WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ В РОССИИ (1864–1917 гг.)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

ЗЕЗЮЛИНА Татьяна Александровна

 

 

 

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

СТАНОВЛЕНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

ИНСТИТУТА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

В РОССИИ (1864–1917 гг.)

 

Специальность 12.00.01 – теория и история государства и права;  

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Владимир 2006

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

 

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

заслуженный деятель науки РФ

Мулукаев Роланд Сергеевич

 

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Петренко Николай Иванович

кандидат юридических наук

Яковлева Оксана Николаевна

Ведущая организация – Самарский юридический институт

ФСИН России

Защита состоится « ____ » декабря 2006 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан __ ноября 2006 г.

Ученый секретарь  

диссертационного совета  

кандидат юридических наук, доцент                                  В. В. Мамчун

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Организация и функционирование института судебных приставов в  России с середины XIX до начала XX в. представляют особый интерес, поскольку именно в этот период происходит реформирование института судебных приставов с учетом положительного западноевропейского опыта. Изучение истории функционирования института исполнения судебных решений, воссоздание целостной картины его исторического развития могут быть полезны для современного законодателя и правоприменителя. Однако данный институт в отечественной науке истории государства и права является малоизученным и требует дополнительного исследования.

Принятие двух федеральных законов «О судебных приставах» № 118-ФЗ и «Об исполнительном производстве» № 119-ФЗ 21 июля 1997 г. явилось значительным шагом вперед в развитии исполнительного законодательства. Однако практика их применения показала, что многие положения этих двух новых федеральных законов оказались недостаточно эффективными. В пояснительной записке к ним прямо указывается, что «в соответствии с принципом разделения властей суды освобождаются от не свойственной им функции… выполнения собственных решений…» . Примечательно, что авторы судебной реформы 1864 г. высказывали похожее мнение, предлагая освободить суды от «… не свойственного им наблюдения за исполнительными местами…» и «… поставить их в положение, сообразное с достоинством и характером судебной власти» .

Указом Президента Российской Федерации в структуре Министерства юстиции создана Федеральная служба судебных приставов Российской Федерации. Развитие данной службы в современных условиях является одной из главных задач, стоящих перед Правительством РФ, которые непосредственно влияют на ход и темпы проведения в нашей стране судебной реформы, совершенствование законодательства и на инвестиционную привлекательность российской экономики. В решении данной задачи важную роль может сыграть изучение истории возникновения, развития данного института, его сущности, а также специфики организации и направлений деятельности в Российском государстве.

Актуальность темы исследования обусловлена также тем фактом, что в настоящее время согласно распоряжению Президента РФ создана рабочая группа при Министерстве юстиции по подготовке Исполнительного кодекса РФ, который по замыслу инициаторов должен поставить точку в споре о месте и роли исполнительного производства в судебной правовой системе России . Именно поэтому изучение исторического опыта становления и функционирования исполнительного производства представляет научный интерес в плане формирования целостного исполнительного законодательства.

Степень научной разработанности темы. Исследования, посвященные историческому аспекту становления института судебных приставов в России, можно условно разделить на три группы: 1) исследования дореволюционного периода; 2) исследования советского периода; 3) исследования современного периода (конец 1990-х – начало 2000-х гг.).

К первой группе относятся работы, посвященные исследованию судебной реформы 1864 г., в частности, труды И. В. Гессена, Г. В. Джаншиева, М. А. Давыдова, А. Ф. Кони , использованные нами при рассмотрении вопросов подготовки проектов судебных уставов и истории развития основных судебных институтов. Однако основное внимание в этих работах уделялось созданию таких правовых институтов, как адвокатура, прокуратура, и лишь в некоторых затрагивались проблемы, связанные с функционированием института судебных приставов.

Дореволюционные специалисты в области гражданского процесса, такие как Е. В. Васьковский, Г. В. Вербловский, А. Х. Гольстем, В. М. Гордон, В. И. Исаченко, К. Малышев, Е. А. Нефедьев, И. Е. Энгельман , подробно исследовали отдельные стадии гражданского процесса, в том числе и стадию исполнения судебных решений. Работы указанных авторов использовались при определении роли и места судебных приставов в системе дореволюционного судоустройства, а также освещении вопросов практической деятельности.

Большое значение в историографии рассматриваемой проблемы имеют публикации в научных журналах , содержащих характеристику организационно-правового статуса и особенностей профессиональной деятельности судебных приставов.

Отдельно стоит отметить труды, посвященные деятельности судебных приставов по исполнению судебных решений, издававшихся в виде руководств и справочников .

Исследования советского периода практически не затрагивали проблем возникновения и развития института судебных приставов дореволюционной России. Б. В. Виленский и М. Г. Коротких уделили особое внимание общим вопросам подготовки судебной реформы . Отдельно исследовались история создания и развития таких правовых институтов, как адвокатура, суд присяжных, судебные следователи . Работы, в которых рассматривалось исполнение судебных решений, были посвящены анализу советского законодательства об исполнении судебных решений и не затрагивали дооктябрьского периода развития данного института . Лишь Р. Х. Валеева и В. П. Пастухов, касались вопроса образования и развития института судебных приставов в дореволюционный период .

Третья группа исследований немногочисленна. Несомненный интерес представляют работы Е. М. Донцова, Б. М. Магомедова, Е. Г. Натахиной, П. Ю. Федорова . Однако исторический аспект в них не занимает серьезного места.

Тем не менее целый ряд авторов, характеризуя процесс реформирования системы исполнения судебных решений в современный период, обращается к отечественному опыту реформы института судебных приставов в 1864 г. Такой подход содержится в трудах Г. С. Вайнштейна, М. А. Викут, В. А. Галкова, Е. В. Горбачевой, О. В. Исаенковой, Ю. Г. Кокарева, О. В. Кононова, Д. Я. Малешина, А. Т. Мельникова, И. Б. Морозовой, А. М. Треушникова, В. В. Яркова.

Появились и серьезные историко-правовые исследования института судебных приставов в дореволюционной России. Первая работа, посвященная историческому аспекту развития института судебных приставов в России, принадлежит В. В. Захарову . Имеются исследования истории становления органов принудительного исполнения судебных решений в рамках отдельных регионов России .

Анализ дореволюционной, советской и современной литературы привел диссертанта к выводу, что проблема организационно-правовых основ становления и функционирования института судебных приставов Российского государства, далеко не исчерпана и есть необходимость продолжения ее исследования.

Объектом исследования явились правовые отношения, возникшие в процессе становления и функционирования института принудительного исполнения судебных решений на территории Российского государства.

Предмет исследования составляют организационно-правовые основы становления и функционирования  института судебных приставов в дореволюционный период развития Российского государства.

Цель диссертационного исследования состоит в воссоздании целостной картины исторического развития института судебных приставов в России в период с 1864 по 1917 г.

Реализация данной цели предопределила решение следующих задач:

– провести анализ возникновения и развития организационно-правовых форм исполнения судебных решений в России до судебной реформы 1864 г.;

– проанализировать процесс подготовки, организационно-правового обеспечения проведения судебной реформы 1864 г. в России в части введения должности судебных приставов в новой судебной системе;

– выявить место и роль института принудительного исполнения судебных решений в системе российского правосудия в дореволюционной период;

–  раскрыть основные черты правового статуса судебного пристава;

– проанализировать практическую деятельность судебных приставов, выявив особенности применения мер принудительного исполнения судебных решений, а также деятельность, связанную с обеспечением функционирования суда и участием пристава в охранительном судопроизводстве.

Хронологические рамки исследования охватывают 1864–1917 гг. – период с момента учреждения института судебных приставов Судебными уставами 20 ноября 1864 г. до принятия 22 ноября (5 декабря) 1917 г. СНК РСФСР Декрета о суде, упразднившего все дореволюционные судебные органы.

Методологическую основу диссертации составил всеобщий диалектический метод познания в сочетании с системным подходом и различными видами анализа.

В качестве частнонаучных методов исследования в процессе работы над диссертацией были использованы исторический, логический, системный, сравнительно-правовой и сравнительно-исторический методы.

При раскрытии содержания нормативной правовой базы применялся формально-юридический метод толкования правовых актов. Для более углубленного изучения отдельных разделов темы применялся статистический метод.

Теоретической основой исследования послужили работы дореволюционных, советских и современных авторов, посвященные институту судебных приставов, исполнительному производству, а также идеи, содержащиеся в трудах отечественных специалистов в области теории и истории государства и права и гражданского процессуального права: Р. Х. Валеевой, Е. В. Васьковского, Г. В. Вербловского, М. А. Викут, А. Х. Гольстема, В. М. Гордона, О. В. Исаенковой, В. И. Исаченко, Д. Я. Малешина, К. Малышева, И. Д. Мартысевича, И. Б. Морозовой, А. М. Треушникова, И. Е. Энгельмана.

Источниковой основой диссертации стали дореволюционные нормативные правовые акты, документы официального делопроизводства (в том числе хранящиеся в архивах и ранее не вводившиеся в научный оборот) и материалы практики, статистические материалы и материалы периодической печати, характеризующие деятельность института судебных приставов, общие и особенные закономерности возникновения, развития и функционирования института принудительного исполнения судебных решений в дореволюционной России.

Среди них можно выделить материалы официального делопроизводства, содержащиеся в Центральном историческом архиве г. Москвы (ЦИАМ): ф. 131 (Московская судебная палата), ф. 142 (Московский окружной суд) и Государственном архиве Владимирской области (ГАВО): ф. 84 (Владимирская управа благочиния или градская полиция), ф. 86 (Ковровская управа благочиния или градская управа), ф. 108 (Владимирский окружной суд), ф. 109 (Уездные члены окружного суда по Владимирскому уезду), ф. 804 (Судебный пристав съезда мировых судей Юрьев-Польского мирового судебного округа), ф. 817 (Судебный пристав Владимирского окружного суда по Юрьев-Польскому уезду), ф. 1021 (Полицейские приставы 2-го стана Суздальского уезда).

В целом использовался разнообразный материал, способствовавший комплексному изучению проблемы и решению поставленных в работе задач.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в комплексном исследовании правовых и организационных основ зарождения и развития института судебных приставов в дореволюционной России.

Впервые вводятся в научный оборот и обобщаются материалы, характеризующие систему организации и функционирования института судебных приставов в дореволюционной России.

Предложена авторская периодизация развития организационно-правовых форм исполнения судебных решений в России до судебной реформы 1864 г., при этом выделены особенности каждого из этапов.

В диссертации впервые рассматриваются и анализируются теоретические подходы дореволюционных ученых-правоведов к институту судебных приставов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В развитии организационно-правовых форм исполнения судебных решений в дореформенной России следует выделять три периода: первый охватывает XV – первую половину XVI в. и характеризуется появлением нормативно-правового регламентирования исполнения судебных решений. Основной чертой этого периода являются слабая организация форм исполнения судебных решений, а также низкая квалификация лиц, непосредственно исполнявших судебные решения. Второй – с середины XVI до середины XVII в. – отличается началом систематизации нормативно-правовой базы функционирования института судебных приставов и закреплением основных форм исполнения, которые соответствовали уровню развития общественных отношений и гражданского судопроизводства того времени. Третий период включает вторую половину XVII – первую половину XIX в. и отличается отсутствием единого систематизированного законодательства, регламентировавшего функционирование института исполнения судебных решений, изменением мер принудительного исполнения, которые направлены на имущество должника. Попытка переложить функции судебных приставов в 1775 г. на полицию оказалась неэффективной.

2. Подготовка и проведение судебной реформы 1864 г. в части введения должности судебных приставов имели ряд особенностей: 1) в ходе разработки законодательства о судебных приставах, наряду с национальным историческим опытом, использовались достижения западноевропейских государств, преимущественно французского судоустройства и судопроизводства; 2) авторы реформы отказались от отдельного нормативного правового акта, регламентировавшего деятельность приставов, а также двух категорий приставов – исполнительных (исполняющих судебные решения) и судебных (обеспечивающих деятельность суда).

3. Однозначно рассматривать институт судебных приставов в качестве органа судебной власти дореволюционной России затруднительно. Отсутствие должного контроля со стороны суда негативно отразилось на эффективности системы исполнения и вызывало отрицательную оценку ученых, занимающихся проблемами судопроизводства. Несмотря на негативные оценки ученых, учреждение института судебных приставов при новых судебных установлениях сыграло положительную роль в развитии отечественного пореформенного судоустройства.

4. Особенности правового статуса судебных приставов определялись: 1) нормативными требованиями, предъявляемыми к кандидатам на занятие этой должности; 2) порядком вступления в должность судебного пристава и освобождения от нее; 3) совокупностью установленных судоустройственными и процессуальными законами прав и обязанностей судебных приставов; 4) гарантиями реализации этих прав и обязанностей. Цензовая система назначения кандидата на должность пристава имела ряд недостатков. Отсутствие образовательного ценза приводило к занятию должностей приставов людьми, не только не имевшими специальной подготовки, но и не знакомых с нормами Судебных уставов.

5. Пробелы общероссийского законодательства в урегулировании отдельных вопросов организации и деятельности института судебных приставов восполнялись ведомственными правовыми актами. Большую роль играли «Особые наказы окружных судов», циркуляры Министерства юстиции и материалы практики (решения кассационных департаментов Правительствующего Сената).

6. Содержание полномочий приставов в Центральной России не имело различий и складывалось из функций исполнения судебных решений и обеспечения деятельность суда (рассылка повесток, исполнение распоряжений председательствующего и т.д.). Введение в 1892–1893 гг. должностей рассыльных положительно отразилось на основной функции приставов – исполнении судебных решений. Наличие двух категорий приставов, состоящих при общих судебных учреждениях и при мировых съездах, предусматривало некоторые отличия в функциональных обязанностях.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в нем положения и выводы уточняют и расширяют объем научной информации об организационно-правовых основах становления и функционирования института судебных приставов в дореволюционной России.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы: в дальнейшем изучении проблем становления учреждений юстиции, развития судоустройства и гражданского судопроизводства, при преподавании курсов истории отечественного государства и права, истории правоохранительных органов, гражданского процессуального права, исполнительного производства; при разработке проектов нормативных правовых актов, методических пособий по организации и деятельности службы судебных приставов в современной России; при написании курсовых и дипломных работ, а также для модернизации учебных программ по истории государства и права России, истории правоохранительных органов России, гражданского процессуального права.

Кроме того, отдельные положения диссертации могут помочь уяснению социальной сущности института судебных приставов в России в ходе изучения курсов «История государства и права России», «История правоохранительных органов России», «Гражданское процессуальное право», спецкурсов «Федеральная служба судебных приставов», «Исполнительное производство».

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и теоретические выводы диссертации: неоднократно обсуждались и были одобрены на заседании кафедр государственно-правовых дисциплин и гуманитарных дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России; используются в учебном процессе Владимирского юридического института ФСИН России и Владимирского государственного педагогического университета при преподавании курсов «История отечественного государства и права» и «История правоохранительных органов России»; докладывались на научно-практической конференции «Гуманитарная подготовка сотрудников правоохранительных органов: опыт, проблемы, перспективы» (г. Владимир, 25 мая 2005 г.), конференции, посвященной празднованию Дня российской науки (г. Владимир, 8 февраля 2006 г.); отражены в опубликованных автором научных работах.

Структура диссертации обусловлена целью исследования и вытекающими из нее задачами. Работа состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется уровень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цели и задачи, хронологические рамки исследования, его методологическая и источниковая основа, раскрывается научная новизна, формируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся данные о теоретической и практической значимости результатов исследования, а также об апробации и практическом внедрении этих результатов.

В первой главе «Становление института исполнения судебных приговоров и решений в России XV в. – 1864 г.» исследуются исторические условия и факторы, определившие специфику возникновения и развития института судебных приставов в дореволюционной России.

В первом параграфе «Возникновение функции исполнения судебных решений в XV – первой половине XVIIв.» показано, что отечественный институт судебных приставов получил правовое оформление в XV в. в Новгороде и Пскове. Начальный период становления рассматриваемого института характеризуется крайне слабой организацией исполнения судебных решений. Процедура взыскания проводилась самим истцом, и лишь в сложном случае он обращался к помощи властей. В то же время наметились основные направления деятельности приставов: исполнение решений судебно-административных органов и другие функции, связанные с обеспечением деятельности суда – доставкой лиц на судебные заседания, а также участие в проведении отдельных следственных действий (обыска, розыска имущества и т.п.).

Издание таких крупных нормативных актов, как Судебники 1497, 1550, 1589 гг., позволило сформировать основные организационно-правовые формы исполнения судебных решений. Из частноправового института исполнение судебных решений превращается в публично-правовой. Исполнение судебных решений становится функцией судебных чиновников – приставов.

Помимо основных функций по исполнению судебных решений и вызова сторон в суд, на приставов возлагались обязанности по охране должников и спорных земель. Реализация исполнения судебных решений все меньше связывалась с личностью должника, а в большей степени – с его имуществом. Значительный долг при отсутствии имущества приводил к закабалению должника на долгие годы.

Соборное уложение 1649 г. окончательно закрепило за приставами функции исполнения судебных решений и обеспечения деятельности суда, обозначив тенденцию к увеличению у них полицейских функций. Подробно были регламентированы полномочия приставов по содействию в раскрытии преступлений и преданию обвиняемых суду, поддержанию основ государственного управления и общественного порядка, по обеспечению деятельности суда и исполнению его решений по гражданским делам.

Таким образом, развитие института исполнения судебных решений в XV – первой половине XVII вв. шло по следующим направлениям: развитие законодательства, регламентировавшего исполнение судебных решений; становление специального института, на который непосредственно возлагалось принудительное исполнение таких решений; развитие форм принудительного исполнения. Данный период является начальным в становлении данного института и характеризуется крайне низкой организацией форм исполнения судебных решений, а также лиц, непосредственно исполнявших судебные решения.

Во втором параграфе «Функция исполнения судебных решений во второй половине XVII – первой половине XIX в.» исследуется развитие функции исполнения судебных решений со второй половины XVII в. до судебной реформы 1864 г. Социально-экономическое и политическое развитие страны во второй половине XVII в. неизбежно вызывало к жизни новые законодательные акты, дополнявшие или изменявшие нормы Соборного уложения 1649 г. К началу царствования Петра I количество таких актов, получивших наименование «новоуказные статьи», достигло свыше полутора тысяч. Новоуказные статьи о разбойных делах (1649 г.), Новоторговый устав (1667 г.) и другие указы значительно дополнили нормы законодательства, регулировавшего исполнение судебных решений.

В ходе реформ начала XVIII в. институт судебных приставов был упразднен. Функции по исполнению судебных решений и обеспечению судебного порядка возлагались на специальных служащих, состоящих при судах или органах управления: адъютантов, подьячих, секретарей и др.

Анализ указа «О форме суда», Краткого изображения процессов и судебных тяжб, иных нормативных правовых актов, содержащихся в Полном собрании законов Российской империи, показывает, что в данный период отсутствовало единое законодательство, регламентирующее исполнение судебных решений.

Во второй половине XVIII в. в ходе Екатерининских реформ институт приставов был возрожден. Однако приставы стали чиновниками другого ведомства. С введением Устава благочиния 1782 г. функции приставов окончательно перешли к полиции. В полицейских управлениях были введены специальные должности становых приставов, одной из основных функций которых было исполнение решений суда. В то же время на становых приставов возлагались и другие функции, непосредственно не связанные с их служебной деятельностью, что приводило к затягиванию процесса исполнения.

Новшество в законодательную регламентацию деятельности чинов полиции по исполнению судебных решений было внесено изданными в 1832 г. Сводом законов Российской империи и Положением о порядке описи, оценки и публичной продаже имуществ. Эти нормативные акты подробным образом регламентировали деятельность полиции по производству взысканий и применению мер принудительного исполнения. Мерами принудительного исполнения судебных решений по производству гражданских взысканий являлись: обращение взыскания на движимое и недвижимое имущество должника; вычет из жалованья, пенсионов и аренд; отработка долга.

Таким образом, в дореформенный период законодательство, упорядочивающее исполнение судебных решений, прошло сложный путь развития и отразило основные тенденции государственной политики России. Вторая половина XVII – первая половина XIX в. характеризуется отсутствием единого систематизированного законодательства, регламентировавшего функционирование  института исполнения судебных решений. 

В третьем параграфе «Учреждение института судебных приставов Судебными уставами 1864 года» освещается процесс подготовки судебной реформы в части возрождения института судебных приставов в России. Это было признано целесообразным в ходе разработки Устава гражданского судопроизводства.

В первоначальном варианте проекта Устава гражданского судопроизводства, подготовленного в канцелярии Д. Н. Блудова, предусматривалось введение при новых судебных установлениях двух категорий приставов – исполнительных (приводящих в исполнение судебные акты) и судебных (разносящих повестки тяжущимся и следящих за порядком в зале судебного заседания). Кроме того, был подготовлен проект Положения о судебных исполнительных приставах, в котором более подробно определялся статус судебных приставов.

В 1861–1862 гг. подготовка судебной реформы из II отделения была передана в канцелярию под руководство Государственного секретаря В. П. Буткова. В ходе разработки законопроектов предложенный вариант службы судебных приставов был отклонен, так как его сочли слишком громоздким и дорогостоящим. Предполагалось учредить только одну категорию приставов – судебных, которые должны были исполнять акты суда и обеспечивать его деятельность. Отказались новые авторы и от отдельного нормативного правового акта, регламентировавшего деятельность пристава. Автор отмечает, что данное изменение в проектах было ошибочным, так как вариант, предложенный Д. Н. Блудовым в 1857 г., был более удачным, поскольку принимал во внимание различный характер правоотношений, возникавших в процессе исполнительных и охранительных действий.

В ходе разработки законодательства о судебных приставах наряду с национальным историческим опытом использовался опыт западноевропейских государств, преимущественно Франции. Заимствование носило творческий характер и сопровождалось переработкой иностранного законодательства с учетом российских условий.

Двадцать девятого сентября 1862 г. были утверждены «Основные положения преобразования судебной части», одиннадцать статей которых были посвящены исполнению судебных постановлений, возложенных на судебных приставов, состоящих при судах.

К 1863 г. на базе «Основных положений преобразования судебной части» были подготовлены проекты Судебных уставов, которые были утверждены 20 ноября 1864 г. В результате в России была установлена новая система исполнения судебных постановлений. Основными нормативными правовыми актами, регулировавшими организацию и деятельность судебных приставов, стали Учреждение судебных установлений (УСУ), Устав гражданского судопроизводства (УГС) и Устав уголовного судопроизводства. Первый законодательный акт содержал нормы, определявшие правовой статус судебных приставов – основные права и обязанности; порядок назначения на должность; требования, предъявляемые к кандидатам, претендующим на должность пристава, а также виды и порядок наложения дисциплинарных взысканий. Устав гражданского судопроизводства регламентировал правовые основы деятельности судебных приставов. В нем устанавливался перечень мер принудительного исполнения и полномочия пристава при совершении исполнительных процедур. Устав уголовного судопроизводства предусматривал следующие виды взысканий по уголовным делам: присужденные по заявленным в уголовном процессе гражданским искам о возмещении потерпевшему причиненного преступным деянием вреда и убытков; в части денежных взысканий с осужденного, наложенных в качестве меры наказания, а также о возмещении вреда, причиненного потерпевшему от преступления и судебных издержек.

Во второй главе «Организационно-правовые основы формирования и функционирования института судебных приставов в России 1864–1917 гг.» характеризуются правовые аспекты структуры и деятельности службы судебных приставов, сложившиеся в результате судебной реформы 1864 г.

В первом параграфе «Место и роль судебных приставов в системе пореформенного судопроизводства» раскрываются место и роль судебных приставов в системе дореволюционного судопроизводства.

После судебной реформы 1864 г. судебная система состояла из мировых и общих судебных органов. В соответствии с Судебными уставами судебные приставы состояли при судах (ст. 11 УСУ). В обязательном порядке судебные приставы вводились при кассационных департаментах Сената, судебных палатах и окружных судах. При мировых судах создание института судебных приставов не было обязательным.

Роль судебных приставов определялась как влияние на самый ход дел в судебных местах и главнейшим образом на исполнение судебных решений.

В параграфе проанализированы различные точки зрения ученых-процессуалистов по поводу места и роли судебных приставов в судопроизводстве дореволюционной России. Так, например, по мнению Г. Вербловского, исполнительное производство «введено в гражданский процесс исключительно для удобства и заимствовано из французского процесса» . В то же время он подчеркивает, что «суды не обязаны наблюдать за приведением решения в исполнение, а главная их роль заключается в разрешении споров и жалоб» . Такая двойственность во мнении ученого объяснялась положением пристава при новых судебных учреждениях. Законодательство закрепило принадлежность судебных приставов к судебной власти: нормы УСУ, в частности ст. 6–11, относят практически все организационные формы, обеспечивающие правосудие – следователей, нотариусов, судебных приставов, к «составу судебных мест». Однако согласно ст. 925 УГС деятельность судебного пристава по исполнению судебных решений суд не был вправе контролировать.

Таким образом, с одной стороны, органы исполнения находились при суде, а с другой – суд не вправе был непосредственно контролировать деятельность судебного пристава. Автор делает вывод, что однозначно рассматривать судебного пристава в качестве органа судебной власти затруднительно, но в то же время отнести его к другим органам власти не представляется возможным. Такая неопределенность положения судебного пристава негативно отразилась на эффективности системы исполнения судебных решений. И. Е. Энгельман писал по этому поводу: «Кажется, составители УГС полагали, что исполнение решения дело простое и нетрудное… они пришли к заключению, что судебные установления не обязаны наблюдать за приведением решений в исполнение. Это постановление повело к совершенной обособленности и бесконтрольности судебных приставов и к весьма чувствительным неудобствам для сторон» . А. И. Маттель также подчеркивал, что «…правило ст. 925 о том, что судебные места не обязаны наблюдать за приведением решений в исполнение, представляется ошибочным в своем основании и потому должно быть исключено» . Однако, несмотря на негативные оценки ученых-процессуалистов, учреждение института судебных приставов при новых судебных установлениях сыграло положительную роль в развитии отечественного пореформенного судоустройства.

Во втором параграфе «Специфика правового статуса судебного пристава»  рассмотрена специфика правового статуса судебного пристава, регламентированного Судебными уставами 1864 г.

Под правовым статусом судебного пристава следует понимать совокупность, закрепленных в нормативных правовых актах прав и обязанностей, определяющих место и роль судебных приставов в системе судопроизводства и обеспечивающих возможность осуществления надлежащего исполнения судебного решения.

Большую роль в правовой регламентации правового статуса судебного пристава, помимо Судебных уставов, играли циркуляры Министерства юстиции, регулировавшие отдельные аспекты прав и обязанностей судебных приставов, порядок оказания им содействия со стороны исполнительной власти, вопросы их вознаграждения, а также содержали положения разъясняющего характера.

Законодательство Российской империи устанавливало ряд квалификационных требований к лицам, желавшим занять должность судебного пристава. Закон указывал обстоятельства, препятствовавшие занятию должности судебных приставов. Запрещалось занимать должность пристава следующим категориям лиц: не имевшим российского подданства; не достигшим 21 года; занимавшим другую должность на государственной или общественной службе. Большую группу составляли требования, касавшиеся моральных качеств кандидатов на должность пристава, которые определяли содержание так называемого нравственного ценза. Судебными приставами не могли быть лица, запятнавшие себя не только правонарушениями, но и подозрением в их совершении. Кроме того, требовалось, чтобы соискатель был непорочен по общественному приговору или постановлению духовных властей.

Негативно сказывалось на исполнении судебных решений отсутствие образовательного ценза для судебных приставов. Ревизия судов, проведенная в 1895 г., показала, что из 1407 судебных приставов 1097, или 78 %, имели домашнее или низшее образование. Остальные 310 человек закончили средние (283 чел.) или высшие (27 чел.) учебные заведения. В процессе работы Комиссии для пересмотра законоположений по судебной части в 1896–1899 гг. был подготовлен проект новой редакции УСУ, который предусмотрел необходимость наличия среднего или высшего образования для занятия должности судебного пристава. Однако данное положение не было внесено в Судебные уставы.

Кандидат на замещение должности судебного пристава сначала выполнял свои обязанности в течение одного года, а затем, при условии надлежащего их исполнения, утверждался в должности председателем суда. При вступлении в должность пристав приводился к присяге духовным лицом его вероисповедания, после чего он считался  утвержденным в должности и получал свидетельство о вступлении в должность судебного пристава, подтверждающее его полномочия, нагрудный знак и печать. Факт утверждения судебного пристава в занимаемой должности доводился до общего сведения путем опубликования. Кроме того, приставу определялась местность для постоянного проживания. Судебный пристав не вправе был переменить установленное место жительства под угрозой отлучения от должности.

На судебных приставов, как и на всех чиновников судебного ведомства, заводился формулярный список о службе, который содержал подробные сведения о лице, занимающем соответствующую должность. Увольнение со службы судебного пристава производилось в случаях: подачи прошения по собственному желанию; длительной болезни (в течение одного года); неявки в течение месяца со дня утверждения в должности без особо уважительных причин; по инициативе председателя суда.

Судебным приставам округа каждой палаты предоставлялось право избирать из своей среды совет в составе старшины и нескольких членов, в зависимости от числа приставов в округе. Совет был призван наблюдать за деятельностью приставов, разбирать споры, возникавшие между ними и поступавшие на них жалобы со стороны частных лиц, распределял между ними вознаграждения, взысканное по таксе, а также имел право подвергать их различным дисциплинарным взысканиям (предупреждение, замечание, выговор) и возбуждать вопрос о наложении более строгих взысканий председателем суда или общим собранием суда. Единственным реально действовавшим был совет приставов Петербургского мирового судебного округа.

Другие права пристава были связаны с возложенными на него обязанностями: изымать, арестовывать и передавать на хранение имущество должника; входить в жилые и хозяйственные помещения, в случае необходимости вскрывать их. 

Основные обязанности, возлагаемые на приставов, были непосредственно связаны с их служебной деятельностью и заключались в следующем: вести особый журнал, в котором судебный пристав должен был фиксировать все действия по исполнению судебных решений, а также делать выписки из него по просьбе участников исполнительного производства; выполнять распоряжения председательствующего; устанавливать при отсутствии данных место нахождения (жительство) должника. 

Законодательством устанавливался ряд гарантий обеспечения прав и обязанностей судебных приставов. Анализируя нормы законодательства, такие гарантии можно разделить на социальные и правовые. С момента назначения на должность судебный пристав наделялся правом получения штатного содержания и таксового вознаграждения. Материальное обеспечение судебных приставов складывалось из содержания, включавшего выплату оклада, столовых и квартирных, а также денежного вознаграждения за производство исполнительных действий. Кроме того, в связи с постоянными разъездами судебный пристав получал своего рода командировочные, состоявшие в оплате проезда до места командировки, а также питания и проживания. При выходе в отставку судебному приставу, в зависимости от срока службы и оснований выхода в отставку, назначалась пенсия.

Одной из правовых гарантий реализации возложенных на пристава функций служило внесение им денежного залога. Сумма залога определялась на региональном уровне. Он был необходим в случае обращения взыскания за убытки, причиненные приставом в результате исполнения возложенных на него функций, и вносился приставом до вступления в должность. За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей, а также совершение неправомерных действий судебный пристав мог быть подвергнут дисциплинарной или даже уголовной ответственности. Закон защищал должностных лиц, исполнявших решения судов. Судебные приставы, наделенные особыми правами, имели определенные преимущества перед чиновниками других ведомств. Так, в случае оказания судебному приставу сопротивления он мог потребовать содействия полиции и даже военных властей.

В третьем параграфе «Особенности практической деятельности судебных приставов» анализируются особенности практической деятельности судебных приставов. Согласно Судебным уставам на приставов возлагались функции по исполнению судебных решений и обеспечению деятельности суда. Кроме того, приставы, состоявшие при мировых съездах, принимали участие в охранительном судопроизводстве.

Организация деятельности приставов уточнялась особыми наказами судов, циркулярами Министерства юстиции, а также решениями и определениями общих и кассационных департаментов Сената. Несмотря на специфический порядок принятия и действия этих документов, они играли важную роль в правовом регулировании деятельности судебных приставов. Основными для судебных приставов являлись полномочия по принудительному исполнению судебных решений по гражданским делам. Порядок приведения в исполнение судебных решений по УГС 1864 г. существенно отличался от дореформенного. Если ранее решения приводились в исполнение даже при отсутствии просьбы взыскателя с помощью полиции, теперь согласно УГС, судебные решения обращались к исполнению не иначе, как по желанию взыскателя. Кроме того, и должник, и взыскатель принимали непосредственное участие при производстве исполнительных действий.

Анализ практической деятельности судебных приставов округа Московской судебной палаты за 1897 – 1907 гг. позволяет отметить тенденцию роста количества исполнительных листов, предъявляемых судебным приставам для исполнения с возрастанием от 1,1 до 1,4 %. Происходили изменения и в качественном составе исполнительных листов. Так, в 1907 г. среди исполнительных листов, предъявленных судебным приставам для производства взысканий, преобладали исполнительные листы для производства денежных взысканий – 25518, а также для наложения ареста на движимое имущество или денежные суммы – 5235. Остальные (всего 982 листа) составили исполнительные листы о принудительной передаче движимости, о вводе во владение недвижимым имуществом, а также о личном задержании должника.

Помимо исполнения судебных решений, приставы должны были доставлять тяжущимся повестки; поддерживать порядок в зале судебного заседания; исполнять другие действия, отнесенные к их обязанностям, в пределах округа того суда, при котором они состояли. Существенным недостатком законодательства, определявшего основные направления деятельности судебных приставов, являлось отсутствие конкретного перечня обязанностей, связанных с обеспечением работы суда, что приводило к некоторым злоупотреблениям на местах.

Основным способом оповещения тяжущихся о месте и времени судебного заседания была доставка повестки. Мировые установления возлагали эти обязанности на судебных рассыльных, состоящих при мировых съездах, на полицию либо на должностных лиц волостного или сельского самоуправления. Введение же должности рассыльного при судебных палатах и окружных судах не являлось обязательным, и первоначально данная функция была возложена на судебных приставов.

Как представляется, обязанности судебных приставов, связанные с обеспечением деятельности суда, особенно доставка повесток, негативным образом сказывалась на основной функции судебных приставов – исполнении  судебных решений, что нередко приводило к его затягиванию. Практика введения должностей судебных рассыльных в ряде губерний России показала, что это способствовало улучшению показателей деятельности судебных приставов, связанной с исполнением судебных решений.

В заключении обобщены результаты проведенного исследования, сформулированы рекомендации по учету опыта организации и деятельности службы судебных приставов в дореволюционный период в современных условиях.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1. Зезюлина, Т. А. Виды обучения в системе профессиональной подготовки судебных приставов / Т. А. Зезюлина // Психолого-педагогические вопросы служебно-боевой подготовки курсантов (слушателей) образовательных учреждений Минюста и МВД России : материалы науч.-практ. конф. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2005. – 0,27 п.л.

2. Зезюлина, Т. А. Организационно-правовые основы становления института судебных приставов в дореволюционной России / Т. А. Зезюлина // Современная пенитенциарная наука: тенденции, перспективы развития : сб. науч. тр. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2006.

– 0,25 п.л.

3. Зезюлина, Т. А. Общая характеристика мер принудительного исполнения по Уставу гражданского судопроизводства 1864 года / Т. А. Зезюлина // Вестн. Владим. юрид. ин-та. – 2006. – № 1. – 0,5 п.л.

4. Зезюлина, Т. А. К вопросу о гарантиях реализации прав и обязанностей судебных приставов по судебным уставам 1864 года / Т. А. Зезюлина // Вестн. Моск. ун-та МВД России. – 2006. – № 7. – 0,35 п.л.

Общий объем опубликованных работ составляет 1,37 п.л.


 

 

 


ЗЕЗЮЛИНА Татьяна Александровна

 

 

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

СТАНОВЛЕНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

ИНСТИТУТА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

В РОССИИ (1864–1917 гг.)

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

Усл. печ. л. 1,39.       Уч.-изд. л. 1,68.         Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru

 

 

Пояснительная записка к проектам Федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах» // Архив Государственной Думы Федерального собрания РФ, ф. 10100, оп. 1, д. 75, л. 194–195.

Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны: В 3 ч. Спб., 1866. Ч. 1. С. 438–439.

См.: Об образовании рабочей группы по вопросам совершенствования законодательства РФ о судебной системе и утверждении ее состава: Распоряжение Президента РФ от 28 нояб. 2000 г. № 534-РП.

См.: К разработке проекта Исполнительного кодекса РФ // Арбитражная практика. 2002. № 8. С. 4–9; Хозяйство и право. 2001. № 10. С. 55 – 62.

См.: Гессен И. В. Судебная реформа. Спб., 1905; Джаншиев Г. В. Из эпохи великих реформ. М., 1894; он же. С.И. Зарудный и судебная реформа М., 1889; Кони А. Ф. Отцы и дети судебной реформы. К пятидесятилетию судебных уставов 1864 г. 20 ноября. 1914. М., 1914; Судебная реформа / Под ред. Н. В. Давыдова. М., 1915.

См.: Васьковский Е. В. Курс гражданского процесса. М., 1913. Т. 1; он же. Учебник гражданского процесса. М., 1914; Вербловский Г. Движение русского гражданского процесса, изложенное на одном примере. М., 1905; Гольмстен А. Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. Спб., 1913; Гордон В.М. Система русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1902. Вып. 1; Исаченко В. Л. Гражданский процесс. Т. 1–6. М., 1890–1896; Малышев К. Курс гражданского процесса. Т. 1–3. Спб., 1874 – 1876; Нефедьев Е. А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1904; Энгельман И. Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912.

См.: Иванов В. Оценка арестуемого имущества по уставу гражданского судопроизводства // Журн. гражданского и уголовного права. 1877. Кн. III. С. 121 – 137; Короновский П. П. Действующий закон о порядке приведения судебных решений в исполнение // Вестн. права и нотариата: Еженедел. журн. 1910. № 14. С. 466–470; Маттель А. И. Об исполнении судебных решений // Журн. Министерства юстиции. 1899. № 3. С. 56–87; Птицын В. Недостатки нашего исполнительного процесса // Наблюдатель. 1895. № 3. С. 37 – 47; Соколов А. А. О взысканиях по исполнительным листам // Юрид. вестн. 1877. № 3–4. С. 97–112; Рязановский В. Немедленное взыскание и обеспечение иска при понудительном исполнении по актам // Вестн. права. 1916. № 7. С. 177.

См.: Арапов П. А. Руководство для судебных приставов окружных судов и съездов мировых судей, судебных рассыльных, чинов полиции, на которых возлагаются обязанности по вручению повесток и по исполнению решений судебных мест, и для взыскателей и должников. Самара, 1889; Преображенский М. И. Руководство для судебных приставов, чинов полиции и взыскателей по исполнению судебных решений. Спб., 1905/1911; Хмельницкий А. И. Исполнительное производство. Обращение взыскания на недвижимое имение: Практ. руководство. Одесса, 1916; Якимов А.Н. Руководство для судебных приставов, исполняющих их обязанности чинов полиции и взыскателей. Уфа, 1892; Судебные приставы и правила исполнительного производства. Спб., 1868.

См.: Виленский Б. В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 года в России. Саратов, 1963; Коротких М. Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 г. в России. Воронеж, 1989.

См., напр.: Афанасьев А. К. Суд присяжных в России (организация, состав и деятельность в 1866 – 1885 гг.): Дис. … канд. ист. наук. М., 1978; Казанцев С. М. Роль прокурора в гражданском процессе в дореволюционной России // Буржуазные реформы в России второй половины XIX века. Воронеж, 1988; Черкасова Н. В. Формирование и развитие адвокатуры в России в 60–80-е годы XIX века. М., 1987.

См.: Авдюков М. Г. Исполнение судебных решений. М., 1960; Сергун А.К. Проблемы исполнительного производства в советском гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1980; Ширшиков А. М. Исполнение судебных решений. М., 1966.

См.: Смецкая А. М. Исполнение судебных постановлений путем обращения взысканий на имущество граждан и на заработную плату: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1968; Кузнецов В. Ф. Реализация судебных решений, не связанных с передачей имущества или денежных сумм: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1986; Заворотько П. П. Процессуальные гарантии исполнения судебных решений. М., 1974; Худенко В.В. Участники исполнительного производства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1992.

См.: Валеева Р. Х. Органы принудительного исполнения судебных решений по советскому гражданскому процессуальному праву: Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1916. С. 10–36; Пастухов В. П. История законодательства об исполнении судебных решений в Украинской ССР: Дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1970. С. 4–19.

См.: Донцов Е. М. Исполнение судебных и иных актов в отношении имущества физических лиц: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000; Магомедов Б. М. Государственная служба судебных приставов: теоретико-правовое исследование: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2002; Натахина Е. Г. Исполнение решений арбитражных судов об имущественных взысканиях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999; Федоров П. Ю. Организационно-правовые основы деятельности службы судебных приставов: Дис. … канд. юрид. наук. Рязань, 2004.

См.: Захаров В. В. Институт судебных приставов в дореволюционной России 1864–1917 гг.: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000.

См.: Иванова О. А. Организационно-правовые основы становления и развития службы судебных приставов в Казанской губернии (1864 – ноябрь 1917 гг.): Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004; Мирошниченко А. Ю. Органы принудительного исполнения судебных решений на территории области войска Донского: историко-правовой аспект: Дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004.

Цит. по: Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь: В 82 т. (4 т. доп.). Спб., 1894. Т. 25. С. 453.

Там же.

Энгельман И. Е. Указ. соч. С. 454–455.

Маттель А. И. Указ. соч. С. 57.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.