WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРАВОРЕАЛИЗУЮЩИЙ РИСК (ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

ДЯТЛОВ Юрий Александрович

ПРАВОРЕАЛИЗУЮЩИЙ РИСК

(ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ)

Специальность 12.00.01 –  теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир 2006

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт ФСИН России»

Научный руководитель:               доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Баранов Владимир Михайлович

Официальные оппоненты:          доктор юридических наук, профессор

Сенякин Иван Николаевич;

доктор юридических наук

Аверин Александр Валентинович

Ведущая организация:                Нижегородский государственный

университет им. Н.И. Лобачевского

Защита состоится  18 декабря 2006 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан  17 ноября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                  В.В. Мамчун


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования обусловлена, прежде всего обстоятельствами практического характера. Одной из тенденций общественного развития, все более отчетливо проявляющейся на современном этапе, является усиление влияния факторов стихийности, стохастичности, неопределенности и случайности, детерминирующих возникновение ситуаций риска в общественных отношениях. Это – логическое следствие перехода к принципиально новой социально-экономической модели общества и утверждения в правовой жизни принципа «все не запрещенное дозволено», в результате чего стало возможным расширение свободы личности в экономике, политике, духовной сфере.

Вместе с тем открывшиеся позитивные возможности в качестве своей оборотной стороны предполагают также и возможности отрицательного порядка (вероятности убытков, потерь, других неблагоприятных последствий для правоохраняемых интересов в результате действий как самого субъекта – носителя субъективных прав и обязанностей, так и других субъектов). Кроме того, действие этих факторов усиливается также и издержками реформ (усиление социальной дифференциации, маргинализация, обнищание значительной части населения, упадок нравственности и усиление нигилистических начал в правосознании граждан и должностных лиц).

Влияние указанных факторов неоднозначно проявляется на различных уровнях системы российского общества в разных ее элементах. Однако масштабы и характер этого влияния дают основание считать современную Россию обществом риска .

Реализация права как компонент правовой жизни общества, выступающий средством перевода правовых принципов и норм из потенциального состояния в поведенческое, фактическое, неотделима от состояния общественных отношений, которые опосредуются правом через нее. Соответственно риски, возникающие в различных областях общественной жизни, урегулированных правом, сопряженные с реализацией прав и обязанностей субъектов права, являются не только экономическими, предпринимательскими, алеаторными и т.п., но и рисками правореализующими.

Круг общественных отношений (в частности, имущественных, финансово-налоговых, жилищных, семейных, экологических и др.), охватываемых регулирующим воздействием юридических норм, сегодня возрастает. Сообразно этому возникает потребность в более эффективной правовой регламентации различных сторон жизни общества, позволяющей, с одной стороны, устранить, минимизировать, компенсировать отрицательные последствия правореализующего риска, а с другой – создать условия для реализации его созидательного потенциала, ибо риск – это не только возможные убытки, потери, но и просчитываемый успех. Это способ получить социально полезный результат в случаях, когда с помощью традиционных средств этого сделать не представляется возможным.

Ныне несмотря на существующие исследования различных аспектов риска в юридической науке, «дефицит знаний» о нем как о сложном социально-правовом феномене все же имеется. Нет ясности в вопросе о том, что представляет собой риск именно как компонент правореализующей деятельности, не создана его классификационная модель, не выявлены ценностные и функциональные характеристики, не исследована роль правосознания в социально-психологическом механизме правореализующего риска, отсутствует целостная концепция соотношения риска, вины и ответственности в правореализующей деятельности. Все это свидетельствует о теоретической обусловленности актуальности исследования правореализующего риска.

Степень научной разработанности темы. В советском правоведении рисковая проблематика привлекла внимание исследователей во второй половине XX века, когда появились работы, посвященные анализу творческого риска, производственного риска в уголовном праве, риска в гражданском праве . В условиях плановой экономики и господства в юридической науке догматизированного положения о жесткой детерминированности общественного бытия, когда считалось, что при социализме риску нет места, эти работы стали смелой попыткой обратить внимание на социально-правовой феномен, не вписывавшийся в официально признанную картину правовой жизни. Кроме того, работы указанных авторов являются, по существу, той исходной теоретической и методологической основой, на которую опирались все последующие отраслевые исследования риска в праве.

Значительное внимание риску уделялось в цивилистике, где он анализировался в связи с разработкой концепций гражданско-правовой ответственности как элемент договорных отношений . Потребность реформирования уголовного законодательства в конце 80 – начале 90-х гг. прошлого века обусловила всплеск научного интереса к риску в науке уголовного права, когда тема риска начала активно обсуждаться на страницах научных изданий . Позже, после принятия нового уголовного законодательства и включения риска в число обстоятельств, исключающих преступность деяния, обоснованный риск становится предметом диссертационных исследований . Не обойдена была вниманием эта проблематика среди представителей уголовно-процессуальной науки и теории оперативно-разыскной деятельности . Кроме того, риск анализировался юристами в связи с проблемами страховой практики , предпринимательской деятельности и экологической безопасности .

В то же время отраслевые исследования риска направлены на решение проблем конкретной отрасли законодательства и затрагивают отдельные стороны, грани правореализующего риска, не позволяя составить целостного представления о нем.

В общей теории права специальных монографических исследований правореализующего риска нет. Отдельные его аспекты, главным образом проблема детерминированности правоприменительным решением, затрагивались в работах, посвященных анализу правоприменительного риска . Вместе с тем правореализующий риск отличается от последнего в той же мере, в какой отличается правоприменение как правообеспечительная деятельность от элементарных форм реализации права непосредственными адресатами юридических норм.

Таким образом, имеются все основания констатировать, что проблема правореализующего риска в общей теории права пока достаточного научного разрешения не получила.

Объектом настоящего исследования является правореализующая деятельность субъектов права, направленная на достижение социально полезной цели в условиях современного российского общества.

Предмет исследования составляет правореализующий риск в деятельности субъектов права – непосредственных адресатов правовых норм.

Целью настоящей работы является обоснование концепции правореализующего риска в условиях российской действительности.

Цель и предмет диссертационного исследования предопределили необходимость постановки и решения следующих задач:

– определить методологические предпосылки для исследования правореализующего риска;

– установить факторы, детерминирующие правореализующий риск;

– выявить сущностные признаки и сформулировать авторское операциональное определение правореализующего риска;

– определить категориальный статус понятия «правореализующий риск», обосновать его место в понятийном аппарате общей теории права;

– создать классификационную модель правореализующего риска;

– выявить и описать социальную ценность правореализующего риска;

– определить место правосознания в социально-психологическом механизме правореализующего риска;

– проанализировать взаимосвязи последствий правореализующего риска и юридической ответственности.

Методологическую основу диссертационного исследования составила диалектическая логика, в рамках которой различные виды анализа сочетались с системно-деятельностным, функциональным, аксиологическим и поведенческим подходами.

Применение системно-деятельностного подхода обусловлено тем, что эффективность правореализации зависит от деятельности ее многочисленных субъектов, а сама она представляет сложноорганизованную, целенаправленную, вероятностно-детерминированную систему. Использование функционального и аксиологического подходов способствовало выявлению социального качества и ценности правореализующего риска. Для анализа предмета исследования весьма продуктивным оказался поведенческий подход, позволивший выявить личностную компоненту и ее проекцию на индивидуальный стиль принятия рискового решения в процессе реализации субъектами своих субъективных прав и юридических обязанностей.

Наряду с вышеперечисленными методами диссертантом использовались также и частнонаучные методы: при анализе конструкции и содержания норм, регулирующих различные аспекты общественных отношений, в которых возникают ситуации правореализующего риска, использовался формально-юридический метод, а при выявлении места правосознания в социально-психологическом механизме правореализующего риска – структурный синтез.

Достижению цели работы и решению исследовательских задач способствовало применение принципа взаимодополняемости различных методологических приемов, разработанных в рамках разнообразных областей знания, а именно философского, социологического и психологического.

Теоретическая основа исследования. Автор опирался на труды ведущих зарубежных и отечественных исследователей риска в различных областях научного знания: в философии (А.П. Альгина, К.Е. Омарова), в психологии (В.Д. Рудашевского, В.А. Петровского, Ю. Козелецкого, М.А. Котика и др.), в социологии (У. Бека, В.И. Зубкова, Н. Лумана, О.Н. Яницкого), в отраслевых юридических науках (С.Н. Братуся, В.А. Ойгензихта, М.С. Гринберга) и в общей теории права (Н.Н. Вопленко, В.В. Мамчуна).

Существенное влияние на формирование исследовательской позиции при анализе правореализующего риска оказали идеи относительно гносеологических и методологических проблем общей теории права С.С. Алексеева, А.В. Аверина, М.И. Байтина, В.М. Баранова, П.П. Баранова, И.Я. Дюрягина, В.С. Жеребина, В.Н. Карташова, В.Я. Кикотя, В.Н. Кудрявцева, В.В. Лазарева, О.Э. Лейста, Р. Лукича, Н.И. Матузова, С.В. Полениной, Ю.С. Решетова, В.П. Сальникова, И.Н. Сенякина, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомирова, Ф.Н. Фаткуллина..

Эмпирическую базу исследования составили нормы различных отраслей отечественного законодательства, создающие предпосылки для возникновения ситуации риска в правореализации; результаты социологических исследований, опубликованные в научных изданиях, информация, представленная средствами массовой информации.

Научная новизна исследования заключается в избранном соискателем подходе к проблеме риска как относительно самостоятельному социально-правовому явлению, детерминирующему рисковое поведение носителей субъективных прав и юридических обязанностей в процессе правореализации. Впервые на общетеоретическом уровне произведен комплексный анализ правореализующего риска: обосновывается проблема правореализующего риска, очерчиваются ее границы, анализируются природа, признаки и сущность, сформулирована авторская дефиниция, рассматриваются видовые проявления и функции риска, обрисовывается его ценность, выявляется место риска в механизме правового регулирования, исследуются главные линии взаимосвязи правореализующего риска с правотворчеством, правосознанием и юридической ответственностью.

На защиту выносится авторская концепция правореализующего риска (далее ПР), в рамках которой обосновываются:

1) Авторское определение категории «правореализующий риск»: сочетание субъекно-объектных обстоятельств в определенный момент времени, характеризующееся вероятностным распределением положительных и отрицательных исходов реализации избранного варианта правореализующего поведения и осознанием его возможных юридических последствий.

2) К числу критериев, позволяющих отграничить правореализующий риск от правотворческого и правоприменительного риска, возможно отнести следующие:

–субъект и объекты юридически значимого риска;

–содержание и форма рискового правового поведения;

–масштаб и характер юридических и социальных последствий риска;

–функциональная роль рисков в механизме правового регулирования общественных отношений.

3) Классификационную модель правореализующего риска необходимо выстраивать следующими основаниями: характером правореализующих действий, определяющим форму непосредственной реализации права; отраслевым правовым статусом субъекта ПР; видом отраслевого правового отношения; конкретным правовой статус субъекта ПР; предметом ПР; формой правового поведения; мотивами, интересами и целями; сферой жизнедеятельности общества; источником ПР.

4) Ценность ПР раскрывается в динамике общественного развития, в процессе непосредственного взаимодействия его с другими явлениями и, прежде всего, в отношении к тем благам, которые нашли свое отражение в праве, а также к самому праву как к аксиологической данности и детерминируется его пригодностью создавать возможности для решения различных общественных и государственных задач, осуществлять положительные преобразования в экономической, экологической, политической и иных сферах социальной жизни.

5) Правотворчество выступает фактором ПР в силу следующих обстоятельств: во-первых, ограниченности объективных возможностей субъекта правотворчества по исключению влияния факторов случайности, неопределенности, опасности на социальную среду; во-вторых, обусловленности использования законодателем методов и типов (порядков) правового регулирования специфическими правовыми закономерностями; и, в-третьих, наличия в действующем законодательстве логико-структурных дефектов, недостаточной степени социальной адекватности ряда нормативных правовых актов.

6) В социально-психологическом механизме ПР правосознание выступает в качестве «сквозного» компонента, опосредующего все остальные и оказывающего влияние на них. Его роль в указанном механизме определяется тремя основными функциями, проявляющимися в ситуациях ПР: познавательной, оценочной и регулятивной,– и носит противоречивый, изменчивый (в зависимости от ПР) характер. Правосознание может быть фактором, способствующим возникновению ситуаций ПР, либо своеобразным тормозом, сдерживающим субъект от принятия рискового решения, а в большинстве случаев выступает в роли фильтра, отсеивающего альтернативы, связанные с неправомерным поведением, и одновременно регулятора, удерживающего правореализующие действия в правовых рамках.

7) Юридическая свобода понимаемая как возможность выбора и осуществления различных вариантов поведения в границах, определенных правом, выступает в качестве условия проявления правореализующего риска, являющегося, по сути, одной из форм ее объективации. Юридическая ответственность есть «оборотная сторона» юридической свободы, средство ограничения правореализующего риска, компенсации его издержек, фактор, обеспечивающий восстановление социальной справедливости.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в диссертации выявлены признаки и специфика правореализующего риска, показана многоаспектность исследуемого явления, обоснована ценность, функции, категориальный статус понятия, его отражающего. Положения и выводы работы развивают и дополняют имеющиеся в отечественной юридической науке разработки риска в теории права (правоприменительного, правотворческого), отраслевых исследований риска, в результате чего создана одна из необходимых теоретических предпосылок для формирования целостной концепции риска в праве.

Некоторые результаты настоящего исследования также способствуют углублению знаний об отдельных свойствах и сторонах непосредственной реализации и правотворчества.

Практическая значимость диссертации. Ряд выводов и положений исследования позволяют: конкретизировать рекомендации по разработке фундаментальных вопросов теории государства и права, наметить перспективы развития отечественной юриспруденции, пути совершенствования нормотворческой, правореализующей и правоприменительной деятельности.

Дидактическая значимость работы проявляется в том, что анализ проблем правореализующего риска в учебном процессе наглядно демонстрирует обучающимся творческую, противоречивую природу реализации права, позволяет преподавателю использовать инновационные технологии правового образования и воспитания. Ее материалы могут быть использованы для модернизации учебных программ по общей теории права (при раскрытии тем о правореализации, правонарушении, правосознании, юридической ответственности).

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации: неоднократно обсуждались на кафедрах государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России, излагались на научно-практических конференциях: «Демографические процессы в современном российском обществе: социально-правовые аспекты» – Администрация Владимирской области (г. Владимир, 5 декабря 2002 г.); «Актуальные проблемы правоохранительных органов» ВЮИ ФСИН (г. Владимир, 17 июля 2005 г.); «Актуальные проблемы борьбы с терроризмом» – ВЮИ ФСИН (г. Владимир, 13 апреля 2006 г.);

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух разделов, включающих семь глав, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается степень ее разработанности, определяются его объект и предмет, формулируются цели, задачи, основные положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая, практическая и дидактическая значимость, приводятся данные об апробации полученных результатов.

Первый раздел работы «Общая характеристика правореализующего риска» состоит из четырех глав, в первой из которых «Методологические предпосылки исследования правореализующего риска» обращается внимание на ряд проблем, относящихся к предмету и методу настоящего исследования.

Диссертант отмечает, что термин «реализация права» отражает сложное, многоаспектное явление. Под ним можно понимать: совокупность форм и средств, обеспечивающих перевод правовых предписаний в поведение субъектов (В.В. Лазарев); воплощение в регулируемых нормами актуальных общественных отношениях всего того, что в этих нормах заложено – многоуровневое явление с расположением процессов, относящихся к ее структуре, не в линию, а в разных плоскостях (Ф.Н. Фаткуллин); способы и формы воздействия права на общественные отношения, с одной стороны, способы и формы реализации права в урегулированных общественных отношениях — с другой (В.М. Горшенев) и др.

В рамках настоящего исследования наиболее соответствующим его цели и задачам представляется понимание реализации как воплощения в поведении субъектов права – физических и юридических лиц – непосредственно им адресованных запретов, дозволений и позитивных обязываний, выраженных в субъективных правах и юридических обязанностях.

Диссертант присоединяется к позиции тех авторов, которые считают что правовой деятельности в чистом виде (как и правовых отношений) со специфическим правовым предметом не существует (Я.З. Хайкин, Р.В. Раскатов, Ю.Г. Ткаченко, Ю.С. Решетов, Р.В. Шагиева). Правовое есть не что иное, как специфическая форма социального. В то же время это форма определяющая, в известной степени, само содержание.

Под правореализующей деятельностью представляется возможным понимать не какую-то особую разновидность человеческой деятельности – одну из ее структурных единиц, а специфическую (юридическую) форму производственной, предпринимательской, социально-политической, духовной деятельности, в ходе которой происходят реализация экономических, политических, социальных и духовных интересов и удовлетворение соответствующих индивидуальных, коллективных и общественных потребностей.

Принимая во внимание многоаспектность проявлений риска в различных сферах общественных отношений, автор считает целесообразным рассматривать правореализующий риск  как правовую форму, как специфическое проявление социального риска. Исходя из этих соображений, можно говорить о том, что предмет настоящего исследования обладает некими общими характеристиками социального риска. Соответственно, подходы и методологический инструментарий, используемый для изучения того или иного проявления социального риска, могут быть вполне применимы к проблеме правореализующего риска.

С учетом этого имеющими существенное значение для дальнейшего исследования ПР представляются следующие исходные тезисы.

Философская системно-деятельностная концепция риска представляет в трех различных, но взаимосвязанных аспектах: а) как социальное явление, регулирующее общественные отношения между субъектами общественной жизни (выступает одним из способов, позволяющих людям взаимодействовать с вероятностными условиями действительности, постоянно изменяющимися характеристиками окружающего их мира); б) как элемент управленческой деятельности (предстает в виде совокупности вероятных экономических, политических, экологических и других положительных и неблагоприятных последствий, потерь и приобретений, которые могут наступить при выборе и реализации конкретных управленческих решений); в) как атрибут творческой, новаторской, инновационной деятельности (проявляется как особыйтип активного отношения субъекта к действительности);

Положения социологической теории «общества риска», исходным положением которой служит тезис о том, что риск не исключительный случай, не последствие и не побочный продукт общественной жизни. Риски постоянно производятся обществом, причем это производство носит легитимный характер и осуществляется в рамках институциональных структур. Производство рисков имманентно всякому виду общественного производства (У. Бек, Э. Гидденс, О.Н. Яницкий и др.). В рамках этой теории риск интерпретируется как объективный и познаваемый факт – потенциальная опасность или уже причиненный вред, который может быть измерен независимо от социальных процессов и культурной среды;

Результаты исследования психологических аспектов риска о его амбивалентности: риск – это интенциональная предрасположенность структуры к выбору между шансом и опасностью, как эвристическое представление о задаче, воспринимаемой как список свойств или факторов (измерений), включающих такие свойства, как величина выигрыша, величина проигрыша, уровень риска (М.А. Котик, Ю. Козелецкий); о наличии в деятельности, сопряженной с риском, признаков, не сводимых к условиям вознаграждения и тем не менее усиливающих тенденцию к риску («вкус к риску» (Ф. Робайе), «риск как ценность» (Р. Браун), «надситуативный риск» (А.Н. Леонтьев, В.А. Петровский, В.А. Нерсесян), о теснейшей связи оценок риска с ценностями и нормами общества, группы, личности.

Риск в диссертации рассматривается как элемент деятельности, а поскольку в самой деятельности грани между субъективным и объективным относительны, то таково же соотношение этих сторон и в социальном риске. Хотя подвижность граней объективного и субъективного не абсолютна, тем не менее можно утверждать о наличии в риске объективной и субъективной сторон, составляющих неразрывное диалектическое единство.

Рассмотрение риска с точки зрения субъекта предполагает обращение к его субъективной стороне, к его логико-психологической проблематике. В этом смысле риск связан с выбором определенных альтернатив, расчетом вероятностей их исхода, восприятием опасности, осознанием характера собственных действий и их последствий. Субъективность риска проявляется и в том, что люди неодинаково воспринимают одну и ту же величину риска в силу различия психологических, нравственных, идеологических, политических принципов, установок, ориентации.

Вместе с тем риск объективен, поскольку он является формой количественно-качественного выражения реально существующей неопределенности, отражает существующие в общественной жизни явления, процессы, стороны деятельности. В этом смысле риск существует независимо от того, осознают ли его наличие или нет, учитывают или игнорируют его. Объективность риска связана и с тем, что он порождается процессами не только субъективного характера, но и такими, существование которых в конечном счете не зависит от сознания человека.

В заключение диссертант оговаривается, что использование тех или иных методов исследования, теоретических конструкций, схем, рецепированных из различных отраслей науки возможно при наличии ряда условий. К числу таковых относятся методологические установки, имеющие принципиальное значение для достижения целей исследования: 1) в своей основе методы должны быть адекватны сущности исследуемого объекта; 2) рассмотрение науки возможно лишь исходя из неразрывной связи ее предмета и метода; 3) метод любой науки принадлежит только данной науке и работает только в рамках ее предмета и не переносится в рамки предмета другой науки. Следовательно, при таком понимании проблемы необходимо говорить о привлечении в юридическую науку позитивных данных иных наук, некоторого категориального аппарата и методологического инструментария, но не методов иных наук в собственном смысле.

Во второй главе раздела «Понятие правореализующего риска», рассматривая ПР как специфическое проявление социального риска, автор приходит к выводу, что ему в главном присущи те же черты, которые характеризуют социальный риск: неопределенность, опасность, случайность, вероятность, альтернативность, вариантность, новаторство, творчество, противоречивость. При этом обращается внимание на существование множества дискретных представлений о понятии риска при отсутствии его единой общенаучной дефиниции. Это обусловлено не только тем, что ученые анализируют его с учетом целей, задач и предмета той или науки, но и многообразием проявлений риска в общественной жизни, их разнокачественностью, тем, что их просто сложно свести к единому знаменателю.

В контексте настоящего исследования интерес представляют лишь те проявления социального риска, которые связаны с правомерной деятельностью субъектов права по реализации имеющихся у них субъективных прав и возложенных на них юридических обязанностей и которые влекут за собой определенные юридические последствия.

Правореализующая деятельность есть позитивная активность субъекта – носителя субъективного права или юридической обязанности, направленная на достижение юридически значимых (правовых) целей и представляет собой воплощение в его поведении вариантов возможного и должного поведения, предусмотренных юридической нормой и имеющая своей целью реализацию правоохраняемых интересов управомоченного субъекта. Она сопряжена с выбором определенных альтернативных вариантов правореализующего поведения. Юридические нормы определяют цель правореализации – различные имущественные и неимущественные блага и определяют внешние границы возможного и должного поведения, в результате которого возможно достижение этих благ. В пределах этих границ, в процессе достижения цели, субъект самостоятельно избирает определенный вариант правореализующего поведения, и в процессе его осуществления возникает вероятностное сочетание положительных и отрицательных исходов. Своими действиями субъект может усиливать положительные вероятности, однако и в этом случае объективно существуют и вероятности отрицательного порядка (возможность гибели, утраты имущества, финансовых потерь, возникновения деликтных обязательств, причинения вреда жизни и здоровью рискующего субъекта и др.).

Правореализующий риск сочетает в себе субъективные и объективные элементы. Субъективная его сторона связана с выбором вариантов правореализующего поведения, осознанием существования как положительных, так и отрицательных вероятностей, оценкой возможных юридически значимых последствий. Объективная сторона риска выражена предпринимаемыми субъектом правореализующими действиями и их реальными последствиями, которые не зависят от воли и сознания правореализующего субъекта.

Юридически значимые последствия риска для субъекта правореализации и могут носить как положительный характер (возникновение права на определенную денежную сумму в результате выигрыша в лотерею или пари, приобретение права на прибыль в результате коммерческой деятельности, исполнение принятых на себя субъектом обязательств перед другими лицами), так и отрицательный (возникновение у субъекта обязанности принять на себя убытки, несение финансовых или имущественных потерь, возникновение деликтных обязательств, утрата права собственности на конкретное имущество в результате его гибели, возникновение у иных лиц обязанностей и прав).

Состояние риска локализовано во времени: оно длится с момента начала правореализующих действий и возникновения вероятности положительных и отрицательных исходов и до момента наступления одного из них.

В качестве промежуточного результата анализа существенных признаков рассматриваемого феномена предлагается вышеприведенное авторское определение правореализующего риска.

Третья глава работы «Виды правореализующего риска» начинается с обзора и обобщения классификационных моделей социального риска и оценки возможности применения использованных в них классификационных оснований для выделения видов ПР. В диссертации обосновываются классификационные критерии и на их основе формирует классификационную модель ПР.

Принимая во внимание то обстоятельство, что риск в данном случае является компонентом активной, целенаправленной деятельности по воплощению в жизнь правовых предписаний, то проявления ПР можно классифицировать в зависимости от характера правореализующих действий, определяющих форму непосредственной реализации права. На этом основании различается ПР, возникающий в процессе: соблюдения правовых запретов; исполнения возложенных (принятых на себя) юридических обязанностей; осуществления (использования) имеющихся субъективных прав.

Как правовое состояние риск есть характеристика правового положения лица – субъекта правореализации, состоящая в совокупности существующих и вероятных (возможных) правовых связей лица как субъекта права с различными правовыми явлениями (как другими правами, обязанностями, ответственностью самого субъекта, его отраслевыми правовыми статусами (например, предпринимателя, страхователя, собственника вещи), так и с правами, обязанностями, ответственностью, других субъектов права). Они могут быть конституционно-правовыми (лицо реализует свое право на жизнь и свободное распоряжение своей жизнью), гражданско-правовыми (лицо реализует свое право на занятие предпринимательской деятельностью или участвует в алеаторных правоотношениях (в ставках, пари, лотереях), уголовно-процессуальными (субъект отказывается от юридической помощи защитника и есть вероятность того, что он не сможет самостоятельно осуществить свои процессуальные права) и т.д.

Правовые статусы связаны с отраслевыми правоотношениями, участвуя в которых субъект имеет возможность оценить наличие отрицательных и положительных вероятностных исходов реализации имеющегося у него субъективного права или возложенной на него юридической обязанности. С учетом этого в наиболее обобщенном виде ПР, выделяемый по отраслевому основанию, может быть сгруппирован следующим образом: ПР в материальных и процессуальных отраслях действующего права.

Кроме того, принимая во внимание то, что указанными выше различные аспекты правового статуса не исчерпываются, в зависимости от конкретного правового статуса можно различать и другие виды ПР: собственника, владельца, пользователя и др.

Не менее значимым является и сам предмет ПР, который может быть положен в основу классификации. Соответственно предмету следует различать ПР: материальный (материальный ущерб, убытки) и интеллектуальный (возникающий, например, в процессе художественного творчества, в литературной деятельности).

Поскольку реализация права внешне объективируется в определенном правовом поведении, то критерием классификации способна выступить и форма правового поведения. Отсюда необходимо разграничивать ПР, сопряженный с активными правореализующими действиями (покупка акций, езда на автомобиле и др.), – активный ПР и ПР, связанный с воздержанием от тех или иных действий (отказ от установки противоугонного оборудования на автомобиле, отказ от страхования имущества и пр.), – пассивный ПР.

Кроме того, правовое поведение в своей основе имеет определенные потребности, интересы, мотивы и цели. Далеко не все из них имеют рациональную основу. В большинстве случаев ПР носит мотивированный, ситуативных характер (получение прибыли, достижение спортивных результатов). Такой ПР следует рассматривать в качестве рационального. Вместе с тем, реализуя имеющиеся права, в ряде случаев субъект предпринимает «риск ради риска» (например, прыжок с парашютом с отвесных объектов, скоростной спуск на лыжах, сноубордах в местах схода лавин), который с точки зрения рациональных начал правореализующего поведения может быть охарактеризован как иррациональный.

Учитывая, что понятие реализации права охватывает различные сферы жизнедеятельности общества, можно говорить о ПР в сфере политики, экономики, духовно-культурной сфере, сфере спорта и отдыха.

Источниками ПР могут быть как явления, не зависящие от воли и сознания людей, так и человеческая деятельность. В последнем случае следует различать сознательную деятельность самого субъекта правореализации, а также деятельность других субъектов права как соответствующую требованиям правовых норм (например, добросовестная конкуренция), так и противоправную. Кроме того, к источникам риска может быть причислена непротивоправная деятельность, в результате которой есть вероятность причинения вреда правоохраняемым интересам субъекта правореализации (например, в состоянии исполнения приказа, крайней необходимости). В этой связи ПР можно рассматривать в качестве абсолютно объективного, относительно объективного и субъективного феномена.

В четвертой главе работы «Социальная ценность правореализующего риска» отмечается, что для наиболее полного рассмотрения ПР логика его научно-теоретического познания диктует целесообразность, дополнить ранее примененные методы исследования аксиологическим подходом.

В вопросе о понимании категории «ценность» применительно к правовым явлениям диссертант исходит из ее трактовки как положительной формы значимости (В.М. Баранов), тем более, что в подобном аспекте аксиологические характеристики использовались по отношению к сопредельным видам риска в праве (В.В. Мамчун). Вместе с тем соискатель считает, что в вопросе о ценностях следует различать ценности общественные, колллективные и индивидуальные.

Ценность ПР проявляется исключительно в динамике общественного развития, тесном взаимодействии его и других явлений, его отношении к ценностям общества, прежде всего в отношении к тем ценностям, которые нашли свое отражение в праве, самому праву как к ценности. ПР взаимодействует и с другими элементами ценностной системы. Он создает возможность для решения различных общественных и государственных задач, позволяет осуществлять положительные преобразования в экономической, экологической сферах,, сохраняя и увеличивая материальные ценности для общества. В экологической сфере, например, рискованные правореализующие решения способствуют обеспечению права человека на благоприятную окружающую среду.

Кроме того, ПР, например, в сфере политики позволяет разрешать политическую неопределенность, снижать вероятность национальных конфликтов, способствовать «естественному отбору» политической элиты, выступать средством «разрядки» социальной напряженности. Это, в свою очередь, снижает вероятность гибели людей и способствует сохранению такой фундаментальной ценности, как человеческая жизнь.

Правореализующий риск может способствовать наиболее целесообразному и справедливому распределению материальных средств. В процессе общественной практики он сам не создает ценности, но в то же время он может и должен обеспечивать: а) процесс создания, сохранения и увеличения ценностей; б) наиболее рациональное их распределение и использование. Положительные преобразования, возникающие в экономической, экологической, политической и социальной сферах, являющиеся социально значимыми результатами взаимодействия ПР с ценностями общества, отвечают интересам общества. Следовательно, сам ПР способен эти общественные интересы выражать, и эта его способность при взаимодействии с ценностями общества выражать интересы общества, есть еще один из аспектов его собственной ценности.

Учитывая то обстоятельство, что ценность ПР проявляется в общественной динамике, конкретными формами этого проявления выступают функции ПР, которые он выполняет в общественных отношениях. Под функцией диссертант предлагает понимать характерные воздействия ПР на различные элементы и стороны социально-правовой действительности.

Анализ различных проявлений ПР в правореализующих отношениях позволяет выделить следующие его функции: негэнтропийную (выражающуюся в способности «снимать» неопределенность и снижать уровень энтропии в правовой системе), компенсирующую (в различных ситуациях правореализующий субъект вынужден идти на риск, так как имеющиеся у него в распоряжении средства, обеспечивающие процесс правового регулирования, недостаточны для обеспечения реализации субъективного права (юридической обязанности), правообеспечительную (риск позволяет обеспечить реализацию субъективного, независимо от того, кто рискует, субъект – носитель права или субъект – носитель юридической обязанности), ценностно-реализующую ( выступающую средством реализации индивидуальной ценности, позволяющую удовлетворить соответствующую потребность личности и соответственно реализовать ценности индивидуального правосознания).

В работе обращается внимание на то, что различные виды ПР обладают различной значимостью: для общества в целом (предпринимательский риск – обязательное условие свободного рынка и экономического прогресса), коллективной/корпоративной (способность к рациональному, обоснованному риску в процессе спортивно-технических мероприятий – необходимое качество спортсмена-автогонщика и одновременно условия для его признания коллегами «по цеху»), индивидуальной (ПР как средство самоутверждения – экстремальный прыжок с парашютом).

В завершении главы диссертант предлагает рабочее определение понятия ценности ПР: атрибутивная способность ПР служить средством для удовлетворения индивидуальных и общественных потребностей, проявляющаяся в процессе социальной практики через его функции.

Второй раздел работы «Правореализующий риск в механизме правового регулирования» начинается с пятой главы работы «Правотворчество и правореализующий риск».

В ней отмечается, что при рассмотрении линий соотношения ПР и правотворчества возможно выделить по меньшей мере два основных аспекта, которые являются определяющими для решения вопроса о том, в каком качестве выступает правотворчество по отношению к ПР. Первый, связан с объективными возможностями субъекта правотворчества. Второй – с качеством правовой регламентации общественных отношений как результата правотворчества.

Первый аспект выражается прежде всего в том, что, несмотря на значительный регулятивный потенциал права, его способность привносить упорядоченность в общественное бытие, возможности законодателя весьма ограничены. При всем желании законодатель не в силах с помощью издаваемых им нормативных правовых актов, юридических норм исключить влияние факторов случайности, вероятности неопределенности и опасности на ту социальную среду, в которой происходит реализация субъективных прав и юридических обязанностей.

Наличие риска в правореализующей деятельности связано также со специфическими закономерностями правового регулирования. Возможность возникновения ситуаций ПР во многом обусловлена мерой юридического регулирования в той или иной системе общественных отношений, объективно обусловленной степенью интенсивности юридического регулирования. Она, в свою очередь, есть объективное проявление соответствующей правовой закономерности. В праве закономерные связи между общими дозволениями и запрещающими нормами, общими запретами и управомочивающими нормами выражаются в двух основных типах правового регулирования – общедозволительном и разрешительном.

Непосредственная реализация субъективных прав и юридических обязанностей большей частью проистекает в рамках общедозволительного типа правового регулирования. Это связано с особенностями правового воздействия на сферу гражданского общества и юридического инструментария используемого при этом законодателем для регулирования общественных отношений, в рамках которых происходит реализация частноправовых интересов. В этой сфере законодатель, используя диспозитивный метод правового регулирования, устанавливает лишь крайние границы возможного и должного поведения субъектов, в рамках которых они свободны в выборе варианта поведения для достижения желаемых результатов. Юридической формой последних выступает состояние реализованности субъективного права. С выбором варианта поведения, необходимого для реализации субъективного права или юридической обязанности, и связан ПР.

Таким образом, при анализе соотношения ПР с общедозволительным типом правового регулирования выясняется, что ситуации риска в рамках этого типа возникают главным образом при реализации общих дозволений и соотносимых с ними субъективных прав.

Возникновение ПР возможно не только в рамках общедозволительного типа, в отношениях, регулируемых с помощью диспозитивного метода правового регулирования, но и в рамках разрешительного тогда, когда с риском сопряжена реализация прав-обязанностей. В отличие от субъективного права, являющегося юридическим выражением правового дозволения, права-обязанности представляют собой конструкцию из позитивного обязывания, выраженного в соответствующей юридической обязанности и соотносимого с ней субъективного права, и реализуются в общих правоотношениях.

Кроме того, возможен и иной, вариант, когда конституирующим элементом выступает не субъективное право, а именно юридическая обязанность, которая для обязанного лица, в свою очередь, перерастает в субъективное право. Это так называемые общие обязанности, которые при наличии юридических фактов перерастают в субъективные права. Эта конструкция используется главным образом в рамках разрешительного типа. Несмотря на применение законодателем в этом случае императивного метода правового регулирования, предписывающего поступать «только так, как предписывает норма», ситуации риска в процессе реализации прав-обязанностей (обязанностей-прав) возникают достаточно часто.

Более того, ПР возникает именно тогда, когда субъект реализует возложенную на него юридическую обязанность, поступает именно так, как требует юридическая норма. Классическим примером являются действия пожарного караула, первым прибывшего к месту аварии на Чернобыльской АЭС, и последующие действия ликвидаторов последствий этой аварии. Подобные примеры нередки и в правоохранительной практике. Так, безусловно, рисковали сотрудники специальных подразделений при штурме театрального центра на Дубровке , школы в г. Беслане . Риск в этой ситуации выражался как в возможности причинения вреда жизни и здоровью самих сотрудников, так и жизни и здоровью заложников. Причем опасность причинения вреда заложникам исходила не только от террористов. Однако на вопрос о том, могли ли, имели ли право избежать этого риска сотрудники спецподразделений, ответить утвердительно нельзя. Здесь риск – элемент профессиональной готовности и неизбежные издержки профессии. Он является прямым следствием исполнения возложенной на каждого сотрудника общей обязанности – предупреждать и пресекать преступления.

Вместе с тем природа субъективного права и его отличие от юридической обязанности состоит в том, что носитель права самостоятельно, по собственному усмотрению решает, пользоваться или не пользоваться своим правом. Так как есть фундаментальное право на жизнь, но нет обязанности жить, то каждый дееспособный человек имеет полную юридическую возможность распоряжаться собственной жизнью, в том числе рисковать ею. Но отсюда следует, что подобный риск в рамках использования конституционного права на жизнь может быть только добровольным. Исходя из этой принципиальной посылки, необходимо скорректировать путем расширения правовую позицию П.В. Анисимова и А.Э. Ушамирского и констатировать, что недопустим риск для жизни лиц, поступающих на военную службу по призыву, оказывающихся на тех или иных работах по приказу руководителей, приговору суда, при мобилизации, так как представляет собой угрозу для жизни человека. принимаемую не на добровольной основе, что нарушает неотъемлемое право челоаека на жизнь и личную безопасность.

В качестве детерминантов ПР могут быть рассмотрены и используемые законодателем методы и типы (порядки) правового регулирования как проявление объективных закономерностей правового регулирования общественных отношений.

Следует принимать во внимание и то, что, во-первых, механизм опосредования в праве социально-экономических и политических закономерностей очень сложен, а результат неоднозначен. Во-вторых, итоги усилий законодателя могут быть существенно искажены или даже сведены на нет действием в обществе процессов самоорганизации. В-третьих, необходимо учитывать, что оказывать влияние на законотворчество может широкий круг явлений общественной жизни. Поэтому учесть их все, а также предвидеть последствия их действия очень трудно, а порой невозможно.

Вторая грань детерминации ПР правотворчеством выражается в том, что гораздо чаще ПР становится прямым следствием низкого качества законодательства, наличия в нем логико-структурных и технико-юридических дефектов. Их существование в конечном итоге непосредственно приводит к проблеме социальной адекватности нормативного правового акта. Очевидно, что ПР возникает тогда, когда законодателю не удалось достичь социальной адекватности нормативного правового акта, что выражается в недостижении соответствия между регулятивными возможностями содержащихся в них юридических норм и регулятивными потребностями общественных отношений, когда содержащиеся в юридических нормах модели общественных отношений не сообразуются с объективными закономерностями общественной жизни.

Существует закономерная зависимость социальной эффективности закона от степени отражения в нем закономерностей общественного развития. Когда закон не отражает в достаточной мере верно объективных потребностей, то он не способен совершенствовать производственные отношения и либо мешает их развитию, либо остается на бумаге, не воплощаясь в адекватные его требованиям правовые отношения. Развивая эту мысль применительно к ситуациям ПР, можно сказать, что в тех случаях, когда закон не способен урегулировать общественные отношения адекватно объективным потребностям развивающейся социальной практики, субъекты правореализации вынуждены прибегать к риску как к средству реализации своих прав и свобод.

В диссертации рассматриваются характеристики самого процесса правотворчества, влияющие на его способность детерминировать риск в правореализующей практике: обусловленность качества правовой регламентации общественных отношений как результата правотворчества и наличия в законодательстве логико-структурных дефектов действием внутренних и внешних факторов на сам процесс правотворчества, среди которых выделяются: особый характер творческого начала этой деятельности; специфика правотворческого познания; несовпадение стадий социальной и юридической процедур процесса правотворчества; внутренняя противоречивость правотворческой деятельности, которая обусловлена, с одной стороны, сочетанием коллективного и индивидуального начал, а с другой – противоречиями, связанными в определенной своей части с формализованной юридической процедурой и устанавливаемыми ею ограничениями на выбор средств, методов и форм правотворческой деятельности; наличие внешних воздействий в форме лоббирования.

Завершает главу вывод о том, что способность правотворчества выступать в качестве фактора ПР обусловлена сложным комплексом детерминантов.

Основным лейтмотивом шестой главы «Правосознание в социально-психологическом механизме правореализующего риска» выступает утверждение о том, что ПР представляет собой сознательно-волевой акт.

Необходимость ответа на вопросы о том, как, посредством чего, под воздействием каких факторов субъектом принимается и реализуется рисковое правореализующее решение, какое место среди них занимает правосознание и какова его роль по отношению к процессу принятия и реализации рискового решения, в свою очередь, обусловливают потребность в анализе социально-психологического механизма ПР.

Для уяснения сущности последнего решающую роль играет понятие «фактор», означающее обстоятельство объективного или субъективного характера, участвующее или оказывающее опосредованное влияние на процесс принятия и реализации рискованного правореализующего решения. Отсюда следует, что под факторами следует понимать как факторы внутренние, характеризующие состояние субъекта ПР, так и внешние, находящиеся вовне, отражаемые его сознанием. С позиции факторного подхода под социально-психологическим механизмом ПР представляется возможным в самом общем виде понимать совокупность внутренних и внешних факторов, под воздействием и посредством которых в процессе правореализующей деятельности принимается и реализуется рисковое решение.

Для выявления внутренних детерминантов ПР, к числу которых относятся: потребность, интерес, мотив, цель, контроль, оценка и условия среды. Указанные элементы составляют основу анализируемого механизма. Правосознание в нем выступает в качестве «сквозного» компонента, опосредующего все остальные и оказывающего влияние на них.

Потребность традиционно понимается как состояние недостатка, нужды в индивиде. Между тем подобное понимание потребности не всегда объясняет трансформацию ее в интерес и мотив. В нашем случае ее скорее следует рассматривать отображение субъектом его требований к среде, а также отображение требований к нему со стороны среды, преломляющееся через его правосознание. Правосознание есть фактор, способствующий осознанию потребности и ее перерастанию в правовой интерес.

Мотив в самом общем виде представляет собой побудительную причину, повод к какому-нибудь действию. В психологических исследованиях выделяют два типа потребностей и соответственно мотивов: дефицита и роста. В зависимости от разновидности ПР можно говорить о том, что в побудительной структуре его деятельности потребность присутствует либо в виде дефицита либо роста. Когда речь идет об обоснованном, рациональном риске, например, в процессе предпринимательской деятельности, доминирующим мотивом становится мотив дефицита, потребность, перерастающая в интерес получения максимальной прибыли.

Подобный мотив лежит и в основе деятельности, связанной с реализацией юридических обязанностей, возложенных на субъект, хотя в этом случае потребность трансформируется в общественный интерес. Так, например, когда при пожаре пожарный, рискуя собственной жизнью, спасает людей, имущество, его действия мотивированы осознанной социальной необходимостью.

Несколько иначе обстоят дела, например, при риске гедонистическом. Наиболее типичные мотивы «роста» связаны с творческими процессами, потребностями самореализации, самоактуализации (В.Э. Мильман). Гедонистический риск, присутствующий, например, в экстремальных видах спорта (дайвинг, альпинизм, парашютный спорт, технические виды спорта) мотивирован главным образом потребностью в самовыражении.

Внешние факторы – процессы и явления, существующие преимущественно независимо от субъекта правореализующей деятельности, оказывающие непосредственное либо опосредованное воздействие на процесс принятия рискованного правореализующего решения и его реализацию. К числу последних представляется возможным отнести: условия среды, в которой осуществляется правореализующая деятельность.

Процесс постановки и реализации целей, которые представляют собой осознание субъектом необходимости определенного изменения окружающей действительности в соответствии с потребностями субъектов прав и обязанностей, их законными интересами, объективно имеет стохастическую природу. Другими словами, он может реализовываться в различных вариантах и зависит от того, какие факторы в данный момент окажутся решающими. Играя интегрирующую роль, цель соединяет воедино многие моменты рискованной деятельности: мотивы правореализующего субъекта, действующего в ситуации ПР, оказывающие влияние на постановку цели, средства и способы ее достижения, результат, анализ последствий и т.д. В процессе реализации права риск зависит от степени реальности конкретной цели, так как последняя является одним из важнейших элементов, определяющих способ и характер действий правореализующих субъектов.

В процессе правореализующей деятельности, при возникновении ситуаций риска, по-разному проявляют себя структурные уровни правосознания. Применительно к различным видам ПР доминирующее влияние правовой психологии и правовой идеологии может меняться. При рациональном, обоснованном риске на первый план выступает правовая идеология. В случаях, когда ПР носит надситуативный характер, определяющую роль играет правовая психология. Вместе с тем диссертант обращает внимание на то, что хотя правовая психология в генетическом плане и первична, однако между ней и правовой идеологией нет непереходимых граней, они подвижны.

Неоднозначна и противоречива роль форм индивидуального правосознания. ПР является компонентом правореализующей практики, в ходе и благодаря которой порождается, функционирует и воспроизводится правосознание непосредственных адресатов правовых норм, совершающих различные правореализующие акты. Сознание, сопровождающее эти реальные действия людей, есть правосознание практическое. Оно регистрирует только то, что прямо участвует в названных актах деятельности, что неотделимо от них и достаточно для их совершения. Его формами являются правовые чувства, правовые привычки и правовые знания.

Правовые чувства содержат в себе субъективно ощущаемую установку по отношению к различным сторонам и признакам правовой действительности. Для некоторых видов ПР, например профессионального, продуцирующим фактором его становится чувство долга. Предпринимательский риск сопряжен с ощущением свободы. Кроме того, правовые чувства способствуют не только рациональному, обоснованному ПР – многие проявления так называемого гедонистического риска сопряжены с чувством независимости.

В качестве правовых навыков выступают сформировавшиеся, порой «автоматические», умения совершать предусмотренные правом действия (выбор надлежащего контрагента, заключение соглашения) как внутренние присущие объекту стереотипные приемы законодательного поведения. В социально-психологическом механизме ПР они в основном освобождают субъект права от необходимости всякий раз обдумывать способ регуляции таких действий и позволяют ему сосредоточиться преимущественно на осмыслении общих целей, условий и средств выполнения, на контроле и оценке их результатов.

Правовая привычка – это устойчивая внутренняя потребность индивида в постоянном следовании относящимся к праву стандартам поведения. Подобно правовым навыкам, они по-своему облегчают и упрощают регулирующую роль практического правосознания и так же, как и навыки помогают субъекту в состоянии ПР не выходить за пределы правовых требований.

Правовые знания присутствуют как следствия стихийной ориентации в сфере права, некоторого набора сведений, мнений, оценок, установок обыденного сознания. В зависимости от объема, содержания и глубины они способствуют тому, что субъект либо предпринимает риск (например, знание ненаказуемости участия в алеаторных правоотношениях), либо отказывается от рискованного варианта правореализующего поведения (сознавая недостатки законодательства об участии в долевом строительстве, не принимает участия в долевом строительстве на этапе «нулевого цикла»), а также обеспечивают правомерность рискованного поведения (например, для реализации осознанной необходимости в процессе профессиональной деятельности).

Завершая исследование, осуществляемое в этой части работы и в целом оценивая роль правосознания в социально-психологическом механизме ПР, диссертант заключает, что она противоречива и изменчива (в зависимости от вида ПР и определяется тремя основными функциями правосознания (познавательной, оценочной и регулятивной).

В седьмой главе «Правореализующий риск и проблема юридической ответственности» отмечается, что основным звеном связи между ПР и юридической ответственностью является правовая свобода. Исходными предпосылками высказанного тезиса являются: 1) авторское понимание ПР как специфической формы правомерного поведения; 2) положение нормативной концепции правопонимания о том, что право выступает как мера юридической свободы, эталон правомерного, законного поведения, в границах которого личность свободна (М.И. Байтин); 3) идея о том, что юридическая свобода как свобода формализованная, свобода в координатах субъективных прав и юридических обязанностей, закрепленная в праве, выступает как познанная общественная, публичная необходимость, а государство закрепляет в праве ту меру свободы, которая является социально оправданной, социально необходимой для удовлетворения социально значимых потребностей: экономических, политических, духовно-нравственных и иных (Д.А. Толченкин).

Правореализующий риск, юридическая свобода и юридическая ответственность представляют собой относительно самостоятельные, но вместе с тем тесно взаимосвязанные правовые феномены.

В обществе все виды фактической свободы (социально-экономической, политической, духовной и нравственной) в большей или меньшей мере, полностью или частично выступают в правовом опосредовании, то есть принимают форму юридической свободы (Л.И. Петрухин).

Юридическая свобода – возможность выбора и осуществления различных вариантов поведения в границах, определенных правом. Именно поэтому ПР невозможен без юридической свободы, средством обеспечения которой, в свою очередь, выступает юридическая ответственность.

Взаимосвязь ПР, юридической свободы и юридической ответственности анализируется в диссертации через призму общедозволительного и разрешительного типов правового регулирования.

В рамках общедозволительного типа правового регулирования эта взаимосвязь проявляется тогда, когда субъект правореализации действует на основе принципа «разрешено все, что не запрещено». При общедозволительном регулировании вопросы об ответственности за последствия риска возникают в двух случаях: 1) когда субъект правореализации выходит за рамки требований правовых норм и ПР перерастает в риск противоправный; 2) когда субъект ПР действовал правомерно, однако в результате этих действий были нарушены имущественные и иные правоохраняемые интересы других субъектов права.

Во втором случае ПР связывается с конструкцией «ответственности без вины», содержащей элементы объективного вменения (ответственность владельца источника повышенной опасности, ответственность, вытекающая из принятого обязательства). Объясняется это с тем, что в частноправовых (главным образом в гражданско-правовых) отношениях риск играет роль механизма распределения вероятностей причиненных убытков (Д.А. Архипов, Ю.Б. Фогельсон).

Вместе с тем ПР возможен и в рамках разрешительного типа правового регулирования и именно в нем отчетливо проявляется такая специфическая черта юридической свободы, как познанная публичная необходимость. Так, осознание профессионального долга повседневно проявляется в деятельности тех субъектов правореализующей деятельности, для которых риск является принадлежностью, атрибутом профессии определенных категорий сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, проходящих службу в «горячих точках».

В этом случае характер взаимосвязи ПР и юридической ответственности кардинальным образом изменяется. ПР, рассматриваемый как правомерный, обоснованный риск, выступает основанием для освобождения от ответственности (ст. 41 Уголовного кодекса РФ, ст. 239 Трудового кодекса РФ).

Значительный интерес для анализа предмета исследования в настоящей главе представляет еще одна грань взаимосвязи ПР и юридической ответственности. Речь идет о ситуациях ПР, в которых субъект правореализации с точки зрения публичного права действовал правомерно, однако при этом был причинен вред правоохраняемым интересам других субъектов права. Привлечение к уголовно-правовой ответственности исключается, однако возникает основание для привлечения к гражданско-правовой ответственности. Эта разность подходов к оценке риска законодателем, по мнению диссертанта, выявляет еще одну грань взаимосвязи юридической свободы и юридической ответственности. Речь, в частности, идет об их взаимной обусловленности, детерминированности: одно является необходимым условием существования другого. Свобода в праве немыслима без ответственности. В свою очередь, вне юридической свободы юридическая ответственность утрачивает всякий смысл.

Юридическая ответственность есть оборотная сторона юридической свободы, одной из форм объективации которой выступает ПР. Одновременно она выступает средством компенсации издержек ПР, а также фактором, обеспечивающим восстановление юридической справедливости.

В заключении, учитывая, что основные положения и выводы исследования , его результаты выражены в тексте диссертации достаточно определенно, автор считает возможным не дублировать их. а привлечь внимание к другим проблемам правореализующего риска, ждущим своего исследователя.

Обоснованность либо неоправданность правореализующего риска в значительной мере зависит от качества толкования действующих юридических норм, и потому есть резон глубинно исследовать взаимосвязи рассматриваемого в диссертации феномена с интерпретационным риском.

До сих пор отсутствуют монографические исследования правотворческого риска, и, по всей видимости, после выявления его юридической природы следует ожидать появления новых свойств и пока неизвестных тенденций развития правореализующего риска.

Есть настоятельная необходимость общеправовой оценки рисков кредитора, финансирующего обновление основных фондов хозяйствующих объектов, а также рисков коммерческой организации, восстанавливающей платежеспособность путем использования долгосрочного инвестиционного проекта. Классификация рисков в инвестиционном лизинговом процессе на коммерческий, производственный и финансовый свидетельствует не только о комплексном характере лизингового законодательства, но и о том, что все риски лизингополучателя–инициатора интегрируются в проблемное межотраслевое состояние рискующего хозяйствующего субъекта.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

  1. Дятлов Ю.А. К вопросу о соотношении правореализующего и правоприменительного риска /Ю.А. Дятлов// Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова: Основной выпуск. 2006. –Т. 12.- № 3 C/ 73-78/

Иные публикации:

  1. Дятлов Ю.А. К вопросу о понятии правореализующего риска /Ю.А. Дятлов//Юридическая наука в трудах молодых ученых: Сборник научных трудов. – Владимир, 2005. – С. 77–85.

3.      Дятлов Ю.А. Влияние правотворчества на возникновение ситуации риска в правореализующей практике /Ю.А. Дятлов//Вестник Владимирского юридического института. – Владимир, 2006. № 1 – С. 43–47.

4.      Дятлов Ю.А. Правореализующий риск и проблема юридической ответственности /Ю.А. Дятлов// Совершенствование качества подготовки специалистов – залог успешного прохождения Вузом процедуры комплексной оценки. – Владимир, 2006. – С. 153–155.

5.      Дятлов Ю.А. Правореализующий риск: учеб. пособие /Ю.А. Дятлов, В.В. Мамчун; – Владимир, 2006.– 48 с.

Общий объем опубликованных по теме диссертации работ 3.14 п.л.


 

 

 

 

 

 

 

 Усл. печ. л. 1,68. Тираж 100 экз. Формат 60х84 /16

 

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru

См.: Яницкий О.Н. Россия: риски и опасности переходного общества. М., 1998; его же. Россия как «общество риска»: контуры теории // Россия: трансформирующееся общество / Под ред. В.А. Ядова. М., 2001. С. 23–44.

См.: Омельченко А.И. Творческий риск, его государственно-правовая охрана.  М., 1955. Гринберг М.С. Проблема производственного риска в уголовном праве. М., 1963. Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. (Часть общая).  Душанбе, 1972.

См., напр.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (очерк теории).  М., 2001; Плотников В.А. Соотношение категорий «вина» и «риск» в гражданском праве // Вест. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1993. № 6; Агапеев В.Е., Розанцева Д.Н. Риск как основание защиты имущественных интересов граждан - участников дорожно-транспортных происшествий // Права и свободы советских граждан и роль милиции в их обеспечении. М., 1981.

См., напр.: Меркулов В.В. Гражданско-правовой договор в механизме регулирования товарно-денежных отношений: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 1994; Архипов Д.А. Опыт теории риска в договорном обязательстве. // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып. 9 /Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М., 2005.

См., напр.: Келина С. Г. Профессиональный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Сов. юстиция. 1988. № 22; Мельникова В.О. О профессиональном и хозяйственном риске // Сов. юстиция. 1989. № 22; Овчинникова Г. В. Виды профессионально-хозяйственнного риска // Правоведение, 1990, № 4; Самороков В.И. Риск в уголовном праве// Государство и право. 1993. № 5; Ткачевский Ю.М.  Оправаданный профессиональный и производственный риск как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность // Вестник МГУ. – Сер. 11: Право. – № 3. – С. 25–38.и др.

См.: Ильюхов А.А. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001; Захарова С.С. Обоснованный риск в уголовном праве Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2005.

См.: Бедняков Д.И. Проблема риска в правоприменительной практике // Правовые и социальные средства охраны социалистической собственности. Харьков, 1989; Кабанов П. Риск при расследовании преступлений// Соц. законность. 1989. № 2; Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991; Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1992 и др.

См.: Озеров И.Н. Категория риска в оперативно-розыскной деятельности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2001.

См.: Моткин Г.А. Экономико-правовые основы страхования риска загрязнения окружающей среды // Государство и право. 1994. № 6; Лавров Д.Г. Страховая защита имущественных интересов кредиторов по договорам банковской ссуды // Правоведение. 1994. № 5–6 и др.

См.: Попандопуло В.Ф. Понятие коммерческого права // Государство и право. 1993. № 8; Тишанская О.В. Понятие предпринимательской деятельности // Правоведение. 1994. № 1; Акопова Е.М., Акопов Р.Д. Особенности правового регулирования труда руководителей государственных унитарных предприятий // Государство и право. 1997. № 6.

См.: Иойрыш А.И. Управление экологическим риском // Право и чрезвычайные ситуации. М., 1992; его же. Концепция риска: его оценка и управление им // Обеспечение безопасности населения и территорий (организационно-правовые вопросы). М., 1994; Жаворонков Н.Г. Правовое регулирование экспертизы проектов с учетом риска возникновения аварий и катастроф // Обеспечение безопасности населения и территорий (организационно-правовые вопросы). М., 1994; Ардашева Н. Понятие эксперимента в медицине и защита прав человека // Государство и право. 1995. № 12 и др.

См.: Мамчун В.В. Правоприменительный риск: Проблемы теории. Монография. Владимир. 2001 С. 134.

См.: Анисимов П.В. К вопросу о пределах и формах ограничения субъективных прав военнослужащих / П.В. Анисимов, А.Э. Ушмарский // Новая правовая мысль. – 2006.-3 4 – С. 11-13.

Подробнее см.: Гончаров А.И. Правовые механизмы предупреждения банкротства коммерческой организации (теория и практика). – М., 2006. – С. 135-136.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.