WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИЗМЕНЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ (ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

Гущев Максим Евгеньевич

 

 

ИЗМЕНЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ

(ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ)

 

Специальность: 12.00.01 –

 теория и история права и государства;

 

 история учений о праве и государстве

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

Нижний Новгород – 2006


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний.

Научный руководитель:    доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации

                                                 Баранов Владимир Михайлович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

                                                 Сенякин Иван Николаевич;

кандидат юридических наук, доцент

                                                 Пшеничнов Михаил Александрович

Ведущая организация:       Нижегородский государственный

университет им. Н.И. Лобачевского

Защита состоится 5 февраля 2007 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан 25 декабря 2006 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент               Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В российском законодательстве происходят крупные изменения, определяемые внутренними и внешними процессами интеграции и дифференциации сфер социального бытия , расширением либо сужением объема их правового пространства.

Для укрепления единства, внутренней пропорциональности и непротиворечивости законодательного массива России, приведения его в соответствие с потребностями социальной практики необходим институциональный правовой механизм, способный оперативно и эффективно развивать и защищать в целом единое правовое пространство Российской Федерации, своевременно упреждать деформации и «разрывы» между правотворчеством и правоприменением. Важнейшим компонентом такого механизма является институт изменения законодательства Российской Федерации.

Общеправовой анализ изменения законодательства предопределяется потребностями постоянного совершенствования законодательных актов. Результаты законотворческого процесса не всегда в полной мере отражают динамику и направленность социальных процессов. Возникающие между законодательными установлениями и общественными потребностями «нестыковки» имеют различную природу, политико-правовую и социальную цену. Поэтому юридический подход к их разрешению должен быть не только оперативным, но и научно обоснованным и дифференцированным. Именно на это нацелен институт изменения законодательства, осмысление которого в общеправовом контексте особо ценно для решения прикладных задач повышения эффективности законодательного регулирования.

Изменение законодательства – общеправовой институт, обладающий многими характерными чертами и особенностями проявления во всех без исключения отраслях российского права. Трудно указать конкретную правовую отрасль, которая хотя бы однажды не испытала изменений законодательной базы.

Внесение изменений – показатель истинного состояния закона и, одновременно, важнейший путь повышения его качества. Именно обновление, модернизация позволяют закону сохранить статус источника права. Однако вряд ли верно абсолютизировать методику внесения изменений как единственного средства, избавляющего законодательную материю от всех изъянов. Немало ошибочных, порой и явно противоречащих Конституции РФ, изменений до сих пор вносится в российские законы.

Предупреждение противоречий в законодательстве ввиду внесения социально необоснованных изменений – первоочередная научно-практическая задача, требующая пристального внимания. Анализ содержательных и процедурных аспектов внесения изменений в законодательство позволяет расширить и обогатить представления об арсенале средств правового воздействия, способствует принятию взвешенных и одновременно быстрых организационно-управленческих действий, раскрывает социальную ценность, экономичность и в конечном счете справедливость законотворческой и интерпретационной деятельности.

Институт внесения изменений органически, имманентно «сопровождает» закон на всех стадиях его функционирования. Между тем нынешний уровень и характер теоретического осмысления одного из наиболее распространенных юридических явлений отстает от существующих потребностей юридической практики, процессов обновления правовой материи. Логико-гносеологический статус понятия «изменение законодательства» до сих пор не определен. В отечественном правоведении даже в первом приближении нет ни одной исследовательской работы по данной проблематике. Порой в научной, учебной и иной литературе «изменение законодательства» отождествляется с категориями «совершенствование», «реформирование», «развитие», «систематизация», «модернизация» законодательства. Подобное отождествление оправдано лишь отчасти. Институт внесения изменений в законодательство обладает собственным, во многом уникальным арсеналом средств и приемов, объединенных специфическим целевым назначением – коррекцией содержания и направлений реализации закона посредством приведения его отдельных структурных элементов в соответствие с текущими и перспективными задачами социального общежития.

Время настоятельно требует пересмотра взглядов на сущность изменения законодательства, порядок его реализации, субъектный состав, арсенал используемого инструментария. Отсутствие должного научного обеспечения приводит порой к сложным коллизионным ситуациям в правоприменении. Имеются факты, когда суды надзорной инстанции не учитывают произошедшее изменение законодательства .

Реалии современности ставят перед юридической наукой немало нетрадиционных вопросов, требующих глубокого теоретического обоснования и действенных форм юридического реагирования. Одним их стратегических ориентиров законотворчества в Российской Федерации является международное право. Изменение законодательных актов России в соответствии с международными стандартами является закономерной тенденцией и одной из главных черт правового государства.

Эти и другие обстоятельства вызывают необходимость проведения специального монографического исследования изменения законодательства Российской Федерации, анализа сопутствующих этому феномену условий и последствий, а также выработки путей его совершенствования.

Степень научной разработанности темы. В общей теории права и государства институт изменения законодательства не имеет самостоятельного статуса, а соответственно, и конструктивного развития. В научных кругах, в выступлениях российских ученых и практиков проблемы изменения законодательства обсуждаются, как правило, фрагментарно, вне единого концептуального подхода.

Мировоззренческую базу проведенного исследования составили выводы и положения отечественных специалистов в области общей теории государства и права: С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, М.И. Байтина, В.М. Баранова, П.П. Баранова, А.М. Васильева, Н.А. Власенко, В.Б. Исакова, В.Н. Карташова, В.Я. Кикотя, Д.А. Керимова, В.В. Лазарева, А.В. Малько, Н.И. Матузова, В.В. Оксамытного, В.Д. Перевалова, А.С. Пиголкина, С.В. Полениной, Т.Н. Радько, Р.А. Ромашова, В.П. Сальникова, И.Н. Сенякина, В.Н. Синюкова, В.М. Сырых, Н.Н. Тарасова, Ю.А. Тихомирова, В.А. Толстика, Т.Я. Хабриевой, А.Ф. Черданцева, Б.С. Эбзеева, А.И. Экимова.

Для целей диссертационной работы привлекается научно-методический арсенал российской отраслевой юриспруденции, труды тех ученых, которые анализируют функциональное многообразие юридической техники в конкретных областях действующего российского законодательства (С.А. Боботов, Н.С. Бондарь, Л.Д. Воеводин, Т.Д. Зражевская, В.В. Игнатенко, М.И. Ковалев, Ю.М. Колосов, А.П. Кузнецов, О.Е. Кутафин, И.И. Лукашук, П.Н. Панченко, В.М. Савицкий, Ю.Н. Старилов, А.Г. Хабибулин).

Применительно к теме исследования проанализированы и обобщены идеи выдающихся русских юристов и философов: С.Е. Десницкого, Г.Ф. Дормидонтова, С.Н. Гессена, Г.К. Гинса, И.А. Ильина, Б.А. Кистяковского, М.М. Ковалевского, Я.П. Козельского, Н.М. Коркунова, Д.И. Мейера, П.Е. Михайлова, С.И. Муромцева, Г.С. Мэна, П.И. Новгородцева, А.Н. Радищева, В.С. Соловьева, И.А. Третьякова, Е.Н. Трубецкого, Г.Ф. Шершеневича.

Объект исследования – правотворческая и интерпретационная сферы правовой системы России.

Предмет исследования – изменение законодательства как юридико-технический метод его развития и совершенствования в современной России.

Цель исследованиязаключается в научном осмыслении и анализе ценности, специфики, эффективности путей совершенствования изменения законодательства современной России.

Для достижения поставленной цели исследования диссертант выдвинул и попытался последовательно решить следующие задачи:

– изучить и обобщить имеющиеся научные материалы, определить степень и уровень научной разработанности исследуемой темы в целом и ее отдельных, наиболее актуальных направлений;

– рассмотреть наиболее значимые с практической точки зрения признаки изменения законодательства, которым к настоящему времени не уделено должного внимания в общетеоретической литературе, и предложить для обсуждения авторское теоретическое определение понятия «изменение законодательства» с учетом не только существующих научных наработок, но и современных социально-политических реалий, тенденций внутрироссийской и международной интеграции;

– исследовать место и роль института внесения изменений в законодательство в системе современного российского права;

– комплексно проанализировать основные виды изменения законодательства России;

– выявить ведущие дефекты внесения изменений в законодательство;

– сформулировать выводы и рекомендации, способствующие повышению эффективности изменения законодательства, созданию его целостной теоретико-практической концепции.

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод. В работе используются всеобщие принципы научного познания (объективность, всесторонность, историзм, единство теории и практики), общенаучные методы (логический, анализа и синтеза, эксперимента, индукции и дедукции, моделирования, системно-структурный, функциональный, сравнительный), специальные (статистический, конкретно-социологический, психологический, метод альтернатив), частнонаучные (сравнительного правоведения, формально-юридический, метод толкования норм права) методы.

Теоретическая основа исследования включает научные работы отечественных и зарубежных специалистов по теории государства и права, отраслевым юридическим наукам, международному праву. Комплексность предмета исследования обусловила использование монографий по теории управления, теории систем, философии и социологии права, экономике, политологии.

Нормативно-правовую базу исследования составили: Конституция Российской Федерации, федеральное законодательство, Указы Президента России, постановления Правительства и Федерального Собрания Российской Федерации, нормативные правовые акты федеральных министерств и ведомств, субъектов Российской Федерации. В диссертации широко использованы решения органов судебной власти, материалы научно-практических конференций, публикации в периодической печати, экспертные заключения по законодательным и подзаконным нормативным актам, справочная литература, материалы судебной практики.

Особое место среди источников исследования занимают международные договоры, соглашения и конвенции, участником которых является Российское государство, а также не вступившие в силу международно-правовые акты, проекты международных актов, рекомендации и резолюции межгосударственных органов и организаций.

В качестве эмпирического материала в работе использовались статистические показатели, данные социологических опросов, анкетирования разных групп населения, контент-анализ.

Научная новизна исследования заключается в том, что диссертация представляет собой первое комплексное монографическое исследование феномена изменения законодательства. Аргументированно доказывается наличие у данного института общеправового характера, а также раскрываются его основные составляющие. Новизной отличаются сформулированные диссертантом предложения по совершенствованию и повышению эффективности вносимых в законодательство изменений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Изменение законодательства – технико-юридический метод приведения содержания, формы и (или) функционального действия отдельных положений закона (группы законов) в соответствие с актуальными потребностями социальной практики, реализуемый в правотворческой, правореализационной и интерпретационной сферах российской правовой системы.

2. Целями изменения законодательства являются: функциональная актуализация законодательного материла, адаптация законодательных положений к социальным реалиям, модернизация их в соответствии с потребностями развития конкретного сегмента социума, достижение содержательной и функциональной систематизации законодательства. Изменение законодательства позволяет добиться стабильности, прочности, управляемости и прогнозируемости правового регулирования общественных отношений.

3. В системе российского права изменение законодательства является общеправовым институтом, который находится в одном ряду с правовыми институтами принятия и введения закона в действие, приостановления действия закона, прекращения действия закона, отмены действия закона, признания закона неконституционным. Специфичность феномена изменения закона заключается в том, что трансформации подвергается только часть законодательного акта (пункты, статьи, разделы).

4. Классификация изменений законодательства осуществляется по следующим критериям: сфера правового регулирования; отраслевая принадлежность; сфера реализации; вид законодательного акта, степень упорядоченности объекта, характер социально-политической ориентации; срок действия; возможность осуществления; стадия реализации; характер обязательности; содержательная значимость; распространенность; генезис содержания; своевременность государственной регуляции; прогнозируемость; возможность практической апробации.

5. Социально-правовая роль института изменения законодательства заключается в его реальной возможности:

– повысить эффективность закона и увеличить востребованность его со стороны участников правоотношений;

– усовершенствовать отдельные формы и конкретные меры законодательной регуляции;

– определить основания, процедуру применения средств правового регулирования, создать действенный механизм правовой защиты, определить нормативные границы правоприменения;

– предупредить развитие правового нигилизма, популизма и юридической демагогии, помочь правоприменительным органам правильно выбрать необходимое средство с учетом конкретно складывающихся обстоятельств, отказаться от устоявшихся шаблонов и стереотипов.

6. Среди функций изменения законодательства выделяются: актуализация законодательной регуляции правоотношений; установление приоритетности правовых норм; рационализация и стабилизация юридического воздействия; профилактика и предотвращение негативных проявлений в юридической сфере; фиксация взаимосвязей законодательных актов; обеспечение понятийной согласованности как внутри законодательного акта, так и в межсистемном аспекте.

7. Факторами, снижающими эффективность изменения законодательства, выступают: отсутствие четкой, всесторонне проработанной теории изменения законодательства; компетенционные противоречия уполномоченных субъектов; пробелы научно-методического оснащения; отсутствие критериев обоснованности и полезности; отсутствие юридико-технических моделей, законодательно зафиксированной процедурной технологии; бессистемность, разрозненность нормативной правовой базы регламентации изменения законодательства.

8. Концепция повышения эффективности института изменения законодательства в современной России включает комплекс взаимосвязанных мер: устранение причин и условий, способствующих формированию дефектов; выявление и устранение непосредственно самих дефектов; активизация научно-методического обеспечения; четкая регламентация процедуры реализации; разработка организационно-правового механизма ограничения; определение условий введения моратория на внесение изменений; выделение и реализация условий, стимулирующих повышение эффективности изменения законодательства; внедрение в законотворчество и правоприменение системы мониторинга.

Теоретическая значимость исследования. Сформулированные в работе теоретические положения и выводы развивают и дополняют ряд разделов общей теории права и государства, посвященных теории законотворчества, реализации законов, законодательной интерпретации, юридической технике, а также разделов, раскрывающих сущность и социальное назначение закона, роль в общественной жизни правосознания и правовой культуры, законности и правопорядка, взаимосвязь права и нравственности.

Поставленные в диссертации вопросы повышения эффективности изменения законодательства, его целесообразности, полезности и реальности определяют важный логико-гносеологический аспект фундаментальных проблем современной науки о государстве и праве, а их научно-критическое осмысление обусловливает теоретическую значимость и ценность проведенного исследования.

Практическая значимость исследования. Полученные в диссертации выводы могут использоваться при чтении курсов лекций по теории и истории права и государства, по всем отраслевым юридическим дисциплинам. Результаты исследования позволяют конкретизировать рекомендации по дальнейшей разработке фундаментальных вопросов права и государства, наметить перспективы развития отечественной юриспруденции, определить пути и тенденции совершенствования нормотворческой, интерпретационной и правоприменительной деятельности.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена и одобрена на кафедре государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний. Положительная рецензия диссертации дана по итогам обсуждения на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России. Основные положения нашли отражение в шести научных публикациях автора.

Структура диссертации подчинена логике исследования и состоит из введения, двух разделов, содержащих пять глав, заключения и списка литературы.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, анализируются состояние и степень научной разработанности, определяются объект, предмет, цели, задачи, а также методы диссертационного исследования, раскрывается научная новизна и практическая значимость исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования и структуре работы.

Первый раздел «Общетеоретическая характеристика изменения законодательства России» состоит из трех глав.

В первой главе «Понятие изменения законодательства России и его соотношение со смежными юридическими феноменами» критически осмыслены наиболее дискуссионные либо недостаточно исследованные аспекты изменения законодательства, предложено авторское видение перспективных методологических и мировоззренческих подходов, а также формулируется авторское определение анализируемого явления.

Понятие «изменение законодательства» российским правоведением пока не разработано. Анализ работ и публикаций российских ученых, пристально исследующих вопросы правотворчества, правоприменения, юридической техники (В.К. Бабаева, В.М. Баранова, Н.А. Власенко, Т.Д. Зражевской, В.Н. Карташова, В.В. Лазарева, Г.И. Муромцева, А.С. Пиголкина, С.В. Полениной, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомирова), показывает, что в имеющихся авторских подходах отмеченный феномен не выделяется в качестве самостоятельного правового института. Как правило, речь о нем идет попутно, без специального предметного анализа.

Между тем современное российское законодательство содержит многочисленные примеры использования терминологических словосочетаний с использованием категории «изменение».

Категория «изменение» обладает глубоким логико-познавательным, политико-юридическим, культурно-историческим и морально-психологическим содержанием. Изменение подразумевает превращение явления в другое, переход из одного качественно определенного бытия в другое определенное бытие. Изменение определяется объемом и направлением, длительностью и скоростью. Переход количественных изменений в качественные – один из основных законов материалистической диалектики, согласно которому изменение качества объекта происходит тогда, когда накопление количественных изменений достигает определенного предела.

Правовая природа изменения законодательства сложна и противоречива, обладает рядом специфических признаков, обусловленных динамизмом практически всех видов юридической практики.

Изменение законодательства – неотъемлемый «спутник» правовой материи. Как непостоянно социальное бытие, так и законодательство, его регламентирующее, не может оставаться в застывшем состоянии. Историческая изменчивость и социальный динамизм не позволяют законам оставаться «вечными». Даже Конституция России в ряде аспектов подверглась изменению. Пока это затронуло лишь наименования ряда субъектов, но вполне очевидно, что научная и общественная дискуссия о необходимости внесения изменений в отдельные конституционные положения не исчерпала своей актуальности и найдет в конечном итоге свое практическое воплощение.

Изменение законодательства России протекает на макро- и микроуровнях. Макроуровень – глобальная, стратегическая трансформация всей законодательной системы, влекущая концептуальные изменения формы законов, происходит, как правило, в периоды кардинальных политико-социальных преобразований.

На микроуровне объектом изменений выступают отдельные законодательные акты либо их обособленные в отраслевых рамках группы.

Изменение законодательства не только общеправовой институт, но и механизм междувластного взаимодействия и функционирования. Функциями по внесению изменений в законодательство наделены как правотворческие органы, так и органы судебной власти. Это особый вид деятельности уполномоченных органов государства, имеющий строго определенные, законно установленные границы и уровни осуществления.

Данный вид деятельности осуществляется только в юридико-процессуальных формах и исключительно для достижения цели актуализации законодательного материала, адаптации законодательных положений к изменяющимся социальный реалиям либо приведения их в соответствие с потребностями развития конкретного сегмента социума, содержательной и функциональной систематизации. В конечном итоге это позволяет добиться стабильности, прочности, управляемости и прогнозируемости развития общественных отношений.

Социально необоснованное изменение законодательства, популистские попытки его совершенствования создают предпосылки для разрушения в целом законодательной системы, приводят к ее деструкции по причине излишней и необоснованной материальной и финансовой затратности реализации правоположений.

Недопустима гиперболизация роли изменения законодательства в качестве наиболее оптимального и радикального средства подготовки качественных актов и «правильного» применения юридических норм. Современное российское правоведение не располагает единым пониманием качества закона, хотя в этой области имеются весьма серьезные научно-практические разработки (В.В. Игнатенко, С.В. Поленина, В.Ф. Прозоров, Е.В. Сырых и др.).

Качество закона должно оцениваться в системе внешних и внутренних координат. С формально-юридической позиции цель создания идеального закона вполне достижима. Однако необходимо учитывать изменчивость социальных процессов. Внесение изменений в законодательство – одно из базовых условий его жизнеспособности. В связи с этим следует вести речь не о качестве, а о качественном состоянии закона – наличии на определенном временном отрезке соответствия закона заданным параметрам.

Качественное состояние закона слагается из динамического и статического компонентов. Динамическая характеристика подразумевает фактическую реализуемость закона в системном единстве с иными законодательными актами, отсутствие между законами функциональных противоречий, которые взаимно блокируют действие законодательных положений.

Статическая составляющая подразумевает отсутствие дефектов содержания закона: несоответствие актам более высокой юридической силы, конструкционных, дефинитивных и иных диспропорций юридико-технического плана. Таким образом, изменение законодательства – уникальный, широко распространенный, относительно самостоятельный, объективно существующий и реально функционирующий метод юридической техники. Он направлен на одновременное либо разновременное решение двух основных задач – совершенствование и соподчинение содержания и (или) функциональной способности закона, что позволяет ему сохранять статус действующего источника права.

Фиксация качественного состояния закона осуществляется на основе анализа практики его реализации. Поэтому в гносеологическом спектре изменение законодательства есть итог особого метода познавательной деятельности – мониторинга практики применения законодательных правоположений .

В диссертации отмечается, что изменение законодательства непродуктивно и не достигает своих целей без учета онтологических (внеправовых) признаков объектов законодательной регуляции. Социальная, антропологическая, психологическая, нравственная характеристика исследуемого феномена, его специфика в каждом отдельном случае требуют пристального внимания.

С позиции законотворческой техники внесение изменений – средство исправления допущенных либо обнаруженных законотворческих ошибок . Диссертант обращает внимание на гибкий характер изменения законодательства, который позволяет исправлять не только правотворческие, но интерпретационные ошибки. Специфической задачей изменения законодательства выступает ограничение судебной интерпретации.

Изменение законодательства означает не только конечный результат, но и подразумевает определенную юридическую процедуру, имеет собственную динамику и внутренние тенденции развития. Качественная сторона процедуры изменения законодательства не находится в прямой зависимости от качества самого законодательства. «Автономность» изменений законодательства заключается в том, что многие дефекты современного российского законодательства не отражаются негативным образом на состоянии и динамике этого процесса.

Детерминация изменения законодательства обладает как объективным, социально обусловленным характером, так и субъективной мотивацией. Выявление субъективных факторов позволило диссертанту выдвинуть гипотезу о злоупотреблении данным юридико-техническим инструментарием, что вызывает необходимость установления адекватных мер политико-правовой ответственности за необоснованное (неоправданное, чрезмерно рискованное) внесение изменений в законодательство.

Исходя из вышеобозначенных признаков рассматриваемого феномена диссертант предлагает следующий рабочий вариант операционального определения понятия «изменение законодательства», которое, однако, не претендует на окончательную завершенность и соответствует достигнутому уровню разработки поставленной проблемы. Изменение законодательства – технико-юридический метод приведения содержания, формы и (или) функционального действия отдельных положений закона (группы законов) в соответствие с актуальными потребностями социальной практики, реализуемый в правотворческой, правореализационной и интерпретационной сферах российской правовой системы.

В диссертации подвергнуты анализу взаимосвязи изменения законодательства с такими феноменами, как принятие закона, приостановление действия закона, прекращение действия закона, отмена закона, признание закона неконституционным.

Специфичность изменения закона заключается в том, что модернизации подвергается не весь закон, а только его отдельные части (пункты, статьи, разделы). Есть примеры, когда в результате внесенных изменений в законе остается лишь одна статья, норма которой, тем не менее, продолжает действовать. В этом ракурсе внесению изменений близка только процедура введения закона в действие. В том случае, когда закон изменяется полностью, следует говорить о принятии нового законодательного акта.

Имеется между отмеченными феноменами и функциональное отличие, состоящее в том, что только изменение закона может осуществляться в рамках как правотворческого, так и интерпретационного процесса.

Отдельное внимание в диссертации уделено раскрытию соотношения понятий «изменение законодательства» и «деформация законодательства».

Во второй главе «Виды изменения законодательства в современном Российском государстве» предложена их развернутая классификация, выделены новые, а также по-иному рассмотрены уже исследованные разновидности.

В целях унификации и гармонизации действующего российского законодательства полезным видится выделение внутригосударственного и межгосударственного изменения законодательства.

В зависимости от сферы правового регулирования различаются изменения законодательства сфер частного и публичного права.

По отраслевой принадлежности разграничиваются конституционно-правовые, административно-правовые, гражданско-правовые, уголовно-правовые, финансово-юридические и другие виды изменения законодательства. В силу своего фундаментального характера институт изменения законодательства пронизывает практически все без исключения отрасли российского законодательства, сферы материального и процессуального права.

В зависимости от сферы реализации дифференцируются правотворческие и интерпретационные формы изменения законодательства.

Правотворческие – дополнения, поправки, исключения, оговорки – реализуются Федеральным Собранием Российской Федерации, законодательными органами субъектов Федерации.

Правотворческие формы внесения изменений в законодательство неоднородны в процедурном аспекте. Наиболее жесткий порядок внесения изменений предусмотрен для положений главы 1 Конституции России: «Положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией» (ч. 1 ст. 16).

Внесение изменений может происходить путем указания на ограничения (по кругу субъектов, по территориальной распространенности, по времени действия) при применении закона. Кардинально изменяется содержание закона в случае признанияего отдельных положений утратившими силу.

Интерпретационные формы изменения законодательства реализует Конституционный Суд РФ. Различаются три основные формы внесения изменений:

– негативная – признание отдельных положений закона неконституционными;

позитивная – признание оспариваемых в суде изменений, вносимых в закон, соответствующими Конституции РФ и, следовательно, вступающими в силу;

рекомендательная – выражение Конституционным Судом собственной правовой позиции о необходимости внесения изменений в закон.

По виду законодательного акта отчетливо «просматривается» дифференциация изменений: а) Конституции РФ, конституций и уставов субъектов Федерации; б) федеральных конституционных законов; в) федеральных законов; г) законов субъектов Федерации.

По степени упорядоченности объекта мыслимо подразделение изменений кодифицированных , консолидированных, унифицированных, гармонизированных законодательных актов.

По характеру социально-политической ориентации выделяются центристские(умеренные) и радикальные (реформационные) изменения законодательства.

Умеренные изменения направлены на закрепление стабильности, последовательности и преемственности в развитии общества, политико-правовых отношений. Реформационные изменения имеют своим назначением проведение кардинальной трансформации определенного социально-политического сегмента либо сферы.

По сроку действия изменение законодательства может быть долговременным (длящимся, постоянным) либо краткосрочным (временным).

По реальной возможности осуществления различаются:

отсроченные («привязанные» к определенным условиям) – изменения законодательства, реализация которых осуществляется по прошествии определенного времени либо при определенных обстоятельствах в будущем (например, при наступлении чрезвычайных ситуаций);

фактические (безусловные) – изменения законодательства, вступающие в силу без ограничений.

По стадиям реализации в диссертации исследуются первичные и дополнительные изменения законодательства.

Характер обязательности вносимых изменений не находится в прямой зависимости от характера обязательности в целом законодательного акта. По этому критерию изменения подразделяются на:

– императивные – обязательные для реализации субъектами правоотношений;

диспозитивные – факультативные, дополнительные правоположения, необходимость учета которых определяется самими субъектами.

Выделение среди изменений законодательства степени их обязательности дает возможность субъектам правоотношений и правоприменителю четко уяснить порядок практического применения соответствующих норм закона.

С точки зрения содержательной значимости и величины последствий изменения законодательства подразделяются на существенные и несущественные, прогрессивные и регрессные.

По распространенности изменения дифференцируются на:

– общие – имеющие универсальное значение, то есть касающиеся любых субъектов права и всех однотипных случаев;

– специальные – устанавливаемые в порядке исключения для применения к какому-то конкретному виду правоотношений.

В зависимости от генезиса содержания законодательного материала, подвергаемого изменению, различается:

восстановление – изменение, включающее ранее действовавшие правоположения без их трансформации;

– модернизация – изменение, содержащее правоположения, приспособленные (имплементированные) к действительности;

– инновация– изменение, содержащее новое правоположение.

По своевременности государственной регуляции анализируются изменения законодательства: а) опережающие развитие регулируемой социальной сферы; б) совпадающие с реальностью социальных процессов; в) отстающие от них.

По прогнозируемости изменения законодательства различаются:

рациональные –инициативные, программные;

иррациональные–не планируемые в конкретный временной период,потребность в которых возникаетспонтанно (неожиданно) ввиду объективно возникшей необходимости. 

В зависимости от возможности практической апробации следует различать действующие (реализуемые) и недействующие (нереализуемые) изменения законодательства.

Недействующие изменения законодательства классифицируются в зависимости от причин их нереализуемости на: абстрактные, ложные (фиктивные), устаревшие (архаичные).

Третья глава «Функциональная характеристика изменения законодательства России» содержит обобщенную картину социально-правового предназначения исследуемого феномена.

Функциональная ценность изменения законодательства поистине неисчерпаема. Изменение законодательства имеет не только доктринальную, но и неоспоримую прикладную ценность, что выражается в следующем.

Во-первых, изменение помогает глубже представить сущность конкретного законодательного акта, повысить его эффективность и востребованность со стороны участников правоотношений.

Во-вторых, изменение законодательства позволяет совершенствовать отдельные формы и конкретные меры правового регулирования.

В-третьих, изменение законодательства позволяет субъектам правотворческой и интерпретационной деятельности определить основания, процедуру применения средств правового регулирования, создать действенный механизм правовой защиты, определить нормативные границы правоприменения.

В-четвертых, изменение законодательства носит ярко выраженный упредительный характер. Оно предупреждает развитие правового нигилизма, помогает правоприменительным органам правильно выбирать необходимое средство с учетом конкретно складывающихся обстоятельств, отказываться от устоявшихся шаблонов и стереотипов.

См.: Системные изменения в российском обществе: новые взгляды: Материалы международного научного коллоквиума, 2 октября 2004 года, г. Москва. – М., 2005.

Подробнее см.: Саломатин А.Ю. Модернизация государства и права США, конец XXVIII–XIX вв. – Пенза, 2003; Модернизация права: зарубежный и отечественный опыт: Сборник статей / Отв. ред. А.В. Малько, А.Ю. Саломатин. – Пенза, 2004; Голоскоков Л.В. Модернизация российского права. – М., 2006.

См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 2006. – № 10. – С. 27.

См., например: План основных мероприятий и мониторинга правового пространства и правоприменительной практики, проводимых Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, на осеннюю сессию 2006 года (утв. постановлением Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 7 июля 2006 года № 237-СФ) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – № 29. – Ст. 3162.

Подробнее см.: Баранов В.М. Законотворческие ошибки: понятие и типология / В.М. Баранов, В.М. Сырых // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сборник статей: В 2 т. / Под ред. проф. В.М. Баранова. – Н. Новгород, 2001. – Т. 1. – С. 384–395.

См., например: Федеральный закон РФ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 18 декабря 2006 года № 232 // Российская газета. – 2006. – 23 декабря. Подробнее о природе, формах и тенденциях развития кодификационных актов см.: Рахманина Т.Н. Кодификация законодательства. – М., 2005.

Первоочередной задачей изменения законодательства является актуализация законодательной регуляции юридически значимой деятельности. Приведение законодательных актов в соответствие с реалиями социальной действительности проявляет себя в нескольких плоскостях.

Изменения позволяют выделить (обозначить, подкрепить) приоритетность законодательных норм. Подобные коллизионные ситуации не единичны даже в тех случаях, когда иерархическая соподчиненность четко и недвусмысленно установлена.

Следующий аспект – рационализация юридического воздействия –внесение в правовое регулирование общественных отношений наивысшей устойчивости, стабильности; ограничение возможности произвольных необоснованных решений; содействие охране прав граждан.

Не менее важна профилактика и предотвращение негативных проявлений в юридической сфере.

Среди приоритетных направлений изменения законодательства находится стабилизация взаимосвязей законодательных актов. Достигается подобное посредством унификации средств юридического языка, техники его нормативного воплощения, основных параметров действия законов.

Потребность совместного, взаимосвязанного применения законов заключается в установлении «общей схемы» их действия, подключения к единому процессу иных актов, что в конечном итоге позволяет образовать правовое взаимодействие участников социального общения.

Важная задача, которая решается посредством изменения законодательства, заключается в обеспечении понятийной согласованности как внутри законодательного акта, так и в межсистемном аспекте.

Близко примыкает к вышеозначенной функции информационная функция. Ее содержание состоит в том, чтобы своевременно довести изменившуюся позицию государства, относящуюся к мерам возможного, должного, поощряемого, рекомендуемого поведения до сведения каждого субъекта.

Изменение законодательства реализует функцию методического обеспечения процесса правоприменения. Эта процедура призвана модернизировать и корректировать закономерные приемы деятельности как законодателя, так и правоприменителя. Тем самым она способствует достижению стабильности развития конкретного социально-экономического сегмента, повышению эффективности его правового регулирования. Во многих областях социальной действительности изменения законодательства выступают базовой основой, на которой осуществляется весь последующий процесс правового регулирования.

Раздел второй «Эффективность изменения законодательства и пути ее повышения в современной России» содержит две главы.

В четвертой главе «Основные факторы, снижающие эффективность изменения законодательства в России» выявлены социально-правовые, материально-организационные дефекты и отклонения, которые являются препятствиями в ходе реализации исследуемого феномена.

Ведущим дефектом выступает отсутствие четкой, глубокой, всесторонне проработанной теории изменения законодательства. Доктринальная база должна стать той концептуальной основой, на которую в своей деятельности должен ориентироваться законодатель и правоприменитель. Отсутствие необходимых теоретических наработок, их абстрактность, оторванность от действующего законодательства и правоприменительной практики приводят к существенным издержкам. Они чреваты многими вредными последствиями как для сферы правоприменения, так и для правовой доктрины, которая таким образом лишается «питательной среды», «творческой основы».

Серьезнейшим фактором, снижающим эффективность института изменения законодательства, является его реализация без должных оснований. По убеждению диссертанта, изменение законодательства в отсутствие соответствующих оснований – не просто серьезный дефект, а грубое нарушение законности. Ее применение неминуемо приводит к более или менее опасному нарушению прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц.

Вопрос о дифференциации и затратной обоснованности изменения законодательства не рассматривается даже в приблизительном измерении ни юридической наукой, ни практикой. Отсюда вытекают такие ощутимые пороки изменения законодательства, как формализм и неадекватность. Заметную распространенность приобретает популистское изменение законодательства.

Нередко изменения в законодательстве приводят к обратному результату: вместо достижения слаженного, гармоничного правового регулирования образуется конгломерат бессистемных и взаимно противоречивых правоположений, что и без того усугубляет общее положение дел в социально-правовой среде. Наряду с проблемами, вызванными объективной сложностью новых для законодателя задач, в организации законодательной деятельности проявился ряд «хронических» недостатков. В частности, это большое количество принимаемых «точечных» законов, которые регулируют самые разные сферы общественных отношений. Подобное характерно не только для налогового законодательства, ставшего «рекордсменом» по количеству внесенных изменений (изменения вносились даже в нормы, не вступившие в силу), но и для законодательства в сфере образования, здравоохранения, науки, культуры, а также для уголовного, уголовно-процессуального законодательства, законодательства об административной ответственности.

К числу дефектов изменения законодательства относится медлительность, запоздалость его внесения. Фактор времени играет принципиальную роль в реализации данного института. Внесение изменений с опозданием, как правило, с неизбежностью влечет последующие коррективы.

Нередки ситуации, когда государственные органы игнорируют необходимость внесения изменений в законодательство. Так, в случае если решением Конституционного Суда РФ федеральный закон признан неконституционным полностью или частично либо из решения Конституционного Суда РФ вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, Правительство Российской Федерации не позднее трех месяцев после опубликования судебного решения обязано внести в Государственную Думу проект нового федерального закона или ряд взаимосвязанных проектов законов, либо законопроект о внесении изменений в закон, признанный неконституционным в отдельной его части. Однако Правительство Российской Федерации ни разу в срок не исполнило настоящее требование.

Сопутствующий дефект – нормотворческая или правоприменительная безынициативность органов государства. Период бурной постперестроечной активности на всех уровнях власти, нормотворческий бум, реформаторские концепции, новаторские идеи сменились периодом управленческого благодушия и спокойствия. В частности, Конституционный Суд РФ ни разу не использовал свое право законодательной инициативы, что вряд ли можно считать нормальной практикой, учитывая качество действующего российского законодательства. Помимо права законодательной инициативы, среди полномочий Конституционного Суда есть право направления посланий Федеральному Собранию Российской Федерации. Однако за период своей деятельности Конституционный Суд РФ ни разу не воспользовался этим правом.

Диспропорция динамики внесения изменений в законодательство наглядно проявляется в сфере регламентации прав человека и гражданина. Как следствие, действующее в этой сфере законодательство в немалой степени фрагментарно и декларативно.

Опасная организационная тенденция – дифференциация внимания к вопросам изменения законов со стороны государственных органов, когда в одних случаях присутствует их взаимная заинтересованность, а в других – вопрос решается в одностороннем порядке без каких-либо согласований.

Еще один ощутимый дефект – превышение уровня властной компетенции в процессах обновления законодательства. В интерпретационной сфере предпринимаются попытки придания роли средства внесения изменений в законодательство правовым позициям судебных инстанций. Такой подход базируется на доктринальной поддержке взгляда, что «правовые позиции Конституционного Суда имеют такую же юридическую силу, как и сами решения Конституционного Суда, поэтому вторым характерным свойством правовых позиций является их официальный, обязательный характер. Они приравниваются к юридической силе самой Конституции» .

Абстрактность вносимых в законодательство изменений – не менее заметный изъян. Отсутствие надлежащей конкретности вносимых законоположений и детальной регламентации их реализации является тем препятствием, которое не позволяет получить необходимый эффект. Поэтому одной из негативных характеристик современного российского законодательства остается излишняя декларативность, когда за отправными нормами теряются нормы-правила поведения. Это приводит к тому, что без подзаконных нормативных правовых актов закон остается лишь декларацией.

В процессе внесения изменений в законодательство недостаточное внимание уделяется таким аспектам, как наличие и достаточность материально-финансовых ресурсов и организационных механизмов реализации закона, планирование и контроль за необходимыми действиями по его подготовке к вступлению в силу, подготовка и своевременное принятие необходимых актов исполнительной власти и актов субъектов Российской Федерации.

Во многом позитивный потенциал внесения изменений в законодательство снижает низкая информационная обеспеченность данного процесса. Наличие пробельности в знаниях относительно существа и форм изменения законодательства порождает безразличие граждан к вопросам его совершенствования. Результаты опросов общественного мнения показывают, что граждане России негативно оценивают состояние российского законодательства. Одной из причин респонденты называют практику частого изменения законов . Отсутствие гласности и информированности населения о причинах внесения изменений в законодательные акты приводит к тому, что преобладающая часть населения равнодушно относится к изменению законодательства. Таким образом, в обществе укореняется стереотип, когда ценность и роль данного правового института признается минимальной, не оказывающей заметного воздействия на жизнь обычных гражданин.

Серьезным дефектом изменения законодательства выступает его изолированность от других средств и методов совершенствования законодательства. Одной из актуальных проблем на этом пути является отсутствие ограничений внесения изменений в законодательство. Нерешенным остается вопрос установления объема законодательного материала, подвергаемого изменению.

В пятой главе «Основные пути повышения эффективности изменения законодательства в современном Российском государстве» намечены и проанализированы ведущие направления повышения эффективности исследуемого феномена, выявлены концептуальные составляющие осмысления и реализации ряда перспективных тенденций.

На эффективности исследуемого правового института, безусловно, положительно скажется наличие четкой регламентации всех стадий процедуры его реализации. Диссертантом предлагаются поправки к федеральным законам, устанавливающим статус государственных органов, должностных лиц, содержащие положения о способах и последствиях инициирования и претворения законодательных новаций в практическую деятельность.

Каждое изменение закона должно сопровождаться указанием на причины данной операции, а также цели, которые она преследует. В противном случае образуются дефекты данного явления, пагубно сказывающиеся на общем состоянии законодательной базы и ее социальной оценке.

Актуальным направлением повышения эффективности изменения законодательства выступает устранение конкуренции нормативных правовых актов. По-прежнему остается острым и не снимается с повестки дня вопрос о соотношении закона и указа, о месте указов в системе нормативных правовых актов. «Указное право» вступает в прямое противоречие с принципами правового государства, поскольку важнейшим из них, безусловно, является принцип верховенства законов.

Институт изменения законодательства, как и иной другой специфический феномен правовой действительности, должен иметь действенный организационно-правовой механизм ограничения. На данный момент ограничения на внесение изменений действуют только в отношении Основного Закона – Конституции России.

Вполне очевидно, что для изменения каждого закона должна быть установлена граница, предел, за рамками которого изменение «превращается» в принятие нового правового акта. Такие пределы крайне важны в контексте реализации конституционного надзора за конституционностью нормативных правовых актов. Например, в решении Конституционного Суда РФ должна быть определена мера (барьер), за рамки которой недопустимо выходить при исправлении «дефектного» закона.

Важно не только установить барьеры и ограничения, но и определить сферы и направления изменения законодательства. Конституция РФ допускает превышение установленного в ней объема прав и свобод. Как зафиксировано в ч. 1 ст. 55, «перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». Однако осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ).

Позитивную роль может сыграть введение (в случае необходимости) моратория на внесение изменений в законодательство . Это такая временная отсрочка, которая предполагает «ожидание» наступления более благоприятных условий, когда станет возможным согласование, с одной стороны, субъективных (нередко популистского либо лоббистского характера) устремлений законодателя, а с другой – общественной необходимости, потребности (возможно – исторической закономерности, предопределенности) в разработке и принятии изменений в законодательный акт.

Мораторий полезен и как инструмент сдерживания чересчур «прогрессивных» нормотворческих новаций российских парламентариев, позволяющий выявить общественное мнение по конкретной юридически значимой проблеме. Яркий пример такой ситуации продемонстрировал мораторий на вступление в юридическую силу Федерального закона РФ «О государственном контроле за соответствием крупных расходов на потребление фактически получаемым физическими лицами доходам» от 20 июля 1998 года . В итоге, «задержав» вступление в силу весьма неоднозначно оцениваемого обществом закона, мораторий позволил привести в некую оправдавшую себя систему ряд налоговых новелл, что нашло отражение в принятом 9 июля 1999 года Федеральном законе «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» .

Введение моратория позволяет учесть и решить такой немаловажный социально-политический аспект, как противодействие внесению изменений в законодательство. Противодействие изменению законодательства может иметь скрытый и легальный характер, как служить делу развития законодательства, так и приводить к его деструкции. Этот явление обусловлено объективными причинами, связанными с динамизмом общественных отношений, и субъективными, которые зависят от воли и сознания людей. Поэтому большое значение для законодательства имеет антропологическая оценка вносимых в него изменений. Этот анализ дает ответ на целый ряд ценностно «окрашенных» вопросов: разрушаются ли межличностные отношения в результате реализации изменений; способствует ли они самореализации человека, его активности и свободе; насколько ограничивается конкретная человеческая деятельность; какие значимые блага защищает и включены ли в нее сугубо человеческие ценности; способствуют ли изменения самоидентификации личности; какие чувства, эмоции и оценки они вызывают?

Необходимым условием, залогом успешной работы по повышению эффективности рассматриваемой деятельности выступает введение института конституционной ответственности за результаты изменения законодательства.

Один из важных путей – установление обоснованности внесения изменений на основе многосторонней компетентной оценки. Учитывая, что вносить изменения в законодательство вправе как правотворческие, так и интерпретационные органы, целесообразно объединить их усилия при принятии соответствующих решений в порядке консультаций или обмена юридически аргументированными мнениями.

Эффективность новационных изменений многократно увеличится при активном подключении к этому процессу региональной власти. Важно обратить внимание и на муниципальные органы. За последние годы акцент по приведению в соответствие с законодательством Российской Федерации ставился на региональное законодательство, а муниципальный уровень остался без должного внимания.

Значимым звеном проблемы является активизация развития информационных технологий. Современный этап развития общества характеризуется возрастающей ролью информационной сферы, представляющей собой совокупность информации, информационной инфраструктуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использование информации, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений. Информационная сфера, являясь системообразующим фактором жизни общества, активно влияет на качественное состояние законодательной базы.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования и формулируются выводы, предложения и рекомендации по применению основных положений диссертации, высказывается ряд перспективных гипотез исследования проблемы.

Ждет своего исследователя крупная в теоретическом плане и значимая в практическом ракурсе проблема принципов изменения законодательства. В диссертации намечены лишь некоторые методологические подходы к ее решению.

Понимание гражданами и должностными лицами предполагаемых и осуществляемых властью изменений законодательства – еще одна весьма непростая проблема, находящаяся на «стыке» правосознания, правовоспитания и юридической политики.

Назрело специальное историко-правовое исследование не только эволюции изменения российского законодательства, но и перспектив развития данного института. Не менее значимым представляется исследование теории и методологии синергетического подхода в государственном управлении изменениями в законодательстве. Интегративный потенциал этого подхода может и должен быть подкреплен опорой на философские основания социокультурных изменений.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах автора:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Гущев М.Е. Изменение законодательства об образовании и экономическая безопасность России: проблемы и пути согласования // Экономическая безопасность России: политические ориентиры, законодательные приоритеты, практика обеспечения: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2006. – № 6. – С. 351–354.

Иные публикации:

2. Гущев М.Е. Изменение законодательства как объект общеправового анализа // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов: В 2 ч. / Под ред. проф. В.М. Баранова и доц. М.А. Пшеничнова. – Н. Новгород, 2006. – Вып. 12. – Ч. 1. – С. 47–54.

3. Гущев М.Е. К вопросу об ограничении внесения изменений в законодательство России // Современные проблемы государства и права: Сборник научных трудов / Под ред. проф. В.М. Баранова, проф. В.А. Толстика, доц. А.В. Никитина. – Н. Новгород, 2006. – Вып. 11. – С. 54–63.

4. Гущев М.Е. Формы внесения изменений в российское законодательство // Актуальные проблемы юридической науки: итоги научных исследований аспирантов, соискателей и студентов: Сборник научных трудов / Под ред. С.П. Гришина. – Н. Новгород, 2006. – Вып. 4. – С. 37–40.

5. Гущев М.Е. Общетеоретические и прикладные аспекты изменения российского законодательства. – Н. Новгород, 2006. – 56 с.

6. Гущев М.Е. Изменение дефиниций российского законодательства: теоретические и прикладные аспекты // Законодательная дефиниция в праве: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы: Материалы международного «круглого стола» (Черновцы, 21–23 сентября 2006 года) / Под ред. д. ю. н., проф., заслуженного деятеля науки Российской Федерации В.М. Баранова, д. ю. н., проф., заслуженного юриста Украины П.С. Пацуркивского, к. ю. н. Г.О. Матюшкина. – Н. Новгород, 2007. – С. 520526.

Общий объем опубликованных работ по теме диссертации – 4,8 п.л.


  Корректор Н.Н. Кукушкина

Компьютерная верстка А.В. Дубининой

 

Тираж 100 экз. Заказ № ___

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

603600, Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

См., например: Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: понятие, природа, юридическая сила и значение // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. – 1999. – № 3(28). – С. 116.

См.: Власть, закон, бизнес. – Серия: Научные доклады: независимый экономический анализ. – М., 2005. – С. 136.

О целесообразности использования института моратория см.: Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации «О состоянии законодательства в Российской Федерации». – М., 2006. – С. 32.

Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – № 30. – Ст. 3612.

Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. – № 28. – Ст. 3487.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.