WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МОНИТОРИНГ ПРАВОВОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Жужгов Игорь Владимирович

МОНИТОРИНГ ПРАВОВОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

Ставрополь — 2006

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук


Диссертация выполнена в Северо-Кавказском государственном техническом университете


Научный руководитель:


доктор юридических наук, профессор Некрасов Евгений Ефимович


Официальные оппоненты:    доктор юридических наук, профессор

Малько Александр Васильевич

доктор юридических наук, профессор Исаков Николай Васильевич

Ведущая организация:        Ростовский государственный университет

Защита состоится 14 января 2006 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета КМ 212.256.03 при Ставропольском государственном университете, по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корпус 1А, а. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.


Автореферат разослан «/:? »

2005 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент


Т. И. Демченко


2006-4'ГШМ>!>

2$гЦ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Мониторинг правового пространства, в настоящее время, приобретает особое значение в связи с необходимостью достижения единства правового пространства Российской Федерации.

Количество принимаемых законов увеличивается, но при этом, имеет место нарастание числа не согласованных друг с другом, не скоординированных с нормами международного права нормативных правовых актов. Законодательная техника, примененная в некоторых законах, не совершенна.

Важнейшими задачами органов государственной власти Российской Федерации становятся обеспечение качества законодательства и правоприменения, а также оценка эффективности действия нормативно-правовых актов.

Для решения указанных проблем, современная юридическая наука разрабатывает мониторинг правового пространства, который представляет собой систему теоретических и эмпирических методов исследования, направленных на получение информации, необходимой для обеспечения его оптимального состояния. При этом мониторинг правового пространства включает правовой мониторинг общественных отношений, мониторинг законопроекта, мониторинг закона и мониторинг правоприменения.

Многие теоретические положения мониторинга остаются спорными, так, например, нет единого подхода к пониманию сущности мониторинга правового пространства, продолжается обсуждение методов данной деятельности, отсутствует единая точка зрения на объекты мониторинга правового пространства. Недостаточно четко определены организационные вопросы мониторинга.

В мониторинге правового пространства, в той или иной степени, принимают участие органы всех ветвей и всех уровней государственной власти. Активно участвуют в этой работе органы местного самоуправления, институты гражданского общества, научные центры, средства массовой информации. Из-за того, что методологическая база мониторинга находится в состоянии развития, а также из-за отсутствия его правовой регламентации, затрудняется координация данной деятельности в масштабе государства и замедляется создание специализированного органа, осуществляющего мониторинг. Правовой статус и характер деятельности данного органа, а также порядок взаимодействия его с другими субъектами мониторинга не определены. Практика правоприменения требует создания системы подготовки специалистов мониторинга.

Рассмотрение указанных проблем и способов их разрешения будет способствовать деятельности по приведению законодательства Российской Федерации в соответствие с общественными потребностями, повышению качества нормативных правовых актов и правоприменения.

Овладение разработчиками законодательных актов методологией мониторинга будет способствовать гармонизации правового пространства России. Все это обусловило выбор темы диссертационного исследования.

f»OC. НАЦИОНАЛЬНАЯ ,                                      3

БИБЛИОТЕКА          |


Степень научной разработанности темы. Теоретические и практические вопросы организации и осуществления мониторинга правового пространства Российской Федерации являются объектом пристального внимания правоведов, социологов, философов, политологов. Правоведы обратились к данному понятию лишь в последнее время, чем обусловлено достаточно малое количество юридических работ по данной тематике.

Теоретическое значение для исследования мониторинга правового пространства имеют работы Ю. А. Тихомирова, который рассматривает различные аспекты данной проблемы. Ю. А. Тихомиров впервые обратил внимание на необходимость исследования в процессе мониторинга как урегулированных правом общественных отношений, так и неправовых фактических отношений, одним из первых вывел дефиницию мониторинга закона, коснулся организационных моментов мониторинга, указал на необходимость его правового обеспечения.

Отдельные аспекты мониторинга правового пространства нашли свое отражение в работах, посвященных проблемам законодательства и права, а также методам их исследования таких авторов, как С. С. Алексеев, И. Н. Бар-циц, А. В. Малько, М. Н. Марченко, В. М. Сырых, Н. В. Исаков, С. А. Боголюбов, П. П. Баранов, Ж. Ж. Карбонье, Д. ГО. Шапсугов, Д. А. Керимов, В. В. Лапаева, В. Н. Нечипуренко, А. С. Пиголкин, А. И. Абрамова, В. В. Игнатенко, Н. А Калинина, В. В. Касьянов и др.

Несмотря на то, что интерес теоретиков права к мониторингу правового пространства растет, в настоящее время достаточно мало теоретических работ, посвященных данной тематике, при этом существует ряд работ представителей иных отраслей юридической науки, в которых рассматриваются проблемы мониторинга правового пространства, это работы В. Е. Аксакова, С. А. Агапцова, И. Л. Бачило, О. В. Берга, Г. Э. Бурбулиса, О. В. Бойкова, В. А. Васильева, М Ю. Гасанова, В. Э. Гефенидера, Ю. А. Гонта-ря, В. Б. Евдокимова, В. К. Егорова, С. В. Еремина, В. А. Зубкова, Г. П. Ивлие-ва, Н. В. Ильиной, В. Б. Исакова, А. И. Казакова, С. Г. Кехлерова, А. М. Корки-на, А. А. Котенкова, Л. А. Кравченко, В. Н. Лопатина, А. Г. Лыскова, К. А. Марке-лова, Г. В. Минха, С. М. Миронова, Б. В. Мирошина, А. Я. Мыцыкова, В. А. Озерова, В. М. Платонова, В. Н. Плигина, Л. К. Слиска, Б. В. Смирнова, В. П. Степалина, О. Схельтемы де Ние, М. М. Урманова, В. И. Федорова, В. А. Черепанова, Б. С. Эбзе-ева, Н. И. Шияна.

Несмотря на очевидную значимость работ указанных авторов, фундаментальные исследования, посвященные мониторингу правового пространства, практически отсутствуют. Большинство работ затрагивают лишь отдельные вопросы мониторинга правового пространства, нет единого понимания как теоретических аспектов мониторинга, так и вопросов его организации.

Следует отметить работы А. Г. Асмолова, В. И. Бакштановского, М. Ю. Мизулина, М. М. Решетникова, В. А. Туманова, в которых рассматриваются проблемы гуманитарно-правовой экспертизы социальных и экономических решений, что помогает более глубоко исследовать мониторинг правового пространства.

4


Также следует выделить работы А. К. Безиной, Р. О. Барутенко, Л. М. Ган-цевой, К. М. Гарапшина, А. П. Рожнова, В. Ф. Степанищева, посвященные исследованию правового пространства и правоприменительной практики. Положения, выведенные указанными авторами, позволили более глубоко изучить особенности мониторинга правового пространства.

Объектом диссертационного исследования выступает мониторинг правового пространства России.

Предметом диссертационного исследования являются теоретические основы мониторинга правового пространства, а также особенности его возникновения и реализации в Российской Федерации.

Цель диссертационного исследования состоит в рассмотрении теоретических и организационных аспектов мониторинга правового пространства.

Для достижения цели поставлены следующие исследовательские задачи:

  1. предложить теоретическую характеристику мониторинга;
  2. рассмотреть особенности и дать определение правового мониторинга общественных отношений;
  3. провести анализ мониторинга законопроектов;
  4. исследовать проблемы мониторинга закона;
  5. выяснить специфику мониторинга правоприменения;
  6. рассмотреть теоретические проблемы мониторинга правового пространства;
  7. проанализировать методы, используемые в мониторинге правового пространства;
  8. обобщить правовой опыт субъектов, принимающих участие в мониторинге правового пространства.

Научная новизна диссертационного исследования. Данная работа пред

ставляет собой комплексное научное исследование проблем монито

ринга правового пространства. В ней дается определение понятия «мони

торинг» как системы теоретических и эмпирических методов познания,

образованной в результате слияния различных методологических кон

цепций, применение которой возможно при исследовании различных

объектов, независимо от предметного содержания, на всех этапах полу

чения нового знания. В исследовании выявляются элементы мониторин

га как системы; рассматриваются особенности правового мониторинга

общественных отношений, обосновывается необходимость такого мо

ниторинга; исследуются мониторинг законодательной инициативы, мо

ниторинг законодательного предложения, мониторинг законопроекта

•          и делается вывод о целесообразности проведения именно мониторинга

законопроекта. В работе исследуется мониторинг правового пространства, обосновывается необходимость включения в мониторинг правового пространства правового мониторинга общественных отношений, мониторинга законопроекта, мониторинга закона и мониторинга правоприменения.

Диссертантом освещаются методы, используемые в мониторинге правового пространства, и правовой статус отдельных субъектов мониторинга правового пространства.

5


Основные положения, выносимые на защиту:

1.  Выводится дефиниция, определяющая правовой мониторинг обществен

ных отношений как систему теоретических и эмпирических методов, с помо

щью которых исследуются общественные отношения, нуждающиеся в пра

вовом регулировании, в изменении или в отмене правового регулирования.

Целью правового мониторинга общественных отношений является получение информации в результате сбора фактического материала, оценивания, прогнозирования, контроля, а также в виде рекомендаций по обеспечению оптимального состояния общественных отношений.

Объектом являются общественные отношения, нуждающиеся в правовом регулировании, в изменении или в отмене правового регулирования.

Предмет — потребности и интересы, для реализации которых необходимо осуществление правового регулирования, изменение или отмена правового регулирования.

  1. Предлагается использовать понятие «правовой мониторинг общественных отношений» вместо понятия «мониторинг правового поля» и понятие «мониторинг правоприменения» вместо понятия «мониторинг правоприменительной практики». Положение о необходимости замены понятия «мониторинг правового пространства РФ» на понятие «мониторинг правовой системы РФ» носит дискуссионный характер. Исследуются такие виды мониторинга как мониторинг правового пространства, правовой мониторинг общественных отношений, мониторинг законопроекта, мониторинг закона, мониторинг правоприменения, а также обосновывается необходимость проведения данных видов мониторинга.
  2. Цель мониторинга правового пространства заключается в получении информации, необходимой для обеспечения оптимального состояния правового пространства, при этом мониторинг правового пространства не включает исследование во всей полноте проблем законности, правопорядка, правового сознания, правовой культуры, юридического персонала, субъектов правотворчества, юридической профессии, юридического образования, юридической науки. Данные проблемы могут затрагиваться, но только в той мере, в какой это необходимо для полноценного мониторинга правового пространства.
  3. Формулируются следующие элементы мониторинга правового пространства: правовой мониторинг общественных отношений (в процессе которого исследуются в том числе и правовые обычаи), мониторинг законопроекта, мониторинг закона и мониторинг правоприменения. Мониторинг правового пространства является мониторингом более высокого уровня, нежели составляющие его виды мониторинга.
  4. Обосновывается логика построения соотношения таких понятий, как мониторинг правового пространства, правовая и гуманитарно-правовая экспертизы, а также гуманитарно-правовая стратегия: гуманитарно-правовая стратегия -> мониторинг -> правовая экспертиза -» гуманитарно-правовая экспертиза.
  5. Если под законодательной инициативой понимать право специально уполномоченных органов, организаций и лиц ставить перед субъектом за-

6


конодательной деятельности вопрос об издании, изменении или отмене закона либо иного акта, поступление которого влечет за собой обязательное рассмотрение его парламентом, то в мониторинге права законодательной инициативы, равно как и в мониторинге реализации права законодательной инициативы, в настоящее время нет необходимости. Что касается законодательного предложения как формы осуществления права законодательной инициативы, то его изучение, безусловно, должно включать большинство элементов мониторинга, но при этом его мониторинг осложняется отсутствием четких критериев, предъявляемых к законодательному предложению.

7. Деятельность федерального центра мониторинга правового пространства может включать разработку законопроектов и правовую экспертизу, вместе с тем работа данного центра не ограничивается выполнением указанных функций. Осуществление мониторинга правовой системы, а также мониторинга законодательной деятельности федеральным центром мониторинга выходит за пределы осуществления мониторинга правового пространства Российской Федерации.

Помимо федерального центра мониторинга, комиссии Совета законодателей по мониторингу законодательства и правоприменительной практики, Федеральной службы по финансовому мониторингу, иных субъектов мониторинга, необходимо создание региональных центров мониторинга. Центры необходимо создавать как независимые от каких-либо ветвей власти структуры, подчиняющиеся федеральному Центру мониторинга правового пространства, который, в свою очередь, также целесообразно создавать как независимый государственный орган. Организация, осуществляющая мониторинг правового пространства, выполняет информационную, экспертную функции, координация деятельности по обеспечению оптимального состояния правового пространства может лишь явиться следствием выполнения информационной функции. Управление процессом обеспечения оптимального состояния правового пространства выходит за рамки мониторинга.

Методологической основой диссертационного исследования выступают как

общенаучные, так и специальные методы исследования юридической на

уки. Применялся системно-структурный подход к объекту исследования.

В процессе работы использовались сравнительно-правовой, историко-пра-

вовой, конкретно-социологический, статистический, функциональный, ло

гический методы познания. Проводился сравнительно-юридический анализ,

»         контент-анализ публикаций, связанных с проблематикой диссертационного

исследования.

Теоретической основой исследования стали труды отечественных и зарубежных авторов, затрагивающие проблематику мониторинга правового пространства.

Научно-теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что в настоящем исследовании отражены теоретико-методологические и организационные особенности мониторинга правового пространства. Результаты исследования используются в деятельнос-

7


ти Ставропольского центра мониторинга права. Материалы исследования могут быть использованы при преподавании курсов теории государства и права, социологии права и других правовых дисциплин. Результаты исследования могут быть применены депутатами всех уровней, работниками прокуратуры, государственными служащими, задействованными в деятельности законодательных, исполнительных и судебных органов государственной власти Российской Федерации в качестве практических рекомендаций по исследованию общественных отношений, законопроектов, законов, правоприменения и всего правового пространства.

Апробация диссертационной работы осуществлена посредством выступления автора с докладами на межрегиональной научной конференции и заседаниях кафедры.

Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в опубликованных статьях и тезисах научных конференций общим объемом 2,5 п. л.

Подготовка и последующее обсуждение диссертации состоялись на кафедре истории и теории государства и права Северо-Кавказского государственного технического университета.

Структура диссертационной работы определена исходя из поставленных целей и задач. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы, нормативных источников и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы научного исследования, ее актуальность, определяются цели и задачи работы, а также объект и предмет исследования, используемые методы, указывается степень научной разработанности и новизны, формулируются положения, выносимые на защиту, аргументируется теоретическая и практическая значимость диссертации, излагаются сведения об апробации ее результатов, приводится структура работы.

Первая глава «Понятие, субъекты мониторинга правового пространства», состоящая из трех параграфов, посвящена исследованию актуальных теоретико-методологических вопросов мониторинга правового пространства.

В первом параграфе «Понятие и структура мониторинга правового пространства» дается определение мониторинга как теоретического понятия, выводятся и раскрываются элементы мониторинга как системы, рассматривается соотношение мониторинга и управления. Исследуются положения относительно мониторинга правового пространства, указываются его составляющие, рассматривается соотношение понятий «мониторинг правового пространства* и «мониторинг правовой системы».

Диссертант выделяет следующие позиции относительно первого элемента мониторинга: деятельность по мониторингу начинается I) с наблюдения; 2) со сбора фактических данных, 3) с исследования; 4) с отслеживания.

S


Подвергнув анализу указанные позиции, диссертант доказывает, что в качестве первого элемента мониторинга следует назвать сбор фактического материала, цель которого заключается в получении первичной информации об объекте мониторинга, необходимой для реализации дальнейших его элементов. Конкретные методы исследования определяются в зависимости от объектов мониторинга и направлений исследования.

Делается вывод о необходимости указания в качестве второго и третьего элементов мониторинга, как теоретического понятия, оценивание и прогнозирование. При этом данные, полученные в результате прогнозирования, также подлежат оцениванию.

Следующий элемент мониторинга — контроль. Диссертант делает вывод о необходимости включения контроля в число элементов мониторинга. Для контроля в мониторинге нужно четко представлять: каким должно быть оптимальное состояние объекта; какие индикаторы будут говорить о достижении оптимального состояния объекта.

Поднимается проблема соотношения мониторинга и управления. Делается вывод о том, что в настоящее время существуют следующие основные положения относительно указанной проблемы: 1) понятие «мониторинг» шире понятия «управление», как разновидность данной позиции можно выделить положение о том, что мониторинг включает в себя управление путем своевременного информирования о неблагоприятном развитии объекта мониторинга; 2) понятие «управление» шире понятия «мониторинг». Доказывается оптимальность второй позиции.

Последний, пятый элемент мониторинга — разработка приемов и способов приведения объекта мониторинга в оптимальное состояние.

Диссертант выделяет три позиции: 1) если считать, что мониторинг включает управление (С. А. Чазова), то соответственно, он должен включать и разработку способов влияния на объект; 2) мониторинг может способствовать разработке приемов приведения объекта в оптимальное состояние только путем информирования о состоянии объекта и прогнозах его развития, но сам такую разработку не включает (Л. А. Чурина, О. Б. Сладкова); 3) в мониторинг включается разработка приемов и способов приведения объекта в оптимальное состояние, при этом мониторинг не отождествляется с управлением (М. В. Мартыненко). Диссертант присоединяется к последнему положению и обосновывает его.

Диссертант указывает на такой признак мониторинга, как системность.

Делается вывод о том, что мониторинг необходимо вводить там, где: состояние объекта не оптимально; состояние объекта мониторинга имеет оптимальные показатели, но объект находится в развитии и в связи с этим имеются опасения изменения состояния данного объекта в худшую сторону. Мониторинг должен осуществляться все время, пока состояние объекта не стало соответствовать тем требованиям, которые к нему предъявляются и пока существуют опасения изменения состояния объекта в худшую сторону.

Обосновывается необходимость включения в число объектов мониторинга правового пространства: общественных отношений, законопроектов, законов, правоприменения.

9


Диссертант представляет мониторинг правового пространства: 1) как систему таких элементов, как сбор фактического материала, оценивание, контроль, прогнозирование, разработка приемов и способов обеспечения оптимального состояния правового пространства; 2) систему правового мониторинга общественных отношений, мониторинга законопроекта, мониторинга закона, мониторинга правоприменения Мониторинг правового пространства является мониторингом более высокого уровня, нежели составляющие виды мониторинга.

Определяется цель мониторинга правового пространства — получение информации, необходимой для обеспечения оптимального состояния правового пространства. При этом мониторинг правового пространства не включает исследование во всей полноте проблем законности, правопорядка, правового сознания, правовой культуры, юридического персонала, субъектов правотворчества, юридической профессии, юридического образования, юридической науки. Данные проблемы могут затрагиваться, но только в той мере, в какой это необходимо для полноценного мониторинга правового пространства.

Выводится следующая дефиниция: мониторинг правового пространства — это система теоретических и эмпирических методов исследования правового пространства, направленных на получение информации, необходимой для обеспечения его оптимального состояния.

В работе обобщаются положения относительно элементов, задач и целей мониторинга правового пространства, оптимального состояния правового пространства.

Доказывается дискуссионность отождествления понятий «мониторинг правового пространства» и «мониторинг правовой системы», равно как и замены первого на второй.

Во втором параграфе «Совокупность методов мониторинга правового пространства» рассматриваются положения относительно методов, которые должны применяться в процессе мониторинга правового пространства.

Дается следующее определение: методология мониторинга правового пространства — это положения о структуре, логической организации, методах и средствах мониторинга правового пространства.

Делается вывод о том, что мониторинг правового пространства предполагает проведение социально-правовых исследований, но при этом существует проблема отождествления данных понятий.

В Программе мониторинга законодательства Российской Федерации, определяющего правовой статус и правовые режимы особо охраняемой природной территории федерального значения — Кавказские Минеральные Воды, содержится программа социально-правового исследования, с определением проблемы, объекта, предмета, целей, задач исследования. Указывается перечень методов: изучение документов (анализ правовых норм, статистических данных, аналитических и отчетных материалов о состоянии общественной практики и др.); опрос в форме анкетирования и интервью, возможно с использованием фокус групп. Не вдаваясь в дискуссию о целесообразности включения мониторинга законодательства в

10


мониторинг правового пространства, диссертант отмечает, что если мониторинг закона предполагает осуществление более обширной деятельности, то мониторинг законодательства также не должен ограничиваться проведением исключительно социально-правовых исследований и тем спектром методов, которые применяются в данных исследованиях. В связи с этим отмечается, что проведение социально-правовых исследований безусловно полезно, но не вполне достаточно для полноценного мониторинга.

Диссертант присоединяется к предложению проводить в процессе мониторинга правового пространства социально-правовой эксперимент и отмечает, что данный эксперимент должен осуществляться на первоначальной стадии законотворческого процесса, за исключением случаев, когда реакцию на соответствующее преобразование можно предугадать с помощью иных, менее ресурсозатратных методов и с не меньшей достоверностью.

Рассматривается соотношение мониторинга, гуманитарно-правовой стратегии, правовой и гуманитарно-правовой экспертиз и обосновывается логика построения данных понятий следующим образом: гуманитарно-правовая стратегия -» мониторинг -» правовая экспертиза -» гуманитарно-правовая экспертиза.

В третьем параграфе «Классификация субъектов мониторинга правового пространства и их правовое положение» рассматриваются различные субъекты, задействованные в мониторинге правового пространства.

Предлагается классифицировать субъекты мониторинга правового пространства по следующим основаниям: 1) в зависимости от статуса органа, организации, осуществляющей мониторинг: а) органы государственной власти, принимающие участие в мониторинге правового пространства; б) иные органы и организации, задействованные в мониторинге; 2) в зависимости от уровня своей деятельности: а) федеральные; б) региональные.

В настоящее время, к органам государственной власти, принимающим участие в мониторинге правового пространства на федеральном уровне, можно причислить:

  1. Президента Российской Федерации, Администрацию Президента.
  2. Федеральное Собрание Российской Федерации: А) Совет Федерации, Совет законодателей, Комиссию Совета законодателей по мониторингу законодательства и правоприменительной практики, различные комитеты и комиссии Совета Федерации, в частности Комитет Совета Федерации по обороне и безопасности, Комитет Совета Федерации по делам СНГ, Комитет Совета Федерации по взаимодействию со Счетной палатой РФ, комиссию Совета Федерации по методологии реализации конституционных полномочий Совета Федерации, а также иные комитеты и комиссии Совета Федерации; Б) Государственную думу Федерального Собрания РФ, Правовое управление Аппарата Государственной думы Федерального Собрания РФ, различные комитеты Государственной думы Федерального Собрания РФ.
  3. Правительство Российской Федерации, Аппарат Правительства, различные министерства и ведомства России, среди них можно выделить Ми-

11


нистерство Юстиции Российской Федерации, Министерство внутренних дел РФ, Министерство природных ресурсов России, Федеральную службу по финансовому мониторингу.

  1. Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации.
  2. Счетную палату Российской Федерации.
  3. Федерального уполномоченного по правам человека.
  4. Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

8.  Центральную избирательную комиссию Российской Федерации.

Среди органов государственной власти, осуществляющих мониторинг

на региональном уровне, можно выделить: 1. Законодательные (представительные) органы субъектов Федерации, особенно активно ведут работу в данном направлении Московская областная дума и Государственная дума Ставропольского края, 2. Федеральные суды, за исключением Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, мировые суды. 3. Уполномоченных по правам человека. 4. Прокуратуры субъектов Российской Федерации. 5. Органы местного самоуправления.

В качестве иных органов и организаций, задействованных в мониторинге можно назвать: 1) научные организации (Институт государства и права Российской академии наук, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, научный институт МВД РФ, НИИ генеральной прокуратуры РФ) и экспертные структуры (в настоящее время необходимо объединение экспертного сообщества по отраслям права, введение квалификации «эксперт мониторинга правового пространства); 2) общественные организации, в качестве примера можно указать Торгово-промышленную палату; 3) коммерческие организации, в том числе организации, специализирующиеся на выпуске справочно-правовых систем («Консультант-Плюс», «Гарант», «АРМ-Юрист» и др.).

Указывая в числе иных органов и организаций, задействованных в мониторинге правового пространства, Российскую академию наук, диссертант отмечает некоторую условность данного указания, т. к. РАН является федеральным органом государственной власти с особым статусом, но, вместе с тем, данная классификация позволяет показать специфику каждого субъекта мониторинга правового пространства. Положение о том, что по своей природе Российская'академия наук и отраслевые академии наук являются скорее не органами власти, а государственными учреждениями особого рода, также позволяет именно таким образом представить классификацию субъектов мониторинга правового пространства.

Представляется, что иные органы и организации, осуществляющие мониторинг правового пространства, могут действовать как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Федерации. Объем диссертационного исследования не позволяет исследовать специфику организации деятельности на региональном уровне иных органов и организаций, задействован-

12


ных в мониторинге, при этом можно предположить необходимость в осуществлении данной деятельности.

Что касается граждан, то привлечение их к мониторингу обусловлено обязательным их участием во многих эмпирических исследованиях — для выяснения общественных потребностей и т. д., осуществление же полноценного мониторинга правового пространства самими гражданами невозможно, что не означает невозможности осуществления ими мониторинга на уровне своих потребностей, более того, необходимо обеспечить как можно больше возможностей для осуществления гражданами подобного мониторинга, так как это с неизбежностью повлечет за собой снижение правового нигилизма.

Во второй главе «Система мониторинга правового пространства России», состоящей из трех параграфов, исследуются: правовой мониторинг общественных отношений, мониторинг законопроекта, мониторинг закона, мониторинг правоприменения. Помимо этого, рассматриваются перспективы развития мониторинга правового пространства.

В первом параграфе «Правовой мониторинг общественных отношений: понятие, цель, задачи» рассматриваются особенности правового мониторинга общественных отношений, дается его определение, указываются объект и предмет данного вида мониторинга.

С точки зрения диссертанта, целесообразно использовать в современной юридической науке понятие «правовой мониторинг общественных отношений» вместо понятия «мониторинг правового поля». Это обуславливается наличием у первого понятия такого недостатка, как необходимость исследования только таких общественных отношений, которые не имеют правового регулирования. Предложенное определение позволяет изучить более широкий круг общественных отношений.

Выводится следующая дефиниция: правовой мониторинг общественных отношений — это система теоретических и эмпирических методов познания общественных отношений, нуждающихся в правовом регулировании, в изменении или в отмене правового регулирования.

Целью правового мониторинга общественных отношений является получение информации в результате сбора фактического материала, оценивания, прогнозирования, контроля, а также в виде рекомендаций по обеспечению оптимального состояния общественных отношений.

Объектом являются общественные отношения, нуждающиеся в правовом регулировании, в изменении или в отмене правового регулирования.

Предмет — потребности и интересы, для реализации которых необходимо осуществление правового регулирования, изменение или отмена правового регулирования.

Также правовой мониторинг общественных отношений можно представить как систему, состоящую из следующих элементов: сбора фактического материала, оценивания, прогнозирования, контроля и разработки приемов и способов обеспечения оптимального состояния общественных отношений.

13


I.  Сбор фактического материала. В процессе реализации данного элемен

та предлагается:

    • осуществлять выявление, изучение й учет общественных отношений, многообразных интересов социальных и национальных образований, общественных групп, их особенностей, обычаев, традиций, а на основе исследования интересов различных групп, слоев, иных социальных общностей, определение общего интереса;
    • определять, в каких взаимосвязях находятся между собой общественные отношения, вступают ли они в конфликт друг с другом;
    • выявлять субъекта интересов и потребностей;
    • выявлять интересы, разделяемые соответствующими группами;
    • определять иерархию интересов каждой социальной группы;
    • выявлять совокупность интересов, которыми каждая социальная группа может поступиться;
    • получить ответ на вопрос, какие социальные и юридически значимые интересы граждане, иные участники правоотношений не могут удовлетворить из-за несовершенства действующих федеральных законов или законов субъектов Российской Федерации;
    • определять, какие конкретные недостатки нормативно-правового регулирования и правоприменения препятствуют удовлетворению правовых интересов.

    II.  Оценивание, в свою очередь, предполагает: а) ответ на вопрос, дей

    ствительно ли существуют те или иные общественные потребности, инте

    ресы, отношения и действительно ли для их реализации необходимо осуще

    ствить определенные действия с правовым регулированием; б) установле

    ние того, какие общие или групповые интересы имеют место быть; в) ответ

    на вопрос, насколько важны для граждан и иных участников обществен

    ных отношений интересы, которые остаются неудовлетворенными из-за

    недостатков действующего законодательства.

    Оценивание тех или иных интересов должно основываться на принципах, заложенных в Основном законе.

    1. Прогнозирование предполагает выявление возможных изменений потребностей общества в нормативно-правовом регулировании отношений.
    2. В процессе контроля следует осуществить сравнение потребностей с действующим законодательством и дать ответ на вопрос, действительно ли существует потребность в правовом регулировании, в его изменении или отмене; определить, соответствуют ли потребности принципам, заложенным в Основном законе.

    V.  В разработку приемов и способов обеспечения оптимального состоя

    ния общественных отношений предлагается включить: а) разработку ва

    риантов примирения интересов различных социальных групп, достижения

    между ними компромисса; б) рекомендации относительно необходимости

    осуществления правового регулирования, изменения или отмены право

    вого регулирования; в) рекомендации, содержащие информацию о том,

    каким именно образом необходимо урегулировать те или иные обществен

    ные отношения, формирование идеальной модели поведения.

    14


    В заключение отмечается необходимость изучения в процессе правового мониторинга общественных отношений правовых обычаев.

    Во втором параграфе «Особенности мониторинга законопроекта, закона и правоприменения* рассматриваются такие понятия, как «мониторинг реализации права законодательной инициативы», «мониторинг законодательного предложения» и непосредственно «мониторинг законопроекта», раскрываются элементы мониторинга законопроекта. Рассматриваются особенности и элементный состав мониторинга правоприменения. Говорится об особенностях мониторинга закона, раскрываются его элементы.

    По мнению диссертанта, в мониторинге права законодательной инициативы как «права специально уполномоченных органов, организаций и лиц ставить перед субъектом законодательной деятельности вопрос об издании, изменении или отмене закона либо иного акта, поступление которого влечет за собой обязательное рассмотрение его парламентом», в настоящее время нет необходимости, то же самое можно сказать и о мониторинге реализации права законодательной инициативы. Более правильно будет остановиться на другом, а именно: на мониторинге законопроектов и законодательных предложений, которые вносятся в процессе реализации законодательной инициативы.

    Мониторинг законопроекта можно представить следующим образом.

    В процессе реализации первого элемента мониторинга (сбора фактического материала) предлагается осуществлять:

    1. выявление субъекта права законодательной инициативы;
    2. выявление инициатора законопроектного предложения;
    3. выявление разработчиков законопроекта;
    4. исследование предмета законодательного регулирования, содержащегося в законопроекте (здесь целесообразно использование результатов правового мониторинга общественных отношений);
    5. изучение концепции предлагаемого законопроекта;
    6. выявление актов федерального законодательства, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению или принятию в связи с принятием данного закона;
    7. исследование законопроекта в финансово-экономическом аспекте (в случае внесения законопроекта, реализация которого потребует материальных затрат);
    8. определение сроков и порядка вступления в силу закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации, федерального конституционного закона, федерального закона или отдельных их положений;

    —  лингвистическое исследование текста законопроекта.

    Прогнозирование предполагает: а) определение возможных вариантов изменения состояния общественных отношений; б) прогнозирование состояния стабильности будущего закона (возможность изменения, дополнения, отмены); в) прогнозирование материальных затрат, необходимых на реализацию; г) прогнозирование эффективности будущего закона.

    15


    В процессе оценивания:

    1. определяется степень соответствия законопроекта Основному закону Российской Федерации, федеральному законодательству, основным отраслевым законодательным актам;
    2. дается характеристика субъекта законодательной инициативы;
    3. определяется инициатор законопроектного предложения и его разработчики (будет способствовать истинному пониманию, чьи интересы выражает законопроект и насколько компетентны его разработчики);
    4. определяется предмет законодательного регулирования, содержащегося в законопроекте (в данном случае, как и при сборе фактического материала, целесообразно использование результатов правового мониторинга общественных отношений);
    5. оцениваются основные положения (концепции) законопроекта;
    6. определяется необходимость признания утратившими силу, приостановления, изменения или принятия актов федерального законодательства, определяется их совокупность в связи с промульгацией данного законопроекта;
    7. оцениваются материальные затраты, необходимые для реализации законопроекта (в случае если они требуются);
    8. определяется эффективность установленных сроков вступления в силу будущего закона, а также определяется порядок вступления его в силу;
    9. оценивается предполагаемая форма нормативного акта;

    10)  оценивается оформление законопроекта.

    Реализация контроля предполагает: а) сравнение оформления законопроекта с установленными для этого правилами; б) сравнение необходимого состояния общественных отношений с прогнозируемыми; в) сравнение прогнозируемой эффективности и стабильности закона с необходимыми; г) сравнение прогнозируемых магериальных затрат с оптимально допустимыми; д) сравнение прогнозируемых результатов действия будущего закона с необходимыми; е) сравнение законопроекта с Основным законом РФ и т. д. Представляется допустимым остановится на данном моменте в описании составляющих контроля, так как все они представляют собой сравнение информации, полученной в процессе реализации всех указанных действий на предыдущих этапах с оптимальными показателями состояния данных элементов.

    Завершает процесс разработка предложений но приведению законопроекта в оптимальное состояние.

    Что касается законодательного предложения как формы осуществления права законодательной инициативы, то его изучение, безусловно, должно включать большинство элементов мониторинга, но при этом его мониторинг осложняется отсутствием четких критериев, предъявляемых к законодательному предложению.

    На взгляд диссертанта, является спорным определение мониторинга законодательного предложения как деятельности Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации по систематизации и размещению в автоматизированной системе обеспечения законодательной

    16


    деятельности (АСОЗД) информации о концепции законопроектного предложения, инициаторе законопроектного предложения, разработчиках законопроекта, субъекте права законодательной инициативы, предполагаемых сроках разработки и внесения законопроекта в Государственную думу Федерального Собрания Российской Федерации, а также о дате направления законопроектного предложения в уполномоченное специализированное учреждение. В данном определении термин «законодательное предложение», по сути, подменяется понятием «законопроект», при этом мониторинг сводится к размещению такой информации о данном законопроекте в системе обеспечения законодательной деятельности (АСОЗД) как информация о концепции законопроектного предложения, инициаторе законопроектного предложения, разработчиках законопроекта, субъекте права законодательной инициативы, предполагаемых сроках разработки и внесения законопроекта в Государственную думу Федерального Собрания Российской Федерации, а также о дате направления законопроектного предложения в уполномоченное специализированное

    4          учреждение, при этом не идет никакой речи о прогнозировании, контро-

    ле, разработке рекомендаций по приведению законопроекта в оптимальное состояние, лишь частично осуществляются сбор фактического материала и оценивание, что дает основание предположить возможность доработки данного определения.

    Также является спорным следующее определение: «Мониторинг реали

    зации права законодательной инициативы осуществляется в целях обеспече

    ния согласованности действий субъектов права законодательной инициати

    вы и заключается в систематизации путем размещения в автоматизирован

    ной системе обеспечения законодательной деятельности (АСОЗД)

    информации о концепции законопроектного предложения, инициаторе за

    конопроектного предложения, разработчиках законопроекта, субъекте права

    законодательной инициативы, предполагаемых сроках разработки и внесе

    ния законопроекта в Государственную думу Федерального Собрания РФ, о

    дате направления законопроектного предложения в уполномоченное спе

    циализированное учреждение и сопровождается присвоением законопроек

    ту уникального номера в порядке, установленном Регламентом Государ

    ственной думы Федерального Собрания Российской Федерации». В данном

    случае происходит практически полное дублирование понятия «мониторинг

    законодательного предложения» за исключением того, что «мониторинг за

    конодательной инициативы» предполагает присвоение законопроекту уни-

    *           кального номера в порядке, установленном Регламентом Государственной

    думы Федерального Собрания РФ, отсюда, как следствие, вытекает, что

    '           понятием «право законодательной инициативы» подменяется понятие «за-

    конопроект», что делает рассматриваемое положение спорным.

    Отдельные элементы мониторинга имеют место в процессе прохождения законопроекта в трех стадиях, это и оценка (в том числе лингвистическая), и разработка рекомендаций по приведению законопроекта в оптимальное состояние (поправки к законопроекту), и контроль (сравнение законопроекта с Основным законом РФ, с федеральным законодатель-

    17


    ством) и т. д. Другой вопрос, что полноценная, детально урегулированная деятельность по осуществлению мониторинга законопроектов в настоящее время отсутствует, при том, что ее введение могло бы позитивно сказаться на качестве законопроектов и соответственно законов.

    Исследуя мониторинг правоприменения, диссертант отмечает возмож

    ность доработки следующего определения: «Правоприменительная практи

    ка (деятельность) — деятельность органов государственной власти, органов

    местного самоуправления и населения по выполнению законодательных

    актов». С точки зрения диссертанта, данное положение требует некоторого

    дополнения, а именно: необходимо уточнить: 1) имеется ли здесь в виду

    выполнение требований, содержащихся исключительно в нормативных пра

    вовых актах, или же подразумевается выполнение в том числе индивидуаль

    ных правовых актов; 2) что из себя представляет «деятельность по выполне-        «

    нию», можно ли поставить в данном случае знак равенства с исполнением

    правовых норм или сюда необходимо включать все четыре формы реализа

    ции права (осуществление (использование), исполнение, соблюдение, при

    менение) или только часть из них, а возможно, все эти варианты не верны,

    и авторы данного положения как-то иначе понимают данную деятельность.

    Также вызывает вопросы следующее определение: «Мониторинг правоприменительной практики (деятельности) — система выявления и оценки эффективности правового регулирования общественных отношений законодательными актами (внедрение в общественную практику законодательно закрепленного нормативного идеала), объективных и субъективных условий, мешающих и способствующих эффективному применению законодательных актов, разработки предложений по усилению воздействия позитивных и нивелированию негативных факторов». В данном определении предлагается исследовать правовое регулирование, что является спорным, так как понятие «правовое регулирование» более объемное, нежели понятие «правоприменительная практика». Далее, раскрывая эффективность правового регулирования в рассматриваемом определении, фактически говорится об эффективности правовых норм. Указанные противоречия, обуславливают необходимость доработки данного определения.

    По мнению диссертанта, наиболее оптимальным вариантом представ

    ляется замена понятия «мониторинг правоприменительной практики (де

    ятельности)» на понятие «мониторинг правоприменения». Это даст воз

    можность исследовать в процессе мониторинга деятельность правоприме

    нительных органов не только в аспекте изучения исключительно                         *

    индивидуальных актов, но и рассмотреть сам процесс принятия решений,

    что позволит более четко отметить пробелы, выявить недостатки и оце

    нить позитивные стороны правоприменения.

    Делаются следующие выводы относительно элементов мониторинга правоприменения.

    Процесс реализации первото элемента мониторинга правоприменения (сбор фактического материала) можно представить следующим образом:

    18


    1. Следует выявить, каким субъектом было принято и оформлено решение по конкретному делу, исследовать его полномочия и процедуру принятия решений, а также форму принятых в результате правоприменительной деятельности юридических актов (указ, приказ, решение, постановление и т.п.)-
    2. Необходимо:
    1. определение обстоятельств, установленных по делу;
    2. исследование материалов по делу;
    3. исследование закона, который применяется;
    4. дать ответ на вопрос о том, чьи интересы отображаются в решении;
    5. определение конкретных условий применения того или иного нормативно-правового акта, специфики сложившейся ситуации в момент вынесения решения;
    6. установление вариантов реализации правовых требований при имеющихся (имевшихся) обстоятельствах;
    7. определение материальных затрат.

    В процессе оценивания предлагается давать: а) характеристику субъекта, принявшего и оформившего решение по конкретному делу, и его полномочий; б) оценку процедуры принятия решений и формы юридических актов; в) оценку соблюдения принципов законности, социальной справедливости, целесообразности и обоснованности в правоприменении; г) оценку материальных затрат.

    Прогноз характеризуется установлением возможных вариантов развития обшественных отношений, урегулированных актом применения норм права; установлением вероятности достижения юридических и социальных целей; определением сроков достижения результатов.

    Контроль подразумевает сравнение указанных данных с оптимальными для них показателями.

    В процессе разработки приемов и способов приведения объекта мониторинга правоприменения в оптимальное состояние необходимо давать рекомендации относительно организационных, процессуальных и материальных вопросов правоприменения, указанных выше (например, указывать размер необходимого материального содержания, отмечать необходимость дополнения, изменения или отмены того или иного акта применения права, давать рекомендации относительно принятия решения для достижения необходимых юридических и социальных целей (в случае, если это требуется) и т. д.).

    Исследуется мониторинг закона.

    По мнению диссертанта, дискуссионным является следующее определение: «Мониторинг закона - это постоянная деятельность палат Федерального Собрания Российской Федерации, заключающаяся в комплексном сборе, анализе и обобщении информации о состоянии законодательства и практики его применения, осуществляемая с применением специальных методов, с использованием материалов о результатах деятельности правоприменительных органов государственной власти и местного самоуправления, общественных организаций, уполномоченных специализирован-

    19


    ных учреждений, конечная цель которой направлена на повышение эффективности законодательной деятельности и открытости законодательного процесса».

    В данном определении:

    1. В качестве субъекта мониторинга указывается исключительно Федеральное Собрание Российской Федерации, чем сразу перечеркивается возможность участия любых других субъектов.

    2 Абсолютно справедливо говорится о сборе, анализе и обобщении информации, но при этом в определении отсутствует упоминание о таких неотъемлемых элементах мониторинга, как прогнозирование, контроль и разработка рекомендаций по приведению объекта мониторинга в оптимальное состояние (диссертант предполагает, что в данном определении оценивание хоть и не обозначается, но предполагается, при этом полезно было бы включить его в определение).

    3. Предполагается собирать информацию о состоянии законодательства и практики его применения. Безусловно, в процессе мониторинга одного закона неизбежно исследование других законов (например, на предмет соответствия их друг другу), но при этом важно различать закон, который подвергается мониторингу, и законы, на которые обращается внимание в процессе мониторинга. Из определения же следует, что мониторингу подвергается все законодательство, то есть, по сути, происходит подмена понятия «мониторинг закона» понятием «мониторинг законодательства», тогда как второе очевидно шире первого, более того, без осуществления мониторинга закона невозможно осуществление мониторинга законодательства. Что касается «практики применения», то здесь можно сказать, что информация, полученная в процессе мониторинга правоприменения, должна использоваться в мониторинге закона. При этом, проведение, в полном объеме, мониторинга правоприменения выходит за рамки мониторинга закона. Все это говорит о дискуссионное™ рассматриваемого определения.

    В обшем виде в процессе реализации такого элемента мониторинга закона, как «сбор фактического материала», предлагается: а) исследовать норму, содержащуюся в законе; б) исследовать закон как документ; в) исследовать материальную обеспеченность закона; г) исследовать процедуру прохождения законопроекта, предшествовавшую принятию закона; д) проанализировать осуществление (использование), исполнение, соблюдение и применение закона.

    В процессе оценивания необходимо уяснить: 1) востребован ли за-                 •>

    кон; 2) чьи именно интересы выражает закон; 3) кто являлся инициатором законопроекта; 4) не возникает ли конфликтов между различными отношениями в связи с действием закона; 5) какие изменения произошли в законопроекте в процессе прохождения его в чтениях; 6) как осуществляется (используется), исполняется, соблюдается и применяется закон, насколько достигнуты цели, поставленные перед законом; 7) каковы материальные затраты, необходимые для реализации закона.

    20


    На стадии прогнозирования должны быть сделаны предположения о том, какова вероятность изменения (и в какой части) или отмены закона.

    При осуществлении контроля в зону внимания попадают: а) цель закона; б) правило поведения, содержащееся в законе; в) оформление закона; г) результат действия закона; д) материальные затраты, потребовавшиеся для реализации закона.

    Говоря о контроле применительно к результатам действия закона, важно различать ситуацию, когда проблемы в применении закона кроются в самом законе, и ситуацию, когда проблемы существуют в сфере непосредственно правоприменения. Таким образом, на стадии контроля идеальная картина применения закона должна сравниваться с имеющимся в реальности положением вещей, но при этом надо помнить, что мониторингу подвергается закон, а не правоприменение, а следовательно, основной акцент должен делаться на качество закона, сравнение же с результатами применения закона предполагаемых результатов служит всего лишь одним из критериев, по которым производится контроль, и забывать о том, что причины, лежащие в основе отсутствия должного его применения, могут лежать исключительно в области данного применения, нельзя.

    На последней стадии мониторинга необходимо разрабатывать приемы и способы приведения закона в оптимальное состояние по указанным направлениям.

    В третьем параграфе «Перспективы развития мониторинга правового пространства» рассматриваются различные положения относительно центра мониторинга правового пространства.

    Отмечается, что в настоящее время существует проблема организации общероссийской структуры, осуществляющей мониторинг правового пространства.

    Делается вывод о том, что в задачи федерального Центра мониторинга преждевременно включать мониторинг правовой системы, в связи с недостаточной разработкой такого понятия, как «мониторинг правовой системы», которое является темой самостоятельного исследования, такой мониторинг представляет собой более высокий и более трудоемкий уровень мониторинга, осуществляемого в правовой сфере, он необходим, но более насущная потребность в настоящее время в мониторинге правового пространства.

    Вызывает вопросы наделение федерального центра мониторинга исключительно функцией разработки законопроектов, функцией правовой экспертизы и функцией мониторинга законодательной деятельности. Первые две функции вполне обоснованы, но не достаточны для проведения мониторинга правового пространства, осуществление последней функции проблематично, во-первых, по причине недостаточной разработанности понятия «мониторинг законодательной деятельности», а во-вторых, несмотря на недостаточность информации о данной функции, очевидно она должна будет предусматривать, помимо сбора информации, прогнозов и рекомендаций, осуществление оценки и контроля деятельности как законодатель-

    21


    ных (представительных) органов субъектов Федерации, так и Государственной думы Федерального Собрания РФ, что смещает акцент работы структуры мониторинга.

    Оптимальным представляется создание региональных центров мониторинга как отдельных, независимых государственных организаций, подчиняющихся федеральному Центру мониторинга права, который, в свою очередь, также целесообразно создавать как независимый государственный орган.

    С точки зрения диссертанта, организация федерального и регионального центров мониторинга не препятствует той деятельности, которую осуществляют в настоящее время иные субъекты мониторинга, функция центров должна быть исключительно информативной, несколько дискуссионно наделение данной структуры контрольными полномочиями. Единственным действием императивного характера должно быть обязывание тех субъектов, которые осуществляют мониторинг в настоящее время, предоставлять информацию в структуру мониторинга и обязывание Государственной думы Российской Федерации, а также законодательных (представительных) органов субъектов Федерации передавать поступающие к ним в качестве законодательной инициативы проекты и предложения в структуру мониторинга, при этом деятельность комитетов и комиссий может оставаться такой же, какой была. Здесь важна мысль о том, что центр — это не «монстр», а орган, который ставит своей целью предоставление определенной информации, он не заменяет существующие структуры (хотя может сложиться ситуация, когда часть этих структур исчезнет, в связи с повышением авторитета структуры мониторинга и отказа от деятельности некоторых организаций).

    Характер структуры мониторинга должен быть информационным, экспертным, координация деятельности по обеспечению оптимального состояния правового пространства может лишь явиться следствием выполнения информационной функции. Управление процессом обеспечения оптимального состояния правового пространства выходит за рамки мониторинга.

    Полезно обязать органы законодательной (представительной) власти субъектов Федерации и Государственную думу Федерачьного Собрания РФ прилагать к рассматриваемому законопроекту, включать в паспорт закона результаты деятельности федерального или регионального центров мониторинга, при этом вовсе не обязательно исполнение рекомендаций центра, но, тем не менее, информация, предоставленная центром мониторинга, является полезной для исследования закона.

    В работе как федерального, так и регионального центров мониторинга должны принимать участие как юристы, так и специалисты в других областях, уровень подготовки специалистов является фактором, влияющим на эффективность мониторинга. Обеспечение взаимодействия органов, осуществляющих мониторинг, также является необходимым фактором полноценного мониторинга.

    Для эффективного осуществления мониторинга правового пространства необходимо его правовое обеспечение, помимо этого, существует

    22


    потребность в разработке организации финансирования осуществления мониторинга, при этом финансирование должно быть бюджетным, что послужит одной из гарантий независимости и объективности структуры, осуществляющей мониторинг.

    Заключение содержит итоги и основные выводы диссертационного исследования.

    Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

    1. Жужгов, И. В. Правовое пространство, проблемы обеспечения его единства // Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета. — Ставрополь: изд-во Сев-КавГТУ, 2005. - Выпуск 8. - 0,7 п. л.
    2. Жужгов, И. В. Мониторинг: определение, соотношение с категориями «наблюдение» и «управление» // Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета. - Ставрополь : изд-во СевКавГТУ, 2005. - Выпуск 7. - 0,7 п. л.
    3. Жужгов, И. В., Некрасов, Е. Е. Мониторинг как способ повышения эффективности правового регулирования // Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета. — Ставрополь: изд-во СевКавГТУ, 2004. — Выпуск 4. - 0,6 п. л. (нераздельное соавторство).
    4. Жужгов, И. В. Субъекты мониторинга правового пространства и правоприменительной практики // Актуальные проблемы юридической науки: материалы международной научно-практической конференции (Ставрополь, 17 сентября 2004 г.). — Ставрополь : изд-во «Сервисшко-ла», 2004. - 0,4 п. л.
    5. Жужгов, И. В. Правовой мониторинг общественных отношений // Тезисы доклада Пятой студенческой межрегиональной научной конференции «Студенческая наука — экономике научно-технического прогресса» 19—20 апреля 2005 года. — Ставрополь: изд-во СевКавГТУ, 2005. - 0,1 п. л.

    J» 2 6025

    РНБ Русский фонд

    2006z4

    28354


    Подписано в печать 09.12.2005.

    Формат 60х84'/16. Бумага офсетная. Гарнитура «Times». Печать офсетная.

    Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ №805.

    Налоговая льгота — Общероссийский классификатор продукции ОК 005-93-953000.

    Издательство Ставропольского государственного

    аграрного университета «АГРУС»,

    г. Ставрополь, пер. Зоотехнический, 12.

    Тел./факс (8652) 35-06-94. E-mail: agrus@stgau.ra; http://www.agras.stgau.ru.

    Отпечатано в типографии издательско-полиграфического комплекса СтГАУ «АГРУС», г. Ставрополь, ул. Мира, 302.

     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.