WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СИНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

 

На правах рукописи

 

ГРУНИНА Вероника Александровна

 

СИНЕРГЕТИческие основы

правового регулирования

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Владимир 2006

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный руководитель:              доктор юридических наук, доцент

Головкин Роман Борисович

Официальные оппоненты:            доктор юридических наук, профессор

                                                        Толстик Владимир Алексеевич

кандидат юридических наук

Кивленок Татьяна Валентиновна

Ведущая организация:                          Научно-исследовательский институт ФСИН России

Защита состоится «14» ноября 2006 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___» ___________ 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                  В.В. Мамчун


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Движение постсоветской России к правовому демократическому государству сопровождалось глубоким экономическим кризисом, за время которого, по словам В.В. Путина, Россия потеряла почти половину своего экономического потенциала . Действие нормативных правовых актов, принимаемых в условиях отсутствия реальной экономической опоры, характеризовалось низкой эффективностью. Вследствие этого многие общественные отношения развивались спонтанным, хаотическим образом, при этом увеличение случайностей, риска в правовом регулировании приводило к повышению степени самоорганизации социальной среды.

Элементы неопределенности, случайности, вероятности, стихийности неизбежно сопровождают процесс правового регулирования общественных отношений, оказывая, как правило, негативное влияние на результативность действия права, степень приближения к поставленным правовым целям.

Препятствовать возникновению процессов самоорганизации, существованию различного рода флуктуаций в правовом регулировании не представляется возможным. В то же время применение нового направления научных исследований – синергетики поможет задавать нужный вектор развитию процессов самоорганизации, прогнозировать возникновение и характер воздействия микро- и макрофлуктуаций на функционирование правовой системы.

Для того чтобы в полной мере использовать потенциал синергетики в правовом регулировании одной лишь адаптации ее понятий и принципов к отдельным правовым явлениям явно недостаточно. Требуется создание синергетических моделей функционирования и развития явлений правовой действительности.

В настоящее время утверждать, что степень и глубина разработки в правовой науке проблем, связанных с применением синергетики, находится на должном теоретическом уровне, было неверно. Отсутствие четкого представления о содержании ее понятий и принципов не позволяет создать необходимые теоретические модели функционирования и развития системы правового регулирования. Тем самым потенциал синергетики в практической плоскости, в рамках проблемы повышения эффективности правового регулирования общественных отношений, остается преимущественно незадействованным.

Исследование правового регулирования с помощью синергетики имеет глубокое теоретическое значение. Прежде всего, синергетика позволяет увидеть анализируемые теоретико-правовые проблемы под новым углом зрения, что способствует выявлению новых свойств, качеств изучаемых правовых явлений. Выработка новых дефиниций, уточнение уже существующих обогащает понятийно-категориальный аппарат. Таким образом, теория самоорганизации выступает в качестве катализатора интереса научного сообщества к тем или иным правовым проблемам, стимулируя дальнейшее развитие общей теории права и государства.

В современных условиях научного плюрализма становится все более очевидной необходимость общетеоретического осмысления и реализации методологического потенциала синергетики в исследовании явлений правовой действительности и правовом регулировании общественных отношений.

Степень научной разработанности темы. Процесс распространения идей синергетики в сфере гуманитарного знания начался сравнительно недавно, поэтому многие вопросы детально не разработаны. В настоящее время отсутствует не только единая синергетическая картина окружающей нас действительности, но и единое понимание содержания большинства понятий и принципов синергетики. Большой вклад в преодоление подобной неопределенности в философской и общесоциальной сфере внесли работы В.И. Аршинова, В.П. Бранского, В.Г. Буданова, В.Э. Войцеховича, Ю.А. Данилова, Т.Х. Дебердеевой, К.Х. Делокарова, И.С. Добронравовой, Н.А. Ерохиной, М.С. Кагана, Е.Н. Князевой, С.П. Курдюмова, Г.Г. Малинецкого, А.П. Назаретяна, А.П. Руденко, Д.С. Чернавского, М.А. Чешкова.

В юридической литературе степень изученности проблем синергетики находится на крайне низком уровне. В имеющихся работах говорится либо о перспективности применения синергетики в изучении теоретико-правовых проблем (Г.В. Атаманчук, А.Б. Венгеров, Е.В. Кирдяшов), либо рассматриваются отдельные понятия синергетики («вероятность» и «самоорганизация» – В.В. Залесский; «правовая случайность», «хаос», «самоорганизация» – Ю.Ю. Ветютнев; «правовая энтропия» – Ю.В. Павлова).

В целом же следует констатировать, что работы, в которых бы проводилось комплексное исследование особенностей применения синергетики в правовой сфере, отсутствуют.

Объектом исследования является правовое регулирование общественных отношений.

Предметом исследования выступают отдельные элементы синергетики, имеющие значение для современного правового регулирования.

Целью настоящего исследования является установление синергетических зависимостей, формирование и действие права и выработка на этой основе практических рекомендаций совершенствования правового регулирования в современной России.

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих основных задач:

– определить сущность синергетики как направления научных исследований;

– обосновать возможность и необходимость применения синергетики в процессе познания правовой действительности;

– установить характерные черты редукции синергетики в правовом регулировании;

– определить роль элементов синергетики в законотворческом процессе;

– рассмотреть синергетические составляющие в реализации правовых норм;

– проанализировать законность и правопорядок как факторы негэнтропии правового регулирования;

– установить особенности понятия «оптимум правовой энтропии» в правовом регулировании;

– сформулировать выводы, рекомендации и предложения, связанные с перспективами дальнейшего исследовании проблемы.

Методологическая основа исследования. На базовом уровне всеобщих методов в качестве методологической основы выступает взаимодополнительность синергетики и диалектического подхода. Так, в процессе анализа правовых явлений и выявления характерных особенностей понятий и принципов синергетики в правовой сфере использовались такие принципы диалектической логики, как объективность, всесторонность и полнота познания. В ходе исследования проблем правотворчества, правового поведения, правового порядка, диалектическая трактовка о всеобщей связи и зависимости явлений действительности была дополнена синергетической интерпретацией развития как непрерывного процесса чередования порядка и хаоса, а также спонтанно возникающей самоорганизации сложной системы, происходящей в бифуркационных состояниях под воздействием микро – и макрофлукуаций.

Кроме того, достижению цели исследования и решению поставленных задач способствовало использование как общенаучных методов (различные виды анализа: логико-структурный, системно-структурный, функциональный, факторный; структурный синтез; системный и функциональный подход), так и частнонаучных методов (догматико-юридический анализ).

Теоретическую основу исследования составляют научные работы, в которых исследуются как общефилософские, так и социальные аспекты синергетики: Г. Хакена, И. Пригожина, И. Стенгерса, Л. Берталанфи, А.С. Ахиезера, А.Ф. Иванова, В.Б. Губина, Е.А. Седова.

Пониманию специфики правовой (юридической) синергетики, установлению характерных черт редукции синергетики к специфике права способствовали идеи и подходы, содержащиеся в работах: Г.В. Атаманчука, А.Б. Венгерова, Ю.Ю. Ветютнева, В.В. Залесского, Е.В. Кирдяшова, Ю.В. Павловой.

Общеметодологическое и теоретическое значение для настоящего исследования имели фундаментальные работы советских и российских правоведов, посвященные исследованию различных аспектов общей теории государства и права: С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, В.М. Баранова, М.И. Байтина, В.В. Глазырина, В.М. Горшенева, В.С. Жеребина, С.Е. Казариновой, В.П. Казимирчука, В.Н. Карташова, Д.А. Керимова, Н.П. Колдаевой, В.Н. Кудрявцева, О.Э. Лэйста, Р. Лукича, А.В. Малько, Н.И. Матузова, Н. Неновски, В.С. Нерсесянца, В.И. Никитинского, А.С. Пашкова, А.С. Пиголкина, С.В. Полениной, П.М. Рабиновича, В.А. Сапуна, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомирова, В.А. Толстика, Л.С. Явича и др.

Эмпирическую базу исследования составили нормы действующего российского законодательства, акты официального юридического толкования, периодические издания, в которых содержится информация о синергетических процессах в правовом регулировании, а также данные социологических исследований, опубликованные в научных изданиях.

Научная новизна исследования, проведенного автором, заключается в том, что в условиях значительной популяризации идей синергетики в правовом регулировании рассматриваются как общие проблемы применения синергетики в правовой сфере, так и частные, конкретные вопросы, связанные с реализацией ее методологического потенциала и затрагивающие особенности системы правового регулирования с использованием понятий и принципов синергетики.

В работе раскрывается необходимость обращения к синергетике в процессе познания сущности явлений правовой действительности, характерные черты редукции синергетики к специфике правового регулирования как направления правовых исследований, анализируется специфика отдельных понятий и принципов теории самоорганизации в рамках проблем механизма правового регулирования и правового порядка. Новизна исследования отражается также в основных положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Сверхсложная природа правовой системы, неустранимость в правовом регулировании элементов неустойчивости, вероятности, риска обуславливают нелинейный характер функционирования правовых явлений, выражающийся в процессах самоорганизации, периодических переходах порядка и хаоса. Продуктивное изучение последних возможно с помощью синергетики. В настоящее время правовая (юридическая) синергетика находится в стадии становления, большинство понятий и принципов не имеет общепринятой однозначной интерпретации. На данном этапе использование понятий и принципов синергетики в правовых исследованиях имеет мировоззренческое значение, что предопределяет ведущую роль мировоззренческой функции синергетики, а также возможность ее отождествления со стилем научно-правового мышления.

2. Правотворческий процесс как одна из стадий правового регулирования есть открытая сложноорганизованная система, характеризующаяся наличием бифуркаций, которые неоднородны по своему содержанию и разнообразны по форме, демонстрируя правотворчество в различных плоскостях. Бифуркация представляет собой неустойчивое состояние системы. При этом разные бифуркации порождают разные виды неустойчивости. Система становиться неустойчивой в точках бифуркации. В этих точках перед самоорганизующейся системой открывается множество вариантов путей развития. Выбор же одного из альтернативных вариантов дальнейшего развития системы зависит от флуктуации. Флуктуация— случайное отклонение величины, характеризующей систему из большого числа частиц, от ее среднего состояния структуры. Именно флуктуация вынуждает систему выбрать ту ветвь, по которой будет происходить дальнейшая эволюция системы. Таким образом, случайное воздействие на микроуровне может способствовать упорядочению системы на макроуровне, так называемый «синергетический эффект»

3. Объективная невозможность однозначно регламентировать психические процессы в правовой сфере порождает феномен самоорганизации субъектов в условиях той или иной правореализующей ситуации. Процессы самоорганизации в правовом поведении в самом общем виде можно определить как происходящее в сфере правового регулирования и подчиняющееся действию вероятностно-статистических закономерностей упорядочение общественных отношений на основе личного интереса субъекта (элемента системы) либо общего интереса системы, в которую оказывается включенным данный субъект, выражающееся в совершении либо отказе от совершения активных действий, имеющих юридическое значение.

4. Синергетическая значимость законности и правопорядка заключается в том, что они выступают как факторы негэнтропии права и всей правовой системы. Однако ее ценность носит не абсолютный, а относительный характер, что обусловлено существованием некоторых пределов. В роли последних выступает понятие качества юридических норм. Строгое и неукоснительное претворение в жизнь некачественных правовых норм отражается на упорядоченности общественных отношений, способствуя, как правило, повышению конфликтности и напряженности в обществе и росту энтропии.

5. С точки зрения правового регулирования «правовая энтропия» – это число, характеризующее меру неопределенности и неупорядоченности состояний процессов и явлений правовой действительности, отражающее противоречивую сущность, характерных для правовой системы элементов хаоса и беспорядка, которое фиксируется, с одной стороны, в негативной, деструктивной роли по отношению к уровню правового порядка и степени эффективности действия права, когда неопределенность и неупорядоченность правовых явлений приобретают различные формы несовершенства правового сознания и правовой материи, а с другой – в положительном конструктивном значении, выражающегося в понятии неопределенности и неупорядоченности как разновидности правовых противоречий и, соответственно, как источника развития и совершенствования правовой системы, а также в способе конструирования правовых норм, в рамках которого элементы неупорядоченности и неопределенности позволяют создать границы для правомерной реализации свободы субъектов права.

6. В контексте социального предназначения права быть действенным оптимум правовой энтропии следует рассматривать в качестве показателя эффективности правового регулирования общественных отношений. Оптимум в данном случае должен характеризовать наилучший вариант решения какой-либо задачи либо наилучший путь, способ достижения какой-либо цели. В качестве основной цели можно рассматривать высокий уровень правового порядка. Соответственно оптимум энтропии есть такое ее состояние, при котором правовой порядок достигается в условиях наивысшего уровня эффективности действия права. В указанном контексте оптимум правовой энтропии понимается безотносительно каких-либо условий действия права и выступает в качестве идеала, утопии. Достижение данного оптимума правовой энтропии возможно лишь в условиях коммунизма, правового государства, государства всеобщего благоденствия, а также других идеальных форм общественного и государственного устройства.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

В теоретическом плане основные положения работы позволяют получить представление об особенностях редукции синергетики к специфике права. Ряд выводов и обобщений автора могут способствовать созданию синергетических моделей механизма правового регулирования и правового порядка. Материалы диссертации дополняют и развивают некоторые разделы общей теории права, привлекают внимание к отдельным перспективным направлениям научных исследований, ориентируют на их дальнейшую разработку.

В практическом отношении значимость исследования заключается в возможности использования отдельных выводов и обобщений диссертации для повышения эффективности правотворческой деятельности и правового регулирования путем преодоления негативных (отрицательных) бифуркаций и принятия мер по оптимальному использованию процессов самоорганизации с учетом особенностей типа общественных отношений, подвергаемых правовому опосредованию. На основе материалов данного диссертационного исследования выработаны практические рекомендации по совершенствованию законотворческой деятельности.

Дидактическая значимость исследования заключается в том, что выводы и обобщения, сделанные автором в диссертации, могут быть использованы в системе юридического образования: при проведении учебных занятий по курсу «Теория государства и права»; при подготовке учебных и учебно-методических пособий; при написании студентами и курсантами рефератов, докладов, курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, были неоднократно обсуждены на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России и юридического факультета Владимирского государственного педагогического университета, а также были изложены автором в 6 опубликованных работах, представлены на научно-практических конференциях: Владимир (2004 г, 2005 г, 2006 г.), Рязань (2006 г.), Москва (2006 г.) и в процессе проведения занятий с курсантами и слушателями во Владимирском юридическом институте ФСИН России. Положения диссертации используются специалистами государственно-правового управления в процессе экспертизы нормативно-правовых актов и в нормотворческой деятельности.

Структура диссертации обусловлена логикой исследования и состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее научной разработки, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, научная новизна, теоретическая, практическая и дидактическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации полученных результатов.

Первая глава «Теоретико-методологические основания синергетического подхода в правовом регулировании», состоящая из двух параграфов, посвящена созданию необходимых теоретико-методологических предпосылок для продуктивного применения синергетики к анализу правовых явлений.

В первом параграфе «Сущность и необходимость синергетики для анализа явлений правовой действительности» рассматривается содержание синергетики как нового направления научных исследований, анализируется потребность и раскрытие значимости применения синергетики в познании правовых явлений.

В процессе изучения существующих интерпретаций предмета синергетики автор считает возможным в более краткой и обобщенной форме определить предмет синергетики как проблему самоорганизации сложноорганизованных систем, взаимоперехода порядка и хаоса в процессе развития систем.

Проанализировав сущность синергетики и ее необходимость для анализа явлений правовой действительности, диссертантом установлены следующие закономерности.

1. Синергетика как новое направление научных исследований, несмотря на то, что появилась в середине ХХ века, переживает период своего становления (особенно это касается применения постулатов синергетики в гуманитарном знании). В настоящее время отсутствует однозначная интерпретация не только названия данного направления (в их числе синергетика, теория самоорганизации, теория диссипативных структур, теория динамического хаоса), но также и предмета синергетики, нет единогласия в трактовке ее понятий и принципов.

2. В обобщенном виде синергетика занимается изучением проблем самоорганизации сложноорганизованных систем, взаимоперехода порядка и хаоса в процессе развития систем. Теория самоорганизации носит междисциплинарный характер, ее основной чертой является то, что она опирается на сходство математических моделей, игнорируя различную природу описываемых ими систем. В результате положения синергетики применяются в самых разных областях знания: физики, химии, биологии, медицине, психологии, экономике.

3. Сущность синергетики отражают ее понятия и принципы. Так, в числе принципов выделяют: гомеостатичность, иерархичность, нелинейность, незамкнутость, неустойчивость, динамическую иерархичность, наблюдаемость. С помощью понятий синергетики описывается механизм самоорганизации, особенности перехода порядка и хаоса в процессе развития системы. В числе основных понятий следует назвать такие, как флуктуация, бифуркация, простой и странный аттрактор, энтропия и негэнтропия, диссипативная система, параметр порядка, системный кризис и др.

4. Отличительной особенностью современного научного познания является проникновение принципов нелинейного мышления в сферу гуманитарного знания.

5. Возможность применения понятий и принципов синергетики в познании правовой действительности коренится в самой природе права. Общеизвестно, что право представляет собой сложное и, быть может, сверхсложное системное образование. В числе элементов правовой системы обычно называют позитивное право, правовые отношения, правовое сознание и правовую культуру, правовые учреждения, юридическую практику. Характерно, что данные элементы вполне можно рассматривать в качестве сложноорганизованных систем.

6. Необходимость обращения к синергетике в процессе научного исследования правовых явлений обусловлена существованием целого ряда теоретико-правовых проблем, перспективное решение которых требует дополнения традиционного диалектико-материалистического метода познания теорией самоорганизации. Понимание нелинейности развития способствует более глубокому анализу и пониманию ценности таких феноменов, как демократия, права и свобода человека, либерализм. Не менее значимым является применение синергетики в ходе изучения проблемы эффективности действия права, поскольку привлекает внимание к происходящим в обществе процессам самоорганизации, ориентирует на изучение состояний неустойчивости правовой системы, риска в правовом регулировании, без учета которых действие права не может быть эффективным.

Подводя итог, соискатель делает вывод, что необходимость обращения к синергетике в процессе научного исследования правового явления обусловлена: во-первых, существованием целого ряда теоретико-правовых проблем, перспективное решение которых требует дополнения традиционного диалектико-материалистического метода познания теорией самоорганизации; во-вторых, элементы синергетики объективно существуют в правовом регулировании и поэтому требуют учета и, соответственно, исследования; в-третьих, традиционная диалектическая парадигма не описывает в полном объеме процесс правового регулирования; в-четвертых, данный вопрос не подвергался научным исследованиям в полной мере.

Во втором параграфе «Редукция синергетики к специфике права как направление исследования правового регулирования» выявляются особенности научного познания правовых явлений с использованием синергетической методологии.

Далее в параграфе рассматривается процесс редукции синергетики к праву как сложный процесс. Отмечается, что он должен проходить в несколько этапов. Данные этапы не имеют строгих границ, поэтому в исследовании обращено внимание лишь на их наиболее характерные особенности. На первых стадиях описываются отдельные правовые явления с использованием специфических понятий и принципов синергетики, затем – системные образования в правовой сфере. В дальнейшем синергетические понятия наполняются конкретным правовым содержанием (до этого понятия имели значительный спектр возможных интерпретаций и носили преимущественно философский характер) и конструируются теоретические синергетические модели функционирования и развития системных образований правовой действительности. И, наконец, на завершающем этапе происходит адаптация математического аппарата синергетики применительно к сконструированным теоретическим синергетическим моделям  в правовом регулировании.

Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы.

1. Имеющиеся в настоящее время в юридической литературе работы, в которых предпринята попытка реализовать методологический потенциал синергетики в правовой сфере, убедительно свидетельствуют о повышении интереса научного сообщества к проблематике правовой синергетики. Редукция синергетики к праву постепенно формируется в направление правовых исследований.

2. Особенностью работ, рассматривающих проблемы права с позиции синергетики, является то, что редукции подвергаются лишь отдельные, единичные понятия синергетики, при этом, как правило, содержание понятий не учитывает специфику правовых явлений, а оказывается вплетенным в общую нить повествовательных рассуждений. В результате представление об общей, «синергетической картине» правовой реальности выглядит крайне расплывчатым.

3. Процесс редукции синергетики к праву характеризуется направленностью своих этапов от описания отдельных правовых явлений с помощью понятий и принципов синергетики к построению синергетических моделей развития и функционирования системных образований в правовой действительности.

4. На современном этапе в правовой сфере синергетика выполняет преимущественно мировоззренческую функцию, занимает метатеоретический уровень и проявляет себя как стиль научного мышления.

5. Современное научное познание характеризуется возможностью органичного сочетания синергетики и материалистической диалектики. Процесс реализации методологического потенциала синергетики характеризуется взаимодополняемостью последней с диалектикой в научном познании и проявляется, с одной стороны, частичным отказом (законы отрицания отрицания, единства и борьбы противоположностей, перехода количества в качество), уточнением ряда положений диалектики (категории необходимость и случайность, причина и следствие, возможность и действительность), а с другой – полным заимствованием таких принципов диалектической логики, как объективность, всесторонность и полнота познания.

Основной задачей второй главы «Синергетические элементы на отдельных этапах правового регулирования» является анализ действия права с позиции теории самоорганизации и рассмотрение бифуркации как элемента законотворческого процесса, феномена самоорганизации в правовом поведении.

В первом параграфе «Бифуркации как элемент законотворческого процесса» анализируется состояние неустойчивости как элемент системного целого – законотворческого процесса.

Законотворчество является целенаправленной деятельностью, отдельные стадии которой достаточно полно регламентированы законодательством. Однако регламентация законотворческого процесса носит не абсолютный, а относительный или, что более верно, частичный характер. Исходя из этого, наряду с характерными особенностями, которые сопровождают процесс создания законов, автор выделяет неопределенность, вероятность, отсутствие предрешенности и неизбежности, риск. Наличие данных специфических черт выступает в качестве «питательной среды» для возникновения разного рода случайностей, воздействие которых на законотворчество нельзя оценить однозначно. В целом их влияние может быть положительно, отрицательно либо вообще нейтрально по отношению к качеству принимаемых законов.

В рамках настоящего исследования законотворческий процесс рассматривается автором как открытая сложноорганизованная система, которая характеризуется наличием состояний бифуркаций, которые неоднородны по своему содержанию и разнообразны по форме, демонстрируя законотворчество в различных плоскостях. Творческий характер законодательной деятельности, а также необходимость «предвидения будущего», с тем чтобы создавать качественные юридические нормы, обеспечивающие стабильность регулируемых общественных отношений, выступают в качестве одного из источников неопределенности и неустойчивости законотворческого процесса.

Проведенный анализ позволил заключить, что законотворчество, с одной стороны, редуцирует, производит бифуркации, а, с другой, напротив, препятствует их возникновению.

Обосновывая данный тезис, автор отмечает, что социальные противоречия и кризисы в какой-то мере неизбежны и связаны с самой природой общества, в котором существует чрезвычайно большое разнообразие интересов и ценностей субъектов общественных отношений. Одним из условий мирного сосуществования людей выступает такой регулятор общественных отношений, как право. Именно благодаря юридическим нормам становится возможным нормальное функционирование и развитие общественных институтов.

Таким образом, интерпретация бифуркаций как различного рода социальных кризисов и социальных противоречий ориентирует на понимание социальной ценности законотворческого процесса. Так, социальные противоречия различной степени напряженности выступают в качестве социальных бифуркаций. Результат законотворческого процесса – юридические нормы законов – устанавливая общеобязательные масштабы возможного и должного поведения, снижают остроту социальных бифуркаций, не позволяя локальным бифуркациям приобрести глобальный характер, разрушительный для общества и государства. В данном отношении социальные бифуркации выступают в качестве источника законотворческого процесса.

Рассмотрев бифуркации как элемент законотворческого процесса, автор приходит к следующим выводам.

Во-первых, законотворческий процесс не носит линейный характер, т.е. принимаемые законы могут способствовать не только снижению остроты социальных бифуркаций, но и, напротив, их обострению. В случаях принятия некачественных законов законотворчество само выступает в качестве источника бифуркаций. Понятием «качественность закона» охватывается не только его юридическая корректность (соответствие нормативным правовым актам большей юридической силы, а также правильность с точки зрения юридической техники, логики, грамматики), но также и социальная обусловленность закона, т.е. адекватное отражение им общественных потребностей и интересов.

Во-вторых, принятие некачественных законов и понимание законотворчества как источника бифуркаций в большей степени производно от неустойчивости, коренящейся в самой сущности законотворческого процесса. Так, неустойчивость применительно к законотворчеству, с одной стороны, подчеркивает его нестабильность с точки зрения качества итогового результата – закона, а с другой – характеризует процесс принятия законопроекта. В последнем случае неустойчивость законотворчества проявляется в отсутствии предрешенности по отношению к тому, чей интерес в большей степени получит законодательное закрепление, а также в том, что не каждый законопроект, который внесен на обсуждение Государственной Думы, будет автоматически принят, при этом вполне возможно считать, что неустойчивость прохождения законопроекта является элементом организации законодательного процесса.

С учетом всего вышеизложенного диссертант считает целесообразным внести предложения в Законодательное собрание области, которые заключаются в следующем:

1. издавать правовые акты, содержащие нормативные, интерпретационные и/или правореализующие элементы, с целью возможности замены нескольких правовых актов, регулирующих общественные отношения, на соответствующие акты комплексного характера;

2. проводить анализ (экспертизу) принимаемых законов на предмет возникновения в дальнейшем социальных бифуркаций, поскольку высокопрофессиональный и взвешенный подход к принятию законотворческих решений, их научная обоснованность и своевременность в значительной степени определяют не только качество законов, но и уровень самой законотворческой работы.

Второй параграф «Феномен самоорганизации в реализации права» посвящен исследованию сущности, содержанию и форме самоорганизации в правовом поведении.

Автор, анализируя проблему самоорганизации, останавливается на таких формах правореализации, как использование, исполнение и соблюдение.

В работе отмечается, что правовое регулирование может быть результативным лишь в случае осознания субъектами права требований, содержащихся в юридических нормах, поэтому право неизбежно оказывает воздействие на волю и сознание людей. В то же время объективная невозможность жестко и однозначно регламентировать психические процессы порождает феномен самоорганизации субъектов в условиях той или иной правовой ситуации.

Подводя предварительный итог рассмотрения феномена самоорганизации применительно к формам реализации прав, выделяются следующие наиболее характерные признаки данного явления.

Самоорганизация всегда происходит в сфере правового регулирования. Как правило, спонтанный, непредсказуемый характер процессов самоорганизации указывает на то, что они подчиняются вероятностно-статистическим законам.

Процесс самоорганизации протекает на основе и в строгом соответствии с интересом субъекта, реализующего право, либо с общим интересом той системы, элементом которой выступает данный субъект. Подобных систем существует неограниченное количество, в данном случае аналогом поведения элемента данной системы – субъекта, реализующего право – являются социальные роли, которые выполняют люди в своей повседневной деятельности (семьянин, служащий, избиратель и т.д.).

В результате самоорганизации возникает определенный порядок в общественных отношениях, который характеризуется специфическим распределением прав, обязанностей, а также реальных возможностей в отношении пользования конкретных благ. При этом складывающийся в процессе самоорганизации порядок может способствовать как укреплению правового порядка, так и, наоборот, его ослаблению.

В соответствии с выделенными признаками, процесс самоорганизации в правовом поведении определяется как происходящее в сфере правового регулирования и подчиняющиеся действию вероятностно-статистических закономерностей упорядочение общественных отношений на основе личного интереса субъекта (элемента системы) либо общего интереса системы, в которую оказывается включенным данный субъект, выражающееся в совершении либо отказе от совершения активных действий, имеющих юридическое значение.

Таким образом, содержание процессов самоорганизации субъектов права во многом производны от характера правового предписания и формы правореализующих действий. В виду особого значения правоприменения, диссертант уделяет данной форме основное внимание.

В исследовании отмечается, что вне зависимости от особенностей конкретной ситуации разрешение юридического дела существенным образом зависит от характера самоорганизации субъекта правоприменения. При этом в качестве параметров порядка, определяющих, в сущности, процесс самоорганизации, автор предлагает рассматривать, во-первых, объем профессиональных знаний, умений (иными словами, правовую культуру), а во-вторых, степень (характеризует приоритетность интереса) и характер (определяется в процессе соотношения личного и профессионального интереса) заинтересованности правоприменителя в разрешении конкретного дела.

Соискатель приходит к выводу, что однозначно оценить значение процессов самоорганизации в реализации права крайне сложно. Так, с одной стороны, они выступают условием нормального, стабильного развития общественных отношений (свобода договора в гражданском праве), а с другой – напротив, выступают фактором, снижающим уровень законности и правопорядка (наиболее характерным проявлением отрицательной самоорганизации может служить так называемое «теневое право», а также отчуждение общества и государства, возникшее в 90-х годах ХХ века). В связи с этим дальнейшее изучение проблем самоорганизации представляется крайне важным для повышения эффективности механизма правового регулирования. Игнорирование данной проблемы способствует повышению риска, неопределенности, вероятности в правовом регулировании, что способствует снижению эффективности действия права либо вообще приводит к «отрицательной эффективности».

В третьей главе «Диалектика порядка и хаоса в правовом регулировании» выявляются особенности формирования под воздействием права упорядоченности общественных отношений как диалектического взаимосвязанного процесса перехода порядка и хаоса в правовой действительности.

В первом параграфе «Законность и правопорядок как фактор негэнтропийности правового регулирования» автор раскрывает относительную ценность законности как фактора негэнтропии правовой системы.

Сущность процесса развития права и правовой системы, по мнению диссертанта, достаточно точно передает предлагаемая синергетикой модель чередования и постоянной смены порядка и хаоса в сложноорганизованной системе.

Явления правовой действительности рассматриваются как факторы, увеличивающие энтропию и негэнтропию правовой системы, в зависимости от того, каково их влияние: отрицательное либо положительное.

Автор отмечает, что высокий уровень законности выступает условием нормального функционирования и развития общества и государства, и в данном качестве законность выступает как фактор негэнтропийности правовой системы. В то же время положительное влияние законности на уровень правового порядка, стабильность и устойчивость общественных отношений не носит абсолютного характера. Связано это с тем, что законность предполагает соответствие поведения субъектов права требованиям юридических норм. Сами же юридические нормы не всегда бывают совершенными в силу действия как объективных (к примеру, известное противоречие, заключающееся в статичности правовых норм и динамичности общественных отношений), так и субъективных причин (правотворческие ошибки, лоббирование интересов узкой группы людей).

Проведенный анализ позволил заключить, что понятие «законность» как фактор негэнтропии приобретает неоднозначное звучание. С одной стороны, законность способствует увеличению негэнтропийности правовой системы, а с другой – оказывает противоположное воздействие, способствуя распространению элементов хаоса и увеличению энтропийности правовой системы.

В целом исследование законности и правопорядка как фактора негэнтропийности правового регулирования позволило соискателю сделать следующие выводы.

Во-первых, процесс развития права и правовой системы достаточно точно передает предлагаемая синергетикой модель чередования и постоянной смены порядка и хаоса в сложноорганизованной системе. Явления правовой действительности можно рассматривать как факторы, увеличивающие энтропию и негэнтропию правовой системы, в зависимости от того, каково их влияние: отрицательное либо положительное.

Во-вторых, высокий уровень законности является условием нормального функционирования и развития общества и государства, и в данном качестве законность выступает как фактор негэнтропийности правовой системы. В то же время положительное влияние законности на уровень правового порядка, стабильность и устойчивость общественных отношений не носит абсолютного характера. Связано это с тем, что законность предполагает соответствие поведения субъектов права требованиям юридических норм. Сами же юридические нормы не всегда бывают совершенными в силу действия как объективных (к примеру, известное противоречие, заключающееся в статичности правовых норм и динамичности общественных отношений), так и субъективных причин (правотворческие ошибки, лоббирование интересов узкой группы людей). Строгое и неукоснительное претворение в жизнь некачественных нормативных правовых актов неизбежно отражается на упорядоченности общественных отношений, как правило, способствуя повышению конфликтности и напряженности в обществе.

В-третьих, предлагаемая сторонниками широкого правопонимания концепция «правовой законности», по существу верно отражая идею относительной ценности понятия «законность», в то же время не может быть успешно реализована на практике, главным образом, потому что критерии справедливости, свободы и равенства не позволяют однозначно разграничить законы на правовые и неправовые.

В-четвертых, понятие «негэнтропия», отражающее стабильность и устойчивость сложноорганизованных систем, применительно к праву и правовой системе проявляет себя в понятии «правопорядок». Законность как фактор негэнтропии в силу своей относительной ценности имеет специфические пределы, за которыми влияние законности на состояние упорядоченности общественных отношений носит деструктивный характер. Проблема негативных побочных последствий законности и правомерного поведения в настоящее время недостаточно разработана в юридической литературе и поэтому требует проведения самостоятельных исследований.

Во втором параграфе «Оптимум правовой энтропии: миф или реальность» рассматривается понятие «правовая энтропия», а также реальность достижения ее оптимума.

В рамках данного параграфа автор отмечает, что элементы хаоса характерны для любого качественного состояния системы, поэтому энтропия не появляется и не исчезает: она имманентна сложным системам, функционирование и развитие которых сопряжено с ее периодическим возрастанием и уменьшением.

Подводя предварительный итог, диссертант обращает внимание на следующее. Понятие «энтропия» характеризует, прежде всего, меру беспорядка и хаоса, выступая в качестве некоторого измерительного инструмента. В то же время проявления хаоса и беспорядка в правовой сфере настолько разнообразны и разнородны, что подвести под ними черту и определить, насколько каждый из них увеличивает энтропию в праве, представляется крайне сложным и, скорее всего, невозможным.

Автору представляется возможным сделать вывод о том, что понятие «правовая энтропия» – это условно-образная характеристика неопределенности и неупорядоченности состояний процессов и явлений правовой действительности, отражающая противоречивую сущность, характерных для правовой системы элементов хаоса и беспорядка, которая фиксируется, с одной стороны, в негативной, деструктивной роли по отношению к уровню правового порядка и степени эффективности действия права, когда неопределенность и неупорядоченность правовых явлений приобретает различные формы несовершенств и патологий правового сознания и правовой материи, а с другой – в положительном конструктивном значении, выражающегося в понятии неопределенности и неупорядоченности как разновидности правовых противоречий и, соответственно, как источника развития и совершенствования правовой системы, а также способе конструирования правовых норм, в рамках которого элементы неупорядоченности и неопределенности позволяют создать границы для правомерной реализации свободы субъектов права.

Завершая исследование настоящего параграфа, соискатель формулирует следующие выводы.

1. Элементы хаоса характерны для любого качественного состояния системы, поэтому энтропия не появляется и не исчезает: она имманентна сложным системам, функционирование и развитие которых сопряжено с ее периодическим возрастанием и уменьшением.

2. Хаос, с точки зрения синергетики, в отдельных случаях выполняет конструктивную роль, соответственно, мера хаоса и беспорядка – энтропия – не может быть оценена однозначно положительно либо однозначно отрицательно.

3. Понятие «энтропия» характеризует, прежде всего, меру беспорядка и хаоса, выступая в качестве некоторого измерительного инструмента. В то же время проявления хаоса и беспорядка в правовой сфере настолько разнообразны и разнородны, что подвести под ними черту и определить, насколько каждый из них увеличивает энтропию в праве, представляется крайне сложным и, скорее всего, невозможным. В этой связи правовая энтропия (в отличие от понятия энтропии в естественнонаучном знании) есть, прежде всего, условно-образное, метафорическое понятие, которое в большей степени характеризует не меру беспорядка и хаоса, а сам хаос и беспорядок, при этом их олицетворением выступает неопределенность и неупорядоченность как элементов системы, так и всей системы в целом.

4. Правовая энтропия проявляется в идеальных и материальных формах. К идеальным формам энтропии можно отнести различного рода девиантные формы сознания, как-то: правовой нигилизм, правовой идеализм, правовой агностицизм, правовой релятивизм. Материальные формы правовой энтропии указывают на наступление либо ненаступление конкретных результатов в правовой сфере. Правовое регулирование общественных отношений не осуществляется бесцельно, каждая норма выполняет специфическую роль, имеет определенные цели. Поэтому материальные формы правовой энтропии в правовом регулировании, прежде всего, связаны с не достижением правовых целей. По отношению к ступенчатым целям энтропия проявляется в недостаточной (частичной) степени приближенности к результату правового регулирования. Применительно к неступенчатой цели правовая энтропия проявляется в полном несоответствии результата заявленной цели. Применительно к юридическим целям правовая энтропия проявляет себя в форме нарушения режима законности. Относительно социальных целей энтропия характеризуется недостижением (полным либо частичным) положительного эффекта в экономической, политической, культурной и других социальных сферах.

5. В самом общем виде оптимум правовой энтропии следует рассматривать в контексте социального предназначения права быть действенным, эффективным регулятором общественных отношений. В более конкретизированном, практическом отношении понятие «оптимум правовой энтропии» должно характеризовать наиболее благоприятный способ, вариант достижения какой-либо цели с учетом имеющихся возможностей и ресурсов.

В заключении сформулированы выводы и определены перспективные направления дальнейшего исследования синергетических основ правового регулирования.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

1. Грунина, В.А. Синергетика: от естественно-научного к гуманитарному знанию / В.А. Грунина // Юридическая наука в трудах молодых ученых: сб. науч. ст. / ВЮИ Минюста России. – Владимир, 2004. – 0,3 п.л.

2. Грунина, В.А. Правовая синергетика к вопросу о постановке проблемы / В.А. Грунина // PENDECTAE: сб. ст. преподавателей и аспирантов кафедры государственно-правовых дисциплин юрид. фак. ВГПУ. – Владимир, 2005. – Вып. 2. – 0, 18 п.л.

3. Грунина, В.А. Математические методы исследования в юридической науке: причины использования / В.А. Грунина // Современная пенитенциарная наука: тенденции, перспективы развития: сб. науч. тр. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2006. – 0, 31 п.л.

4. Грунина, В.А. Синергетика и аспекты обеспечения прав лиц, осужденных к лишению свободы, как право на условно-досрочное освобождение / В.А. Грунина // Соблюдение, обеспечение и реализация прав человека как приоритетные направления уголовной и уголовно-исполнительной политики России: отечественный и зарубежный опыт: сб. материалов науч.-практ. конф., 28 апр. 2006 г. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2006. – 0, 31 п.л.

5. Грунина, В.А. Методологические проблемы применения синергетики в праве: учеб. пособие / В.А. Грунина, Р.Б. Головкин / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2006. – 2, 7 п.л. / 1, 35 п.л.

6. Грунина, В. К вопросу о правовой культуре правоприменителя как факторе негэнтропийности правовой системы / В.А. Грунина / Современное право. – 2006. – № 8 (1). – 0, 3 п.л.

Общий объем публикаций составляет 2, 72 п.л.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Усл. печ. л. 1,40.                                                                  Уч. изд. л. 1,56.

Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

 

Послание Президента Федеральному Собранию РФ // РГ № 97 от 11.05.06.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.