному, и гражданскому праву. Поднимается проблема дуализма международного права и предлагается

20


вариант понятия международного частного права, в основу которого закладываются юридические отношения между гражданами различных государств, в данном контексте прозвучала идея Канта о всемирногражданском (космополитическом) праве. Впервые в отечественной юриспруденции в рамках гражданского права раскрыты способы применения коллизионных норм, растолковано их содержание, структура и значение. Доказано наличие частной международной юрисдикции и дано понятие международному частному праву, как совокупности коллизионных норм. Именно это определение станет основным и практически не изменится вплоть до начала ХХ века. Результатом указанного периода в развитии отечественной доктрины о коллизионном праве, по мнению автора, становится формирование четырех научных направлений ее изучения. Первое направление – общетеоретическое базируется на исследовании И.Е. Андреевского. Второе направление – циви-листическое – возникло на основе модели коллизионного права Д.И. Мейера. Третье направление – международно-правовое, основателями которого стали Н.С. Де Галет и Д.И. Каченовский. И четвертое направление, которое можно условно назвать самостоятельным направлением юриспруденции, было предложено Н.П. Ивановым. Эти мощные течения, породившие множество ответвлений в конце XIX – начале XX века, послужили формированию отечественной доктрины о коллизионном праве.

Таким образом, наличие коллизий разноместных законов и коллизионных норм в действующем законодательстве Российской Империи, активное развитие международного сотрудничества и становление отечественной юридической науки, способствовали зарождению и развитию идеи о коллизионном праве.

Глава вторая – «Генезис отечественной доктрины второй половины XIX века о природе и месте коллизионного права в системе права» - включает три параграфа, которые посвящены исследованию понятия, природы, структуры коллизионного права и его места в системе права с позиции ученых, относящихся к различным направлениям правоведения, и проведению сравнительного анализа предложенных теорий.

В первом параграфе – «Основы учения о коллизионном праве в отечественной цивилистической науке» – рассматриваются позиции К.И. Малышева, М.И. Мыша, К.Н. Анненкова, Ю.С. Гамбарова и др. относительно понятия, природы и места коллизионного (международного частного) права в системе права. Стоит отметить, что единства во мнениях ученых относительно использования термина «международное частное право», его определения, а также в вопросе выяснения юридической природы и места в системе права автором не установлено.

21


Анализируя множество работ по гражданскому праву, было выявлено, что только в трудах К.И. Малышева, Ю.С. Гамбарова, М.И. Мыша и К.Н. Анненкова раскрывались проблемы коллизионного права. Все составители курсов гражданского права обращали свое внимание на вопросы применения закона по месту действия, однако подробного разбора коллизионных норм более не проводилось. Ф.Г. Шершеневич, исследовал эту проблему в общей теории права. Е.В. Васьковский указал, что вопросы территориального действия гражданского права раскрывает международное частное право, которое излагается в курсах международного права. В.И. Синайский только обозначил проблему международного частного права, отделяя его от междуобластного частного права. И.Е. Энгельман посвятил свои изыскания вопросам исполнения решений иностранных судов. П.П. Цитович рассматривал только взаимодействие общих и местных законов .

Представители цивилистического направления привнесли в теорию коллизионного права оригинальные идеи. Их исследования строились практически на одних и тех же основаниях, но выводы были достаточно самостоятельны. К.И. Малышев разделил понятия «столкновение разноместных законов» и «международное частное право». Ю.С. Гамбаров наоборот находил, что разноместные законы и международное частное право – это одно и то же понятие, выделяя данную проблему в отдельную юридическую дисциплину. К.Н. Анненков дополнил коллизионное право техническими аспектами и ввел обычаи в круг его источников. М.И. Мыш раскрыл особенности практического применения коллизионных норм, указав на необходимость расширения предмета правового регулирования. Автор установил, что определения, предложенные учеными в своих исследованиях, раскрывали международное частное право исключительно как коллизионное, а данные понятия употреблялись в качестве синонимов.

Исходя из анализа представленных учений, делается вывод о том, что в рамках цивилистического направления доктрины о коллизионном праве, к концу XIX века наметилось четыре подхода в определении природы международного частного права: цивилистический (внутриколлизионный) подход К.И. Малышева, доктринальный подход Ю.С. Гамбарова, законодательный подход К .Н. Анненкова, процессуально-практический подход М.И. Мыша и И.Е. Энгельмана.

В о вт оро м параграфе – «Взгляды дореволюционных ученых на проблему коллизионного права в общей теории права» – в данном параграфе анализируются мнения А.Д. Градовского, А. Мартесона, В.И. Лебедева, Е.Н. Трубецкого, Н. М . Коркунова, Г.Ф. Шершеневича, А.А. Рождественского, Ф. Регельсберге -ра, В.М. Хвостова, Н.К. Ренненкампфа, Л.И. Петражицкого и др.

22


Известно, что многие из указанных ученых помимо исследований по общей теории права занимались проблемами международного, гражданского и торгового права, однако автором, вопреки распространенному мнению, установлено, что не все были согласны с международно-правовой либо цивилистической природой международного частного права, некоторые из них вовсе отрицали наличие данной науки. Несмотря на это, большинство правоведов определили международное частное право как составную часть международного права (А. Д. Градовский, А. Мартесон, В.И. Лебедев). Другие исходили из позиции, что коллизионное право представляет собой теоретическое учение и относится исключительно к общей теории права, настаивая на догматическом подходе (Н.М. Коркунов, Г.Ф. Шершеневич). Третьи отрицали наличие международного частного права, и не считали выбор применимого права острой проблемой (Н.К. Ренненкампф, Е.Н. Трубецкой). Л.И. Петражицкий предложил политическую теорию.

Делается вывод, что помимо цивилистического и международно-правового подхода в России на рубеже XIX-XX веков образовалось еще одно направление международного частного права - общетеоретическое. При этом в рамках данного направления, автор выделяет пять оригинальных подходов, обусловленных не только самостоятельными позициями в определении правовой природы международного частного права, но и методологией примения коллизионных норм. Автор утверждает, что в российской юриспруденции существуют: догматическая теория, раскрывающая коллизионное право исключительно с позитивистской точки зрения (Г.Ф. Шершеневич); теория основания юридического факта, состоящая в выявлении места и времени совершения самого юридического факта, который закладывается в основу определения применимого права (Н.М. Коркунов); техническая теория, утверждающая, что коллизионные нормы не являются юридическими по своей природе (А.А. Рождественский); гноссеологическая теория, определяющая коллизионное право как науку, имеющую исключительно теоретическое значение (В.М. Хвостов).

Кроме того, хотелось бы отметить то, что ни один из исследователей не отнес международное частное право к системе гражданского права, несмотря на достаточное количество литературы, посвященной цивилис-тическому подходу.

В третьем параграфе - «Учения о коллизионном праве в теории международного права» - дается характеристика позициям международников М.Н. Капустина, АН. Стоянова, Ф.Ф. Мартенса, В.П. Даневского, О.О. Эйхель-мана и других ученых на предмет определения природы и места в системе права коллизионного права.

23


На рубеже XIX–XX веков в отечественной юридической науке четко сформировалось мнение о существовании доктрины международного частного права, причем В.Э. Грабарь представил доказательство того, что международное частное право существовало со времен средневековья. Международное частное право заняло прочное место в системе международного права как его самостоятельная ветвь. Кроме того, наметились тенденции к обособлению доктрины международного частного права. Активно высказывалась точка зрения о публичном характере коллизионного права.

Однако все эти вопросы решались далеко не однозначно. По поводу сущности международного частного права автором установлено, что взгляды дореволюционных ученых в основном сходились на позиции международно-правовой природы и коллизионного характера. Однако, что касается места международного частного права в системе международного права, то их мнения разделились, образовав, по мнению автора, три направления. Первое основано на точке зрения Д.И. Каченовского и состоит в том, что смешение публичного и частного права в международном праве достаточно велико . Это мнение было поддержано А.Н. Стояновым. Второе направление во главе с М.Н. Капустиным придерживалось модели построения международного права с обязательным включением в его особенную часть международного частного права (Ф.Ф. Мартенс, В.П. Даневский, О.О. Эйхельман). Третье направление рассматривало международное частное право как самостоятельное направление юриспруденции (В.Э. Грабарь, Л.А. Камаровский, Н.Н. Голубев, Н.А. Захаров).

При поддержке идеи о международно-правовой природе коллизионного права, в дефинициях, предложенных учеными-международниками, явно был выражен и цивилистический подход. Автор считает, что указание на особенность частных отношений в международном общении как продолжения внутригосударственного гражданского права, предоставило возмож -ность цивилистам более четко выстраивать свою позицию в отношении определения гражданско-правовой природы коллизионного права.

Несмотря на это, по мнению автора, в рамках международно-правового направления сложились четыре оригинальные теории понимания международного частного права. К первой можно отнести точку зрения А.Н. Стоянова, с концепцией ст о лкновения власти, об у славливающей пу б лично-правову ю природу международного частного права. Второй является теория Ф.Ф. Мартенса, основанная на идее международного общения, с исключением традиционных основ римского права. Третья – теория В.П. Даневского, построенная на концепции охраны коллизионных норм международным правом. Четвертой теорией является подход О.О. Эйхельмана, основанный на идее

24


национализации международного права, высказанной Э.К. Симсоном.

Делается вывод о том, что международное частное (коллизионное) право было признано и исследовалось учеными сразу трех направлений юриспруденции, а именно: цивилистикой, международным правом и общей теорией права. Наиболее распространенными позициями в определении природы международного частного права, по мнению автора, становятся циви-листический подход, международно-правовой (публичный) подход и доктри-нальный подход. Доминирующей дефиницией международного частного права становится определение через совокупность коллизионных норм.

Таким образом, к началу ХХ века в отечественной доктрине коллизионного права, наметилось несколько подходов в установлении его понятия, природы и места в системе права, от полного отрицания до обособления в самостоятельную отрасль правоведения.

Третья глава – «Развитие доктрины о коллизионном (международном частном) праве как самостоятельном направлении правовой науки в начале ХХ века» - включает два параграфа, посвященных анализу взглядов отечественных ученых, рассматривающих международное частное право как самостоятельное направление правовой науки, в рамках двух самостоятельных течений.

В первом параграфе – «Теория о международно-правовой природе коллизионного права» – представлены позиции юристов-международников П.Е. Казанского, А.Н. Мандельштама, А.А. Пиленко, В.А. Краснокутс-кого и Т.М. Яблочкова на предмет определения природы и места коллизионного (международного частного права) в системе права.

В начале ХХ столетия в юридической литературе появилось немало источников, посвященных непосредственно вопросам международного частного права. Проблемами данной науки занималась плеяда выдающихся юристов-международников, каждый из которых предложил собственную теорию понимания международного частного права. Среди них: международно-правовая доктрина П.Е. Казанского, наднациональное учение о международном частном праве А.Н. Мандельштама, категориально-нормативная теория А.А. Пиленко, процессуальная теория Т.М. Яблочкова. Автор считает, что данные теории можно обособить и рассматривать самостоятельно, так как каждое из указанных учений представляло собой глубокое теоретическое исследование.

Доктрина П.Е. Казанского определяла международное гражданское право равновеликой отраслью международного публичного права. Ученый постарался уйти от абстрактного установления коллизионных правил и стремился к применению на практике основных положений международных

25


соглашений и обычаев в частноправовой сфере. Поддержал позицию В.П. Даневского о двойственной природе международного частного права, включающего как коллизионные, так и материальные нормы. Теория А.Н. Мандельштама основывалась на идее международного общения, выделяя наднациональный характер коллизионного права и указывая на его публично-правовую природу. Доктрина А.А. Пиленко строилась на метафизических понятиях, в основу международного частного права он закладывал идею comitas. Особое внимание уделял конфликтным нормам, а также раскрыл понятия терминов «отсылка» и «публичный порядок», определив их значение для применения коллизионных норм. Процессуальное учение Т.М. Яблочкова базировалось на теории международного общения Ф.Ф. Мартенса, при этом он раскрыл международное частное право в узком смысле, опираясь на право государства отправлять правосудие. В.А. Краснокутский главным предметом международного частного права называл изучение конфликтных законов, относительно правовой природы которых утверждал исключительно международный характер, в связи с этим отмечал публичность международного частного права.

Автором установлено, что в основу коллизионного права все исследователи данного направления закладывали порядок определения применимого права, отмечая процессуальную природу коллизионной нормы. При этом, указывая на значение государственной власти в вопросе применения коллизионной нормы, и А.Н. Мандельштам, и А.А. Пиленко, и В.А. Краснокутский, и Т.М. Яблочков придавали последним публично-правовой характер. Общим было также понимание коллизионного права как права имеющего наднациональный характер, основывающийся на принципах взаимности и государственного суверенитета.

Во - втором параграфе - «Учение о национальном характере международного частного права» - проанализированы взгляды на понятие, природу и место коллизионного права в системе права Ф. Садовского, Л.А. Шалланда, М.И. Бруна и Б.Э. Нольде.

Национальное течение конца XIX - начала XX века было представлено на высоком уровне. По мнению автора, в силу практичных, четко выстроенных конструкций национальная теория стала преобладающей в дореволюционной юриспруденции. Однако, несмотря на единство в определении национальной природы международного частного права, представители данного направления пришли к этому мнению различными путями. Ф. Садовский признал частное международное право национальным, при этом отметил, что оно представляет собой совокупность коллизионных норм и общепринятых доктринальных позиций. Л.А. Шалланд, будучи

26


международником, одним из первых более чем определенно отнес международное частное право к национальному праву, отмечая при этом его исключительно коллизионный характер, и высказал идею о вероятности публичной природы конфликтных норм. М.И. Брун, опровергая ставшие традиционными положения, доказывает публично-правовой процессуальный характер коллизионных норм, заявляя, что конфликтное право - это ветвь публичного национального права. Б.Э. Нольде предложил заменить наименование «международное частное право» на «русское коллизионное право», ввел в научный оборот понятие «иностранный элемент», с целью точной характеристики регулируемых отношений, а коллизионные нормы, закрепленные в национальном законодательстве, считал продуктом международного права.

Все указанные позиции относят коллизионное право к внутригосударственной системе, однако они далеки от тех доктрин, которые были предложены цивилистами середины-конца XIX столетия. В национальном течении международного частного права, как считает автор, можно выделить три сложившихся теории: 1) национально-цивилистическую теорию международного частного права Л.А. Шалланда; 2) национально-публичную концепцию конфликтного права М.И. Бруна; 3) национально-международную теорию русского коллизионного права Б.Э. Нольде.

Делается вывод, что в начале ХХ столетия доктрина о коллизионном праве развивалась в рамках двух основных направлений: международного и национального. Причем количественно преобладало международно-правовое направление, но с точки зрения практической применимости, теории национального направления были наиболее приемлемы. По мнению автора, именно общетеоретическое направление, которое рассматривало коллизионное право с позиции догмы, оказало сильнейшее влияние на национально-правовые теории. Из представленных взглядов наиболее значимой автору представляется точка зрения М.И. Бруна, поддержанная во многом Б.Э. Нольде и включившая в себя положения, обоснованные ведущими коллизионистами как российской, так и зарубежной юриспруденции исследуемого периода. Таким образом, можно сказать, что в начале ХХ века коллизионное право позиционировалось как национальное публичное процессуальное право, что практически полностью противоречит современному пониманию данной отрасли.

В заключениии подводится общий итог исследования, формулируются основные выводы, определяются перспективы развития данной проблемы в отечественной правовой науке.

27


Основные положения диссертации изложены в 13 публикациях автора общим объемом более 4,8 п.л., в т.ч.

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных Высшей

аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ

для публикации результатов диссертационных исследований:

  1. Комнатная, Ю.А. История науки международного частного права: юбилейные даты 2009 г. [Текст] / Ю.А. Комнатная // Вестник Владимирского юридического института. – 2009. – 3(12). (1 п.л.)
  2. Комнатная, Ю.А. Судьба и правовое наследие ученого и дипломата Андрея Николаевича Мандельштама (1869 - 1949). К 140-летию со дня рождения [Текст] / Ю.А. Комнатная // Ленинградский юридический журнал. – 2009. – № 4(18). (0,55 п.л.)
  3. Комнатная, Ю.А. Особенности отечественного законодательства XIX -начала ХХ века в сфере коллизионного регулирования [Текст] / Ю.А. Комнатная // Проблемы права. - 2011. – № 1. (0,4 п.л.)

Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

  1. К о мнатная, Ю.А. Основные этапы историческ ог о развития отрасли меж -дународного частного права в России в период с первой половины XIX по первую половину ХХ вв. [Текст] / Ю.А. Комнатная // Проблемы и перспективы экономической интеграции регионов и государств: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Белгород, 2006. – Т. 2. (0,4 п.л.)
  2. Комнатная, Ю.А. Определение понятия «международное частное право» в тру дах известного цивилиста XIX – ХХ веков Михаила Исаакиевича Бруна [Текст] / Ю.А. Комнатная // Актуальные проблемы развития инновационной экономики: национальный и региональный аспекты: Материалы Всероссийской научной конференции аспирантов, молодых ученых, магистрантов и студентов (Белгород , 24 апреля 2007г.). – Белгород , 2008. – Ч.1. (0,6 п.л.)
  3. Комнатная, Ю.А. Коллизионное учение известного российского цивилиста XIX века Дмитрия Ивановича Мейера [Текст] / Ю.А. Комнатная // Эффективное развитие региональной экономики в условиях глобализации: материалы Международной научной конференции. - Белгород , 2008. – Т.2. (0,5 п.л.)
  4. Комнатная, Ю.А. Значение коллизионного учения цивилиста Малышева Кронида Ивановича (1841 – 1907) в развитии науки международного частного права в России в дореволюционный период [Текст] / Ю.А. Комнатная // Актуальные проблемы формирования гражданского общества и становления правового госу дарства: Сборник научных работ. – Черкассы, 2008. (0,6 п.л.)
  5. Комнатная, Ю.А. Особенности гражданско- правового направления в развитии российской науки международного частного права на рубеже

XIX-ХХ вв. [Текст] / Ю.А. Комнатная // Фундаментальные исследования. – 2008. – № 11. (0,12 п.л.)

9.  К омнатная, Ю.А. Проблемы международного частного права в общетео

ретических исследованиях в России на рубеже XIX-ХХ вв. [Текст] / Ю.А. Комнат

ная // Современные наукоемкие технологии. – 2008. – № 8. (0,12 п.л.)

  1. Комнатная, Ю.А. Развитие юридических наук в российских университетах в дореволюционный период [Текст] / Ю.А. Комнатная // Научные труды Р АЮН. Выпуск 8. – 2008. - Т.3. (0,45 п.л.)
  2. Комнатная, Ю.А. Особенности развития учения о международном частном праве в дореволюционной теории международного права в России [Текст] / Ю.А. Комнатная // Международное публичное и частное право. – 2009. – № 3(48). (0,55 п.л.)
  3. Комнатная, Ю.А. Особенности национального направления отечественной доктрины о коллизионном праве в начале ХХ века [Текст] / Ю.А. Комнатная // Материалы научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых: сборник научных работ. – Белгород, 2010. (0,4 п.л.)
  4. Комнатная, Ю.А. Определение сущности коллизионного права в трудах дореволюционного цивилиста Ю.С. Гамбарова (1850 – 1926) [Текст] / Ю.А. Комнатная // Материалы VI Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Проблемы реализации частного права»: сборник научных работ. – Курск, 2010. (0,2 п.л.)
  5. Комнатная, Ю.А. Основы учения о коллизионном праве в общетеоретических исследованиях Габриэля Феликсовича Шершеневича (1863-1912) [Текст] / Ю.А. Комнатная // Альманах современной науки и образования. – Тамбов, 2010. – №10 (41). (0,3 п.л.)


28


29


Подписано в печать 14.02.2011

Формат 60?84 1/16                           Усл.печ.л. 1,74                             Уч.-изд.л. 1,67

Бумага офсетная                              Тираж 100 экз.                                       Заказ 299

Отпечатано в Издательско-полиграфическом   комплексе

Ставропольского государственного университета.

355009, Ставрополь, ул.Пушкина, 1.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.