WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РЕЛИГИЯ КАК ЭЛЕМЕНТ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ (историко- и философско-правовой аспекты)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

МВД РОССИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ГУДАЕВА Заира Саид-Селимовна

РЕЛИГИЯ КАК ЭЛЕМЕНТ

ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ

(историко- и философско-правовой аспекты)

Специальность 12.00.01 -

теория и история права и государства;

история правовых учений

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Санкт-Петербург 2003


Работа выполнена на кафедре теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России

Научный руководитель

доктор юридических наук, профессор, академик, заслуженный деятель науки Российской Федерации

Сальников Виктор Петрович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук

Величко Алексей Михайлович;

кандидат юридических наук, доцент

Бондуровский Владимир Владимирович

Ведущая организация

Северо-Западная академия государственной службы (Санкт-Петербург)

Защита состоится "     "                                           2003 г. в "     " часов

на заседании диссертационного совета Д 203.012.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Санкт-Петербургском университете МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1).

Автореферат разослан "      "                                                  2003 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 203.012.01

доктор юридических наук, профессор                             Бородин В.В.


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловливается как многоаспектностью проблемы соотношения права и религии, рассматриваемых в качестве важнейших составляющих правовой культуры России, так и отсутствием в современной отечественной юриспруденции единства во взглядах и оценках относительно места и роли религиозных норм в системе гарантий законности и правопорядка, а также неопределенностью юридических принципов соотношения и взаимодействия религиозных конфессий, принимающих активное участие в жизни российского социума.

Статья 14 Конституции, провозгласив Россию светским государством, закрепила положение, в соответствие с которым «никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». При этом особо подчеркивается, что все «религиозные объединения... равны перед законом». Данное конституционное положение соответствует общедемократическому принципу свободы вероисповедания, и вследствие этого его закрепление в основном законе страны может только приветствоваться. Однако на практике ситуация далеко не столь беспроблемна, как это кажется на первый взгляд. Во-первых, неопределенность на законодательном уровне взаимоотношений между основными религиозными конфессиями (христианством, мусульманством, иудаизмом) не позволяет говорить о религии как о факторе, способствующем единству многонационального и многоконфессионального народа России. Во-вторых, провозглашение равного статуса всех религий повлекло за собой усиление внешней религиозной экспансии, когда вновь образованные религиозные течения, зачастую чуждые национальным культурным традициям, буквально захлестнули страну в полном смысле слова, навязывая населению те или иные точки зрения, не совпадающие с основополагающими догматами веры, исповедуемыми «классической» церковью. Наконец, отказ от признания государственной религии повлек за собой усиление деструктивных тенденций в области социального управления, обусловленных тем, что церковь, являясь управленческой структурой и хозяйствующим субъектом, будучи выведенной за рамки государственного управления, фактически оказалась вне рамок государственной юрисдикции, а это в свою очередь обусловило возможность регулирования и управления деятельностью конфессиональных организа-


4

ций, в том числе и в сфере правового регулирования, из «духовных центров» той или иной конфессии, находящихся за пределами Российской Федерации и, соответственно, не подпадающих под юрисдикцию российских законов. Таким образом, можно констатировать, что в сегодняшней России проблема взаимодействия государства, права, религии еще очень далека от практического разрешения.

Вместе с тем, представляется, что сохранение единого российского государства, преодоление последствий экономического кризиса, упрочение позиций России на международной арене невозможно без опоры на нравственные и религиозные традиции, сформировавшиеся в течение многовековой истории российской государственности и ставшие духовной основой ее национальной правовой культуры.

От точных ответов на вопросы, что представляет собой национальная правовая культура России, какое место занимает религия в правовой культуре российского общества, каким образом можно оптимизировать взаимодействие между основными религиозными конфессиями и государством во многом зависит успех реформационных преобразований, осуществляемых в стране. Обозначенный круг вопросов предопределяет актуальность проблематики исследования и обусловливает выбор темы диссертации.

Степень разработанности темы диссертационного исследования. Проблема детерминированности правовой культуры общества религиозными ценностями не нова для философской и политико-правовой мысли. Отдельные ее аспекты исследовались представителями античной философии: Сократом, Платоном, Аристотелем, Цицероном и др., однако своего «апогея» идейно-теоретическая концепция, в рамках которой обосновывалась приоритетная роль религии в процессе формирования и функционирования государства и права, достигла в средневековой Европе. Труды выдающихся теологов названного периода, среди которых особо выделяются Аврелий Августин, Александр из Гэльса, Джо-ванни Фиданц, Альберт Великий, Фома Аквинский и др., составили идеологическую основу христианской правовой культуры. Сходная ситуация складывалась и на Руси, где обычное право было «поглощено» системой права канонического, в основе которого лежали религиозные ценности христианства.


В политико-правовой мысли средневекового Востока, в период становления ислама, проблематика религиозных детерминант правовой культуры специально не поднималась. Догматы, прописанные в Коране, считались неотделимой частью правовой традиции. Вместе с тем следует отметить особое влияние на мусульманскую правовую культуру интерпретационной деятельности признанных исламских правоведов. В этот период группой исламских ученых были собраны высказывания сахаб по поводу выступлений и предложений Мухаммеда. На их основании был составлен сборник хадисов. Такие исламские ученые, как Абдула бин Муса, Наим бин Химад, в своей книге «Масаниди Ахадиси» дали описание жизни и деятельности имамов Абу Ханифа и Ахмада. Позднее правоведами были составлены хадисы с точки зрения фикха, которые имеют важное юридическое значение. Постоянное влияние религиозных догматов на правовую культуру ислама оказывается посредством фетв - юридических заключений высших духовных лиц.

Говоря о разработанности темы религиозных основ российской правовой культуры, следует выделить исследования таких классиков российской политико-правовой мысли, как: Н.Н.Алексеев, П.Е.Астафьев, С.Н.Булгаков, ИАИльин, БАКистяковский, Н.М.Коркунов, П.И.Новгородцев, А.С.Павлов, В.С.Соловьев и др.

В современной юридической науке вопросам правовой культуры также уделяется немало внимания. Из многочисленных исследований, посвященных разным ее аспектам, особого внимания заслуживают труды П.В.Анохина, П.П.Баранова, Л.М.Баткина, А.М.Величко, А.Ф.Гранина, В.В.Домбровского, Н.М.Кайзерова, С.Н.Кожевникова, ЕАЛукашовой, Л.С.Мамута, В.П.Малахова, Н.И.Матузова, В.С.Нерсесянца, В.П.Сальникова, А.П.Семитко, В.Н.Синюкова, И.Ф.Покровского, Л.К.Суворова, В.А.Туманова, В.Д.Шишкина, Р.О.Халфиной, ЛАХасиса и др.

Отмечая многочисленность научных исследований, посвященных феномену правовой культуры, следует указать на то, что собственно религиозно-этическому аспекту этой проблемы в современном теоретическом правоведении уделяется явно недостаточное внимание. Среди немногочисленных работ, затрагивающих вопросы идейно-религиозных оснований правовой культуры общества, особо хотелось бы выделить труды П.В.Анохина, Ю.В.Бондаренко, А.М.Величко, Е.В.Валласка, В.Л.Ефимовских, РАПапаяна,   О.В.Пикалевой,   В.Б.Романовской,    В.Н.Синюкова,


Л.Б.Тиуновой и др. Вместе с тем следует указать на то, что в работах перечисленных авторов правовая культура России рассматривается с точки зрения детерминированности исключительно христианскими ценностями, что вносит в теоретическое исследование элемент субъективизма, определяемый религиозной приверженностью авторов. В предлагаемой же работе соискатель осуществил попытку рассмотреть влияние религиозно-идейных факторов на правовую культуру российского общества, абстрагируясь от конфессиональных предпочтений, рассматривая «идейно-религиозные основания» в качестве комплексной категории, подразумевающей систему религиозных ценностей межконфессионального характера.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере взаимодействия правовых и религиозных регуляторов, в совокупности образующих правовую культуру конкретного социума на определенном этапе его исторического развития.

Предмет диссертационного исследования составляют факторы, в совокупности детерминирующие феномен правовой культуры: характеристика ее структурных элементов, ценностных детерминант, условий, оказывающих влияние на формирование и эволюцию правовых культур Западной Европы и России; кроме того, в качестве составляющих предмета диссертации рассматриваются основные принципы взаимодействия христианской и мусульманской религии в процессе формирования национальной правовой культуры России, а также основные пути оптимизации данной сферы общественных отношений.

Цель и задачи работы. Основной целью работы является осуществление комплексного анализа соотношения права и религии в контексте проблемы формирования и эволюции правовой культуры общества. При этом акцент делается на соотношении и взаимодействии православия и мусульманства в национальной правовой культуре России.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  • определение места и роли религии в системе факторов, влияющих на формирование и эволюцию правовой культуры общества;
  • характеристика религиозных ценностей в качестве ценностных детерминант права;

  • рассмотрение факторов, обусловливающих влияние христианства и ислама на процесс становления правовых культур Запада и Востока;
  • исследование принципов соотношения норм права и религии в контексте взаимодействия регулятивно-охранительных систем, сложившихся в основных правовых семьях современного мира;
  • выявление истоков и анализ генезиса религиозной традиции в российском праве;
  • изучение принципов соотношения духовных и юридических начал в процессе формирования правовой культуры России;
  • проведение сравнительного анализа религиозных идеалов, получивших отражение в правовых культурах Запада и России.

Методологическую основу диссертационного исследования составили принципы познания социальных явлений, в том числе политико-правовых идей и теорий, а также теологических учений в их историческом развитии и вместе с тем во взаимосвязи теории и практики, истории и современности. Особое значение при исследовании места и роли религии в процессе формирования и функционирования правовой культуры общества придавалось методу межотраслевого анализа, позволяющему рассматривать право и религию в качестве самостоятельных, однако неразрывно связанных и взаимовлияющих феноменов.

Исследование религиозных идеалов, положенных в основу правовой культуры Российской Федерации, осуществлялось посредством сопоставления правовых культур России и Запада, что обусловило широкое использование приемов и способов познания, применяемых юридической компаративистикой: сравнение правовых систем современности, сопоставление правовых концепций, выявление противоречий национальных интересов в правовой сфере, выделение общего и особенного и т.д.

Кроме того, в работе были использованы методы: формально-юридический, правового и государственного моделирования, реконструкции идей и теорий и др.

Теоретическую основу диссертации составили как труды классиков политико-правовой мысли, так и работы современников.

В ходе исследования были проанализированы труды мыслителей Античности (Аристотеля, Платона, Цицерона и др.), Средневековья (Аврелия Августина, Фомы Аквинского и др.), Нового и Новейшего времени (Гегеля, Гоббса, Дидро, Еллинека,


Канта, Локка, Монтескье, Руссо, и др.). В рамках диссертационной проблематики были исследованы работы из творческого наследия известных российских правоведов: Н.Н.Алексеева, ИАИльи-на, БАКистяковского, Н.М.Коркунова, П.И.Новгородцева, А-С.Павлова, В.С.Соловьева и др.

В качестве теоретической основы использовались также работы современных отечественных юристов: П.В.Анохина, С.С.Алексеева, В.К.Бабаева, С.Н.Бабурина, В.М.Баранова, Ю.В.Бондаренко, В.В.Бородина, А.М.Величко, ИАВозгрина, С.Б.Глушаченко, Ю.И.Гревцова, В.Г.Графского, Х.С.Гуцериева, А.В.Зиновьева, С.В.Игнатьевой, Г.Д.Ковалева, А.И.Королева, Э.В.Кузнецова, В.И.Леушина, Д.И.Луковской, В.В.Лысенко, В.С.Нерсесянца, Л.А.Николаевой, Л.С.Мамута, Р.А.Ромашова, В.П.Сальникова, М.В.Сальникова, В.Д.Сорокина, Л.И.Спиридонова, С.В.Степашина, И.Е.Тарханова, В.П.Федорова, А.Г.Хаби-булина, Л.А.Хасиса, Е.Н.Щендригина и др.

Научная новизна работы определяется прежде всего тем, что диссертация представляет собой практически первое в теоретическом правоведении исследование, где методология юридической компаративистики сочетается с предметом правовой культурологии и религиоведения. Это позволило диссертанту выделить в рамках общей теории правовой культуры такое направление, как концепция религиозных идеалов и религиозных оснований правовой культуры. При этом данная концепция рассматривается в диссертации как на микроуровне - соотношение христианства и мусульманства в процессе формирования и эволюции правовой культуры России, так и на макроуровне - соотношение религиозных идеалов Запада и России.

Проанализировав соотношение религиозных ценностей, получивших юридическую интерпретацию в идейно-теоретических и формально-юридических источниках российского права, диссертант делает вывод о том, что взаимодействие православной и мусульманской традиций, показавших свою «жизнеспособность» в процессе эволюции российской государственности, основано на общем принципе служения коллективным, а не индивидуальным (приоритетным для правовой культуры Запада) интересам. Подобное единство может стать основой формирования единой государственной идеологии и сбалансированной непротиворечивой правовой политики.


На защиту выносятся следующие основные положения:

1.   В рамках теоретической модели системы социальных цен

ностей-целей целесообразно выделять две подсистемы:

а)  витальные ценности, адаптированные к социальной среде:

жизнь, здоровье, безопасность, свобода передвижения, соответ

ствующая экологическая среда и пр.;

б)  ценности, выработанные обществом и являющиеся соци

альными в собственном смысле этого термина: свобода, добро,

справедливость, равенство, достоинство и т.д.

При этом ценности, относимые к первой категории, являются объектами направленных на них интересов членов сообщества. В свою очередь, социальные ценности второй категории выражают эти интересы в идеальной форме. При этом в рамках обеих подсистем ценности могут выстраиваться в вертикаль, вершину которой замыкают ценности первого порядка, играющие детерминирующую роль в соответствующей подсистеме (ценностные детерминанты).

  • Религиозные догматы представляют собой форму закрепления иерархии социальных ценностей и, являясь нормативными по своей сути, выполняют регулятивную функцию в обществе.
  • Как в рамках западной, так и в рамках восточной правовых традиций вопросы политико-правовой организации социума, а также проблемы участия государственной власти в процессе социального регулирования всегда рассматривались в тесной взаимосвязи с морально-нравственными категориями, которые, в свою очередь, так или иначе, сознательно или подсознательно, связывались с божественными истинами. Однако на разных этапах исторического развития соотношение юридических и религиозных регуляторов (с точки зрения их приоритетности по отношению друг к другу) менялось в чрезвычайно широких пределах- от полной взаимной детерминированности (теократия) до столь же полного отрицания всякой взаимосвязи (государства воинствующего атеизма).
  • Право и религия как специфические социально-регулятивные системы выступают в качестве специфических форм установления и закрепления базовых социальных ценностей. При этом морально-этические установки, пронизывающие религиозные догматы, оказывают не только регулятивное воздействие на конкретных субъектов социального взаимодействия, но и во мно-

гом определяют специфику правовой культуры общества в целом.

5.    В современной отечественной юридической литературе

проблема формирования правовой культуры России, как правило,

рассматривается через призму христианства. Вопросы влияния

на российскую правую культуру внешних факторов рассматрива

ются прежде всего в контексте противоречия догматов западного

христианства (лютеранства, католицизма и т.д.) и православия.

Вместе с тем нельзя недооценивать места и роли в правовой

культуре России ислама, оказывающего серьезное влияние на

процессы социально-правового регулирования в ряде регионов

Российской Федерации.

6.  Две правовые традиции, сформировавшиеся в процессе ис

торического развития российского государства - православная и

мусульманская, имеют общим то, что в основе их систем духовно-

нравственных ценностей лежит идея служения коллективным, а

не индивидуальным интересам. Это может стать основой форми

рования единой государственной идеологии и на этой основе вы

работки адаптированной к жизненным реалиям эффективной

правовой доктрины.

Теоретическая ценность диссертации заключается в том, что положения и выводы, формулируемые и обосновываемые в ней, во многом дополняют, развивают и конкретизируют такие разделы теории государства и права, как «Правовая культура и правосознание», «Правовые системы современности», «Типы правопонимания», «Место и роль права в системе социального регулирования», «Система права» и т.д.

Кроме того, комплексный характер диссертации предопределяет значимость результатов исследования для истории государства и права, истории политических и правовых учений, государственного права, юридической культурологии и др.

Практическая значимость исследования состоит в том, что теоретические результаты могут быть использованы:

а)  в научно-исследовательской деятельности при исследова

нии вопросов, связанных с соотношением религиозно-этической и

правовой регулятивной систем;

б)  в правотворческой деятельности при разработке и обосно

вании положений по совершенствованию действующего законо

дательства;


в)  при подготовке лекций, проведении семинарских и практи

ческих занятий по теории государства и права, истории политиче

ских и правовых учений, религиоведению, политологии, культу

рологи и т.д.;

г)  при подготовке и проведении специального курса «Религи

озные основания права»; «Религиозные правовые системы со

временного мира».

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации обсуждалась и была одобрена на заседании кафедры теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России. Кроме того, результаты диссертационного исследования получили апробацию в выступлениях автора: на межвузовском научно-практическом семинаре «Государство и право на рубеже веков» (Санкт-Петербург, ноябрь 2000 г.); межвузовской научно-теоретической конференции «Правовой режим законности: вопросы теории и истории» (Санкт-Петербург, февраль 2001 г.); региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы антикоррупционной политики на региональном уровне» (Санкт-Петербург, февраль 2001 г.); международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы борьбы с преступностью» (Санкт-Петербург, октябрь 2001 г.); межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы теории и истории права и государства» (Санкт-Петербург, декабрь 2001 г.); межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы теории и истории государства и права» (Санкт-Петербург, декабрь 2002 г.); международной научно-практической конференции «Совершенствование правовой базы и взаимодействия правоохранительных органов различных государств в борьбе с терроризмом и экстремизмом» (Санкт-Петербург, май 2003 г.).

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, две главы, объединяющие шесть параграфов, заключение и список литературы.


II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность тематики идейно-религиозных оснований российской правовой культуры, показывается степень ее разработанности, определяются цели, задачи, теоретические и методологические основы исследования, его новизна, приводятся основные положения, выносимые на защиту, а также теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе - «Религия как основание правовой культуры общества» - выделены параграфы: «Место и роль религиозных догматов в системе ценностных детерминант права»; «Влияние христианства и ислама на становление правовой культуры Запада и Востока»; «Соотношение права и религии в контексте взаимодействия систем социального регулирования».

В первом параграфе автор обращается к вопросу определения места и роли религиозных догматов в системе ценностно-правовых детерминант. При этом определяется категориальный статус феномена «религиозный догмат», формулируется понятие и выстраивается теоретическая модель системы ценностных детерминант, позволяющих дать оценку правовым явлениям с точки зрения аксиологического подхода.

Диссертант отмечает что в рамках любого социума существует система ценностей, которые позволяют людям удовлетворять потребности, реализовывать социальные интересы, заставляют прилагать усилия по их созиданию, приумножению и сохранению. Выступающие в качестве специфических определений объектов окружающего мира ценности являются своего рода мерой социально полезного и социально вредного («антиценности») поведения в обществе. Посредством ценностей выявляется положительное или отрицательное значение для человека и общества оцениваемых явлений. Таким образом, ценности выполняют функцию социального регулирования. Их регулятивное значение заключается прежде всего в том, что при помощи них устанавливаются пределы возможного поведения, задаются основные направления социальных устремлений и деятельности. Социальные ценности закрепляются в рамках регулятивных систем, и прежде всего нормами морали.

Являясь социальным регулятором, право также детерминировано системой социальных ценностей, что определяет его леги-


тимность, социальное признание и неотторжимость. В этой связи совершенно точным представляется замечание С.С.Алексеева о том, что «хотя в ходе общественного развития происходит высвобождение (отдифференциация) правовых средств от иных средств регуляции, и прежде всего от моральных императивов, моральные критерии остаются основой оценки права. И, как это ни парадоксально, именно через моральные идеалы и ценности происходит общественное признание права» . Система социального регулирования, не ориентированная на социальные ценности (в широком смысле, т.е. ценности общества в целом), рассматривается общественным сознанием как негативное явление (так называемые «понятия» криминального мира, воровской «закон» и пр.).

Сложившиеся в ходе развития общества ценности, с определенной долей условности можно систематизировать. Причем при систематизации возможны самые разные критерии - принадлежность к определенной сфере социальной жизнедеятельности (экономические, политические, идеологические и т.д.), специфика субъекта (классовые, национальные, профессиональные и пр.), материальность или нематериальность (материальные и духовные), принадлежность к целям или средствам и т.д. Но вся система социальных ценностей, несмотря на возможность различной градации по горизонтали, имеет и вертикальную иерархическую градацию по социальной значимости.

Анализируя иерархию социальных ценностей на примере правовой сферы, признанный авторитет в области юридической аксиологии Н.Неновски совершенно точно указал на то, что «иерар-хизация правовых ценностей и, соответственно, правовых норм предполагает их понимание как системы, в которой одни звенья обслуживают другие, одни из них высшего порядка, а другие низшего. Это означает, что одни из них играют роль целей, а другие - средств. Чем выше поднимаемся по ценностной пирамиде, тем ярче ценности представляются нам целями, а чем ниже спускаемся по этой пирамиде, тем больше выделяются они как средст-ва»2.


Соискатель выстраивает теоретическую модель системы социальных ценностей-целей, в которую включаются две категории:

а)  витальные ценности, адаптированные к социальной среде:

жизнь, здоровье, безопасность, свобода передвижения, соответ

ствующая экологическая среда и пр.

б)  ценности, выработанные обществом и являющиеся соци

альными в собственном смысле этого термина: свобода, добро,

справедливость, равенство, достоинство и т.д.

Отмечается, что ценности, относимые соискателем к первой категории, являются объектами направленных на них интересов. В свою очередь социальные ценности второй категории выражают эти интересы в идеальной форме. При этом и первые, и вторые могут выстраиваться в вертикаль, вершину которой замыкают ценности первого порядка, играющие детерминирующую роль во всей системе (ценностные детерминанты).

Апеллируя к концепции М.Шелера, соискатель выделяет следующие критерии, определяющие социальную значимость ценности: 1) долговечность; 2) экстенсивность и возможность (степень) делимости; 3) степень обоснованности (детерминированности) иными ценностями1. При этом вся иерархическая система социальных ценностей закрепляется нормами социально-регулятивных институтов и прежде всего морально-этическими нормами, которые, по мнению диссертанта, будучи обличенными в разные формы, закрепляют наиболее широкий спектр социальных ценностей и определенным образом детерминируют ценностные приоритеты в рамках иных систем социального регулирования.

В период формирования и расцвета мировых религий морально-этические нормы оформлялись религиозными догматами (от греч. Dogma - мнение, учение, решение) - неизменными понятиями, формулами, утверждающими в качестве непреложных, неподлежащих критике и обязательных для всех верующих истин социальные ценности, которые с религиозной точки зрения являлись безусловными (абсолютными). В свою очередь догмат - это конечный этап в формировании вероучения, при котором основные вероучительные установки приобретают характер канонизированных форм, признание которых в их раз и навсегда установленном виде является непременным условием правоверия. Нэ-


личие догматов позволяет объединить ту или иную вероучитель-ную систему едиными исходными установками, принципами и тем самым обеспечить возможность наиболее эффективного выполнения ими своей социальной роли. Религиозные догматы представляют собой форму закрепления иерархии социальных ценностей и, являясь нормативными по своей сути, выполняют регулятивную функцию в обществе.

Во втором параграфе исследуется влияние христианской религии на становление правовой культуры Западной Европы и соответственно роль ислама в становлении правовой культуры Востока. В рамках параграфа исследуется явление правовой культуры, формулируется его понятие и раскрывается структура. Феномен религии рассматривается как важнейший фактор, детерминирующий специфику формирования правовой идеологии, правосознания, правовых традиций, системы права и в целом всей правовой системы, западноевропейских и восточных государств.

Влияние религиозных догматов на правовую культуру общества наблюдается как в христианском, так и в мусульманском мире. Особенно отчетливо это прослеживается на примере правовых систем средневековой Европы, где религиозные догматы носили фундаментальный, детерминирующий характер. Католическая церковь представляла собой духовное сообщество, оказывающее глубокое нравственное воздействие на верующих. Нормы канонического права, основанные на духовных заповедях не только носили узкорегулятивный (локальный) характер, но и способствовали формированию правовой культуры и правосознания всего западного общества в этот период. Посредством религиозных норм осуществлялось обоснование государственной власти как Богом данной.

Схожая ситуация складывалась и в мусульманском мире, где в качестве религиозных догматов выступали изречения Пророка Мухаммеда, закрепленные в Коране и их толкование известными правоведами в Сунне, т.е. в главных источниках шариата. При этом все прочие источники (иджма, кияс, фетвы, адаты) не должны были противоречить Корану и Сунне. Это положение определяет специфику юридической деятельности исламских правоведов, которые самостоятельно могут решать юридические вопросы на основании других источников только в том случае, если по данным вопросам нет указаний в Коране или в Сунне. При этом


влияние Ислама на становление правовой культуры Востока определялось именно тем, что в основу шариата были положены религиозные догмы, закрепляющие иерархию базовых социальных ценностей в таких важных сферах социальной жизнедеятельности, как: имущественные отношения; налогообложение; оформление торговых сделок; порядок убоя животных; охота; рыболовство; семейно-брачные отношения и т.д. Но самое главное, это то, что догматы ислама объясняли природу государственной власти, которая принадлежит Богу и может осуществляться только через халифа (султана) - предводителя мусульманской общины, ее религиозной администрации и военного главы, под предводительством которого община дает клятву послушания Богу («бай'а»).

Таким образом, как в рамках западной, так и в рамках восточной правовой традиции вопросы политико-правовой организации социума, проблемы участия государственной власти в процессе социального регулирования всегда рассматривались в тесной взаимосвязи с морально-нравственными категориями, которые, в свою очередь, так или иначе, сознательно или подсознательно, связывались с божественными истинами. Однако на разных этапах исторического развития степень соотношения менялась в чрезвычайно широких пределах - от полной взаимной детерминированности (теократия) до столь же полного отрицания всякой взаимосвязи (государства воинствующего атеизма).

В третьем параграфе соискатель рассматривает соотношение права и религии в контексте взаимодействия систем социального регулирования. В связи с этим дается общая характеристика системы социального регулирования, рассматриваются ее основные элементы и принципы функционирования. При этом право и религия рассматриваются в качестве специфических взаимодействующих социально-регулятивных систем.

Сопоставляя право и религию как специфические регулятивные системы, диссертант отмечает ряд ключевых моментов.

Прежде всего, указывается на то, что в процессе регулирования общественных отношений право и религия выступают в качестве ценностно-нормативной системы особого рода, отличаясь друг от друга по различным основаниям: способу установления, обеспечения, санкционирования и др., что и раскрывает их самобытный характер.


Религиозные догматы отличаются от правовых предписаний прежде всего тем, что в их основе заложены религиозные идеи и представления, т.е. они неразрывно связаны с верой в существование высшей силы. Данная особенность наиболее отчетливо показывает самостоятельность религии как социального регулятора. Религиозные догмы в представлении верующих имеют божественное происхождение. Соответственно и религиозные нормы рассматриваются ими как божественное волеизъявление. Религиозные нормы устанавливаются конфессиональными организациями или их руководящими органами, в законотворчестве своем руководствующимися духом учения и догмами, изложенными в священных текстах (Библия, Коран и пр.).

Таким образом, религия сакрализирует социальные ценности, которые становятся абсолютными и безусловными. Она способна обосновать социально значимые ценности, наделяя их авторитетом помимо обычных способов верификации, опытного подтверждения так, что предлагаемые ею решения не могут быть опровергнуты никоим образом.

В свою очередь специфика права определяется его связью с государством. Юридические нормы устанавливаются компетентными государственными органами в определенном порядке и получают специфическое формальное закрепление. В правовых нормах выражена государственная оценка конкретных общественных отношений. При этом действие правовых норм ограничено пределами распространения государственного суверенитета. Религия же носит универсальный, космополитический характер. Поэтому применение религиозных норм определяется приверженностью индивида той или иной конфессии.

Представления о божественном происхождении религиозных норм определяют их догматичность, особую устойчивость к различного рода изменениям и тем более затрудняют их отмену, что превращает религиозные установления в наиболее консервативный элемент механизма социального регулирования. Правовые же нормы отражают те условия жизнедеятельности, в которых они функционируют и в связи с этим постоянно претерпевают изменения. Поэтому право носит более динамичный характер.

Диссертант констатирует, что, несмотря на ряд указанных отличий, право и религию объединяет много общего. И прежде всего, что особенно важно для данного исследования, общим является то, что эти специфические социально-регулятивные системы



выступают специфическими формами установления и закрепления базовых социальных ценностей. При этом морально-этические установки, пронизывающие религиозные догматы, оказывают не только регулятивное воздействие на конкретных субъектов социального взаимодействия, но и во многом определяют специфику правовой культуры общества в целом.

Во второй главе - «Идейно-религиозные основания правовой культуры России» - выделены параграфы: «Истоки и эволюция религиозной традиции в российском праве»; «Соотношение идеального и материального начал в процессе формирования и развития правовой культуры России»; «Религиозные идеалы в правовых культурах Запада и России».

В первом параграфе диссертант исследует религиозные корни российской правовой культуры, а также влияние православия и мусульманской религии на ее развитие. В этой связи отмечается, что специфика географического положения России предопределила формирование ее правовой традиции как под влиянием религиозных ценностей западной, так и восточной культуры. Это способствовало в дальнейшем специфическому симбиозу - континентальная модель правовой системы, адаптированная к догматам восточного христианства. Летописные источники указывают на то, что норманнские конунги, приглашенные на Русь в 862 г., привнесли свой правовой опыт или «гражданские законы, известные нам по договорам с греками»1. Влияние Востока представляется более очевидным. Принятие на Руси в 988 г. православия в качестве официальной религии, предопределило начало формирования правового сознания в древнерусском обществе. Этот процесс форсируется под влиянием религиозно-нормативной («назидательной») идеологии, привнесенной в восточнославянские земли еще в IX в. миссионерами и паломниками с Восточной Римской империи2.

Далее соискатель констатирует, что в современной отечественной юридической литературе проблема формирования право-

вой культуры России, как правило, рассматривается через призму



христианства. Вопросы влияния на российскую правую культуру внешних факторов рассматриваются, прежде всего, в контексте противоречия догматов западного христианства (лютеранства, католицизма и т.д.) и православия. Вместе с тем, по мнению диссертанта, не менее важно учитывать и влияние ислама на правовую культуру России.

В этой связи следует указать на то, что сегодня в России проживает 1 8 - 2 0 млн мусульман. Ислам является превалирующей религией в Татарстане, Башкортостане на Северном Кавказе. Влияние мусульманских догматов не могло не отразиться на правосознании народов, проживающих на соответствующих территориях. Тем более, что исламская традиция в ряде регионов России не менее древняя, чем традиция православия. Так, например, официальное принятие ислама народами Поволжья и Приуралья относится к 922 г., когда на эту территорию прибыла делегация Багдадского халифата. На Северном Кавказе ислам известен с VII в. Сюда он проник в результате завоевательных походов арабов и деятельности исламских миссионеров.

Мусульманское Поволжье в состав России было включено в результате покорения Казанского и Астраханского ханств Иваном Грозным. До середины XVIII в. мусульман Поволжья пытались обратить в православие. Но эта попытка не увенчалась успехом, поэтому имперские власти разрешили образовать систему духовных управлений мусульман. В 1782 г. был учрежден первый муф-тият, что позволило мусульманскому духовенству образовать самостоятельное сословие.

Осуществленный в диссертации исторический анализ позволил соискателю прийти к выводу, что ислам постоянно оказывал существенное влияние на обычаи и традиции народов Поволжья и Северного Кавказа. Правительство относилось с большой тревогой к усилению ислама в указанных регионах и предпринимало определенные попытки к ограничению этого влияния, которое зачастую негативно отражалось на отношении населения к имперскому законодательству. Но, несмотря на то, что ислам на территории России признавался «терпимой» религией, он не переставал оказывать существенное влияние на правовую культуру народов его исповедующих1.


во втором параграфе автор рассматривает проблему соотношения идеального и материального начал в процессе формирования и развития правовой культуры России. При этом затрагивается философский аспект проблемы. В частности формулируется понятие материального и идеального; проводится разграничение материальной и идеальной (духовной) правовой культуры; указывается на проблему превалирования духовных и материальных ценностей в российской правовой традиции.

Исследуя комплекс вопросов, связанных с соотношением идеального и материального компонентов правовой культуры, соискатель исходит из того, что на процесс формирования культуры общества всегда оказывают влияние факторы материального и идеального характера. К материальным факторам относятся проявления объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях. Это бесконечное множество всех существующих в мире объектов и систем, субстрат любых свойств, связей, отношений и форм движения. Сферу же идеального образуют явления, фиксирующиеся в человеческом сознании: чувства и умственные образы, способы их построения и оперирования ими. Особое место среди идеальных объектов занимают духовные ценности и ориентации. Понимаемая в широком смысле культура общества представляет собой не что, иное как «совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человеком»1.

Структура правовой культуры, являющейся разновидностью общественной культуры вообще, также включает как материальные, так и идеальные элементы. Так, под правовой культурой понимается «сфера человеческой практики, представляющей собой совокупность норм, ценностей, юридических институтов, процессов и форм, выполняющих функцию социо-правовой ориентации людей в конкретном обществе (цивилизации)» (Т.В.Синюков). Другие авторы отмечают, что правовая культура - это состояние правосознания, законности, совершенства законодательства и юридической практики, выражающее утверждение и развитие права как социальной ценности, т.е. своего рода «юридическое богатство» общества (С.С.Алексеев). Существует точка зрения, что «под правовой культурой в широком смысле слова понимается все, что создано человечеством в правовой сфере: право,


21

правовая наука, правосознание, юридическая практика. Правовая культура характеризуется состоянием юридической науки, правосознания, уровнем разработки текстов законов, состоянием законности и правопорядка, уровнем профессиональной деятельности правоохранительных органов, юристов профессионалов» (А.Ф.Черданцев).

Таким образом, отмечая комплексный идеально-материальный характер феномена «правовая культура», различные авторы указывают также и на ее ценностный, аксиологический аспект. В этой связи соискатель приходит к выводу, что правовая культура общества может быть детерминирована как материальными ценностями, к которым в первую очередь относятся материальные блага, так и идеальными, прежде всего духовными ценностями. Материальные блага составляют основу жизнедеятельности и, в конечном счете, движут правовыми процессами. Но ориентация исключительно на материальные ценности ведет к чрезмерному индивидуализму, потребительскому культу, эгоцентризму и меркантилизму в его крайних проявлениях.

Ориентация на духовные ценности не позволяет индивидуальной свободе превращаться во вседозволенность. В рамках духовно ориентированной правовой культуры субъективные права не превалируют над обязанностями перед государством и обществом, личность соотносит свои интересы с универсальными идеалами блага, истины, справедливости, добра.

Диссертант констатирует, что в правовой культуре России, традиционно противодействуют друг друга два начала - материальное и идеальное (духовное). Причем своего апогея ориентация на материальные ценности достигала дважды. Впервые это произошло в период реформ, проводимых Петром I, когда существенным образом была принижена роль религии как ценностно-регулятивной системы. Второй раз аналогичная ситуация сложилась в период советского богоборчества, насаждения материалистической идеологии, влекшей формирование особого советского правосознания, в основу которого было положено понимание права как обусловленной экономическим, материальным базисом надстройки, никоим образом не связанной с религиозно-нравственными началами.

Кризис коммунистической идеологии и фактическое возрождение религиозных институтов, к сожалению, не привели к одухотворенности правовой культуры российского общества. Проводи-


мая в стране правовая реформа была направлена на формирование свободного экономического рынка в ущерб духовно-религиозным ценностям. В результате не было сформировано ни развитой экономики, ни науки, ни духовной культуры. Опыт реформирования России показывает, что кроме экономического механизма общества, кроме материальных благ существуют духовные ценности, определяющие развитие общества в целом. Эти ценности, по мнению соискателя, должны составить костяк правовой идеологии нашего общества, идеологии, которая в свою очередь будет определять как основные направления правового регулирования, так и ценностные приоритеты в ходе осуществления правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности.

Вместе с тем, категорический отказ от политики атеизма не привел к переориентации государственной идеологии, на духовно-нравственные ценности, исповедуемые основными религиями народов России. Он, скорее, привел к идеологическому вакууму. Произошло отречение не только от социальных ценностей, исповедуемых марксизмом, но и от духовных ценностей вообще. Сегодня в российском правосознании происходит опасная переориентация с подлинно человеческих идеалов на ценности материальные. Этот процесс ведет не только к неверному истолкованию принципа приоритета прав человека (когда субъективные права, связываемые, прежде всего с личным материальным благом индивида ставятся выше интересов общества), но и к полной духовной деградации общества к правовому нигилизму.

В третьем, заключительном параграфе, проводится сравнительный анализ религиозных идеалов в правовых культурах Запада и России.

Как на правовую традицию Запада, так и на правовую традицию России исторически оказывали влияние религиозные идеалы, свойственные соответствующим культурам. Оформившаяся в эпоху развития буржуазных отношений, западная протестантская правовая традиция имеет своим идеалом, прежде всего экономическую свободу. Отсюда, в качестве священного, незыблемого выступает право частной собственности. Постулаты протестантизма находятся в совершенной гармонии с идеями экономического и политического либерализма, ставящих во главу угла личность с ее основными субъективными правами - правом на жизнь, правом на свободу, правом на счастье и, конечно, правом


23

на частную собственность. Таким образом, протестантство, по сути, выдвигающее в качестве основной социальной ценности личность оказало решающее влияние на правовую культуру современного западного общества, в основе которой лежит учение о естественных неотъемлемых правах человека как дарованных свыше и потому - священных.

В России сложилась иная ситуация. В рамках российской правовой культуры нормы нравственности, поддерживаемые силой общественного мнения, как правило, ставятся выше личных (индивидуальных) интересов. Такое видение приводит, в конечном счете, к отождествлению права и нравственности в отличие от западной традиции, где частные интересы довлеют над интересами социума. Именно отождествление или, по крайней мере, неразрывная связь права и нравственности в определенной степени определяют специфику российской правовой культуры.

Наиболее отчетливо разница ценностных детерминант правовых культур прослеживается на примере понимания феномена естественного права. Так, для западной естественно-правовой доктрины, сформировавшейся в эпоху Нового Времени, феномен естественного права неразрывно связан с витальностью человека, с его жизненно важными потребностями, присущими ему как биологическому существу. То есть естественное право интерпретируется в субъективном смысле как совокупность прав. В центре такого правовосприятия стоит человек с его нуждами и потребностями, его права святы, так как они естественны и принадлежат ему от бога. Этим субъективным правам противостоит общая обязанность их соблюдения. Но эта сама собой подразумеваемая обязанность, часто находится в тени, о ней упоминают, как правило, в случае нарушения естественных прав, которые в свою очередь выставляются на первый план. Иными словами речь преимущественно ведется о субъективных правах индивида с одной стороны и о долге государства служить интересам индивида.

В противоположность западной традиции в рамках российской правовой культуры естественное право рассматривается не с позиции отдельного индивида, а, как правило, с проповедуемых православием коллективных ценностей в контексте необходимости служения «общему благу». Поэтому естественное право - это не совокупность субъективных прав, а система существующих в обществе нравственных устоев, при этом важнейшая роль отво-


24

дится долгу, но не долгу государства по отношению к индивиду, а долгу индивида перед государством и обществом.

Соискатель указывает на то, что исламское правосознание, присущее народам, исповедующим мусульманскую религию, на территории России, также ориентировано на коллективно-нравственные начала в отличие от западно-либеральной правовой культуры, строящейся на эгоцентризме. Религиозная форма сознания, закрепляющая основные ценности ислама, неразрывно связывает интересы и ценностные установки уммы (мусульманской общины в самом широком собирательном смысле) с образом мыслей и поведением правоверного мусульманина. Поведение мусульманина основано на ценностях и установках шариата, в рамках которого оформляется внутренний идеал, к которому следует стремиться. Шариат представляет собой специфический синтез религиозных, нравственных и правовых норм, что делает его универсальным регулятором социальных отношений мусульманского мира, определяет место и роль каждого мусульманина в служении богу и интересам уммы.

Таким образом, по крайней мере, две правовые традиции, существующие на территории России - православная и мусульманская имеют общим то, что в основе их систем духовно-нравственных ценностей лежит идея служения коллективным, а не индивидуальным интересам. Это может стать основой формирования единой государственной идеологии и выработки российской правовой доктрины, о которых в последнее время так много говорится. Вопросы же сочетания единой общегосударственной идеологии с конфессиональными особенностями проживающих на территории России народов, по мнению диссертанта, в наибольшей мере влияют на процессы реформирования российской государственности. Диалог, взаимообмен, взаимное уважение, равноправие и учет разных интересов в процессе формирования и функционирования политико-правовой системы - являются главной формой взаимоотношений в нашем сложном государстве. Трудно не согласиться в этой связи с высказанным Президентом России положением, что «при всем обилии взглядов, мнений... у нас бы-


ли и есть общие ценности. Ценности, которые сплачивают и позволяют назвать нас единым народом»1.

В заключении диссертации формулируются основные выводы и положения обобщающего характера, а также определяются перспективные направления исследований в данной области.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

  • Религиозная догма в системе правовых ценностей // Деятельность правоохранительных органов: современное состояние и поиск путей решения: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 15. Ч. 2 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,2 п.л.
  • Влияние религиозных ценностей на правовую культуру общества: сравнительный анализ христианской и исламской правовых традиций // Проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной деятельности: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 16 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,1 п.л.
  • Между Западом и Востоком: религиозные истоки российской правовой культуры // Общество и право: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 17 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. 0,2 п.л.
  • Проблема влияния материальных и духовных ценностей на правовую культуру российского общества // Современное общество и правоохранительные органы: проблемы теории и практики: Сборник трудов докторантов, адъюнктов и соискателей. Вып. 18 / Под общ. ред. В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. 0,1 п.л.


Подписано в печать и свет 10.06.2003 г.   Формат 60x84 1/16 Печать офсетная. Объем 1,0 п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано в Санкт-Петербургском университете МВД России 198206, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1


 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.