WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Сервитуты в российском дореволюционном праве в XIX -начале XX в. Историко-правовое исследование

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

СЕРВИТУТЫ В РОССИЙСКОМ ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ

ПРАВЕ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВВ.

ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность 12.00.01. -теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Нижний Новгород - 2004


Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права юридического факультета Костромского государственного технологического университета


Научный руководитель:


доктор юридических наук, профессор

БРИЛЬ Геннадий Геннадьевич



Официальные оппоненты:


доктор юридических наук, профессор

ГАЛАЙ Юрий Григорьевич

кандидат юридических наук, доцент

БИЮШКИНА Надежда Иосифовна



Ведущая организация:


Нижегородская академия МВД России


Защита состоится  «22»  октября  2004  года в  «14.00»  часов  на заседании

диссертационного Совета К 212.166.03 в Нижегородском государственном университете им. Н.И. Лобачевского по адресу: 603115, г. Нижний Новгород, ул. Ашхабадская, д. 4

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского.

Автореферат разослан « <* » сентября 2004 года.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент


Л.А. Чеговадзе


3

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Процесс новой гражданской кодификации России привел к серьезным изменениям всего духа гражданского права, изменениям во многих подходах к традиционным институтам. Наряду с глобальными переменами системного свойства, ГК РФ новыми концептуальными подходами привнес в гражданское право новые институты, среди которых есть как ранее неизвестные российскому праву, так и знакомые российскому дореволюционному законодательству.

В настоящее время в России нормативная база в отношении вещных прав находится в стадии формирования, что вызывает необходимость посто­янного совершенствования правовых норм, регулирующих данную подот­расль права. Все это в полной мере относится и к ограниченным вещным правам. Проблемы прав на чужие вещи, а среди них и сервитутов, принад­лежат к числу важнейших и никогда не утрачивают значения в теории права. Любые концепции о путях их развития будут не полными, если при их раз­работке не учитывать не только зарубежную практику, но и богатый опыт законодательного регулирования, существовавший в дореволюционной Рос­сии. Особая актуальность их изучения объясняется еще и тем, что в настоя­щее время в Российской Федерации возрождается частная собственность, эффективное функционирование которой невозможно без института серви­тутов.

Институт сервитутов в настоящее время находятся в состоянии разви­тия. Глава 17 ГК РФ содержит лишь общие положения о земельных сервиту-тах, где в четырех статьях (274-277 ГК РФ) указывается их понятие, призна­ки, а также основания возникновения и прекращения. Для сравнения, Гер­манское гражданское уложение 1896 г. содержит около восьмидесяти, а Ко­декс Наполеона 1804 г. более семидесяти статей посвященных сервитутному праву, где подробно урегулированы виды, содержание, порядок установле­ния, прекращения, защита данного права. Отсутствует достаточная система­тизация и полнота регулирования в законодательстве Российской Федерации

РОС НАЦИОНАЛЬНА*]

и по отношению к личным сервитутам.     I       БИБЛИОТЕКА


4

Свод законов гражданских Российской Империи также отличался лако­ничностью по отношению к данному правовому явлению. Присутствовал в нем и ряд существенных законодательных недостатков и пробелов. На их решение в XIX - нач. XX вв. и была направлена работа не только правопри­менительного органа - Правительствующего Сената, но, и в лице ведущих представителей отечественной цивилистики - науки гражданского права России. За это время была исследована и обобщена теория и практика рим­ского частного права и законодательств многих ведущих европейских госу­дарств. Кроме того, был предложен ряд оригинальных идей, положенных в основу законодательного закрепления данного института в подготавливае­мых тогда Вотчинном уставе и Гражданском уложении. Этот опыт и в на­стоящее время с успехом может быть воспринят законодательной и право­применительной практикой. Поэтому изучение генезиса сервитутов в рос­сийском дореволюционном праве, исторических условий, повлиявших на их становление и развитие, поможет не только лучше понимать сущность со­временных положений сервитутного права, но и избежать ошибок и упуще­ний при его дальнейшем совершенствовании. Необходимо особо подчерк­нуть, что речь идет не о «слепом» заимствовании, а о том, что при формиро­вании современного законодательства, необходимо учитывать те идеи, поня­тия, конструкции, которые были сформулированы и с успехом апробирова­ны в российском праве XIX - нач. XX вв. В связи с этим, обращение к исто­рии развития института сервитутов является, на наш взгляд, вполне обосно­ванным и своевременным.

Степень научной разработанности проблемы. История и теория сер-витутов постоянно привлекала пристальное внимание исследователей, явля­ясь темой многочисленных дискуссий. Начало этому положили еще древне­римские юристы, не прекращалось изучение данной проблематики и в доре­волюционной России. Наиболее значимые работы, касающиеся сервитутного права, относятся ко второй пол. XIX - нач. XX вв., когда в России шел про­цесс бурного развития науки гражданского права. Среди появившихся в это время трудов отечественных романистов, следует отметить работу Л.Б. Дор-


5

на1, посвященную исследованию узуфрукта в римском частном праве, в ко­торой детально излагалась природа, права, обязанности узуфруктария и соб­ственника служащей вещи.

Среди работ цивилистов особый интерес представляет монография И. Гороновича2, в которой впервые в России, на основе передовых по тому вре­мени правовых концепций, была предпринята попытка проведения анализа всего института сервитутов в римском частном и русско.м гражданском пра­ве. Предлагая свое оригинальное определение сервитутов, И. Горонович, вместе с тем, конструировал сервитуты отдельно от права собственности, полагая, что они - институт самостоятельный и не зависящий от права соб­ственности. В 1899 г. в Одессе вышла монография В.И. Курдиновского3, в которой автор попытался провести исследование проблемы ограничений права собственности применительно к действующему в то время законода­тельству. Вещные права на чужое имущество, в том числе и сервитуты, были им отнесены к легальным ограничениям права собственности, что незамед­лительно вызвало ряд критических замечаний в юридической периодической печати того времени4. Следует также отметить оригинальную работу А. Гу-сакова5 посвященную рассмотрению вопроса о происхождении и связи права собственности и сервитутов; исследование К.А. Анненкова6 о личных серви-тутах и монографию В.Д. Мочульского7, в которой автор, помимо исследо­вания юридической природы исков, провел анализ самой категории прав участия частного.

1 Дорн Л. Об узуфрукте по римскому праву. Т. I. СПб., 1871. 1Горонович И. Исследование о сервитутах. СПб., 1883.

3 Курдиновский В.И. К учению о легальных ограничениях права собственности на не­движимость в России. Одесса, 1899.

* См. напр.: Васьковский Е. Литературное обозрение // Вестник права. 1900. №2; Библио­графия // Русский вестник. 1900. №6.

3 Гусаков Л. К вопросу о теории сервитутного права // Журнал гражданского и уголовно­го права. 1884. кн. 8,9.

6 Анненков К. Сервитут пользовладения // Журнал гражданского и уголовного права.

1892. кн. 8.

7 Мочульский В.Д. Юридическая природа исков о нарушении права участия частного.

Историко-критическое исследование происхождения текста п. 3 ст. 29 Устава граждан­

ского судопроизводства. Прг., 1916.


6

В советский период категория сервитутов практически выпала из поля зрения ученых, лишь некоторые элементы прав на чужие вещи служили предметом изучения в основном представителей исторической науки, что отразилось на содержании работ. Объясняется это тем, что во всех кодифи­цированных актах советского гражданского законодательства (ГК РСФСР 1922 и 1964 гг., Основах 1961 и 1991 гг.) отсутствовали какие-либо упоминая о сервитутах, а встречавшиеся немногочисленные работы были посвящены в основном международным положениям рассматриваемого явления (Б.М. Клименко, М.И. Лазарев1).

В последнее время (после принятия ГК РФ в 1994 г.) институт сервиту-тов стал привлекать внимание широкого круга исследователей. Тем не ме­нее, большинство работ рассматривают его или в древнеримском праве (Д.В. Дождев, О.А. Омельченко2 и др.), или в нормах современного законодатель­ства России (В. Казанцев, Н. Коршунов, А.А. Манукян, В.М. Разенков, В. Харьков, С. Медведев3 и др.) или в праве других стран (Е.В. Сельвестрова4). Стоит особо отметить монографии В.П. Камышанского и А.В. Копылова5, предметом исследования которых, в первом случае были ограничения права собственности, во втором -  историко-правовой анализ ограниченных вещ-

ных прав на землю.


7

Не исследовался в полном объеме институт сервитутов в российском дореволюционном праве и на диссертационном уровне. В отдельных диссер­тациях либо косвенно затрагивалась данная проблема (В.К. Камыш, В.А. Порошков, Д.А. Малиновский)1, либо проводилось исследование сервитутов в законодательстве других стран (И.В. Сиваракша)2, либо проблема ограни­чивалась современным законодательством России (Т.В. Дерюгина)3.

Проблемы же понятия, природы, видов и правового регулирования сер-витутов в российском дореволюционном праве в качестве предмета специ­ального исследования не выступали никогда, что и предопределило выбор автора диссертационного исследования темы работы.

Теоретическую основу диссертации составляют главным образом тру­ды российских, немецких и французских романистов, цивилистов и истори­ков права XIX - нач. XX вв. по вопросам римского частного, пандектного и российского права, в частности Д.И. Азаревича, К.Н. Анненкова, А.Д. Би-лимовича, Ю. Барона, Е.В. Васьковского, В. Вельяминова-Зернова, М.Ф. Владимирского-Буданова, Ю.С. Гамбарова, И. Гороновича, A.M. Гуляева, А. Русакова, Демоломба, Г. Дернбурга, В.Б. Ельяшевича, Р. Зома, Д.И. Мейера, С.А. Муромцева, К.А. Неволина, Г. Паделетти, С.В. Пахмана, К.П. Победо­носцева, И.А. Покровского, В.И. Сергиевича, АЛ. Фрейтаг-Лоринговена, Г.Ф. Шершеневича, Шенеманна, И.Е Энгельмана, К. Эрдмана, Е.И. Якуш-кина и других.

Наряду с этим в диссертации использованы труды советских ученых -юристов и работы современных российских исследователей права, таких как А.И. Бибикова, В.В. Безбах, Д.В. Дождева, О.С. Иоффе, В.П. Камышанско-го, А.В. Коновалова, А.В. Копылова, И.Б. Новицкого, О.А. Омельченко, К.И.

1  Камыш В К. Право собственности России второй половины XIX - начала XX веков:

Дисс. кандидата юридических наук: 12.00.01. М, 1994; Порошков В.А. Права на чужие

недвижимые вещи по российскому гражданскому праву: Дисс. кандидата юридических

наук: 12.00.03. М., 1997; Малиновский Д.А. Актуальные проблемы категории субъектив­

ного вещного права: Автореферат дисс. кандидата юридических наук: 12.00.03. М., 2002.

2  Сиваракша И.В. Сервитут и узуфрукт в Гражданском кодексе Франции 1804 года:

Дисс. кандидата юридических наук: 12.00.01. М., 2000.

3  Дерюгина Т.В. Гражданско-правовое регулирование института сервитута в России:

Дисс. кандидата юридических наук: 12.00.03. Волгоград, 2002.


g

Скловского, Е.А. Суханова, Е.М. Штаерман, Л.В. Щенниковой, Т.С. Яцен-ко и др.

Источниковая база диссертации. При написании диссертации были широко использованы:

нормативно-правовые акты, вошедшие в Полное собрание законов Российской империии и Свод законов Российской империи;

кодифицированные законы (Соборное уложение 1649 г., Гражданский кодекс Царства Польского, Свод гражданских узаконений губерний Прибал­тийских, Общее уложение Финляндии, Французский гражданский кодекс, Г Г У , Г К Р Ф , З К Р Ф и др.), законы;

проекты кодифицированных законов (Гражданского уложения и Вотчинного устава), законов.

Проведен анализ большого объема документов и материалов, связанных с темой исследования, в том числе, протоколов заседаний, писем, записок, наблюдений и пр. Кроме того, в работе использованы материалы судебной практики Гражданского Кассационного департамента Правительствующего Сената за период с первой пол. XIX в. - нач. XX в.

Хронологические рамки исследования охватывают период с нач. XIX в. по октябрь 1917 г., то есть период от возникновения и начала поступа­тельного развития науки гражданского права в России, а также составления в 1810 г. первого проекта Гражданского уложения, до революционных собы­тий октября 1917 г., которые фактически упразднили частную собствен­ность, а вместе с ней и исследуемый институт сервитутов.

Цель исследования заключается в воссоздании, многоаспектном изу­чении и комплексном анализе института сервитутов в российском граждан­ском праве в XIX - нач. XX вв. Исходя из этого, перед автором диссертаци­онного исследования стоят следующие задачи:

• изучение и обобщение теоретических концепций, выявление уровня научной разработанности темы в отраслевых исследованиях, уточнение и разрешение дискуссионных положений, определение методологических исходных направлений дальнейшего научного поиска;


9

  1. рассмотрение эволюции учения о происхождении сервитутов, все­стороннее изучение их правовой природы, а также доктринальных особенно­стей в подходах к данной проблематике российских цивилистов XIX - нач. XX вв.;
  2. проведение разграничения законных ограничений права собственно­сти и сервитутов, в том числе законных (легальных);
  3. анализ причин возникновения и особенностей развития института сервитутов в России и в западных окраинах Российской империи;
  1. изучение прав участия частного, прав на угодья, пользовладения и пользования в российском дореволюционном праве; выделение и определе­ние в них сервитутных прав, а также определение степени воздействия на них соответствующих институтов римского частного права и европейских законодательств XIX - нач. XX вв.;
  2. исследование путей развития института сервитутов в российском дореволюционном праве, в том числе, в связи с работами по созданию Вотчинного устава, Гражданского уложения и других законопроектов;
  3. изучение характерных черт и особенностей сервитутных прав в пар­тикулярном законодательстве Российской империи;

•     формулировка выводов и рекомендаций, направленных на создание

общетеоретической концепции института сервитутов и совершенствования

юридической практики.

Объектом исследования являются общественные отношения, склады­вающиеся при ограниченном, по сравнению с правом собственности, вещ­ном праве на чужую вещь - сервитуте, общие тенденции и закономерности возникновения и прекращения данных правоотношений.

Предметом исследования выступают общероссийское и местное пар­тикулярное законодательство, регулирующее права на чужие вещи; практика его применения; законопроекты, положения обычного права; идеи, пред­ставления деятелей дореволюционной науки гражданского права Европы и России, а также социально-экономические условия, повлиявшие на развитие института сервитутов.


10

Методология исследования. При решении поставленных задач автор опирался на сложившиеся в практике научных исследований общенаучные методы познания. Работа, в частности, основана на использовании историче­ского, логического, сравнительно-правового, нормативно-правового методов изучения правовых явлений, а также диалектического, системного подхода, дедукции, индукции, технико-юридического, конкретно-социологического и других, что в комплексе и позволило решить поставленные задачи.

Научная новизна исследования состоит в том, что в работе на основе современного научного подхода впервые на диссертационном уровне прове­ден комплексный анализ российского законодательства XIX - нач. XX вв. касающегося всех видов сервитутного права, изложены его основные теоре­тические положения, обоснования, определены тенденции и пути его разви­тия. Предложен ряд авторских определений сервитутов и сервитутных прав, исследована и обобщена правоприменительная практика, положения обыч­ного права, проведено теоретическое, а также сравнительное исследование института сервитутов не только с соответствующими институтами основных европейских законодательств XIX - нач. XX вв., но и с современными пра­вовыми концепциями.

В процессе исследования автор стремился преодолеть односторонний догматизированный подход, сложившийся в германской пандектистике XIX в. и в определенной мере перешедший в российское дореволюционное пра­во.

Теоретическая значимость заключается в том, что изложенные поло­жения и выводы, содержащиеся в работе, могут быть использованы в даль­нейших исследованиях, связанных с проблематикой вещных прав, в частно­сти в теории гражданского права; в нормотворческой деятельности, как при разработке нормативных актов, так и с целью устранения выявленных про­белов и недостатков. Кроме того, изложенные материалы и обобщения су­щественно дополняют разделы историко-правовой науки, связанные с изу­чением правового регулирования вещных прав в России.


11

Практическая значимость работы состоит в том, что содержащиеся в ней выводы и предложения могут быть использованы компетентными субъектами правотворчества для более совершенного моделирования института сервитутов в российском гражданском праве, а также в процессе толкования и реализации правовых актов. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в преподавании права - при разработке специальных лекционных курсов, проведении семинарских занятий по истории российского права, римского и гражданского права.

На защиту выносятся следующие положения:

1.  Вопрос о возникновении и развитии сервитутных прав должен ре­

шаться в тесном и непосредственном единстве с вопросом о генезисе права

собственности, т.к. данные правовые институты возникли одновременно, в

один исторический период и обособленно друг от друга существовать не мо­

гут. Кроме того, на данный процесс в достаточно сильной мере оказали

влияние географические, климатические, экономические, национальные,

социальные и другие факторы, имевшие место в то или иное время.

  1. Ограничения права собственности и сервитуты имеют разную право­вую природу: первые стесняют собственника, блокируют некоторые его пра­вомочия, вторые всегда являются субъективным правом на чужую вещь. В некоторых случаях сервитуты могут быть основанием ограничений или об­ременении права собственности. Сервитуты, устанавливаемые на основании закона (легальные сервитуты) не относятся к ограничениям права собствен­ности, являясь, вместе с тем, привнесением элементов публичности в огра­ниченные вещные права на чужую вещь.
  2. Права пользования собственника определенной недвижимой вещи чужой вещью (реальные сервитуты) в российском дореволюционном праве были расположены в отделах Свода законов гражданских имеющих название права участия частного в выгодах чужого имущества и права угодий в чужих имуществах. В то же время, понятия «сервитут» и «права участия частного» полностью не совпадали, т.к. последние содержали в себе ряд других право­вых явлений.

12

  1. Предусмотренный российским дореволюционным законодательством институт пользовладения, по своей правовой природе, относился к одному из видов личных сервитутов - классическому древнеримскому узуфрукту. Личное право пользования потребляемыми вещами к сервитутным правам не относилось, более того, вообще не являлось вещным правом.
  2. В проектах Вотчинного устава и Гражданского уложения были пред­ложены выдержанные в рамках европейской доктрины, адаптированные к российским условиям и исполненные на высоком техническом уровне поло­жения, направленные на регулирование сервитутных правоотношений. По мнению автора, основные концептуальные подходы - расположение основ­ных норм регулирующих институт сервитутов в одном кодифицированном акте, наличие достаточно полного перечня отдельных видов сервитутов и его открытость для субъектов права - достойны заимствования современным Российским законодательством.
  3. Особенностью сервитутов Западных губерний Российской Империи было то, что они имели не только экономическое, но и важное политическое значение в отношениях между местными помещиками и крестьянами. Уро­вень развития там сервитутов был более высок, а законодательство - более детально регламентировало данный вид ius in re aliena. Свод гражданских узаконений губерний Прибалтийских (в большей степени) и ГК Царства Польского, давая лишь примерный перечень сервитутов, одновременно до­пускали возможность установления самых разнообразных сервитутных прав.
  4. Удачное законодательное закрепление сервитутов может привести к его широкому распространению на практике, которое в настоящее время сдерживается, видимо фактором новизны и малоизвестности его субъектам права. В то же время, нельзя отрицать и важности фактической потребности в наличии данных правоотношений, заинтересованности потенциальных собственников господствующей и служащей вещей в осуществлении их субъективных сервитутных прав на практике и влиянию этого на соответст­вующие законодательные процессы.

J3

Апробация результатов исследования. Настоящее диссертационное исследование обсуждалось и рецензировалось на кафедре теории и истории государства и права юридического факультета Костромского государствен­ного технологического университета.

Основные выводы и результаты исследования отражены в публикациях автора и использовались при выступлениях на следующих научно-практических конференциях: общероссийской научно-практической конфе­ренции «10 лет Конституции России в зеркале юридической науки и практи­ки» (Москва, 18-19 декабря 2003 г.); И всероссийской научно-практической конференции «Тенденции и противоречия развития российского права на со­временном этапе» (Пенза, декабрь 2003 г.); межрегиональной конференции молодых ученых «Проблемы современной цивилистической науки» (Тю­мень, 16-17 февраля 2004 г.); международной научно-практической конфе­ренции молодых ученых, специалистов и студентов «Проблемы теории и юридической практики в России» (Самара, 17-18 марта 2004 г.); междуна­родной научно-практической конференции «Вторые международные юриди­ческие чтения» (Омск, 15-16 апреля 2004 г.); международной научной кон­ференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» (Тольятти, 21-24 апреля 2004 г.); межрегиональной научной конференции студентов и молодых ученых «Правовое образование - Гражданское обще­ство - Справедливое государство» (Кемерово, 22-23 апреля 2004 г.) и др.

Структура диссертации. Структура работы обусловлена предметом, целями и задачами исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, включающих 11 параграфов, заключения, списка ис­пользованной литературы и приложений, отражающих логику изложения работы.

Основное содержание работы Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, опреде­ляется степень ее разработанности, объект, предмет, цели и задачи исследо­вания, его методологическая основа, формулируется научная новизна и ос-


14

новные положения, выносимые на защиту, отмечается научно-практическая значимость и апробация результатов исследования.

Глава I — «Цивилистическая доктрина о природе и происхождении сервитутов» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе исследуются наиболее значимые проблемы воз­никновения и развития сервитутов, а также основные теоретические и кон­цептуальные подходы к их конструкции.

Рассматривая взаимосвязь права собственности и сервитутов, отмечает­ся, что право земельной собственности, никогда не имело характер исключи­тельного и неограниченного господства человека над вещью. Среди основ­ных причин появления сервитутов, диссертант выделяет недостатки отдель­ных «хозяйственно-самостоятельных» участков, собственники которых не могли обходиться своими ресурсами для удовлетворения необходимых хо­зяйственных потребностей без создания специальной постоянной связанно­сти и взаимного восполнения с соседней недвижимой собственностью.

По мнению автора, вопрос о генезисе сервитутных прав следует решать в непосредственном единстве с вопросом о генезисе права собственности и рассматривать данные правовые институты как явления, возникшие и разви­вающиеся параллельно. Обосновывается это невозможностью осуществле­ния успешной хозяйственной деятельности без использования тем или иным образом соседской земли. Подчеркивается, что ни собственность, как наи­более полное и абсолютное право по отношению к вещи, ни сервитуты, как ограниченное, по сравнению с правом собственности, право на чужую вещь, не могут существовать раздельно, т.к. в системе построения вещных прав дополняют друг друга, создают между собой необходимый баланс.

В диссертации отмечается, что правовая мысль по отношению к серви-тутам прошла от примитивного понимания их как права на часть чужой ве­ши к характеристике как права лица на определенное правомочие, как пра­вило, пользование по отношению к чужой собственности. Делается вывод о том, что основные теоретические подходы, которые развивали и интерпре­тировали древнеримские положения, были предложены европейским правом


15

в XIX в. причем, их характерной особенностью был дуализм в подходах к определению правовой природы сервитутов: определения его как самостоя­тельного права или рассмотрения в виде ограничения права собственности.

Во втором параграфе первой главы рассматриваются проблемные во­просы соотношения законных ограничений права собственности и сервиту-тов.

В диссертации приводятся мнения, точки зрения ведущих отечествен­ных и зарубежных юристов XIX-XX вв. в отношении сервитутов, устанавли­ваемых на основании закона. Проведенные автором обобщения показывают, что данное правовое явление большинство исследователей относило или к законным ограничениям права собственности, или видело в нем пределы реализации права собственности.

Проведенный анализ признаков легального (законного) сервитута по­зволяет сделать вывод о том, что легальные сервитуты действительно имеют общие черты с ограничениями права собственности в силу закона. Они уста­навливаются законом в государственных или общественных интересах; круг их участников не конкретизирован. Вместе с тем ограничения права собст­венности никогда не устанавливают право на чужой объект, они только стесняют собственника, временно блокируют некоторые из его правомочий, они, хотя и дают третьим лицам возможность осуществления отдельных субъективных прав собственника, не являются их субъективными правами. Учитывая изложенное, подчеркивается, что ограничения права собственно­сти могут являться результатом установления договорных и легальных сер-витутов и соотносится с ними как с причиной — следствие.

Исследуя природу сервитутных прав, автор указывает, что в доктрине не отмечается необходимости наличия такого признака как установление сер­витута исключительно в договорном порядке, о чем свидетельствуют и ис­торические данные. Развитие сервитутов прошло несколько последователь­ных этапов: в эпоху XII таблиц теоретические воззрения были одни, в конце империи представления о них несколько изменились, а в результате рецеп-


16

ции и смешения с положениями обычного европейского права, сервитуты еще дальше отошли от первоначальных древнеримских конструкций.

Несмотря на то, что в римском частном праве, как правило, сервитуты устанавливались в договорном порядке, автор делает вывод о том, что ле­гальные сервитуты входят в рассматриваемый институт. Вместе с тем, по мнению диссертанта, терминологические различия в понятии сервитутов до­пустимы, в связи с чем, им предложен термин «сервитутные права» которым может обозначаться весь институт сервитутов. В нем, в свою очередь, под сервитутами или договорными сервитутами могут пониматься сервитутные права классического типа; легальными сервитутами — характеризоваться отношения, появившиеся в последние столетия, получившие социальную специфику и отмечающиеся вмешательством государства в частноправовые отношения, что является, несомненно, определенной экспансией публичного права в сферу сугубо частных отношений.

В третьем параграфе главы проводится анализ признаков и видов сер-витутных прав, сложившихся в правовой доктрине XIX — нач. XX вв., а так­же предлагается авторское определение сервитута.

Диссертант, исходя из того, что в основу сервитутного права были по­ложена древнеримская юридическая практика по конкретным делам, выде­ляет его следующие признаки: 1) сервитуты - это вещные права; 2) сервитут есть всегда право на чужую вещь; 3) сервитут должен представлять конкрет­ный интерес для управомоченного лица, быть полезным господствующему участку; 4) сервитут не может быть обременен собственным сервитутом; 5) сервитуты неделимы.

В работе исследуются различные виды сервитутов, существовавших на протяжении многовековой истории права, а также их классификация. Авто­ром предлагается проведение деления сервитутов в зависимости от целей ус­тановления - на предиальные и личные; по содержанию - на положительные и отрицательные; и по основаниям установления - на договорные и легаль­ные. Остальные виды сервитутов, по мнению диссертанта, являются произ­водными от вышеуказанной классификации и имеют подчиненное значение.


17

Вышеизложенное позволило сформулировать авторское определение сервитута, как ограниченного (по сравнению с правом собственности) вещ­ного права собственника определенной вещи или известного лица на опре­деленное воздействие (как правило - пользование) на чужую вещь, в соот­ветствии с которым, собственник служащей вещи обязан терпеть определен­ные действия по отношению к своей вещи со стороны хозяина господ­ствующей вещи или определенного лица или воздерживаться от каких-либо действий в отношении своей собственности, которые он мог бы оказывать, если бы она была свободна от данного вещного права другого лица.

В четвертом параграфе указанной главы рассматривается процесс воз­никновения и развития института сервитутов в России в XVII - нач. XIX вв., а также их регулирование положениями обычного права.

Говоря об экономических условиях жизни Московской Руси - господ­стве общинных начал, отсутствии мелкой земельной собственности, обшир­ности и малонаселенности территорий, автор отмечает, что они, не способ­ствуя активному развитию сервитутов, в то же время полностью их не ис­ключали.

В работе особо отмечается, что при крепостном праве пользование, ко­торое предоставлял помещик крестьянам для удовлетворения их хозяйствен­ных потребностей не могло иметь характера «чистого» сервитута, потому что вся земля, как и сами крестьяне, принадлежала помещику, который имел на них абсолютные и полные права.

Автором высказывается гипотеза о том, что сервитуты в период своего возникновения были только «фактическим» правом, т.к. объективных при­чин в регламентации и определении этого вида пользования не было: так, напр., при богатстве лесов ими пользовались, кто и как хотел. Кроме того, особенностью возникновения сервитутных прав было в том, что во многих частях России, владельцы земель, вследствие практически неограниченных размеров площадей, продолжительное время не препятствовали (т.е. факти­чески допускали) соседям и другим лицам осуществлять свою деятельность на их земле.


18

Основным способом приобретения сервитутов было пожалование: пра­вительство могло передать землю в собственность, одновременно сохраняя за собой в ней право угодий (право въезда в лес, право звериных промыслов и т.д.)» которое, в свою очередь, позже могло быть передано другим лицам; или какому-либо лицу могло быть пожаловано право угодий в казенных зем­лях, а потом данные земли переданы в собственность другим лицам с сохра­нением прав угодий не собственников.

Касаясь процесса законодательного закрепления и обособления серви-тутов от других прав, автор указывает на Соборное уложение 1649 г., кото­рое содержало в себе некоторые сервитутные права, куда они, по всей ви­димости, частично перешли через Литовский статут из римского частного права. Вместе с тем, их полного обособления от ограничений права собст­венности ко времени составления Свода законов гражданских достигнуто еще не было. Отмечается, что именно в XVII в. институт сервитутов впервые стал регламентироваться на законодательном уровне, что свидетельствовало не только о начале формирования сравнительно четких представлений об ог­раниченных вещных правах и возникновении большого числа частных соб­ственников, но, и, вследствие этого, о столкновении их определенных собст­веннических интересов.

Изучение имеющихся в распоряжении диссертанта фактов применения обычного права в дореволюционной России позволяет утверждать, что сер-витуты, пусть и не в классическом виде, были знакомы народам России и, невзирая на отсутствие законодательного регулирования, активно исполь­зовались в повседневном быту. Отношения, возникавшие в крестьянской среде, но не урегулированные нормами позитивного права, были предостав­лены, как правило, регулированию «мира», который, в свою очередь, имел своим источником обычное право.

Глава II - «Сервитутные права в общероссийском законодательст­ве, правоприменительной практике и законопроектах в XIX - нач. XX вв.» включает четыре параграфа.


19

В первом параграфе главы раскрывается содержание оригинального отечественного института - права участия частного в выгодах чужого иму­щества, исследуется и определяется правовая природа входящих в него яв­лений.

Особое внимание диссертант уделяет вопросу о соотношении прав уча­стия частного и сервитутов. Так в российской дореволюционной юридиче­ской литературе, применительно к этой проблеме, сложилось три основных подхода. Авторы первого (К. Змирлов, К. Анненков) считали, что права уча­стия частного включают в себя сервитута, договорные или легальные; дру­гие исследователи (П.В. Полежаев, А. Гедда) относили права участия част­ного к ограничениям права собственности; сторонники третьего (A.M. Гуля­ев, Е. Васьковский) признавали под правами участия частного как ограниче­ния права собственности, так и сервитуты.

Анализ положений ч. I т. X Свода законов Российской империи позво­лил автору сделать вывод о том, что, несмотря на кажущееся единство и компактное размещение прав участия частного в одном отделе, его статьи относятся к элементам разного правового порядка и в зависимости от нали­чия и объема тех или иных прав и обязанностей, образуют несколько сле­дующих условных групп. Это, во-первых, нормы, предусматривающие воз­можность установления сервитутов на основании соглашения сторон (п. 2 ст. 442; ст. 446); во-вторых, положения, предусматривающие возникновение ле­гальных (законных) сервитутов (ст. 448, 451); в третьих, нормы, предупреж­дающие возможность нанесения вреда (п. 1 ст. 442; ст. 445); в четвертых, ог­раничения права собственности в интересах соседей (ст. 446) и в пятых, рас­крытие и характеристика правомочий собственника (п. 2 ст. 442; ст. 447).

В диссертации особо подчеркивается, что в результате отмены права участия частного на основании соглашения владельцев соседних земельных участков, могли возникать следующие виды договорных сервитутов: право пристройки к стене чужого дома; право лить воду, сметать сор, отводить дым во двор соседа и т.д. Кроме этого, отмечается, что правоотношения яв­ляющиеся по своему содержанию сервитутами, но не урегулированные за-


20

конодательством были возможны, более того - признавались и защищались в судебном порядке, что подтверждается и материалами судебной практики Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената.

Проведенные сопоставления различных научных школ и исследованная правоприменительная практика позволили автору утверждать о том, что сервитутные права, предусмотренные правами участия частного, защищались в своем большинстве с помощью петиторного иска. Его предметом было требование о прекращении действий фактического или юридического характера, препятствующих реализации сервитутного права, а также, о возмещении вреда, причиненного этим действием. Защита сервитутов сводилась к установлению, прежде всего, права участия, т.е. мировой судья, в отличие от исков о восстановлении нарушенного владения, должен был войти в рассмотрение вопроса о праве.

Второй параграф главы посвящен исследованию вида сервитутов, обо­значенных в русском дореволюционном праве как права угодий в выгодах чужого имущества.

Анализ прав угодий в выгодах чужого имущества позволяет отнести их к правам, аналогичным древнеримским сервитутам. Действующее законода­тельство содержало в себе два вида права угодий: право въезда в лес и право звериных и других промыслов.

В работе дается развернутая характеристика права въезда в лес, как пра­ва основанного на законе или акте и состоявшего в пользовании строевым и дровяным лесом из чужой дачи. Писцы, при установлении этого права в спе­циальных книгах отмечали, что определенное селение въезжает в опреде­ленный лес или въезд предоставляется прямо, на основании пожалования. Цель установления такого права была не в предоставлении промышленной выгоды, а, прежде всего, в удовлетворении хозяйственных потребностей имения или селения. Оно было ограничено только домашними нуждами вла­дельцев в лесе и являлось правом, ограниченным личным пользованием въезжего владельца. Межевой инструкцией 1766 г. установление новых прав угодий было запрещено. Причинами введения этой правительственной меры


21

было возрастающее из года в год количество случаев бесцельного и некон­тролируемого уничтожения лесов и животных. Вместе с тем, автором выска­зывается предположение, что договорной сервитут въезда определенного лица (личный сервитут) в лес, не предусмотренный, но и не запрещенный русским законодательством, был вполне допустим и не противоречил дейст­вующему праву.

Рассматривая право пользования «зериными и другими промыслами» в чужой недвижимой собственности, диссертант акцентирует внимание на его российскую специфику. Описывая сервитут звериной, птичьей охоты и рыб­ной ловли, отмечается, что он обычно устанавливался не в пользу известного лица или собственника известного земельного участка, а в пользу жителей определенного населенного пункта. С правом на бортные ухожья, было со­единено и право прохода и проезда для ухода за пчелами и уборки меда. В свою очередь, право на бобровые гоны давало возможность бобрового про­мысла с условием, чтобы на данном пространстве, поголовье животных не было полностью истреблено.

В третьем параграфе главы раскрывается понятие, виды и содержание личных сервитутов в законодательстве и правоприменительной практике до­революционной России.

Анализируя правовую природу личных сервитутов, автор присоединя­ется к точке зрения большинства исследователей XIX - нач. XX вв., связы­вавших существование данного вида сервитута именно с личностью, а не с недвижимостью в лице ее собственника. Несмотря на то, что термин «лич­ный сервитут» первоначально наводил на мысль, что речь шла о личном, а не о вещном праве, подчеркивается, что это всегда было именно вещное пра­во, т.к. право пользования лица было направлено непосредственно на иму­щество, в чьих бы руках оно ни находилось.

Констатируя факт отсутствия в российском дореволюционном законо­дательстве достаточно определенных положений, регулирующих взаимные права и обязанности сервитуария и собственника имущества, диссертант от­мечает, что отечественная доктрина разделяла право полного и неполного


22

пользования. Первое в правовой литературе получило название пользовла-дение, второе — пользование. Проведенный анализ положений римского ча­стного права, а также данных, содержащихся в ч. I т. X Свода законов, по­зволил сделать вывод о том, что русское дореволюционное пользовладение, по своей правовой природе, было аналогично древнеримскому узуфрукту. Право неполного пользования по общероссийскому законодательству пре­доставляло выгодоприобретателю несколько больший объем прав, чем рим­ское частное право узуарию. Оно заключалось в пользовании самой вещью, так и приносимыми ею плодами и доходами, но в отличие от узуфрукта и пользовладения, неполное пользование предоставляло право не на все плоды и доходы, а лишь на некоторые из них. И в этом смысле по своему содержа­нию и основным чертам, оно имело сходство с пользовладением, отличаясь от него только объемом правомочий пользователя в отношении плодов и до­ходов чужой вещи.

Рассматривая встречавшееся в практике того времени право полного пользования потребляемыми вещами, известное как древнеримский qua-siususfructus, автор указывает, что характеризовалось оно не как сделка, ус­танавливающая личный сервитут и, следовательно, вещное право, а как сделка отчуждения вещи на определенных условиях, соответственно, возни­кающие правоотношения имели не вещный, а обязательственный характер.

В заключение параграфа делается вывод о том, что русское гражданское право по отношению к личным сервитутам в целом придерживалось обще­европейской традиции. Это касалось, в том числе и предоставления пользов-ладения юридическому лицу. Вместе с тем - и это было особенностью отече­ственного права - практическая реализация такого права, особенно проблема времени действия узуфрукта, могла вызвать трудноразрешимую ситуацию, т.к. в русском законодательстве, в отличие от европейского, не содержалось ограничительного срока подобного пользовладения. В связи с этим, личный сервитут мог приобрести бессрочный характер и продолжаться неограни­ченный период времени, что, в целом, было не характерно для личных сер-витутов.


23

В четвертом параграфе главы исследуется правовое регулирование сервитутов в проектах Вотчинного устава и Гражданского уложения.

Отмечается, что при рассмотрении первого проекта Гражданского уложения в 1810 г. его автор, М.М. Сперанский попытался внести порядок и единообразие в регулирование сервитутных прав, предложив называть их повинностями и разделив их на общественные и частные. Предполагалось введение принципиально новой возможности установления прав на чужую вещь, основанной на соглашении сторон, а также возможность получения компенсации от такого обременения собственности. В целом же проект, а вместе с ним и институт прав на чужие вещи походил на аналогичный ин­ститут Французского ГК 1804 г., что явилось одной из причин его отклоне­ния императором.

Особое внимание автор уделяет попыткам создателей проекта Вотчин­ного устава решить терминологическую проблему. Так, в институт сервиту-тов ими включались права участия частного, т.к. по мнению членов комис­сии, которая готовила законопроект, они имели сервитутный характер; права угодий, а также встречающиеся на практике многочисленные сервитутные права. Устанавливаться сервитута должны были как на основании договора, так и на основании закона. Одновременно, ст. 24 проекта определяла огра­ничения права собственности как право участия частного, существующее в силу закона, т. X ч. I ст. 442, 445-451. Таким образом, проект до конца не проводил разграничения сервитутов и законных ограничений права собст­венности, оставляя этот вопрос неразрешенным.

Подчеркивается, что проект Вотчинного устава, в части касающейся ог­раниченных вещных прав на чужую вещь, вторгался в область материально­го права, которую должен был регулировать подготавливавшийся в тоже время проект Гражданского уложения, т.к. целью создания Вотчинного ус­тава было, прежде всего, определение порядка и условий записей в вотчин­ную книгу, а не раскрытие содержания отдельных институтов гражданского права.


24

В определении предиального сервитута предлагаемого проектами Граж­данского уложения кон. XIX - нач. XX вв , автор видит акцент в ограничении положительной стороны собственности, обязывающей собственника не совершать тех или иных действий, которые он был бы в праве совершать в случае отсутствия сервитута (что-либо терпеть или чего-либо не делать). Анализ текста законопроектов проектов не дает возможности определить, какие интересы собственника сервитуарий имел право стеснять и какие дей­ствия должны были быть ему дозволены в обремененном сервитутом име­нии. Это были вопросы факта и их разрешение было предоставлено сторо­нам или суду.

В исследовании автор отмечает, что, несмотря на то, что право пользо­вания и право на жилье по своей юридической природе были тесно связаны в пользовладением, являясь лишь более ограниченным пользованием чужой непотребляемой вещью, первое рассматривалось как личный сервитут, тогда как последнее было отнесено к особому виду прав в чужом имении. Обосно­вывалось это тем, что институт личных сервитутов существенным образом отличался от пользовладения, т.к. оно было соединено с владением, пользо­вание же с владением не было соединено: оно было близко к пользовладе-нию, лишь тогда, когда все плоды извлекались из чужого имения.

Далее диссертант переходит к рассмотрению вопросов несения бремени издержек, оснований возникновения и прекращения сервитутов, обнаружи­вая при этом сильное влияние европейских законодательств.

Проведенное сравнительное исследование показывает, что проекты ос­тавались в рамках действующего законодательства и господствующей доктрины, подразделяя сервитуты на земельные, которые устанавливались в пользу определенного недвижимого имения и личные, которые устанавлива­лись в пользу определенного физического или юридического лица (но не больше пятидесяти лет со времени его установления); более четко были раз­делены договорные и законные сервитуты: первые могли приобретаться по договору — со времени внесения в вотчинную книгу, а по завещанию — со времени открытия наследства, вторые, соответственно, с момента вступле-


25

ния акта в законную силу. Кроме того, вполне обоснованно приводился при­мерный перечень реальных ссрвитутов, который, в то же время оставался открытым.

Глава III — «Ссрвитуты в партикулярных правах Российской импе­рии» включает три параграфа.

В первом параграфе данной главы раскрываются особенности развития и правового регулирования сервитутов в Западных губерниях Российской империи.

Происхождение сервитутов в Западных губерниях автор связывает с трехпольной системой хозяйствования (толокой), ограниченностью и при­родными недостатками земельных участков крестьян, которые не могли удовлетворять всех их хозяйственных потребностей.

С целью удержания крестьян на своих землях, помещики предоставляли различные выгоды в своих землях. Отмечается, что первоначально, такое пользование могло быть в любое время прекращено, однако, с XV-XVI вв. для укрепления в крестьянах уверенности в прочности получаемых ими прав, объем последних стал записываться в так называемые «инвентари».

Ряд объективных причин (возросшая плотность населения, увеличение интенсивности оборота) привели к тому, что хозяйственные инвентари, в глазах помещиков, утратили свое прежнее значение и стали являться стесне­нием собственности, которое они стали пытаться устранить. Инвентари пе­рестали составлять, определенные в них повинности стали увеличиваться, а земельные права крестьян - сокращаться, подаренные права на земли - заби­раться обратно. Процесс этот не был ограничен вплоть до сер. XIX в. когда правительство, в связи с польским восстанием было вынуждено искать опо­ру не только в среде польского крестьянства, но и у всех батраков западной России.

Анализ исследованного историко-правового материала позволяет сде­лать предположение о том, что во второй пол. XIX - нач. XX вв. проблема сервитутов приняла противоречивый характер: с одной стороны, во многом, сервитуты являлись препятствием интенсивному пути развития сельского


26

хозяйства Западной России, с другой стороны, отмена существующих серви-тутов могла нанести непоправимый вред большинству крестьянских хо­зяйств. В связи с этим, диссертантом делается вывод о том, что непрекра­щающаяся работа над законом, который бы, с соответствующей за это спра­ведливой компенсацией отменил сервитуты, была попыткой примирить взаимоисключающие интересы землевладельцев и крестьян, создать сель­ским собственникам условия и возможности для роста производства.

Во втором параграфе главы рассматривается процесс становления и развития сервитутсв, а также особенности их законодательного закрепления в праве Прибалтийских губерний.

Говоря об освобождение крестьян от крепостной зависимости в Прибал­тийских губерниях в 1816-1819 гг. когда крестьянам была дарована личная свобода без наделения их землей, автор отмечает, что вопросы, касавшиеся сервитутных прав, решались там по-разному. Так, в Курляндской губернии было установлено правило, по которому при продаже арендных участков было запрещено установление сервитутов на другие земли того же имения. И напротив, в Эстляндской губернии при заключении наследственных арендных договоров между крестьянами и помещиками закон требовал включения в текст договоров всех сервитутных прав.

В 1864 г. Остзейский край получил свое местное, кодифицированное законодательство - Свод гражданских узаконений губерний Прибалтийских. В нем сервитут был сконструирован не только как ограничение права собст­венности, направленным на пользование объектом собственности, но и как право на чужую вещь. В работе дается характеристика основных черт серви-тутного права Прибалтийских губерний, подчеркивается, что там, в отличие от общероссийского законодательства, сервитуты могли быть предметом владения, в то же время случаи установления сервитутов на основании зако­на были немногочисленны и сводились, в основном, к законному праву пользования, связанными с семейными отношениями. Далее диссертант при­водит развернутый перечень сельских и домовых видов реальных сервиту-тов, рассматривает их содержание, основания возникновения и прекращения.


27

При рассмотрении личных ссрвитутов указывается, что они разделялись на право пользования и право жительства. Раскрывается содержание этих явлений, дается характеристика обыкновенного и чрезвычайного пользова­ния. Отмечается, что их отличие состояло в том, что в первом случае - упра-вомоченное лицо имело право на все плоды, доходы и выгоды от используе­мой им веши, во втором - право на чужую вещь включало в себя передачу в пользование потребляемых вещей: продуктов, денег и т.п.

В третьем параграфе главы проводится анализ института сервитутов в партикулярном праве Царства Польского.

В диссертации исследуются наиболее характерные черты процесса раз­вития сервитутных правоотношений после уничтожения в Польше крепост­ной зависимости. Так, в 1846 г. появился закон, которым были признаны крестьянские сервитуты, расположенные в угодьях помещика, причем обо всех правах, имевшихся у крестьян на момент издания закона, должны были быть составлены специальные престационные табели. Недовольство поме­щиков ограничениями и обременениями, которые всегда сопутствовали сер-витутам, привело в 1862 г. к первой попытке уничтожения сервитутов на за­конодательном уровне, которая не была осуществлена из-за разразившегося мятежа 1863 г. Новой администрацией Царства Польского право крестьян на пользование сервитутами, закрепленных в престационных табелях 1846 г. было сохранено и подтверждено. Отмечается, что прекращение сервитутов было возможно только на основании договора, в котором должно было быть отражено полное и взаимное согласие на это сторон.

Среди особенностей законодательного регулирования сервитутов в Царстве Польском, автором отмечается наличие в ГК Царства Польского такого феномена, как законный сервитут. Особо подчеркивается, что законодатель пожелал связать с понятием сервитута именно вещную повинность, которая могла быть установлена только в интересах определенной недвижимости. Это объясняется тем, что составители кодекса, (а это был переделанный Французский ГК 1804 г.) очень ревностно относились к свободе, которую нация приобрела себе во время революции 1789   г.   И   с   целью   уничтожения  любых  посягательств   на  нее,  было


28

любых посягательств на нее, было установлено правило, в силу которого за­висимость служащего имения могла быть допущена только в интересах и для нужд другого имения, но никак не для удовлетворения потребностей ли­ца. Однако российская судебная практика внесла свои коррективы. Так, бы­ло признано возможным установление реальных сервитутов на время жизни собственника данного имения и даже на время нахождения имения в руках данного собственника. Очевидно, что в данном случае речь шла уже о лич­ном сервитуте, как сервитуте, связанном с личностью владельца.

Проведенный анализ позволил сделать вывод о том, что, несмотря на то, что создатели ГК Царства Польского по политическим мотивам разделили предиальные и личные сервитуты, поместив их под разными терминами, та­кой подход не привел к изменениям сложившейся традиции и возникнове­нию двух разных институтов: сервитута и узуфрукта.

В Заключении диссертации излагаются основные выводы проведенно­го исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. К вопросу о происхождении сервитутов // Тенденции и противоречия развития российского права на современном этапе. Сборник докладов II все­российской научно-практической конференции. Пенза, 2003.0,4 пл.
  2. Элементы публичности в природе сервитутных прав // Проблемы со­временной цивилистической науки. Материалы межрегиональной конферен­ции молодых ученых. Тюмень, 2004.0,5 пл.
  3. Сервитуты в проекте Вотчинного устава Российской Империи // Сбор­ник научных трудов молодых ученых КГТУ. Ч. 2. Кострома, 2004.0,4 пл. (в соавторстве 0,2 пл.)
  4. Понятие и виды прав участия частного в выгодах чужого имущества // Проблемы теории и юридической практики в России. Материалы междуна­родной научно-практической конференции молодых ученых, специалистов и студентов. Самара, 2004.0,4 п л.

29

  1. Сервитуты в обычном праве России // Международные юридические чтения: Материалы научно-практической конференции. Часть II. Омск, 2004. 0,4 п.л.
  2. К вопросу о регламентации личных сервитутов в проекте Гражданско­го уложения Российской Империи // Татищевские чтения: актуальные про­блемы науки и практики. Материалы международной научной конференции. Ч. I. Правоотношения и юридическая ответственность. Тольятти, 2004. 0,4 п.л.
  3. Некоторые вопросы теории предиальных (реальных) сервитутов в гражданском праве // Актуальные проблемы теории и истории права и госу­дарства на современном этапе. Сборник докладов III международной науч­но-практической конференции. Кострома, 2004. 0,4 пл. (в соавторстве 0,2 п.л.)
  1. О способах установления сервитутов в европейских законодательст­вах XIX в. и влиянии на это римского права // Актуальные проблемы теории и истории права и государства на современном этапе. Сборник докладов III международной научно-практической конференции. Кострома, 2004.0,4 пл.
  2. Возникновение сервитутов в Древнем Риме // Студенты и молодые ученые КГТУ - производству. Материалы 56-й межвузовской научно-технической конференции молодых ученых и студентов. Кострома, 2004.0,1 п.л.
  3. Возникновение и развитие сервитутов в Древнем Риме и России // Правовед. № 3-4. Тула, 2004.0,6 пл.
  4. Некоторые вопросы защиты права участия частного в русском доре­волюционном праве // Модернизация политико-правовой системы России: прошлое, настоящее, будущее. (К 140-летию Уставов Судебной реформы). Материалы всероссийской заочной научно-практической конференции. Вол­гоград, 2004. 0,4 пл.
  5. Права угодий как категория прав на чужие вещи // Вестник КГТУ. Пе­риодический журнал. №6. Кострома, 2004. 0,4 пл.

30

  1. Виды сервитутов в Своде законов гражданских губерний Прибалтий­ских // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гу­манитарно-экономического института. Серия 2. Государство и право. Ниж­некамск, 2004. 0,5 пл. (в соавторстве 0,25 п.л.)
  2. Основания возникновения, прекращения и защиты личных сервитутов в российском дореволюционном праве // Вестник научных трудов Нижне­камского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 2. Государство и право. Нижнекамск, 2004.0,4 п.л.
  3. Некоторые проблемы регулирования института сервитутов в проектах Гражданского уложения Российской Империи // Правовое образование -Гражданское общество - Справедливое государство. Материалы межрегио­нальной научной конференции студентов и молодых ученых. Кемерово, 2004. 0,5 п л .
  4. Доктринальные положения о классификации и способах установления сервитутов // Сборник научных трудов Тульского регионального филиала Российской правовой академии. Тула, 2004. 0,7 п.л.

Подписано в печать 14.09.2004 г. Формат 60х90'Аб.

Бумага для множительных аппаратов Ризограф

Усл. печ. л - 1. Заказ №575

Тираж -100 экз.

Студия оперативной полиграфии «Авантитул»

156013, Кострома, пр. Мира, 51 оф.18


 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.