WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Административные и судебные реформы в Осетии (конец XVIII - начало XX в.)

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

 

На правах рукописи

Айдарова Нелли Георгиевна

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ И СУДЕБНЫЕ РЕФОРМЫ В ОСЕТИИ (конец XVIII – начало XX в.)

12.00.01- теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Краснодар – 2010


Работа   выполнена   на   кафедре   истории   и   государственного   права   НОУ   ВПО «Северо-Кавказский социальный институт»


Научный руководитель:


доктор юридических наук, профессор Свечникова Лариса Геннадьевна



Официальные оппоненты:


доктор юридических наук, профессор Некрасов   Евгений   Ефимович


кандидат юридических наук Светличная   Татьяна   Борисовна


Ведущая организация:


Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования        «Дагестанский государственный университет»


Защита диссертации состоится «13» мая 2010г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.101.02 при ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет» по адресу: 350000, г. Краснодар, ул. Рашпилевская, 43, зал заседаний Совета (2 этаж)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет» (350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149).

Автореферат разослан «     »   апреля   2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент


М.В. Феоктистов


2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.        Исследование                 системы

управления и судебной системы как составных частей государственных

учреждений Российской империи является одной из актуальных тем истории

отечественного государства и права. Несмотря на то, что в настоящее время эта

проблема находится в стадии интенсивной разработки, исследования,

рассматривающие административные и судебные учреждения, установленные

российским правительством в той или иной национальной окраине,

немногочисленны. Однако изучение этого вопроса позволяет определить

особенности     и     основные     тенденции     в     установлении     российского

управленческого аппарата и судебной системы в различных районах Российской империи, а также выявить общие закономерности в этом процессе.

Изучение вопроса о становлении и развитии системы управления, организации правосудия на Северном Кавказе в целом и в Осетии, в частности, представляет собой значительные трудности. Административные и судебные реформы в регионе не были единовременным актом, они длились несколько десятилетий, проходя различные стадии процесса включения кавказских народов в состав империи. В этом их коренное отличие от буржуазных реформ в России, которые в течение нескольких лет содействовали преобразованию страны из феодальной в капиталистическую. Но даже если эти реформы были половинчатыми и не решали поставленных проблем полностью, то еще более половинчатым и медленным было проведение реформ у населения Осетии, проживающего в Терской области.

Проблема вхождения Осетии в состав России, организация на этой территории новой администрации и реформирование судебной системы имеет целый ряд спорных и нерешенных вопросов. Нужны ли были эти реформы самим народам Северного Кавказа в целом и осетинам, в частности, или они проводились    исключительно    в    интересах    правительства?    Что    принесли    эти

3


реформы различным сословиям горского населения? В попытке дать ответ на эти вопросы, современные исследователи становятся на самые различные точки зрения: от идеализации деятельности царской администрации до полного отрицания административно-судебной политики в регионе.

В предлагаемой диссертации рассматривается становление и развитие административных и судебных учреждений в Осетии, начиная с конца XVIII века и заканчивая началом ХХ, что позволило выделить основные этапы формирования судебной и административной систем на этой территории, а также проанализировать факторы, которые оказали достаточно существенное влияние на их эволюцию.

Степень научной разработанности проблемы. Можно выделить три

основных периода научной разработки сложной проблемы становления

административного управления и судебного реформирования в Осетии. Для

дореволюционных авторов был характерен анализ этих процессов только в

связи с обстановкой военного времени, которая оказывала непосредственное

влияние       на        эффективность        административных       преобразований,

предпринимаемых российской властью, в отношении коренного населения края. Особого внимания исследователей в этот период были удостоены традиционные общественные институты власти горцев, претерпевшие определенные изменения под воздействием российской управленческой стратегии. К числу таких авторов относятся Н.Ф. Дубровин, С.С. Эсадзе, В.А. Потто, Н.Ф.Грабовский1 и др.

Из других авторов, в той или иной мере затрагивающих в своих трудах вопросы становления системы управления и организации правосудия в Осетии, можно назвать В.Я. Тепцова, А.Г. Яновского, А.М. Шегрена, К. Коха, Н.Г. Берзенова, Г.Т. Шанаева, В.Б. Пфафа,   Е.Д. Максимова, Г.А. Вертепова2.

1 Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб., 1871-1888; Эсадзе С.С. Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны. Майкоп, 1993.; Он же. Историческая записка об управлении Кавказом. Тифлис, 1907; Потто В.А. Утверждение русского владычества на Кавказе. Тифлис, 1901-1908; Грабовский Н.Ф. Очерк суда и уголовных преступлений в Кабардинском округе // Сборник сведений о кавказских горцах. Вып.4.   Тифлис, 1870.

2Тепцов В.Я. По истокам Кубани и Терека // СМОМПК. Вып.14. Тифлис, 1892; Яновский А.Г. Осетия //Обозрение     Российских     владений     за     Кавказом     в     статистическом,     этнографическом,     топографическом     и

4


Второй период научной разработки темы охватывает 1917-1991 гг. Основные принципы администрирования в национальных окраинах Российской империи были разработаны в трудах Н.П. Ерошкина, Н.С.Киняпиной. Отдельные вопросы управления Осетией были затронуты в работах А.В. Фадеева, М.М. Блиева, М.А. Смирнова1.

Третий      этап      изучения      становления      и      развития     политико-

административного реформирования северокавказского региона охватывает период с начала 1990-х годов ХХ века по настоящее время. Следует указать научные исследования Л.Е.Лаптевой, В.В.Дегоева, В.О. Бобровникова, И.Л. Бабич2, затрагивающие в той или иной степени процесс администрирования северокавказского региона в целом. Государственно-правовому развитию Осетии посвящены фундаментальные научные труды М.М. Блиева, З.М. Блиевой, Е.И. Кобахидзе, С.Р.Чеджемова, А.М. Цалиева3.

Государственному управлению на Северном Кавказе были посвящены диссертации Г.Н. Малаховой и Т.В. Гапбаева4.

финансовом отношениях. Ч.2. СПб. 1836; Шегрен А.М. Религиозные обряды осетин, ингуш и их соплеменников при разных случаях // Кавказ. 1846. № 27-30; Кох К. Путешествие через Россию к Кавказскому перешейку в 1837 и 1838 гг.; Берзенов Н.Г. Очерки Осетии // Кавказ. 1850. № 15; Шанаев Г.Т. Свадьба у северных осетин //ССКГ. Вып.9. 1876; Он же. Присяга по обычному праву осетин //ССКГ. Вып.8. 1873; Пфаф В.Б. Народное право осетин //ССК. Т.1. 1871; Пфаф В.Б. Путешествие по ущельям Северной Осетии //ССК. Т.2; Пфаф В.Б. Этнологические исследования об осетинах / Сборник сведений о Кавказе (ССК). Тифлис, 1872. Т.2; Максимов Е.Д, Вертепов Г.А. Туземцы Северного Кавказа. Вып. 1. Владикавказ, 1892.

1  Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983; Киняпина Н.С.

Административная политика царизма на Кавказе и в Средней Азии в XIX в. // Вопросы истории. 1983, № 3;

Фадеев А.В. Россия и Кавказ в первой трети XIX в. М., 1969; Блиев М.М. Присоединение Осетии к России.

Орджоникидзе, 1955. Блиев М.М. О времени присоединения народов Северного Кавказа к России // Вопросы

истории.     1970.    №5; Блиев М.М. Русско-осетинские отношения (40-е гг. XVIII – 30-е гг. XIX в.).

Орджоникидзе, 1970; Смирнов М.А. Политика России на Кавказе в XVI- XIX вв. М., 1958.

2  Лаптева Л.Е. Региональное и местное управление в России. М., 1997; Дегоев В. В. Большая игра на Кавказе.

М., 2003; Бобровников В.О. Теория и практика правового плюрализма для Северного Кавказа XIX-XX вв. //

Закон и жизнь. М., 2000; он же. Мусульмане Северного Кавказа. Обычай. Право. Насилие. М., 2002;

Северный Кавказ в составе Российской империи / Под ред. В.О. Бобровникова, И.Л. Бабич. М.: Новое

литературное обозрение, 2007.

3Блиев М.М. Из истории русско-осетинских отношений (историческая справка) // По воле разума и сердца. Владикавказ, 1995; Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война. М., 1994; Блиев М.М., Бзаров Р.С. История Осетии с древнейших времен до конца XIX века. Владикавказ, 2000; Блиева З.М. Система управления на Северном Кавказе в конце XVIII – первой трети XIX века. Владикавказ, 1992; Блиева З.М. Российский бюрократический аппарат и народы Центрального Кавказа в конце XVIII – 80-е годы XIX века. Владикавказ, 2005; Кобахидзе Е.И. Осетия в системе государственно-административного управления Российской империи (последняя четверть XVIII – конец XIX века): историко-этнологический анализ. Владикавказ, 2003; Цалиев А.М., Чеджемов С.Р. Институты власти и правовые воззрения в Северной Осетии (конец XVIII - начало ХХ в.). Владикавказ, 2004; Цалиев А.М. Судебная власть в республиках Северного Кавказа (1917-2003 гг.). М., 2003. 4Малахова Г.Н. Становление и развитие Российского государственного управления на Северном Кавказе в XVII-XIX вв.     Диссертация  на соискание  ученой  степени  доктора  исторических  наук.     М.,  2001;  Гапбаев   Т.В.

5


Но комплексного исследования, посвященного административным и судебным преобразованиям в Осетии в конце XVIII - начале XX века, анализу конкретных нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы включения региона в состав Российской империи и его администрирования, до настоящего времени проведено не было. Представленная работа устраняет этот пробел.

Цели и задачи исследования. Исходя из актуальности обозначенной темы и недостаточной разработанности данной проблемы в юридической литературе, диссертант определил в качестве цели настоящего исследования анализ возникновения, формирования и деятельности административных и судебных институтов в Осетии. В соответствии с указанной целью автор поставил следующие исследовательские задачи:

-  Исследовать традиционные организации общественного самоуправления

осетин и их эволюцию под влиянием российской управленческой стратегии;

  1. Проанализировать организационно-правовые основы проведенных в Осетии реформ в области управления и суда;
  2. Охарактеризовать основные институты власти, изучить условия их создания, функционирования, реформирования и упразднения в процессе изменения политики Российской империи в Осетии;

-      Выявить     и     обобщить     основные     особенности     становления

административных органов в Осетии;

-   Проанализировать особенности формирования судебных органов в

Осетии;

- Выявить основные направления управленческой и судебной политики в

Осетии   в конце XVIII – начале ХХ в.;

-  Изучить механизмы деятельности и конкретные результаты органов

российской государственной власти в Осетии.

Объект исследования составляют процессы становления и развития системы управления и судебной системы в Осетии.

Государственно-правовое  положение  Северной  Осетии  в  составе  Российской  империи  (конец  XVIII  –  начало ХХ в.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 2007.

6


Предметом исследования является правовое регулирование деятельности

по формированию системы управления и судебной системы на этой

территории,       определявшее        конкретные        формы        осуществления

административной и судебной власти в Осетии.

Источниковая база диссертации. В ходе работы над диссертацией был привлечен обширный нормативный и документальный материал. Нормативной основой исследования стали законодательные акты Российской империи конца XVIII – начала ХХ в., опубликованные в Полном собрании законов Российской империи1.

Документальную      основу       исследования       составили       сборники

опубликованных документов: «Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией»; «Документальная история образования многонационального государства Российского»; «Материалы по истории Осетии. Сборник документов, относящихся к периоду от 1868 до 1904 г.»; «Материалы по истории осетинского народа»; «Периодическая печать Кавказа об Осетии и осетинах»; хрестоматия по истории Осетии Б.В. Скитского; сборники сведений о Кавказе, о кавказских горцах, о Терской области, в которых содержатся материалы, представляющие несомненный интерес для нашего исследования.

Важными источниками по рассматриваемой проблеме являются документы, хранящиеся в Российском государственном военно-историческом архиве в фондах: ВУА – Военно-ученом архиве Ф.38. «Главное управление генерального штаба», Ф.400. «Главный штаб. Азиатская часть». В центральном государственном архиве Республики Северная Осетия – Алания в ходе написания диссертации были использованы фонды Ф.12. Канцелярия начальника Терской области; Ф.11. Терское областное правление; Ф.224. Личный фонд городского головы г. Владикавказа Баева Георгия Васильевича (1865-1920).  Также  был  использованы  материалы  Отдела  рукописных  фондов

1 ПСЗРИ. Собрание 1-е. Т.XIV. № 10615; Т.XIX. № 13566, 13592; Т.XXI. № 15626; Т.XXIII. № 17025. Собрание 2-е. Т. II. № 878; Т.VI. № 4474; Т.XII. № 9810; Т.XXXIII. № 32781; Т.XXXV. № 35962, 36130, 36278, 35421; Т. XLIV. № 47848; Т. XLVI. № 50077; Т.XLIX. № 54142; Т.LIII. № 59514. Собрание 3-е. Т.III. № 1521; Т.IX. № 6196, 6483 и др.

7


Северо-осетинского института гуманитарных и социальных исследований -фонд 1.

Все эти источники послужили солидной базой для углубленного изучения административно-судебных преобразований в Осетии, а также комплексного анализа правовой ситуации в регионе в исследуемый период.

Хронологические рамки исследования охватывают конец XVIII - начало XX в. Это период процесса формирования и развития управленческих структур и судебной системы в Осетии. Нижняя хронологическая граница – это время вхождения Осетии в состав Российской империи. Верхняя хронологическая граница отражает завершение реформирования региона в составе России.

Однако в работе имеются определенные хронологические отступления,

охватывающие период со второй половины XVIII века, что объясняется

необходимостью анализа основных управленческих стратегий и принципов,

применяемых     российской     властью     в     начальные    этапы     политико-

административного освоения региона, в частности, вхождения Осетии в правовую орбиту Российской империи.

Территориальные рамки исследования охватывают северные общества Осетии: Алагирское, Тагаурское, Куртатинское и Дигорское. Это связано с тем, что южные общества образовались после переселения части осетинского населения на южные склоны главного Кавказского хребта, после чего переселенцы стали крепостными грузинских князей Эристави и Мачабели. В связи с этим они не попали в зону российских административных и судебных реформ.

В работе не упоминается название «Северная Осетия», так как такое официальное наименование появилось только в 1924 году, после выделения из Горской Республики автономной области – Северная Осетия1.

1 Декрет ВЦИК от 7 июля 1924 г. «Об упразднении Горской Социалистической Советской Республики и расчленении ее, по национальному признаку, на две автономные области – Северную Осетию и Ингушетию, на автономную административную единицу – Сунженский район с правами губернского исполнительного комитета, и выделении города Владикавказа в самостоятельную административную единицу // СУ РСФСР. 1924. № 66. Ст.656.

8


В официальных документах Российской империи, начиная с 1754 года1, переписке российских военных чиновников и гражданских администраторов2, историко-этнографических описаниях и сравнительно-правовых исследованиях (В.Пфаф, М.М. Ковалевский и др.) речь идет об Осетии в составе Осетинского округа, Осетинского военного округа левого крыла Кавказской линии3, а с 8 февраля 1860 года в составе Терской области Северного Кавказа4.

Этими обстоятельствами обусловлено как название темы диссертационной работы, так и определение территориальных рамок исследования.

Методологические и теоретические основы исследования. При

решении поставленных задач в интересах достижения цели диссертационного

исследования автор опирался на современные методы познания, выявленные и

разработанные юридической наукой. В ходе исследования применялись

системный,     структурно-функциональный,    исторический,     сравнительно-

правовой и другие методы, принципы единства исторического и логического, абстрактного и конкретного. Применялся в сочетании формационный и цивилизационный методы изучения исторического процесса. В совокупности все это позволило исследовать проблему с учетом уровня развития общественных отношений, материальной и духовной жизни народов. Это дало возможность рассматривать эволюцию правовых установлений в связи с развитием как общественных отношений так и развитием российской государственности.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нем впервые делается комплексный анализ деятельности российской администрации в Осетии в период с конца XVIII до начала ХХ в. Эта проблема монографически не разработана. Предлагаемая работа – первый опыт целостного и обобщающего анализа эволюции судебно-административных отношений     у     осетин,     который     позволяет     выделить     основные     этапы     их

О пошлинах с товаров, вывозимых из Осетии и ввозимых туда из России. ПСЗРИ-1. Т.XIV. № 10615. Кавказский сборник. Т.XIII. Тифлис, 1889. С.3-4. ПСЗРИ-2. Т.XXXIII. № 32781. ПСЗРИ-2. Т.XXXV. № 35421.

9


формирования и функционирования, трансформации под влиянием норм российского законодательства.

Научная новизна исследования определяется также тем, что в нем, во-

первых, рассмотрены в хронологическом порядке основные этапы

формирования и деятельности российской администрации в Осетии. Во-

вторых,      раскрыты      и       проанализированы     этапы       формирования,

функционирования и механизмы действия судебной системы. В-третьих,

рассмотрена эволюция органов государственного и местного управления. В-

четвертых, на конкретных примерах деятельности кавказской администрации в

Осетии показан опыт формирования судебно-административного управления

регионом. И, наконец, работа построена на основе комплекса источников,

некоторые из которых впервые вводятся в научный оборот.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения его конкретных фактических материалов и выводов в дальнейшем совершенствовании судебно-административной системы России, а также при подготовке обобщающих трудов по истории государства и права России.

Ряд материалов и положений диссертации может быть использован при дальнейшем изучении истории государства и права Северного Кавказа, и в частности, Осетии. Отдельные положения могут применяться при разработке учебных пособий по теории и истории государства и права.

На защиту выносятся следующие результаты исследования:

1.Традиционное процессуальное право осетин базировалось на нормах

обычного права, а у дигорцев - на своде законов мусульманского права.

Особенностями     традиционной    судебной     практики     осетин     являлись

подчеркнутая публичность, применение присяги, ордалий и судебных поединков. Основной функцией дореформенного осетинского суда было третейское разбирательство дел, направленное на мирное урегулирование конфликтов.

2. Присоединение Осетии к Российской империи было одним из шагов по реализации      геополитических      целей      России      в      северокавказском     регионе,

10


определившие   ее   активную   политику   на   Кавказе   со   второй   половины   XVIII века.

3.Вхождение Осетии в состав Российской империи было обусловлено рядом внешних и внутренних факторов, из которых можно выделить внешний (международный), связанный с заключением в 1774 г. Кючук-Кайнаржийского мирного договора, следствием которого явились переговоры о присоединении осетинских обществ к Российской империи. Внутренние факторы включают в себя конкретные мероприятия российских властей по присоединению Осетии, вхождению ее территории в состав России.

  1. На основе проведенного исследования диссертантом делается вывод о том, что становление системы управления в Осетии было тесно связано, во-первых, с распространением на эту территорию военно-административной власти России; во-вторых, конструированием административно-политического пространства Осетии в составе Российской империи.
  2. Становление административных органов в Осетии имело две тенденции: с одной стороны, на управленческой структуре отражалось влияние военной обстановки в кавказском регионе; с другой стороны, по мере успехов России в военном плане, по мере заселения и экономического освоения Кавказа управление там приобретало черты, характерные для внутренних губерний России.

6.   Административные преобразования в Осетии имели, несмотря на ряд

недостатков в их проведении, и много положительного. Во-первых, единая

система административного деления и управления ограничила произвол

местных феодалов, ликвидировала политическую раздробленность и

экономическую    разобщенность    осетин. Во-вторых,           были    подорваны

патриархально-феодальные устои, что способствовало развитию осетинских

обществ по пути капитализма, приобщению их к общеимперскому

законодательству, включению в российскую правовую систему.

7.  Анализ новых источников и архивных материалов позволил сделать

вывод о том, что во второй половине XIX – начале ХХ века низшей единицей

11


системы административного управления стала сельская община горцев, дополнительно выполнявшая фискальные и полицейские функции.

8.   В течение всего XIX века на Северном Кавказе происходило

реформирование судебных органов. В начале этого периода российская

администрация пыталась приспособить нормы традиционного права осетин к

реалиям российского законодательства. В пореформенный период действия

российской администрации в этом вопросе несколько изменились. Это было

связано с политикой русских властей, пытающихся включить народы

Северного Кавказа в правовую систему Российской империи. Именно поэтому,

наряду с российскими судебными учреждениями, довольно долгое время

действовали и традиционные горские суды (медиаторский и шариатский).

9. Анализ проведенных в дореформенный период на территории Осетии

судебных преобразований позволил сделать вывод о непоследовательной

политике российских властей в сфере судебного реформирования.

10. В отличие от других народов Северного Кавказа, судебная реформа

1864 г., проведенная в Осетии, отличалась большей последовательностью.

Создание      на      этой      территории     российских      судебных      органов,

правоприменительная практика которых основывалась на нормах российского

законодательства, свидетельствует о практически полной интеграции Осетии в

российскую правовую систему.

Апробация       работы.       Работа       выполнена       на       кафедре       истории       и

государственного    права     Северо-Кавказского    социального     института.

Содержащиеся в ней основные историко-правовые положения и выводы отражены в опубликованных работах автора. Частные положения диссертации докладывались на всероссийских научных конференциях. Отдельные материалы и выводы были использованы автором при проведении занятий со студентами юридического факультета Горского государственного аграрного университета.

12


Структура работы. Структура работы соответствует целям и задачам диссертационного исследования и состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ   РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор и актуальность темы, указаны объект и предмет исследования, его цель и задачи, степень разработанности темы, дается обзор научной литературы и источников по теме диссертации, отражена новизна исследования, хронологические рамки, определены положения, выносимые на защиту, перечислены методы исследования, освещается теоретическая и практическая значимость работы, апробация результатов исследования.

Первая     глава     «Присоединение     Осетии     к     России.     Первые

административные и судебные преобразования (конец XVIII – первая

половина XIX в.)» состоит из четырех параграфов. Первый из них – «Осетия

до    вхождения    в    состав    Российской    империи»    -       носит    предварительный

характер, рассматривая традиционные органы управления и суда у осетин до их вхождения в состав России.

Отмечается, что в конце XVIII века в Осетии продолжался процесс формирования социальной структуры, на который существенное влияние оказывали родоплеменные институты, характерные для родового общества. Элементами публичной власти в дороссийской Осетии являлись старейшины (хистары) и народные собрания (ныхасы - от осет. «слово», «беседа», «речь»), которые выполняли самые разнообразные общественно-политические функции и осуществляли деятельность на основе норм адата (обычного права). Одним из наиболее значительных институтов общественного самоуправления в Осетии были советы старейшин, которые стояли во главе различных родственных и общинных объединений.

13


В этом же параграфе анализируется процессуальное право осетин, основой

которого были нормы обычного права, которые в зависимости от обстоятельств

получали дополнения и дальнейшее совершенствование в решениях третейских

судов. Основной функцией дореформенного традиционного осетинского суда

являлось     третейское     разбирательство    дела,     посредничество     между

враждующими сторонами, примирение кровников, установление размеров компенсации за причиненный ущерб. В этот период кровная месть все чаще стала заменяться композиционными выплатами, величина которых зависела от многих факторов, но, в первую очередь, от сословной принадлежности пострадавшей стороны.

В Осетии функционировали и мусульманские суды, особенно в Дигории, но на территории Осетии ислам имел ограниченное действие: число осетин-мусульман по сравнению с христианами было сравнительно небольшим, что отразилось на функционировании в Осетии шариатского судопроизводства. Однако шариатский суд среди осетин - мусульман регулировал только часть дел, подлежащих решению согласно мусульманскому праву. Осетины обращались к суду кадия лишь по маловажным делам, дела же большей важности рассматривалась по нормам обычного права.

Во     втором     параграфе     –     «Вхождение    Осетии     в     состав     Российской

империи» - рассматривается начальный этап интеграции Осетии в состав России, политико-юридические формы этого процесса. Анализируются Белградский мирный русско-турецкий договор 1736 г., Кючук-Кайнаржийский договор 1774 г., «Прошение осетинского посольства» 1774 г., присяги осетинских старшин на верность России.

Начальный этап вхождения Осетии в Россию связывается с появлением первых новообращенных осетин-христиан, начиная с 1745 г. - времени начала миссионерства Осетинской духовной комиссии. Следующий этап в установлении российских управленческих структур на Северном Кавказе в целом и в Осетии, в частности, связан с деятельностью Екатерины II. В результате создания Азово-Моздокской оборонительной линии в состав России

14


включаются Кабарда и Осетия, что обеспечило Петербургу контроль над главной дорогой, соединявшей Северный Кавказ с Грузией. В 1784 г. закладывается крепость Владикавказ – важнейший стратегический пункт у входа в Дарьяльское ущелье, через которое проходила указанная дорога. Одновременно идет военно-хозяйственная колонизация Северного Кавказа преимущественно силами казачества, что являлось важным средством военно-политического   и экономического утверждения России на Кавказе.

В 1774 г. к России присоединилась основная часть Осетии. Работа царской администрации по оформлению российского подданства осетин заняла время с августа по декабрь 1774 г. Прошение осетинского посольства, поданное астраханскому губернатору в 1774 г., является первоначальным актом, который свидетельствовал о присоединении Осетии к России, подтвердив подданство осетин России как уже состоявшийся факт. Основными же документами, которые оформили процесс вхождения Осетии в состав Империи, стали тексты присяг ряда осетинских старшин на верность России.

Этот же этап характеризуется учреждением в 1785 г. Кавказского наместничества, преобразованного в 1796 г. в Астраханскую губернию, из которой в 1802 г. была выделена Кавказская губерния, возглавляемая главноуправляющим. Центральное место в деятельности главноуправляющего Кавказской губернии было отведено разработке методов управления горским населением края, в том числе осетинами. Административная политика России по отношению к осетинам в этот период заключалась, в первую очередь, в подготовке благоприятных условий для функционирования в Осетии российских административных структур.

Результатом такой политики стали административно-территориальные преобразования, которые повлияли на изменения системы управления и суда, произошедшие в конце XVIII – первой половине XIX века. Эти вопросы рассматриваются в третьем параграфе первой главы диссертации – «Административно-территориальные   преобразования      Российской   империи   в

15


конце XVIII – первой половины XIX века и их влияние на изменение системы управления и суда».

Отмечается, что до 1830 г. российской административной системы управления в Осетии не существовало. Традиционное административное устройство Осетии основывалось на сложившихся ранее гражданских обществах, в которых существовали демократические формы управления. В этой системе каждое осетинское общество рассматривало себя как часть целостной страны с общим для всех названием «Ирыстон».

Если в конце XVIII века российское правительство воздерживалось от прямого вмешательства в вопросы внутреннего управления в Осетии, то уже в начале XIX в. оно приступило к вовлечению ее в «наднациональную» территориально-административную систему, которая была введена на Кавказе. На уровне «наднациональной» администрации решались преимущественно вопросы, связанные с взаимоотношениями Осетии и России, а также Осетии с соседними народами.

В четвертом параграфе – «Административные и судебные преобразования в Осетии» - рассматриваются административные и судебные преобразования в Осетии, начало которым положило введение приставских правлений, «для присмотра за поведением» местного населения и исполнения ими распоряжений правительства», а также защита их «от всяких обид и притязаний; попечение об улучшении их благосостояния; внушение им в пристойных случаях преимуществ и выгод жизни постоянной перед кочевой, не подавая однако вида принуждения». В особенную обязанность приставов вменялось собрание сведений о законах и обычаях подведомственных им народов, их обнародование и хранение. Но такая система могла быть только переходной формой правления, пригодной лишь для военного времени. Поэтому к окончанию Кавказской войны она была заменена другими формами административного управления регионом – военно-народными управлениями, действующими в рамках Кавказского наместничества.

16


Что касается преобразований в судебной системе, то первым мероприятием российской власти по становлению судебной власти стало открытие в 1793 г. Верхнего пограничного суда в Моздоке, разбиравшего тяжбы и уголовные преступления коренного населения Моздока, в том числе осетин. Непосредственно в Осетии началом становления российской судебной власти стало открытие во Владикавказе в июле 1828 г. инородного суда для осетин и ингушей. Владикавказский инородный суд осуществлял, кроме юридических, и административные функции: сбор сведений о податях и повинностях, отбываемых подвластными в пользу владельцев и духовенства, выдачу билетов местным жителям, направлявшимся в Кавказскую область.

В 1830 г. российским правительством были произведены дальнейшие административно-судебные преобразования, в том числе реорганизация Владикавказского инородного суда в окружной суд. Этими мерами судебная система осетин была в корне изменена, так как деятельность Владикавказского окружного суда в сфере уголовного судопроизводства, куда были отнесены «кровные дела, воровство и разбои», уже полностью попадала под действие российского законодательства. Открытие Владикавказского окружного суда ознаменовало собой тот факт, что впервые на Центральном Кавказе в судопроизводстве по делам горских народов были применены законы Российской империи. После упразднения в 1836 г. Владикавказского окружного суда как «лишней административной единицы», судопроизводство совершалось в самих осетинских обществах в соответствии с традициями и обычаями. Тяжкие уголовные преступления рассматривались в аппарате пристава, а результаты представлялись Владикавказскому коменданту. В 1858 г. после реорганизации Военно-Осетинский округа была реорганизована и судебная система. Вместо народных судов, действовавших прежде в каждом из подведомственных Владикавказскому коменданту приставств, учреждался окружной народный суд; помощникам окружного начальника по участкам предоставлялось право судебного разбирательства и вынесения окончательного решения по поводу «лишь немногочисленных словесных жалоб».

17


По «Положению о порядке управления Терской областью» от 29 мая 1862

года наиболее важные уголовные дела были изъяты из ведомства местных

судов. К ним были отнесены измена, возмущение против правительства,

неповиновение начальству или тяжелое его оскорбление, разбой, похищение

казенного имущества, убийство и поранение с увечьем. Но и здесь

существовали исключения. Связанные с убийством и ранением уголовные дела

оставались в ведении местных судебных органов, если они не были совершены

по политическим мотивам. За особо опасные преступления виновный попадал

под юрисдикцию исключительно военных судов. Во всех остальных случаях за

перечисленные выше деяния осужденные, как правило, высылались во

внутренние губернии Российской империи. Роль апелляционной инстанции для

окружных судов выполнял созданный в 1862 году «Главный народный суд»,

который находился в областном центре Терской области в г. Владикавказе.

«Положение об управлении Терской областью» 1862 г. вводило, кроме

окружных и участковых, главный областной народный суд, являвшийся

высшей и окончательной апелляционной инстанцией, где пересматривались

дела, поступившие из окружных судов. Однако в этом же Положении особо

оговаривалось, что председательствовать и руководить работой суда

предназначается начальнику области. Решения суда вступали в силу лишь

после утверждения их начальником области, что лишний раз свидетельствует

об      административно-судебном     контроле     со      стороны     российской

администрации.

Кавказской администрацией на Северном Кавказе было также принято решение об учреждении судебных органов и в Дигорском обществе Осетии. Так, 11 мая 1847 года в дигорском приставстве был открыт Дигорский народный суд, в состав которого вошли выборные старшины и депутаты от «черного народа». На судей возлагалось разбирательство и решение тяжб между всеми классами дигорцев – старшинами, фарсалагами, тумами и холопами; выдача билетов (паспортов) жителям для свободного проезда на Кавказскую    линию.    Дигорскому    суду    отдельно    выделялись    дела,    которые

18


разбирались по нормам мусульманского права: «а) до веры и совести касающиеся; б) по несогласию мужей и жен; в) между родителями и детьми; г) не имеющие улик, нужных доказательств и письменных свидетельств». При этом шариатскому суду не могли повергаться лица, исповедующие христианство. Таким образом, в дореформенный период в Осетии действовали два суда – Владикавказский и Дигорский. Особенностью их деятельности было то, что они находились под контролем российской администрации, которая прямо вмешивалась в процесс судопроизводства, отменяя или изменяя решения, которые не устраивали российские управленческие органы.

Вторая глава «Административные и судебные реформы в Осетии во второй половине XIX – начале ХХ в.» начинается с анализа реформирования управления Северной Осетией в 1860-1870-е гг. В первом параграфе – «Реформирование управления Осетией» - указывается, что следующим этапом административных преобразований на этой территории стало введение системы военно-народного управления. Нормативными актами, регулирующими деятельность кавказской администрации в этом направлении, стали: «Особая инструкция для управления горцами», составленная кн. А.И. Барятинским, а также инструкция «По управлению народами, не вошедшими в состав гражданского управления». Судебные и полицейские функции возлагались на представителей царской администрации, в частности, на русских офицеров. Гражданские лица от управления отстранялись. В сфере судопроизводства было сохранено применение норм обычного права, но по ограниченным категориям дел; вводилось словесное судопроизводство; на духовный суд возлагалось решение только тех дел, которые были связаны с религиозными нормами.

«Положение» от 30 декабря 1869 года ввело у осетин гражданское

управление. Реформирование Осетии по общероссийскому образцу было

слишком поспешным процессом, в котором были сохранены лишь

незначительные попытки адаптировать все нововведения к местным условиям и

возможностям.    Особенно    ярко    это     проявилось    в     преобразованиях

19


государственно-административной системы управления, где быстрыми темпами шел процесс формирования управленческих институтов по образцу Российской империи. Многие мероприятия по административному устройству Кавказа не соответствовали местным условиям, укладу местной жизни и были преждевременными. В итоге к 1880-м гг. стало наблюдаться обострение противоречий между российской администрацией и местным населением. В результате административных преобразований и контрреформ 1880-х гг. гражданское управление и гражданские органы власти в Терской области Северного Кавказа в целом и в Осетии, в частности, были ликвидированы и заменены военно-казачьими отделами.

Подчинение органов региональной власти жесткому государственному контролю сопровождалось нарушением норм самоуправления осетинских обществ и самостоятельности городского самоуправления, усилением полицейского режима и репрессивных мер (закон 1893 г. «Об изъятии некоторых преступлений, совершенных в пределах Кавказского края, из общего порядка подсудности»), введение системы круговой поруки в сельских обществах, механическим распространением общеимперских законов.

Во втором параграфе – «Организация местного управления» - исследуется

реформа     местного     самоуправления.     Указывается,     что     после     проведения

административных преобразований и крестьянской реформы 1861 г. во второй половине XIX века низшей единицей административного управления стала сельская община, которая стала органом местного самоуправления, выполняющим в первую очередь фискальные, административные и полицейские функции. На общину возлагался и контроль за общественным порядком. Превращение сельской общины в административное подразделение, несущее административные, судебные и фискальные функции, привело к изменению ее структуры и органов управления. Возникшая как поземельный союз равноправных членов, регулирующая хозяйственную и общественную жизнь селения, она превратилась в низовую организацию с функциями местного    самоуправления,    обеспечивающую    поступление    налогов,    несение

20


натуральных повинностей, охрану порядка и т.п. «Положение об аульных обществах в горском населении Кубанской и Терской областей и их общественном управлении» 1868 г. регламентировало все стороны общественной жизни сельской общины. Аульным обществом считался каждый самостоятельный аул или несколько малолюдных аулов, объединенных вместе. Аульное общественное управление по «Положению» 1868 г., состояло из аульного схода, аульного старшины и аульного суда. Членами аульного схода могли быть только совершеннолетние домохозяева, принадлежащие к составу аульного общества. К участию в работе аульного схода не допускались жители, обвиненные в уголовных преступлениях. К концу XIX в. аульный сход приобрел черты выборности: в нем могли участвовать не все жители селения, а только выборные, по одному человеку от десяти дворов, избранные простым большинством голосов.

Все административные нововведения российской власти в Осетии не могли не вызвать столкновения российских административных институтов с институтами традиционного самоуправления осетин. Начиная с 30-х годов XIX в., общинный быт осетин подвергается коренной ломке. В осетинских аулах учреждалась низовая администрация «по типу сельских мест метрополии». Осетия была разделена на сельские общества и приходы. Каждое сельское общество, являвшееся низшей административной единицей, состояло, как правило, из нескольких маленьких аулов, отселков и хуторов. Согласно нормативно-правовым актам российской администрации, традиционный коллегиальный орган самоуправления - сельских ныхас – стал называться сельским сходом. Осуществляя свою деятельность в соответствии с осетинскими обычаями, он постепенно становится звеном сельской низовой администрации, возглавляемым сельским старшиной; тем самым ныхас перестал быть тем органом, в качестве которого он возник и функционировал; участие осетинского народа в выборе старшины отменялось окончательно.

Третий параграф – «Судебная реформа в Осетии» - посвящен особенностям проведения судебной реформы 1864 года в Осетии. В 1864 году в

21


Российской империи была проведена судебная реформа, которая провозгласила принцип отделения судебной власти от административной; также еще одним ее важным результатом стало введение института мировых судей. Российское правительство, понимая специфику края, не сразу перенесло основные положения реформы в судебную систему Северного Кавказа, где горские суды постепенно заменялись новыми судебными учреждениями, по форме напоминающими образцы российского судопроизводства, но по своему содержанию – старые судебные органы, которые действовали на основе норм адата и шариата.

«Временные правила горских словесных судов» от 30 декабря 1869 года не

предусматривали сохранение народных судов для народов Кавказа, которые в

дальнейшем были заменены словесными судами, руководствовавшимися в

своих действиях «Временными правилами для горских словесных судов

Кубанской и Терской областей», утвержденными Кавказским наместником 18

декабря 1870 года. Этими правилами устанавливалось, что «возникающие

между горцами дела, рассматриваемые Горским Словесным судом», будут

состоять в компетенции данного суда «впредь до введения судебных уставов 20

ноября 1864 года» на территории региона. Согласно этим же правилам,

судебная власть была отделена от административной и военной. Ими также

предписывалось    председателю     по     всем     уголовным    делам     строго

ориентироваться соответствующими статьями из российских судебных уставов, «утвержденных Его Императорским Величеством 20 ноября 1864 года».

В отличие от других народов Северного Кавказа, у осетин не был введен Горский словесный суд. Н.М. Агишев, В.Д. Бушен, Н.М. Рейнке по этому поводу отмечали, что «осетины, хотя и входят в состав горского населения, но на основании закона 1871 г. изъяты из подсудности Горского словесного суда, и все возникающие у них дела разбираются в общих судебных установлениях». Таким образом, в Осетии были созданы российские судебные органы, которые в своей практике применяли российское законодательство. Это было, в первую очередь, связано с тем, что в своем большинстве осетины были православными;

22


лишь      их      незначительное     число      придерживалось     мусульманского

вероисповедания и обрядов. Нормы обычного права, хотя и играли определенную роль в традиционном правовом сознании осетин, но были более гибкими и быстрее приспособились к новым условиям. В 1871 г. открывается Владикавказский окружной суд с прокурорским надзором, судебные мировые и следственные участки, нотариальные архивы и конторы. Отступление от выборного начала для мировой юстиции заключалось в назначении мировых судей министром юстиции. Непосредственный контроль над деятельностью мировых судебных учреждений осуществлял кавказский наместник, которому с 1871 года стали принадлежать решающие полномочия по назначению и увольнению мировых судей. На весь округ был учрежден один мировой судья в слободе Алагир, и только в 1897 г. открыли новый участок во Владикавказе. Председатель мирового округа также назначался, а не избирался. К концу XIX в. вся деятельность по судоустройству и судопроизводству в Северной Осетии была приведена в соответствие с законами Российской Империи и почти в точности повторяла общероссийскую модель судоустройства.

В     Заключении     подведены     основные     итоги     исследования,     сделаны выводы, намечены дальнейшие пути исследования темы.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

I. В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, выпускаемых в Российской Федерации, согласно перечню ВАК:

1.  Айдарова Н.Г. Особенности проведения судебной реформы в Осетии (вторая

половина XIX века) // «Северо-Кавказский юридический вестник»: Ростов-на-

Дону,   2008. №3. - 0,5 п.л.

2. Айдарова Н.Г. Эволюция судебной системы в Осетии в конце XVIII–XIX вв.

// «Право и государство»: М., 2009. № 6. - 0,25 п.л.

3.   Айдарова Н.Г. Государственно-административная политика Российской

империи на Северном Кавказе в конце XVIII-начале XIX вв. //«Право и

государство»: М., 2009. № 12. - 0,25 п.л.

23


II. В иных изданиях и журналах:

4.     Айдарова    Н.Г.     Административно-территориальные   преобразования

Российской империи на Северном Кавказе в конце XVIII-первой половине XIX

вв. // Вестник Владикавказского института экономики управления и права:

Владикавказ, 2007. Выпуск 4. - 0,66 п.л.

  1. Айдарова Н.Г. Начальный этап деятельности российской администрации в Северной Осетии (конец XVIII – первая треть XIX в.) // Материалы региональной научно-практической конференции «Олимпиада комплексный объект научного исследования». Армавир, 2007. - 0,25 п.л.
  2. Айдарова Н.Г. Сословно-правовые отношения осетин в XVIII-XIX вв. // Материалы региональной научно-практической конференции «Олимпиада комплексный объект научного исследования». Армавир, 2007. - 0,25 п.л.
  1. Айдарова Н.Г. Судебные преобразования в Терской области Северного Кавказа во второй половине XIX века: Тенденции и особенности // Известия Горского Государственного Аграрного университета. (Научно-теоретический журнал): Владикавказ, 2007. Т. 44.   ч.2. - 0,5 п.л.
  2. Айдарова Н.Г. Реформирование системы управления Терской областью Северного Кавказа во второй половине XIX века // Бюллетень Владикавказского института управления: Владикавказ, 2008, № 24. - 0,58 п.л.

9. Айдарова Н.Г. Административно-правовые реформы в Кубанской и Терской

областях Северного Кавказа в конце XIX века // Вестник Южно-Российского

университета: Ростов-на-Дону, 2008. № 2. - 0,3 п.л.

24


Айдарова Нелли Георгиевна

АДМИНИСТРАТИВНЫЕ И СУДЕБНЫЕ РЕФОРМЫ В ОСЕТИИ

(конец XVIII – начало XX в.)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Подписано в печать 31 марта 2010 г. Усл.п.л. 1,4.

Тираж 150 экз. Заказ № _____

Отпечатано в Издательско-полиграфическом отделе СОИГСИ им. В.И.Абаева

362040, г. Владикавказ, пр. Мира, 10

тел   (88672) 44-49-92

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.