WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИНСТИТУТ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА И ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ В ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ЗАПАДНОГО И РОССИЙСКОГО ОПЫТА)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

Дворник Виталий Викторович

ИНСТИТУТ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА

И ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ

В ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ  ПРАВОВОМ

ГОСУДАРСТВЕ (СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ

АНАЛИЗ ЗАПАДНОГО И РОССИЙСКОГО ОПЫТА)

12.00.01 - теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону- 2004


Работа выполнена в Ростовском юридическом институте МВД России


Научный руководитель:


доктор философских наук, кандидат юридических наук, профессор

Макеев Василий Васильевич



Официальные оппоненты:


доктор юридических наук, доцент

Пономарев Евгений Георгиевич;

кандидат юридических наук, доцент

Шепелев Владимир Иванович



Ведущая организация:


Кубанский государственный аграрный университет (юридический факультет)


Защита состоится 23 декабря 2004 г. в 14:00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.247.01 по защите диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук при Северо-Кавказском научном центре высшей школы Министерства образования и науки по адресу: 344008, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном фонде С е -веро-Кавказского научного центра высшей школы Министерства образования и науки.

Автореферат разослан 19 ноября 2004 года.


Ученый секретарь диссертационного совета


И.О. Сорокин


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Суверенитет народа, сочетание прямой и представительной демократии, многопартийное парламентское представительство, республиканская форма правления - этот перечень характеристик демократического правового государства активно используется в политической теории демократии. Что же касается теоретического правоведения и государствоведения, то здесь при обсуждении проблем правового государства, основных концепций права и государства в современной России, в особенности концепции правопонимания и правового идеала в действующей Конституции Российской Федерации, нередко признается дефицит анализа и понимания фундаментальных проблем науки о государстве. Исследование парламентской демократии, системы парламентского представительства, которая совершенно органично трансформируется в одну из основных ветвей власти - законодательную, относится к числу таких проблем.

Образование общей воли народа на стадии, предваряющей законотворчество и определяющей его направленность, имеет институционально упорядоченный фундамент. Речь идет в первую очередь о гражданских и политических правах, политических партиях и движениях, общепризнанных стандартах процедуры выборов, национальном законодательстве о порядке формирования органов власти, национальных стереотипах массовой политико-правовой культуры. Все эти элементы служат процессу самоорганизации общества на началах представительства. Их основой является народный суверенитет. Механизм реализации народовластия посредством избирательного процесса, формирования представительных органов власти и законотворчества нуждается в систематическом изучении как совокупное целое, обозначаемое понятием института представительства

В западном теоретическом государствоведении, его инсти-туционалистском направлении, государство рассматривается как институт публичного характера, воплощающий идею права. Европейская идея права ("право есть мера свободы") была сфор-


мулирована классической либеральной доктриной эпохи раннего модерна (XVII-XVIII вв.). Отсюда эта идея легла в основу претензии на "универсальный", "общечеловеческий" и "естественный" образец, приемлемый и необходимый для всех регионов мира и всех неевропейских цивилизаций. Преобразованная в XX веке в Международный Билль о правах человека, она стала императивом демократизации и либерализации государственного строя во многих странах. В этой связи следует признать, что для истории России появление альтернативного прежней системе советов связующего звена между обществом и конкретными лицами, уполномоченными законодательствовать в соответствии с мандатом, полученным в конкурентной борьбе за голоса избирателей (многопартийное парламентское представительство) есть продукт институционализации либеральной доктрины правового государства и имплементации международно-правовых норм в национальном законодательстве и национальной правовой системе.

Оставляя за скобками исследования вопросы влияния на современную российскую государственность процессов глобализации, отметим главное: замена "морально-политического единства партии коммунистов и народа" конституционно-правовыми гарантиями политического плюрализма и многопартийного парламентского представительства есть ключевое событие становления в России правового государства, ее политико-правовой модернизации, то есть рецепции (заимствования), "аккультурации", приживления на почве российских политико-правовых, социально-экономических, самобытных культурных и духовно-нравственных реалий западных образцов государственного (конституционного) строя.

При обсуждении противоречивых результатов более чем десятилетнего опыта российской модернизации обычно ссылаются на то, что заимствование чужих государственно-правовых форм не является залогом успеха Народовластие в незападных странах и регионах, в том числе и России, имеет иное содержание, иные параметры и конфигурацию, чем у американцев, французов и англичан. Возникает вопрос о национальных моделях пар-

4


ламентской демократии и правового государства. В диссертации этот вопрос рассматривается с использованием эвристических возможностей сравнительного теоретико-правового и го-сударствоведческого анализа. Базовой предпосылкой такого подхода является сопоставление западной политико-правовой культуры (сущностных, обобщенных характеристик) с отдельными аспектами российских традиций государственного и правового развития. В сочетании со сравнительным анализом конституционных моделей законодательной власти, исследованием эволюции правовых оснований парламентского представительства от первичной конфигурации фундаментальных прав и свобод к социальным правам (социально-экономическим и культурным) и от ограниченного цензами (имущественным и др.) избирательного права к всеобщему избирательному праву он позволяет, с одной стороны, отделить идеализированные, зачастую ошибочные, принадлежащие прошлому Европы, представления об образце заимствований от реального состояния демократии и государственного строя в странах Запада. С другой - сформулировать в развернутом и аргументированном виде положения о наиболее слабых звеньях современной российской системы представительства.

Таковы, по мнению автора, важнейшие аргументы, которые можно привести в подтверждение научно-теоретической и практической значимости предлагаемого исследования.

Степень разработанности темы исследования. Народное представительство как своего рода "передаточный механизм", трансформирующий волю народа, интересы его различных групп во властные полномочия государства, относится к категории политико-правовых институтов. В правовом государстве оно имеет форму плюралистического парламентского представительства, правовой или либеральной демократии. Ее первичная, постмонархическая фаза развития глубоко осмыслена в работах классиков либерализма - Дж. Локка, Дж. Ст. Милля, И. Канта, И. Бентама и др.

Анализ причин и последствий введения всеобщего избирательного права, перемен в структуре партийного представитель-

5


ства и положений парламента опирается на блестящие труды теоретиков - юристов и знатоков конституционного права, чье творчество пришлось на конец XIX - начало XX вв. Это - Д Дай-си, Д Брайс, X. Кельзен, Г. Еллинек и др.; в России - П. Новгородцев, Б. Чичерин, Ф. Кокошкин, Н. Лазаревский, С. Гессен, Ф. Тарановский. В первые десятилетия XX века, то есть столетие тому назад, в работах А Дайси, Г. Еплинека и IX Новгород-цева было отмечено, что индивидуалистическое правовое государство с ограниченной имущественным цензом системой парламентского представительства принадлежит прошлому. Европы. Ему на смену пришло социальное государство, преодолевшее антагонизм между держателями капиталов и наемными работниками с помощью социального законодательства и представительства на основе всеобщего избирательного права. Этим событиям сопутствовало усиление роли исполнительной власти, неоавторитаризм и элитарная демократия. Особая роль в исследовании данных вопросов принадлежит К. Шмитту и нашим современникам - А Лейпхарту, Ю. Хабермасу, Д Коэн, Э, Арато, Н. Боббио и др.

В отечественной литературе последних десятилетий тема демократического представительства и авторитаризма в широком контексте процессов модернизации исследована с позиций

а)  конституционализма и теории государства и права - в рабо

тах АН. Медушевского, С.А Киреевой, Н.Б. Пахаленко и др.;

б)  сравнительного государствоведения и правоведения - В.Е. Чир-

киным, Б.Н. Топорниным и др.; в) парламентского права -

С. А. Авакьяном, АД Керимовым, А П. Любимовым и др.;

г) компаративистского сопоставления западных и российских

политико-правовых традиций - AM. Величко, О.В. Марты-

шиным и др.

Широко использовались также работы, посвященные анализу сущности правового государства и различных аспектов становления новой российской государственности (С. С. Алексеев, И.Ю. Козлихин, B.C. Нерсесянц, АВ. Малько, Л.С. Мамут, В. А Четвернин, Л.С. Явич и др.).

Объектом исследования является постсоциалистическая

6


политико-правовая модернизация - процессы демократизации и либерализации, ориентированные в политико-правовой сфере на формирование в России парламентского представительства и других элементов либеральной демократии и правового государства.

Предмет исследования - многопартийное парламентское представительство, эволюция его правовых основ и особенности его институционализации в России.

Цели и задачи исследования. Целью диссертационной работы является определение критериев для оценки успехов и неудач российской политико-правовой модернизации. Для реализации поставленной цели необходимо последовательное решение следующих задач:

  1. теоретически осмыслить институт многопартийного парламентского представительства (его понятие, структуру и основные функции) как органический элемент демократического правового государства;
  2. обосновать выводы об эволюции парламентского многопартийного представительства, правовой политики и законотворчества от решения задач постфеодальной, раннекапиталисти-ческой фазы развития - обеспечения прав беспрепятственного распоряжения собственностью и права на свободу совести и убеждений (индивидуалистическое правовое государство) - к ограничению частной собственности ради "права на достойное существование" и усилению регулирующей роли государства, превращению его в центр социальной инженерии (социальное государство);
  3. проанализировать постклассические (постлиберальные) реалии современного западного опыта в развитии демократического представительства и государственности в целом, выражающиеся в усилении роли испатнительной власти, неоавторитаризме, элитарном характере демократии;
  4. ввести в традиционное определение правового государства ("ограниченная и связанная правом власть") его форму -представительное парламентарно-республиканское правление -и полномерное понятие прав и свобод, которыми связывается,

7


т.е. ограничивается и определяется содержание его функций: не одними только правами первого "поколения" - гражданскими и политическими, но и социально-экономическими, культурными (социальными правами), а также правом на национальное самоопределение;

  1. раскрыть общие черты переходной демократии в странах Восточной Европы и особенности политико-правовой модернизации России;
  2. вычленить и проанализировать основные факторы, затрудняющие процесс институционализации многопартийного парламентского представительства в России;
  3. аргументировать положения о необходимости укрепления правовых гарантий пропорционального представительства.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

  1. рассмотрено в систематической форме народное представительство как институт классической и постклассической либеральной демократии в его связи с принципом народного суверенитета, республиканской формой правления и разделением властей, то есть совокупностью определений, свойственных демократическому правовому государству;
  2. обоснован вывод о том, что парламентская, полупрезидентская и президентская республики (родовым понятием для них служит понятие парламентарной республики), различные комбинации разделения законодательной и исполнительной власти, многопартийное представительство, политическая ответственность исполнительной власти непосредственно перед избирателями есть характеристики правовой государственности с точки зрения его формы, строения его органов и политического механизма;
  3. доказательно подтвержден аргумент, направленный против точки зрения, тяготеющей к индивидуалистической версии правового государства, убеждению, что сущность правовой государственности может быть исчерпана обеспечением прав и свобод человека как частного лица, субъекта цивилистических, частноправовых отношений.

8


На защиту выносятся следующие положения:

1.  Правовым основанием парламентского представитель

ства в начальном периоде его развития (XVIII-XIX вв.) являет

ся особая комбинация фундаментальных прав - "негативных сво

бод" (от государства) и избирательного права, ограниченного

имущественным и другими цензами. Республиканская форма в

этой фазе развития отмечена "парламентским абсолютизмом",

явным доминированием парламента в строе отношений между

законодательной и правительственной властями.

Институт представительства есть связующее, посредствующее звено между обществом и конкретными лицами, призванными законодательствовать в соответствии с мандатом (лат. man-datum - полномочие, поручение), полученным в конкурентной борьбе за голоса избирателей. Народное представительство служит своего рода "передаточным механизмом", трансформирующим волю народа, интересы его различных групп во властные полномочия государства.

  1. Современное состояние многопартийного парламентского представительства сформировалось на Западе в ходе разрешения "социального вопроса" и освоения обязательств по реализации социальных прав, введения всеобщего избирательного права и превращения парламентской системы в инструмент социал-демократической политики и социальной инженерии.
  2. Усложнение целей и задач государства, существенные перемены в содержании его деятельности и структуре многопартийного представительства вызвали передвижку сил внутри государственной власти, в треугольнике отношений "законодательная власть - правительство - глава государства". В отношениях между законодательной властью, исполнительными структурами и главой государства произошло смещение центра равновесия от парламента к правительству и независимому от парламента главе государства. Эта передвижка сил называется неоавторитаризмом.
  3. Сформулированные в пп. 2 и 3 тезисы характеризуют современное состояние западной государственности, развившейся на основе народного суверенитета, неотчуждаемого в пол-

9


ном объеме в пользу государства, сочетаемого с идеей естественных прав человека.

5. В переходных постсоциалистических демократиях имеют место тенденции: 1) к безоппонентному режиму однопартийного государства; 2) подмене бюрократическими решениями демократического участия при определении границ рыночного либерализма и политики социальных компенсаций.

6. Неоавторитаризм российского образца лишен важного для переходного периода свойства: служить стимулом или фактором содействия становлению системы публичной политической конкуренции партий и режима "маятниковых" колебаний, когда правящие и оппозиционные политические силы имеют возможность меняться местами.

  1. Наиболее слабыми звеньями современной российской системы представительства являются: маргинальность, неустойчивость партий; отсутствие возможности у парламентского большинства участвовать в формировании правительства; независимость деятельности правительства от непосредственной политической ответственности перед народом; сведение к минимуму роли политических партий ввиду того, что реально они ни за что не отвечают.
  2. Предпринимаемые в последнее время меры по укреплению правовых гарантий пропорциональной системы выборов являются фактором, содействующим формированию устойчивой многопартийности.

Методологическая основа диссертационного исследования состоит в использовании возможностей:

  1. общенаучной компаративистской методологии в ходе анализа сходства и различий между западноевропейской и российской политико-правовой культурами;
  2. системно-структурного метода и его специального приложения к институциональному подходу в исследовании государства, правовых и политических явлений;
  3. специальных сравнительно-правового и историко-юриди-ческого методов.

Научно-теоретическая и практическая значимость иссле-10


дования заключается в том, что ее выводы о корреляции между функциями правового государства (основной целью, содержанием его деятельности), системой парламентского представительства и отношениями в треугольнике "законодательная власть - правительство - глава государства" могут инициировать расширение и уточнение теоретических представлений о государственности, адекватной российским реалиям. Кроме того, изложенная в работе аргументация о перспективности развития демократии от плебисцитарной к плюралистической предназначена служить катализатором процессов формирования устойчивой многопартийности, консолидации политических сил вокруг программ социал-демократической, либеральной и национально-консервативной направленности.

Материалы диссертации могут использоваться в процессе преподавания учебных курсов по таким дисциплинам, как теория государства и права, конституционное право, политология, философия права, история политических и правовых учений.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы докладывались и обсуждались на межвузовской научно-теоретической конференции "Частное право: значение и проблемы развития" (Ростов-на-Дону, 2003) и кафедральном научно-теоретическом семинаре. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры теории и истории • государства и права Ростовского юридического института МВД России. По теме диссертации опубликовано четыре работы объемом 3 п.л.

Структура диссертации обусловлена предметом, целью и задачами исследования, а также избранный автором логикой их раскрытия. Включает в себя введение, две главы, состоящие из 6 параграфов, заключение и список литературы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, степень разработанности проблемы, определяются цель и задачи, методологическая основа, научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе "Институт представительства и законодательная власть как ultimum sapientiae правового государства"

анализируются положения о том, что выборы независимых депутатов в мажоритарном порядке и формирование партийного представительства в режиме пропорциональной избирательной системы есть упорядоченная свобода народного волеизъявления и что публичные дискуссии в парламенте и вокруг него суть недремлющий коллективный разум. Такова ultimum sapientiae, высшая мудрость западной политико-правовой культуры последних веков.

Цель первой главы - исследовать институт представительства и законодательную власть в контексте двух конкурирующих концепцией народного суверенитета Одна из них восходит к римскому публичному праву. В ней делегирование власти народа политическому суверену - единоличному правителю или коллективному органу - не знает каких-либо ограничений. Народ уступает свой суверенитет государству в полном объеме. Другая система воззрений на народное представительство и государственную власть оставляет за народом и индивидами, составляющими народ как совокупное целое, известную долю автономии. Правовая государственность и парламентское представительство выросли на этой почве.

Глава состоит из трех параграфов. В первом параграфе "Институт представительства, законодательная власть н народный суверенитет: определение понятий" раскрывается содержание вынесенных в заголовок понятий. В порядке рабочего определения института представительства предлагается следующая дефиниция: представительство есть связующее, посредствующее звено между обществом и конкретными лицами, при-

12


званными законодательствовать в соответствии с мандатом (лат. mandatum - полномочие, поручение), полученным в конкурентной борьбе за голоса избирателей.

В структуру института народного представительства включается не только высший представительный орган государственной власти, парламент, но и "приводные ремни" от объекта управления, народа, к власти. Это - партии и другие объединения и союзы, свободные, неподцензурные средства массовой информации, периодические выборы, власть общественного мнения и перманентный публичный дискурс в обществе. Все эти подсистемы суть части политического механизма или политического режима, необходимые для того, чтобы обеспечить участие масс в формировании и отправлении государственной власти. В институционально выраженную совокупность явлений перечисленные выше элементы политического механизма интегрируются участием населения в определении состава высшего законодательного органа и выработке стратегии законотворчества, в обеспечении партиями, печатью, общественным мнением обратной связи между населением и государством, осуществлении контроля общественности над деятельностью исполнительной, судебной и самой законодательной власти.

Для такой системы представительства существенна правовая форма, соблюдение процедуры выборов, дебатов в парламенте и голосования депутатов в процессе чтений принимаемого закона.

Основными функциями народного представительства являются: 1. Персонификация предпочтений электората. Она состоит в определении лиц, способных к поиску "общей воли народа"; 2. Легитимация власти и обеспечение конвенционально-сти отношений между властью и народом; 3. Интеграция частных элементов социума путем определения в законах меры свободы экономических отношений и гражданского общества от административных вторжений, "интервенции" исполнительной власти, равно как и свободы администрирования и применения законов в деятельности правоохранительных органов и суда от изменчивых поветрий политической борьбы и настроений об-13


щественного мнения. 4. Выполнение роли главного инструмента самоорганизации общества путем правотворения и придания нормам юридической силы закона.

Английская революция XVII в, положила начало превращению парламента как представительного учреждения в верховного законодательствующего суверена. Именно это явление и стало отправным пунктом окончательного отождествления законодательной власти с представительной

Народный суверенитет, или верховная власть народа, - это, по утверждению А. Линкольна, "управление народа, народом и в интересах народа". Народ осуществляет свое изначальное право на самоуправление и является непосредственным источником политического авторитета (of the people), причем последний выражается народом (by the people) и конституируется ради блага народа (for the people).

В XVII-XVIII вв. представления о народном суверенитете выражались в договорных теориях происхождения государства. Был обозначен развилок, от которого эти теории шли разными путями. Одни из них исходили из римского публично-правового принципа, по которому народ уступает государству свой суверенитет в полном объеме. И тогда подвластным распорядителем жизнью и имуществом людей, высшим авторитетом в вопросах их духовной жизни, их веры и суждений о добре и зле становилось государство. У Гоббса это - всесильный земной бог, Левиафан. У Руссо - республика, ассоциированное "коллективное тело", "Политический организм" с общеобязательной для всех его членов общей волей, исключающей какую бы то ни было автономию частей по отношению к целому.

Другая совокупность воззрений на государство отстаивала убеждения, что конституированная договором государственная власть не поглощает всех прав договаривающихся лиц, оставляет в их безусловном ведении известную долю автономии. И тогда возникал характерный для либеральной доктрины перенос ограничения власти свободой подданных (правами и свободами каждого в отдельности) с институтов государства на первоисточник их авторитета - верховную власть народа. В классиче-

14


ской либеральной доктрине правового государства (Д. Локк, Д. С. Милль, И. Кант, В. Гумбольдт, Б. Констан, А Токвиль) народный суверенитет раздвоен на отчуждаемую и неотчуждаемую часть. Неотчуждаемый суверенитет состоит в фундаментальных правах - гражданских и политических - каждого отдельного человека; отчуждаемый - в публичных правах учреждаемого народом государства.

Во втором параграфе "Народное представительство в индивидуалистическом и социальном правовом государстве"

подчеркивается, что Декларация прав человека и гражданина, принятая летом 1789 года Учредительным собранием Франции, дала толчок переносу "предписаний естественного права, хранящегося в сердцах французов", в плоскость позитивного закона, в связи с чем можно говорить о триумфе индивида, о начале континентально-европейской традиции индивидуальных прав и свобод и индивидуалистического правосознания.

Формирующееся в этот период индивидуалистическое правовое государство специфично тем, что ограничение и связывание власти в нем определяется особой комбинацией фундаментальных прав - "негативными свободами" (от государства) и избирательным правом, ограниченным имущественными и другими цензами. Республиканская форма в этой фазе развития отмечена «парламентским абсолютизмом», явным доминированием парламента в строе отношений между законодательной и правительственной властью.

Однако по мере назревания "социального вопроса", т.е. обострения антагонизма между богатством и бедностью, гарантией свободы частной собственности и свободы договора в экономических отношениях становится избирательное право, ограниченное имущественным цензом, под влиянием рабочего движения, революционных выступлений 1848 года и Русской революции 1917 года. В истории западной правовой государственности возникла дилемма - необходимость выбора из двух одинаково проблемных возможностей. Или отрешиться от ярлыка буржуазности, ввести всеобщее избирательное право, продемонстрировав тем самым приверженность верховенству общей во-

15


ли всего народа, а не одного только класса собственников, или законсервировать индивидуалистическую фазу развития, а вместе с ней и угрозу социального взрыва, подобного Русской революции 1917 года

Претворена в действительность была первая программа. Решающими моментами в переходе от индивидуалистического правового государства к социальному являлись: а) перемены в институте представительства и б) в разделении властей. В социальном государстве правовые основания представительства расширяются в ходе освоения обязательств по реализации социальных прав, укрепляется демократический базис за счет введения всеобщего избирательного права, превращения парламентского представительства в инструмент социал-демократической политики и социальной инженерии.

В третьем параграфе "Трансформация старого разделения властей и неоавторитаризм. Опыт определения современной западной демократии" анализируются изменения в разделении властей, причины отказа от практики "парламентского абсолютизма". В отношениях между законодательной властью, исполнительными структурами и главой государства произошло смещение центра равновесия от парламента к правительству и независимому от парламента главе государства. Эта передвижка сил называется неоавторитаризмом.

Авторитаризм в рамках либеральной демократии сопряжен, во-первых, с ослаблением политического веса парламента при одновременном возвышении народного суверенитета за счет всеобщего избирательного права и политической ответственности исполнительных структур перед избирателями. Во-вторых, он не отменяет, а всего лишь модифицирует принцип разделения властей.

На основе обзора различных точек зрения предлагается следующее определение современной западной демократии (с го-сударствоведческой точки зрения): это парламентарно-респуб-ликанская форма правления с многопартийным представительством и разделением властей. Неклассическое построение разделения властей, неоавторитаризм соответствуют трансформа-

16


ции индивидуалистического правового государства в социальное. Поскольку эта эволюция содержания и формы опирается на народный суверенитет и неотчуждаемые фундаментальные права, она не выходит за пределы нормы, т.е. либеральной и правовой демократии как инварианта западной государственности.

Таков типологически-нормативный ряд критериев, которые могут быть применены для оценки успехов и неудач в развитии российского постсоциалисгического государства.

Комментируется высказанный в научной литературе взгляд, что демократия - это определенный тип власти, противостоящий всем режимам личной власти, где один - будь то тиран, монарх, деспот - властвует над всеми. В условиях демократии все или большинство властвуют над каждым или меньшинством. Как и любая власть, демократия заключает в себе определенную опасность для отдельной личности, подчиняя ее коллективной воле большинства, "всего народа". И если интересы отдельной личности, как и интересы меньшинства, не охраняются, не защищаются, а то и прямо подавляются, приносятся в жертву интересам целого - большинства, государства, пусть и "народного", то такая власть легко перерастает в свою противоположность - в тоталитаризм, в абсолютную власть большинства над меньшинством, коллектива над личностью, общего интереса над частным и индивидуальным. В таких случаях демократия не может быть названа правовой.

Эволюция западного правового государства мобилизовала ресурсы парламентской демократии на изживание его одиозной буржуазной и индивидуалистической ограниченности. Задача охраны правового порядка, необходимого для обеспечения личной свободы, была дополнена покровительством и содействием государства в реализации прав и свобод второго и третьего поколений - социально-экономических и культурных. При этом идеал свободного самоопределения личности утрачен не был. Он был трансформирован путем расширения свободы личности на область целей, которые недостижимы для большинства индивидов ввиду поляризации бедности и богатства и неодоли-

17


мости неравенства силами и средствами обособленных индивидов или меньших, чем государство, союзов.

Вторая глава " О б щ е е и особенное в институционализации многопартийного парламентского представительства в странах Восточной Европы и России" включает в себя три параграфа. В параграфе "Общие черты политико-правовой модернизации постсоциалистических с т р а н " отмечается, что в большинстве государств Восточной Европы и в России принята французская модель полупрезидентской республики. Эта общая для Запада, Востока и Юга Европы форма правления имеет свои особенности в переходных демократиях и специфический облик в каждой отдельной стране.

Неклассическое разделение властей, сосредоточение исполнительной власти в руках одного человека, выборного главы государства, "оправительствование" государства в ущерб власти представительной, парламентской относятся к явлениям, совместимым с нормативной моделью правового государства. Но в постсоциалистических странах имеют место тенденции 1) к без-оппонентному режиму однопартийного государства; 2) подмене бюрократическими решениями демократического участия при определении границ рыночного либерализма и политики социальных компенсаций.

Назначение системы многопартийного парламентского представительства в том, чтобы партии и общественные движения, исходя из своих эгоистических устремлений, препятствовали друг другу овладеть раз и навсегда самым мощным ресурсом власти - государством. Если же выбор сужается и концентрируется в однопартийном ядре политической системы, демократия становится в большей степени плебисцитарной, чем плюралистической. Жизнеспособный плюрализм, разумеется, не выращивается по приказу, но, с другой стороны, законсервированная безоппонентность способна задержать модернизирующиеся страны на долгое время на пороге западной либеральной демократии.

Конституционный строй посткоммунистических государств имеет еще и ту общую черту, что отягощен, в сравнении с кон-

18


ституциями Англии и США, телеологическими конструкциями. Оговаривается широкий круг социальных прав. Тем самым задается вектор развития - социальное государство.

В параграфе "Ииституционализация многопартийного парламентского представительства в России: анализ факторов, затрудняющих процесс" приводится определение института: это - всякое устойчивое образование, которое оказывает определяющее и регулирующее воздействие на массовые действия или же выступающее стабильной формой социальной жизни (Парсонс Т.).

Институт многопартийного парламентского представительства имеет для России значение нормативно закрепленного желаемого эталона, он относится скорее к категории должного, чем сущего, реально осуществившегося. Стабильным его можно назвать исключительно в силу формальной причины - конституционного установления. Но его содержание нельзя отнести к разряду устойчивых образований вследствие того, что страна в течение полутора десятка лет находится в переходном состоянии. За этот период появились и исчезли десятки партий. Мало кто подозревает, что в Министерстве юстиции РФ зарегистрировано 184 партии. В настоящее время уместно говорить о переходном, кризисном состоянии многопартийности и, соответственно, о дисфункциональных сбоях народного представительства.

Факторами, снижающими эффективность демократизации, затрудняющими институционализацию многопартийного парламентского представительства на уровне социально-массовых действий и поведенческих стереотипов политической элиты, являются:

1. Преувеличение значимости элементов индивидуалистического правового государства в сравнении с перспективой социального государства. К такого рода заблуждениям элиты 90-х гг. и близких к ней (по духу) интеллектуальных сил (ряда либерально мыслящих юристов) может быть отнесено противопоставление "истинно правовой", либерально-индивидуалистической парадигмы "неправовой", коллективистско-этатист-ской "матрице" советского периода (Козлихин И.Ю. и др.),

19


стремление избавиться от "идолов всесильного государства" и "просоциалистических категорий", таких как "социальная справедливость" и "социальное государство" (взамен предлагалось максимальное расширение частноправового, диапозитивного регулирования - Алексеев С.С. и др.).

  1. Космополитизм реформаторов 90-х гг. в вопросах строительства сильного национального государства (государства-нации, полиэтнического согражданства россиян).
  2. Дисбаланс полномочий в системе отношений "законодательная власть - правительство - президент", их чрезмерная концентрация у главы государства, перечеркивающая принцип разделения властей. Вследствие этого блокируются стимулы к развитию демократического участия (см. пп. 5-6 выносимых на защиту тезисов).
  3. Традиционный российский авторитаризм как стереотип массового политико-правового поведения. Он выражается в готовности общества воспринимать власть как моноцентричную, то есть сосредоточенную вокруг одного центра или органа власти, и одного лица. Политико-правовая культура России ни по своему происхождению, ни по реальному современному состоянию не принадлежит к числу либерально-демократических, а скорее относится к разряду авторитарно-коллективистских культур. Для большинства избирателей "сильный президент" символизирует единство нации и государства, персонифицирует национально-государственный суверенитет и социальную справедливость. Электоральная культура в России в вопросах голосования по кандидатуре главы государства остается в большей степени плебисцитарной, надпартийной, чем плюралистической (в смысле западного опыта партийных размежеваний).

В последнем параграфе "Перспектива многопартийности и меры по укреплению правовых гарантий демократических выборов и парламентского представительства" в качестве альтернативы традиционному авторитаризму и плебисцитарной демократии выдвигается гипотеза о российском орнаменте, который предстоит выткать на универсальной канве многопартийности. Универсальная канва политического плюрализма известна

20


из практики либерально-капиталистического мира. Социал-демократическая, либеральная и консервативная идеи служат там своего рода нитями, на которых кристаллизуется "политический раствор". Заменить "партии-однодневки" многопартийностью на этой канве, пополнить ряды либерального интернационала и Социнтерна - значит сделать реальный шаг к формированию современного гражданского общества.

Основным направлением укрепления правовых гарантий свободного выборного процесса и формирования устойчивой многопартийности является, на взгляд автора, содействие развитию пропорциональной системы. Рассмотрены нормативно-правовые акты, в которых стимулируется укрупнение партий, формулируются требования открытости для общества кандидатов в депутаты, подконтрольности финансовой деятельности партий и т.п.

В заключении изложены итоги проведенного исследования, делаются обобщения и выводы, намечаются новые направления исследования проблемы.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

  1. Дворник В. В. Сущность парламентаризма как института представительной демократии (концепция К. Шмитта) // Цивилистика и современность. Частное право: значение и проблемы развития: Материалы межвузовской научно-теоретической конференции. - Ростов н/Д, 2004. - 0,2 п.л.
  2. Лукьянов А И , Дворник В.В. О стратегии законотворчества и перспективах многопартийности в России // Гуманитарные и социально-экономические науки. - 2004. - № 1. - 0,8 п.л./ 0,4 п.л.
  3. Дворник В.В. Народное представительство: понятие, структура, функции // Философия права - 2004. - № 2. - 1 п.л.
  4. Дворник В.В. Институт представительства, законодательная власть и народный суверенитет: Научное издание. - Ростов н/Д 2004. -1 п.л.

21



Сдано в набор 17.11.04. Подписано к печати 18.11.04.

Формат 60x84/16. Объем 1 п.л. Набор компьютерный.

Гарнитура Тайме. Печать офсетная. Бумага офсетная.

Тираж 100 экз. Заказ Xs 295 •

Отпечатано в типографии 000 "ВУД"

Лицензия ПД № 10-65062 от 26.09.2001 г.

344010, г. Ростов-на-Дону, ул. Красноармейская, 157.

Тел./факс: (8632) 64-38-77.


*?4213

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.