WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОГО СОДЕРЖАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА НА РУБЕЖЕ XX - XXI вв. (теоретико-правовое исследование)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Диденко Николай Сергеевич

ТРАНСФОРМАЦИЯ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОГО СОДЕРЖАНИЯ

ГОСУДАРСТВЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА НА РУБЕЖЕ XX - XXI вв.

(теоретико-правовое исследование)

12.00.01 - теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону - 2006

Работа выполнена в Ростовском юридическом институте МВД России

Научный руководитель:

доктор философских наук,

кандидат юридических наук, профессор

Макеев Василий Васильевич

Официальные оппоненты:   доктор юридических наук, профессор

Дзидзоев Руслан Мухарбекович; кандидат юридических наук, доцент Шепелев Владимир Иванович

Ведущая организация: Ростовский юридический институт (филиал ГОУ ВПО Российская правовая академия Министерства юстиции).

Защита состоится 15 июня 2006 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ. 220.038.10 при Кубанском государственном аграрном университете по адресу: 350044, г. Краснодар, ул. Калинина, 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного аграрного университета.

Автореферат разослан «____» мая 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Камышанский В.П.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Как отмечал видный историк права и государства И.Д. Левин1, принцип суверенитета был сформулирован в XVI столетии и сразу же признан основным принципом государственной науки. Суверенитет как фундаментальная политико-правовая категория был предметом фшюсофско-правовой и политико-правовой рефлексии на протяжении пяти столетий. В научной литературе существует множество способов анализа исторических форм государственного суверенитета, что связано с определенной логикой его образования и развития как политико-правового института.

Актуальность выбранной темы исследования определяется следующими факторами.

Во-первых, обращение к исследованию заявленной проблемы обусловлено трансформацией политико-правового содержания государственного суверенитета, его функционированием и развитием в условиях глобализированного мира.

Современный глобализационный процесс подрывает базовую форму существования эпохи модерна в лице национального государства и, следовательно, его суверенитета. Тенденция к ограничению государственного суверенитета обусловлена развитием международных институтов, гарантирующих гражданские права, экспансией транснациональных корпораций, интеграционными тенденциями в некоторых регионах мира.

Именно здесь прокладывает себе дорогу новый мировой порядок и складывается новая модель суверенитета. Появляются постсуверенные или потерявшие свою суверенность государства. Незыблемость государственного суверенитета все решительнее ставится под сомнение. Поскольку в перспективе прогнозируется не только дальнейшее усиление интеграционных процессов в рамках уже существующих союзов (ЕС), но и образование новых региональных

' Левин И.Д. Суверенитет. СПб., 2003. С. 19.

3

объединений (в Юго-Восточной Азии), процесс передачи функций национальных властей на региональный и международный уровень ускорится. Поэтому проблемы, связанные с изменением статуса национального государства, приобретут еще большую актуальность.

Во-вторых, анализ теоретико-методологических и политико-правовых аспектов российского суверенитета вызван необходимостью адекватного осмысления самой природы федеративного государства, выявления сущности федерализма и стимулирования им федералистского правового мышления и практики. Особенности реализации государственного суверенитета в условиях федерации достаточно неоднозначно оцениваются как в отечественной, так и в зарубежной юридической литературе.

С одной стороны, такая неоднозначность вызывалась политической конъюнктурой (процесс суверенизации регионов), а с другой стороны, вытекала из отсутствия общепринятого понимания категории суверенитета применительно к Российской Федерации.

В этой связи анализ проблем трансформации политико-правового содержания государственного суверенитета и поиск оптимальных путей реализации его как конституционного принципа представляется весьма актуальным.

Степень научной разработанности темы.

Теоретическими предшественниками современных представлений о государственном суверенитете были Ж. Воден, Т. Гоббс, Б. Спиноза, Г. Гроций, Ж.-Ж. Руссо, И. Альтузий, Де Местр, Гегель и др. Они рассматривали суверенитет как постоянную и абсолютную власть государства и, следовательно, в качестве неотъемлемого признака, свойства государства. Концептуальное оформление гегелевской идеи государственного суверенитета получило свое дальнейшее развитие в юридической теории государственного суверенитета в Германии в лице Геллера и М. Зейделя, Цорна, Лассона, во Франции - Эсмена, Л. Дюги, Кар-ре де Мальбера и др., в России - Г.Ф. Шершеневича, Н.И. Палиенко, А.С. Ященко и др. Российские дореволюционные ученые убедительно показали невозможность юридического ограничения суверенной власти.

Иная точка зрения на суверенитет была выдвинута германской юридической школой, представленной именами Г. Вайца, П. Лабанда, Моля, Г. Еллине-ка, О. Майера и выраженной в отказе рассматривать суверенитет как сущность государственной власти. Суверенитет понимается как лишь некоторое свойство или способность государственной власти.

В зарубежной и отечественной юридической науке до сих пор дискутируются утверждения Г. Еллинека о том, что государства, вошедшие в федерацию, сохраняют определенный объем власти, но утрачивают суверенитет. Однако в целом имеет место тенденция отказа от признания суверенитета составных частей федерации. Еще ранее теория ограниченного суверенитета федеративного государства и государств - его членов в том виде, в какой она защищалась журналом «Федералист» А. Гамильтона, Д. Мэдисона и Дж. Джея в 1787 г., получила широкое распространение у многих правоведов в странах с федералистским типом государственного устройства. Данной теории придерживаются М. Ориу, Дж. Канн, М.Н. Марченко, Б.С. Эбзеев и др.

Отечественной наукой создан теоретический фундамент, определяющий концептуальные положения, касающиеся понимания государственного суверенитета, его соотношения с народным и национальным суверенитетами, признания невозможности абсолютного суверенитета. Это работы И.Д. Левина, А.А. Безуг-лова, Н.А. Ушакова и др.

Современные доктрины соотношения международного и внутригосударственного права, а также политико-правового содержания государственного суверенитета в международном праве сформировались в отечественной науке международного права и отчетливо проявились в трудах В.Н. Дурденевского, Е.А. Коровина, Д.Б. Левина, И.И. Лукашука, Н.В. Миронова, Г.И. Тункина, Е.Т. Усенко, Н.А. Ушакова, С.В. Черниченко, В.М. Шуршалова и др.

В научных публикациях Р.Г. Абдулатипова, М.С. Джунусова, И.Н. Бар-цица проведены первые исследования проблем обеспечения государственного суверенитета применительно к современным условиям.

Вместе с тем в российской науке до сих пор имеют место разногласия в ответе на вопросы о том, может ли государственный суверенитет быть разделен между федерацией и ее субъектами и возможно ли признание государственного суверенитета республик как субъектов Российской Федерации. Автор данной работы придерживается позиции тех отечественных и зарубежных ученых, кто считает, что государственный суверенитет не может быть разделенным.

В рамках проблемы федерального контроля конституционного порядка в регионах федерации осуществляется изучение различных его стратегий и особенностей их реализации в современной России. Результативно исследуется стратегия российского конституционного правосудия в работах М.К. Ажахова, Р.Е. Мамаева, И.Ш. Муксинова, В.Е. Сафонова, И.А. Умновой, А.Г. Хабибули-на, С.М. Шахрая, Ю.Л. Шульженко, В.А. Черепанова, Б.С. Эбзеева. Авторы подчеркивают необходимость мер по повышению правовой ответственности за конституционные нарушения в различных регионах федерации. В работах А.И. Коваленко, Ж.И. Овсепян в качестве основного его принципа рассматривается правовая охрана федеральной конституции, осуществляемая государственно-правовыми институтами, которые обеспечивают юридическими средствами соответствие конституций субъектов федерации общефедеральной конституции.

Не ослабевает интерес к проблемам различия государственно-правового статуса субъектов Российской Федерации, в том числе республик в составе России и в настоящее время, растет число новых публикаций, исследований, отражающих в той или иной степени данную тему.

Значительный вклад в осмысление данных проблем внесли российские ученые Р.Г. Абдулатипов, А.А. Аринин, Г.В. Атаманчук, М.В. Баглай, П.П. Баранов, Л.Ф. Болтенкова, В.Ю. Верещагин, М.Н. Губогло, Ю.А. Дмитриев, Р.В. Енгибарян, В.Д. Иванов, И.П. Ильинский, Л.М. Карапетян, В.А. Кряжков, Б.С. Крылов, А.И. Лепешкин, В.В. Макеев, Л.Н. Морозова, В.Б. Пастухов, В.А. Прокошин, Э.В. Тадевосян, Ю.А. Тихомиров, М.Х. Фарукшин, И.А. Ум-нова, В.Е. Чиркин, Д.Ю. Шапсугов, С.М. Шахрай, Б.С. Эбзеев и многие другие.

Как видно из вышеизложенного, проблемы государственного суверенитета находятся в настоящее время в центре внимания многих отечественных и зарубежных исследователей. Тем не менее, в изучении данного вопроса еще остаются определенные пробелы, обусловленные, в первую очередь, отсутствием комплексных разработок, которые бы позволили свести воедино отдельные концептуальные достижения.

Объектом диссертационного исследования выступает суверенитет в его государственно-правовом и политическом измерении.

Предметом исследования является процесс трансформации политико-правового содержания государственного суверенитета в контексте становления нового «постсуверенного» мирового порядка и формирования кооперативного федерализма в России.

Цель диссертационной работы состоит в осуществлении системного анализа трансформации политико-правового содержания государственного суверенитета на рубеже XX - XXI вв.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

- проанализировать теоретические подходы к понятию государственного суверенитета;

- рассмотреть юридическое определение понятия государственного суверенитета;

- выявить политико-правовое содержание государственного суверенитета в международном праве;

—  выяснить условия развития российского суверенитета от этапа конфедерализации к восстановлению суверенной государственности;

- рассмотреть суверенитет как проблему конституционной безопасности;

— выявить перспективы развития и эволюционный потенциал федералистской модели суверенитета в России.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют принципы системного анализа, используемые для разрешения проблемы эволюции государственного суверенитета как политико-правового института общества.

Системный подход позволяет выявить политико-правовое содержание государственного суверенитета и проблемы становления и развития российского федерализма как одной из основ государственного устройства.

Метод системного анализа использовался при рассмотрении структуры государственного суверенитета как системы, состоящей из взаимосвязанных элементов: единства и верховенства федеральной государственной власти, территориальной целостности и неприкосновенности, приоритета Конституции и федеральных законов и др.

Метод формально-юридического анализа применялся для исследования содержания и смысла норм права по вопросам разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов, равноправия субъектов Федерации, контроля за конституционностью нормативных актов и мер государственного принуждения.

Сравнительно-исторический подход ориентировал на изучение процессов становления, распространения и последствий эволюционных форм государственного суверенитета.

На выбор методологических и теоретических подходов исследования, выработку собственного концептуального основания во многом повлияли труды известных отечественных и зарубежных ученых по вопросам федерализма, конституционного права, теории и истории права и государства, государственного управления, межнациональных отношений.

Нормативно-правовую базу исследования составили: Конституция Российской Федерации, федеральное законодательство, решения Конституционного Суда Российской Федерации, законодательство субъектов Российской Федерации и решения их судебных органов, а также использовалось законодательство СССР и законодательство ряда зарубежных государств.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

- выявлены эволюционные формы государственного суверенитета в виде абсолютного, народного, национального и федералистского (ограниченного) суверенитета;

-  представлено юридическое определение понятия государственного суверенитета;

-  проанализированы политико-правовые источники ограничения суверенной государственной власти в условиях формирования «постсуверенного» мирового порядка;

-  на основе анализа реальной центробежной тенденции, разрушающей российскую государственность, выявлена необходимость восстановления суверенитета РФ;

-  определена особая значимость для конституционной безопасности тех основ конституционного строя, которые составляют признаки суверенного государства;

-  выявлен переходный характер конституционной модели российского федерализма и определены тенденции движения в сторону демократизации и повышения эффективности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Методологически важное значение в теоретических спорах о суверенитете занимает вопрос о носителе суверенитета. На протяжении XVI-XIX вв. государственный суверенитет последовательно воплощался в формах абсолютного, народного, национального и федералистского (ограниченного) суверенитета. Все исторические проявления суверенитета исходят, таким образом, именно из суверенитета самого государства, т.е. из принципа государственного суверенитета, осуществления суверенитета субъектами высшей государственной власти.

2.  Понимание единой концепции государственного суверенитета включает выявление содержания и признаков суверенитета. Суверенитет есть не сово-

купность полномочий, а особое свойство государства, не сама власть, а право на власть. Суверенитет есть исключительное право верховной и юридически неограниченной власти по определению собственной компетенции и форм ее реализации. При этом суверенитет принадлежит государству в целом как единому политическому образованию, выражающему полновластие народа, и не принадлежит отдельным органам или должностным лицам этого государства.

3.  Политико-правовое содержание государственного суверенитета в международном праве претерпевает серьезное изменение, затрагивающее все основные параметры - институты государственной власти, внутренний и внешний суверенитет, распределение полномочий центра с регионами, отношения между государствами. За последние десятилетия оспаривается и субъект, и масштаб, и источник международного права. Классическое определение государственного суверенитета как исключительной компетенции легитимной государственной власти в пределах ее территории требует сегодня определенного теоретического пересмотра, особенно в случаях международных конфликтов, которые возникают, как правило, внутри отдельных стран, вызывая вмешательство  мирового  сообщества.  Суверенитет государств  может ограничиваться принимаемыми ими на себя обязательствами или делегироваться в определенных рамках международным организациям на основе добровольно подписанных и ратифицированных национальными парламентами договоров.

4.  Формально-юридическая принадлежность российского суверенитета и факт «суверенизации» отдельных частей России (конфедерализация) необходимо различаются. Последнее - это не «деление суверенитета» и не «сосуществование суверенитетов», а утрачивание суверенитета Российской Федерацией, что по необходимости и логике государственного развития требует своего восстановления. Процесс укрепления суверенности государственности свидетельствует о трансформации России от модели юридически фиктивной централизованной федерации к модели юридически и фактически централизованной федерации.

10

5.  Государственный суверенитет как основа конституционной безопасности предполагает законодательное обеспечение мер по его защите, а также территориальной целостности, устранению сепаратизма, беспрепятственного осуществления полномочий федеральной государственной власти и верховенства федерального законодательства на всей территории Российской Федерации. Наделение государственной власти республики проистекает не из суверенного волеизъявления республик, выраженного в их конституциях либо договоре, а из Конституции Российской Федерации как высшего нормативно-правового акта суверенной власти всего многонационального народа России.

6. Конституционная модель российского федерализма в значительной мере является переходной. В ней сочетаются централизация и децентрализация, дуалистические и кооперативные отношения. О неустойчивости российской модели федерализма свидетельствуют также попытки найти равновесный вариант между асимметрией и принципом равноправия субъектов Российской Федерации, между национальным и территориальным принципами структурирования Федерации. В России как федеративном государстве утверждается такая модель суверенитета, которая вбирает в себя элементы типов народного и национального суверенитета с постепенным преобладанием последнего.

Научно-практическая значимость исследования предопределена тем, что в работе представлена совокупность системно взаимосвязанных политико-правовых положений, характеризующих тенденции и перспективы развития суверенитета в условиях глобализационных процессов, а также трансформация государственного суверенитета в постсоветской России. Этот анализ позволяет выработать рекомендации для нормотворческой деятельности органов государственной власти. Выводы и положения диссертационной работы могут быть использованы при подготовке учебно-методических материалов, используемых при чтении лекционных курсов по проблемам теории права и государства, конституционного права России и зарубежных стран, юридической конфликтологии, политологии, правовой социологии.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры теории и истории государства и права Ростовского юридического института МВД России.

Основные положения и выводы диссертации докладывались и обсуждались на всероссийских конференциях «Политическая толерантность в мульти-этническом регионе» (Ростов-на-Дону, 2003), «Актуальные социальные и правовые проблемы развития транзитивного общества» (Краснодар, 2003), научной сессии аспирантов и соискателей «Методология социального познания» (Ростов-на-Дону, 2005).

Материалы исследования были отражены в трех научных публикациях общим объемом 1,2 п.л.

Структура диссертации состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка литературы, насчитывающего 278 источников.

Общий объем диссертации - 166 страниц.

12

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, освещается степень ее разработанности, определяются объект, предмет и цель исследования, ставятся задачи, дается краткое описание методологической основы работы, формулируются элементы новизны, научно-практическая значимость исследования, перечисляются основные положения, выносимые на защиту, и приводятся данные по апробации его результатов.

В первой главе «Государственный суверенитет как политико-правовой институт: теоретико-методологический анализ», которая состоит из трех параграфов, рассматриваются основные концепции государственного суверенитета и тенденции суверенизации в XVI-XIX вв., исторические проявления суверенитета, понимание единой концепции государственного суверенитета, включающее выявление содержания и признаков суверенитета, а также взаимоотношения внутреннего и внешнего суверенитета.

В первом параграфе первой главы «Государственный суверенитет: концептуальный и категориальный анализ» критически анализируются основные концепции понятия государственного суверенитета, т.е. понятия, которое, по мнению К. Шмитта, представляет наибольший актуальный интерес из всех юридических понятий.

Отмечается, что структура, семантика и метафизический авторитет основных понятий государствоведения, включая и суверенитет, заимствованы из христианской теологии в «порядке секуляризации» - сложного и длительного процесса, развернувшегося в XIV-XVI веках.

Для понимания сущности суверенитета на том или ином этапе его развития принципиально важно видеть отличия источника власти и, соответственно, верховенство власти.

Как отмечает автор, большое место в спорах и разногласиях о суверенитете всегда занимал и вопрос о носителе суверенитета. Это вполне понятно, так

13

как в этой проблеме с особой силой сталкиваются различные, часто исключающие друг друга политические программы и концепции.

Автор прослеживает развитие понятия «суверенитет» с его исторического появления. Суверенитет последовательно воплощался в четырех своих основных формах, связанных с представлениями о суверенитете монархов, суверенитете народа, суверенитете нации (государства) и ограниченным суверенитетом федералистского типа.

Видные теоретики в области юриспруденции XVI и XVII вв. были солидарны с позицией основателя учения о суверенитете Ж. Боденом, определявшим суверенитет как абсолютную и вечную власть в государстве, в том, что суверенитет неделим.

В XVIII в. в научном сообществе приходят к признанию различия между абсолютным, совершенным, полным суверенитетом, с одной стороны, и относительным, несовершенным, неполным суверенитетом. Это было связано с появлением государств федеративного типа. В силу этого различия была признана делимость суверенитета.

Анализируются отличия и сходство двух форм суверенитета - народного и национального. Приводятся основные аргументы в определении содержания народного и национального суверенитета. Здесь и там государство выступает как политическая организация власти, представляющая весь народ и независимая от политических организаций иных народов, равно как от их частей (органов и должностных лиц). В то же время государство зависимо от народа (нации). В этом смысле государственный (национальный) суверенитет является лишь политико-правовой формой выражения народного суверенитета, причем именно народ (нация) определяет как формы, так и пределы государственной власти. В связи с этим важно отметить: народ конституируется в нацию, когда достигает своего политического статуса.

В ходе рассмотрения суверенитета федералистского типа автор показывает, что наибольшую сложность представляет проблема определения принадлежности суверенитета в федеративном государстве. Данный вопрос является

14

темой для научных дискуссий с конца XVIII в. и вплоть до наших дней. Отмечается, что познание природы федеративного государства невозможно без понимания особенностей реализации принципа государственного суверенитета в условиях федерации.

Понятие суверенитет, заключает автор, отличается важнейшей особенностью: ему присуща содержательная трансформация, то есть изменение конкретного сущностного наполнения в зависимости от исторической эпохи и политико-правовой обусловленности.

Во втором параграфе «Юридическое определение понятия государственного суверенитета» для анализа юридического понятия суверенитета в современном конституционном праве и определения степени ограниченности власти современных государств диссертант обращается к исследованию истории юридических взглядов на природу и признаки государственного суверенитета.

Отмечается, что наибольшую сложность представляет определение суверенитета в федеративном государстве. В XVIII в. в юридической литературе было признано различие между абсолютным, совершенным, полным суверенитетом, с одной стороны, и относительным, несовершенным, неполным суверенитетом, или полусуверенитетом. Во второй половине XIX в. большое распространение получила формальная концепция суверенитета.

Вопрос о понятии суверенитета и его особенностях в федеративном государстве достаточно неоднозначно оценивается в российской юридической литературе. Понимание единой концепции государственного суверенитета включает выявление содержания и признаков суверенитета, т.е. того, что вытекает из понятия суверенного государства и как обнаружить наличие или отсутствие суверенитета в реальной действительности.

Представляя различные подходы, автор утверждает, что суверенитет как юридическое понятие отражает наиболее общие юридические свойства государства — верховенство государства в пределах его территории и его независимость во взаимоотношениях с другими государствами. Данный подход является

15

наиболее продуктивным, поскольку заключает в себе дифференцированное объяснение понятия суверенитета применительно к сфере внутригосударственных и внешнегосударственных отношений.

Диссертант критически анализирует ряд концепций, отождествляющих суверенитет государства и важнейшие полномочия государства. Так, сторонники «ограниченного», «неполного», «частичного» суверенитета, определенного объема суверенных прав субъектов многосоставных государственных образований исходили преимущественно из представления о нем как о совокупности полномочий.

По мнению диссертанта, суверенитет представляет собой не совокупность полномочий, а особое свойство государства, не саму власть, а право на власть.

Анализируя юридический аспект неограниченности суверенитета, автор обосновывает позицию, выражающуюся в том, что каковы бы ни были правовые ограничения деятельности отдельных органов государства, государство в целом как совокупность государственных органов и избирательного корпуса, с юридической точки зрения вправе принимать любое решение в установленном им же, а не кем-либо другим, порядке. Неограниченность юридического суверенитета означает формальную свободу государства устанавливать свое право; только государство устанавливает право и самый порядок установления права. Отрицать за государством юридическое право выносить или осуществлять любое решение - значило бы подчинять его праву, установленному каким-либо другим государством, т.е. признавать его подчиненным суверенитету другого государства.

Рассматривая суверенитет как исключительное право верховной и юридически неограниченной власти по определению собственной компетенции и форм ее реализации, автор солидаризируется с позицией тех юристов, которые считают, что суверенитет принадлежит государству в целом как единому политическому образованию, выражающему полновластие народа, и не принадлежит отдельным органам или должностным лицам этого государства.

16

В третьем параграфе первой главы «Политико-правовое содержание государственного суверенитета в международном праве» рассматривается политико-правовое содержание государственного суверенитета с точки зрения эволюции человеческого сообщества в XXI в. и составляющих его многочисленных национальных государств.

Автор отмечает глубокие изменения, затрагивающие все их основные параметры - институты государственной власти, внутренний и внешний суверенитет, распределение полномочий центра с регионами, отношения между государствами. По мнению многих юристов, суть этой эволюции сводится к неуклонному сужению властных функций государства внутри страны и размыванию его национального суверенитета вне нее. Данный тезис, по мнению автора диссертации, не лишен оснований. Руководящим органам наднациональных организаций, особенно Евросоюза, передаются многие полномочия, являвшиеся прежде исключительной компетенцией национальных правительств и парламентов. Решениям этих органов (комиссий, Совета министров, Европарламента, Европейского суда) отдается приоритет перед нормами права государств - участников ЕС, они принимаются все чаще не консенсусом, а большинством голосов. Одновременно происходит расширение прав выборных органов самоуправления на местах: на уровне регионов, земель, муниципалитетов, располагающих благодаря местным налогам немалыми собственными финансовыми средствами. Наконец, внутри европейских стран растет влияние автономных от государства частных ассоциаций, а вне их - международных неправительственных организаций самого различного профиля: предпринимательских, профсоюзных, фермерских, экологических, правозащитных, культурных, конфессиональных и т.д.

Автор рассматривает международное право как обширный и изменяющийся корпус законов, устанавливающих основу для сосуществования и сотрудничества в рамках международного порядка. Традиционно международное право идентифицирует и поддерживает идею общества суверенных государств

17

как «верховного нормативного принципа» политической организации человечества.

В работе обращается внимание на то, что за последние десятилетия оспаривается все: и субъект, и масштаб, и источник международного права; а мнения, ранее поддерживающие доктрину о том, что международное право является и должно быть «правом только и исключительно между государствами» (Л. Оппенгейм), изменились.

Отмечается, что в центре такого «поворота» мнений лежит конфликт между требованиями, выдвигаемыми от имени системы государств, и требованиями, выдвигаемыми от имени альтернативного организующего принципа мирового порядка, который германский политический философ Ю. Хабермас называет космополитическим сообществом. И сегодня происходит то, что ученый называет «нормативным обузданием суверенной государственной власти». Конечно, современное международное право подчиняет отдельные лица, правительства и неправительственные организации новой системе правового регулирования.

Международное право признает власть и ограничения, права и обязанности, выходящие за пределы требований национальных государств, и даже если они не поддерживаются институтами, обладающими силой принуждения, то все равно будут иметь далеко идущие последствия.

По мнению диссертанта, классическое определение государственного суверенитета как исключительной компетенции легитимной государственной власти в пределах ее территории, сформулированное еще в XVI в. французским юристом Жаном Боденом и закрепленное Вестфальским договором 1648 г., бесспорно, нуждается сегодня в определенных коррективах.

Во второй главе «Российский суверенитет: государственно-правовые основы» исследуется конституционно-правовой аспект российского суверенитета, определяемого принципом единства и неделимости, анализируются политико-правовые факторы десуверенизации федеративного целого, предлагается

18

новая системная перспектива, содержащая нормативно-правовую модель государственного суверенитета в условиях российского федерализма.

В первом параграфе второй главы «От "парада суверенитетов" к суверенной государственности Российской Федерации» исследование проблемы российского суверенитета начинается с констатации того, что перестройка и распад СССР привели к эволюции России от позднесоветского квазифедерализма к новой федеративной системе. Анализ текста Конституции СССР подтверждает факт легального закрепления децентрализованной договорной федерации, основанной на принципе централизации в ее наиболее чистом виде.

Автор, анализируя Конституцию Российской Федерации, отмечает, что она закрепила многие черты централизованного государства, в частности, через сохранение централизованных судебной системы и правоохранительных органов. Не внес ясности Основной закон и в такую актуальную юридическую и административную проблему, как «совместное ведение», порождавшую трудности регулирования правовых, экономических и некоторых других проблем в регионах.

Субъекты РФ, хотя и обладают верховенством государственной власти вне предметов ведения, перечисленных в ст. 71 и 71 Конституции, однако после перечня указанных статей круг исключительных полномочий субъектов РФ представляется достаточно узким. Круг предметов ведения субъектов РФ сузился по сравнению с Конституций РСФСР 1978 г.

По мнению диссертанта, такая модель разграничения предметов ведения на основе принципа централизации на практике претерпевала значительные искажения. Субъекты РФ, как бы компенсируя излишнюю централизацию федеративного государства, в явочном порядке расширяли круг своих полномочий по отношению к конституционно закрепленным. Такое расширение закреплялось как в конституциях многих республик в составе РФ, так и в двусторонних договорах РФ и ее субъектов.

Автор исследует конституционно-правовой аспект российского суверенитета, который четко определяется принципом единства и неделимости, распро-

19

странения его (суверенитета) на всю территорию РФ (ст. 4 Конституции Российской Федерации). Действующая Конституция России изъяла из оборота понятие «суверенные» в отношении республик в составе России, использованное в Федеративном договоре.

Делается вывод о том, что в составе России формально-юридически не может быть никаких государств, или суверенных государств (что одно и то же), и никакие субъекты РФ, даже если они называются республиками и принимают свои конституции, не обладают качеством государственного суверенитета, если существует государственный суверенитет Российской Федерации. Провозглашение отдельными субъектами РФ (республиками) в одностороннем порядке своего суверенитета не признается федеральной властью России, следовательно, не порождает конституционно-правовых и международно-правовых последствий. Само по себе такое провозглашение не порождает факт суверенитета. Другое дело, что факт суверенитета существует независимо от его провозглашения, и за «парадом суверенитетов» отдельных республик в составе РФ, точнее, десуверенизацией федеративного целого (в период 1991-1997 гг.), стоит реальная центробежная тенденция, разрушающая российскую государственность.

Автор различает формально-юридическую принадлежность российского суверенитета и факт «суверенизации» отдельных частей России. Суверенизация субъектов есть утрачивание суверенитета Российской Федерацией, а это, по мнению диссертанта, в силу логики становления нации-государства и его дальнейшего развития требует восстановления суверенитета «факта».

Задача пресечения процесса конфедерализации, возникшего в результате «заглатывания» суверенитета снизу вверх, не решенная Федеративным договором, как отмечает автор диссертации, становится предметом особого внимания действующей российской Конституции.

Автор показывает процесс укрепления суверенности государственности и приходит к выводу о трансформации России от модели юридически фиктивной

20

централизованной федерации к модели юридически и фактически централизованной федерации.

Во втором параграфе «Суверенитет как проблема государственной безопасности» раскрываются проблемы, связанные с обеспечением федеральной конституционной безопасности, восстановлением конституционного порядка в регионах федерации.

Незначительный по времени, но достаточно разрушительный по своим последствиям для российской государственности период суверенизации республик - составных частей России, в начале 90-х годов получил большой политико-юридический резонанс в российском обществе и существенно актуализировал проблему защиты государственного суверенитета Российской Федерации.

Автор обращает внимание на особую значимость для государственной безопасности тех основ конституционного строя, которые составляют признаки суверенного государства, а именно: территориальную целостность и неприкосновенность, единство и верховенство системы федеральной государственной власти, приоритет Конституции и федеральных законов, федеративное устройство, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов, равноправие субъектов Федерации, контроль за конституционностью нормативных актов и меры государственного принуждения.

На основе проведенного автором комплексного анализа основных проблем конституционной безопасности вытекает задача законодательного обеспечения мер по защите территориальной целостности, суверенитета, устранению сепаратизма, беспрепятственному осуществлению полномочий федеральной государственной власти и верховенства федерального законодательства на всей территории Российской Федерации.

Признанием принципа суверенитета республики не соответствующим Конституции Российской Федерации предопределяется и вывод о неконституционности положений, закрепляющих конституционно-правовой статус рес-

21

публики, предметы ведения и полномочия, которые непосредственно основаны на этом принципе.

В работе выделяются три основных вида таких несоответствий:

1)  вопросы исключительного ведения России в договорах включаются в перечень предметов совместного ведения России и субъектов;

2)  вопросы исключительного ведения России включаются в перечень ведения субъектов;

3)  вопросы совместного ведения России и субъектов включаются в перечень вопросов ведения субъектов.

По мнению автора, наделение государственной властью республик проистекает не из их суверенного волеизъявления, выраженного в их конституциях либо договоре, а из Конституции Российской Федерации как высшего нормативно-правового акта суверенной власти всего многонационального народа России.

Автор утверждает, что одним из условий реализации конституционного принципа верховенства федерального законодательства, исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации является непротиворечивость нормативных актов субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации.

В третьем параграфе второй главы «Федералистская модель суверенитета в России и перспективы ее развития» рассматриваются особенности типов связей в системе разделения государственной власти федерации и ее субъектов, а также уровни централизации/децентрализации государственной власти. С точки зрения характера отношений, определяемого наличием или отсутствием элементов соподчиненности в системе разделения государственной власти по вертикали, автор выделяет два типа федеративных связей: централизованные и нецентрализованные (децентрализованные).

Корректной, по мнению автора, является постановка вопроса об отнесении нецентрализованного типа федерализма к России если не как к реальному факту, то, по крайней мере, как к возможному его формированию в будущем.

22

Анализ западного федералистского опыта, проведенный автором, подтверждает интеграционный потенциал федерализма, который направлен не на повышение роли и значения государства в жизни общества, а на их понижение и сокращение прежних функций. Соответственно, децентрализация и вытеснение государства порождает новые методы административно-политического управления, создает новые условия организации самого общества и управления им.

При оценке развития современного российского федерализма автор придерживается мнения, что его развитие сегодня происходит в условиях сохраняющейся пока нестабильности и дезинтегрированности государственной и правовых систем. Поэтому в настоящее время объективным для России как федерации является сочетание централизации и децентрализации в системе разделения государственной власти по вертикали, то есть наблюдается смешанный вариант организации вертикальных государственных властных отношений.

Как считает автор, использование элементов централизации власти и, следовательно, в определенных случаях - иерархических отношений, для России на данном этапе неизбежно (пирамида власти и властные отношения в виде центр - периферия). Мировая практика свидетельствует о том, что роль централизации нельзя недооценивать в государствах, где становление федеративных отношений происходит в условиях реформирования и наличия сопутствующих реализации этих задач кризисных явлений. Именно в этом состоянии находится сейчас Российская Федерация.

В завершение диссертационного исследования отмечается, что политическое будущее российского государства во многом зависит от эффективного решения проблем, скопившихся в последние годы в отношениях между федеральным центром и регионами.

В конституционной модели российского федерализма, являющейся по своей сути переходной, сочетаются централизация и децентрализация, дуалистические и кооперативные отношения. Попытки найти равновесный вариант между асимметрией и принципом равноправия субъектов Российской Федера-

23

ции, между национальным и территориальным принципами структурирования федерации свидетельствуют о неустойчивости российской модели федерализма. Переходный характер российской модели федерализма имеет, тем не менее, тенденцию движения в сторону демократизации и повышения эффективности. Существуют конкретные пути совершенствования структуры Российской Федерации и преодоления асимметрии как источника конфликтности в федеративных отношениях.

Автор считает, что в России как федеративном государстве утверждается такая модель суверенитета которая вбирает в себя элементы типов народного и национального суверенитета с постепенным преобладанием национальной составляющей. При этом такая модель, в первую очередь, направлена на укрепление государственного суверенитета в России.

В заключении излагаются основные выводы диссертационного исследования, систематизируются тезисы, выносимые на защиту, подчеркивается необходимость дальнейшего рассмотрения концептуальных версий трансформации политико-правового содержания государственного суверенитета на рубеже XX -XXI вв.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1. Диденко Н.С. Суверенитет как граница толерантности // Политическая толерантность в мультиэтническом регионе: Материалы всероссийской научной конференции (Ростов-на-Дону, 11-13 ноября 2003 г.). - Ростов н/Д, 2004. -О, 4/0,2 п.л.

2.  Диденко Н.С. Государственный суверенитет в эпоху глобализации // Материалы всероссийской читательской научной конференции молодых ученых. - Краснодар, 2003. - 0, 4 п.л.

3.  Диденко Н.С. Государственный суверенитет: к вопросу об исторических формах его существования // Методология социального познания (Материалы студенческой недели науки и научной сессии аспирантов и соискателей). Вып. 2. - Ростов н/Д, 2005. - 0, 4 п.л.

24

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.