WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПРАВОСОЗНАНИЯ В РОССИИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

Гуренко  Дмитрий  Владимирович

 

Социокультурные  особенности

 профессионального  правосознания  в  России

 

12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

Ростов-на-Дону – 2007


Работа выполнена в Ростовском юридическом институте МВД  России

Научный  руководитель:         доктор юридических наук, профессор

                                                     Баранов Павел Петрович

 

Официальные оппоненты:      доктор юридических наук, доцент

                                                     Герман Оксана Борисовна;

                                                         кандидат юридических наук

                                                     Кравченко Артур Георгиевич

                                                                 

Ведущая организация – Волгоградская академия МВД РФ.              

 

Защита состоится  17 июля 2007 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д. 203.11.01 по политическим и юридическим наукам при Ростовском юридическом институте МВД России по адресу: 344015, Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 502.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского юридического института МВД России.

Автореферат разослан 15 июня 2007 г.

 

  


Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                      И.М. Вакула

 

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена либеральными реформами национальной правовой системы, оказавшими влияние на профессиональную юридическую деятельность изменением ценностных предпочтений и ориентаций. В сложном процессе заимствования западных правовых идеалов, норм и институтов возник комплекс противоречий: акцентуация на защите прав человека привела к кризису правоохранительной системы, а не к ее улучшению;  если ранее деятельность практикующих юристов, представителей правоохранительных органов основывалась на принципах служения обществу, то теперь, в связи с реконструкцией иерархии ценностей и их сдвигом в сторону индивидуализма общества потребления, юридическая практика стала рассматриваться как особо доходный вид бизнеса или отдельная разновидность трудовой деятельности. Национальная самобытность и специфика отечественной правовой культуры, связанная с особым историческим опытом строительства Российского государства, повлияла на реформирование правоохранительной системы и деятельность представителей юридических профессий.  

В юридической науке эти изменения не так очевидны, как в других гуманитарных дисциплинах, по причине господства старых эвристических схем, связанных с позитивистским взглядом на право, основанных на механистической картине мира и социальной жизни, где система ценностей ставится в зависимость от экономического порядка, что не всегда является верным способом решения ряда актуальных проблем в сфере юридической деятельности, особенно ее мировоззренческих и аксиологических оснований.

Обращение к социокультурным и духовно-нравственным предпосылкам юридической профессии позволяет рассматривать профессиональную деятельность юриста с антропологических позиций, т.е. под углом зрения ее ценностной мотивации, что крайне важно для неформального институционального измерения юридической практики. Анализ менталитета, мировосприятия и правосознания юристов, государственных и муниципальных чиновников, сотрудников правоохранительных органов необходим для адекватного воздействия государства на процесс реализации и применения права, а также для оптимизации правотворчества.

Однако в современной научной литературе чаще всего обнаруживаются рассуждения на уровне общих, претендующих на универсальность схем, которые остаются в стороне от реальности правовой жизни, не схватывают и не раскрывают сущности и значения трансформаций, происходящих в отечественной правовой системе, правотворческом и правоприменительном процессах.

Степень научной разработанности проблемы. Изучение национальных, социокультурных и духовно-нравственных оснований правового сознания традиционно привлекали внимание многих отечественных и зарубежных правоведов, политологов, философов, социологов. Несомненный интерес в методологическом аспекте национального правового сознания, правовой культуры, правового  менталитета представляют работы Е.А. Ануфриева, Н.И. Бирюкова, Г.К. Бутуля, Ю.Г. Волкова, А.Я. Гуревича, Г.Г. Дилигенского, В. Дильтея, П. Динцельбахера, Э. Дюркгейма, Ж. Карбонье, Д. Левинсона, Л.В. Лесной, А.Н. Окара, А.С. Панарина, И.К. Пантина, А.В. Рачипы, В.М. Розина, Н.Е. Тихоновой, М. Фуко, Г. Хофстеда, Р. Эмерсона и др.

Проблемы этнокультурного измерения правосознания рассматривали специалисты в области культурантропологии и юридической антропологии (И.Я. Баховен, А. Гарапон, Л. Леви-Брюль, К. Леви-Стросс,  Б.М. Малиновский,  Н. Рулан, Г. Дж. Самнер-Мэн и др.

В отечественной юридической науке, теории и философии права достаточно много внимания уделялось изучению проблем, связанных с  ценностными основами российской правовой системы. Трудно переоценить вклад таких исследователей, как Н.Н. Алексеев, А.Д. Градовский, И.А. Ильин, К.Д. Кавелина, П.И. Новгородцев, Н.П. Павлов-Сильванский, И.Л. Солоневич, Л.А. Тихомиров и др., обращение к трудам которых позволяет ответить на  много вопросов, связанных с национальной правовой системой и в настоящее время.

В рамках советской теории права профессиональное правосознание обстоятельно изучалось  А.С. Гречиным, Н.Г. Кузнецовой, Д.И. Курским, Е.А. Лукашевой, Л.С. Мамутом, Г.С. Остроумовым, Г.М. Португаловым, М.А. Рейснером,  П.И. Стучкой, В.А. Сырцевым, М.А. Чельцовым-Бебутовым, И.Е. Фарбером и др., что получило отражение в ряде фундаментальных научных трудов: монографиях, статьях, докладах на конференциях и т.д.

В современной литературе, посвященной исследованию различных аспектов юридической практики, необходимо отметить работы М.Н. Афанасьева, А.М. Величко, Е.В. Ковряковой, И.Ю. Колоскова, П.Л. Красевича, А.В. Малько, Л.А. Морозовой, А.В. Никитина, Т.В. Никифорова,А.В. Оболонского, П.Ф. Пашкевича, А.С. Пересыпкина,В.Н. Синюкова, Б.Н. Топорнина и др., раскрывающих отдельные аспекты профессиональной юридической деятельности.

Тем не менее, социокультурные особенности правового сознания и правового мышления юристов как профессиональной группы, а также работников правоохранительных органов в России рассматривались сравнительно в небольшом количестве работ, среди которых следует выделить статьи и монографические исследования В.М. Баранова, П.П. Баранова, Н.Н. Вопленко, В.В. Гриб, В.Н. Карташова, Т.В. Кашаниной, В.Н. Кудрявцева, Г.В. Мальцева, О.В. Мартышина, А.И. Овчинникова, А.Ю. Саломатина, В.П. Сальникова, Н.Я. Соколова, В.Ф. Яковлева,  В.Е. Чиркина, Д.Ю. Шапсугова и др.

Проблемы развития и влияния российской культуры на формирование профессионального правового менталитета, его структура и содержание исследованы М.Ю. Бражниковым, А.И. Коваленко, Р.А. Лубским, Д.В. Меняйло, А.Ю. Мордовцевым и др. Однако и их работы не направлены на создание целостной концепции профессионального правосознания в социокультурном измерении.

Объектом исследования является правовое сознание как элемент национальной правовой системы.

Предмет исследования – социокультурные особенности профессионального правосознания в условиях реформирования российской правовой системы.

Цель диссертационного исследования – проанализировать социокультурные, исторические и ценностно-мировоззренческие аспекты профессионального правового сознания в контексте цивилизационной специфики российской государственности и правовой культуры.

Реализация поставленной цели осуществляется решением следующих задач:

– определить понятие, признаки и виды профессионального правового сознания, выявить его место и роль в ряду других правовых явлений, принадлежащих духовной сфере общества;

– выявить структурные компоненты профессионального правового сознания и его основные функции;

– в рамках антропологического измерения проблемы показать особенности воздействия профессионального правосознания на правоприменительную практику;

– охарактеризовать взаимосвязь нравственных основ профессионального правосознания и национальной самобытности русской культуры;

– критически оценить воздействие трансформаций института государственной службы в России на развитие профессионального правосознания и правовой культуры;

– проанализировать специфику правоохранительной деятельности в контексте институциональных искажений постсоветского периода.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования опирается на концептуальные положения цивилизационного подхода к праву, психологической теории права, юридической антропологии и аксиологии. Методологическую основу диссертации составили различные социологические и политологические исследования отечественных и зарубежных ученых, демонстрирующие специфику развития российской правовой и политической культуры, эволюцию профессионального правового сознания и властных отношений в условиях российской модернизации.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что:

– определена структура и основные направления исследования профессионального правового сознания как элемента национальной правовой системы;

– представлено авторское определение понятия профессионального правосознания, выявлены основные признаки и характерные черты данного феномена;

– установлена понятийная и структурная связь таких категорий и явлений, как “профессиональное правовое сознание”, “профессиональный правовой менталитет” и “профессиональное правовое мышление”;

– сформулированы нравственные аксиомы правового сознания российских юристов, определена идейная и ценностно-мировоззренческая сторона юридической деятельности и государственной службы, их сопряженность с духовными основами национальной культуры;

– дана историко-правовая и социокультурная характеристика эволюции российской бюрократии в контексте установок профессионального правосознания;

– предложены пути преодоления деформации правового сознания субъектов правоохранительной деятельности в контексте стратегии устойчивого развития постсоветской государственности.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Системное исследование и построение целостной модели профессионального правосознания предполагает комплексный подход в единстве историко-психологического, культурно-антропологического и институционального метода его анализа. Историко-психологическое измерение правового сознания предполагает его рассмотрение в тесной взаимосвязи с основными событиями, фактами и процессами, определяющими содержание структурных компонентов национальной государственности и правовой системы в конкретную историческую эпоху. Культурно-антропологический подход к пониманию специфики правосознания юристов предполагает осмысление его с позиций сопряженности понятий, представлений, идей, убеждений, традиций и стереотипов, складывающихся в юридической практике, с присущими конкретной нации (этносу, народу) и сохраняющимися в ходе ее политического, правового и экономического развития религиозными, нравственными, обыденно-повседневными основаниями. В рамках институционального направления в изучении этого феномена обращается внимание на способы, характер и результаты объективирования профессионального правового сознания в правотворческом и правоприменительном процессах, выборе модели реализации юридических норм.
  2. Профессиональное правовое сознание – это совокупность представлений и чувств, юридических, политических и морально-нравственных установлений, мотивирующих поведение юристов и иных субъектов юридической практики, обусловливающих их отношение к праву и правовому порядку, зависящих от особенностей конкретного государства и правовой системы, сложившихся в национальной правовой культуре стереотипов и императивов. В структурном плане профессиональное правосознание представляет собой взаимодействие доктринального, специально-практического и обыденного  компонентов, содержание которых получает отражение в форме правовых чувств, привычек,  знаний и навыков, чем и обусловлена взаимосвязь с профессиональным правовым мышлением (интеллектуальный элемент) и правовым менталитетом (психоэмоциональный элемент).
  3. Профессиональное правовое сознание выступает как сложное многофункциональное явление. Его основными функциями являются познавательная, оценочная, регулятивно-охранительная, а также коммуникативно-трансляционная, социализирующая и прогностическая.
  4. В России сложился самобытный тип профессионального правового сознания. Тенденция к нивелировке социокультурных и национальных особенностей профессионального правосознания в России, стремление “подвести” его под общие для любого типа государства и права схемы ведут к искажению представлений о сущности и основных элементах юридической практики в постсоветский период. В области правотворчества и правоприменения такая ситуация закономерно порождает необоснованное наращивание массива правовых заимствований в ущерб национальной составляющей российской правовой системы. Нравственные аксиомы правосознания отечественных юристов, возникшие вследствие установок традиционного для страны социоцентристского типа правовой культуры, не соответствуют содержанию европейских рационалистических формально-правовых конструкций и институтов, что ведет либо к их деформации, значительному отходу от классического варианта, либо к их абсолютному неприятию в профессиональной среде и обществе в целом. 
  5. Рецепция европейских правовых институтов отразилась на эволюции институтов государственной службы. В ходе ряда допетровских преобразований и петровского реформирования, направленного на реализацию присущих западному правовому опыту принципов рационализации государственного механизма, профессиональное  правосознание изменило ценностную иерархию, лишилось культурной основы и стало сферой реализации материального интереса, приобретения карьерного и иного успеха любыми, в том числе  и безнравственными способами, что закрепилось на уровне профессиональной этики и в полной мере получило отражение и на иных этапах (советском, постсоветском) развития системы государственной службы в России.
  6. Постсоветское реформирование правоохранительных органов и его результаты необходимо рассматривать в качестве фактора, влияющего на стабилизацию общественных отношений в различных областях жизнедеятельности россиян, а значит и устойчивого развития российской государственности. Реформаторская элита с инновационным типом правовой и политической культуры  была больше всего озабочена целями развития и его институционально-организационными формами, чем вопросами правосознания общества, профессиональных групп и отдельных граждан. Трансформация основ отечественной правоохранительной системы проводилась без учета содержания профессионального правового сознания ее сотрудников как духовного кода их деятельности, что и привело к социокультурному отторжению реформ.
  7. Поведение сотрудников правоохранительных органов мотивируется не столько соответствующими нормативно-правовыми актами, сколько, во-первых, характерными для этого исторического периода ценностями, идеалами, стимулами и иными ментальными проявлениями россиян; во-вторых, корпоративной этикой, сложившейся еще в советский период и искаженной в период рыночных реформ осознанием единства в коллективах разных ведомств, что проявляется в наличии корпоративных интересов, не всегда совпадающих с публичными интересами. Региональные особенности профессионального правосознания обусловлены спецификой федеративных отношений, проявляющейся и в юридической практике. В ряде субъектов РФ, особенно в республиках Северного Кавказа, оно доминирует над национальным и корпоративным, что мешает нормальному функционированию правоохранительной системы.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Материалы и выводы диссертационной работы раскрывают перспективы научного исследования проблемы профессионального правового сознания в контексте реформирования российской государственности и представляют интерес для законодательных, исполнительных и судебных органов государственной власти, различных правоохранительных органов, муниципальных структур, а также представителей негосударственных  политических организаций, правозащитных движений и др.

Содержание диссертационного исследования найдет применение и при чтении учебных курсов для студентов и аспирантов по общей теории государства и права, юридической антропологии, сравнительному правоведению и др.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы и положения диссертации отражены в 6 публикациях автора общим объемом 2,7 п.л., выносились в докладах на конференциях различной тематики и уровня.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре теории и истории государства и права Ростовского юридического института МВД  России.

Структура диссертации. Поставленная проблема, объект, предмет, цель и задачи исследования предопределили логику и структуру данной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется степень ее научной разработанности, ставятся цели и задачи диссертации, излагается ее теоретическая и методологическая основа, отмечается научная новизна и формулируются положения, выносимые на защиту, дается оценка теоретического и практического значения диссертации, приводятся сведения об апробации основных результатов работы.

Первая глава “Профессиональное правовое сознание: теоретико-методологический и концептуальный анализ”, состоящая из четырех параграфов, посвящена разработке концептуальных аспектов правового сознания, характеристике профессионального правосознания, в ней рассматривается также понятие и место этих категорий в ряду иных феноменов правовой системы, а также формы и результаты его проявления в правоприменительной практике.

В первом параграфе “Понятие правового сознания в современной юридической науке” диссертант подробно останавливается на доктринальных аспектах правового сознания в его соотношении и взаимосвязи с иными явлениями правоментальной сферы общества, обозначает его место и роль в механизме правового регулирования.

В частности, соискатель соглашается с теми авторами, которые утверждают ключевую роль правосознания в сфере права и показывает, что по мере увеличения числа исследований в этой области юридического познания выявляются и новые проблемы, обнаруживаются пробелы в разработке разных аспектов правосознания, в том числе специфики правового сознания разных профессиональных и социальных групп, этносов и др. Более того, в современной российской литературе постоянно уточняется само определение понятия “правосознание”.

Автор полагает, что в советский период развития юридической науки произошла утрата некоторых классических подходов к пониманию сущности правового сознания, его социокультурных основ, и в настоящее же время процесс возрождения ряда классических идей идет крайне медленно и достаточно трудно. Делается вывод, что многие современные российские правоведы не используют теоретический, методологический и практический потенциал исследований П.И. Новгородцева, И.А. Ильина и других отечественных классиков философско-правовой мысли, посвященных разработкам теории правосознания, отметая их за “нетрадиционность” и излишнюю “философскую” абстрактность, оторванность от научных канонов юридического дискурса.

Диссертант полагает, что причина такого положения дел во многом обусловлена модернистскими установками научного правового мышления, нивелирующими социокультурный, национальный и ценностный аспект правового сознания, правопонимания. Автор демонстрирует, что в советской теории права акцент делался на классовом содержании правосознания, а в настоящее время – на общечеловеческих ценностях и правах человека, что еще раз свидетельствует о попытках формализации теории правового сознания на основе выделения универсальных закономерностей и критериев оценки.

Cоискатель считает, что предлагаемый И.А. Ильиным вариант антропологического и национально-культурного подхода к сущности правового сознания, которое он определяет в качестве особого “правового чувства”, охватывающего волю, воображение, мысли и даже всю сферу бессознательного опыта и рассматривает как основу правового порядка, гармонии права, государства, нравственности, религии, духа, имеет несомненную эвристическую ценность и дает возможность изучения профессионального правового сознания в контексте обновления правовых, политических и социально-экономических оснований российской государственности. Обосновывается автором этот вывод сравнительным анализом нескольких этапов исследования правового сознания в России: досоветского, советского (в рамках которого также выделяются отдельные этапы), постсоветского.

Завершается параграф авторской дефиницией правосознания – это форма общественного, группового и индивидуального сознания, которая представляет собой систему правовых понятий, идей, чувств, а также основанных на них знаний, выражающих оценку и отношение к элементам правовой реальности, включая представления о желаемом для субъектов варианте развитии национальной правовой системы.

В заключение диссертант останавливается на вопросе о соотношении правового сознания, правовой культуры и правового менталитета, рассматривает проблему, которая еще не имеет однозначного решения в юридической науке и делает вывод, что правовой менталитет – это наиболее глубинный и устойчивый во времени элемент национальной правовой жизни, позволяющий идентифицировать ее при самых разных политических, правовых, социально-экономических изменениях и институциональных деформациях и кризисах, обусловливающий процесс формирования и функционирования правового сознания и правового мышления, их проявлений  в разных сферах жизнедеятельности общества.

Во втором параграфе “Понятие и виды  профессионального правового сознания: культурно-антропологический подход” диссертант обращается к исследованию специфики профессионального правового сознания в культурно-антропологическом измерении.

Представители юридической антропологии еще в начале ХХ в. обратили внимание на “незамеченные” с позиций господствующего европоцентристского подхода к пониманию и оценке юридических явлений социокультурные особенности профессионального правового сознания. Этот вывод становится возможным, если исследователь признает плюралистический характер государственно-правового развития в условиях многополярного мира. Диссертант рассматривает теоретико-правовые концепции, в которых правосознание юристов связывается с основаниями национальной культуры и рассматривается как социокультутный феномен. Признавая профессиональное правосознание в качестве совокупности представлений и чувств, значимых в практическом и теоретическом плане юридических, политических и морально-нравственных установлений,  мотивирующих поведение юристов и иных участников юридической практики, выражающих их отношение к праву и правовому порядку, обусловленных особенностями конкретного государства и правовой системы, сложившимися в национальной правовой культуре стереотипами и императивами, местом и ролью данной  профессиональной группы в обществе, ее корпоративными принципами, преследуемыми целями и средствами их достижения, автор показывает, что волевое и смысловое содержание, интенциональность и целеполагание правового сознания профессионалов-юристов органически связаны с архетипами национальной культуры, спецификой исторического периода, господствующей идеологией и т.д.

Во второй части параграфа диссертант обосновывает это положение на примере различных видов профессионального правосознания в современном обществе: правоохранительного, политико-управленческого, судейского, правозащитного, контрольно-надзорного и др. Так, соискатель останавливается на особенностях свойственного профессиональному правовому сознанию российских юристов “обвинительного” и “оправдательного” уклона, бюрократизации юридической практики, равнодушию и иным духовно-нравственным деформациям.

В завершение параграфа автор диссертации анализирует взаимосвязь профессионального сознания юристов, нравственного и политического сознания, считая, что именно эти формы общественного сознания являются наиболее близкими друг другу.

Третий параграф “Структура профессионального правового сознания: социокультурный анализ” посвящен исследованию доктринального, специального (практического) и обыденного компонентов профессионального правового сознания. Диссертант обосновывает диалектическое единство данных структурных компонентов, которое обеспечивает не только целостность самого изучаемого явления, но и характер его развития в условиях национальной государственно-правовой действительности. Профессиональное правовое сознание, таким образом, – это явление, подверженное постоянной динамике, изменениям, связанным с развитием общественных отношений, задач и функций государства, с теми или иными реконфигурациями механизма государства, трансформацией правовой системы и т.п.

В целом соискатель разделяет сложившуюся в рамках современной теории права позицию относительно морфологии правового сознания, выделения двух основных его элементов (правовой идеологии и правовой психологии), однако считает, что в рамках предмета его исследования двухчастная структура правового сознания не отражает специфику профессионального сознания юристов, особенности их деятельности, в рамках которой оно и находит отражение. Поэтому в работе представлены три основных компонента профессионального правового сознания:

а) доктринальный, представляющий собой интеллектуально-волевой элемент правосознания юристов, связанный с присущим ему типом правопонимания (позитивистский, социологический, консервативный, религиозный и др.), с уровнем осмысления имеющих место в механизме правового регулирования презумпций, фикций, аксиом (в том числе и нравственных) и иных, сформированных в рамках научного познания права и государства теорий, идей, концепций, представлений о месте, роли, перспективах развития отечественной правовой культуры в эпоху глобализации и т.п. Именно доктринальный уровень обусловливает возникновение общей профессиональной правовой культуры юриста, влияет на его личностные качества;

б) специальный (практический), включающий как психологические, так и и правоидеологические элементы и связанный с корпоративными (судейскими, прокурорскими, милицейскими, адвокатскими или управленческими) установками, ценностями, представлениями, символами и такими проявлениями сферы бессознательного, как стереотипы, привычки, разного рода профессиональные автоматизмы и т.п. Этот компонент профессионального сознания осваивается юристом в процессе адаптации его к определенному виду деятельности, и в ходе его освоения, безусловно, возможен частичный пересмотр полученных в ходе получения образования (профессионального или общего) убеждений, ценностей, знаний и замещение их иными;

в) обыденный (повседневный), связанный с неизбежной включенностью правоведа в сферу повседневности, его отношение к тем или иным канонам общественной морали, религии, тем или иным процессам, происходящим в обществе, государстве. Любые стремления абстрагироваться от этого уровня профессионального правового сознания чреваты провалом тех или иных государственных мероприятий в стране или ее отдельных регионах (особенно национально-государственном типе субъектов РФ), определенными искажениями в судебной и иной правоохранительной практике. Так, в работе показано, что профессиональная нравственность юриста неотделима от национальной морали и представляет собой ее конкретизацию применительно к юриспруденции.

Взаимодействие основных компонентов структуры профессионального правосознания обеспечивает содержание  и обусловливает особенности таких  его форм, как правовые чувства, правовые навыки и привычки, правовые знания, которые автором обоснованы в качестве социокультурных детерминант правового сознания.

В завершение параграфа диссертант показывает взаимосвязь и взаимовлияние структуры профессионального правового сознания и его основных функций.

Четвертый параграф “Традиции, ритуалы и символы в правоприменительной деятельности: социокультурные и психологические аспекты”  посвящен исследованию основных социокультурных детерминант – обычаев, традиций, ритуалов, обрядов и символов в контексте исторического развития юридической деятельности, а также их воплощению и значению в современной правовой системе. В параграфе рассматриваются методологические особенности научного осмысления этих вопросов и указываются типичные ситуации их анализа в отечественном правоведении.

Обосновывается, что символизм и обрядность, присущие правовой жизни общества, всегда играли важную роль в регулировании и упорядочивании социальных связей. Более того, многие современные правовые, и, прежде всего, процессуальные процедуры, как правило, вырастали из обычаев. По мнению диссертанта, в основе современных правовых ритуалов и символов лежат апробированные временем и практикой, получившие отражение в формах профессионального правосознания (знаниях, чувствах, умениях и навыках) древние традиции, воплощающие в себе успешный опыт по разрешению конфликтов правовыми средствами.

Указывается, что первоначально обычаи, традиции, ритуалы и символы возникли как средство преодоления неразвитости естественного языка, отсутствия разработанной письменности путем создания наглядных образов и стимулирования привычного реагирования в определенной ситуации. С зарождением же государства данная категория символов, ритуалов и обычаев в силу их большой социальной значимости санкционируется этим институтом и становится основой правовой системы.

Обращается внимание на то, что в юридической науке сложилось упрощенное понимание исследуемой проблемы, когда сущность обычаев, ритуалов и символов сводится к сугубо эстетической стороне современного права. Подобный подход не отражает сущность данного вопроса. По мнению диссертанта, именно правовой ритуал, традиция, обряд во многом обеспечивают доверие граждан к судебным решениям, являются основой стабилизации профессиональных отношений и их легитимации в обществе, которая основывается не только на рациональном обосновании, но и на эмоциональном восприятии.

Автор подчеркивает необходимость учета иррационального начала в правоприменительном и правотворческом процессах, поскольку обычаи, символы и ритуалы как основные проводники иррациональности в праве стимулируют повышение уровня доверия населения не только к правосудию как форме восстановления социальной справедливости, но и ко всей правоохранительной деятельности.

Диссертант считает, что обрядность и символизм в современном праве обладают и рациональными свойствами: тщательное выполнение правового обряда и ритуала приводит к гарантированному результату, запрограммированному нормами, определяющими назначение права.

Автор показывает, что познание природы правовых обычаев, традиций и символов, их роли в механизме правового регулирования служат необходимой предпосылкой формализации правового материала, оптимизации правотворческой и правоприменительной деятельности; способствуют улучшению подготовки юристов, повышению уровня профессионального правосознания.

В работе указывается, что правовые обычаи, ритуалы и символы выступают своеобразным элементом, связующим общую и профессиональную правовую культуру, а также обыденный  уровень жизнедеятельности. Они являются универсальной формой взаимопонимания между индивидами, что особенно важно для России как многонациональной цивилизации. В российском праве традиционно роль ритуалов и символов преломляется с учетом национальных правоментальных установок и взглядов.

Соискатель обосновывает также необходимость использования в праве символических, ритуальных и обрядовых форм следующим:  вербальные (текстуальные) средства их выражения оказываются зачастую недостаточными. Логические приемы правового мышления при снятии информации с текстуальных носителей не в состоянии дать целостную интерпретацию  содержания многих юридических норм. Поэтому эмоционально-психологическое воздействие, оказываемое правовыми ритуалами, обрядами и символами призвано компенсировать и дополнить целостную картину восприятия  юридических понятий и должного образа действий.

В завершение параграфа автор диссертации обращает внимание на тот факт, что в настоящее время отмечается снижение эффективности действия правовых ритуалов и символов, и обосновывает, что это  происходит, в том числе, и по причине разрастающегося правового нигилизма как среди граждан, так и среди юристов. Автор фиксирует снижение значения нравственных ориентиров и ценностей патриотизма, а также показывает, что в результате вестернизации некоторые юридические ритуалы и символы вообще лишаются реального культурного смысла, национального содержания и не способны оказывать ожидаемого воздействия на правовое сознание и деятельность субъектов и участников юридической деятельности. Тем не менее, именно обращение к традиционно-ритуальному пласту правовой культуры дает основания утверждать о наличии русского типа профессионального правосознания как оригинального историко-культурного явления.

Во второй  главе “Профессиональное правовое сознание и юридическая деятельность в России: социокультурные аспекты”, содержащей три параграфа, исследуются национальные особенности профессионального правового сознания, его органическая взаимосвязь с самобытностью русской культуры и различными государственными институтами.

В первом параграфе “Самобытность  русской правовой культуры и профессионального правосознания” выявлены и систематизированы важнейшие культурно-исторические детерминанты, обусловившие становление и последующую трансформацию профессионального правосознания, показана его взаимосвязь с российским правовым  менталитетом.

В работе отмечается, что в настоящее время  становится очевидной  неэффективность многих проводимых российских реформ в сфере государственно-правового строительства, осуществляемых без учета правового сознания их субъектов, антропологического измерения права. Именно это привело к дестабилизации политической и правовой системы, отторжению человека и власти, криминализации общества.

На примере современных концепций в отечественной юриспруденции автор показывает, что в условиях модернизации российского права повышается интерес к проблемам национальной правовой культуры и правовому сознанию разных социальных и профессиональных групп, учет самобытности которой уже на уровне правотворческой политики рассматривается как один из значимых факторов устойчивого развития российской государственности.

Автор демонстрирует, что осмысление изменений в правовой жизни российского общества сквозь призму национального менталитета и самобытности русской культуры позволяет наиболее всесторонне проанализировать и выявить существующие закономерности российской правовой действительности в условиях модернизации России. В работе раскрывается вопрос о влиянии исторических правовых традиций, “народной памяти”, правового менталитета на динамику профессионального сознания юристов, их личных и профессиональных особенностей, а также различных представителей государственной и муниципальной службы.

Диссертант анализирует идеи русских философов  и правоведов XIX–XX  веков, отстаивающих необходимость философско-правового осмысления истоков национального правосознания сквозь призму  самобытности русской культуры. Опираясь на различные дефиниции правового менталитета, диссертант формулирует определение профессионального правового  менталитета как  устойчивой системы, представляющей собой глубинный уровень профессионального правового сознания и выражающейся в результатах юридической практики, присущей конкретному социуму на определенном историческом этапе его развития.

В параграфе раскрывается сущность профессионального правового менталитета в современной России, который, по мнению диссертанта,  определяется двумя основными составляющими: во-первых, уровнем развития правого сознания, ценностных установок и ориентаций российского общества в целом, во-вторых, спецификой профессиональной деятельности различных органов государственной власти.

В этом контексте диссертант отмечает дисбаланс между современным российским законодательством, которое создается по образцу западноевропейского права, с одной стороны, и правовой реальностью, обусловленной правовым менталитетом, с другой стороны. Подобный правовой дисбаланс ведет, по мнению автора, к деформациям правового сознания и правовой культуры юристов, чиновников, сотрудников правоохранительных органов, что выражается в виде правового инфантилизма, правового нигилизма или в наиболее опасных формах – преступных установках должностных лиц и иных представителей органов государственной власти.

Среди негативных факторов, влияющих на профессиональный правовой менталитет и правовое сознание, диссертант выделяет также атомизированность разных профессиональных групп по отношению к друг другу, преобладание корпоративных интересов над общегосударственными. Вследствие этого на практике возникают такие явления, как конкуренция ведомств, неприязнь по ведомственной принадлежности либо индифферентное отношение к проблемам другой государственной структуры. Автор показывает, как это вносит несогласованность, приводит к недостаточной активности, а зачастую и неспособности всего государственного механизма к  эффективному функционированию.

В завершение параграфа соискатель отмечает, что устранение деформаций профессионального правосознания современных юристов возможно лишь на основе целостной системы мероприятий, в рамках которых необходим учет национально-исторических и духовных традиций. В этом плане положительную роль может сыграть и Русская Православная Церковь, иные институты гражданского общества. Однако и роль государства достаточно велика, причем, начиная с подготовки специалистов в области юриспруденции и заканчивая созданием условий для их профессиональной деятельности. Автор предлагает одним из принципов образования юристов считать систему ценностей отечественной культуры и отчетливо осознавать назначение, характер и потенциал государства и права.

Второй параграф “Профессиональное правосознание и институт государственной службы: историко-правовое и социокультурное измерение” посвящен исследованию процессов формирования и развития институтов государственной службы в России в контексте эволюции профессионального правового сознания, правовых и нравственных ценностей и механизма правового регулирования в этой сфере властных отношений.

В параграфе отмечается традиционный интерес отечественных правоведов, историков, философов к проблемам организации государственного аппарата, различным вариантам правовой регламентации государственной службы в истории страны. Диссертант выделяет и рассматривает различные этапы формирования профессионального правового сознания “государевых служилых людей” (Н.П. Павлов-Сильванский): от местнического, через имперско-бюрократическое и советское, к постсоветскому. Соискатель выявляет и анализирует особенности различных исторических типов профессионального правосознания, а также факторы, обусловливающие их трансформацию.

Автор систематизирует идеи современных исследователей по данной проблематике  и выделяет две группы работ. К первой группе диссертант относит работы советского периода, в которых правовое регулирование деятельности государственных служащих, их место и роль в социальной структуре общества, обеспечение эффективности государственного управления анализировались преимущественно в рамках разработки кадровой политики в условиях социалистической политико-правовой идеологии. Во вторую группу вошли труды современных авторов, которые были опубликованы в постсоветский период развития российского общества и носят более разноплановый характер.

Предпринятый диссертантом анализ специальной литературы показал, что в работах правоведов, как правило, рассматривается государственная служба как социальный и политический институт. Анализ профессиональных ценностно-правовых ориентиров и установок должностных лиц органов государственной власти осуществляется крайне редко.

В диссертации исследуются основные направления реформирования государственной службы и обращается внимание на создание комплексной нормативно-правовой основы регулирования государственной службы Российской Федерации; разработку эффективных механизмов проведения кадровой политики в сфере государственной службы Российской Федерации в целях оптимизации состава государственных служащих; формирование системы управления государственной службой Российской Федерации. Автором отмечается, что хотя в данной программе в качестве ее задач определяется повышение профессиональной этики государственных служащих, однако к настоящему моменту целостного комплекса нормативного регулирования основных этапов и механизма реализации основных ориентиров профессионального духовно-нравственного развития государственных служащих не существует.

В работе рассматривается проблема формирования такого необходимого компонента профессионального сознания юристов, как установка на активное правомерное и профессионально значимое поведение. По мнению диссертанта, именно такая правовая установка включает: готовность юриста к активному использованию своих профессиональных прав с целью защиты граждан, прав и свобод граждан, готовность к справедливому, ответственному и сознательному исполнению своего профессионального долга и т.д.

Отдельно диссертант рассматривает идеи М. Вебера, сформулировавшего особую модель зависимости государственной службы от природы государства и правового сознания, правовой культуры его граждан. В результате анализа его взглядов автор диссертации считает, что в российской действительности,  сохраняются харизматический и патриархальный типы политического господства, накладывающие свой отпечаток на механизмы функционирования аппарата государственной службы в целом и на правовые установки сотрудников (в том числе и юристов) государственных органов в частности.

В плане анализа действующего законодательства отмечается, что интерес к духовно-нравственным основам в нормативно-правовом  регулировании  деятельности государственной службы присутствует лишь фрагментарно.  Так,  повышенные морально-этические требования предъявляются к поведению государственного служащего, например, в ФЗ РФ “О милиции”, ФЗ “О государственной гражданской службе Российской Федерации”. Однако отсутствует единая концепция нормативно-правового обеспечения формирования профессионального правового сознания с учетом особенностей национальной правовой культуры и сообразно переходному периоду развития российской государственности.

В диссертации анализируется “менеджерская модель государственной службы”, в  основу которой положены подходы так называемого нового государственного управления, опробованные в западных странах. В результате такого рассмотрения делается вывод, что реформы, направленные на  “отделение политики от обслуживания”; “службу, ориентированную на клиента”, неприемлемы в постсоветской системе. Учитывая структурную и содержательную взаимосвязь национального и профессионального правового сознания соискатель критически оценивает менеджерскую модель управления.

В завершение параграфа диссертант обращает внимание на то, что коренная ломка системы устоявшихся ценностей, процессы глобализации часто приводят к различным деформациям профессионального правового сознания, например, правовому нигилизму. В работе подчеркивается, что проявления правового нигилизма в виде некомпетентности, низкого уровня профессионализма, неумения разобраться в конкретных жизненных ситуациях, дать им  правильную правовую оценку, в результате чего появляются незаконные необоснованные решения, ведут к отрыву общества от профессиональных юристов, находящихся на государственной службе. Во многом такие явления – следствие резкого расхождения между социально-правовой реальностью и законодательством.

В третьем параграфе “Правоохранительная деятельность и правосознание в условиях модернизации правовой системы” соискатель дает оценку состояния правоохранительного механизма государства как важнейшей составной части российской правовой системы. В частности, диссертант обращается к специфике профессионального правового сознания субъектов правоохранительной деятельности в период ее кризисного состояния, свойственного переходному периоду развития постсоветского государства.

В параграфе отмечается, что уже к началу 80-х годов отечественная правоохранительная система претерпела ряд институциональных реформ, которые были во многом связаны с допущенными в рамках советской системы организационными ошибками и политическим просчетами в плане перераспределения функций и характера взаимоотношений между различными ведомствами. В итоге – прогрессирующая неэффективность юридической деятельности, бюрократизация, коррупция и нарушения законности. Причем, чаще всего, такое состояние дел прикрывалось со стороны партийно-государственных структур и не становилось предметом гласного разбирательства, хотя на обыденном и специальном уровнях профессионального правосознания получало осмысление и оценку.

Автор показывает, что процесс бюрократизации и формирование коррумпированного типа сознания ряда сотрудников правоохранительных структур (судов, прокуратуры, МВД) не только не был остановлен перестройкой с ее хаотическими и несистемными политико-правовыми новациями, но и стал нарастать под давлением необходимости широкого применения командных методов поддержания правопорядка в период резкого роста преступности. 

В условиях постсоветской России содержание профессионального правового сознания неизбежно стало изменяться, приобретать те или иные формы своего выражения. Диссертант выделяет и обосновывает следующие тенденции этого процесса и влияющие на его ход факторы:

а) рост правового идеализма среди граждан РФ и соответственно сотрудников правоохранительных органов выражен более слабо, нежели тенденция усугубления правового нигилизма, который развивается под воздействием объективных социально-экономических условий, а также в силу имеющих место духовно-нравственных деформаций;

б) получившая в ходе реализации принципа разделения властей независимость, особый автономный статус судебная система достаточно быстро превратилась в объединенную корпоративными принципами, весьма замкнутую структуру, которая теперь оказалась независимой не только от других ветвей государственной власти, но и от общества, что, конечно же, определило содержание форм практического правосознания (правовых чувств, навыков и привычек, знаний) российских судей;

в) на фоне явного усиления судебной власти произошло урезание функций прокуратуры РФ, что вряд ли обосновано с точки зрения борьбы с преступностью в условиях системного кризиса и др.

В завершение параграфа соискатель рассматривает вопрос о том, насколько свойственны профессиональному правосознанию чувства, взгляды, оценки, включающие не только положительное, но и отрицательное отношение к правовой действительности. В частности, диссертант в полной мере разделяет позицию, что при совершении преступления сотрудником органов внутренних дел о какой-либо роли правового сознания можно говорить лишь номинально. В этом случае, как и в иных схожих ситуациях, необходимо говорить о перерождении правовых установок в иной, преступный тип сознания.

В заключении содержатся основные выводы диссертационного исследования, намечаются перспективы дальнейшей разработки проблемы.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

  1. Гуренко Д.В. Правовое мышление судьи в переходный период развития российской государственности: постановка проблемы // Глобальные и региональные факторы правового обеспечения национальной безопасности: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Ростов н/Д, 2006. Ч. 2. – 0,6 п.л.
  2. Гуренко Д.В. Антропологические аспекты профессионального правового менталитета // Научные труды профессорско-преподавательского состава кафедры государственно-правовых и политико-философских дисциплин Ростовского юридического института МВД России. Ростов н/Д, 2006. – 0,3 п.л.
  3. Гуренко Д.В. Язык права и профессиональное правосознание: социокультурные аспекты // Региональная власть: политико-правовые аспекты реализации и осуществления. Ростов н/Д, 2007. – 0,5 п.л.
  4. Гуренко Д.В., Гаврицкий А.В. Юридическое познание в этнокультурном измерении // Регулирование миграционных  процессов в  Российской  Федерации: политические,  юридические и  правоохранительные аспекты: Материалы Международной научно-практической конференции. Ростов н/Д, 2007. – 0,3 п.л.

Статьи, опубликованные в изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России:

    • Гуренко Д.В. Ритуалы и символы в судебной практике: правоантропологические аспекты // Юристъ-Правоведъ. 2006. № 4. – 0,5 п.л.
    • Гуренко Д.В., Гаврицкий А.В. Язык права в профессиональной юридической деятельности: теоретико-методологический анализ // Философия права. 2007. № 3. – 0,5 п.л.
     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.