WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА КАК СУБЪЕКТЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ В ПЕРИОД 1864-1917 гг.

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

Дравнина Елена Юрьевна

ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА КАК СУБЪЕКТЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ                                        В ПЕРИОД 1864-1917 гг.

Специальность 12.00.01

Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

Санкт-Петербург

2006

 

Работа выполнена на кафедре теории и истории права и государства Северо-Западной академии государственной службы.

 

Научный руководитель:             доктор юридических наук,  профессор

Э.П. Григонис

Официальные оппоненты:          доктор юридических наук, профессор

В.М. Чибинев

                                                        кандидат юридических наук, доцент

К.В. Чеглаков

Ведущая организация:  Санкт-Петербургский университет МВД России

 

Защита состоится  «22» декабря 2006 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 502.007.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора юридических наук в Северо-Западной академии государственной службы по адресу: 199178, Санкт-Петербург, В.О., 7-я линия, д.16/18.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Западной академии государственной службы по адресу: 199004, Санкт-Петербург, В.О., 8-я линия, д. 61.

Автореферат разослан          «20»    ноября     2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 502.007.03

кандидат юридических наук, доцент                                            Р.Н. Муру


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Характерной чертой нынешней правовой ситуации в России является существенный разрыв между тем, что провозглашено Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, иными правовыми актами страны, и реальной жизнью. Если конституционные положения, относящиеся к правовой защите прав и свобод человека и гражданина, в настоящее время явно ориентированы на мировую практику, то реальная ситуация в данной сфере далека от требований международного законодательства и часто им противоположна. Возможности защиты прав человека и гражданина в России остаются на весьма низком уровне. В связи с этим остро встает проблема выявления скрытых механизмов сложившегося положения и формирования действительно гражданского общества. Понятие «гражданское общество» выступает одним из ключевых моментов для понимания комплексности отношений современного общества и государства.

Длительное подавление элементов гражданского общества определило неуправляемый, нередко разрушительный характер демократических преобразований в России, что, в условиях несовершенной правовой составляющей и низкой эффективности судебной системы, привело к неготовности освоения обществом и политическими элитами основных идей гражданского общества. Наличие гражданского общества требует как активного государственного участия, так и социальной активности общественного элемента в правозащитной деятельности.

В этой связи весьма полезно обращение к опыту дореволюционной России, поскольку именно во второй половине XIX- начале XX вв. стали появляться первые институты гражданского общества.

Правозащитная деятельность является многоплановым, сложным, комплексным социально-правовым явлением. Учитывая тот факт, что в дореволюционной России она охватывала практически все сферы жизни общества: науку, просвещение, культуру, здравоохранение, благотворительность, исследование указанной темы относится к тем серьезным задачам, реализация которых имеет большую теоретическую значимость и представляет значительный научный интерес. Обращение к периоду формирования и эволюции деятельности общественных организаций в отечественной истории позволяет использовать опыт работы различных обществ на современном этапе социального строительства.

Философско-правовой анализ процесса развития идеи гражданского общества и ее воплощение в деятельности правозащитных организаций на материале России пореформенного периода, научная оценка и обзор проблем, связанных с представлениями о правовых ценностях данного периода, может помочь в поиске путей становления правовых отношений и учреждений, наиболее приемлемых для человека и современного российского общества.

Вышеизложенное актуализирует проблему изучения накопленного отечественной практикой исторического опыта деятельности общественных организаций, поскольку апробированная временем деятельность этих организаций может служить основой современной практики.

Хронологические рамки данного исследования охватывают период с 1864-х гг. по октябрь 1917 г. Нижняя граница определяется изменениями, происходившими в России в связи с начавшимися реформами, контрреформами, ростом правового самосознания общества. Подъем общественной активности повлиял на массовое появление неполитических объединений во второй половине XIX - начале XX вв.

Верхняя хронологическая граница исследования определена октябрем 1917 г. - началом нового этапа исторического пути России, в котором коренным изменениям подверглись все сферы жизни: политика, экономика, образование, культура. С этого времени начинается новый этап и в истории общественных организаций, изучение которого не входит в задачи данного исследования.

Степень изученности проблемы. Историография по данной проблеме имеет свою специфику. В связи с разными подходами к изучению гражданского общества в мировой науке и деятельности общественных организаций в России в историографии по теме исследования условно можно выделить четыре этапа: 1) период Нового времени, когда были сформированы основы концепции гражданского общества; 2) 1860-е - 1917 гг.; 3) 1917 - сер. 1980-х гг.; 4) сер. 1980-х гг. по настоящее время.

Основные идеи гражданского общества содержатся в трудах выдающихся мыслителей и просветителей Нового времени - Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье, В. фон Гумбольта и других, где впервые поставлены фундаментальные вопросы построения правового государства, обосновываются принципы соблюдения прав и свобод человека и гражданина, значимость развития институтов гражданского общества.

В дореволюционной науке наиболее значительный вклад в изучение актуальных категорий социально-правовых отношений внесли монографические исследования и статьи русских философов и правоведов, в числе которых: С.А. Андреевский, Н.А. Бердяев, В.В. Леонтович, И.В. Гессен, Г.А. Джаншиев, И.А. Ильин, Б.А. Кистяковский, М.М. Ковалевский, А.Ф. Кони, Н.М. Коркунов, В.В. Леонтович, П.Н. Милюков, С.А. Муромцев, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, М.М. Сперанский, П.Б. Струве, Б.Н. Чичерин, В.С. Соловьев, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, И.Я. Фойницкий, Г.Ф. Шершеневич и др.

Начало исследованию неправительственных организаций было положено И.Е. Андреевским в 1870-х гг., когда вышел его двухтомный курс в 2-х изданиях . В нем автор подробно описывает русское и зарубежное законодательство, приводит краткие сведения об основных легальных российских обществах того времени.

В 1897 г. в статье под названием «Общества», помещенной в Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, приводились краткие сведения о различных неполитических объединениях страны, давался обзор развития сети легальных обществ .

Юридическое положение неполитических объединений до революции 1917 г. описано в трудах К.Г. фон Плато, К. Ильинского, Н.П. Ануфриева,   В.И. Чарнолуского и других авторов.

До 1917 года было также опубликовано значительное количество работ по истории отдельных общественных организаций, в частности, культурно-просветительным обществам , здравоохранительным и др.

Советский период, с 1917 до середины 1980 гг., отличается незначительным интересом к деятельности общественных объединений. При их изучении присутствовал классово-партийный подход, в рамках которого не должно быть бесклассовых организаций. Многие проблемы общественной самодеятельности - правовое положение добровольных обществ, взаимоотношения общественных организаций и власти и т.п., - практически не исследовались историками и правоведами. Исключение составляет «Очерк административного права» А.Е. Елистратова , а также ряд трудов общего характера, вышедших в 1960-е гг., в которых частично рассматривалась деятельность некоторых неполитических организаций . Рассматривалась, например, деятельность медицинских обществ, обществ врачей, задачи обществ, уставы, формы и сферы их деятельности.

Только с 70-х гг. внимание к теории общественных организаций несколько возрастает. Этому вопросу уделили внимание юристы А.Ф. Брянский,     Ц.А. Ямпольская, В. Р. Назарян, В.Д. Перевалов и др.

Большой вклад в исследование указанных объединений внесла научная деятельность А.Д. Степанского - крупного специалиста по истории общественных организаций.

В современный период появился целый ряд статей, монографий, исследований, посвященных общественным организациям в России во второй поло-вине XIX - начале XX вв. Большой вклад в изучение дореволюционного общества внесла монография Б.Н. Миронова , где рассмотрен широкий круг проблем, в том числе социальная структура и социальная мобильность населения, эволюция сельской и городской общин, городских и дворянских корпораций, менталитет различных сословий как важный фактор социальной динамики, эволюция российской государственности от патриархальной к конституционной монархии, становление гражданского общества и правового государства, взаимодействие общества и государства как движущая сила социальных изменений, смена типа господствующих правовых отношений в обществе и другие.

Несмотря на наличие глубоких традиций в исследовании феномена гражданского общества, особенностей становления правового государства и деятельности правозащитных организаций в рамках философии, истории, социологии, политологии и юриспруденции, фундаментальных работ, специально посвященных исследованию институтов гражданского общества как субъектов правозащитной деятельности в российской правовой науке недостаточно. Большинство исследований носят аспектабельный характер. А устойчивый интерес правоведов к отдельным механизмам и способам правозащитной деятельности в системе гражданского общества не восполняет пробельности в изучении данной проблематики.

Целью настоящего исследования является анализ становления институтов гражданского общества как субъектов правозащитной деятельности в дореволюционной России пореформенного периода. Для достижения данной цели в работе проведено изучение отечественного опыта регулирования деятельности правозащитных организаций, которое позволило решить ряд исследовательских задач, направленных на дальнейшее развитие правозащитных институтов в российском обществе, выявить условия достижения максимально возможного соответствия будущего законодательства прогрессивным достижениям отечественного опыта обеспечения защиты прав и свобод граждан.

Необходимым условием для достижения поставленной в диссертации цели явилось решение следующих задач:

1) уяснение последовательности возникновения идеи гражданского общества и ее сущности в европейской и отечественной правовой традиции;

2) определение предпосылок появления различных форм правозащитной деятельности в России до 1864 г. и после Судебной реформы;

3) выделение и характеристика круга проблем, поставленных в трудах русских философов и правоведов, а также Судебной реформой, носящих концептуальный характер с точки зрения формирования гражданского общества;

4) исследование особенностей создания, социальной и правовой природы и функционирования правозащитных организаций в России;

5) изучение фактологических и сущностных аспектов трансформации адвокатуры как важнейшего института гражданского общества в России в период (1864-1917 гг.);

6) выделения общих и особенных черт, характеризующих пространственно-временное измерение целей и задач дореформенных, пореформенных и современных институтов правозащитной деятельности.

Объектом исследования выступают правозащитные организации России, осуществлявшие свою деятельность в период 1864-1917 гг.

Предметом исследования являются теоретические и практические вопросы становления гражданского общества в России пореформенного периода и роль в этом процессе правозащитных организаций.

Методологическая и теоретическая база исследования. Раскрытие предмета диссертационного исследования, достижение его цели и поставленных задач основывается на применении диалектического метода познания, относимого в юридической науке к категории всеобщего.

Принцип историзма, неразрывно связанный с диалектическим методом познания, также составил методологическую базу настоящего исследования. Его применение дало возможность выявить концептуальные моменты реформ конца XIX века и их связь с конкретно-историческими условиями современности.

Теоретическую базу кандидатской диссертации составили труды зарубежных и отечественных авторов, где получили обоснование и развитие основные идеи гражданского общества и правового государства, исследована деятельность первых общественных организаций дореволюционной России.

Важнейшую группу опубликованных источников составляют законодательные и нормативно-правовые документы. К ним относятся постановления и законы об обществах и союзах, а также обязательные для организаций уставы. Исследование законодательных материалов проводилось с использованием «Полного собрания законов Российской империи», а также различных томов «Свода законов Российской империи».

Первым в истории России и практически единственным законодательным актом по отношению к общественным организациям являлся «Устав благочиния» (1782 г.) .

В 60-е годы XIX в. были приняты законы, регламентирующие порядок учреждения благотворительных, а затем и обществ взаимопомощи. К таким законам относятся: «О представлении МВД права утверждения уставов обществ для взаимного вспомоществования или с другой благотворительной и общеполезной целью» (12 января 1862 г.) , Указ от 27 марта 1867 г. «О противозаконных сообществах» , «О предоставлении МВД права утверждения уставов общественных и частных благотворительных заведений» (3 января 1869 г.), «Об изменении порядка разрешения некоторых дел, ныне вносимых в комитет министров» (15 февраля 1897 г.) , «О временных правилах об обществах и союзах» (4 марта 1906 г.) .

В 1899 г. был опубликован проект Гражданского уложения, в котором оп- ределялось понятие общества и намечались направления деятельности. Затем были опубликованы «Временные правила об обществах и союзах» от 4 марта 1906 г.

Анализ перечисленных документов дает представление о юридическом положении общественных объединений, действовавших в 1864-х - 1917 гг.

Анализ Уставов отдельных обществ позволил рассмотреть степень допустимого участия благотворителей, членство в обществах, формы деятельности, методы сбора и распределение средств в обществах.

Периодические издания второй половины XIX в. также легли в основу данной работы. К ним относятся журналы «Российский вестник», «Юридический вестник», «Право», «Журнал Соединенных департаментов Правительствующего Сената», «Журнал гражданского и уголовного права», «Вестник права» и другие.

Научная новизна исследования определяется как самой постановкой проблемы, так и результатами проведенного исследования: впервые предпринята попытка обеспечить комплексный подход к анализу роли правозащитных организаций в становлении гражданского общества в России в период 1864-1917 гг., выявлена их специфика, проблемы развития в качестве первых правозащитных институтов Российской Империи.

Деятельность правозащитных организаций в настоящем исследовании рассматривается сразу в нескольких плоскостях, в том числе, исторической, социальной и правовой. Новым в исследовании является сравнительный системно-структурный анализ взглядов зарубежных и отечественных ученых на формирование идеи гражданского общества и правозащитных институтов, опирающийся на различные концепции обеспечения защиты прав граждан и оказания им правовой помощи со стороны общественных организаций.

На защиту выносятся следующие основные научные положения:

1. Специфичность отечественной историко-правовой ситуации в России в период XIX - начала ХХ вв. состояла в том, что история формирования правозащитных организаций в России, организационных принципов их построения, содержание их деятельности неразрывно связаны с эволюцией социально-правовой мысли, государства и общества и в том, что инициаторами реформ в обществе, связующим звеном между обществом и государством выступили юристы-государствоведы, а не широкие слои общественности, как это было характерно для западных обществ.

2. Появление правозащитных организаций в России свидетельствовало о возросшей общественной активности различных групп населения, стремившихся к непосредственному участию в общественной и политической жизни, добивавшихся от властей институционализации такого участия. Уровень развития структурных элементов гражданского общества дореволюционной России свидетельствует о достаточно развитой системе обеспечения жизнедеятельности социальной, социокультурной, духовной и правовой сфер. Являвшиеся в той или иной мере зависимыми от государства общественные институты были призваны обеспечить не только условия для самореализации отдельных индивидов и коллективов, реализации частных интересов и потребностей, будь то индивидуальных или коллективных, но и условия сосуществования и взаимодействия монархической власти и общества.

3. Деятельность неполитических легальных организаций, функционировавших в России в период 1864-1917 гг., охватывала самые разные слои населения и сферы общественной жизни, поэтому их можно рассматривать как подлинные институты гражданского общества. Будучи субъектами правозащитной деятельности, эти общественные структуры отличались: добровольностью членства; устойчивостью организационной структуры; некоммерческим характером деятельности; наличием общественно полезных целей, направленных на защиту индивидуальных прав личности или групповых интересов социально незащищенных слоев населения.

4. Адвокатура являлась одним из наиболее значимых регуляторов социальных отношений и наиболее зрелым для того времени правозащитным институтом, что соответствовало не только частным интересам доверителей, но и публичным интересам общества и государства.

5. Дореволюционный опыт России свидетельствует об исключительно важной роли самого государства как в ускорении, так и в торможении процесса становления гражданского общества. Это редко когда было позитивным: реальный исторический прогресс производительных сил неизменно сопровождался подавлением личной свободы и еще большим отчуждением народа от власти.

6. Первые правозащитные институты сыграли огромную роль в отечественной истории, как в объеме и результатах конкретной помощи и защиты, так и в побуждении развития государства и самого общества, вышедшего к 1913 году на рубежи формирования крупной державы мирового масштаба. Понимание этой роли представляется особенно важным в контексте современных проблем формирования гражданского общества в России.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что полученные в ней результаты дополняют разделы теории государства и права, истории отечественного государства и права, способствуют углублению знаний о правозащитных институтах в Российской Империи, как инструменте обеспечения прав и свобод гражданина, и созданию теоретических предпосылок для поступательного развития институциональных гарантий субъективного права на правовую защиту в контексте гражданского общества, а также могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные в нем результаты могут быть использованы в учебном процессе юридических ВУЗов и колледжей МВД, юридических и исторических факультетов университетов и других гражданских ВУЗов и колледжей при преподавании учебных дисциплин «Теория государства и права», «История отечественного государства и права» а также при издании учебно-методических пособий по данным дисциплинам.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования.    

Диссертация обсуждалась и была  одобрена на заседании кафедры теории и истории права и государства Северо-Западной академии государственной службы. Апробация результатов исследования была осуществлена в публикациях по теме, а также в выступлениях автора на IV Международной научной  конференции « Россия: приорететы выборов и выбор приоритетов» (г. Москва, 2003г.); Ежегодной междисциплинарной аспирантской конференции «Россия: тенденции и перспективы развития»  (г. Москва, 2004г.); Совместной междисциплинарной аспирантской конференции РАГС – СЗАГС  « Государственность и государственная служба в России :  пути развития» (г.СПб, 2004г.); Межвузовской научной конференции « Первая русская революция 1905-1907 годов и проблемы становления гражданского общества в России» (г. СПб., 2005г.).

Структура диссертации. Работа включает в себя введение, три главы, объединяющие шесть параграфов, заключение, список литературы.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во Введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, ее актуальность, формулируется прикладная научная задача, раскрываются методологические основы и способы ее решения.

Первая глава «История формирования идеи гражданского общества в зарубежной и отечественной политико-правовой мысли» посвящена анализу исторических особенностей появления и развития идеи гражданского общества в западноевропейской и национальной политико-правовой традиции.

В первом параграфе  «Генезис идеи гражданского общества в зарубежной политико-правовой мысли» рассмотрены истоки и основные этапы развития концепции гражданского общества в европейской философско-правовой доктрине, выявлен ряд принципиальных компонентов, присущих либеральной традиции, сформировавшейся к середине XIX века, а именно: автономия и свобода личности; наличие и автономия различных форм общественности и общественного мнения (движения и организации); собственность как основа заключения свободного договора.

Каждая историческая эпоха задала свои предельные масштабы пространства человеческой свободы, формировала свой идеал гражданского общества, создавала соответствующие предпосылки и юридические механизмы для его практической реализации. Гегельянская традиция способствовала формированию общеметодологических подходов к проблеме, локковская - политическому и юридическому оформлению гражданского общества, токвилевская - стала теоретической и практической основой для исследований конкретной структуры гражданского общества.

В системном смысле гражданское общество у западных просветителей предстает как общество, состоящее из равноправных и полноправных граждан, в котором государство гарантирует и защищает права личности, а эффективная экономика обеспечивает их реализацию.  Исходя из этого понимания, большинство западных мыслителей, несмотря на разнонаправленность политических взглядов, придавали гражданскому обществу очень большое значение и в социальном, и политическом смыслах.

Общим моментом многих зарубежных исследований является то, что гражданские институты - это институты всего общества, находящегося на определенной стадии развития.

Второй параграф «Развитие идей гражданского общества в российской историко-правовой традиции» посвящен изучению представлений русских философов, юристов и политических деятелей России. Их анализ показал, что суждения отечественных авторов о гражданине и его правах не совпадали с теми, которые сложились в европейской традиции. Лишь некоторые русские юристы признавали понятие «гражданин» в том смысле, какой в него вкладывали европейцы. В трудах политических деятелей чаще всего звучала мысль, что далеко не каждый подданный мог пользоваться политическими правами, то есть прямо или косвенно принимать участие в управлении страной. Такое право было лишь у тех, кто принадлежал к определенному слою населения.

Формирование идеи гражданского общества в России XIX - начала XX вв. можно условно разделить на три основных этапа:

1. «Правительственный» либерализм, инициированный «сверху» и охватывающий периоды правления Екатерины II и Александра I. По своему содержанию он являлся либерально-просветительским, уповал на просвещенную ограниченную монархию, что нашло воплощение в конституционных проектах М.М. Сперанского . Его концепция «истинной монархии» отражала влияние европейских просветительских идей, в числе которых: провозглашение верховенства закона, приоритет не столько сословному статусу, сколько размеру собственности, признание в качестве гипотетической возможности ограничения власти самодержавия представительным органом. Вместе с тем, авторитет Императора для Сперанского не подлежит сомнению. Император - верховный законодатель, верховный охранитель правосудия, «верховное начало силы исполнительной» и глава церкви.

В целом его представления о государственном и общественном устройстве можно назвать прообразом гражданского общества, которому, однако, не суждено было в таком виде воплотиться в реальной жизни.

2. «Охранительный», или консервативный либерализм. Его концептуальные основы были заложены политико-социологическими и философскими теориями К.Д. Кавелина, Н.М. Коркунова, Б.Н. Чичерина, П.Б. Струве, С.Л. Франка, С.Н. Булгакова и др. и имели много общего с идеями «правительственного» либерализма. «Монархическая власть, - указывал Б.Н. Чичерин, - играла такую роль в истории России, что еще в течение столетий она останется высшим символом ее единства, знаменем для народа. Долго и долго еще она сохранит первенствующее значение в государственных учреждениях» .

На данном этапе формируется новый взгляд на человеческую личность как абсолютную ценность, предпринимаются попытки установления правовых гарантий ее свободы в государстве , раскрывается содержание трех форм общественных союзов (родовой строй, дружинный строй, гражданское общество, покоящееся на личностном начале свободы), обосновывается идея «народного представительства».

К этому времени была осознана потребность в проведении широких правовых реформ, формировании правового государства, юридического закрепления прав личности, в том числе путем отмены крепостного права. В «системе координат» представителей «охранительного» либерализма закрепляются такие категории, как свобода, власть и закон в направлении «гармонического соглашения духовных основ общества».

3. Социальный либерализм, провозгласивший необходимость обеспечения каждому гражданину «права на достойное человеческое существование». Для него характерно осмысление проблем правового государства и «правового социализма» (Н.И. Кареев, П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковскнй, С.И. Гессен, М.М. Ковалевский, П.Н. Милюков, Л.А. Петражицкий,  С.А. Муромцев и их последователи). Его представители расширяют рамки классического либерализма, выступают за либерализм социальный, синтезирующий основные ценности либерализма и социал-демократии (социальное равенство, социальная защита, справедливость, широкие социальные реформы, в том числе экономические; расширение прав человека за традиционные рамки формально-правового равенства). Важным представляется вывод Ю.С. Гамбарова относительно индивидуальных прав и свобод, которые выступают лучшим гарантом права против нарушения его со стороны законодателя и других органов власти, поскольку такие нарушения он вполне допускает.

Главная идея «новых» либералов состояла в обосновании для России конституционного народного представительства, ответственного правительства, демократических свобод - без примеси реакции и давления революции.

Сохранив преемственность с идеями классического и русского либерализма, «новый» либерализм дополнил его аргументацией в трех измерениях: 1) толкование прав человека («права-притязания» по отношению к государству); 2) понимание принципа равенства («равенство исходного пункта»);  3) отношение к институту собственности (неприятие монопольной собственности).

На практике все зачатки формирования гражданского общества в России постоянно наталкивались на тенденции огосударствления. Ни прогрессивная общественность, ни власть в лице Императора не видела оснований для либерализации верховной власти, считая общество политически незрелым. Отсюда следует важный вывод: возникновение гражданского общества в России предопределялось эволюцией самого государства, а вовсе не степенью развития гражданской автономии или уровнем правовой культуры в обществе.

Таким образом, либеральные идеи еще на этапе своего зарождения приобрели в России свою специфику, отличную от западноевропейской. Вместе с тем, общим моментом развития обеих традиций являлось то, что идеи гражданского общества разрабатывались и частично реализовывались в западном и российском обществах ровно настолько, насколько это позволяли им сделать власть и государство. В России зависимость развития представлений о гражданском обществе от государственных приоритетов проявилась наиболее рельефно, начиная с эпохи Петра I до революции 1917 года. Этот тезис подтверждается всей социальной практикой и историей развития русской философско-правовой мысли в XVIII-XX вв.

Таким образом, возникновение идеи гражданского общества в России предопределялось эволюцией самого государства, а вовсе не степенью развития гражданской автономии или уровнем правовой культуры общества, как это постулируется в современной западноевропейской концепции гражданского общества и во многих исследованиях наших современников.

Во Второй главе «Практика становления гражданского общества в России» анализируется отечественный опыт формирования гражданского общества и его институтов.

В Первом параграфе «Становление институтов гражданского общества в России» показаны условия и механизмы формирования правозащитных организаций.

Большинство общественных объединений создавались в России при непосредственном участии или на основе государственных институтов в лице приказов общественного призрения и различного рода попечительств - о тюрьмах, народной трезвости, бедных и т.п., деятельность которых в большинстве случаев регламентировалась государством. Инициатором создания многих общественных организаций выступали представители монархии и высшей знати.

Многие из организаций, находясь под постоянной государственной опекой, носили инертный характер, часть бездействовала, а те, которые вели благотворительную деятельность, нередко становились общественными благодаря созданию при них кружков и обществ, построенных на бескорыстном энтузиазме и деятельности активистов.

Роль церкви в становлении первых институтов гражданского общества в России была более чем скромной. Вместо того, чтобы быть максимально ориентированным на гуманистические ценности, официальное православие стало одной из важнейших опор в фундаменте системы и не стало консолидирующей силой гражданского общества ни в социально-этическом, ни в политико-правовом аспектах.

Несмотря на эти тенденции, с каждым годом число общественных организаций в России увеличивалось. Сам факт появления большого числа новых организаций к началу ХХ века свидетельствовал о возросшей общественной активности различных групп населения, стремившихся к непосредственному участию в политической и общественной жизни.

Легально действуя в правовом пространстве России, общественные организации являлись полноценными субъектами права, важным звеном негосударственной структуры в государственно-иерархической системе.

Во втором параграфе «Правозащитные организации в структуре гражданского общества в России» исследованы структура и конкретные направления деятельности правозащитных организаций.

Четкой общепринятой типологии общественных организаций и объединений, в чьи задачи входила бы защита прав человека и гражданина, в то время не существовало. Исследователи неоднократно предпринимали попытки классификации неполитических организаций. Однако до сих пор в науке нет единой классификации, жестких критериев и параметров, по которым можно было бы четко разграничить все общественные организации.

Анализ организационных форм обществ и объединений граждан позволил автору диссертации выделить следующие основные формы организаций неполитической направленности, учреждаемые в России конца XIX - начала ХХ вв.: государственные, городские, земские, церковные, общественные.

По объектам помощи общественные объединения можно условно подразделить на тех, кто поддерживал: переселенцев, пострадавших от неурожая и стихийных бедствий; участников войн и их семьи; заключенных (в том числе бывших заключенных); детей-сирот; равноправие женщин; общественное здоровье; науку; образование; культуру; сельское хозяйство; спорт; борьбу с пьянством; любительские объединения (рыболовов, садоводов, охотников, писателей, художников); и др.

Функционально деятельность благотворительных обществ распадалась на несколько видов помощи: выплата постоянных и временных пособий, выдача стипендий, содержание призреваемых, оказание материальной помощи (выдача предметов первой необходимости вне заведений), бесплатные услуги: выписка паспортов, оплата проезда, нахождение работы, бесплатное лечение и другие.

Наиболее широко была развита сеть просветительских, научных и культурных организаций. Наиболее крупные общественные формирования распространяли свою деятельность на всю Империю путем организации местных отделов и подотделов. Примером такого формирования является Российское Общество Красного креста.

Характерной чертой общественных движений в России было то, что  гражданские инициативы даже неполитического характера рассматривались властью как политические, - подрывающие государственную монополию.

Деятельность общественных структур дореволюционной России позволяет говорить о наличии достаточно развитой системы обеспечения жизнедеятельности в социальной, культурной, образовательной и других сферах.  Но нельзя не признать, что все общественные структуры в той или иной мере были зависимы от государства.

Исходя из того, что деятельность неполитических легальных организаций, действовавших в России в период 1864-1917 гг., охватывала самые разные слои населения и сферы общественной жизни, их можно рассматривать как подлинные институты гражданского общества. В подавляющем большинстве случаев эти организации осуществляли правозащитную деятельность, так как в сфере их внимания оказывались больные, заключенные, сироты, женщины, то есть все те, кто нуждался в дополнительной социальной поддержке, или чьи права оказались нарушены.

Как субъекты правозащитной деятельности эти общественные структуры обладали не только юридическим статусом и определенными их уставами общественно полезными целями и задачами, но и высоким уровнем гражданской ответственности, проявляя себя на самых сложных участках общественной жизни. Их членов отличила добровольность участия и, главным образом, безвозмездный характер деятельности. Большинство этих организаций существовало за счет частных пожертвований.

Третья глава «Адвокатура как профессиональная правозащитная организация - институт гражданского общества» посвящена изучению процесса становления российской адвокатуры как правозащитной организации принципиально нового типа, ранее не известного России.

В Первом параграфе «Становление института адвокатуры в России» показано, что институт представительства, ставший основой формирования профессиональной адвокатуры, имеет многовековую историю. Вся история становления судебного представительства в России полна противоречий и вплоть до реформы 1864 г. оно не являлось подлинным поборником защиты права и личности, не пользовалось государственной и, что особенно важно, общественной поддержкой. Тем не менее, именно адвокатура, по мнению русских юристов, первоначально представляла собой форму благотворительной деятельности, то есть безвозмездной деятельности.

В условиях, когда нарастало недовольство самодержавием, когда у прогрессивной общественности росло понимание того, что общество нуждается в переменах, а общественно-политические движения набирали силу, власть была вынуждена предпринимать шаги по созданию институтов, расширяющих участие широких социальных слоев в общественном управлении. Реформы, предпринятые во второй половине XIX века, коснулись практически всех общественно значимых сфер, в том числе судебной системы и института представительства. В результате Судебной реформы 1864 года прежние органы судопроизводства представлявшие собой рудиментарные институты и оказавшиеся неспособными к позитивной трансформации, подверглись уничтожению и замене пореформенной судебной системой в относительно короткий исторический период.

Институт присяжных поверенных выступил в качестве гаранта реализации основных положений Судебных Уставов 1864 г. и стал неотъемлемой частью пореформенного судопроизводства. По Судебным Уставам 1864 г. адвокаты разделялись на две категории - присяжных поверенных (профессиональных адвокатов) и частных поверенных. Организация и деятельность присяжной адвокатуры регламентировалась Учреждениями судебных установлений, главой второй «О присяжных поверенных» (статьи 353 - 406) .

Гражданский статус адвоката был не менее значим, чем статус юридический. Этот факт уже сам по себе свидетельствует об особом предназначении института адвокатуры в российском дореволюционном обществе.

Создание нового облика адвокатуры не было идеальным. Вместе с тем, учреждение профессиональной адвокатуры способствовало формированию определенных нравственных ориентиров профессии адвоката, что выражалось в требованиях к кандидатам в присяжные, а также при определении их правовых обязанностей и ограничений. Адвокатура составляла в те годы наиболее либеральную форму организации русской интеллигенции, имевшую позитивную, социально-значимую направленность. Наблюдения многих современников показывают, что в правовой культуре России периода 1864-1917 гг. на ценностном уровне постепенно утверждался подход к институту адвокатуры как к публичному институту профессиональной правозащитной деятельности.

Второй параграф «Русская адвокатура и государство: принципы взаимоотношений» раскрывает особый характер взаимодействия адвокатуры и государства, обусловленный культурно-историческими и социальными особенностями русского общества и самой адвокатуры.

Появление института адвокатуры и приобретение ею признаков корпорации в целях выполнения задач общественной значимости в рамках Судебной реформы, несомненно, оказало значительное влияние на формирование новых принципов реализации прав личности в судебном процессе, положило начало новому качеству взаимоотношений государства и адвокатуры как правозащитного института. Но право продолжало отождествляться в общественном сознании с государством и политикой, что приводило к подмене правовых ценностей политическими интересами. Это обусловило и произвольное отношение ничем не ограниченной верховной власти к закону, который она использовала в своих целях. Русское правительство не имело реального представления о праве, его ценности и роли в качестве социального регулятора общества. Конечной целью государства и, что немаловажно, общественной мысли, было сохранение самодержавия, что не могло не определять особенностей развития правозащитной деятельности.

С одной стороны, в пореформенный период в сознании и деятельности профессиональных юристов проявилась направленность к становлению правовой культуры, к воплощению в праве добра через реализацию справедливости при признании ценности личности приоритетной, признанию важности защиты ее прав и свобод. С другой стороны, направленность эта, получившая яркое выражение в деятельности выдающихся русских юристов, судов присяжных и т. д. - не могла реализоваться, став устойчивой и широко распространенной. Император также не мог содействовать установлению в России правового государства, правового плюрализма, а общество было весьма разнородным. В сознании разных слоев населения по разным причинам сохранялось недоверие к праву, недопонимание направленности к его окультуриванию,  усилению его цивилизующей роли.

Отношения адвокатуры и государства отличались неустойчивостью и испытывали на себе в разные годы как либеральные, так и консервативные тенденции, преобладавшие в настроениях правящей элиты. Уже в 70-х годах XIXв. был поставлен вопрос о юридической природе адвокатуры. Правительство в законодательном порядке стало проводить политику ущемления прав адвокатуры. В январе 1874 г. последовало высочайшее повеление о «временном» приостановлении учреждения советов присяжных поверенных и передаче функций советов присяжных поверенных окружным судам. Это ограничило независимость адвокатуры, искажало принципы ее организации. К концу 80-х годов из Судебных уставов 1864 г. были исключены многие демократические институты, резко сокращен круг дел, подлежащих рассмотрению судом присяжных. Устройство адвокатуры претерпело ограничения со стороны властей: было приостановлено образование новых советов присяжных поверенных и их отделений, установлен строгий контроль за существующими.

Однако, несмотря на реакцию со стороны исполнительной власти, постоянные попытки ограничить судебную власть и дискредитировать ее в глазах общества, судьи и адвокаты были едва ли не единственной социальной группой, которая до и после революции 1917 г. сохраняла уважение к праву и понимала подлинные цели правосудия, пыталась всеми силами отстаивать эти идеи и в залах судебных заседаний, работе различных правительственных и думских комиссий.

Исходя из проведенного всестороннего анализа положения адвокатуры в российском обществе, автором дано следующее определение данному институту, сформировавшемуся в результате Судебной реформы 1864 года.  Адвокатура - правозащитная организация, обладавшая легальным юридическим статусом, осуществлявшая свою деятельность в лице лучших своих представителей на принципах независимости, справедливости, личной и социальной ответственности, приоритете субъективных прав личности независимо от ее сословной принадлежности, и добровольного контроля над состоянием законности в принятии судебных решений.

Основное отличие адвокатуры от всех прочих правозащитных институтов, действовавших в России в тот исторический период, состояло в том, что она представляла собой единственную профессиональную организацию, в чьи функции прямо входила правовая защита личности. Таким образом, адвокатура в определенном смысле венчала собой всю структуру российских правозащитных институтов.

К основным признакам общественных институтов в дореволюционной России, которые дали основание причислить их к субъектам правозащитной деятельности и, следовательно, к сформировавшимся институтам гражданского общества, автором диссертации отнесены:

- добровольность членства;

- устойчивость организационной структуры;

- некоммерческий характер деятельности;

- наличие общественно полезных целей, направленных на защиту индивидуальных прав личности или групповых интересов социально незащищенных слоев населения.

Советская эпоха перечеркнула эти достижения, не оставив профессиональной адвокатуре фактически никаких шансов. Многие адвокаты были уничтожены физически как представители враждебного пролетариату класса. Другие оказались в концлагерях. Оставшиеся на свободе были лишены права выступать в судах.

После 1917  года уровень правовой культуры в судах резко упал, а защитники и представители на долгие годы попали в полную зависимость от государства и господствующей в обществе идеологии.

В современной России, несмотря на отказ от прежних догматических установок, провозглашение демократических ценностей, создание новой системы права и общественного управления, реальных изменений в области защиты прав личности не происходит. Диктат рынка не способствовал оздоровлению государственных институтов, для которых проблемы отдельной личности по-прежнему не являются предметом истинной заботы. Ведущаяся в стране с начала 90-х годов ХХ столетия судебно-правовая реформа и новая административная реформа пока не принесли существенных результатов: не изменился обвинительный уклон судебной системы, не сформирован подлинно независимый суд, не повысился статус адвоката как участника судопроизводства. Таким образом, де-факто адвокатура не является развитым институтом защиты права, не играет значимой роли в формировании гражданского общества, существуют лишь единичные примеры активного противодействия профессиональных правозащитников нарушению прав и свобод человека, независимо от его социального статуса и дохода. Для большинства населения получение качественных юридических услуг по-прежнему недоступно.

Нельзя не признать, что де-юре правовой статус адвокатуры существенно изменился, в том числе характер выполняемых ею задач и функций, формы и виды образующих ее структур, взаимоотношения с правоохранительными органами и клиентами. Эти факторы объективно способствуют росту заинтересованности институтов гражданского общества в проявлении большей социальной активности. Но столетие спустя российское общество вновь стоит перед проблемой защиты фундаментальных прав и свобод личности, что актуализирует дальнейший научный анализ существующих проблем и повышение роли правозащитных институтов.

В Заключении подводятся итоги исследования и делаются основные выводы.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

  1. Дравнина Е. Ю. Адвокатура как элемент гражданского общества: : Сб. « Россия в современном мире.» -М. : ИНИОН РАН, 2004.- т.3.- 0,6 п.л.
  2. Дравнина Е.Ю. Институт уполномоченного по правам человека (омбудсмен) как элемент гражданского общества: : Сб. « Россия в современном мире.» -М. : ИНИОН РАН, 2005.- т.4.- 0,6 п.л.
  3. Дравнина Е.Ю. Институт уполномоченного по правам человека (омбудсмен) как элемент гражданского общества.// Государственность и государственная служба в России:  пути развития: Сб. Материалов совместной междисциплинарной аспирантской конференции РАГС – СЗАГС – СПб. :  СЗАГС, 2004. – 0,3 п.л.
  4. Григонис Э.П., Дравнина Е.Ю., Дравнина Т.И. Генезис идеи гражданского общества.// Первая русская революция 1905-1907 годов и проблемы становления гражданского общества в России : Сб. материалов межвузовской научной конференции.- СПб.: СПб ГТИ(ТУ), 2005.- 0,2 п.л.
  5. Дравнина Е.Ю. Зарождение институтов и практики гражданского общества в России.// Первая русская революция 1905-1907 годов и проблемы становления гражданского общества в России : Сб. материалов межвузовской научной конференции.- СПб.: СПб ГТИ(ТУ), 2005.- 0,2 п.л.
  6.  Дравнина Е.Ю. Российская адвокатура как институт правозащиты на современном этапе становления гражданского общества.// Жизнь и безопасность.-2005.-N3-4. -0,5 п.л.
  7. Дравнина Е.Ю. Институт самозащиты как форма внесудебной защиты личности.// Жизнь и безопасность.-2005.-N3-4. -0,5 п.л.
  8.  Дравнина Е.Ю. Особенности развития институтов гражданского общества в России во второй половине XIX - начале XX вв.// История государства и права.-2006.-№12.-0,5 п.л.

Подписано в печать 18.11.2006

Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100 экз.

Заказ № 389.

Отпечатано в ООО «Издательство "ЛЕМА"»

199004, Россия, Санкт-Петербург,

В.О., Средний пр., д.24, тел./факс: 323-67-74

e-mail: izd lema@mail.ru

 

Андреевский И.Е. Полицейское право. Изд-е 2., Т. 1. Спб., 1874.

Энциклопедический словарь / Издатели: Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Т. 42. СПб., 1897.

Русское литературное общество. Очерк деятельности общества за 1894-1896 гг. СПб., 1897.

Губерт В.О. XXV лет научно-практической деятельности Русского общества охранения народного здравия. СПб., 1904; Николай Иванович Пирогов и его наследие Пироговские съезды. СПб., 1911.

Елистратов А.И. Очерк административного права. М., 1922.

Страшун И.Д. Русская общественная медицина в период между двумя революциями. 1907-1917 гг. М., 1964; Очерки истории русской общественной медицины: К столетию земской медицины: Сб. статей / под редакцией П.И. Калью. М., 1965; Ерман Л.К. Интеллигенция в первой русской революции. М., 1966 и др.

Заблудовский П.Е. История отечественной медицины. М., 1960; 100-летие Красного креста в нашей стране. М., 1967; Лотова Е.И. Русская интеллигенция и вопрос общественной гигиены. Первое гигиеническое общество в России. М., 1962 и др.

Брянский А.Ф. Право граждан СССР на объединение в общественные организации. Автореф. канд. дисс. м., 1964; Ямпольская Ц.А. Общественные организации в СССР. М., 1972; Назарян В.Р. Проблемы теории общественных организаций // Вопросы теории общественных организаций. Сб. статей / АН СССР. Ред. кол. И.А. Азовкин. М., 1977; Перевалов В.Д. О некоторых аспектах понятия «общественная организация» и его определении. // Вопросы теории общественных организаций. Сб. статей / АН СССР. Ред. Кол. И.А. Азовкин. М., 1977.

Степанский А.Д. Первые исторические общества в России // Вопросы истории. 1973. № 12; Он же: Общественные организации России на рубеже 19-20 вв.: Дис. … д.и. н.: 07.00.02. М., 1982 и другие работы.

Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XIX-начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. - С.-Петербург, Изд-во «Дмитрий Буланин», 1999.Т.1. 550 с.; Т.2. 566 с.

ПСЗ. Т. 21. № 15379.

ПСЗ. Т. 44. Спб., 1873. С. 53.

ПСЗ. Т. 42. № 44402.

ПСЗ. Т. 17. № 13736. Спб., 1900. С. 61.

ПСЗ. Т. 26. Спб., 1909. С. 201-207.

Гражданское уложение. Проект высочайше утвержденной редакционной комиссии. Кн. 5. Т.4. Спб., 1899. С. 543-570.

См: Л.М. Роговин. Законы об обществах, союзах и собраниях. Изд. Типографское Печатное Дело. Спб., 1912.

Кудинов О.А. М.М. Сперанский – основоположник российского конституционализма.// Юридическое образование и наука.–-2003.-№4.-С.34-37.

Чичерин Б.Н. Конституционный вопрос в России. // Опыт русского либерализма. Антология. М., 1997. С. 56.

Трубецкой Е. Н. Борис Николаевич Чичерин как поборник правды в праве. // Вестник права (СПб.). 1904. № 3. С. 6-7.

Судебные Уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные государственной канцелярией», Ч III. СПб., 1867. Т.5.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.