WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РЕГИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В КОНТЕКСТЕ ЕДИНОГО ПРАВОВОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

 

На правах рукописи

 

 

ЕГОРОВА

Юлия Владимировна

 

РЕГИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В КОНТЕКСТЕ ЕДИНОГО ПРАВОВОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИИ

 

Специальность 12.00.01 –

теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

Санкт-Петербург

2006

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Восточно-Сибирского института МВД России

Научный руководитель

доктор юридических наук,

профессор,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации

Ромашов Роман Анатольевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук,

профессор

Сергевнин Сергей Львович

кандидат юридических наук,

доцент

Кудрявцев Юрий Анатольевич

Ведущая организация

Иркутский государственный

университет

Защита состоится «_____» __________2007 г. в «_____» час. на заседании диссертационного совета Д 203.012.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

Автореферат разослан « ___»_____________2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 203.012.01

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации         В.В. Бородин


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена потребностями практики построения в России правовой государственности. Одним из важнейших условий успешности такого общественно-политического строительства является создание стабильного и эффективного, сбалансированного по вертикальным и горизонтальным внутренним связям законодательства, которое способно обеспечить гармоничное развитие и взаимодействие Российской Федерации и ее субъектов. Возникшие сравнительно недавно и поддержанные политическим руководством государства концепции «сильного государства» и «эффективного государства» вносят дополнительную проблематику в решение названной задачи.

Некоторое время назад в общей теории права и государства и в теории государственного права стал популярен новый термин «единое правовое пространство». Данное понятие (и соответствующее ему юридическое явление) активно исследуются учеными, однако назвать эти исследования завершенными и даже близкими к завершению нельзя. Причина пристального внимания ученых к нему кроется в тесной связи категории «единое правовое пространство» с практическими задачами государственно-правового строительства, в том числе в свете стратегической цели построения правовой государственности. Иными словами, выработанная доктриной категория «единое правовое пространство» вышла за рубежи чисто теоретического интереса и вошла в сферу интереса практического. Подобные трансформации всегда актуализируют теорию.

Свое нормативно-правовое воплощение категория «единое правое пространство» нашла в Концепции национальной безопасности, утвержденной Указом Президента России. Действующий Президент Российской Федерации в своих внутриполитических заявлениях, в частности в ежегодных посланиях Федеральному Собранию и других, из года в год возвращается к рассматриваемым вопросам. Анализ посланий и выступлений позволяет увидеть, что В.В. Путин рассматривает проблематику построения единого правового пространства прежде всего под углом зрения четкого, непротиворечивого законодательного разграничения полномочий между различными уровнями власти.

Одним из недостаточно полно теоретически сопровожденных аспектов проблемы является место и роль регионального законодательства в обеспечении единого правового пространства Российской Федерации; большой и не до конца удовлетворенный на сегодня интерес представляет собой категория «качество регионального законодательства» в ракурсе его возможностей обеспечения единого правового пространства государства.

Все перечисленные обстоятельства позволяют говорить об актуальности темы диссертационной работы.

Степень разработанности темы исследования. Основы теории законодательства, в том числе регионального, и некоторые другие теоретико-правовые и государствоведческие аспекты, относящиеся к проблематике диссертационного исследования, изучаются давно.

В частности, различные проблемы законотворческой деятельности и законодательства как продукта этой деятельности рассматривались в работах Л.И. Антоновой, И.Л. Бачило, В.В. Бородина, С.В. Боботова, О.А. Гаврилова, А.В. Зиновьева, В.Б. Исакова, И.Ф. Казьмина, А.А. Кененова, Н.П. Колдаевой, И.В. Котелевской, Т.В. Кухарук, Р.З. Лившица, Е.А. Лукьяновой, В.О. Лучина, А.В. Мазурова, Л.А. Морозовой, Р.К. Надеева, Л.А. Окунькова, А.С. Пиголкина, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомирова, В.А. Толстика, Т.А. Худойкиной, А.М. Шадже, Е.А. Юртаевой и др.

Н.А. Власенко, В.В. Игнатенко, Т.Н. Рахманина, С.Л. Сергевнин, С.И. Шишкин и др. посвятили свои труды характеристикам регионального законодательства, в том числе и под углом зрения его качества и эффективности.

Обширную теоретическую разработку категории «правовое пространство» предпринял И.Н. Барциц.

В последние годы возрос интерес молодых ученых к проблемам регионального законотворчества и законодательства. Достаточно обратиться к кандидатским диссертациям последних двух лет. Так, некоторые проблемы соотношения федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации рассмотрел

В.К.-о. Гулиев. Технико-юридическому качеству законов субъектов Российской Федерации посвящено кандидатское исследование В.Ю. Картухина. Проблемы формирования и действия законодательства субъекта Российской Федерации на примере конкретного субъекта изучил В.Г. Григорьев. Работа В.Н. Лабутиной посвящена конституционно-правовым основам правотворческой деятельности субъектов Российской Федерации. Е.А. Холодилова в диссертации обратилась к вопросам законодательного процесса в субъектах Российской Федерации. Почти те же вопросы, но под теоретико-правовым ракурсом, изучили В.П. Кондратьев и М.А. Мусаев. Проблемы теории и практики законодательства субъектов Российской Федерации с обращением к законодательству ряда конкретных субъектов рассмотрела Л.Ф. Щербинина. Этот перечень неисчерпаем.

Тем не менее можно утверждать, что потребности и возможности исследований в данном направлении юридической науки далеки, соответственно, от удовлетворения и от полного использования.

Во-первых, нетрудно заметить, что подавляющее большинство имеющихся работ по вопросам регионального законодательства посвящены конституционно-правовой проблематике (соответственно, и диссертации в основном защищаются по специальности 12.00.02). Глубокие, отличающиеся высоким уровнем теоретического обобщения докторские и монографические работы середины – конца 90-х годов, посвященные статусу субъектов Российской Федерации, в том числе и в законотворческой сфере (среди них выделим прежде всего труды С.Л. Сергевнина), в настоящее время требуют известного переосмысления и дополнения в связи с происшедшими в науке и в политико-правовой практике изменениями. В частности, в связи с происходящим процессом укрупнения субъектов Федерации, а также с учетом осуществляемой в настоящее время муниципальной реформы, в рамках которой происходит некоторое перераспределение властных акцентов и принципов взаимодействия уровней власти. Теоретико-правовые работы последних лет имеют узкую направленность и посвящены в основном либо правотворческим, юридико-техническим аспектам, либо определению статуса того или иного вида субъекта Российской Федерации на примере конкретного субъекта. Фрагментарно и далеко не полно исследована одна из главных проблем: как отражаются на структуре законодательства Российской Федерации вопросы разграничения полномочий, рассредоточения власти, распределения вопросов ведения по властным слоям.

Во-вторых, требует своего завершения работа над вопросами теории правового пространства Российской Федерации под углом зрения обеспечения его единства путем оптимизации регионального законодательства. Рассмотренные под названным ракурсом теоретические аспекты должны быть «приложены» к практическим правовым процессам, протекающим в данный момент в России в русле проводимых реформ.

Объектом диссертационного исследования является законодательство Российской Федерации; федеральное и региональное законодательство как его структурные элементы.

Предмет изучения составляют: понятийно-категориальный аппарат теории законодательства, в первую очередь понятия «законодательство», «региональное законодательство», «качество регионального законодательства», «правовое пространство»; элементы системы законодательства в их структурном единстве и диалектических взаимосвязях; региональное законодательство, его место и роль в правовом пространстве Российской Федерации; иерархические и функциональные связи регионального законодательства с прочими нормоуровнями; проблемные аспекты регионального законодательства и возможные пути их разрешения.

Целью диссертационного исследования является комплексный теоретико-правовой анализ регионального законодательства под углом зрения необходимости обеспечения единства правового пространства России как государства с федеративной формой устройства; выработка рекомендаций по практическому совершенствованию регионального законодательства.

Достижение указанной цели осуществляется через разрешение ряда исследовательских задач:

– создание общетеоретического фундамента исследования путем анализа понятий «законодательство», «региональное законодательство», «качество регионального законодательства», «правовое пространство»;

– структурно-функциональный анализ действующего российского законодательства, характеристика его отдельных элементов в их диалектических взаимосвязях;

– определение зависимости структуры законодательства от типа и формы государства и от характера права в государстве;

– теоретико-правовой анализ регионального законодательства в Российской Федерации сегодня;

– рассмотрение вопроса о разграничении полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами в контексте структуры законодательства;

– определение связей законодательства субъектов Российской Федерации, с одной стороны, с федеральным законодательством, с другой стороны, с муниципальным и локальным нормативно-правовыми уровнями;

– критический анализ регионального законодательства в Российской Федерации сегодня и выработка предложений по его совершенствованию, по оптимизации правового регулирования на уровне субъектов России.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют общенаучные и специальные, частные методы.

Рассмотрение институтов, принципов, отношений, в комплексе образующих предмет диссертационного исследования, осуществляется в рамках системного подхода, предполагающего сочетание приемов сравнительно-правового и формально-юридического анализа. В процессе работы над диссертацией соискателем использовались методы теоретико-правового абстрагирования и отраслевой конкретизации, нормативно-правового моделирования и др.

Теоретическую базу проведенного исследования составляют труды отечественных и зарубежных авторов разных лет по философии, теории права и государства, отраслевым и специальным юридическим наукам, теории функциональных систем.

В частности, используются работы, посвященные проблемам правотворчества и законодательства как федерального, так и регионального: Л.И. Антоновой, В.К. Бабаева, В.М. Баранова,

И.Л. Бачило, В.В. Бородина, С.В. Боботова, Н.В. Варламовой, Н.А. Власенко, О.А. Гаврилова, А.В. Зиновьева, В.Б. Исакова, В.П. Казимирчука, И.Ф. Казьмина, А.А. Кененова, Д.А. Керимова, Н.П. Колдаевой, И.В. Котелевской, Т.В. Кухарук, Р.З. Лившица, Е.А. Лукьяновой, В.О. Лучина, А.В. Мазурова, Л.А. Морозовой, Р.К. Надеева, Л.А. Окунькова, А.С. Пиголкина, С.В. Полениной, Т.Н. Рахманиной, С.Л. Сергевнина, М.С. Студеникиной, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомирова, В.А. Толстика, А.Ю. Царева, А.Ф. Черданцева, А.М. Шадже, С.И. Шишкина, Е.А. Юртаевой и др.

Важную часть теоретической базы диссертационного исследования составляют работы, посвященные вопросам качества законов и законодательства. Об этой проблеме пишут Б.В. Дрейшев, В.Н. Зенков, В.В. Игнатенко, А.С. Лашков, А.Б. Лисюткин,

М.А. Мушинский, А.Р. Парамонов, С.В. Поленина, Т.К. Примак и др.

Проблематику разграничения полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами с точки зрения теории права и государства и конституционного права рассматривали в своих трудах Л.Г. Алехичева, М.В. Баглай, А.А. Белкин, Г.А. Гаджиев, А.В. Зиновьев, В.В. Лысенко, А.В. Усс, А.Н. Чертков, И.И. Шувалов,

Б.С. Эбзеев и др.

Для изучения категории «правовое пространство» и вопросов его единства, а также ряда смежных категорий использовались работы С.С. Алексеева, И.Н. Барцица, И.В. Жужгова, А.В. Малько, Н.И. Матузова, И.Н. Сенякина, Ю.А. Тихомирова и др.

При определении роли регионального законодательства в построении оптимальной российской государственности задействовались труды по проблемам правового государства и гражданского общества, работы, поднимающие проблемы «сильного», «эффективного», а также «социального» государства. Их авторы – В.И. Нижечек, В.М. Розин, Р.А. Ромашов, В.П. Сальников,

С.В. Степашин, К.А. Струсь, А.Г. Хабибулин и др.

Нормативно-правовую основу диссертационного исследования составили Конституция Российской Федерации, акты международного права, федеральные законы, в первую очередь те из них, которые касаются разграничения полномочий между федеральным центром и регионами, уставы субъектов Российской Федерации, региональные законы. В частности, использованы нормативно-правовые акты Иркутской области, Республики Бурятия, Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, Санкт-Петербурга, Воронежской области.

Эмпирическую базу исследования образуют статистические и отчетные данные о процессе и результатах правотворческой деятельности различных государственных органов, о состоянии федерального и регионального законодательства, результаты социологических исследований, экспертные оценки.

Научная новизна диссертации определяется как выбором темы, так и подходом к ее исследованию с учетом разработанности соответствующих проблемных вопросов.

Впервые проблемы регионального законодательства рассматриваются с теоретико-правовых позиций под углом зрения уровня его «встроенности» в систему законодательства федеративного государства, обеспечивающего эффективное решение проблемы обеспечения единства правового пространства.

Вопросы разграничения полномочий, рассредоточения власти, распределения вопросов ведения по властным уровням рассматриваются не в традиционном государствоведческом, конституционно-правовом ракурсе, а с общетеоретических позиций, с точки зрения их влияния на структуру законодательства.

Новизна работы обеспечивается также происходящими в последние три года процессами реформирования Федерации, заключающимися в укрупнении регионов (создание новых Красноярского края, Пермского края, Иркутской области, Камчатской области, в перспективе – Забайкальского края). Данные процессы вызывают необходимость ревизии теории и практики регионального законодательства. В частности, в работе ставится имеющий элемент новации вопрос о необходимости законодательного урегулирования правового статуса появившихся на месте прежних национальных субъектов Федерации (автономных национальных округов) административно-территориальных единиц нового типа. Актуализирует проблематику темы работы и идущая сейчас принципиальная реформа местного самоуправления, предполагающая новые основы взаимодействия органов государственной власти субъектов Российской Федерации и муниципальных органов на новой региональной законодательной базе.

Положения, выносимые на защиту:

1. «Узкий» подход к пониманию законодательства хотя и соответствует концепции верховенства закона в правовом государстве, политико-правовой теории, однако на практическую поверку оказывается малопригоден и неэффективен. Научно-прикладные исследования возможно проводить лишь путем изучения взаимосвязей международных документов, Конституции, законов, подзаконных актов и других источников в контексте оптимального структурирования и бесконфликтности всего нормативно-правового массива.

2. Разница в подходах к пониманию законодательства отрицательно влияет на развитие юридической науки и на правовую практику. Поэтому широко обсуждаемый и готовящийся к принятию законодательный акт, условно называемый в литературе «закон о законах», необходимо озаглавить Федеральный закон «О законодательстве Российской Федерации». В нем должна быть дана законодательная дефиниция «законодательство Российской Федерации».

3. Понятия «законодательство Российской Федерации» и «федеральное законодательство» соотносятся между собой, соответственно, как общее и частное. Законодательство Российской Федерации – это совокупность всех действующих (вступивших в законную силу и не прекративших действия) на территории Российской Федерации нормативно-правовых актов и иных форм права. Законодательство Российской Федерации включает:

а) федеральное законодательство – нормативные правовые акты, принятые и изданные федеральными органами законодательной власти, главой государства и органами исполнительной власти либо принятые в результате всероссийского референдума, а также постановления Конституционного Суда Российской Федерации; б) межрегиональное законодательство, включающее нормативные договоры Российской Федерации с субъектами и субъектов между собой, а также управленческие соглашения;

в) региональное законодательство – законодательство субъектов Российской Федерации – нормативные правовые акты, принятые и изданные органами государственной власти субъектов Российской Федерации либо принятые в результате регионального референдума, а также постановления конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации; г) местный уровень законодательства – нормативные правовые акты, принятые и изданные органами местного самоуправления (муниципальные нормативные правовые акты), а также принятые в результате местного референдума.

4. В понятие «законодательство» не включаются: а) локальные нормативные акты; б) постановления Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащие разъяснения по вопросам судебной практики. Они, играя большую роль в механизме правового регулирования, вместе с тем не обладают свойствами элементов законодательства. С учетом наметившихся в последние годы тенденций, признание постановлений пленумов высших судебных инстанций в качестве форм права и, соответственно, их включение в систему законодательства возможно и может быть признано полезным, однако для этого необходимо специальное законодательное решение.

5. Система законодательства – это внутренняя структура, общность элементов законодательства в их единстве, взаимосвязях и взаимодействиях, опосредующая систему права и являющаяся нормативно-правовой основной правовой системы государства.

6. «Правовое пространство» – это относительно самостоятельное, объективно существующее явление правовой действительности, отличающееся от смежных («правовая система», «правовая сфера», «правовая жизнь» и др.), сочетающее в себе: 1) политико-географические (территориальные) пределы действия правовой системы конкретного государства и ее элементов, в первую очередь – норм права и иных элементов системы права, внешне объективированных в системе законодательства; 2) социальные пределы правового регулирования в данном государстве, границы правового вмешательства государства в жизнь общества, страт, корпораций и каждой отдельной личности. Главным требованием к состоянию правового пространства в условиях федеративного государства является его единство.

7. Основным требованием по отношению к региональному законодательству под углом зрения обеспечения единого правового пространства России является равная сбалансированность законодательства каждого субъекта Российской Федерации, с одной стороны, с федеральным законодательством, с другой – с муниципальным нормативно-правовым массивом на основе определенных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами границ вопросов ведения и компетенции. Решение законодателя об исключении из действующего законодательства

(в процессе фактической замены в 2003 году Федерального закона № 119-ФЗ от 24.06.1999 г. главой IV.1 Федерального закона

№ 184-ФЗ от 6.10.1999 г.) определений понятий «предметы ведения», «компетенция» и производных от них понятий нельзя признать удачным. Отсутствие соответствующих легальных дефиниций может вызвать разночтения, неверные трактовки и как следствие – правотворческие и правоприменительные ошибки. Необходимо вернуть в действующий Закон имевшие место в ФЗ-119 легальные трактовки в их прежней редакции.

8. Идущий процесс укрупнения субъектов Российской Федерации в результате слияния национальных автономных округов с краями и областями обостряет проблему обеспечения единства правового пространства России, поскольку, несмотря на уже фактически состоявшееся объединение ряда регионов и провозглашение бывших автономий «административно-территориальными единицами с особым статусом», реально их статус не определен. Передача вопроса об определении этого статуса полностью в ведение субъектов Российской Федерации является решением небесспорным, поскольку в результате разница в статусах в разных регионах может быть слишком большой, что нарушит единство правового пространства. Поэтому необходимо принятие федерального закона, в котором будут установлены общие правила (критерии) определения «особого» статуса административно-территориальных единиц – бывших автономий, рамки предметов их ведения и пределы полномочий их органов государственной власти.

Соответствующие предложения выдвинуты в основной части работы.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что формулируемые в ней обобщения и выводы существенным образом дополняют и расширяют теоретические знания по проблемам теории законодательства, регионального законодательства, его качества; по вопросам обеспечения единого правового пространства, обеспечивающего возможность строительства правового эффективного государства. Положения и выводы диссертации носят оригинальный характер, обладают элементом научной новизны, а потому развивают соответствующие разделы общей теории права и государства.

Практическое значение проведенного исследования состоит в возможности использовать полученные данные, выводы и исследовательский инструментарий: а) в законотворческой деятельности федерального уровня и уровня субъектов федерации; в планировании и осуществлении практических мероприятий, направленных на обеспечение единого правового пространства Российской Федерации; б) в прикладных научных изысканиях по оптимизации правового регулирования на уровне субъектов Российской Федерации; в) в учебном процессе в преподавании учебных курсов «Теория государства и права», «Конституционное право Российской Федерации», «Парламентское право Российской Федерации», спецкурса «Актуальные проблемы теории государства и права»; в профессиональной подготовке и переподготовке кадров органов власти, депутатского корпуса.

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации была обсуждена и одобрена на заседании кафедры теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России, неоднократно обсуждалась на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Восточно-Сибирского института МВД России, а также на рабочих совещаниях адъюнктов Восточно-Сибирского института МВД России (по месту работы диссертанта).

Отдельные положения и выводы из диссертационного исследования докладывались на ежегодной Всероссийской научно-практической конференции, проводимой в Восточно-Сибирском институте МВД России, в 2001, 2004 и 2005 годах. Кроме того, промежуточные результаты диссертационного исследования неоднократно доводились до научного сообщества через публикации в «Вестнике Восточно-Сибирского института МВД России», в «Сибирском юридическом вестнике» и в журнале «История государства и права», рекомендованном ВАК для опубликования основных результатов диссертационных исследований.

Структура диссертации предопределяется поставленными целью и задачами и состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и списка литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении показана актуальность темы, степень ее разработанности в литературе, практическая и теоретическая значимость; определены цель и задачи работы объект, предмет и методы исследования; показана научная новизна; сформулированы положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава – «"Законодательство" и "правовое пространство": теоретико-правовой анализ» – состоит из трех параграфов: § 1 «Понятие и содержание законодательства; § 2 «Понятие и структура системы законодательства. Законодательство как упорядоченный комплекс форм права в федеративном государстве»; § 3 «"Правовое пространство": понятие, значение и свойства. Требования к законодательству под углом зрения обеспечения единства правового пространства».

Первый параграф посвящен общей теоретической характеристике правовой категории «законодательство».

В понятийно-категориальном аппарате общей теории права понятие «законодательство» занимает одно из ведущих мест. В настоящее время наблюдаются существенные расхождения в подходах к пониманию законодательства, которые объясняются, с одной стороны, принадлежностью каждого из исследователей феномена законодательства к той или иной школе правопонимания, с другой – целями, с которыми ученый обращается к законодательству. Тот, кто изучает его как сугубо научную категорию в ряду других подобных, получит совершенно иной результат, нежели тот, кто рассматривает законодательство с утилитарных позиций, как действующую систему и инструмент общественных преобразований. В диссертации спектр подходов к законодательству рассмотрен на основе дефиниций и характеристик из учебных источников, т. к. именно в учебных текстах в наиболее обобщенном виде выражаются взгляды представителей той или иной научной школы, к которой относятся авторы учебника. Здесь обнаруживаются значительные расхождения в оценках и определениях. Тот же результат дает и обращение к научным источникам.

С одной стороны, наличие научной дискуссии – явление положительное. Спор вокруг научного явления не дает этому явлению законсервироваться, застыть в развитии: «в споре рождается истина». Однако не следует забывать, что законодательство – это не только и не столько научная категория, сколько реальное явление юридической жизни, на основе которого формируется правовая практика. Поэтому, с другой стороны, неоднозначность трактовок законодательства может привести к разнобоям и ошибкам в правотворческой и правореализационной практике: т. е. к явлениям негативным.

Диссертантом в работе подробно проанализированы доводы ученых – сторонников «узкого» и «широкого» подходов к пониманию законодательства.

Очевидно, что с учетом важности категории «законодательство» принять меры к упорядочению ее понимания должен был бы сам законодатель.

Общая (межотраслевая, конституционная) легальная дефиниция понятия «законодательство» на данный момент отсутствует. По сути, границы понятия «российское законодательство» определяются ст. 15, 76, 90, ч. 2 ст. 102, ч. 2 ст. 103, ст. 115 Конституции Российской Федерации. Автором в диссертации также рассмотрены различные трактовки содержания понятия «законодательство» применительно к отраслям законодательства, нашедшие свое законодательное воплощение в действующих кодексах Российской Федерации: Трудовом, Земельном, Налоговом, Жилищном, Бюджетном, а также в ряде «базовых» федеральных законов. Проделанный аналитический обзор законодательных актов показывает – практическая реализация категории «законодательство» в них значительно рознится, под этим понятием подразумеваются разные объем и качество нормативного материала. Показателен тот факт, что все эти кодексы и законы были приняты с разницей в несколько лет (а некоторые – даже в один год) одним и тем же законотворческим органом. Указанное обстоятельство может свидетельствовать, на наш взгляд, о неоправданно слабом внимании депутатов Государственной Думы к фундаментальным категориям, к теоретическим основам, на которых должна строиться правотворческая деятельность.

В понимании законодательства авторами текстов законов наблюдается значительная разноголосица. Подобный диссонанс недопустим, т. к. он пагубно влияет на юридическую практику.

Проведенное исследование показало, что «узкий» подход к пониманию законодательства, когда в понятие законодательства включаются лишь законы, малопригоден и не отвечает потребностям юридической практики. В любой отрасли правовое регулирование осуществляется благодаря взаимодействию разных нормоуровней. Базовые, «магистральные» положения закона всегда развиваются в подзаконных нормативных правовых актах, и в большом числе случаев именно благодаря этому закон получает свои реализаторские потенции (за исключением законодательных норм, прямое действие которых обусловливается важностью регулируемого вопроса, отношения). Поэтому вычленение законов в отдельную систему и изучение их изолированно от подзаконных актов может представлять лишь академический интерес, но ничего не даст с точки зрения потребностей научного сопровождения практической юриспруденции.

В практике развития и совершенствования действующего законодательства необходимо исходить из широкой трактовки законодательства. Иной подход, когда законотворческие органы «не замечают» существования самого многочисленного по количеству актов нормоуровня, игнорируют возможности подзаконного правового регулирования, пытаются все нюансы регулируемых отношений охватить законодательными установлениями, тем самым разменивая закон по мелочам, нивелируя значение закона как акта высшей юридической силы, бесперспективен.

Речь не идет о подмене закона подзаконными актами. Речь идет о продуманном, осуществляемом в полном соответствии с принципом разделения властей распределении нормотворческих полномочий. Для этого необходима выработка общего подхода к пониманию законодательства.

Такой общий подход возможен лишь при наличии легальной (законодательной) дефиниции законодательства.

Юридико-лингвистический анализ терминов «Законодательство Российской Федерации» и «федеральное законодательство» позволяет сделать вывод о том, что они соотносятся друг с другом, соответственно, как общее и частное.

Законодательство Российской Федерации – это совокупность всех действующих (вступивших в законную силу и не прекративших действия) на территории Российской Федерации нормативно-правовых актов и иных форм права.

Законодательство Российской Федерации включает а) федеральное законодательство; б) межрегиональное законодательство; в) региональное законодательство; г) местный уровень законодательства. Содержание (совокупность элементов) этих уровней законодательства подробно рассмотрено в параграфе и отстаивается диссертантом в положениях, выносимых на защиту.

Второй параграф посвящен вопросам систематики права и законодательства.

Ранее законодательство определялось в самом общем виде как вся совокупность нормативных правовых актов и иных форм права, действующих в данный момент в государстве. Однако законодательство было бы лишено своей регулятивной ценности, если бы оно представляло собой примитивную совокупность, хаотичный набор разрозненных нормативных документов. Если бы оно не обладало свойством системности, не было бы структурировано, с одной стороны, в соответствии с объективной данностью и логикой системы права, с другой стороны – в соответствии с государственно-властной волей, субъективным видением потребностей правового регулирования представителями законотворческих органов и представителями юридической науки, готовящими для законотворцов нормативно-правовые тексты (проекты).

Системность является важнейшим свойством права (в объективном смысле) как социально-политического феномена. Именно четкая структурированность, объективно обусловленные внутренние взаимосвязи позволяют праву эффективно выполнять свои функции и реализовывать свою социальную роль.

Системность в праве и правовых явлениях имеет несколько уровней. Высшим и наиболее сложным по структуре и динамическим характеристикам уровнем является правовая система государства. Изучаемое в диссертационной работе явление – законодательство – составляет нормативно-правовую основу, «каркас» правовой системы, являясь формально-письменным выражением системы права и обеспечивая реализаторский потенциал права как регулятивной системы.

Законодательство, объединяя все действующие (вступившие в законную силу и не прекратившие действия) на территории Российской Федерации нормативно-правовые акты и иные формы права, также системно. Система законодательства – это внутренняя структура, общность элементов законодательства в их единстве, взаимосвязях и взаимодействиях, опосредующая систему права и являющаяся нормативно-правовой основной правовой системы государства.

В практических целях, для решения вопросов оптимизации, рационального построения и совершенствования системы законодательства Российской Федерации, в системе законодательства необходимо выделять вертикальную и горизонтальную структуры. Высказываемые в литературе предложения о выделении, дополнительно к этим двум, еще и «федеральной» структуры, не являются достаточно обоснованными и конструктивными с точки зрения прикладной юриспруденции, правотворческой и систематизационной практики, поскольку вертикальная структура законодательства определяется юридической силой входящих в него нормативных правовых актов, а юридическая сила акта детерминируется местом органа, его издавшего, в иерархической системе государственной власти. Это место, в свою очередь, зависит не только от принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, но и от принадлежности органа к федеральной, региональной или местной власти.

Основным, интересующим нас элементом горизонтальной структуры законодательства является отрасль законодательства. Для осознания данного феномена в диссертации предпринято обращение к введенному в действие Указом Президента РФ в 2000 году классификатору нормативных правовых актов. Как оказалось, он не дает полного представления о системе отраслей законодательства в России сегодня, поэтому разработка такой системы – задача теоретиков права. Анализ системообразующих факторов позволяет выделить два вида отраслей: обычные и комплексные.

Обычная отрасль законодательства объединяет нормативные правовые акты, содержащие в большинстве своем правовые нормы, относящиеся к одной и той же отрасли права, т. е. с одинаковыми предметом и методом правового регулирования.

Комплексная отрасль законодательства объединяет в себе нормативные правовые акты, в которых зафиксированы нормы права, относящиеся к разным отраслям права, с разными предметом и методом правового регулирования. К признакам комплексной отрасли относятся: а) единство объекта законодательного регулирования – это может быть определенная сфера государственного управления, сфера государственной и общественной жизни и т. д.; б) функционально-целевое единство включенных в него нормативных документов; в) наличие центрального, объединительного нормативно-правового акта.

Помимо обычных и комплексных отраслей законодательства в горизонтальной структуре можно выделить также межотраслевые законодательные комплексы, которые отличаются от комплексных отраслей меньшей степенью структурной оформленности, отсутствием центрального, объединительного нормативно-правового акта, большим объемом нормативного материала. В качестве примера такого законодательного комплекса можно привести законодательство о противодействии преступности. Другим примером межотраслевого законодательного комплекса является экологическое законодательство. Составы этих двух законодательных массивов, позволяющие их классифицировать именно таким образом, в диссертации подробно рассмотрены.

Российская Федерация находится в стадии развития, интенсивные реформы осуществляются сразу по нескольким направлениям экономики, социального и политического развития. Успешность реформ во многом зависит от их грамотного законодательного сопровождения. Помимо этого, необходимость структурных изменений в законодательстве вызывается рядом факторов объективного и объективно-субъективного характера: появлением новых социальных и техногенных угроз общественной безопасности; глобализационными процессами, развитием на новом качественном уровне международных связей, новейшими достижениями в прикладной науке и в технике, и т. п. В силу сказанного законодательство находится в постоянном движении, развитии. Проявляется это, в частности, в появлении (оформлении в качестве самостоятельных элементов) новых комплексных отраслей и межотраслевых законодательных комплексов. В качестве примера подобного рода законодательных новообразований можно привести законодательство о правовом статусе и порядке пребывания на территории России иностранных граждан, представляющее собой комплексную отрасль. Ищет свое место в структуре законодательства быстро развивающееся и актуализирующееся информационное законодательство, и др.

При всей важности и неизбежности специализации, отраслевого дробления и межотраслевой интеграции современного российского законодательства все названные процессы должны осуществляться взвешенно, на разумных основаниях и (главное!) с учетом основной аксиомы системности в праве – законодательство является внешней формой права; система законодательства опосредует систему права. Поэтому самостоятельность системы законодательства является относительной, структура законодательства при любых условиях должна быть жестко «привязана» к системе права, поскольку последняя имеет объективный характер, обусловлена реалиями и объективными потребностями общественного развития.

В завершение параграфа рассмотрены требования к законодательству, связанные с основами конституционного строя Российской Федерации.

Россия – федеративное государство, стало быть система законодательства должна отражать эту форму территориально-властного государственного устройства, давать возможность субъектам Федерации, их властным органам, их многонациональному населению реализовывать свои интересы и полномочия при полном соблюдении государственной целостности, суверенитета Российской Федерации, равноправия и самоопределения населяющих ее народов.

Последняя из характеристик и обусловливает во многом выделение вертикальной структуры в российском законодательстве.

В третьем параграфе рассматривается правовое пространство, его понятие и свойства.

Каждое сложное по своему территориально-властному устройству государство сталкивается с задачей обеспечения единого правового пространства. Не составляет исключения и Российская Федерация. Свое нормативно-правовое воплощение категория «единое правое пространство» нашла в Концепции национальной безопасности, утвержденной Указом Президента России. Как было показано в начале автореферата при мотивировке актуальности темы исследования, это словосочетание Президент зачастую использует в своих выступлениях. Не обходят вниманием категорию правового пространства и ученые.

К сожалению, несмотря на заметную популярность данного термина у современных исследователей разных сторон правовой действительности, не многие пытаются найти свой ответ на вопрос об объеме данного понятия, а существующие попытки зачастую сложно признать правильными. В диссертации дана критика ряда неудачных трактовок правового пространства.

Как представляется, нужно согласиться с основными характеристиками понятия «правовое пространство», данными И.Н. Барцицем . Автор в своем исследовании опирается в первую очередь на категорию «пространство», традиционно определяемую с точки зрения пределов действия нормативных правовых актов (время, пространство, круг лиц). Определяющим исходным понятием в данном случае является понятие территории государства, достаточно на сегодня изученное.

В рассматриваемом контексте важное значение приобретает взаимосвязь государства как теорриториально-политической организации общества с правом. Даже если отступить от этатических позиций (которые для нашего исследования, посвященного законодательству, ближе других) и признать существование «начального», «догосударственного» права, в любом случае по мере формирования у того или иного народа государственности, наряду с формированием (уточнением границ) территории государства, в связи с ним, формируется и правовое пространство данных общества и государства. Далее – по мере увеличения территории, усложнения политических и хозяйственных связей внутри государства, государственная власть по отношению к территории государства начинает дробиться; внутри единой территории государства появляются условные границы, отделяющие ее относительно самостоятельные составные части, управляемые из относительно самостоятельных от центральной власти центров местной власти. Иными словами, идет процесс административно-территориального, а в ряде случаев – государственно-территориального (имперского или федеративного) деления. В разных государствах разными являются степень самостоятельности местных властных центров от центральной власти, организационные формы местной власти и управляемых ею территорий, симметричность (или, наоборот, асимметрия) по отношению друг к другу административно-территориальных или регионально-государственных единиц, и т. д. Государство приобретает сложную структуру, соответственно усложняется и устройство правового пространства в границах данного государства.

В связи со сказанным и приобретают значение признаки правового пространства: оно территориально ограничено; характеризуется верховенством центральных (в федеративном государстве – федеральных) законов над всеми остальными нормативными правовыми актами; обладает (или, по крайней мере, должно обладать) непрерывностью, однородностью и целостностью. Важной характеристикой правового пространства федерации является его системно-структурный характер.

В диссертации подробно рассмотрено соотношение понятия «правовое пространство» со смежными понятиями: «правовая система», «правовая сфера», «правовая жизнь». Результаты анализа можно кратко выразить следующим образом.

Правовая система – это наиболее осязаемая, нормативно-институциональная часть правовой сферы общества, в которой концентрируются сущностные черты национального права в тот или иной момент политико-правового существования конкретного государственно-организованного общества. Динамические (деятельностные) характеристики правовой системы и любые иные процессы, протекающие в правовой сфере, образуют правовую жизнь. Помимо прочих, в содержание правовой жизни входят явления и процессы негативного характера (прежде всего – правонарушения, кроме того факты злоупотребления правом, правотворческие, правоинтерпретационные и правоприменительные ошибки и т. п.), а также юридические случайности, отклонения от нормы, стихийные явления и процессы правовой действительности. Все они, являясь неизбежными, не являются желательными.

«Легальная», сконструированная государством во взаимодействии с гражданским обществом, протекающая в желательном режиме правовая жизнь имеет определенные рамки, границы: как «границы» в переносном значении – то есть пределы вмешательства права в социальную жизнь, внутри которых сконцентрирована правовая сфера жизнедеятельности общества, так и границы в прямом «политико-географическом» значении, т. е. определенные пространственные рубежи действия правовой системы и ее элементов, в первую очередь – норм права и иных элементов системы права, внешне объективированных в системе законодательства. Существование этих границ и позволило ввести в научный и в практический политико-правовой оборот категорию «правовое пространство». Правовое пространство любого суверенного государства должно обладать определенными характеристиками, рассмотренными в параграфе. В условиях сложного по своему территориальному устройству государства требования к правовому пространству усложняются, а на первый план выходит задача обеспечения единства правового пространства.

Вторая глава – «Региональное законодательство в контексте единого правового пространства России» – состоит из трех параграфов: § 1 «Общая характеристика и современное состояние регионального законодательства в России»; § 2 «Иерархические и функциональные связи регионального законодательства»; § 3 «Проблемы качества регионального законодательства в контексте единого правового пространства России».

В первом параграфе осуществлена общая характеристика регионального законодательства в Российской Федерации и предпринята попытка охарактеризовать с теоретико-правовых позиций его сегодняшнее состояние.

Региональное законодательство, т. е. законодательство субъектов РФ, образует третий уровень (после федерального и межрегионального) законодательства Российской Федерации. В него входят: конституции, уставы субъектов Российской Федерации; законы субъектов Российской Федерации; постановления конституционных (уставных) судов субъектов Федерации; нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В диссертации рассмотрены их основные характеристики.

В соответствии с национально-территориальным государственным устройством Российской Федерации различаются следующие виды законодательства субъектов: законодательство республики, законодательство края, законодательство области, законодательство города федерального значения, законодательство автономной области, законодательство автономного округа.

В диссертации проанализированы отличительные черты каждого из этих видов законодательства.

Идущий процесс укрупнения субъектов Российской Федерации в результате слияния национальных автономных округов с краями и областями обостряет проблему обеспечения единства правового пространства России, поскольку, несмотря на уже фактически состоявшееся объединение ряда регионов и провозглашение бывших автономий «административно-территориальными единицами с особым статусом», реально их статус не определен. Передача вопроса об определении этого статуса полностью в ведение субъектов Российской Федерации является решением небесспорным, поскольку в результате разница в статусах в разных регионах может быть слишком большой, что нарушит единство правового пространства. Поэтому необходимо принятие федерального закона, в котором будут установлены общие правила (критерии) определения «особого» статуса административно-территориальных единиц – бывших автономий, рамки предметов их ведения и пределы полномочий их органов государственной власти.

В параграфе сформулированы соответствующие правотворческие предложения.

Второй параграф посвящен иерархическим и функциональным связям регионального законодательства.

Правовое пространство любого субъекта Российской Федерации значительно ограничено по сравнению с федеральным законодательством: а) по пространственному (территориальному) признаку, б) по количеству и «качеству» сфер правового регулирования. Поэтому понятно, что региональное законодательство (имеется в виду не «сумма» законодательств регионов, а законодательство каждого из них) представлено гораздо меньшим числом нормативных правовых актов, а их тематический «ассортимент» значительно скуднее. Тем не менее, в законодательстве субъектов Российской Федерации можно выделить, пусть и не так четко, как в федеральном законодательстве, отрасли законодательства и даже комплексные межотраслевые законодательные массивы. В данном вопросе следует ориентироваться на ст. 72 Конституции Российской Федерации, в частности – на пункт «к», где перечислено 10 отраслей.

Своеобразие законодательства отдельных субъектов Федерации определяется не только статусом субъекта (данный вопрос рассмотрен в предыдущем параграфе), но и иными – географическими, национальными, экономическими и др. факторами. Понятно, например, что законодательство Москвы или Санкт-Петербурга значительно отличается по своей структуре и содержанию от законодательства огромного по площади региона, большую часть территории которого составляет сельская местность, удаленные труднодоступные местности с низкой плотностью населения. В некоторых регионах в силу указанных факторов особо выделяется какая-то одна отрасль законодательства. Так, например, в законодательстве Иркутской области и Республики Бурятия можно четко выделить экологический нормативно-правовой массив, более представительный, нежели в ряде других регионов. Это связано, с одной стороны, с нахождением на территории указанных двух субъектов Российской Федерации уникального природного объекта – озера Байкал (с примыкающими к нему особо охраняемыми природными территориями), с другой стороны – с деятельностью промышленных гигантов, из-за которой ряд городов региона постоянно попадают в рейтинги самых «грязных» в экологическом отношении (города Братск, Ангарск, Шелехов, Усолье-Сибирское, Саянск), а также с нещадной вырубкой сибирской тайги.

Вместе с тем, горизонтальная структура регионального законодательства не столь актуальна, как такое же деление федерального законодательства. Гораздо более важны характеристики регионального законодательства в вертикальном срезе, с точки зрения его «встроенности» в законодательство федерации, его иерархических связей и взаимодействий, с одной стороны, с законодательством Российской Федерации, с другой – с муниципальным нормоуровнем. Соответственно, основным требованием по отношению к региональному законодательству под углом зрения обеспечения единого правового пространства России является равная сбалансированность законодательства каждого субъекта Российской Федерации, с одной стороны, с федеральным законодательством, с другой – с муниципальным нормативно-правовым массивом, на основе определенных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами границ вопросов ведения и компетенции.

Решение законодателя об исключении из действующего законодательства (в процессе фактической замены в 2003 году Федерального закона № 119-ФЗ от 24.06.1999 г. главой IV.1 Федерального закона № 184-ФЗ от 6.10.1999 г.) определений понятий «предметы ведения», «компетенция» и производных от них понятий, нельзя признать удачным. Отсутствие соответствующих легальных дефиниций может вызвать разночтения, неверные трактовки и как следствие – правотворческие и правоприменительные ошибки. Необходимо вернуть в действующий Закон имевшие место в ФЗ-119 легальные трактовки в их прежней редакции.

В работе дан развернутый анализ этих понятий на основе федерального законодательства о разграничении предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами, между субъектами и муниципальными образованиями (здесь интересующий нас понятийный ряд дополняется категорией «вопросы местного значения»), а также на основе законодательства ряда регионов Российской Федерации.

Содержание третьего параграфа вытекает из его наименования.

Анализ имеющихся теоретико-правовых разработок позволяет сделать вывод о том, что правовое качество закона достигается в результате: а) правильного социально-юридического целеполагания, адекватной оценки общественных отношений и обстановки, в которой предстоит действовать закону; б) умелого, уместного использования средств юридической техники всех уровней. Правовое качество – это целостная устойчивая совокупность свойств и характеристик правовой легальности, инструментально-правовых, а также технико-юридических свойств и характеристик закона в соответствии с поставленными при его издании целями . Юридико-техническое качество закона является составной частью правового качества, представляет собой характеристики соответствия текста закона правилам и приемам законодательной техники. Должное правовое качество закона показывают, в частности, следующие его характеристики: логическая выверенность нормативных предписаний, структурная четкость, совершенство нормативно-правового языка, уместность и рациональность применения логико-языковых средств и приемов, и др.

Если применить категорию «качество» не к отдельному закону, а к законодательству, в частности к региональному законодательству, то на первый план выходят уже вопросы не законодательной техники, а логики законодательства, его внутренней структуры и внешних связей.

Проблемы качества регионального законодательства в контексте единого правового пространства России в общих чертах сводятся к следующему:

1. Устранение коллизий между региональным и федеральным законодательством. При этом следует иметь в виду, что для обеспечения единого правового пространства России и приближения нашего государства к состоянию реальной федеративной государственности, соотношение федерального и регионального законодательства должно определяться как вертикальными (иерархическими), так и горизонтальными (координационными) связями. Р.А. Ромашов и С.Л. Сергевнин, абсолютно справедливо указывая на неправомерность подхода, при котором соотношение регионального и федерального законодательства рассматривается исключительно под углом зрения иерархической «подчиненности», соответственно первого второму, убедительно утверждают: «В качестве основного принципа следует рассматривать принцип непротиворечия. Причем подобное непротиворечие должно рассматриваться в двух ракурсах: с одной стороны, законодательство субъектов Федерации не должно противоречить положениям, закрепленным на общегосударственном уровне; с другой – общегосударственное законодательство не должно ущемлять законные интересы субъектов и вторгаться в сферу вопросов, отнесенных к их ведению .

2. Сужение сферы межрегионального уровня российского законодательства («договорного права»), оптимизация законодательного регулирования отношений между Российской Федерацией и ее субъектами, субъектов между собой.

3. Приведение законодательства регионов Российской Федерации в соответствие со ст. 72 Конституции Российской Федерации. Ликвидация существующих законодательных пробелов, устранение избыточного нормативно-правового регулирования, достижение сбалансированности законодательства по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов в соответствии со ст. 72 Конституции Российской Федерации. При решении данной проблемы необходимо учитывать наличие двух объективных разновекторных тенденций, особенно проявляющихся в экономической сфере: а) «регионализация», б) интеграция. В диссертации они подробно рассмотрены.

4. Достижение состояния сбалансированности законодательства каждого из субъектов Российской Федерации с муниципальными правовыми актами находящихся на его территории муниципальных образований в соответствии с принципами и правилами разграничения вопросов ведения и компетенции, установленными Федеральным законом № 131-ФЗ от 6 октября 2003 г., в том числе в части передачи муниципальным органам отдельных государственных полномочий.

Для успешного разрешения проблем, изложенных в п. 1–4, большое значение имеет создание отлаженной системы межуровневого антиколлизионного контроля (органы конституционной юстиции, судебное оспаривание нормативно-правовых актов, ведомственный надзор и контроль и др.).

5. Ревизия законодательства объединяющихся субъектов Российской Федерации, его оптимальная реконструкция. Законодательное урегулирование «особого статуса» вновь возникших на месте прежних национальных автономных округов административно-территориальных единиц. Оптимизация соотношения законодательства в сохраняющихся «матрешечных» субъектах.

6. Приведение законодательства субъектов Российской Федерации в соответствие друг с другом (в разумных пределах, без нарушения оправданного и необходимого регионального своеобразия), выработка на федеральном уровне единых оснований регионального законодательства. Вдумчивое, основанное на учете региональных особенностей, исторических, национальных и иных региональных традиций, выравнивание правовых систем, в том числе систем законодательства, всех субъектов Федерации между собой, обеспечение нормативно-правового единства на всей территории России.

Для решения последней из указанных проблем большое значение имеет разработка модельных нормативно-правовых актов. Проблематика модельного законодательства как средства обеспечения качества регионального законодательства в контексте обеспечения единого правового пространства Российской Федерации в работе подробно рассмотрена.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сделаны обобщающие выводы, а также определена перспектива дальнейших исследований отдельных аспектов темы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих опубликованных работах автора:

  • Егорова Ю.В. Становление и развитие областного законодательства // Проблемы деятельности правоохранительных органов и государственной противопожарной службы: Тезисы докладов всероссийской научно-практической конференции. Иркутск: Восточно-Сибирский институт МВД России, 2001. 0,1 п. л.
  • Егорова Ю.В. Особенности нормотворческой деятельности ОВД // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. 2001. № 3. 0,3) п. л.
  • Егорова Ю.В. Понятие регионального законодательного процесса // Сибирский юридический вестник. 2002. № 2. 0,4 п. л.
  • Егорова Ю.В. Проблемы юридических коллизий // Сибирский юридический вестник. 2003. № 2. 0,4 п. л.
  • Егорова Ю.В. Правотворчество и педагогика // Современные подходы к подготовке кадров для органов внутренних дел и государственной противопожарной службы: Материалы межвузовской научно-методической конференции. Иркутск: Восточно-Сибирский институт МВД России, 2004. 0,3 п. л.
  • Егорова Ю.В. Проблемы теории регионального правотворчества // Деятельность правоохранительных органов и государственной противопожарной службы в современных условиях: проблемы и перспективы развития: Материалы всероссийской научно-практической конференции. Иркутск: Восточно-Сибирский институт МВД России, 2005. 0,1 п. л.
  • Егорова Ю.В. Системность российского законодательства в контексте единого правового пространства России // История государства и права. 2007. № 1. 0,4 п. л.

Барциц И.Н. Правовое пространство: основные признаки и закономерности развития // Журнал российского права. 2000. № 5/6.

С. 103–114.

Игнатенко В.В. Правовое качество законов об административных правонарушениях: Монография. Иркутск, 1998. С. 22–23.

Ромашов Р.А., Сергевнин С.Л. Проблемы структурирования и функционирования системы современного российского законодательства в контексте федерализма // Правоведение. 2005. № 3. С. 9.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.