WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЧИНОВНИКОВ ЗА ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРОСТУПКИ И ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО РУССКОМУ ДОРЕВОЛЮЦИОННОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

ГУЩЕВА Наталья Владимировна

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЧИНОВНИКОВ

ЗА ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРОСТУПКИ

И ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО РУССКОМУ

ДОРЕВОЛЮЦИОННОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

В XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

Нижний Новгород – 2006


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской правовой академии (института).

Научный руководитель:      доктор юридических наук, профессор

Галай Юрий Григорьевич

Официальные оппоненты:   доктор юридических наук, профессор

Романовская Вера Борисовна;

кандидат юридических наук, доцент

Михеева Ирина Вячеславовна

Ведущая организация:        Российская академия правосудия

Защита состоится «____» декабря 2006 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан 16 ноября 2006 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                    Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема совершенствования государственной службы, повышения эффективности деятельности ее служащих в настоящее время находится в центре внимания высших органов власти и управления страны. В последние годы приняты ряд федеральных законов в этом направлении.

Однако процесс реформы проходит достаточно сложно. Как отмечал Президент России В.В. Путин в своем Послании Федеральному Собранию от 25 апреля 2005 года, «наше чиновничество еще в значительной степени представляет собой замкнутую и подчас просто надменную касту, понимающую государственную службу как разновидность бизнеса. И потому задачей номер один для нас по-прежнему остается повышение эффективности государственного управления, строгое соблюдение чиновниками законности…» .

Проблемы в осуществлении реформы отчасти связаны и с недостаточным использованием исторического опыта борьбы с этими негативными явлениями.

Интерес представляет исторический опыт формирования прочного правового статуса чиновников как необходимого инструмента в создании действенного государственного механизма для решения стоящих перед государством задач.

Особую значимость приобретают вопросы, связанные с ответственностью чиновников за нарушения служебных обязанностей, поскольку, только поставив институт ответственности на должный законодательный и социальный уровень, можно будет говорить о достижении одной из целей реформирования государственной службы в нашем государстве.

Актуальность заявленной темы настоящего исследования обусловлена, с одной стороны, недостаточной разработанностью проблемы в юридической науке, наличием ряда пробелов в системе историко-правовых знаний, с другой – необходимостью совершенствования действующего законодательства, назревшей необходимостью поиска радикальных мер повышения эффективности системы государственной службы.

Наряду с этим, актуальность темы исследования обусловлена и отсутствием в настоящее время государственного механизма, способного устранить бюрократизм и формализм в делах, и как следствие этих явлений – безответственность должностных лиц, их злоупотребления служебным положением.

К числу требующих научной разработки вопросов относится и ответственность должностных лиц судебных ведомств, в первую очередь, судей, как исторически сложившейся обособленной категории должностных лиц, за нарушение служебных обязанностей, что является актуальным и в настоящее время.

Изучение истории формирования и функционирования российской государственной службы, безусловно, полезно и для совершенствования действующего законодательства, с максимальной реализацией положительного отечественного опыта по установлению ответственности должностных лиц.

Степень научной разработанности проблемы. На протяжении нескольких веков проблемы изучения ответственности за должностные правонарушения привлекали внимание отечественных ученых. Исследованию подвергались различные аспекты этого вопроса, как общее учение о должностных преступлениях и проступках, так и ответственность должностных лиц за конкретные должностные злоупотребления. Вопросам формирования, функционирования и эволюции данного института уделялось внимание в работах дореволюционных авторов: А.Д. Градовского, Н.Ф. Дубровина, И.И. Евтихиева, В.В. Есипова, Е.П. Карновича, И.М. Катаева, А.В. Кенигсона, В.О. Ключевского, А.Ф. Кони, Н.О. Куплеваского, Н.И. Лазаревского, М.А. Лозина-Лозинского, Н.А. Неклюдова, А.К. Фон-Резона, В.Н. Ширяева и др.

В советский период отечественной истории сохранилась тенденция пристального изучения должностных злоупотреблений с целью искоренения этого негативного явления, мешающего развитию общества и государства. Данной проблеме посвящены, в частности, работы Н.С. Алексеева, П.И. Гришаева, Н.Д. Дурманова, А.А. Жижиленко, П.А. Зайончковского, Б.В. Здравомыслова, И.И. Карпеца, Ю.И. Ляпунова, А.А. Пионтковского, Г.Р. Смолицкого, А.Н. Трайнина, Б.С. Утевского, А.Я. Эстрина и др.

На нынешнем этапе развития отечественной юридической науки интерес исследователей к данной проблематике еще более активизировался. Это касается и исторических основ, и поиска современных инструментов воздействия на причины, порождающие должностные правонарушения. Проблемы ответственности государственных служащих (должностных лиц) за нарушения по должности нашли в конце XX–XXI веках отражение в работах Т.Г. Архиповой, Б.В. Волженкина, Ю.Г. Галая, С.В. Изосимова, А.П. Кузнецова, В.П. Мельникова, Л.Ф. Писарьковой, М.Ф. Румянцевой, А.С. Сенина и др. В последние годы были защищены диссертации, посвященные проблеме должностных преступлений в России, А.Г. Безверхова, Б.В. Волженкина, В.А. Волколуповой, В.Н. Григорьева, В.И. Динека, Р.С. Ибрагимова, А.К. Квицинии.

Наиболее научно освещенной является проблема должностных преступлений. К числу наименее изученных в научном плане относится вопрос функционирования института гражданской и дисциплинарной ответственности, связанный с правовой регламентацией назначения на должность и увольнения чиновников.

Проблему ответственности за правонарушения по должности автор рассматривает во взаимосвязи со становлением и развитием класса бюрократии как условия, способствовавшего усилению должностных правонарушений. Этим вопросам посвящены труды М. Батырева, А.Д. Градовского, Н.П. Ерошкина, П.А. Зайончковского, Е.П. Карновича, И.М. Катаева, В.О. Ключевского, Н.М. Карамзина, Н.М. Коркунова, Н.О. Куплеваского, Н.И. Лазаревского, Б.Н. Чичерина, Л.Е. Шепелева и др.

Анализ дореволюционной, советской и современной литературы о должностной преступности привел диссертанта к выводу, что, несмотря на значительное количество работ по изучаемой тематике, до настоящего времени не имеется работ, в которых бы проводилось комплексное исследование проблем гражданской, дисциплинарной и уголовно-правовой ответственности должностных лиц дореволюционной России применительно к институтам государственных служащих и судейского корпуса. Это и предопределило тему данного диссертационного исследования.

Методологическую основу исследования составили сравнительно-правовой и исторический подходы. В работе были использованы материалистический и диалектический, конкретно-исторический, сравнительный, социологический, политический методы, метод системного анализа, метод формально-юридического анализа, догматический, комплексный и другие методы научного познания. Материалы, составившие основу исследования, были изучены и подвергнуты анализу с учетом хронологии событий, содержания правовых норм, необходимости получения достоверной информации из прорабатываемых научных источников.

Все вынесенные на рассмотрение вопросы исследовались системно и комплексно, в их единстве и взаимосвязи.

Теоретическую основу исследования составили работы дореволюционных, советских и современных авторов, посвященные проблемам ответственности за правонарушения по должности, а также труды специалистов в области теории и истории права и государства, государственного права, гражданского и уголовного права и процесса: В.К. Бабаева, В.М. Баранова, Б.В. Волженкина, Ю.Г. Галая, А.Д. Градовского, Н.Ф. Дубровина, Н.Д. Дурманова, А.А. Жижиленко, П.А. Зайончковского, С.В. Изосимова, Е.П. Карновича, С.Н. Кожевникова, А.П. Кузнецова, Н.О. Куплеваского, Н.И. Лазаревского, В.П. Мельникова, Л.Ф. Писарьковой, В.Б. Романовской, Б.С. Утевского, Л.Е. Шепелева, В.Н. Ширяева, А.Я. Эстрина и др.

Эмпирическую базу исследования составили: Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ), Свод законов Российской империи (СЗ), Полный свод решений уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената (ПСР УКДПС), Полный свод решений гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената (ПСР ГКДПС), Решения Общего собрания 1-го и кассационного департаментов Правительствующего Сената, Устав о службе гражданской 1832 года, Устав о службе по определению от правительства 1896 года, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года в редакциях 1857 и 1885 годов, Судебные уставы 1864 года, Уголовное уложение 1903 года и другие дореволюционные нормативно-правовые акты; отчеты по Государственному совету, отчеты Министерства юстиции, материалы официальной статистики, дореволюционная и современная юридическая периодическая печать.

Объектом диссертационного исследования является совокупность общественных отношений, имевших место в дореволюционной России и связанных с процессом становления и развития института ответственности чиновников за злоупотребления предоставленными им полномочиями органа государственной власти.

Предметом диссертационного исследования является система органов государственной власти, государственная служба и ее субъекты, правовой статус государственных служащих, а также нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы гражданской, дисциплинарной и уголовной ответственности должностных лиц, в том числе должностные нарушения судей и методы их прекращения в исследуемый период.

Целью работы является комплексное исследование проблем гражданской, дисциплинарной и уголовно-правовой ответственности должностных лиц России в исследуемый период за правонарушения по должности.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

– изучение и обобщение законодательных документов, научных, архивных и иных источников в целях определения степени и уровня теоретической разработанности проблемы;

– исследование особенностей развития системы органов государственной власти и применяемых ими методов борьбы с должностными правонарушениями;

– выявление особенностей становления и развития государственной службы в России;

– изучение содержания правового статуса чиновников в контексте поставленной историко-правовой проблемы;

– исследование эволюции развития законодательства, правоприменительной практики и теоретических взглядов на институт ответственности;

– установление общих закономерностей, характерных для развития гражданской, дисциплинарной и уголовной ответственности чиновников за должностные правонарушения в дореволюционной России;

– выявление проблем в законодательном регулировании гражданской, дисциплинарной и уголовной ответственности чиновников за правонарушения по должности и путей их решения в дореволюционный период;

– изучение причин должностных правонарушений;

– анализ статистических материалов, характеризующих динамику должностных правонарушений во второй половине XIX – начале ХХ века;

– оценка состояния борьбы с взяточничеством и лихоимством как наиболее опасными и распространенными должностными преступлениями в рассматриваемый период;

– изучение мер, предпринимаемых верховной властью в целях поддержания достоинства должностных лиц судебного ведомства;

– анализ путей решения проблемы обеспечения судебного ведомства надлежащим кадровым составом как необходимого условия борьбы с должностными правонарушениями;

– анализ должностных правонарушений судей и методов их прекращения;

– выявление пробелов в законодательном регулировании ответственности судей за правонарушения по должности.

Научная новизна исследования обусловлена самим выбором темы, а также отсутствием специальных комплексных исследований вопросов гражданской, дисциплинарной и уголовной ответственности чиновников и судей за правонарушения по должности.

В диссертации впервые выявляется юридический механизм ответственности за должностные правонарушения, раскрывается содержание структурных элементов, анализируются проблемы в регламентации отдельных видов ответственности (гражданской, дисциплинарной, уголовной). Указанные положения исследуются автором во взаимосвязи с проблемами становления и развития государственной службы, определения прочного правового статуса чиновников, а также категории судей, обособленность которых сложилась исторически, на протяжении ряда веков. Определенную новизну составляют и выводы автора относительно причин должностных проступков и преступлений в исследуемый период, которые могут быть учтены при совершенствовании действующего и создании нового законодательства, регламентирующего ответственность чиновников, в том числе судей, за правонарушения по должности.

Особое внимание в диссертационном исследовании уделено законодательному решению проблемы должностных правонарушений во второй половине XIX – начале XX века в силу наиболее полного правового урегулирования этого вопроса в дореволюционном законодательстве.

Работа существенно дополняет уже имеющиеся научные изыскания в данной области.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Органы российской государственной власти XIX – начала XX века являются предметом изучения многих историков права и государствоведов, взгляды которых во многом весьма различны. Это обусловлено тем, что государственные установления – явление многогранное, и ученые, классифицируя государственные органы по тому или иному признаку, стремились отразить наиболее важную, по их мнению, грань. Первая такая классификация была дана в XIX столетии М.М. Сперанским. Юристы дореволюционной России стремились создать идеальную модель понятия государственной службы.

2. Эффективности функционирования государственной службы и государства в целом невозможно достичь без надлежащей организации деятельности чиновников, с обязательным условием законодательного закрепления их ответственности. Ответственность чиновников является важнейшим и неотъемлемым элементом их прочного правового статуса, который характеризуется наличием у них определенных признаков, возникающих в связи с осуществлением ими полномочий органов государственной службы. Максимально реализована ответственность может быть только в совокупности с совершенствованием всех иных элементов правового статуса чиновников.

3. Базовой характеристикой правового положения чиновников являлась должность. Основанием установления особой наказуемости должностных правонарушений является понятие «должность», включающее в себя всякие полномочия власти. Вопрос о должностях чиновников в дореволюционной науке являлся дискуссионным, ввиду отсутствия законодательного определения должности. Противоправные действия, совершенные чиновником не в рамках своей должности, будут иметь характер личных, а не должностных, вследствие чего ответственность чиновник будет нести не как должностное лицо, а как гражданин-обыватель.

4. Для ХIХ – начала ХХ века характерно было признание ответственности как обязанности субъекта отвечать за свои противоправные действия, т. е. претерпевать определенные лишения, отрицательные последствия за эти деяния. Однако законы об ответственности должностных лиц являлись одной из самых слабых сторон законодательства императорской России. Институты гражданской и дисциплинарной ответственности чиновников и судей характеризовались хаотичностью, наличием многочисленных пробелов в их законодательном регулировании. Одним из главных недостатков, мешавших поставить институт ответственности должностных лиц на должный уровень, являлась их зависимость от произвола начальствующих лиц. Наиболее полное законодательное оформление институт ответственности должностных лиц за правонарушения по должности получил лишь во второй половине ХIХ века.

5. Юридические основания гражданской, уголовной и дисциплинарной ответственности должностных лиц носят публично-правовой характер, что следует из анализа природы правоотношений между должностным лицом и государством, в которых должностному лицу делегированы полномочия органа публичной власти и его действия регулируются публичным правом. Законодательство выделяло два вида гражданской ответственности, наступавшей вследствие неправомерных действий должностных лиц административных ведомств: 1) ответственность казны; 2) ответственность непосредственно должностных лиц. В отличие от западноевропейских стран, российское дореволюционное законодательство не признавало ответственности казны за убытки, причиненные неправильными по службе действиями должностных лиц, выступавших как орган публичной власти.

6. Под уголовной ответственностью должностных лиц понималась ответственность, которой эти лица подлежали в случае совершения ими преступления по должности, т. е. деяния, запрещенного под страхом наказания и составляющего нарушение служебного долга. Правительство применяло комплексный подход к решению проблемы должностных правонарушений, включавший в себя карательные меры, т. е. меры ответственности, ограничительные меры, препятствующие осуществлению определенных полномочий, а также меры предупредительного характера, призванные воздействовать на причины, порождающие правонарушения по должности.

7. Дисциплинарная ответственность рассматривалась как частный случай уголовной ответственности, когда начальство виновного налагало наказания за малозначительные, нарушающие закон, деяния. Создание самостоятельного института дисциплинарной ответственности было обусловлено, во-первых, недостаточностью у правительства средств понуждения государственных служащих к правильному и точному пониманию и исполнению возложенных на них обязанностей и, во-вторых, необходимостью поддержания служебной дисциплины, а следовательно, и достоинства самих служащих.

8. В течение многих веков взяточничество и лихоимство являлись достаточно распространенными негативными явлениями российской государственной службы. Слово «взятка» обозначало корыстные злоупотребления должностных лиц и в русском языке является аналогом лихоимства, подкупа, совращения, вымогательства, корыстолюбия. Возможно, термин «лихоимство» произошел от слова «лихва», т. е. взимание более того, что следует, или от слова «лихой» – причиняющий зло или вред другому. В ХIХ столетии законодателем поменялась терминология понятий взяточничества и лихоимства. Если в Своде законов Российской империи взяточничество определялось как составная часть лихоимства, то в Уложении о наказаниях, напротив, лихоимство становится составной частью взяточничества. В начале ХХ века в Уголовном уложении и эта терминология меняется путем разделения понятий «взяточничество» и «лихоимство».

9. Привлечение судей к ответственности осуществлялось по особым правилам. По Судебным уставам 1864 года (с учетом изменений 1885 года, когда был введен особый для судей дисциплинарный суд) в дисциплинарном порядке к судьям могли быть применены только две меры взысканий – предостережение и вычет из жалованья. Применение иных мер взыскания без суда не допускалось ввиду их несоответствия значению должности судьи. Привлечение к уголовной или гражданской ответственности могло иметь место только при доказанности осуществления судом умышленного неправосудия, причем факт отмены вышестоящей инстанцией решения (приговора) судьи по делу не являлся надлежащим основанием.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Теоретическое значение работы состоит в том, что в ней сформулированы теоретические положения, которые позволяют получить цельное представление о развитии института ответственности чиновников за должностные правонарушения в период XIX – начала XX века.

Материалы диссертации применимы при чтении лекций и проведении семинарских занятий по истории государства и права, уголовно-процессуальному праву, гражданскому праву, административному праву, в подготовке учебников по названным дисциплинам, при составлении учебно-методических пособий, а также при разработке специальных курсов по теории управления и в процессе переподготовки и повышения квалификации государственных служащих. Кроме того, материалы диссертации могут представлять интерес для специалистов, занимающихся проблемными вопросами борьбы с должностными преступлениями на современном этапе.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что сделанные в ней рекомендации могут быть использованы при совершенствовании законодательства о государственной службе в Российской Федерации и способствовать повышению эффективности функционирования института ответственности должностных лиц за должностные правонарушения.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования излагались автором в докладах на межвузовских научно-практических конференциях: «Новое отраслевое законодательство: проблемы теории и практики» (Н. Новгород, май 2004 года); «Судебная реформа в России: история и современность» (Н. Новгород, декабрь 2005 года).

Основные положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования отражены в семи публикациях общим объемом 4,74 п. л.

Результаты диссертационного исследования обсуждались на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской правовой академии.

Структура диссертации определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, степень разработанности избранной темы, определяются объект, предмет, цель и основные задачи исследования, его методологическая основа, характеризуется научная новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическое и практическое значение результатов исследования, приводятся сведения об апробации и внедрении полученных результатов.

Глава первая «Государственная служба в дореволюционной России» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Система органов государственной власти в XIX – начале XX века» в качестве взаимосвязанных элементов рассматриваются такие органы государственной власти, как Сенат, Государственный совет, Государственная дума, различные министерства. Все они олицетворяли собой Российское государство в XIX – начале XX века, и их деятельность была направлена на поддержание и усовершенствование государственного строя. Анализируются основные точки зрения на классификацию государственных органов и делается вывод, что различия во взглядах исследователей на систему этих органов обусловливаются тем, что государственные установления – явление многогранное, и ученые, классифицируя государственные органы по тому или иному признаку, стремились отразить наиболее важную, по их мнению, грань.

С точки зрения проводимого исследования, наибольший интерес представляет классификация государственных органов по основанию зависимости от статуса этих органов, данная Н.П. Ерошкиным: 1) высшие; 2) центральные; 3) местные органы и учреждения . С учетом названной классификации дается обстоятельная характеристика деятельности государственных органов, при этом особое внимание уделяется методам борьбы с должностными правонарушениями чиновников. В числе таковых: проведение сенаторских ревизий, установление повсеместного контроля за деятельностью должностных лиц со стороны Третьего отделения Собственной его императорского величества канцелярии, законотворческая деятельность Государственной думы и Государственного совета и др. Карательный и вместе с тем предупредительно-профилактический характер имело и рассмотрение Государственным советом дел о лишении классных чинов за преступления, и ведение дел об ответственности за нарушение долга службы высших чинов и предание их суду за преступления по должности.

Одно из центральных мест в системе государственных органов занимала Собственная его императорского величества канцелярия. В ее ведении находились основные вопросы организации гражданской службы и ее прохождения чиновниками. Главными задачами канцелярии в деле организации государственной службы являлись: формирование кадров и очищение состава чиновников от тех, кто не имел права на государственную службу или чины данного класса; подготовка законоположений, устанавливающих четкий правовой порядок приема на государственную службу или присвоения чинов данного класса; сбор сведений о злоупотреблениях высших и местных чиновников, контроль за чиновниками в целях пресечения взяточничества и казнокрадства.

Реформа центрального исполнительного звена (смена коллегиальной системы управления на министерскую), наряду с положительными моментами, привела, из-за отсутствия четкого законодательного определения полномочий министров, к усилению злоупотреблений и произвола в министерствах. Для привлечения министров к ответственности законом были предусмотрены два основания: превышение министром пределов власти; его бездействие, повлекшее за собой злоупотребление или государственный ущерб. Ответственность наступала в виде лишения звания министра, а также предания Верховному уголовному суду.

Рассматривая проблему должностных нарушений среди губернских чиновников, автор приходит к выводу, что эти негативные явления были одним из главных тормозов в развитии местных органов. Проводимые сенаторские ревизии довольно часто выявляли нарушения и упущения по службе в той или иной губернии. В частности, в 1834 году ревизией в Курской губернии были выявлены факты запущенности делопроизводства: нерассмотренных бумаг – 280 378; неисполненных документов – 59 792; неоконченных дел – 9 413 .

Борьба с должностными проступками и преступлениями чиновников являлась одной из главных задач и средством обеспечения нормального функционирования каждого государственного органа и учреждения. Успешная реализация государственных полномочий той или иной структурой зависела в первую очередь от деятельности определенных лиц – служащих, в связи с чем правительство уделяло особое внимание вопросу формирования корпуса гражданских служащих.

Во втором параграфе «Понятие и субъекты государственной службы» отмечаются главные отличительные признаки государственной службы от иных служб: она организуется государством и регулируется государством посредством нормативно-правовых актов; раскрываются понятие и сущность государственной службы, содержание ее элементов, субъектный состав, а также стремление юристов дореволюционной России создать идеальную модель института государственной службы в России.

Смысловое содержание понятия «государственная служба» тесно связано с понятием «государственная должность». В российском дореволюционном законодательстве понятие «должность» отсутствовало. В работе анализируются точки зрения ученых того времени и современных исследователей, выделяются специфические признаки государственной должности.

В диссертации значительное внимание уделено субъектам государственной службы – должностным лицам. Автор отмечает, что по господствовавшей в рассматриваемый период точке зрения понятие «должностное лицо» совпадало с понятием «государственный служащий». Такую позицию занимали А.Д. Градовский, Н.К. Нелидов, А.И. Елистратов и другие ученые. Уголовное законодательство начала XX века также рассматривало понятие служащего в качестве синонима понятия должностного лица, о чем свидетельствует статья 636 Уголовного уложения 1903 года.

Исследование показывает: на протяжении XIX века количество служащих государственных учреждений увеличилось почти в семь раз; рост государственного аппарата во многом был обусловлен проведением реформ первой четверти XIX века, в частности, образованием министерств, развитием губерний. Свой вклад внесли и внешнеполитические изменения, такие как расширение границ России. Не последнюю роль также сыграла и крестьянская реформа 1861 года.

Особое место в работе отведено событию конца XVIII – начала XIX века: переходу главногоорудия управления правительства от дворянства к бюрократии – профессиональному чиновничеству.

Анализ положений Устава о службе гражданской 1832 года позволяет сделать вывод, что право поступления на службу обусловливалось: происхождением лица, возрастом, имевшимися знаниями. Наличие образования предоставляло кандидату на государственную службу определенные преимущества, например, получение первого классного чина. Кроме того, право поступления на гражданскую службу нередко было связано и с полом лица, его подданством, отношением к воинской повинности, а также с обладанием гражданской честью (незапятнанность репутации). Особые правила устанавливались для чиновников, привлекавшихся к суду, и чиновников, уволенных по распоряжению начальства. Для поступления на службу в судебное ведомство препятствием, согласно циркуляру Министерства юстиции 1869 года, являлось отсутствие удостоверения в том, что, обучаясь в университете, данные студенты не были участниками противоправительственных беспорядков.

В рассматриваемый период правительство применяло системный подход к вопросу формирования корпуса гражданских служащих в целях усиления их качественного состава. Однако решить главную задачу – привлечь на службу людей достойных, образованных, способных реализовать предоставленные им полномочия государственного органа – удалось не в полном объеме. Несмотря на законодательное закрепление поощрений и преимуществ для лиц, имевших образование, а также на открытие ряда учебных заведений, осуществлявших профессиональную подготовку государственных служащих, в большинстве государственных установлений должности замещались людьми, имевшими слабое представление о праве, государстве и способах управления.

В третьем параграфе «Правовой статус государственных служащих» показывается, что ответственность является неотъемлемым элементом правового статуса должностных лиц, подробно анализируются основные его составляющие: права, обязанности, должность, чины, правоограничения, а также взаимосвязь этих элементов.

Базовой характеристикой правового положения являлась должность. Государственные должности в дореволюционной России подразделялись на две категории: состоящие в сфере государственной службы и не входящие в нее. Законодательное определение должности в рассматриваемый период в России отсутствовало, однако анализ норм Устава о службе гражданской позволяет автору сделать вывод, что в целом правовое оформление должностных отношений имело место, о чем свидетельствует содержание глав 4–6 раздела I этого Устава.

Одним из элементов, характеризующих признак должности в правовом статусе служащего, являлся институт присяги. Принятие присяги при поступлении на гражданскую службу и вступлении в должность являлось обязательным условием для всех категорий чиновников. Отдельные категории лиц, вступавших в должность (судьи, члены Государственного совета, чиновники государственной канцелярии, почетные опекуны опекунского совета и др.), помимо общей приносили специальные присяги. За непринесение присяги виновный подвергался ответственности.

При анализе такого элемента правового статуса служащего, как чины, особое внимание уделяется вопросу получения (лишения) чинов в случаях совершения служащим проступков (преступлений). Например, если служащий состоял под следствием или судом, то он не имел права на производство в чин вплоть до окончания суда, после чего, если он был оправдан, повышение в чине осуществлялось на общем основании.

Исследование законодательных норм, касающихся прав служащих, приводит к выводу, что они являлись наиболее уязвимым элементом правового статуса, в частности, право на содержание, основным видом которого являлось жалованье. Недостаточность содержания являлась одной из главных причин многочисленных должностных нарушений среди служащих, а также отсутствия на службе в губерниях образованных и способных чиновников. В случаях состояния чиновников под следствием или судом размер жалованья уменьшался.

Значительное внимание в работе уделено обязанностям чиновников, в частности, обязанности соблюдения ими служебной дисциплины. Автор приходит к выводу о зависимости исполнения (неисполнения) обязанностей и применения мер поощрения (наказания). Имели место три варианта развития служебных отношений с учетом исполнения должностных обязанностей: 1) при добросовестном исполнении обязанностей наказания не применялись (поощрения применялись редко); 2) при исполнении обязанностей с усердием, с отличием применялись поощрения, награды; 3) при нарушении обязанностей служащий подвергался наказаниям (ответственности). В зависимости от тяжести совершенных проступков или преступлений наступала уголовная, гражданская или дисциплинарная ответственность.

Анализ правовых норм XIX – начала XX века, регулировавших деятельность государственных служащих, показывает, что большая часть правоограничений была направлена к одной цели – сделать государственную службу достойной, заслуживающей уважения. В немалой степени это зависело от поведения государственных служащих, причем не только при исполнении ими своих обязанностей, но и в повседневной жизни. В частности, ответственности в виде увольнения подлежали лица, нарушившие запреты на совмещение государственной службы с участием в торговых и промышленных товариществах и компаниях, а также на участие в политических партиях, обществах и союзах.

Особо рассматриваются вопросы завершающего этапа прохождения государственной службы – увольнения. Определив порядок увольнения чиновников по инициативе начальства, законодатель попытался предупредить возможные злоупотребления в этой сфере путем установления ответственности начальствующих лиц за нарушение ими порядка удаления от должности. Однако это не являлось прочной гарантией чиновникам от начальственного произвола. Увольнение применялось в отношении служащих также в качестве санкции за совершение ими проступков или преступлений по службе.

Проведенный анализ позволил сделать следующие выводы:

– в первой половине XIX века достаточно успешно шло формирование устойчивого правового положения чиновников: в 1827 году издан Устав о пенсиях, установивший порядок определения, назначения и выплаты пенсий чиновникам и их семьям; в 1832 году – Устав о службе гражданской, главный законодательный акт, регулировавший вопросы прохождения чиновниками гражданской службы; в 1845 году – Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, которое гарантировало государственным служащим защиту чести и достоинства при исполнении возложенных на них обязанностей;

– в середине столетия относительно прочный имидж государственного служащего был сильно подорван вследствие принятия ряда законодательных актов об увольнении, поставивших чиновника в полную зависимость от произвола его начальников;

– меры, предпринятые правительством для улучшения, в частности, материального обеспечения служащих носили ограниченный характер, что негативным образом сказывалось на осуществлении служащими государственных дел, зачастую приводя к должностным правонарушениям;

– обязанности являлись необходимой составляющей служебной карьеры чиновников. От того, как служащие относились к своим должностным обязанностям, зависело дальнейшее прохождение ими службы и обусловливало применение мер поощрения или взыскания;

– особенностью курса правительства было формирование ответственности чиновников за свои действия с самого начала службы. Без внимания не оставались даже их незначительные проступки, каравшиеся замечаниями или выговорами, без внесения в послужной список. При совершении же более серьезных деяний взыскания за них подлежали внесению в послужной список чиновника, учитывались при назначении пенсии и наград и существенно затрудняли дальнейшее продвижение по службе.

Глава вторая «Законодательное обеспечение интересов государства и российских граждан от произвола чиновников» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе «Проблемы законодательного регулирования борьбы с должностными правонарушениями чиновников» раскрываются сущность и виды ответственности (гражданской, дисциплинарной и уголовной) чиновников за должностные проступки и преступления, анализируются проблемные вопросы в их законодательной регламентации.

Создание действенного института ответственности чиновников за их противоправные деяния по службе являлось, по мнению диссертанта, необходимой составной частью, во-первых, курса политики правительства XIX – начала XX века, направленного на защиту граждан от беззакония и произвола должностных лиц, и, во-вторых, прочного правового статуса самих чиновников.

В русском дореволюционном законодательстве выделялись два рода гражданской ответственности, наступавшей вследствие неправомерных действий (деяний) должностных лиц административных ведомств: 1) ответственность казны; 2) ответственность непосредственно должностных лиц. В диссертации подробно исследуются нормативно-правовые акты, устраняющие множественные пробелы в законодательном регулировании гражданской ответственности. Так, Закон от 21 марта 1851 года установил обязанность должностных лиц возмещать вред и убытки, причиненные должностными преступлениями, но оставил неурегулированным вопрос об имущественной ответственности в случае причинения вреда и убытков дисциплинарными проступками. Этот пробел был устранен Уставом гражданского судопроизводства 1864 года.

Обстоятельно рассматривается проблема установления гарантий должностным лицам в ограждении их интересов. Из анализа разработанных законодателем мер в этой области (краткий срок давности для предъявления исков; особая подсудность; ограниченный круг неправильных действий) и мнений по этому вопросу дореволюционных ученых сделан вывод об их недостаточной правовой завершенности. Например, по Уставу гражданского судопроизводства вред и убытки, причиненные неправильными по службе действиями должностного лица, могут возмещаться только тогда, когда эти действия суть нерадение, медленность, неосмотрительность. С одной стороны, это придавало гражданской ответственности должностных лиц ограниченный характер, а с другой – ввиду законодательной неопределенности и возможности придания этим понятиям распространительного толкования, подобное ограничение теряет смысл, поскольку любое упущение по службе можно охарактеризовать или как нерадение, или как неосмотрительность, или медленность.

Основные правила гражданской ответственности чиновников, установленные в XIX веке, сохранили свою силу и в начале XX века. Подготовленный Министерством юстиции проект закона о гражданской ответственности должностных лиц вносил лишь отдельные незначительные изменения в существовавший порядок.

В устранении пробелов и неясностей законоположений о гражданской ответственности должностных лиц немаловажная роль принадлежала кассационным департаментам Правительствующего Сената. Однако сложность и многогранность механизма правового регулирования этого института порой приводила к противоречивым решениям Сената, который в своей практике неоднозначно решал вопрос, например, о том, в каком порядке должен быть рассмотрен иск об убытках, если действия должностных лиц были уже обсуждены их начальством, признавшим их неправильными и подвергшим их взысканию (Сенат трижды менял свое решение).

Одним из проблемных вопросов являлся и вопрос о непризнании российским дореволюционным законодательством, в отличие от западных государств, ответственности казны за неправильные по службе действия должностных лиц, выступавших как орган публичной власти.

Диссертант приходит к выводу, что к концу XIX – началу XX века в Российской империи была сформирована достаточно сложная для реализации законодательная база по вопросу гражданской ответственности должностных лиц за их неправомерные по службе действия. Одним из могущественных средств установления действительной, а не мнимой ответственности должностных лиц должно было бы стать отсутствие каких-либо изъятий (исключений) в порядке судопроизводства для дел, касающихся исков о взыскании вознаграждений за убытки, причиненные неправомерными действиями должностных лиц, чего, однако, не произошло.

Особое место в исследовании отведено дисциплинарной ответственности чиновников. Создание этого самостоятельного института было обусловлено: недостаточностью у государства средств понуждения государственных служащих к правильному и точному пониманию и исполнению возложенных на них обязанностей; необходимостью поддержания служебной дисциплины и, как следствие, достоинства государственных служащих.

Проблема соблюдения должностными лицами дисциплины являлась актуальной и в начале XIX века, и спустя десятилетия, как в центральных административных учреждениях, так и в губерниях. Предпринимаемые дисциплинарные меры подразделялись на предупредительные, ограничительные и карательные. В работе дается характеристика указанным мерам и подчеркивается, что в первой половине XIX века в законодательстве дореволюционной России наблюдалась тенденция усиления профилактики служебных правонарушений.

Особое внимание уделяется анализу иерархической системы дисциплинарных взысканий – от более тяжкого взыскания к менее тяжкому, проведенному на основе законодательных актов дореволюционной России.

Характерной чертой законодательных актов в области дисциплинарных правоотношений являлось сохранение принципа всевластия начальствующих лиц, подкрепленного Положением Комитета министров от 7 ноября 1850 года, которым начальствующим лицам было предоставлено ничем не оправданное право увольнения служащих «без объяснения причин». В этой связи исследуется вопрос о гарантиях должностным лицам от произвола начальников, обстоятельно рассматриваются основные положения проекта дисциплинарного устава для гражданских чиновников, получившего название «Устав о служебных провинностях».

По результатам исследования делается вывод, что институт дисциплинарной ответственности гражданских чиновников за служебные нарушения находился в XIX – начале XX века в стадии становления и развития и закономерным следствием этого процесса были хаотичность и неурегулированность законодательства, являвшиеся отличительной чертой дисциплинарного права в рассматриваемый период.

Из трех видов ответственности чиновников за неправомерные служебные действия наиболее совершенной, с точки зрения законодательства, и наиболее исследованной специалистами является уголовная ответственность.

В работе рассматриваются разработанные учеными основные подходы к уяснению смыслового содержания понятия «должностное преступление» и его отличию от дисциплинарного проступка, анализируются положения Свода законов Российской империи и Уложения о наказаниях 1845 года.

Показывается, что уголовная ответственность должностных лиц являлась необходимым средством обеспечения интересов частных лиц, государства и законности в сфере государственного управления. Однако существовавшие законоположения с последующим их изменением в ходе судебной реформы 1864 года не способствовали данному назначению. Установленный Судебными уставами особый порядок судопроизводства («административная гарантия») для должностных лиц, совершивших преступление по должности, стал источником безответственности и безнаказанности этих лиц, а для их начальников – источником всевластия.

Прослеживается эволюция института «административной гарантии» с учетом положений проектов Устава уголовного судопроизводства (1906 и 1909 годов), делается вывод, что с принятием законопроекта 1916 года об отмене административной гарантии по делам о взяточничестве и лиходательстве влияние этого института было сокращено. Однако в целом его реформирование носило усеченный характер, а по другим делам о должностных преступлениях «административная гарантия» сохранила свою силу и свое отрицательное значение вплоть до революции 1917 года.

В числе актуальных вопросов уголовной ответственности должностных лиц за преступления по должности является вопрос о подсудности этой категории дел, в частности, суду присяжных. Законом 1889 года категория дел о преступлениях по службе была изъята из ведения суда присяжных и передана суду с сословными представителями. Следствием данных изменений стало усиление безответственности и безнаказанности должностных лиц. По свидетельству А.Ф. Кони, в период с 1906 по 1911 год репрессия была все слабее, а служебные преступления не уменьшались, а, напротив, увеличивались .

Исследование вопроса об уголовной ответственности чиновников приводит к выводу, что в рассматриваемый период она была усилена путем ужесточения наказания, но в то же время ослаблена посредством введения «административной гарантии».

В целом законы об ответственности должностных лиц являлись одной из самых слабых сторон законодательства царской России, правительство не в силах было искоренить главный недостаток – зависимость должностных лиц от произвола начальства, что являлось историческим пороком системы государственного управления.

Во втором параграфе «Борьба правительства с взяточничеством и лихоимством» исследуются методы борьбы с одними из распространенных преступлений чиновников.

В течение многих веков взяточничество и лихоимство являлись неотъемлемыми частями российской государственной службы. Анализ отечественных правовых актов, начиная с Русской Правды, показывает, что законодатель обратил внимание на проблему этих должностных преступлений еще в XIV веке (в Судных грамотах). К XVI веку стало очевидно, что без установления в законодательном порядке санкций борьба с взяточничеством и лихоимством невозможна.

В параграфе исследуются законодательные акты, установившие ответственность за взяточничество и лихоимство, начиная с Судебника Ивана Грозного 1550 года. Подчеркивается важность этапа в истории борьбы с лихоимством в период правления Петра I. Показывается преемственность в начале XIX века положений некоторых законодательных актов XVIII века.

Решение сложной и многогранной задачи борьбы с взяточничеством и лихоимством во второй четверти XIX века было возложено на особый Комитет, которому, однако, удалось создать близкую к идеальной лишь теоретическую модель борьбы правительства с должностными злоупотреблениями.

Особое внимание диссертантом уделяется вопросу законодательной регламентации ответственности чиновников за взяточничество и лихоимство в XIX – начале XX века (на основе указов императора, норм Свода законов Российской империи, Уложения о наказаниях 1845 года, проекта Уголовного уложения 1903 года и других, с учетом толкования правовых норм Правительствующим Сенатом). Проводится сравнительный анализ предпринятых мер в сфере борьбы с взяточничеством и лихоимством в XVIII и XIX веках, результаты которого свидетельствуют, что в XIX веке: изменены санкции за взяточничество и лихоимство, в частности, упразднена смертная казнь; осуществлена систематическая обработка отдельных законодательных актов, касающихся лихоимства и взяточничества; до сведения граждан доводились решения Сената по применению норм закона о лихоимстве и взяточничестве, что при несогласованности законов и обилии в них пробелов имело особо важное значение как профилактическая мера борьбы с должностной преступностью. Действенным способом борьбы с лихоимством и взяточничеством в рассматриваемый период явилось установление ответственности за лиходательство, а также за соучастие и посредничество в совершении этих деяний.

Статистические данные показывают, что борьба с взяточничеством и лихоимством осложнялась установившейся практикой применения во второй половине XIX века Правительствующим Сенатом и судебными палатами в большинстве случаев незначительных мер наказания к виновным. Не принесли, как ожидалось, резкого снижения уровня должностной преступности и преобразовательные реформы 60–70-х годов.

В работе рассматриваются выработанные правоведами XIX – начала XX века основные подходы к определению понятий «взяточничество» и «лихоимство». Отмечается, что господствовавшей являлась точка зрения, по которой в основу определения существа взяточничества и лихоимства был положен принцип безвозмездности осуществления государственной службы по отношению к частным лицам. С учетом названного принципа и были разработаны законодательные акты Российской империи XIX – начала XX века.

На протяжении XIX – начала XX века в законодательстве неоднократно менялось смысловое содержание понятий «взяточничество» и «лихоимство». Если Свод законов понимал взяточничество как составную часть лихоимства, то Уложение о наказаниях, путем толкования норм Правительствующим Сенатом, радикально изменило эту позицию, назвав лихоимство составной частью взяточничества. Уголовное уложение изменило терминологию Уложения о наказаниях и разделило понятия «взяточничество» и «лихоимство».

При рассмотрении вопроса о борьбе с взяточничеством и лихоимством чиновников автор приходит к выводу, что причинами, порождающими должностные преступления, являлись: 1) исторический фактор – существование системы кормлений, когда служащие воспринимали государственную службу в качестве источника дохода; 2) отсутствие прочного правового положения у государственных служащих, когда у них нет уверенности в завтрашнем дне; 3) правовой нигилизм у значительной части чиновников; 4) излишний централизм в организации государственной власти; 5) недостаточность материального обеспечения чиновников.

В третьем параграфе «Должностные нарушения судей и методы их прекращения» раскрываются актуальные вопросы ответственности судей за должностные проступки и преступления, с акцентом на применяемые правительством дореволюционной России способы к искоренению этих негативных явлений.

Анализ норм законодательства, регламентирующего деятельность судебных органов, с учетом должностного положения судей, показывает, что в рассматриваемый период к судьям предъявлялись повышенные требования и устанавливались особые основания и правила привлечения к ответственности за нарушение служебных обязанностей. Эта обособленность сложилась исторически, на протяжении ряда веков, на что обращали внимание и многие дореволюционные ученые.

Во второй половине XVIII века, в частности, в эпоху Екатерины II, основной акцент в борьбе с должностными нарушениями судей был сделан на предупредительные меры, а в начале XIX века приоритетное развитие получил ограничительный метод, заключавшийся в необходимости наличия у кандидатов на судебные должности специального (юридического) образования. Наряду с этим, реализовывался и метод угрозы наказанием.

Особое внимание в диссертации уделено основному должностному преступлению судей – неправосудию (умышленному и неумышленному), ответственность за которое была установлена Сводом законов Российской империи. В последующем в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года нормы о неправосудии были более проработаны: дано понятие умышленного неправосудия и определены его виды, и, кроме того, неправосудие неумышленное перестало быть прерогативой только межевых дел. В работе анализируются меры ответственности за неправосудие и критерии их применения.

В числе иных преступлений, совершаемых судьями, анализу подвергаются взяточничество, оскорбление при исполнении служебных обязанностей, превышение власти. Выбор обусловлен тем, что в совершении этих преступлений судей дореволюционной России обвиняли наиболее часто. Подчеркивается, что расплывчатый характер диспозиции статьи 376 Уложения о наказаниях 1845 года привел к отсутствию единообразной судебной практики по вопросу привлечения судей к ответственности за оскорбление при исполнении служебных обязанностей.

В нормах законодательства первой половины XIX века прослеживается как общая закономерность неурегулированность вопроса об имущественной ответственности судей и должностных лиц административных ведомств в случае причинения вреда и убытков дисциплинарными проступками.

С введением в действие Судебных уставов 1864 года власть судебная была отграничена от исполнительной и административной власти; в отношении председателей, товарищей председателей, членов судебных мест и мировых судей было установлено правило несменяемости, к ним применялись только две меры дисциплинарных взысканий – предостережение и вычет из жалованья, что существенно отличало их от должностных лиц административных ведомств.

В то же время с дисциплинарным производством было связано наибольшее число проблем. Анализ практики применения дисциплинарных взысканий к судьям в рассматриваемый период показывает, что она была не только разнообразна, но и противоречива. Законом 1885 года были внесены существенные изменения в порядок дисциплинарной ответственности должностных лиц судебного ведомства . В то же время отрицательными последствиями Закона стало снижение значения принципа несменяемости судей, а также наличие тенденции зависимости от всевластия начальствующих лиц.

Автор отмечает, что дискуссии среди ученых вызывал вопрос о пониженной гражданской ответственности судей и, прежде всего, о том, насколько обоснованным является привлечение судей к ответственности за неумышленное неправильное толкование закона. Своим решением Сенат указал, что имущественная ответственность судей «возбуждается в случае пристрастных, преступных или явно противозаконных их действий и не может быть возбуждаема по поводу мнений, добросовестно и беспристрастно высказанных судьями, хотя бы эти мнения и не были строго правильны» .

Однако если неумышленное неправильное толкование закона, допущенное судьей, по мнению Правительствующего Сената, не влекло за собой привлечения судьи к гражданской ответственности, то это же действие рассматривалось законом и правоприменительной практикой как основание для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

Исследование приводит диссертанта к выводу, что основными причинами должностных нарушений судей были:

– недостаточная юридическая подготовка людей, отправляющих правосудие;

– чрезвычайная загруженность работой, отсутствие времени для повышения уровня профессиональной подготовки;

– недостаточность материального обеспечения должностных лиц судебного ведомства;

– недостатки системы замещения должностей.

В заключении формулируются краткие выводы по исследованным в работе проблемам.

Основные положения и теоретические выводы диссертационного исследования отражены в следующих работах:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Гущева Н.В. Ответственность чиновников за взяточничество и лихоимство по дореволюционному законодательству России // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. – 2006. – № 3. – С. 449–457. – 0,95 п. л.

Иные публикации:

2. Гущева Н.В. Система органов государственной власти России в XIX – начале XX века // Очерки по истории государства и права России XVIII – начала XX века: Учебное пособие / Под ред. А.В. Никитина, Ю.Г. Галая, А.А. Демичева. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2005. – С. 35–51. – 0,9 п. л.

3. Гущева Н.В. Гражданская ответственность должностных лиц по российскому дореволюционному законодательству (XIX – начало XX века) // Проблемы правового регулирования общественных отношений в сфере экономики: Сборник научных статей / Под ред. А.М. Архипова. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2006. – С. 16–21. – 0,45 п. л.

4. Гущева Н.В. Судебная реформа: проблемы дисциплинарной ответственности судей // Судебная реформа в России: история и современность: Сборник межвузовской научной конференции. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2005. – С. 69–80. – 0,68 п. л.

5. Гущева Н.В. Дисциплинарная ответственность чиновников по русскому дореволюционному законодательству России (XIX – начало XX века) // Современные проблемы государства и права: Сборник научных трудов / Под ред. В.М. Баранова, В.А. Толстика, А.В. Никитина. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2006. – Вып. 10. – С. 33–47. – 0,68 п. л.

6. Гущева Н.В. Права и правоограничения как элементы правового статуса государственных служащих в XIX – начале XX века // Новое отраслевое законодательство: проблемы теории и практики: Сборник по материалам межвузовской научно-практической конференции. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2004. – Ч. I. – С. 126–139. – 0,68 п. л.

7. Гущева Н.В. Некоторые вопросы привлечения чиновников к уголовной ответственности за должностные преступления в России XIX – начала XX века // Уголовное судопроизводство в теории, законодательстве и конкретных жизненных ситуациях: Сборник статей Международной научно-практической конференции. – Н. Новгород: ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2006. – С. 348–353. – 0,4 п. л.

Общий объем опубликованных работ – 4,74 п. л.

 


Корректор Н.Н. Кукушкина

Компьютерная верстка Г.А. Федуловой

 

 

 

Тираж 100 экз. Заказ № _________

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

603600, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 25 апреля 2005 года // Российская газета. – 2005. – 26 апреля.

См.: Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. – М., 1968. – С. 8, 157.

См.: Блинов И.А. Губернаторы: Историко-юридический очерк. – СПб., 1905. – С. 249.

См.: Кони А.Ф. Должностные преступления и суд присяжных заседателей // Вестник права. – 1916. – № 49. – С. 1184.

См.: ПСЗ 3. – Т. V. – № 2959.

ПСР УКДПС. – 1873. – № 343.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.