WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ ПРЕДПИСАНИЯ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

ДАВЫДОВА Марна Леоншдовва

НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ ПРЕДПИСАНИЯ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Специальность 12.00.01 - «Теория и история права и государства; история правовых учений»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Саратов -2002


Работа выполнена на кафедре теории государства и права Волгоградского государственного университета


Научный руководитель:


доктор юридических наук, профессор, академик PATH      Вопленко Н.Н.



Официальные оппоненты:


доктор юридических наук, профессор Синюков В.Н.,


кандидат юридических наук, профессор Цыбулевская О.И.


Ведущая организация:


Волгоградская академия государственной службы


Защита состоится «15» января 2002 года в часов на заседании диссертационного Совета Д-212.239.02 при Саратовской государственной академии права (410056 г. Саратов, ул. Чернышевского, 104, аудитория 2).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной академии права.

Автореферат разослан « Ж » VkM^</iP-S^ 2001 года


Ученый секретарь диссертационного Совета, доктор юридических наук, профессор, академик РАЕН

§J^


КН.Сенякин


660 319

2004-4     ;

6386       1

-------------

Актуальность темы исследования. На современном этапе развития

правовой науки все большее признание получает тот факт, что конкуренция,

противопоставление различных подходов к пониманию права не является

перспективным   направлением    научного    познания1.    Каждая    концепция

правопонимания   отражает  лишь   один   из   аспектов   того   многогранного

феномена,    которым   является    право,    поэтому    познание    его    требует

совершенствования и углубления всех существующих подходов. В этом плане

нормативизм   должен   рассматриваться   в   качестве   одного   из   важных

направлений изучения права2, ибо «право - это не только нормы, но без норм,

без свойства  нормативности  права  нет» .  Дальнейшее совершенствование

названной концепции требует разрешения спорных вопросов, связанных с

категорией   правовой   нормы   (несоответствие   структуры   нормы   статье

правового акта, многообразие правовых положений, изложенных в нем наряду

с нормами   права и т.д.), а также преодоления  односторонности,  узости,

догматизма классического нормативизма. Этим определяется необходимость

расширения области научного поиска, изучения новых понятий и категорий,

способных усовершенствовать нормативную теорию, сохранив при этом ее

главные,  несомненные достоинства. Именно эту роль играет, по нашему

мнению, понятие нормативного правового предписания, через призму которого

наиболее зримо предстает вся структура российского законодательства.

Актуальность изучения данной категории имеет не только теоретические,

но и практические аспекты. Рассмотрение нормативного предписания как

правового   веления,   непосредственно   выраженного   в  тексте   закона,  дает

возможность формулирования научно обоснованных правил законодательной

техники,     что     является     важной     предпосылкой     совершенствования


1                      Сииюков В. Н , Сннюмгаа ТНК вопросу о российской правовой доктрине в XXI веке // Вопросы теории

государства н права Саратов, 2000. Вып. 2. С.54.

2                      См., напр' Байтнн M И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков)

всийского права 1999

Саратов, 2001, Байтин М И О современном нормативно

№ 1; Вопленко Н Н Основные проблемы современного |раво(ТОннмали17/'В4ы(*1я1ватжУ. Сер. 3. Выл 1

1996 и другие.

3 Алексеев С. С. Теория права. М, 1993. С. 91.


4

правотворческой деятельности и повышения качества российского законодательства.

Степень разработанности проблемы. Понятие нормативно-правовое

предписание (НПП) было введено в категориальный аппарат теории права

А.В.Мицкевичем в 1967 г.' Первое монографическое исследование проведено

А.Л.Парфентьевым в 1980 г.2 В дальнейшем появилось большое количество

работ, освещающих различные аспекты данной темы: место НПП в системе

категорий правовой науки (С.С.Алексеев, Л.Ф.Апт, П.В.Евграфов,

С.В.Поленина, Н.В.Сильченко), отдельные виды (Г.А.Борисов, Н.Н.Вопленко,

А.С.Пиголкин, В.Г.Тяжкий), проблемы типичности (В.М.Горшенев,

Т.Н.Мирошниченко, Ю.В.Блохин), согласованности НПП (А.П.Заец,

О.А.Пучков) и т.д. В настоящее время понятие НПП является достаточно

популярным и широко используется в тр_\дах многих ученых: В.К.Бабаева,

М.И.Байтина, В.М.Баранова, Л.М.Бойко, Н.А.Власенко, С.Ю.Головиной,

В.Е.Жеребкина, О.С.Иоффе, Т.В.Кашаниной, В.Н.Кудрявцева, В.В.Лазарева,

О.Э.Лейста, Р.З.Лившица, Н.С.Малеина, А.В.Малько, Н.И.Матузова,

В.И.Никитинского,        П.М.Рабиновича,        Т.Н.Радько,            И.Н.Сенякина,

В.Н.Синюкова.         В.М.Сырых,         Ю.А.Тихомирова,          С.П.Хижняка,

О.И.Цыбулевской. А.Ф.Черданцева, Г.Т.Чернобеля и др.

Теоретическое обобщение результатов научного поиска в данной области свидетельствует, что в современных условиях назрела необходимость комплексного монографического исследования, в котором на новом этапе были бы обобщены и систематизированы все имеющиеся научные разработки и намечены перспективы теоретического и практического использования полученных выводов.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является проведение комплексного теоретического исследования категории «нормативно-правовое

' Мицкевич А. В. Акты высших органов Советского государства. М., 1967 С.34.

2 Парфентьев А. Л Нормативно-правовое предписание и его виды. Автореф. дис________ канд. юрид. наук. M., 1980.


5

предписание».   Для   достижения   поставленной   цели   были   определены следующие основные задачи:

  1. обобщить научные данные по исследуемой проблеме, провести анализ действующего законодательства;
  2. определить понятие НПП, выявить его признаки;
  3. разработать научно обоснованные критерии типологии НПП, осуществить на их основе классификацию исследуемых явлений;
  4. изучить основные типы НПП, используемые в современном российском законодательстве, дать их обобщающую характеристику, определить понятия;
  5. исходя из юридической природы и особенностей каждого типа НПП сформулировать соответствующие технико-юридические рекомендации для правотворческих органов;
  6. исследовать правовую норму в качестве основного типа НПП, сопоставить эту характеристику с традиционным представлением о норме права как начальной единице системы права;
  7. определить функциональное назначение каждого типа НПП, характер их взаимодействия в рамках нормативно-правового акта и правового регулирования в целом.

Методологическая основа исследования. Основным методом исследования является формально-юридический. В работе используются также системный, структурный, функциональный, сравнительно-правовой, статистический и другие методы, а также основные способы толкования права (грамматический, системный, логический, историко-политический).

Эмпирическую основу исследования составляют действующее федеральное законодательство (в работе проводится анализ около 200 нормативно-правовых актов), а также судебная практика, в первую очередь практика Конституционного Суда РФ.



7

- к решению проблем понятия НПП, структуры НПП, выражающих правовые нормы, правил их изложения в законе привлекаются филологические данные, многие из которых используются в теоретико-правовом исследовании впервые (например, учение об актуальном членении предложения, о коммуникативно-сильных и коммуникативно-слабых предложениях, о сложном синтаксическом целом и др.). На защиту выносятся следующие положения:

  1. НПП - минимальная смысловая часть текста нормативно-правового акта, представляющая собой элементарное государственно-властное веление общего характера, обладающее формальной определенностью, цельностью и логической завершенностью. НПП характеризуется следующими основными   признаками:           государственно-властное                         веление; непосредственная выраженность в тексте нормативно-правового акта; общий характер (нормативность); формальная определенность; логическая завершенность; цельность; элементарный характер.
  2. НПП выступает как категория правовой науки, необходимая для исследования (а) организации системы права; (б) единства и согласованности системы законодательства; (в) структуры нормативно-правового акта; (г) правил законодательной техники.
  3. Типология НПП должна проводиться на основе комплексного критерия, включающего содержательные (содержание веления, степень общности, внутренняя структура), формальные (форма изложения, положение и роль в системе НПП в рамках нормативного акта) и функциональные (роль в правовом регулировании, форма реализации) признаки. Требованиям такой типологии отвечает существующее в науке деление НПП на правовые декларации, принципы, дефиниции и нормы.
  4. Правовая декларация - НПП максимальной степени общности, закрепляющее конечные цели и мотивы издания нормативного акта, определяющее    предмет     и    направления     правового    регулирования,

8 констатирующее общезначимые факты, а также содержащее другие положения вводного характера, в целях оформления смыслового и структурного единства нормативного акта и проведения в жизнь элементов государственно-правовой идеологии. Значение нормативно-правовых деклараций определяется двумя их основными функциями: (1) они служат своеобразным введением в нормативный акт, подчеркивая его содержательное и структурное единство; (2) являются проводниками официальной государственной идеологии.

  1. Правовые принципы - выраженные в НПП идеи генерального характера, заключающие в себе основную суть правового регулирования и обеспечивающие внутреннее единство системы права, общую направленность правотворческой и правореализационной практики. Значение принципов заключается в том. что они (1) выражают ведущие идеи правового регулирования; (2) обеспечивают внутреннее единство всей системы права; (3) направляют развитие правотворчества, являясь ориентиром в деятельности законодателя; (4) устанавливают основные начала практики реализации права; (5) непосредственно регулируют общественные отношения при отсутствии соответствующей правовой нормы.
  2. Правовая дефиниция - НПП, раскрывающее содержание правового понятия путем указания его основных юридически значимых признаков или элементов в целях обеспечения единства правового регулирования. Значение нормативно-правовых дефиниций заключается (1) в обеспечении единства в понимании и реализации всех велений законодателя; (2) в повышении степени формализации законодательства; (3) в формировании понятийного аппарата системы права; (4) во внедрении в действующее законодательство новых результатов развития науки, обновления теоретической базы законодательства; (5) в развитии правовой науки.

9

  1. Признаки нормы права, традиционно выделяемые в литературе, образуют систему, включающую (1) формальные (связь с государством, формальная определенность, общий характер) и (2) содержательные признаки (государственно-волевой характер, модель регулирования общественных отношений, представительно-обязывающий характер). Последние два признака являются тем критерием, который позволяет отграничить норму от других типов НПП.
  2. Правовая норма может быть охарактеризована (а) как начальный элемент системы права, (б) как основной тип НПП. Норма как элемент системы права и выражающее ее НПП соотносятся (а) как форма и содержание; (б) как часть и целое.
  3. В качестве самостоятельного типа НПП правовая норма может быть определена как НПП, содержащее конкретное правнпо представительно-обязывающего характера, предназначенное для непосредственного регулирования общественных отношений и охраны их от нарушения.
  1. Нормы права, в отличие ото всех других типов НПП, рассчитаны на непосредственную реализацию, участвуя тем самым в осуществлении регулятивной и охранительной функций права. Это позволяет говорить о правовых нормах как об основной части права. Правовые декларации, принципы и дефиниции образуют нормативно-вспомогательную часть права, т.к. реализуются опосредовано, обеспечивая процесс нормального функционирования правовых норм.
  2. Исследование специфики основных типов НПП, их функционального назначения позволяет рассматривать нормативно-правовой акт как систему НПП различной степени общности, объединенных по предмету регулирования и характеризующихся единством понятийного аппарата, а также целей и задач в правовом регулировании.

Научное и практическое значение диссертации состоит в возможности использования ее материала в дальнейшей научной разработке структуры


10

российского законодательства, проблем законодательной техники и формулировании научно обоснованной системы технико-юридических правил. Некоторые положения диссертационного исследования могут непосредственно применяться в практике правотворчества. Материалы диссертации могут быть использованы в преподавании многих разделов курса теории государства и права (например, «Нормы права», «Система права», «Формы права», «Система законодательства» и т.д.).

Апробация результатов исследования. По материалам исследования опубликован ряд работ (в том числе учебное пособие 5,3 п.л.). Многие положения диссертации докладывались автором на научных конференциях (1996-2001 гг.) Волгоградского государственного университета и других вузов.

Основные выводы данного на\чного исследования используются автором при чтении лекций и ведении семинарских занятий по теории государства и права, общей теории права, спецкурсу «Актуальные проблемы теории государства и права».

Структура диссертации обусловлена ее целями и задачами и состоит из трех глав, включающих восемь параграфов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. «Понятие и юридическая природа нормативно-правового предписания» начинается с анализа основных научных концепций НПП (§1). Отмечается, что введение в научный оборот понятия «нормативно-правовое предписание» было обусловлено тем, что классическая теория правовой нормы (ПН), несмотря на все свои достижения и положительные стороны, встала перед необходимостью модернизации для решения как минимум следующих проблем: 1) проблемы несоответствия структуры ПН тексту нормативного акта;

' Оговоримся сразу, что из всего многообразия научных позиций наиболее обоснованной и ценной в теоретическом плане нам представляется концепция трехчленной структуры ПН, в рамках которой гипотеза, диспозиция и санкция признаются обязательным составом элементов, тем необходимым и достаточным минимумом правовой информации, который должен лежать в основе системы права


li 2) проблемы   определения   юридической   природы   государственно-властных велений, выходящих за рамки понятия ПН.

В ходе развития теоретических представлений о НПП в науке

сформировались несколько подходов к определению места этой категории в

понятийном аппарате теории права: НПП рассматривается как основа системы

законодательства (А.В.Мицкевич Л.Ф.Апт, Г.А.Борисов, КН.Вопленко,

А.П.Заец, А.А.Кененов, А.Л.Парфентьев, А.С.Пиголкин), ее отраслевого среза

(П.Б.Евграфов, СВ.Поленина, Н.В.Сильченко), нормативного акта

(Ю.В.Блохин),        системы         права        (В.К.Бабаев,        В.М.Горшенев,

Т.Н.Мирошниченко), одной из подструктур системы права (С.С.Алексеев), обеих систем одновременно (В.Г.Тяжкий). При этом в основе дискуссии в самом общем виде лежит вопрос о том, следует ли считать НПП минимальной структурной частью текста нормативного акта или минимальным правовым велением. В диссертации обосновывается представление о невозможности отождествить НПП только с формой или только с содержанием права. Автор приходит к выводу о том, что НПП, в сущности, есть единство формы и содержания, есть само право, его нерасчленяемый минимальный элемент*. ПН (содержание) и нормативный акт (форма) строятся из НПП (минимальных правовых велении, непосредственно выраженных в нормативном тексте). В результате НПП выступает как универсальная категория, объединяющая систему законодательства и систему права. Это как бы «строительный материал», без которого начальные и центральные элементы этих систем немыслимы. Говоря о НПП, мы не стремимся различать формальный и содержательный аспекты, потому что как работающий компонент права, как правовое явление, а не его теоретическое понятие, НПП существует только в единстве формы и содержания.

1 Именно на это в свое врем* указал С С Алексеев, подчеркнув, что в НПП наиболее ярко выражено органическое единство содержании и внешней формы в праве. (Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975.С.*3.)


12

Существующие концепции НЛП оцениваются в диссертации с точки зрения способности наилучшим образом раскрыть его юридическую природу. При этом автор приходит к следующим выводам. В самом общем виде Hi 111 должно признаваться начальным элементом системы законодательства. Это дает возможность подчеркнуть связь правовых велений с текстом нормативных актов, а также выделить в законодательстве категорию, корреспондирующую ПН, как начальному элементу системы права. Однако при более глубоком рассмотрении возникает необходимость уточнить принятую концепцию, признав НИИ элементом лишь отраслевого среза системы законодательства, основываясь на том, что: (1) именно здесь наиболее отчетливо проявляются возможности его самостоятельного функционирования как элемента системы1; (2) такой подход наилучшим образом позволяет продемонстрировать природу НПП, единство содержания и формы в нем. Анализ юридической природы и научного потенциала исследуемого правового явления позволяет рассматривать НПП как категорию правовой науки.

Второй параграф первой главы посвящен понятию и признакам НПП. Анализ теоретических работ по данной теме показывает, что, несмотря на значительную популярность понятия НПП в научной литературе, вопрос о его признаках и определении нельзя считать достаточно разработанным. Большинство авторов ограничиваются цитированием двух общеизвестных определений - А.В.Мицкевича и С.С.Алексеева , не формулируя при этом собственного. Даже работы, специально посвященные данной тематике (Ю.В.Блохин, В.М.Горшенев, А.П.Заец, А.Л.Парфентьев, Т.Н.Мирошниченко), обходятся без авторской дефиниции НПП, исследуя лишь признаки, выводимые из перечисленных определений.

В диссертации анализируются признаки НПП, выделяемые различными авторами. Делается вывод о том, что в систему признаков данной категории

' В иерархическом и федеративном срезах системы законодательства НПП функционирует лишь в качестве

структурной части нормативно-правового акта

2 Мицкевич А. В. Акты высших органов Советского государства С.34.

'Алексееве. С. Структура советского права. М., 1975. С. 81.


13 необходимо включать следующие: (1) государственно-властное веление; (2) непосредственная  выраженность  в тексте  нормативно-правового акта;  (3) общий   характер   (нормативность);    (4)   формальная   определенность;   (5) логическая завершенность; (6) цельность; (7) элементарный характер.

Рассматривается вопрос о той единице текста, в которой выражается НЛП. Исследование, проведенное с использованием данных лингвистики, позволяет в целом согласиться с мнением многих правоведов (С.С.Алексеев, Ю.В.Блохин, А.Л.Парфентьев, В.М.Сырых, А.Ф.Черданцев и др.) о взаимном соответствии между НЛП и предложением текста нормативного акта. Требуется, однако, сделать две существенные оговорки. Во-первых, в определенных случаях НЛП может быть выражено частью предложения (например, предложение «Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, наказывается штрафом...» содержит два Hi 111: правовую дефиницию и охранительную ПН). Во-вторых, смысл некоторых велений, выраженных контекстуально зависимыми или коммуникативно-слабыми предложениями, не может быть понят без учета содержания других НЛП. (Например, «В этом случае данное объединение не приобретает прав юридического лица».) При определении степени самостоятельности подобных НПП мы руководствуемся не форматным критерием (смысл предложения понятен только с учетом предыдущего предложения), а содержательным (есть новое веление, отличное от предыдущего) и делаем вывод о наличии здесь «полноценных» велений законодателя, характеризующихся относительной смысловой зависимостью от других НПП.

В конце параграфа формулируется определение понятия НПП: нормативно-правовое предписание - это минимальная смысловая часть текста нормативно-правового акта, представляющая собой элементарное государственно-властное веление общего характера, обладающее формальной определенностью, цельностью и логической завершенностью.


14

В третьем параграфе рассматриваются научные основания типологии правовых предписаний. В качестве исходного пункта принимается распространенное в науке положение о том, что понятием «НИН» охватывается весь комплекс велений законодателя, включающий в себя далеко не только ПН (Ю.В.Блохин, Н.Н.Вопленко, В.М.Горшенев, А.П.Заец, А.В.Мицкевич, В.Г Тяжкий). Подчеркивается, что целью научного исследования данной проблемы выступает выбор наиболее удачного критерия классификации и выделение на его основе тех видов НПП, которые существуют в действующем законодательстве наряду с НПП, выражающими ПН. Научным основанием такой классификации должно являться теоретическое представление о понятии и значении категории НПП как качественно своеобразного явления, находящегося как бы на стыке системы права и системы законодательства. Определяющей чертой НПП является неразрывная связь содержания и формы, поэтому и критерий деления должен охватывать, в самом общем виде, совокупность содержательных и формальных отличий каждого вида НПП от основной их группы - ПН.

При построениии общетеоретической классификации выделяемые правоведами виды НПП (коллизионные НПП, дефиниции, презумпции, фикции, рекомендации, преюдшши, декларации, сроки, юридические конструкции, плановые задания и др.) оцениваются по следующим критериям: (1) достаточно ли имеется оснований, чтобы считать их самостоятельным видом НПП наряду с ПН; (2) отличаются ли они от других НПП как по форме, так и по содержанию; (3) достаточно ли они распространены, типичны для всего законодательства . В качестве условного критерия подобной типичности предлагается такая распространенность соответствующего вида НПП, при которой   не   составляет   труда   обнаружить   его   практически   в   каждом

' С этих позиций подвергается научному анализу распространенное в литературе деление НПП на типичные и нетипичные (А В Мицкевич, В М.Горшенев, T Н Мирошниченко, Ю В Блохин). Делается вывод о том, что сам подход к классификации НПП с позиции их типичности или нетипичности представляет интерес по большей части в качестве исследования частного вопроса теории НПП Общетеоретическая классификация НПП должна строиться на выделении типичных, наиболее распространенных их видов.


15

нормативно-правовом    акте    (или    в    их    большинстве).    В    результате проведенного исследования диссертант приходит к следующему выводу. Из числа правовых велений, выделяемых учеными в качестве самостоятельных видов НПП, одни в силу формальных или содержательных причин должны быть   отнесены   к   разряду   ПН   (НПП   со   специфическими   функциями: презумпции, фикции, преюдиции, сроки, коллизионные НПП), другие вообще не могут считаться НПП (юридические конструкции), третьи не являются достаточно   распространенными,    чтобы    признаваться    самостоятельным, типичным видом НПП (рекомендации, плановые НПП). При этом практически все рассмотренные классификации вызывают одно общее замечание: в них отсутствует единый, четкий критерий отграничения одного вида НПП от другого. В этой  связи  предлагается  использовать комплексный критерий, объединяющий   нескочько   признаков,   оснований  деления   и   позволяющий провести не классификацию, а типологию НПП, т.е. исследовать их на более высоком научном уровне. Высказывается мнение о том, что параметрам такой типологии соответствует существующее в науке деление НПП   на правовые декларации,    дефиниции,    принципы    и   ПН   (Н.Н.Вопленко).    Во-первых, специфика   данных    видов   НПП   является   общепризнанной    в   научной лшературе. Во-вторых, данная типология позволяет: (1) показать разнообразие правовых   велений,   содержащихся   в   действующем   законодательстве;   (2) излишне не детализировать,  не дробить блок основных  НПП,  играющих решающую роль в правовом регулировании; (3) не ограничивать очень узкими рамками    понятие    ПН,    демонстрируя    богатство    и    разнообразие    их разновидностей; (4) исследовать наиболее типичные НПП, распространенные во всех отраслях законодательства, практически в каждом нормативном акте. В-третьих, представляется возможным для каждого рассматриваемого типа НПП  выявить  комплекс  содержательных, формальных  и  функциональных признаков, обусловливающих его специфику: (1) содержательные признаки (содержание    веления;    степень    общности;    внутренняя    структура);    (2)


16 формальные признаки (форма изложения; положение и роль в системе НПП в рамках нормативного акта); (3) функциональные признаки (роль в правовом регулировании; форма реализации). Каждый из названных типов НПП исследуется с точки зрения данной системы признаков в соответствующих параграфах диссертации (результаты исследования обобщены и сведены в таблицу).

В главе II диссертации рассматриваются типы правовых предписаний, составляющие нормативно-вспомогательную часть права. Первый параграф посвящен правовым декларациям. Под термином «декларация» в работе понимается родовое понятие, объединяющее призывы, пожелания, обращения, задачи, программы, мотивы, цели, нормативные справки, политические и моральные нормы, заключенные в правовую оболочку. Специфика декларативных НПП исследуется в работе с позиции комплексного критерия типологии (см. таблицу), что позволяет обосновать их нормативно-правовой характер, а также провести четкое разграничение между правовыми декларациями как самостоятельным типом НПП и другими типами НПП (в первую очередь, правовыми принципами).

Отмечается, что в наушой литераторе нет более или менее стройной к }ассификзции велений, закреп )ясмы\ в преамбулах законов. Поэтому при построении ее следует ориентироваться в первую очередь на текст нормативно-правовых актов. Анализ содержания около 200 преамбул действующих федеральных законов, позволил выделить наиболее распространенные виды правовых деклараций: (1) предметные, содержащие указание на предмет регулирования соответствующего закона; (2) целевые, определяющие цели, на достижение которых направлен правовой акт; (3) субъектные, перечисляющие субъектов, на отношения между которыми распространяется действие закона (т е определяющие сферу действия нормативного акта); (4) отсылочные, связывающие данный закон с другими нормативными актами, например, с


17

Конституцией РФ; (5) мотивирующие, объясняющие мотивы принятия закона; (6) констатирующие какой-либо общезначимый принципиальный факт.

В зависимости от стиля изложения декларации можно объединить в две группы: (а) экспрессивно-окрашенные (констатирующие, а также большая часть мотивирующих и некоторые целевые положения преамбул) и (б) нейтральные (большинство предметных, субъектных, отсылочных деклараций).

В зависимости от функционального назначения нормативно-правовые декларации делятся на два вида: (а) ориентированные, в первую очередь, на выполнение внутренних функций в рамках нормативного акта -внутриорганизационные. Они облегчают понимание содержания закона, укрепляют его содержательное и формальное единство, показывают его связь с другими правовыми актами и т.д.; (б) призванные ос\ ществлять, прежде всего, внешние функции (внешние по отношению к данном) нормативному акту и к законодательству в целом) - идеологические (идеологически насыщенные) декларации. Их роль заключается в том, что они привносят в закон те моральные, идеологические, политические идеалы и ценности, которые являются элементами государственно-правовой идеологии, существующей в данном обществе. Как правило, именно формулир\я последний вид правовых деклараций, законодатель использует экспрессивно-окрашенные выражения.

С этой точки зрения оценивается существующее в науке мнение о необходимости полного исключения из текста закона экспрессивно-окрашенных высказываний (Н.А.Власенко). По нашему мнению, применительно к преамбуле закона этот вопрос должен решаться особо: само по себе наличие преамбулы в законе, а также количество содержащихся в ней экспрессивно-окрашенных деклараций свидетельствует о том, насколько важной с точки зрения законодателя является та или иная сфера общественных отношений. Поэтому излишняя «сухость», «бесцветность» законодательных формулировок не позволяет иногда показать значение, которое государство


18

придает соответствующему нормативному акту, а, следовательно, реализовать идеологическую функцию правовых деклараций.

Проведенные диссертантом статистические исследования новейшего российского законодательства свидетельствуют о наличии устойчивой тенденции к «нейтрализации», «деидеологизации» языка федеральных законов. В целом эту тенденцию следует оценивать положительно, однако, представляется, что игнорировать возможности правовых деклараций в деле внедрения в жизнь государственно-правовой идеологии нерационально. К сожалению, в настоящее время многие общественно значимые законы не получают необходимого идеологического обоснования.

Очевидно, для внесения большей ясности в законодательство необходимо: (а) помещать в преамбулы правовых актов только такие НЛП, которые по функциям, строению, а главное по механизму реализации являются правовыми декларациями; (б) находить оптимальное соотношение между идеологически окрашенными и нейтральными правовыми декларациями, учитывая их функциональное назначение, а также важность общественных отношений, регулируемых соответствующим законом; (в) не включать идеотогнческие декларации в первые статьи законов, т. к. нумерация статей сама по себе предполагает возможность ссылки на них в правоприменительных актах. Назначение же этих НПП не в прямом регулировании, а в придании законодательству «единой идеологической окраски»; (г) стремиться к унификации способов закрепления внутриорганизационных деклараций, т.к. у правоприменителя не должно складываться впечатление, что законодатель сам не знает, каково действительное правовое значение данных НПП. Для этого (д) преамбула как вводная часть закона должна включать именно НПП, дающие общую характеристику самому нормативному акту (т.е. большинство всех правовых деклараций). В заключение дается авторское определение правовых деклараций, подчеркивается их значение для правового регулирования.


19

Во втором параграфе данной главы исследуются правовые принципы. Отмечается, что большинство авторов сходятся на том, что понятие принципа значительно шире, чем его нормативное, законодательное выражение: принцип зарождается как определенная идея в теории, закрепляется в системе правовых норм и через них претворяется в общественные отношения. Подчеркивается, что только факт закрепления идеи в нормативном акте позволяет со всей определенностью, а не в порядке научной дискуссии, говорить о наличии того или иного правового принципа. В законодательстве правовые идеи-принципы (принципы правосознания) получают объективное общезначимое выражение, с одной стороны, закрепляясь в форме НПП, с другой стороны, развиваясь и конкретизируясь в ПН. В аспекте настоящей работы внимание акцентируется на первой форме материализации правовых принципов, т.е. изложении их в виде НПП особого типа. Далее проводится анализ нормативно-правовых принципов с точки зрения признаков, составляющих структуру идеального типа НПП (см. таблицу). Обосновывается положение о том, что представление о правовом принципе как о самостоятельном типе НПП позволяет решить проблему соотношения его с нормой права.

Большое внимание в диссертации уделяется вопросу нормативного закрепления правовых принципов. Проводится анализ деиавуюшего законодательства, который показывает, что даже на уровне кодифицированных актов правовым принципам не уделяется должного внимания (из 20 действующих на сегодняшний день кодексов только в 5 устанавливается система принципов). Нет последовательности в закреплении правовых принципов и в иных федеральных законах. Можно назвать следующие наиболее распространенные недостатки: (1) во многих законах правовые принципы вообще не упоминаются; 2) многие положения принципиального характера законодатель формулирует как обычные НПП, не называя их принципами и не устанавливая их систему; 3) статьи, закрепляющие правовые


20

принципы,   часто  формулируются  законодателем   произвольно,   без  учета внутрисистемных связей законодательства.

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы и рекомендации: (1) Правовые принципы выражают в сжатом виде основную суть закона, являются квинтэссенцией правового регулирования, поэтому закрепление их необходимо в каждом законе. (2) Формулируя нормативно-правовые принципы, законодатель должен четко отграничивать их от декларативных положений правового акта и от НПП, выражающих нормы права. Для этого обязательно использование самого наименования «принцип» в тексте закона. (3) НПП, выражающие правовые принципы закрепляются в тексте нормативного акта двумя основными способами: в форме перечня наименований принципов или краткого описания сущности принципа. Эти способы выполняют разные функции в рамках правового акта. (4) Формулирование системы принципов способствует достижению более высокого уровня концептуальности закона и, поэтому, необходимо в каждом законе . (5) Раскрытие содержания каждого принципа требуется в случаях, когда (а) имеет место ярко выраженная специфика принципов, лежащих в основе данного нормативного акга; (б) предметом регулирования этого акта является широкий круг общественных отношений. Такими нормативными актами являются кодексы РФ, в которых должны закрепляться не только система отраслевых принципов, но и конкретное содержание каждого из них. (6) Обязательным требованием является обеспечение согласованности принципиальных положений законодательства, закрепленных в различных нормативных актах. Для этого формулировки сущности одного и того же принципа в разных законах не должны отличаться друг от друга, кроме случаев, когда это обусловлено отраслевой спецификой; законы, регулирующие    близкие   сферы   общественных    отношений,    не   должны

' В этой связи критически оценивается существующая в науке позиция, согласно которой не следует формулировать в законе систему принципов, которые и так могут быть выведены на основе анализа НПП этого закона (В Й.Зажицкий).


г\ закреплять существенно различающиеся системы принципов; между законами, основанными на одной системе принципов, должна существовать практика отсылок к принципам, закрепленным в законе более общего характера.

В диссертации формулируется определение правовых принципов, делается вывод о том, что только при условии адекватного закрепления принципов в НПП они получают возможность реализовать все свои потенции как одного из важнейших элементов правовой системы.

В третьем параграфе рассматриваются правовые дефиниции. Отмечается значительно возросший за последние годы интерес к исследованию проблем, связанных с правовыми понятиями и терминами (С.Ю.Головина, Н.А.Власенко, В.Е.Жеребкин, А.С.Пиголкин, Н.И.Хабибулина, С.П.Хижняк и др.), происходящий на фоне общего повышения интереса к исследованиям в области языка права, правотворчества, юридической техники. Обосновывается положение о том, что нормативные определения правовых понятий, органически включаясь в понятийный аппарат права, выступают в составе последнего важной частью системы российского права. Анализируются признаки правовых дефиниций как самостоятельного типа НПП (см. таблицу). Проводится разграничение между ПН и дефинициями, которые. б\д\чи «привязаны» в своем действии к конкретной ПН, не входят в ее состав и существуют чаще всего как самостоятельные части правового акта. Подчеркивается роль дефинитивных НПП как средства внедрения в действующее законодательство важнейших достижений правовой теории.

Проблема размещения нормативно-правовых дефиниций в законодательстве рассматривается в работе с позиции обусловленности правил законодательной техники юридической природой самих дефиниций как частиц законодательства, несущих в себе конкретное правовое содержание. При этом исследование строится по следующей схеме: (1) в каких случаях целесообразно закреплять законодательно дефиницию понятия; (2) в каком нормативном акте необходимо ее закрепить; (3) где в рамках структуры правового акта следует


22

поместить дефиницию; (4) какова должна быть форма самой дефиниции. В процессе исследования анализируется действующее законодательство, формулируются соответствующие технико-юридические рекомендации.

(1)       Так, вопрос о необходимости формулирования дефиниции

соответствующего понятия решается, исходя из двух критериев: (а) насколько

распространен в обыденном русском языке данный термин в том его значении,

в котором он используется в законе (общеупотребляемый, специально-

юридический либо узкопрофессиональный термин); (б) обладают ли субъекты

правореализации, для которых издан данный правовой акт, необходимыми

специальными знаниями, позволяющими понять значение термина (без

дефиниции).

  1. Второй из рассматриваемых вопросов в основе своей имеет проблему системности, внутренней согласованности законодательства и его понятийного аппарата. Во-первых, теоретически недопустимо существование в рамках этой системы двух различных дефиниций одного понятия, т.к. возникает конкуренция легальных дефиниций, разрушающая всякое единство и согласованность законодательства. Во-вторых, унификация понятийного аппарата невозможна без налаженной системы «связок» между правовыми дефинициями разшчных нормативных акгов
  2. Рассматривается практика помещения дефиниций основных понятий в преамбулу нормативного акта, которая, вопреки мнению некоторых правоведов (Л.Ф.Апт), оценивается диссертантом резко критически. Указывается, что подобное расположение дефиниций за рамками основного текста закона, с одной стороны, затрудняет возможность ссылок на них в правоприменительных актах (в случаях, когда это необходимо), с другой стороны, принижает их юридическое значение.

(4) Подробно исследуются способы определения, используемые законодателем

при формулировании правовых дефиниций. Определение через род и видовое

отличие   (классическое)    является    наиболее    традиционным.    При    этом


2Э

формальная логика однозначно отдает предпочтение этому способу, признавая все остальные приемами, заменяющими определение. В диссертации обосновывается мнение о том, что применительно к праву, точнее, законодательству, этот вопрос следует решать иначе. Разнообразие способов определения понятия, используемых в законе (описательные, перечневые, родовидовые, комбинированные, цифровые, контекстуальные (неявные) и др.), объясняется потребностями правового регулирования. Анализ законодательства позволяет сделать вывод о том, что основными видами правовых дефиниций являются родовидовые, описательные и комбинированные (когда одна формулировка содержит элементы классического и описательного определения). Перечневые дефиниции рассматриваются как особая разновидность описательных (характеризующаяся четким обособлением элементов, входящих в содержание понятия, выделением их в самостоятельные пункты), цифровые дефиниции выступают как разновидность родовидовых либо описательных, использующих цифровые обозначения для большей точности определения. В целом же, с точки зрения юридического содержания, все определения (кроме контекстуальных) любых понятий (кроме оценочных), закрепленные в законе, могут рассматриваться как самостоятельный тип НПП - правовые дефиниции.

Глава III. «Правовая норма как основной тип нормативно-правовых предписаний» начинается с исследования одного из наиболее важных и сложных вопросов теории НПП - вопроса о соотношении ПН и НПП (§1). В работе обобщаются теоретические данные о правовой норме в ее классическом понимании, т.е. как о начальном элементе системы права. Для этого анализируются признаки ПН, формируется их система, включающая (1) формальные (связь с государством, формальная определенность, общий характер) и (2) содержательные признаки (государственно-волевой характер, модель регулирования общественных отношений, представительно-обязывающий     характер).     Приводятся     дополнительные     аргументы     в


24

обоснование концепции трехчленной структуры ПН как начальной единицы системы права.

Сопоставление признаков ПН и НЛП позволило провести разграничение (а) между ПН как единицей системы права и ПН как типом НИН; (б) между ПН и другими типами НИН. Из числа признаков ПН родовыми признаками всех НИН являются: (1) связь с государством (по форме и по содержанию); (2) формальная определенность; (3) общий характер. Два признака - модель регулируемых отношений (правило поведения) и представительно-обязывающий характер - присущи только ПН. При этом основной признак ПН как начального элемента системы права заключается в том, что ПН представляет собой сложную модель регулирования общественных отношений, выражающеюся с помощью конструкции трехчленной структуры ПН. Различие между ПН в ее классическом понимании и Hi 111 обусловлены наличием у последнего таких признаков, как непосредственная выраженность в нормативном акте, логическая завершенность, цельность и элементарный характер. Суть процесса «материализации» ПН в системе законодательства состоит, следовательно, в преломлении основного признака ПН через призму четырех названных признаков НПП. Таким образом, происходит «превращение» ПН в НПП, выражающие ПН. Соотношение двух этих категорий может, соответственно рассматриваться в двух аспектах: (а) содержание и форма; (б) целое и часть.

Во втором параграфе третьей главы по аналогии с исследованными ранее типами НПП проводится характеристика основного типа НПП - НПП, выражающего ПН. Подтверждается распространенное в литературе мнение, что отдельно взятое НПП способно выразить лишь часть содержания ПН (С.С.Алексеев, Л.Ф.Апт, Ю.В.Блохин, П.Б.Евграфов, А.П.Заец, А.В.Мицкевич, А.Л.Парфентьев, В.М.Сырых, В.Г.Тяжкий). Внутренняя структура данного типа НПП обусловлена, таким образом, с одной стороны, общей логической структурой выражаемой ПН, с другой стороны, юридической природой и признаками самого НПП. Существующие в теории права концепции структуры НПП оцениваются с


25

точки зрения их способности демонстрировать структурные части НПП как целого; отражать вторичность НПП по отношению к ПН и, в то же время, его относительную самостоятельность как правовой категории; характеризовать сущность НПП, его регулятивные особенности; представлять НПП в единстве формы и содержания; учитывать объективно существующую смысловую структуру предложения1, выражающего НПП. Делается вывод о том, что названным требованиям наилучшим образом соответствует распространенное в науке представление о двучленной структуре НПП, выражающих ПН (гипотеза-диспозиция и гипотеза-санкция).

Большое внимание в данном параграфе уделяется филологическим

аспектам теории НПП. Во-первых, в процессе поиска адекватной структуры

НПП исследуется структура выражающего его предложения. Делается вывод о

том, что из трех аспектов внутренней структуры предложения, изучаемых

современной       лингвистикой        (грамматический,         коммуникативный,

семантический), наиболее соотносимым с юридической структурой

соответствующего НПП является семантический аспект (субъект-предикат)2.

Во-вторых, при исследовании правил построения статьи нормативного акта

(ассоциации НПП, - С.С.Алексеев) проводится аналогия между последней и

сложным синтаксическим целым - группой предложений, связанных общим

смыслом. Синтаксический анализ законодательных статей показывает, что в

подавляющем большинстве случаев генеральное НПП каждой ассоциации

формулируется в виде контекстуально независимого (или коммуникативно-

сильного) предложения. Конкретизирующие НПП (детализирующие и

вариантные) часто бывают выражены контекстуально зависимыми

(коммуникативно-слабыми)            предложениями.             Обосновывается

целесообразность такого способа изложения для НПП, включенных в одну

1С точки зрения синтаксиса типичное предложение всегда бинарно по свое» структуре, что, безусловно, определенным образом отражается и на структуре соответствующего НПП

В этой связи частично опровергается ранее выдвинутая автором гипотеза о взаимном соответствии между структурой НПП и коммуникативной структурой предложении (так называемым актуальным членением), -Давыдова M Л Нормативно-правовые предписания в российском законодательстве. Учебное пособие. Волгоград, 2001. С. 39.


26

часть статьи с основным НИН. Подчеркивается, что конкретизирующие НПП, образующие отдельную часть статьи, желательно формулировать в виде контекстуально независимых предложений. Таким образом, к регулятивной самостоятельности НПП добавляется и смысловая самостоятельность. В результате обеспечивается относительная автономность НПП, образующего отдельную часть статьи: оно содержит в себе все необходимое для своего толкования и реализации.

Исследование функций НПП позволило заключить следующее. С одной стороны, все типы НПП выполняют общие функции, не совпадающие с функциями права в целом (функции государственной ориентации, государственной оценки, целевую и мотивационную, - Т.Н.Радько). С другой стороны, все они, так или иначе, участвуют в реализации общеправовых функций (С.С.Алексеев). При этом «доля участия» различна для каждого НПП. Одна часть НПП непосредственно общие функции права не реализует. Характеризуясь собственным функциональным назначением, эти НПП в совокупности выполняют функции обслуживания процесса осуществления права, обеспечивая возможность функционирования ПН. НПП этой группы включаются в нормативно-вспомогатечьную часть права (правовые декларации, дефиниции и принципы). Другая часть НПП, - ПН, предназначена непосредственно для регулирования общественных отношений и охраны их от нарушения. Это позволяет говорить о ПН как об основной части права. Таким образом, в отличие от других типов НПП правовые нормы непосредственно участвуют в реализации регулятивной и охранительной функций права. Поэтому в контексте настоящего исследования норма права определяется как нормативно-правовое предписание, содержащее конкретное правило представительно-обязывающего характера, предназначенное для непосредственного регулирования общественных отношений и охраны их от нарушения.


27

Представляется, что предлагаемый подход к типологии НЛП позволяет представить нормативно-правовой акт и законодательство в целом как целостные системы идеальных типов НЛП. В результате нормативно-правовой акт может быть определен как система НПП различной степени общности, объединенных по предмету регулирования и характеризующихся единством понятийного аппарата, а также целей и задач в правовом регулировании. Внутрисистемные отношения между НПП не только укрепляют нормативный акт «изнутри», но и связывают его с другими актами в рамках системы законодательства'. Все это дает основания говорить о последней как о целостном правовом образовании, живой действующей системе. Подобный подход должен являться научной основой для формулирования системы npaewiзаконодательной техника, включающей требования, обеспечивающие (1) качество каждого Hi ill; (2) связь различных типов НПП в рамках одного правового акта; (3) поддержание связей между НПП разных нормативных актов.

С другой стороны, с позиции теории НПП предметом изучения становится все реальное многообразие государственно-властных велений, составляющее материю права. А значит, и само право предстает не как простая совокупность ПН. а как система, построенная и функционирующая в соответствии с общими принципами, имеющая единый понятийный аппарат и преследующая в своем действии определенные общесоциальные цели, выходящие за рамки сугубо юридических. «Только через анализ данных компонентов объективного права можно познать и творчески использовать потенциальные возможности самого права как регулятора общественных отношений»2.

В заключении формулируются основные выводы и намечаются перспективы дальнейшего исследования категории НПП.

1 В этой евши, в частности, огромное значение приобретает система отсылок, поддерживающая связи не только между ПН, но и между декларациями, принципами и дефинициями нормативных актов, что было обоснованно в соответствующих параграфах диссертации. 2ВогшешоН. H Основные проблемы современного правопонимания. С 143.


Приложение. Основные типы правовых предписаний

в российском законодательстве

Тип НЛП

Содержательные пришики

Формальные признаки

Функциональные признаки

содержание

структура

степень общности

форма изложения

место в

нормативном

акте

функции

форма реализации

Правовая декларация

цели, мотивы,

причины издания.

значение акта, его

предмет, сфера

регулирования и

тд

определенной структуры нет, санкция как структурный элемент НПП отсутствует

максимальная

СК'ПСИМШНШОСГИ

повествовательная

форма

грамматического

изложения

преамбула либо (в

отдельных

случаях) первые

статьи

нормативного

акта

вводят в

законодательство

идеологические

установки,

выполняют

ориентирующую,

организационную

функцию

опосредованная

(через идеологические

установки

законодателя и

правопркменител)

Правовой принцип

идеи, которые

«пронизывают»

содержание права,

выражая все

главное и

решающее в нем

может иметь

внешний вид

регуля1ивного

НПП

наибольшая

CICHC1H, общности

и) всех

собственно

правопых   НПП

перечисление

наименовании

принцишш либо

изложение

содержания

каждого hi них в

отдельной аатье

в одной из первых

статей правового

акта

обеспечивают

внутреннее

единство системы

права,

правотворческой,

лравореал изацион

ной практики

опосредованная, иногда непосредственная (аналогия права)

Правовая дефиниция

описание юридически значимых признаков правового понятия

общая логическая

структура

определяемое

понятие -

определяющие

его признаки

как правило,

более конкретны,

чем принципы.но

oo.icc общие по

сравнению с ПН

излагаются

в форме научных

дефиниций

в той части акта, в

которой

сконцентрированы

ПН, содержащие

определяемое

понятие

обеспечивают

единообразное

понимание всех

велений

законодателя

опосредованная через познание и использование их

в правоприменительной

практике

Правовая норма

правило поведения

устойчивая

структура, гипотеза

диспозиция,

гипотеза-санкция

наиболее

КОИКГК--1 тированы,

приближены к

регулируемым

отношениям

излагаются а виде ассоциаций НПП

основное содержание нормативно-правового акта

регулирование и

охрана

общественных

отношений

непосредственная

реализация путем

соблюдения,

использования,

исполнения и

применения


29

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. О значении правовых деклараций как самостоятельного вида нормативных предписаний // Сборник трудов молодых ученых и студентов Волгоградского государственного университета. - Волгоград, 1997. 0,2 п.л.
  2. Филологические аспекты теории нормативных предписаний // Теория и практика преподавания русского языка и специальных дисциплин: Материалы научно-методической конференции «Организация и содержание обучения иностранных студентов» (19-21 октября 1998). -Волгоград, 1998.0,1 п.л.
  3. Нормативные акты с точки зрения русского литературного языка (на примере Кодекса РСФСР об административных правонарушениях) // Там же. 0,1 п.л.
  4. Нормативно-правовое предписание в теории и практике // Волгоградский молодежный гуманитарный вестник (информационно-аналитический научный журнал). - 1998, № 2-3. - Волгоград, 1998. 0,1 п.л.
  5. Правовые нормы и принципы права: проблема соотношения // IV Межв)зовская конференция студентов и молодых ученых г. Волгограда и Волгоградской области, г. Волгоград, 8-11 декабря 1998 г.: Тез. докл. -Волгоград, 1999. 0,1 п.л.
  6. Проблемы культуры речи в практике законотворчества (филологический подход к теории нормативных предписаний) // Пути и средства формирования языковой и речевой культуры: Межвузовский сборник научных трудов. - Иваново, 1999. 0,2 п.л.
  7. Правовые дефиниции в системе российского законодательства // Вестник Волгоградского государственного университета. - Сер. 5: Политика. Социология. Право.: Научно-теоретический журнал. Вып. 2. - Волгоград, 1999.0,5 п.л.
  8. Правовая норма и нормативное предписание: к вопросу о соотношении

JO

понятий // Юридический вестник, № 1(09). - Ростов-на-Дону, 1999. 0,1 п.л.

  1. Современная языковая ситуация в юриспруденции и возможности повышения культуры речи в юридической аудитории // Русский язык и культура (изучение и преподавание): Материалы конференции, Москва, РУДН, 28-30 ноября 2000. - Москва, 2000. 0,2 п.л.
  2. Теория государства и права: Методические указания и контрольные задания. - Волгоград, 2000. 0,7 п.л.
  3. К вопросу о средствах выражения государственной идеологии: правовые декларации // Проблемы социально-гуманитарного знания: Межвузовский сб. науч. тр. - Волгоград, 2000. 0,3 п.л.
  4. Понятие несостоятельности (банкротства) в российском законодательстве: проблемы формулирования правовых предписаний // Проблемы права и социологии: Сборник научных статей. - Волгоград, 2000.0,2 п.л.
  5. Отдельные виды нормативно-правовых предписаний в российском законодательстве: правовые принципы // Актуальные проблемы современной юридической науки (некоторые аспекты): Сборник научных статей. Вып. 2. - Волгоград, 2000. 0.5 п.л.
  6. Правовая норма и нормативное предписание в теории права // Сборник трудов молодых ученых и студентов Волгоградского государственного университета: В 2 ч. Ч. 1. - Волгоград, 2000. 0,2 п.л.
  7. Повышение культуры речи в практике преподавания юридических дисциплин и в правотворчестве // Язык образования и образование языка: Материалы международной научной конференции (Великий Новгород, 11-13 июня 2000 г.). - Великий Новгород, 2000. 0,1 п.л.
  8. Норма права и нормативно-правовое предписание: общие и отличительные признаки // Вестник Волгоградского государственного университета.   -   Сер.   5:   Социология.   Право.   Политика.:   Научно-

3

Актуальность темы исследования. На современном этапе развития правовой науки все большее признание получает тот факт, что конкуренция, противопоставление различных подходов к пониманию права не является перспективным направлением научного познания1. Каждая концепция правопонимания отражает лишь один из аспектов того многогранного феномена, которым является право, поэтому познание его требует совершенствования и углубления всех существующих подходов. В этом плане нормативизм должен рассматриваться в качестве одного из важных направлений изучения права2, ибо «право - это не только нормы, но без норм, без свойства нормативности права нет» . Дальнейшее совершенствование названной концепции требует разрешения спорных вопросов, связанных с категорией правовой нормы (несоответствие структуры нормы статье правового акта, многообразие правовых положений, изложенных в нем наряду с нормами права и т.д.), а также преодоления односторонности, узости, догматизма классического нормативизма. Этим определяется необходимость расширения области научного поиска, изучения новых понятий и категорий, способных усовершенствовать нормативную теорию, сохранив при этом ее главные, несомненные достоинства. Именно эту роль играет, по нашему мнению, понятие нормативного правового предписания, через призму коюрого наиболее зримо предстает вся структура российского законодательства.

Актуальность изучения данной категории имеет не только теоретические, но и практические аспекты. Рассмотрение нормативного предписания как правового веления, непосредственно выраженного в тексте закона, дает возможность формулирования научно обоснованных правил законодательной техники,     что     является     важной     предпосылкой     совершенствования

' Оплотов В Н.. Синюмгаа ТНК вопросу о российской правовой доктрине в XXI веке // Вопросы теории

государства и права Саратов. 2000. Выл. 2. C.S4.

2 См., юпр - Баптнн М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков)

Саратов, 2001; Байтин М И О современном нормативном понимании права //Журнал российского права 1999

Jfe I; Вопленко Н Н Основные проблемы современного правопонимания // Вестник ВолГУ. Сер. 3. Вып 1.

1996 и другие.

' Алексеев С. С. Теория права. М, 1993. С. 91.


Подписано к печати 13 11 2001 г. Уся. печ. л 1,9. Бумага офсетная Печать офсетная Тираж 100 Заказ № 354

Издательство Саратовской государственной академии права 410056, Саратов, Чернышевского, 135


 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.