WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Установление причинно-следственной связи при квалификации административных правонарушений в области дорожного движения

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

 

На правах рукописи

БАКУЛИНА Ирина Петровна

УСТАНОВЛЕНИЕ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННОЙ СВЯЗИ

ПРИ КВАЛИФИКАЦИИ АДМИНИСТРАТИВНЫХ

ПРАВОНАРУШЕНИЙ В ОБЛАСТИ

ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ

Специальность 12.00.14 – Административное право; финансовое право; информационное право (юридические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Тюмень – 2005


Работа выполнена на кафедре административного и финансового права Института государства и права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет».

Научный руководитель:     заслуженный        юрист         Российской

Федерации,  доктор  юридических  наук, профессор  Севрюгин Виктор Егорович

Официальные оппоненты: заслуженный деятель науки Российской

Федерации,  доктор  юридических  наук, профессор Бахрах Демьян Николаевич

кандидат юридических наук

Денисенко Олег Александрович Ведущая организация:        Тюменский      юридический      институт

Министерства          внутренних          дел

Российской Федерации Защита состоится 31 марта 2005 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.274.06 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет» по адресу: 625003, г. Тюмень, ул. Ленина, 38 (зал заседаний совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет».

Автореферат разослан  «28» февраля 2005 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессорВ.Д. Плесовских

2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Бурное развитие автомобильного транспорта в ходе научно-технического прогресса резко обострило проблему обеспечения безопасности дорожного движения. Так, только в 2003 г. на территории Российской Федерации количество дорожно-транспортных происшествий (в дальнейшем ДТП) возросло на 10,8 %, число погибших – на 7,1 % и раненых – на 13,1 %. Всего за 12 месяцев в нашей стране зарегистрировано 204267 ДТП, в которых погибли 35602 и получили ранения 243919 человек Ухудшение обстановки с обеспечением безопасности дорожного движения отмечалось во всех федеральных округах.

По Тюменской области рост некоторых показателей значительно выше, чем по стране в целом. Так, количество ДТП по вине водителей, находящихся в состоянии опьянения, возросло по России в целом на 5,6 %. Этот же показатель по Тюменской области равен 64,6 %. Рост количества ДТП с участием детей по России в целом отмечен на 8,2 %, а по Тюменской области - на 46,9 %. В 2003 г. в расчете на каждые 10 тысяч транспортных средств произошло 59 ДТП. При этом в Тюменской области – 96 ДТП. В среднем по стране из каждых 100 тыс. жителей в ДТП пострадали 195 человек. Наибольшие значения этого показателя отмечены в Тюменской области (384)1. Без преувеличения можно сказать, что проблема обеспечения безопасности дорожного движения остается одной из острейших социально-экономических проблем, как в нашей стране, так и за рубежом.

Эффективность деятельности по обеспечению безопасности дорожного движения во многом определяется состоянием нормативно-правовой и методической базы. Перед законодателями и правоприменителями развитых

1 Павлова, Н.Л. Состояние аварийности на автомототранспорте в Российской Федерации за 2003 год / Н.Л. Павлова (Электронный ресурс). - http:// www. GIBDD. ru.

3


стран остро стоит вопрос о правовой защите участников дорожного движения. В решении этой задачи значительное место отводится деятельности правоохранительных органов по предупреждению и расследованию дорожно-транспортных происшествий.

В ходе осуществления правоприменительной деятельности допускаются юридические ошибки, выражающиеся в неправильной квалификации содеянного и назначении несправедливого наказания. Часто они обусловлены как недостатками законодательной техники, так и отсутствием должного теоретического обеспечения правоприменительной деятельности. В конечном итоге все это приводит к необоснованному ограничению прав участников дорожного движения.

Степень научной разработанности темы исследования. Изучению проблем квалификации правонарушений в области дорожного движения в разные годы посвятили свои работы такие авторы, как: Амбарцумян В.В., Багдасарян Ю.Н., Головко В.В., Горохов В.В., Грибков А.В., Елизаров В.А., Жулев В.И., Иванова. В.В., Иванов Л.А., Карацев К.М., Ковалев Д.С., Костылев. А.К., Кравченко В.Г., Кураков В.С., Куринов Б.А., Лукьянов В.В., Малинин В.Б., Мачковский Л.Г., Натов А.Х., Онучин А.П., Опальченко А.Н., Перлов С.Н., Петухов Б.В., Россинский Б.В., Смаль Н.И., Соктоев З.Б., Сытник В.Н., Трошкин А.А., Турчин А.Д., Чугуев В.Л., Чучаев А.И., Шапиев С.М. и другие.

Вместе с тем, ряд современных проблемных аспектов остаются исследованными недостаточно. Так, например, многие вопросы, связанные с пониманием категории причинно-следственной связи при расследовании и рассмотрении дел об административных правонарушениях и преступлениях в области дорожного движения остаются до сих пор весьма дискуссионными, в то время как ее установление является одним из важнейших условий всестороннего и объективного исследования обстоятельств подобного рода дел. Именно здесь практические вопросы весьма тесно переплетаются с общетеоретическими и философскими.

4


Проблемам причинности в праве были посвящены работы: В.Н. Кудрявцева, В.Б. Малинина, А.А. Пионтковского, З.Б. Соктоева, Т.В. Церетели и других авторов. Однако до сих пор остаются нерешенными следующие проблемы: недостаточная изученность причинно-следственной связи, как юридической категории; неопределенность пределов юридической значимости данной связи; противоречивый характер рекомендаций по установлению причинно-следственной связи, что порождает неясности при их практическом применении и приводит к субъективизму в оценке.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся в области обеспечения безопасности дорожного движения.

Предметом исследования является причинно-следственная связь как квалификационный признак административных правонарушений в области дорожного движения, а также деятельность административных и судебных органов при квалификации административных правонарушений в области дорожного движения.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель исследования состоит в том, чтобы, учитывая современные потребности практики расследования дорожно-транспортных происшествий, на основе теоретических положений правовой науки разработать научно обоснованный и практически применимый алгоритм установления причинно-следственной связи при квалификации административных правонарушений в области дорожного движения, который способствовал бы повышению эффективности процесса доказывания по данной категории дел.

Цель исследования достигается посредством решения следующих задач:

  1. изучения современного законодательства в области обеспечения безопасности дорожного движения и практики его применения;
  2. выявления проблем установления причинно-следственной связи в процессе квалификации административных правонарушений в области дорожного движения;

5


  1. разработки предложений, направленных на совершенствование Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в дальнейшем КоАП РФ, Кодекс) и Правил дорожного движения (в дальнейшем ПДД);
  2. определения критериев юридической значимости причинно-следственной связи в а административных правонарушениях в области дорожного движения;
  3. исследования роли специальных познаний при установлении причинно-следственной связи в                                           дорожно-транспортных происшествиях;
  4. разработки   алгоритма  и  обоснования  алгоритмических  процессов установления    причинно-следственной    связи    при    квалификации неправомерных действий участников дорожного движения. Теоретической   основой   диссертации    явились   научные   труды

отечественных и зарубежных ученых по философии, административному и уголовному праву, таких, как: Алексеев П.В., Багдасарян Ю.Н., Бэкон Ф., Дагель П.О., Жулев В.И., Ишутин Е.А., Ковалев Д.С., Козаченко И.Я., Коробеев А.И., Куринов Б.А., Лукьянов В.В., Малинин В.Б., Мачковский Л.Г., Милль Д.С., Панин А.В, Перминов В.Я., Соктоев З.Б., Тер-Акопов А.А., Церетели Т.В. и других.

Нормативной базой исследования стали общепринятые международные нормы, федеральное законодательство, а также подзаконные акты в области обеспечения безопасности дорожного движения.

Методологическую          основу           диссертации           составили

общетеоретические и специальные методы эмпирического и теоретического исследования: наблюдение, сравнение, эксперимент, анализ и синтез, индукция и дедукция, моделирование, сравнительно-правовой метод и метод системного анализа.

Эмпирической базой исследования послужила практика Верховного Суда   СССР,   Верховного   Суда   РСФСР,   Верховного   Суда   Российской

6


Федерации, Тюменского областного суда, Суда Ханты-Мансийского автономного округа, Липецкого областного суда, Центрального районного суда г. Тюмени, Хлевенского районного суда Липецкой области, Советского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа за период с 1990 по 2004 год, а также материалы 500 дел об административных правонарушениях в области дорожного движения.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в нем автор предлагает новые подходы к решению вопроса о причинно-следственной связи при квалификации административных правонарушений в области дорожного движения.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в разработке научно обоснованных рекомендаций, направленных на:

-   адаптацию теории причинно-следственных связей в конкретной области

юридической науки;

  1. уменьшение          вероятности         ошибок,         допускаемых         в правоприменительной практике при квалификации административных правонарушений, повлекших дорожно-транспортные происшествия;
  2. обеспечение всестороннего, полного и объективного выяснения обстоятельств каждого дела об административном правонарушении в области дорожного движения в соответствии с задачами производства по делам об административных правонарушениях.

Основные положения,  выносимые на защиту, представляют собой единую авторскую концепцию, суть которой заключается в следующем.

1. На основе философских и правовых теорий причинности, с учетом специфических особенностей административных правонарушений в области дорожного движения, целесообразно выделить следующие критерии юридической значимости причинно-следственной связи в дорожно-транспортных происшествиях:

7


  1. Для обоснования административной ответственности в области дорожного движения значимой может быть признана лишь связь между нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств и наступившими в результате ДТП вредными последствиями.
  2. Установленное нарушение нормы должно предшествовать во времени наступлению дорожно-транспортного происшествия.
  1. Нарушение нормы должно явиться необходимым условием наступления вредных последствий.
  2. Нарушение, выраженное в форме действия, должно обладать признаком активности и являться предпосылкой возникновения опасной дорожно-транспортной ситуации.

-  Нарушение, выраженное в форме бездействия, может находиться в

причинно-следственной связи с наступившим при ДТП вредом при

совокупности следующих условий:

а)    если участник дорожного движения в опасной дорожно-

транспортной ситуации обязан был в соответствии с требованиями нормы

права выполнить определенные действия по предотвращению ДТП;

б) если он располагал возможностью выполнить эти действия;

в) при условии их выполнения мог бы предотвратить ДТП.

-   Нарушение   правил   дорожного   движения   или   эксплуатации

транспортных средств может находиться в причинно-следственной связи с наступившими вредными последствиями, если все явления между ними в пространстве и во времени также причинно связаны.

2. Алгоритм установления причинно-следственной связи между нарушением требований Правил дорожного движения и наступившими вредными последствиями в каждом конкретном случае ДТП представляет собой последовательное решение следующих вопросов:

-      Имеются  ли  в  действиях  участника  ДТП  нарушения  правил

дорожного движения или эксплуатации транспортных средств?

-  Предшествовало ли данное нарушение ДТП?

8


- Наступила ли при этом  опасная дорожно-транспортная ситуация?

-  Могло ли при отсутствии исследуемого нарушения наступить данное

ДТП?

-   Не произошло ли перерыва причинно-следственной связи в

результате неправомерных действий другого участника дорожного

движения?

Обоснованный вывод о наличии причинно-следственной связи можно сделать, если на первые три вопроса будет получен положительный ответ, а на четвертый и пятый – отрицательный.

3. Автором предлагается классификация нарушений правил дорожного

движения и эксплуатации транспортных средств, позволяющая наиболее

рационально описать алгоритмические процессы для всех видов нарушений

Правил дорожного движения.

В зависимости от признаков развития причинно-следственной связи можно выделить следующие виды нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств:

а) нарушения, связанные с созданием помехи для участника дорожного

движения, обладающего преимуществом;

б) нарушения, связанные с неправильной реакцией водителя на опасность

для движения;

в) нарушения, связанные с превышением установленного ограничения

скорости дорожного движения;

г)  нарушения, связанные с управлением неисправным транспортным

средством;

д)  нарушения, связанные с ослеплением другого участника дорожного

движения;

е) нарушения правил буксировки механических транспортных средств;

ж) нарушения правил перевозки людей и грузов.

4.    В Правилах дорожного движения Российской Федерации

целесообразно     закрепить     понятие     «опасная     дорожно-транспортная

9


ситуация», под которой предлагается понимать такую ситуацию, при которой на пути движущегося транспортного средства возникает препятствие, либо с большой долей вероятности такое препятствие может возникнуть уже в следующий момент. При этом возможность избежать дорожно-транспортного происшествия сохраняется лишь до определенного момента и лишь путем применения экстренных мер.

5. В «Методические рекомендации по организации деятельности подразделений Госавтоинспекции при производстве по делам об административных правонарушениях» необходимо включить следующее положение: «Если для установления признаков нарушения Правил дорожного движения или причинно-следственной связи необходимы специальные познания в технике, необходимо назначить и провести автотехническую экспертизу».

6. В Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях необходимо включить процессуальную норму, предусматривающую возможность проведения следственного эксперимента в производстве по делу об административном правонарушении. Автором предлагается изложить ее в следующей редакции: «В целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела об административном правонарушении, орган, уполномоченный осуществлять административное расследование, а также орган, уполномоченный рассматривать дело об административном правонарушении, вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов. Производство эксперимента допускается, если не создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц».

10


7. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях дополнительными санкциями отдельных статей следует закрепить более жесткую административную ответственность за нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшие создание опасной ситуации, материальный ущерб, за повторное совершение в течение года после применения мер административного наказания однородных правонарушений в области дорожного движения. Целесообразно также ужесточить административное наказание за причинение вреда здоровью потерпевшего.

Апробация       результатов       диссертационного       исследования.

Диссертация подготовлена на кафедре административного и финансового права Института государства и права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет». Основные положения диссертационного исследования изложены в пяти научных публикациях. Результаты диссертационного исследования апробированы в течение пяти лет личной практической работы автора диссертационного исследования в специализированном отделе правовой помощи участникам дорожно-транспортных происшествий ЗАО «Жанетта-Консалтинг» в г. Тюмени. Кроме того, автор выступал с докладами по теме диссертационного исследования на Итоговой научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава ТЮИ МВД России «Научные исследования высшей школы» 7 февраля 2003 года, а также на Международной научно-практической конференции «Судебная власть в России: закон, теория, практика» 19-20 ноября 2004 года.

Структура диссертации определена задачами и логикой проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав (включающих восемь параграфов), заключения, библиографического списка использованных нормативно-правовых актов и литературы и трех приложений.

11


СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются его объект и предмет, формулируются цель и задачи исследования, указываются нормативная и эмпирическая базы, теоретическая и методологическая основы работы, сферы апробации полученных результатов, а также формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава – «Теоретические основы исследования причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения» - состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе - «Категория причинно-следственной связи в философской и правовой науке» диссертант указывает, что проблема причинности в праве имеет философское содержание. Поэтому исследование правовой категории «причинно-следственная связь» должно опираться на философскую основу причинности.

Неоднозначное понимание причины в философии обусловливает наличие множества правовых теорий, целью которых является отграничение причины от условия. На основе исследования философских и правовых теорий причинности диссертант приходит к выводу, что, несмотря на большое количество фундаментальных исследований проблемы, все же до сих пор не удалось свести различные направления к единой точке зрения.

Дискуссионным является вопрос о том, может ли право применять философское определение причинной связи или же оно должно вкладывать в это понятие особый смысл, делающий его пригодным для потребностей права.

Сравнивая признаки причинно-следственной связи с философской и правовой точек зрения, диссертант приходит к выводу о нецелесообразности разработки особого правового понятия причинно-следственной связи, отличного от философского. Любое   определение причинно-следственной

12


связи   останется   по   необходимости   абстрактным,   недостаточным   для указания причинно-следственной связи в конкретном правонарушении.

Для установления причинно-следственной связи в праве, по мнению диссертанта, необходимо определить критерии разграничения причинных связей, которые следует считать достаточными для обоснования юридической ответственности, и таких связей, которые являются несущественными, недостаточными для ее обоснования. При этом необходимо учитывать специфику дел рассматриваемой категории.

Во втором параграфе – «Особенности причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения» диссертант исследует дискуссионные вопросы, затронутые в научных трудах и связанные с пониманием категории причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения, а также анализирует правоприменительную практику по данной категории дел.

При исследовании причинно-следственной связи в правонарушениях данного вида обращает на себя внимание множественность факторов, которые воздействуют на поведение участников дорожного движения и существенно осложняют развитие причинно-следственной связи. Поэтому решение вопроса о наличии или отсутствии причинно-следственной связи между действиями водителя и вредными последствиями, возникшими при ДТП, представляет собой сложный процесс. В силу наличия большого числа взаимодействующих факторов причинно-следственная связь носит сложный характер. Вмешательство в ее развитие различных факторов может изменить ее течение.

Большинство ученых для практического применения предлагают использовать концепцию необходимых и случайных условий, согласно которой причинно-следственная связь между действием человека и наступившим вредным последствием имеется во всех тех случаях, когда это действие было необходимым предшествующим условием результата. При этом практически применимых критериев для разграничения причины и

13


условия не предлагается, что порождает теоретические споры и проблемы применения данной концепции на практике.

В некоторых научных работах отстаивается мнение о том, что в данной категории правонарушений возможна только непосредственная причинно-следственная связь, когда между нарушением и последствиями нет больше никаких событий или других нарушений. Такое теоретическое положение также является спорным, поскольку не позволяет привлечь к административной ответственности более одного участника ДТП. Подобные ошибки допускаются и в правоприменительной деятельности при квалификации административных правонарушений.

Вред может быть причинен совместными действиями нескольких участников дорожного движения. При совместном причинении вреда возникает вопрос о значении действий каждого из участников ДТП. Однако до настоящего времени не сложилось единого мнения по вопросу о возможности перерыва причинно-следственной связи в случае, если в действиях потерпевшего также имеются нарушения правил дорожного движения.

До настоящего времени отсутствует приемлемое определение «опасной дорожно-транспортной ситуации», что также находит отражение в теоретических спорах и порождает проблемы в правоприменительной практике при установлении причинно-следственной связи.

На основании исследования теоретических источников и правоприменительной практики автор приходит к выводу, что рекомендации об установлении причинно-следственной связи в дорожно-транспортных происшествиях носят неопределенный и противоречивый характер, поэтому порождают неясности при их практическом применении, ведут к субъективизму в оценке.

Для решения проблемы причинно-следственной связи при квалификации административных правонарушений в области дорожного движения, по мнению автора диссертационного исследования, необходимо:

14


- используя теоретические положения правовой науки, сформулировать

ясные критерии для установления причинно-следственной связи,

применимые для практических работников;

-    учитывая современные потребности практики расследования

дорожно-транспортных происшествий, разработать научно обоснованный и

практически применимый алгоритм установления причинно-следственной

связи при квалификации административных правонарушений, повлекших

ДТП, который способствовал бы повышению эффективности процесса

доказывания по данной категории дел.

В третьем параграфе - «Проблемы установления нарушений правил дорожного движения в качестве причины дорожно-транспортного происшествия» - диссертант, рассматривает нарушения правил дорожного движения в качестве диспозиций административно-правовых норм, носящих бланкетный характер. В связи с анализом Правил дорожного движения Российской Федерации автор отмечает, что установление нарушений правил дорожного движения в некоторых случаях представляет самостоятельную проблему из-за оценочного характера диспозиций некоторых норм; неточности терминов, закрепленных в Правилах дорожного движения; использования синтаксических конструкций, позволяющих двусмысленно толковать требования некоторых правил; некорректных требований, предъявляемых к участникам дорожного движения.

. Для решения указанных проблем автором предлагаются новые редакции пунктов 1.2; 1.5; 3.3; 4.6; 6.14; 7.1; 9.10; 14.7; 19.2 Правил дорожного движения Российской Федерации

В четвертом параграфе – «Роль административно-правовых норм в установлении причинно-следственной связи в дорожно-транспортных происшествиях» исследуются проблемы практики применения норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в области дорожного движения.

15


Решение вопроса о причинно-следственной связи в случае ДТП возможно лишь после установления в действиях лица признаков нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Однако с принятием Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях некоторые нарушения Правил дорожного движения остались административно-ненаказуемыми. В таких случаях невозможна постановка вопроса о причинно-следственной связи.

По мнению диссертанта, увеличение составов административных правонарушений в области дорожного движения – неудачное решение законодателя. При возможном количестве нарушений правил дорожного движения нельзя обойтись без бланкетности диспозиций норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Отрицательным моментом большинства диспозиций административно-правовых норм в области дорожного движения является, по мнению диссертанта, их формальный характер. Исходя из формулировок норм Кодекса для законодателя безразлично, причинен ли в результате правонарушения материальный ущерб. В некоторых случаях установлен лишь один вид административного наказания и один размер этого наказания. В других случаях верхний и нижний пределы санкций различаются незначительно.

Результатом такой позиции законодателя является следующая проблема -в правоприменительной практике даже не ставится вопрос об установлении наступивших вредных последствий и причинно-следственной связи, несмотря на факт дорожно-транспортного происшествия, так как для привлечения лица к административной ответственности в таких случаях достаточно с объективной стороны установить нарушение Правил дорожного движения Российской Федерации.

Однако, по мнению автора диссертационного исследования, в случаях повторного совершения однородного правонарушения после применения мер административного    наказания,    создания    опасности    для    движения,

16


причинения материального ущерба или вреда здоровью потерпевшего реакция со стороны государства должна быть более жесткой. В этом отношении, по мнению автора, заслуживает внимания опыт Германии и опыт Республики Беларусь.

По итогам проведенного исследования автором предлагается внести изменения в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, отраженные в основных положениях, выносимых на защиту.

Вторая глава «Анализ причинно-следственной связи при квалификации административных правонарушений в области дорожного движения» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Критерии юридической значимости причинно-следственной связи в дорожно-транспортных происшествиях» раскрывается специфика причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения.

Исследование показало, что причинно-следственная связь в исследуемой категории правонарушений, имеет целый ряд специфических особенностей. Так, например, особенностью является использование участниками дорожного движения транспортных средств, которые признаются источниками повышенной опасности. Поэтому вопрос о причинно-следственной связи должен обсуждаться только после установления факта нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств и выяснения объема и характера наступивших вредных последствий. До этого момента обсуждение данного вопроса не имеет смысла.

Также обращает на себя внимание множественность факторов, которые воздействуют на поведение участников дорожного движения и существенно осложняют развитие причинно-следственной связи. Вмешательство в развитие причинно-следственной связи различных факторов может существенным образом изменить ее течение. Возникновение дорожно-17


транспортного происшествия в результате взаимодействия ряда причин и условий создает дополнительные сложности при установлении причинно-следственной связи. В таких случаях приходится прилагать значительные усилия для правильного решения вопроса о том, какие именно факторы следует считать причиной (причинами) наступивших вредных последствий.

Вред может быть причинен одновременными и совместными действиями нескольких участников дорожного движения. При совместном причинении вреда возникает вопрос о значении действий каждого участника. Встречаются случаи, когда опасная обстановка была вызвана действиями третьих лиц. В отдельных случаях нарушение требований Правил дорожного движения потерпевшим может быть одной из причин ДТП. Изучение административной и судебной практики показывает, что далеко не всегда органы, рассматривающие дела, внимательно выясняют характер поведения потерпевшего в момент ДТП.

Причинно-следственная связь может быть признана элементом состава правонарушения в том случае, если она развивалась в следующих пределах: от создания опасной дорожно-транспортной ситуации до наступления ДТП. Некоторые нарушения Правил дорожного движения, взятые в отдельности, не могут создать опасности, поскольку не обладают признаком активности, способным внести изменения, а потому не могут находиться в причинно-следственной связи с наступившими при ДТП вредными последствиями.

На основе философских и правовых теорий причинности, с учетом специфических особенностей административных правонарушений в области дорожного движения, автором предлагаются критерии юридической значимости причинно-следственной связи в дорожно-транспортных происшествиях, определяющие ее сущность, которые изложены в основных положениях, выносимых на защиту.

Во втором параграфе – «Применение специальных познаний при установлении причинно-следственной связи в дорожно-транспортных происшествиях» диссертант указывает, что причинно-следственная связь

18


закономерна и при анализе ситуации ей должен соответствовать определенный логический вывод.

Автор приходит к выводу, что при установлении причинно-следственной связи наиболее достоверные результаты дает применение индуктивного метода различия. Сущность данного метода заключается в следующем: из суммы предшествующих дорожно-транспортному происшествию условий необходимо мысленно исключить нарушение правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. Если при этом окажется, что без данного нарушения вредные последствия не наступили бы, или наступили бы в иной форме, то исследуемое нарушение находится в причинно-следственной связи с наступившими вредными последствиями. Если же при таком мысленном исключении окажется, что вредные последствия и без данного нарушения все равно наступили бы в той же форме и тем же путем, то нарушение нормы права не является причиной наступивших вредных последствий.

Данный метод применяется при использовании специальных познаний в технике для производства экспертных исследований. Диссертант исследует проблемы применения специальных познаний в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения. В частности отмечается, что в правоприменительной практике специальные познания в технике используются значительно реже, чем возникает такая необходимость, так как некоторые признаки административных правонарушений в области дорожного движения могут быть выявлены только лицом, обладающим специальными познаниями в технике. Это приводит к необоснованному привлечению к административной ответственности.

Диссертант рассматривает спорные вопросы теории, связанные с компетенцией экспертов при решении вопроса о причинно-следственной связи.

19


Автором отмечается пробел в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, связанный с отсутствием нормы, предусматривающей возможность применения эксперимента для сбора доказательств, хотя при расследовании по делам отмеченной категории в некоторых случаях не имеется иной возможности получения необходимых доказательств.

По итогам проведенного исследования формулируются предложения по совершенствованию действующего законодательства в области обеспечения безопасности дорожного движения, отраженные в основных положениях, выносимых на защиту.

В третьем параграфе - «Алгоритм установления причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения» - диссертант указывает, что установление причинно-следственной связи осуществляется в процессе квалификации административных правонарушений. Квалификацию административного правонарушения автор определяет как административно-правовую оценку поведения индивида на основе выявления юридически значимых признаков, определения административно-правовых норм, подлежащих применению, и установления тождества выявленных признаков конкретному составу административного правонарушения при отсутствии обстоятельств, при которых лицо не подлежит административной ответственности.

Автор обосновывает целесообразность применения алгоритма для установления причинно-следственной связи при квалификации административных правонарушений в области дорожного движения. По мнению автора диссертационного исследования, применение в процессе квалификации научно-обоснованных алгоритмов повышает эффективность деятельности правоприменительных органов.

Диссертант анализирует предложенные на данный момент в научной литературе алгоритмы установления причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения.   По

20


итогам исследования делается вывод о том, что существующие алгоритмы нельзя признать приемлемыми для практических работников, поскольку их положения остаются на высоком уровне абстракции и не учитывают специфики причинно-следственной связи дел исследуемой категории. Используя такие алгоритмы практически невозможно причину отличить от условия, в них не вписывается возможность перерыва причинно-следственной связи. В отдельных случаях даже не разъясняется, какие вопросы и в какой последовательности необходимо решать, чтобы придти к выводам о наличии или отсутствии причинно-следственной связи.

С учетом специфики причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения, ее критериев и характера допущенного нарушения ПДД в данном параграфе диссертант предлагает общий алгоритм установления причинно-следственной связи при квалификации административных правонарушений в области дорожного движения.

Диссертантом предлагается также классификация нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств по признакам развития причинно-следственной связи, позволяющая наиболее рационально описать алгоритмические процессы для всех видов нарушений Правил дорожного движения. Предложения автора отражены в положениях, выносимых на защиту.

В четвертом параграфе – «Описание алгоритмических процессов установления причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения» приводится технология применения разработанного диссертантом алгоритма установления причинно-следственной связи в административных правонарушениях в области дорожного движения для всех групп нарушений Правил дорожного движения, согласно предложенной автором классификации.

В заключении автор формулирует выводы, отражающие итоги диссертационного исследования.

21


По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

  1. Севрюгин, В.Е. Административное право Российской Федерации: Учебно-методический комплекс. Общая часть / В.Е. Севрюгин, И.П. Бакулина, А.К. Костылев, Л.С. Козлова, В.Д. Плесовских. - Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2002. – 1, 2 п. л.
  2. Бакулина, И.П. Проблемы административной ответственности за правонарушения в области дорожного движения Союзного государства // Ученые записки: Сборник научных трудов Института государства и права. Вып. 5. Вопросы международного права, международного частного права и сравнительного правоведения. - Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2003. – 0, 4 п. л.

3. Бакулина, И.П. Кодекс Российской Федерации об административных

правонарушениях и Правила дорожного движения: проблемы соотношения //

Актуальные проблемы юриспруденции. Выпуск 2: Сборник статей

адъюнктов и соискателей. – Тюмень: Тюменский юридический институт

МВД РФ, 2003. – 0,2 п.л.

4.       Кодекс Российской Федерации об административных

правонарушениях. Научно-практический комментарий / Отв. Ред. В.Е.

Севрюгин. – М.: Юрист, 2004. (комментарий к главе 12 в соавторстве с

Плесовских В.Д.). – 1,6 п.л.

5.    Бакулина, И.П. Проблемы привлечения к административной

ответственности в области дорожного движения // Проблемы юридической

ответственности: история и современность: Статьи по итогам Всероссийской

научно-практической конференции / Под ред. Г.Н. Чеботарева. - Часть 2. -

Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2004. –

0, 4 п. л.

22

11 ноября 1922 г. (с дополнениями и изменениями от 7 июля 1923 г.); Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (в редакциях 1922 и 1923 гг.); Гражданский Процессуальный кодекс РСФСР 1923 г.; Положения об адвокатуре и о прокурорском надзоре от 26 и от 28 мая 1922 г.;

33 Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и Плену

мов ЦК. Изд. 9-е М., 1983. Т. 2. С. 471–472.

34 См.:   Плотниекс   А.А.   Формирование   концепции   социалистической   законности   в   общей   теории   права.

//Правоведение. -1980. - № 4. - С. 10 – 19.

35 Стучка П. Революционная законность? // Известия, 1922, 25 марта.

36 Положение о Судоустройстве   РСФСР от 11 ноября 1922 г. // СУ РСФСР. 1922,. N 69. Ст.   902.

14


Положение о народном комиссариате юстиции от 1 февраля 1923 г.; учредившее Арбитражные комиссии Положение о порядке разрешения имущественных споров между государственными учреждениями и предприятиями от 21 сентября 1922 г37; Постановление ВЦИК от 16 января 1922 г. «О правах Центральных Исполнительных Комитетов автономных советских республик в отношении местных революционных трибуналов»; Постановление ВЦИК от 6 февраля 1922 г. «Об упразднении Всероссийской чрезвычайной комиссии и о правилах производства обысков, выемок и арестов»; Постановление ВЦИК и СНК от 16 ноября 1922 г. «О порядке ареста прокуроров, их помощников, председателей и членов революционных трибуналов и советов народных судей, народных судей и следователей; Выписка из протокола № 1006 заседания Малого Совета Народных Комиссаров от 9 марта 1923 г. «О беспрепятственном допуске лиц прокурорского надзора во все правительственные учреждения»; «О революционной законности (XIV Конференция РКП(б) 27 - 29 апреля 1925 г.); Конституция СССР (принята второй сессией ЦИК СССР 6 июля 1923 г.); Постановление ЦИК СССР от 6 июля 1923 г. «О Верховном Суде Союза ССР»; Положение ЦИК СССР - 23 ноября 1923 г. «О Верховном Суде Союза ССР»; «О правах и обязанностях прокурора по трудовым делам при Верховном Суде РСФСР» от 4 февраля 1924 г.; «О взаимоотношениях трудовой прокуратуры с местными органами НКТ от 14 мая 1924 г. (НКЮ, НКТ и Прокурор); «О взаимоотношениях между органами РКИ и органами советской юстиции и прокуратуры» от 12 июня 1924 г. (НКЮ); Постановление ЦИК СССР от 14 июля 1924 г. «О дополнении к ст. ст. 6 и 7 Положения «О Верховном Суде Союза ССР»; Наказ ЦИК СССР Верховному Суду Союза ССР от 14 июля 1924 г.; Постановление ЦИК и СНК «О милитаризации Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР» от 1 августа 1924 г.; Постановление ВЦИК «О дополнениях и изменениях Положения о судоустройстве РСФСР» от 16 октября 1924 г.; Основы судоустройства Союза ССР и союзных республик от 29 октября 1924 г. и др.

Судебная реформа 1922 г. закрепила следующие общие принципы организации советской судебной системы:

  1. единство;
  2. построение с учетом государственного устройства;
  3. соответствие новому административно-территориальному делению.

Что же касается специальных принципов судоустройства в период НЭПа, то они были производны от общих принципов, т.о. на основе «системных представлений о механизме осуществления судебной власти» была предпринята попытка создать в советском государстве систему судебных органов, обособленных от распорядительных и исполнительных органов.

В третьем параграфе «Система судебных органов. Судебные инстанции» установлено, что проведение судебной реформы 1922 г. повлекло за собой кардинальные изменения в судебной системе. Накануне проведения судебной реформы 1922 г. сложилась и действовала следующая судебная  система: 1) народ-

37 СУ РСФСР. 1922. № 20–21. Ст. 230; № 69. Ст. 902; 1923. № 7. Ст. 106; № 46–47. Ст. 478; № 48. Ст. 481. Положение о порядке разрешения имущественных споров между государственными учреждениями и предприятиями от 21 сентября 1922 г.// Правовые условия торгово-промышленной деятельности в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике. - Москва ; Петроград : Госиздат, 1922. -С. 189 - 192.

15


ный суд в составе постоянного народного судьи, 2) народный суд в составе постоянного народного судьи и двух очередных народных заседателей, 3) народный суд в составе постоянного народного судьи и шести очередных народных заседателей, 4) камера народного суда при ЧК, 5) дежурные камеры народного суда, 6) особые сессии народного суда, действовавшие под председательством члена президиума совета народных судей или уездного бюро юстиции и при участии народных заседателей для рассмотрения наиболее важных дел, подсудных народному суду, 7) губернские советы народных судей (кассационная инстанция для приговоров и решений народного суда) и находящиеся при них особые сессии народного суда, 8) губернские трибуналы, 9) военные трибуналы, 10) военно-транспортные трибуналы, 11) единый Верховный трибунал при ВЦИК, 12) Высший судебный контроль при НКЮ.

Новая система судебных органов имела более четкую структуру инстанций: 1) народный суд в составе постоянного народного судьи; 2) народный суд в составе постоянного народного судьи и двух народных заседателей; 3) губернский суд; 4) Верховный суд РСФСР; 5) специальные суды.

Губернский суд по Положению о судоустройстве 1922 г. действовал в качестве суда первой инстанции по наиболее важным уголовным и гражданским делам, кассационной инстанции для дел, решенных народными судами, а также органа судебного управления в отношении народных судов губернии. Губернский суд состоял из председателя, двух его заместителей, постоянных членов и народных заседателей, привлекавшихся к участию в судебных заседаниях по первой инстанции. В составе губернского суда имелись уголовный и гражданский отделы, возглавляемые заместителями председателя суда. Как орган судебного управления губернский суд имел пленум, а с 1924 года и президиум, а также дисциплинарную коллегию для рассмотрения дел о служебных проступках судебных работников.

Низшим звеном остался народный суд, который мог действовать в составе постоянного народного судьи или судьи и двух народных заседателей.

Для рассмотрения дел специальных категорий наряду с единой системой народных судов временно действовали специальные суды: военные трибуналы, военно-транспортные трибуналы, особые трудовые сессии народных судов, земельные комиссии и арбитражные комиссии (центральная и местные).

Верховный трибунал и губернские ревтрибуналы были ликвидированы.

Создание СССР повлекло изменение в системе судебных и правоохранительных органов. Были учреждены Верховный суд СССР, при котором состоял прокурор Верховного Суда СССР и его заместитель. Опыт проведения судебной реформы в РСФСР был использован другими советскими республиками.

Четвертый параграф посвящен организации судебного управления и надзора. Судебное управление в Советской России складывалось по мере реализации установок правящего руководства. Судебное управление заключалось в организации выборов судей, повседневной работе с кадрами, ревизии судебной деятельности, изучении регламентирующих работу судебных учреждений актов, в контроле и проверке исполнения этих актов, разрешении финансовых и хозяйственных во-

16


просов судебной деятельности, ведении судебной статистики, проведении периодических совещаний судебных органов и других мероприятий.38 Сущность судебного надзора за соблюдением законности в органах правосудия сводилась к тому, что судебный надзор являлся гарантией законности судебных приговоров.

Изучение документов и различных источников по истории организации судебного управления и надзора в период НЭПа позволяет сделать вывод, что функция судебного управления осуществлялась народным комиссариатом юстиции РСФСР совместно с Верховным Судом и краевыми (областными) судами. Центральный аппарат НКЮ мог руководить и другими правоохранительными органами.

В пятом параграфе  «Адвокатура, прокуратура  и прокурорский надзор»

отмечается, что в период проведения судебной реформы были созданы такие институты, как адвокатура, прокуратура, органы следствия и нотариат.

Созданная в ходе судебной реформы адвокатура представляла собой децентрализованную профессиональную негосударственную организацию, поставленную под контроль исполнительных органов советской власти, важнейшей задачей которой было обеспечение состязательности процесса.

Для надзора за соблюдением законов, непосредственного наблюдения за производством предварительного следствия и дознания, поддержания обвинения в суде действовала государственная прокуратура. Организационно органы прокуратуры не представляли собою самостоятельного государственного органа: прокуратура входила в качестве отдела в НКЮ РСФСР. Народный комиссар юстиции являлся одновременно и прокурором республики.

Положение о прокурорском надзоре39, утвержденное постановлением ВЦИК 26 мая 1922г., предусматривало, что государственная прокуратура осуществляет надзор от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных и частных организаций и частных лиц.

В области борьбы с преступностью на Прокуратуру было возложено:

  1. надзор за производством дознания и предварительного следствия и дача указаний и разъяснений органам дознания и предварительного следствия по вопросу о мере пресечения, а равно и по другим, связанным с предварительным следствием вопросам;
  2. разрешение вопроса о предании суду и прекращении дел, поступающих к нему от органов дознания;
  3. утверждение обвинительных заключений следователей по всем делам, по которым производилось предварительное следствие, составление обвинительного акта и постановление о прекращении дела и случаях несогласия прокурора с заключением следователя, с направлением таковых в распорядительное заседание суда для окончательного утверждения;

38 Шкрыль Е.О. Становление и организационно-правовое развитие судебного управления и судебного над

зора в РСФСР (1917-1940 гг.): историко-правовое исследование // Дисс...канд. историч. наук: 07.00.02. - Краснодар,

2005. - С.144-145.

39 Положение «О прокурорском надзоре» от 28 мая 1922 г.//СУ РСФСР. - М., 1922.    - №36. - Ст. 424.

17


- опротестование в кассационном порядке приговоров и определений, выносимых судом, а также опротестование в порядке высшего судебного контроля вошедших в законную силу приговоров судов первой инстанции и кассационных решений Советов Народных Судей.

С момента учреждения прокуратуры формы ее организации видоизменялись и совершенствовались, но в их основе всегда находились ленинские начала. Первоначально прокуратуры республик были отделами наркоматов юстиции, и поэтому нарком юстиции являлся одновременно и прокурором республики.40

Третья глава диссертационного исследования « Значение судебной реформы 1922 г. для дальнейшего развития советского суда и законодательства» состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Анализ достижений судебной реформы» отмечается, что основными достижениями судебной реформы 1922 г., с точки зрения автора, являются:

1. Советская судебная система в период НЭПа являлась важнейшим инструментом в руках советского социалистического государства для достижения государственных целей на данном этапе отечественной истории, в первую очередь была нацелена на упрочнение завоеваний пролетарской революции и обеспечение построения основ социализма.

2.Создание единой судебной системы, системы иных правоохранительных органов (прокуратуры, адвокатуры, следствия).

3. Реорганизация советской военной юстиции.

4.  Защита интересов и прав трудящихся и их объединений, укрепление

принципа социалистической законности в регулировании личных и имуществен

ных отношений граждан.

5. Укрепление общественно-трудовой дисциплины на предприятиях, осно

ванных на различных формах собственности. Новое законодательство о судебной

системе способствовало формированию социалистического «правосознания» и

воспитания трудящихся в духе социалистической законности.

Проведение в 1922 г. судебной реформы не означало отказа государства от политики классовой борьбы, судебная реформа рассматривалась многими советскими государственными деятелями как мера временного характера.

Очевидно, что в ходе судебной реформы 1922 г. произошло существенное изменение положения всей системы судов.

Организационное руководство судами, осуществляемое наркоматом юстиции, признавалось советскими юристами и политическими деятелями как важнейшая функция государства. Оно состояло в обеспечении судам необходимых материально- технических условий для осуществления их функций в точном соответствии с действовавшими законами. В основе организации и деятельности судебной системы лежали обусловленные объективными закономерностями социалистического общества принципы. Они были сформулированы для этой системы и закреплены в законе, в значительной мере носили декларативный характер.

40 См.: Куликов В.В. Торжество ленинских идей о социалистической законности. //Советское государство и право. -1962. - № 6. - С. 27 - 36.

18


Большевистская партия как руководящая проводила свои политические решения посредством органов правления и судебных органов. Судебная система была подконтрольна исполнительно-распорядительным органам власти и управления.

Начиная с 1927 г., в Советской России кардинально меняется внутренняя политика. Перед партийными лидерами встала задача свертывания НЭПа, уничтожения патриархального, мелкотоварного и частнокапиталистического укладов и установления государственного контроля в сферах сельского хозяйства и промышленности. В этой связи возникла проблема приспособления судебной системы к новым условиям, порожденным реализацией глобальных проектов - индустриализации и коллективизации.

При этом, деятельность судов в 1922-1929-х гг. осложнялась большим количеством проблем объективного и субъективного характера, таких, например, как: низкая заработная плата, хроническая неукомплектованность и текучесть кадров, низкий образовательный уровень судей, слабая профессиональная подготовка сотрудников судов. Данные обстоятельства влекли за собой явления негативного характера: низкую результативность работы, нарушение трудовой дисциплины, совершение должностных преступлений.

Главное достижение судебной реформы 1922 г. – создание судебной системы, которая соответствовала задачам и гарантировала принципы новой экономической политики. Утвердившееся единообразие судопроизводства, обеспечивавшего социалистическую законность, оказало заметное влияние на активизацию и стабилизацию промышленного, сельскохозяйственного и финансового секторов экономики страны, функционирование которых было направлено, прежде всего, на восстановление, а также развитие народного хозяйства.

Во втором параграфе «Последствия судебной реформы» отмечается, что первая половина 20-х гг. - чрезвычайно важный этап в становлении советской системы и законодательства, это период интенсивной кодификационной работы.

За 1922 -1924 гг. были приняты и вступили в действие Гражданский, Уголовный, Земельный, Гражданский процессуальный, Уголовно- процессуальный, Лесной, Исправительно-трудовой кодексы, Кодекс законов о труде, влиявших во многом на эффективность новой судебной системы и судопроизводства, а также в целом на правовую систему РСФСР и СССР.

Изучение результатов судебной реформы 1922 г. показало, что она дала импульс дальнейшей централизации судебной системы.

Результатами судебной реформы 1922 г., сопровождавшейся сменой официальных идеологических установок, стали: переход от прежнего отрицания права как атрибута буржуазной и «эксплуататорской» государственности к пониманию права как системы норм, санкционированного государством и обеспеченного силой государственного принуждения; создание многозвенной судебной системы, нацеленной на охрану сложившегося «советского правопорядка» и соблюдение принципа законности при рассмотрении уголовных и гражданских дел; формирование профессиональных кадров для работы в судебных учреждениях; появление развитой системы правоохранительных органов.

19


Радикальное изменение судебной системы не повлекло отмены понимания «пролетарского закона», как карательного средства в достижении политико-идеологических целей. Вместе с тем пришло осознание необходимости с помощью суда осуществлять не только репрессии против классовых и идеологических противников, но и защиту нарушенных прав и интересов советских граждан, что нашло отражение в целях и задачах советского суда, установленных в законодательных актах судебной реформы 1922г. Однако если в экономике произошла либерализация, то в политической сфере, а соответственно, и в идеологии закладывались основы тоталитарного режима. Однопартийная система лишила появившиеся во время НЭПа социальные группы, возможности отстаивать свои интересы и права.

Создание в ходе судебной реформы профессиональной адвокатуры, государственной прокуратуры РСФСР как института надзора, реорганизация правоохранительных органов были нацелены на утверждение «социалистической законности и правопорядка», формирование новой модели организации советского правосудия.

Судебная система, созданная в ходе реформы 1922 г., стала базовой моделью, которая в своих организационно - нормативных основах без существенных изменений просуществовала практический весь советский период отечественной истории (фактически до т.н. «перестройки»), как в масштабах союзной, так и со-юзно-республиканской.

В заключении формулируются основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работ ах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ:

  1. Законодательные основы судебной системы РСФСР в годы НЭПа // Актуальные проблемы российского права. – 2009. -№1 – 0,5 п.л.
  2. Социально- экономическое обоснование судебной реформы 1922 года // Актуальные проблемы российского права. – 2009. - №3 – 0,6 п.л.
  3. Судебное управление и надзор в рамках судебной реформы 1922года     // Пробелы в российском законодательстве. – 2010. - №1 – 0,25 п.л.

Статьи, опубликованные в иных рецензируемых научных изданиях:

4.  Развитие законодательства о  судебной системе РСФСР 1917- 1929 гг. //

Современные гуманитарные исследования. – 2008. - №3. – 0,5 п.л.

Общий объем опубликованных работ – 1,85 п.л.

20

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.