WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ СИСТЕМАТИЗАЦИИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Горожанкина Диана Валерьевна

 

ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

СИСТЕМАТИЗАЦИИ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ

ИМПЕРИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Нижний Новгород – 2007


Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Уральского юридического института МВД России.

Научный руководитель:    доктор юридических наук, профессор

Кодан Сергей Владимирович

Официальные оппоненты:          доктор юридических наук, профессор

Галай Юрий Григорьевич;

доктор юридических наук, профессор

Тимофеев Валерий Георгиевич

Ведущая организация:       Омская академия МВД России

Защита состоится «____» апреля 2007 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан «__» ____ 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                         Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования определяется тем, что процесс реформирования современного российского законодательства как в целом, так и в отношении отдельных отраслей права сталкивается с рядом проблем, которые являлись и являются важными для правотворческой сферы деятельности Российского государства на протяжении ряда столетий. Среди них наиболее значительными являются вопросы систематизации законодательства, которые широко обсуждаются в юридической науке и практической деятельности. Активно проводимые обновление и кодификация отраслевого законодательства в последнее десятилетие все более актуализируют и проблему создания Свода законов Российской Федерации, обозначенную в середине 1990-х годов Указом Президента Российской Федерации «О подготовке к изданию Свода законов Российской Федерации» от 6 февраля 1995 года . Вопросы упорядочения законодательного массива Российской Федерации находятся в числе наиболее острых дискуссионных

проблем современного российского правоведения .

При этом заметим, что именно в Российской империи, а затем в СССР был накоплен уникальный опыт систематизации законодательства, который в историческом плане может и должен быть востребован с точки зрения анализа опыта создания сводных, общегосударственных актов упорядочения узаконений, проработки теории и техники их формирования, особенностей обобщения отраслевого законодательства и др. Надо сказать, что исторический опыт систематизации российского законодательства все более привлекает исследователей на уровне изучения процесса упорядочения узаконений как в целом, так и на уровне отдельных отраслей права. Это определяет актуальность темы настоящего диссертационного исследования, которое выполнено в ключе изучения систематизации законодательства в первой половине XIX века на уровне одной из сложнейших и во многом определяющей характер правоприменения отраслей права – уголовно-процессуальной. Значимость настоящей работы определяется и тем, что обращение юристов, ученых и практиков к традициям развития российской правовой системы может способствовать выработке правильных подходов к совершенствованию современного законодательства. Поэтому изучение процесса развития основных отраслей отечественного права представляет научную и в определенной степени практическую ценность с точки зрения исследования тенденций его развития и отражения исторического влияния на современное право.

В этом отношении уголовно-процессуальное право России является одной из основных отраслей права и определяет облик российской правовой системы, требует изучения с различных точек зрения как в прошлом, так и в настоящем. При этом заметим то, что и после издания нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в 2002 году стало очевидно, что процесс реформирования судебной системы и уголовного судопроизводства протекает достаточно противоречиво. Реформированные уголовно-процессуальные институты приближают российское законодательство к общеевропейскому уровню, но остается ряд проблем в отношении гарантированности и соблюдения прав и свобод личности, сохранения обвинительного уклона в уголовном процессе и прочего, исторические истоки которых ярко выражены в законодательстве прошлого, а «рецидивы» живучи в законотворчестве, правосознании и правоприменительной практике. Все это подчеркивает особое значение исследования аналогичных исторических процессов в России, всестороннее изучение которых может оказать определенную помощь в решении актуальных для правовой сферы деятельности Российского государства проблем.

В связи с этим настоящее исследование посвящено систематизации уголовно-процессуального законодательства в 1800–1850-е годы в контексте вопросов упорядочения узаконений в период, предшествующий Судебной реформе 1864 года, коренным образом изменившей уголовное судоустройство и судопроизводство в России. При этом проблематика диссертации вписывается в изучение одного из самых сложных, противоречивых и одновременно весьма интересных периодов истории развития Российского государства и права – периода дореформенного его развития в первой половине XIX века. В это время совершенствуется механизм и процесс законотворческой деятельности Российского государства, активизируется работа систематизации законодательства и складывается его система, стремительно развиваются юридическое образование и правоведение. Этот период явился своеобразной «стартовой базой» дальнейшего реформирования государственно-правовой системы России, а процесс систематизации и развития уголовно-процессуального законодательства отразил проходившие в стране политико-правовые процессы, вызвав большой общественный резонанс и научные споры не только среди ученых и юристов прошлой эпохи, но и правоведов настоящего времени.

Степень научной разработанности.Аспект изучаемых вопросов проблемы систематизации и развития уголовно-процессуального законодательства исследован крайне фрагментарно. Имеющиеся работы не дают достаточно полного представления о состоянии данной отрасли права в 1800–1850-е годы. Некоторая «затененность» в исследовании развития уголовно-процессуального законодательства первой половины XIX века объясняется как сформировавшимся в отечественной историографии начала XX века негативным отношением к рассматриваемому периоду и излишней идеологизированностью его оценок в советской историографии 1917 – середины 1980-х годов, так и определенным игнорированием сформированных предпосылок подготовки и проведения Судебной реформы 1864 года в плане приобретенного российскими правоведами опыта изучения, наведения порядка и выявления требующих коренного изменения положений уголовно-процессуального законодательства.

Исходя из целей и задач данного диссертационного исследования отметим, что российская историография свидетельствует о том, что вплоть до настоящего времени проблемы уголовно-процессуального законодательства Российской империи первой половины XIX века затрагивались лишь частично и в основном были освещены при рассмотрении проблемы российского законодательства в целом. Русские правоведы XIX – начала XX века Я.И. Баршев, Ф.М. Дмитриев, К.Д. Кавелин, М.А. Филиппов, Б.И. Сыромятников и другие уделяли определенное внимание становлению и содержанию уголовно-процессуального права, формированию и развитию уголовно-процессуальных институтов . Дальнейшее изучение вышеуказанной проблемы было продолжено в работах М.А. Чельцова-Бебутова, М.С. Строговича и др. В плане данного исследования представляют интерес работы Н.Н. Ефремовой, Б.В. Виленского, М.Д. Коротких, М.В. Немытиной и других, непосредственно посвященные развитию уголовного судоустройства и судопроизводства, содержанию уголовно-процессуального законодательства и отдельных его институтов, в которых отображены недостатки дореформенного суда и изменения уголовного процесса в ходе Судебной реформы 1864 года .

Важное значение для исследования проблематики диссертации имеют работы С.В. Пахмана, Г.Ф. Шершеневича, П.М. Майкова, Г.Э. Блосфельда .

В последние десятилетия исследованный исторический опыт по упорядочению законодательства представили в своих работах М.И. Ахун, Г.Б. Гальперин, С.В. Кодан, А.И. Колесников, А.Ф. Шебанов, М.В. Андреева (Сидорчук), О.В. Андрусенко, И.В. Архипов, Р.С. Тараборин, Е.А. Юртаева и др.

Из работ последних десятилетий выделяется серия коллективных исследований Института государства и права РАН в четырех книгах «Развитие русского права», третья книга охватывает первую половину XIX века (А.В. Борисов, В.В. Ермошин, Н.Н. Ефремова, В.И. Карпец, В.М. Клеандрова, М.Г. Коротких, Л.Е. Лаптева, Е.А. Скрипилев, В.А. Томсинов, С.И. Штамм) .

В плане изучения общеполитической ситуации в России в рассматриваемый период и политики Российского государства в юридической сфере деятельности большое значение имеют исследования Н.П. Ерошкина, С.В. Мироненко, А.В. Предтеченского, С.Г. Пушкарева, С.В. Кодана и других, в которых рассматриваются проблемы реформирования политико-правовой системы России, определяются общие направления развития государственного управления .

Историография проблемы систематизации уголовно-процессуального законодательства насчитывает достаточно широкий круг исследователей прошлого (XIX – начало XX в.) и немногочисленное количество исследователей настоящего столетия. Анализ степени изученности темы позволяет сделать вывод о недостаточной разработанности данной проблемы, поскольку отсутствует цельное специальное исследование по истории систематизации уголовно-процессуального законодательства указанного периода.

Объектом диссертационного исследования является процесс и результаты систематизации уголовно-процессуального законодательства России первой половины XIX века. Эта деятельность государства рассматривается в контексте организации работ, целей, задач, теоретической проработки и технико-организационных основ по упорядочению законодательства в целом, а также на уровне решения конкретных проблем наведения порядка в уголовно-процессуальных узаконениях, что нашло выражение как в проектах, так и в создании конкретных актов систематизации уголовно-процессуальных законов.

Предметом диссертационного исследования выступает изучение документов, законодательных актов и актов систематизации уголовно-процессуального законодательства, отражающих деятельность Российского государства по наведению порядка в узаконениях, определяющих уголовное судопроизводство.

Целью диссертационного исследования является изучение и анализ процесса систематизации уголовно-процессуального законодательства в первой половине XIX века по четырем основным направлениям: 1) освещение предпосылок и решаемых государством задач в процессе упорядочения узаконений как в целом, так и на отраслевом уровне; 2) изучение организации деятельности государственных органов по систематизации узаконений; 3) характеристика ряда проектов сводных уголовно-процессуальных актов; 4) анализ изданных актов систематизации уголовно-процессуальных узаконений.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

– проанализировать попытки систематизации уголовно-процессуального законодательства России в первой четверти XIX века, уходящие своими корнями в XVIII столетие и протекающие в рамках деятельности Российского государства по наведению порядка в законодательном массиве страны, анализируя при этом положительные стороны и основные вехи этого процесса в виде отдельных проектов и узаконений;

– выделить основные направления систематизации уголовно-процессуального законодательства Российской империи во второй четверти XIX века и обосновать в научном аспекте ее содержание и особенности;

– отобразить преемственность опыта систематизации законодательства европейскими государствами при создании проектов уголовно-процессуального законодательства;

– дать аналитическое описание структуры и основных институтов Свода законов о судопроизводстве по преступлениям, который составил раздел II книги XV тома Свода законов Российской империи 1832 года издания, а также показать их развитие в переизданиях Свода законов Российской империи 1842 и 1857 годов.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают первую половину XIX века – период интенсивной деятельности Российского государства по совершенствованию правовой системы, определению системы права и созданию системы законодательства, одной из главнейших составляющих которой являлась систематизация законодательного массива страны, что привело к изданию ряда актов упорядочения узаконений на общегосударственном уровне и уровне отдельных регионов. Данные временные пределы не исключают необходимого краткого экскурса в более ранние и поздние периоды истории Российского государства и права, что обусловлено необходимостью более полного изучения исследуемых процессов. При этом в рамках рассматриваемого периода выделяются хронологические отрезки: 1) период 1800–1825 годов – время теоретических и организационных поисков путей систематизации уголовно-процессуального законодательства в рамках упорядочения узаконений в целом и попыток создания проектов своеобразного «Уголовно-процессуального уложения Российской империи» в контексте кодификационной деятельности Комиссии составления законов, которые хотя и не получили практического воплощения, но позволили накопить бесценный опыт, составивший основу для дальнейших систематизационных работ; 2) период 1826–1950 годов – время выработки четкой программы упорядочения законодательства, организации специального кодификационного учреждения (Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии), издания актов хронологической инкорпорации (Полное собрание законов Российской империи) и тематической его инкорпорации в действующей части (Свод законов Российской империи) с консолидацией узаконений отдельных отраслей законодательства, включая уголовно-процессуальное, которое анализируется в данной работе.

Методологической основой диссертационного исследования являются научные методы познания: системно-исторический, формально-юридический и методы сравнительно-исторического, сравнительно-правового и системно-структурного анализа. Данные методы позволяют наиболее эффективно рассмотреть попытки и дальнейший процесс систематизации уголовно-процессуального законодательства в рамках Свода законов Российской империи, проанализировать форму систематизации, сравнить найденный материал с уже известным в научном обороте и дать интерпретацию собранного материала.

Теоретической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных авторов в области истории государства и права России и зарубежных стран, общей теории государства и права, уголовного, гражданского, уголовно-процессуального и других отраслей права, а также философии и политологии.

Эмпирическая основа диссертационного исследования основана на нормативном материале, содержащемся в Полном собрании и Своде законов Российской империи, а также на данных, полученных при изучении опубликованных материалов, связанных с деятельностью Комиссии составления законов и Второго отделения по систематизации законодательства; документов фондов архивных хранилищ – Российского государственного исторического архива (РГИА) и рукописного отдела Российской национальной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина (РНБ). К используемым архивным источникам относятся дела Комиссии для составления законов (РГИА, ф. 1259), Комиссии составления законов (РГИА, ф. 260), Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии (РГИА, ф. 1261), Правительствующего Сената (ОР РНБ, ф. 637). Специально изучались документы и переписка, принадлежащие М.М. Сперанскому (РО РНБ, ф. 731 и РГИА, ф. 1251). Анализ всех этих материалов позволил раскрыть особенности систематизации российского уголовного законодательства первой половины ХIХ века, расширить имевшийся эмпирический материал, проанализировать и обосновать выводы.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что представленное комплексное исследование является первой в современном отечественном правоведении попыткой упорядочения уголовно-процессуального законодательства в 1800–1850-е годы, которая отразила поиски путей наведения порядка в законодательном массиве страны как в целом, так и на уровне отдельных отраслей права. Работа вносит значимый вклад как в изучение процесса систематизации законодательства на уровне уголовно-процессуальной отрасли, так и в освещение и анализ содержания институтов уголовного процесса.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Упорядочение законодательства определилось в числе приоритетных проблем в законотворческой деятельности российской верховной власти еще в правление Петра I и с ростом законодательного массива страны приобрело стержневой характер в законодательной политике верховной государственной власти к концу XVIII столетия. При этом одной из важнейших проблем в осуществлении правосудия становится вопрос о теоретических проработках проблемы, определении организационно-правовых основ правосудия и преодолении хаоса в процессуальном законодательстве, что особенно зримо просматривалось в его уголовно-процессуальной части. Несмотря на ряд мер, связанных с совершенствованием судебной системы и подготовкой ряда проектов комплексных уголовно-процессуальных законов, Россия вступила в XIX век с нерешенными проблемами упорядочения узаконений.
  2. Первая четверть ХIХ века характеризовалась попытками кодификации отраслевого законодательства, в рамках которой была осуществлена подготовка Комиссией составления законов Устава уголовного судопроизводства 1818 года, разработка которого проходила параллельно с созданием проекта Уголовного уложения 1813 года. Данный проект подвел своеобразную черту теоретических исследований и практических попыток кодификации уголовно-процессуального законодательства, и хотя он не получил законодательного оформления, но определил исходную базу дальнейшей деятельности по упорядочению уголовно-процессуального законодательства во второй четверти XIX века.
  3. Во второй четверти ХIХ века значительно активизировалась работа по систематизации уголовно-процессуального законодательства, проходившая в рамках упорядочения всего законодательного массива Российской империи. Во второй половине 1820 – начале 1830-х годов наведение порядка в узаконениях, относящихся к сфере уголовного правосудия, проходило в рамках плана поэтапной систематизации законодательства Российской империи, разработанного М.М. Сперанским. Образование Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии и принятие комплекса организационных мер позволили осуществить хронологическую инкорпорацию всего законодательства за 1649–1825 годы в рамках Полного собрания законов Российской империи и выделить массив уголовно-процессуальных узаконений, на их основе провести его отраслевую консолидацию законодательства, действующего в сфере уголовного судопроизводства. Итогом этих работ стало создание и издание Свода законов о судопроизводстве по преступлениям как второй части Свода законов уголовных – составной части Свода законов Российской империи 1832 года. Свод законов о судопроизводстве по преступлениям 1832 года консолидировал общегосударственное уголовно-процессуальное законодательство, действующее в Российской империи, и впервые в истории России представил для правоприменительных органов государства (полиции, следствия, суда) и подданных сводный источник действующих правовых предписаний в сфере уголовного судопроизводства. Его издание, как и публикация Свода законов Российской империи, способствовало развитию российской правовой системы, качеству рассмотрения и повышению уровня законности на различных стадиях расследования и рассмотрения уголовных дел, а также развитию соответствующей подготовки юристов и формированию в российском правоведении направления, связанного с изучением уголовного процесса.
  4. Свод законов о судопроизводстве по преступлениям 1832 года, как и Свод законов Российской империи в целом, отличался достаточно высоким для своего времени уровнем юридической техники, многие приемы которой были созданы и успешно реализованы в процессе систематизационных работ при определении структуры и содержательного наполнения акта консолидации уголовно-процессуального законодательства. Это позволило создать комплексный, внутренне согласованный и обеспеченный поисковыми системами носитель действующего уголовно-процессуального законодательства, выступивший в качестве источника права для юрисдикционной деятельности государственных органов в сфере уголовного правосудия.
  5. Свод законов о судопроизводстве по преступлениям 1832 года завершил институционализацию действующего уголовно-процессуального законодательства как в целом, так и на уровне отдельных стадий уголовного процесса. Он достаточно четко закрепил основы уголовного судопроизводства и детально определил стадии расследования, рассмотрения и реализации приговоров по уголовным делам. Это, при довольно низком уровне юридической подготовки чиновников полицейского и судебного ведомств (особенно на уровне губернского звена), позволило создать некий подробный регламент для правоприменительной практики, отличавшейся доскональным определением связей отдельных этапов уголовно-процессуальной деятельности с компетенцией соответствующих государственных органов, подробным описанием процессуальных действий с приведением образцов документов для их оформления, а также системы прохождения уголовных дел по многочисленным следственным и судебным инстанциям.
  6. По мере издания новых узаконений в уголовно-процессуальной сфере деятельности Свод законов о судопроизводстве по преступлениям 1832 года дополнялся посредством продолжений Свода законов Российской империи, а затем последовали его переиздания в рамках Свода законов Российской империи 1842 и 1857 годов. Это позволило развивать законодательную базу уголовного правосудия, а также поддерживать информационную доступность уголовно-процессуального законодательства и своевременное его доведение до юрисдикционных органов и подданных. На этой основе развивались система подготовки юристов для судебного ведомства и уголовно-процессуальное направление правовых исследований.
  7. Консолидация уголовно-процессуального законодательства и создание Свода законов о судопроизводстве по преступлениям 1832, 1842 и 1857 годов подвели итог развития уголовного процесса в дореформенной России и показали недостатки существующего в России судоустройства и судопроизводства, поставив к 1850-ым годам проблему их реформирования в число первоочередных. Именно Свод законов о судопроизводстве по преступлениям позволил создать необходимую нормативную базу как для развития уголовно-процессуальной деятельности в 1830–1850-е годы, так и выступил базой для коренной переработки законодательства в сфере уголовного процесса в ходе подготовки и создания актов Судебной реформы 1864 года, прежде всего, Устава уголовного судопроизводства.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что сформулированные в нем положения и выводы развивают и дополняют ряд разделов истории государства и права России. Привлечение новых и обобщение известных материалов историко-правового характера, включая документы архивов, расширяют сферу научного знания в области историко-правовых дисциплин. Исследуемые в диссертации проблемы систематизации уголовного законодательства Российской империи первой половины XIX века определяют ряд важных аспектов и проблем современной историко-правовой науки. Ряд материалов исследования интересен и для специалистов в области теории государства и права, а также для практической деятельности в сфере систематизации действующего законодательства. Изученный историко-правовой опыт систематизации уголовно-процессуального законодательства Российского государства может быть использован в законотворческой деятельности, а собранный и обобщенный фактический материал – в научных работах и преподавании как теории и истории государства и права, так и отечественной и зарубежной истории, подготовке учебной и учебно-методической литературы. Материалы исследования имеют познавательный характер, дополняя наши знания на историко-правовом и общеисторическом уровнях.

Апробация результатов диссертационного исследования заключалась в рецензировании и обсуждении на кафедре теории и истории государства и права Уральской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации и кафедре теории и истории государства и права Уральского юридического института МВД России. Основные идеи работы излагались автором в научных докладах на теоретических семинарах этих кафедр. Положения и выводы диссертации нашли отражение в шести опубликованных работах автора. Фактический материал исследования использовался автором при чтении лекций и проведении практических занятий по отечественной истории государства и права в Уральском юридическом институте МВД России, Уральской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, а также в других вузах г. Екатеринбурга. Материал диссертации излагался на следующих научно-практических конференциях: «Уральские историко-юридические чтения» (г. Екатеринбург, 2005 г.); «Источники права в зеркале современной юриспруденции» (г. Красноярск, 2006 г.); «Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел» (г. Екатеринбург, 2006 г.).

Структура и содержание работы обусловлены выбранными целями, задачами, объектом и предметом исследования. Структура диссертации состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка используемых источников и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введенииобосновывается выбор темы диссертации, актуальность исследования, определяется объект и предмет исследования, его цели, задачи и хронологические рамки. Приводятся методологическая, эмпирическая и теоретическая основы работы. Формулируются научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, определяется его практическая значимость, а также дается обзор основных источников, использованных диссертантом в процессе.

Первая глава «Поиски путей систематизации уголовно-процессуального законодательства в Российской империи в первой четверти XIX века»состоит из двух параграфов и посвящена исследованию предпосылок, организации подготовленных документов и причин неудач неоднократно предпринимаемых попыток систематизации уголовно-процессуального законодательства в первой четверти XIX века.

В первом параграфе «Развитие, состояние и попытки систематизации уголовно-процессуального законодательства к началу XIX века» анализируется деятельность систематизационных и кодификационных учреждений России XVIII века. Исследуется организация работ, рассматриваются официальные документы, планы и законопроекты уголовно-процессуального характера, подводятся итоги и вскрываются причины неудач.

Систематизация уголовно-процессуального законодательства в начале ХVIII века проводилась Палатой об Уложении 1700 года, которая, наряду с систематизацией законодательства, занималась и кодификационной работой. Так, 9 и 10 апреля 1700 года были заслушаны два проекта, которые касались вопроса о подсудности. На последующих заседаниях 24 апреля и 13 августа продолжалось рассмотрение самых обширных глав: X «О суде» и XI «Суд о крестьянах», вошедших в состав Новоуложенной книги, которая по неизвестным причинам не была обнародована. Первый опыт систематизации не увенчался успехом. Та же участь постигла другие две комиссии при Петре I. Проанализировав неудачный опыт попыток составления Сводного уложения, Петр I решился прибегнуть к другой мере – составить уложение по иностранным источникам. В 1720 году всем коллегиям было поручено составить уставы по образцу шведского и датского уложений. Подобно коллегиям и областным учреждениям внешнее устройство петровского суда было заимствовано из шведских образцов. Принцип отделения суда от администрации и непосредственное влияние шведского уголовно-процессуального законодательства ясно заметны в проектах судебной реформы, которые по поручению Петра I были разработаны в 1718 году графом А.А. Матвеевым и находившимся на русской службе иностранцем Генрихом Фик. Система судебных учреждений, введенная Петром в 1719 году, сложилась из сочетания двух указанных проектов, и в своем окончательном виде она продолжала оставаться близкой к шведским образцам, хотя и была осложнена судебным значением неизвестного Швеции высшего учреждения Российской империи – Сената.

Продолжением упорядочения уголовно-процессуального законодательства занимались все последующие систематизационные учреждения, но ни во времена царствования Екатерины I, ни во времена Анны Иоанновны они не справились с возложенными на них задачами. По восшествии на престол Елизаветы Петровны, с 1754 года начинает свою работу шестое учреждение данного плана – Комиссия составления уложения, результатом работы которой стал проект из трех частей: 1) «О суде» (51 глава); 2) «О розыскных делах» (63 главы); 3) «О состояниях подданных вообще». Но и эта работа завершена не была, и со времен правления Петра I до начала царствования Екатерины II, в течение более шестидесяти лет, проблема упорядочения законодательства как в целом, так и в отношении его уголовно-процессуальной части оставалась нерешенной.

В период правления Екатерины II в области систематизации уголовно-процессуального законодательства наметился определенный прогресс. Создается законодательный акт, определивший структуру и порядок создания дореформенных судебных органов, а также ряд процессуальных норм, существовавших до Судебной реформы 1864 года. Этим законодательным актом явилось «Учреждение для управления губерний» от 7 ноября 1775 года, изданное после разгрома восстания под руководством Е.И. Пугачева.

Короткое правление Павла I не принесло серьезных государственных и неотделимых от них судебных преобразований. Созданная императором в конце 1796 года Комиссия для составления законов успела подготовить 17 глав из сферы судопроизводства; 9 – вотчинного права и 13 – уголовного права.

Исследуя систематизацию уголовно-процессуального законодательства в ХVIII веке, необходимо отметить систематизацию законодательства вообще. На протяжении всего XVIII века деятельность комиссий заключалась либо в приведении в единообразие и порядок всего действующего законодательства, либо в сочинении новых законов, допуская при этом заимствование иностранного законодательства. Но комиссии ни в чем не добились желаемого результата. Ни разу не было полностью собрано действующее законодательство, составлено сводов, не было даже полностью сочиненных уложений.

Причинами неудач деятельности комиссий XVIII века были отсутствие подготовленных для этой деятельности чиновников, теоретических проработок проблемы и необходимой организации работ.

Огромный законодательный материал, накопленный с 1649 года, содержался в многочисленных указах и постановлениях, многие законодательные акты уже давно утратили свою силу, были отменены последующими узаконениями либо вообще потеряли значение. Большая часть законодательства, считавшегося действующим, вообще была неизвестна государственным органам, судам, учреждениям, населению, особенно находящимся вне Петербурга и Москвы, что усугубляло то положение, в котором находилось российское законодательство. При таком состоянии российского законодательства крайне затруднительна была правоприменительная деятельность и осуществление правосудия. Даже юристам-практикам было довольно трудно разбираться в огромном количестве разноречивых и разновременных указов и постановлений. Представляется, что хаос в законодательстве, неизвестность многих узаконений, проблемы в правоприменении являлись объективной причиной поисков путей систематизации законодательства в России в первой четверти XIX века.

Во втором параграфе «Попытки систематизации уголовно-процессуального законодательства в первой четверти ХIХ века» рассматривается деятельность Комиссии для составления законов и Комиссии составления законов по упорядочению уголовно-процессуального законодательства. Анализируются новые идеи, положенные в основу работ систематизации и кодификации уголовно-процессуального законодательства, личное участие чиновников и императора.

Исследование показывает, что результаты работы Комиссии для составления законов оцениваются крайне неудовлетворительно. Причины ее неудач идентичны другим комиссиям. В 1801 году эта Комиссия преобразуется в Комиссию составления законов, задачи которой не выходили за рамки систематизации существующего законодательства. Александр I предполагал преобразовать государство путем реформирования судебного законодательства и обеспечения процессуальных гарантий. Тем не менее, общий план судебных реформ дальнейшего продвижения не получил. Указ 25 августа 1801 года предписывал Комиссии составить законы судоустройства и судопроизводства, которым придавалась исключительная важность для утверждения спокойствия и благоденствия государства. К октябрю 1804 года были подготовлены планы законов, общих для всего государства, независимо от местных особенностей, которые включали: 1) «Законы, определяющие государственный порядок и устройство правительственных и судебных мест и чиновников»; 2) «Книгу оснований права»; 3) «Уложение уголовное»; 4) «Обряд судебный». На заседании 22 октября 1804 года Комиссия приняла дальнейшие основные начала судоустройства и судопроизводства. К маю 1805 года Комиссия рассмотрела и одобрила для поднесения на одобрение императора общий план устройства судебных мест империи. Этот план, утвержденный царем 24 мая 1805 года, является первой серьезной попыткой установить прочную определенность в числе инстанций. Несомненно, что проекты М.М. Сперанского и Д.Н. Блудова имели его в качестве образца судопроизводственных преобразований. Но нигде в исторических записках, позднее составленных Вторым отделением Собственной его императорского величества канцелярии, не найдены ссылки на эти работы Комиссии составления законов. Одновременно проработка планов преобразований правительственных мест империи по поручению императора осуществлялась М.М. Сперанским. Им в представленной царю «Записке об устройстве судебных и правительственных учреждений в России» (1803 г.) были показаны кризисные явления в системе государственного управления и общие оценки состояния уголовного судоустройства и судопроизводства. Позднее во «Введении к уложению государственных законов» 1809 года М.М. Сперанский в контексте общего плана государственных преобразований прорабатывает и общие принципы реформирования определения механизмов судебной власти. Основу наведения порядка в судопроизводстве М.М. Сперанский видел в упорядочении законодательства. Включение его в Комиссию составления законов продвинуло работы в сторону кодификации основных отраслей законодательства, в том числе уголовного и уголовно-процессуального права. Разработкой проекта Устава уголовного судопроизводства руководил Г.А. Розенкампф, подготовивший к 1816 году первую часть этого Устава. После последующей доработки проект был готов к 24 июня 1818 года, и Комиссия внесла Устав уголовного судопроизводства на рассмотрение Государственного совета. Уровень подготовленного проекта был крайне неудовлетворителен. Он совершенно не соответствовал широкому размаху преобразований, и его судьба очень наглядно свидетельствует, какая участь должна была постигнуть все реформы александровской эпохи, так как они были направлены только на успокоение общественного мнения. Но именно эти неудачи имели существенное значение для последующей систематизации уголовно-процессуального законодательства в России. Накопленный опыт был широко использован при создании Полного собрания и Свода законов Российской империи. Некоторые положения проектов судебного преобразования легли в основу Устава уголовного судопроизводства 1860 года. Недостатки проектов позволили М.М. Сперанскому пересмотреть свои взгляды на проведение систематизации, изменить общий подход к ее подготовке и проведению. Он сумел критически осмыслить свое законотворчество и на основе всей деятельности Комиссии составления законов разработать новый план и методику систематизации уголовно-процессуального законодательства.

Вторая глава «Систематизация уголовно-процессуального законодательства Российской империи во второй половине 1820 – начале 1830-х годов» состоит из двух параграфови посвящена изучению работы нового учреждения по систематизации законодательства – Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии. Дан анализ и оценка результатов его работы – плана, составления, редактирования, ревизии, принятия и проверки уголовно-процессуального законодательства в рамках Полного собрания законов Российской империи 1830 года и Свода законов Российской империи 1832 года.

В первом параграфе «Инкорпорация законодательства Российской империи как первый этап упорядочения уголовно-процессуальных узаконений»приводится краткий очерк деятельности М.М. Сперанского по систематизации законодательства. Рассматриваются вопросы образования Второго отделения Собственной его императорского величества канцелярии.

Исследование показывает, что неурядицы государственного строя, хаотическое состояние законодательства, отсутствие даже намеков на законность суда и управления поставили перед Николаем I важную задачу – в сжатые сроки собрать законодательство и привести его в определенную систему. По его поручению М.М. Сперанский в январе 1826 года составил четыре записки с предложениями продолжить работу по систематизации российского законодательства. По мнению М.М. Сперанского, прежде всего необходимо было разобраться со всем законодательным массивом страны и начать с хронологической инкорпорации узаконений. Следующим этапом должна была стать консолидация законодательства России на уровне Свода законов, отдельные части которого (на уровне тематической, отраслевой консолидации) объединили бы отраслевое законодательство. На этом должен был базироваться третий, завершающий, этап систематизации отраслевого законодательства – его кодификация в виде уложений (государственного, гражданского, уголовного и т. д.). Дополнительно в качестве комментариев к уложениям должно было стать создание «учебных книг». Для осуществления работ нужна была новая структура, способная справиться с поставленной задачей. В результате 31 декабря 1826 года было образовано Второе отделение Собственной его императорского величества канцелярии.

В качестве исходной основы систематизации законодательства М.М. Сперанский предложил «издание Полного собрания законов по хронологическому порядку – предприятие огромное и могущее составить памятник в истории всех законодательств» . Значительный вклад в общетеоретическую подготовку Полного собрания законов внес П.В. Хавский. Работая в Комиссии составления законов, он издал «Собрание российских законов», в котором нашла реальное воплощение идея о необходимости положить в основу построения собрания законов хронологический принцип. В этом сочинении также была заложена мысль об обязательном отражении в собрании исторического развития законодательства в России и преемственности законов. Далее М.М. Сперанский определил пределы систематизации, выделив из общей массы российского законодательства «судебные законы» как наиболее слабое звено во всей цепи российского законодательства. Подготовка Полного собрания законов Российской империи вскрыла вопиющий хаос в законодательстве со времени Соборного уложения 1649 года по 12 декабря 1825 года. При проверке оказалось, что многие указы имели двойные заглавия и числа, некоторые не являлись законом и не подлежали изданию.

В результате отбора законодательного материала число узаконений в первом издании Полного собрания законов Российской империи, которое было завершено к 1 апреля 1830 года, составило 30 920 актов. Собрание характеризовалось тем, что в него вошли акты как действующие, так и отмененные.

В 1826 – начале 1830-х годов в Российском государстве была завершена более чем вековая деятельность по упорядочению законодательного массива страны. Впервые в истории России законодательные акты как в целом, так и уголовно-процессуального характера стали доступны для оценки с точки зрения их применения, выявления пробелов и противоречий, создания и развития системы законодательства. Следует отметить, что систематизация уголовно-процессуального законодательства в России во второй четверти ХIХ века была также неразрывно связана с систематизацией законодательства в целом, как и в XVIII – первой четверти XIX века.

Во втором параграфе «Систематизация уголовно-процессуального законодательства и его место в Своде законов Российской империи» рассматривается составление, редактирование, ревизия, принятие и проверка Свода законов 1832 года. Исследуется система и расположение уголовно-процессуального законодательства в рамках Свода 1832 года.

Хронологическая инкорпорация российского законодательства подготовила базу для последующей тематической консолидации уже всего действующего законодательства по отраслевому признаку и позволила создать Свод законов Российской империи 1832 года, составной частью которого явился том XV «Свод законов уголовных», включавший в первой части нормы уголовного, а во второй уголовно-процессуального права, консолидированные в виде «Свода законов о судопроизводстве по преступлениям». Законы уголовные помещались в последнем XV томе, потому что имели задачу охранять все законы, помещенные в предыдущих томах.

М.М. Сперанским была разработана система построения Свода законов Российской империи, принципы построения и содержание которого были заимствованы большей частью у Свода Юстиниана. Хотя рецепция римского права оказала значительное влияние на систематику буржуазного права европейских стран, оно менее всего сказалось на законодательстве России, отличавшемся индивидуальностью и своеобразием в силу особенности исторического развития. Принципиальное отличие заключалось в том, что источниками действующего законодательства России служили истинно русские законы: Русская Правда, Судебники, Соборное уложение 1649 года, уставы и прочие, причем их основу составляли нормы феодального права.

Разработанная система построения Свода законов имела большое значение как для практических, так и теоретических целей. С технико-юридической точки зрения Свод законов являлся значительным шагом вперед по сравнению со всем предшествующим законодательством. В нем дана более развитая система, цель которой – доступность законодательства (упрощение поиска нормативного материала, определенная модернизация законодательства, устранение дефектов – изменение стиля, языка нормативных актов, ликвидация пробелов, противоречий, множественности, анахронизмов и т. д.).

Систематизация законодательства, связанная с уголовно-процессуальной деятельностью, являлась составной частью повышенного внимания государства к упорядочению законодательного массива страны. Свод законов уголовных 1832 года формально не отменил старых законов, так как он не реформировал, а лишь консолидировал прежнее уголовно-процессуальное законодательство. Свод законов уголовных теперь представлял собой тематическую инкорпорацию с внутренней отраслевой консолидацией уголовно-правовых и уголовно-процессуальных законов, ставших действующим источником уголовного права и судопроизводства в России. Впервые в истории страны был представлен для правоприменительных органов государства (суда, следствия, полиции) Свод уголовных и уголовно-процессуальных законов, имеющий достаточно четкую и продуманную теоретическую и практическую основу, снабженный указателями и вспомогательными материалами. И хотя Свод законов закрепил прежнюю систему судопроизводства и базировался на узаконениях XVII – первой четверти XIX века, Россия впервые получила достаточно стройную и определенную систему уголовно-процессуального законодательства, которое корреспондировало с другими отраслями права (государственным, полицейским, уголовным и другими). Все это создавало предпосылки для дальнейшего развития узаконений, регламентирующих уголовно-процессуальную деятельность государства.

Третья глава «Свод законов о судопроизводстве по преступлениям 1832–1857 годов как акт систематизации уголовно-процессуального законодательства»состоит из двух параграфов ипосвящена анализу особенностей систематизации уголовно-процессуального законодательства в указанный период. Автор исследует структуру и основные институты Свода законов о судопроизводстве по преступлениям 1832 года, а также рассматривает развитие этих институтов в Сводах 1842 и 1857 годов.

В первом параграфе «Систематизация уголовно-процессуального законодательства в рамках Свода законов о судопроизводстве по преступлениям 1832 года» рассматривается структура Свода законов о судопроизводстве по преступлениям (далее – СЗСП) 1832 года, исследуются основные институты уголовного процесса по вышеуказанному Своду.

СЗСП, выступая как составная часть Свода законов Российской империи, представлял относительно обособленную часть общей тематической инкорпорации и являлся отраслевой консолидацией уголовно-процессуального законодательства, то есть новой текстуальной формой нормативного содержания прежних узаконений, регулирующих уголовно-процессуальные отношения, которые были представлены по определенной системе в структурных элементах данного раздела Свода законов. При этом указанная часть Свода, как и другие его разделы, не имела ничего общего с кодификацией уголовно-процессуального законодательства, хотя приемы законодательной техники, присущие кодифицированным актам, присутствовали. Структура СЗСП включала семь разделов: I «Об уголовном производстве вообще»; II «О предварительном следствии»; III «О формальном следствии»; IV «О производстве дел уголовных в первой степени суда»; V «О ревизии дел уголовных во второй степени суда»; VI «Об исполнении приговоров по делам уголовным»; VII «Об особенных родах судопроизводства по делам уголовным». В свою очередь разделы включали в себя главы, которые распадались на отделения и статьи; к некоторым статьям есть примечания, расположенные под статьей, и приложения, помещенные в конце Свода. Под каждой статьей содержится число, год принятия и регистрационный номер узаконений в Полном собрании законов Российской империи.

Проанализировав содержание СЗСП, можно выделить следующие основные уголовно-процессуальные институты: 1) институт предварительного следствия; 2) институт формального следствия; 3) институт формальных доказательств; 4) институт производства дел уголовных; 5) институт ревизии дел уголовных; 6) институт исполнения приговоров; 7) институт уголовных дел особого производства; 8) институт оставления в подозрении. Свод законов о судопроизводстве по преступлениям содержал более точные формулировки и определения по сравнению с ранее действовавшими законами. Однако некоторые уголовно-процессуальные институты не получали должного развития, например, не был четко отрегулирован вопрос об участниках уголовного процесса, о доказательствах, о сроках, об издержках и др.

Уголовному судопроизводству соответствовало судоустройство. Его регулировали статьи, разбросанные в различных частях Свода законов Российской империи. По-прежнему основным нормативным актом являлось «Уложение о губерниях» 1775 года. Проанализировав характер законодательства о судоустройстве и подсудности, а также ряд особенностей проведения переноса дел из низших судов в высшие, можно сделать вывод, что законодатель пытался четко скоординировать действия судебных органов при рассмотрении уголовных дел в судах первой и второй степени и, соответственно, вынести справедливый приговор по ним. Однако практика слабо соответствовала установленным предписаниям, что приводило к бумажной волоките и затягиванию окончания уголовного процесса.

Безусловно, Свод законов имел прогрессивное значение. Систематизированное право позволяло наиболее эффективно изучать различные процессуальные акты, что способствовало развитию российской юридической науки. Ранее не известные для основной массы населения законы стали общеизвестны и общедоступны, что ограничило произвол бюрократии. Но все же при всей значимости Свода законов о судопроизводстве по преступлениям ему был характерен ряд недостатков: несовершенство действующего российского законодательства; инкорпаративная форма систематизации, предопределившей обработку нормативных актов (расположение их в определенном порядке, редакция статей законодательных актов и их частей, отмененных последующим законодательством, и т. д.) и не допустившей изменений в их содержании; неразработанность юридической науки и юридической техники, отсутствие теоретической основы для построения Свода законов в целом и СЗСП в частности; система построения Свода законов, поскольку она не обладает достаточно полной и строгой последовательностью в расположении законодательного материала, так нормы материального права нередко располагаются с нормами процессуального права; имеется большое количество повторений, множество статей ненормативного характера, содержащих наставления, советы, пожелания или отдельные распоряжения административных органов; неопределенность юридического языка, многословность отдельных статей и положений. Эти недостатки способствовали дальнейшей работе над уголовно-процессуальным законодательством, яркий пример тому – издание ежегодных приложений к Своду законов 1832 года, где некоторые статьи дополнялись, объединялись либо изымались. После издания Свода шла работа над проектами по улучшению российского судопроизводства и судоустройства, которые послужили отправной точкой дальнейшего реформирования. Следует отметить, что свое нормативное развитие уголовное судопроизводство получило в Сводах законов 1842 и 1857 годов.

Во втором параграфе «Дополнения и изменения уголовно-процессуального законодательства в переизданиях Свода законов Российской империи 1842 и 1857 годов» рассматривается развитие уголовно-процессуальных институтов в Сводах законов Российской империи 1842 и 1857 годов, дается их сравнительный анализ, исследуются попытки кодификации уголовно-процессуальной отрасли права.

С изданием Свода законов 1842 года развитие уголовно-процессуального законодательства происходило крайне медленно и малопродуктивно. Хотя количество статей II книги XV тома Свода законов (СЗСП) значительно возросло (в 1832 году их было 828, а в 1842 году – 1154), количество и регламентация основных уголовно-процессуальных институтов фактически в целом остались без принципиальных изменений, исключение составляет институт уголовных дел особого производства. Прежде всего, это было вызвано тем, что ответы, пришедшие на вопросы в целях выявления недостатков уголовного процесса в губерниях, отосланные в каждое присутственное место, были получены намного позже, чем ожидалось, поэтому Второе отделение не успело обработать полученный материал. Таким образом, наспех составленный СЗСП 1832 года не включил в себя этот весьма ценный для того времени материал. Другой причиной столь значительного расширения IV раздела явилась необходимость устранить огромный пробел в уголовно-процессуальном законодательстве в отношении урегулирования спорных вопросов с другими княжествами и царствами.

Проанализировав правовую базу СЗСП 1842 года, мы приходим к выводу, что российским законодателем были сделаны первые и порой не очень умелые шаги по устранению недостатков СЗСП 1832 года. Зачастую нововведения имели частный характер, то есть рассматривали производство дел в конкретных случаях. Все также не были отделены статьи материального и процессуального права. Многие правоотношения по-прежнему не регулировались, например, в области отношений, возникающих из полицейских и финансовых нарушений. Сохранялось большое количество статей ненормативного содержания. Юридический язык и юридическая техника по-прежнему были на достаточно слабом уровне. Отсутствие строгой логической последовательности при составлении Свода приводило к тому, что множество статей уголовного права и процесса встречалось в других томах Свода. Тем не менее, СЗСП 1842 года свидетельствовал о непрестанной работе над улучшением российского законодательства.

После издания Свода 1842 года действовала уже сложившаяся техника по улучшению и дополнению законодательства, что вызывало необходимость составления продолжений к Своду законов. После издания Уложения о наказаниях 1845 года возникла острая необходимость в изменении и дополнении книги II тома XV Свода законов 1842 года, чтобы своевременно ввести его в действие, в результате чего и произошло дальнейшее развитие уголовно-процессуального законодательства.

Третье издание Свода законов Российской империи было обнародовано Указом Правительствующему Сенату от 12 мая 1858 года, которым повелевалось ввести его в действие и в будущем ссылаться уже на статьи Свода законов 1857 года. С изданием Свода законов 1857 года изменились название II книги XV тома Свода и формулировка названий некоторых разделов (это было вызвано необходимостью введения единой терминологии Свода законов и Уложения о наказаниях). Следует заметить, что существенных изменений в регламентации основных уголовно-процессуальных институтов не произошло. Были добавлены, расширены или изъяты определенные статьи в том или ином уголовно-процессуальном институте, которые только в малой степени устраняли погрешности законодателя, но ни в коей мере кардинально не меняли судопроизводство и судоустройство в России. Хотя в этом была уже острая необходимость, вызванная кодификацией уголовного права.

Рассматривая развитие уголовно-процессуального законодательства, на наш взгляд, необходимо обратить внимание на попытки кодификации уголовно-процессуального законодательства во второй четверти XIX века.

После окончания работ по составлению Полного собрания законов и Свода законов Российской империи Второе отделение под непосредственным руководством М.М. Сперанского приступило к подготовке проекта «Устава судопроизводства по преступлениям и проступкам», работа над которым была продолжена под руководством Д.Н. Блудова. Работа по составлению данного Устава шла одновременно с работой над Уложением о наказаниях, результатом которой стал «Проект о следствии», разработанный совместно с министром юстиции в 1836 году. Проект ставил перед собой задачу ввести новый порядок расследования, но в действительности он ничуть не колебал господствующий инквизиционный порядок расследования и, в частности, формальную систему оценки доказательств. В 1844 году главноуправляющий Вторым отделением Д.Н. Блудов представил соображения об улучшении расследования . Эти предложения, совпавшие по времени с окончанием работы над Уложением о наказаниях, также не рекомендовали никаких существенных изменений действовавшего процессуального законодательства. Их цель заключалась в том, чтобы обеспечить более или менее правильное применение судебными чиновниками Уложения о наказаниях, а также ограничить их произвол. Следующим шагом по преобразованию уголовного судопроизводства была записка петербургского совестного судьи Давыдова, представленная в Министерство юстиции 23 января 1854 года. Она касалась всех сторон уголовного судопроизводства. Однако ни эта записка, ни Устав судопроизводства по преступлениям и проступкам 1860 года, во многом напоминавший «Проект о следствии» 1836 года, не получили дальнейшего развития. Заслуга данных проектов в том, что именно они подготовили законодательную базу дальнейшего судебного реформирования.

Подводя итог проведенной систематизации и попыток кодификации уголовно-процессуального законодательства, необходимо отметить, что при всех недостатках переизданных в 1842 и 1857 годах Сводов законов Российской империи их издание, бесспорно, имело огромное значение в развитии российского законодательства. Постоянная работа над ошибками при составлении и переиздании Сводов обогатила российских правоведов бесценным опытом. Своды законов 1842 и 1857 годов отразили динамику развития и совершенствования различных отраслей права, в том числе и уголовно-процессуального. При такой системе периодической консолидации вновь издаваемых узаконений поддерживался достаточно высокий уровень правовой информированности в стране. Переход от бессистемности и противоречивости законодательства к четкой системе изложения законов следует рассматривать как важнейший этап и существенный прорыв в истории развития отечественного права . Создание Свода законов Российской империи 1832 года и его дальнейшее развитие в 1842 и 1857 годах подготовили хорошую базу для дальнейшего совершенствования регулирования уголовно-процессуальных отношений в России, реализовавшихся в ходе подготовки и издания законодательных актов Судебной реформы 1864 года.

В заключенииподводятся итоги исследования, показывается его практическая значимость, а также намечаются направления дальнейшего исследования выбранной тематики.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

  1. Горожанкина Д.В. Свод законов о судопроизводстве по преступлениям 1832 г. как акт систематизации уголовно-процессуального законодательства Российской империи // Вестник Южно-Уральского государственного университета. – 2006. – Вып. 8. – № 13 (68) – Т. 2. – С. 57–61.

Иные публикации:

  1. Горожанкина Д.В. Попытки систематизации уголовно-процессуального законодательства в начале XVIII в. (период царствования Петра Великого) // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Сборник научных трудов адъюнктов и соискателей. – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2005. – С. 61–66.
  2. Горожанкина Д.В. Хронологическая инкорпорация уголовно-процессуального законодательства в рамках Полного собрания законов Российской империи // Юридические исследования. – 2005. – № 1. – С. 46 –52.
  3. Горожанкина Д.В. Система построения Свода законов Российской империи. Уголовно-процессуальное законодательство и его место в Своде законов Российской империи // Актуальные проблемы истории, политики и права: Сборник научных трудов адъюнктов и соискателей. – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2006. – Вып. 5. – С. 67–71.
  4. Горожанкина Д.В. Проекты М.М. Сперанского по преобразованию российского суда в начале XIX в. // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Межвузовский сборник научных трудов адъюнктов и соискателей. – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2006. – С. 70–77.
  5. Горожанкина Д.В. Развитие уголовно-процессуального законодательства в Сводах законов Российской империи 1842 и 1857 гг. // Источники права в зеркале современной юриспруденции: Сборник научных трудов. – Красноярск: Изд-во Сибирского юридического института МВД России, 2006. – С. 72–88.

Общий объем опубликованных работ – 3,7 п. л.

Корректор Н.Н. Кукушкина

Компьютерная верстка Т.М. Солдаевой

 

Тираж 100 экз. Заказ № _________

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

603600, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

См.: О подготовке к изданию Свода законов Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 6 февраля 1995 года № 94 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. – № 7.

См.: Поленина С.В. О Своде законов Российской Федерации / С.В. Поленина, Н.П. Колдаева. – М., 1997; Систематизация законодательства Российской Федерации / Под ред. А.С. Пиголкина. – СПб., 2003; и др.

См.: Баршев Я.И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому судопроизводству. – СПб., 1841; Дмитриев Ф.М. История судебных инстанций и гражданского судопроизводства от Судебника до Учреждения о губерниях. – М., 1859; Кавелин К.Д. Основные начала русского судопроизводства и гражданского судопроизводства от Уложения до Учреждения о губерниях. – М., 1859; Сыромятников Б.И. Очерк истории суда в древней и новой России // Судебная реформа. – М., 1915. – Т. 1; Филиппов М.А. Взгляд на русское судоустройство и судопроизводство // Современник. – 1859. – № 3.

См.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. – М., 1957. – Т. 1; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – М., 1959.

См.: Ефремова Н.Н. Судоустройство в России в XVIII – первой половине XIX века. Историко-правовое исследование. – М., 1993; Виленский Б.В. Подготовка Судебной реформы 1864 г. – Самара, 1963; Коротких М.Д. Самодержавие и Судебная реформа в 1864 г. в России. – Воронеж, 1989; Немытина М.В. Суд в России. Вторая половина XIX – начало XX в. – Саратов, 1999.

См.: Пахман С.В. История кодификации гражданского права. – СПб., 1876. – Т. 1–2; Шершеневич Г.Ф. История кодификации гражданского права в России. – Казань, 1898; Майков П.М. Барон Густав Андреевич Розенкампф // Русская старина. – 1904. – № 10; Блосфельд Г.Э. «Законная» сила Свода законов в свете архивных данных. – Пг., 1917.

См., например: Ахун М.И. К истории кодификации русского права // Архивное дело. – 1941. – № 2; Гальперин Г.Б. Основные направления в области кодификации русского права в начале XIX в. (1801–1802) // Вестник ЛГУ. – Серия: Экономика, философия и право. – 1960. – № 5; Колесников А.И. Систематизация законодательства в России в начале XIX века, проведенная М.М. Сперанским // Ученые записки ВНИИСЗ. – М., 1966. – Вып. 8; Шебанов А.Ф. Из опыта создания Полного собрания законов и Свода законов в дореволюционной России // Правоведение. – 1967. – № 2; Андреева М.В. О некоторых кодификационных проектах начала XIX века // Вестник ЛГУ. – 1982. – № 11; Архипов И.В. К истории Уложения о наказаниях 1845 г. // Правоведение. – 1990. – № 6; Кодан С.В. К истории кодификации уголовного законодательства дореформенной России // Историко-юридические исследования правовых институтов и государственных учреждений СССР. – Свердловск, 1986; Андрусенко О.В. От Свода законов уголовных к Уложению о наказаниях уголовных и исправительных: Очерки по истории систематизации уголовного законодательства Российской империи первой половины XIX в. / О.В. Андрусенко, С.В. Кодан. – Екатеринбург, 2000; Юртаева Е.А. История систематизации законодательства в России // Систематизация законодательства в Российской Федерации. – СПб., 2003; и др.

См.: Развитие русского права в XV – первой половине XVII в. – М., 1986; Развитие русского права второй половины XVII–XVIII вв. – М., 1992; Развитие русского права в первой половине ХIХ в. – М., 1994; Развитие русского права второй половины XIX – начала ХХ в. – М., 1997.

См.: Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты. (Первая половина XIX века). – М., 1981; Мироненко С.В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. – М., 1989; Предтеченский А.В. Очерки общественно-политической истории России в первой четверти ХIХ века. – М.; Л., 1957; Пушкарев С.Г. Россия 1801–1917: власть и общество. – М., 2001; Кодан С.В. Юридическая политика Российского государства в 1800–1850-е гг. – Екатеринбург, 2004. – Ч. 1–2.

Цит. по: Кодан С.В. М.М. Сперанский и систематизация законодательства // Советское государство и право. – 1989. – № 6. – С. 106.

См.: РГИА, ф. 1261, оп. 1, д. 70а, л. 25.

См.: Кодан С.В. Юридическая политика Российского государства в 1800–1850 годах: деятели, идеи, институты. – Екатеринбург, 2005. – С. 195.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.