WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ-СОБЫТИЯ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ (ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

УДК 340. 11

 

ВОРОНИН Алексей Евгеньевич

ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ-СОБЫТИЯ

В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

(ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 12.00.01теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Владимир – 2008


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородского филиала Московского гуманитарно-экономического института.

Научный руководитель:    доктор юридических наук, профессор

Демичев Алексей Андреевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Головкин Роман Борисович;

кандидат юридических наук, доцент

Мазаева Елена Сергеевна

Ведущая организация:       Нижегородский государственный

университет им. Н.И. Лобачевского

Защита состоится 17 ноября 2008 года в 9.00 на заседании диссертационного совета Д-229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___» октября 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                  В.В. Мамчун

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современный период развития российского общества ярко проявляется тенденция к укреплению идей правового государства, законности, верховенства прав и свобод человека и гражданина.

Несомненно, человек осознает ценность права в первую очередь через правоотношения. Правовые отношения неотделимы от людей, от их намерений и интересов. Юридические отношения способны показать не только уровень реального пользования правами и свободами в обществе, но и гарантированность предоставляемых действующим законодательством прав и свобод. Для этого достаточно проследить факты возникновения правовых отношений или зафиксировать их невозникновение тогда, когда они в силу норм объективного права должны возникнуть.

С учетом новых концептуальных идей российской государственности должен утвердиться такой правопорядок, при котором граждане широко и охотно будут устанавливать между собой правовые отношения, тем самым претворяя в жизнь базовые права, свободы и обязанности.

Юридические факты выступают основой возникновения, изменения и прекращения правоотношений. В этом видится их главная задача в правовом регулировании. В некоторых случаях они выполняют функцию гарантии законности (например, основания для отказа в приеме искового заявления), а также связаны с предварительным воздействием норм права на общественные отношения. Так, появление одних юридических фактов соответствует интересам субъектов, и они предпринимают все возможное для их возникновения (основания для поощрения, предоставление льгот, выплаты компенсации), возникновения других юридических фактов стараются избежать (пропуск сроков для исковой давности и т. п.).

Таким образом, юридические факты выступают активным элементом механизма правового регулирования. Установление тех или иных юридических фактов может использоваться и используется законодательством как средство воздействия на поведение субъектов.

Теория юридических фактов является одной из важнейших и основополагающих в отечественной правовой науке. Необходимость глубокого и всестороннего исследования в этой области не вызывает сомнения. Однако в настоящее время учение о юридических фактах стало в некоторой степени аксиоматическим и «застывшим».

Изложенные обстоятельства придают особую актуальность теории юридических фактов, к числу которых относятся и юридические события. Исследование юридических событий в системе классификационной составляющей «волевого» критерия юридических фактов в научном познании носит во многом фрагментарный характер, что не позволяет составить полное и целостное представление о них. Сегодня многие юридические факты-события могут выступать как управляемые человеком процессы, что предполагает необходимость усиления механизма правового воздействия на данные обстоятельства. Это требует активизации теоретико-правового познания сущности, содержания, специфики проявления и иных особенностей данного социального и юридического явления.

Особую значимость юридические события приобретают в связи с возросшим интересом к изучению правовых последствий, возникающих из отдельных юридических фактов. Юридические последствия принято рассматривать в теории права как общеизвестную и общепонятную категорию, под которой понимается лишь возникновение, изменение и прекращение правоотношения. Однако такой подход явно нуждается в корректировке, поскольку существуют юридические факты-события, влекущие иные правовые последствия, в частности, защиту субъективных прав, поэтому вопросы, связанные с правовыми последствиями, возникающими из юридических событий, требуют глубокого и всестороннего изучения.

Степень разработанности темы исследования. Несмотря на наличие фундаментальных работ, посвященных проблеме юридических фактов в целом (важнейшее место среди которых принадлежит ставшей уже классической монографии В.Б. Исакова «Юридические факты в советском праве»), отечественная теоретико-правовая наука не располагает монографическими исследованиями, в которых вопросам юридических событий отводилось бы место самостоятельного, специального научного исследования.

Отдельные базовые теоретические конструкции столь многогранного правового явления, как юридические факты, нашли отражение в трудах Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, В.М. Баранова, А.А. Демичева, З.Д. Иванова, О.В. Исаенковой, В.Б. Исакова, В.Н. Карташова, С.Ф. Кечекьяна, B.C. Колеватовой, А.Е. Рябова, В.Н. Синюкова, P.O. Халфиной и др.

Некоторые сущностные характеристики юридических фактов рассматриваются в работах юристов, занимающихся отраслевым правом, Е.Ю. Бакировой, О.В. Баринова, Б.К. Бегичева, Г.С. Бодерсковой, Л.Ю. Бугрова, В.Л. Гейхмана, С.Ю. Головиной, Н.И. Гонцова, К.Н. Гусова, О.С. Иоффе, О.С. Красавчикова, А.В. Кручинина, С.П. Маврина, Ж.Ю. Мирошниковой, А.Г. Ростовой, В.П. Реутова, С.И. Реутова, В.Н. Скобелкина, В.Н. Смирнова, О.А. Смирнова, Н.В. Тихоньковой, Ю.К. Толстого, В.В. Яркова и др. Отдельные проблемы юридических фактов отражены в научной литературе немецких и итальянских юристов К. Адомайта, Е. Кюне, А. Манигка, Э. Бетти, К. Майорка и др. Таким образом, следует констатировать, что проблема юридических фактов-событий в правоведении не получила должной проработки и не может считаться исследованной адекватно существующему состоянию общественных отношений, складывающихся в Российском государстве.

Объектом исследования выступает комплекс жизненных обстоятельств, относительно зависящих от воли человека, влекущих за собой определенные правовые последствия.

Предметом исследования является правовая природа и сущность юридических событий; их соотношение с иными видами юридических фактов; правовые последствия, возникающие из юридических событий.

Цель исследования состоит в комплексном анализе с позиции системного подхода правовой природы юридических событий, определении их места и значения в механизме правового регулирования общественных отношений.

Реализация указанной цели предопределила постановку и решение следующих исследовательских задач:

– выявить и обобщить имеющийся теоретический и эмпирический материал по данной проблеме, критически его осмыслить с учетом тенденций развития российского общества, определить степень и уровень теоретической разработанности темы;

– обосновать положения о том, что юридические события есть предмет исследования как общей теории права, так и отдельных отраслевых юридических наук, на основе анализа генезиса понятия «юридическое событие»;

– сформулировать операционное понятие «юридическое событие» на базе обстоятельного исследования его признаков и места в понятийном аппарате общей теории права;

– выявить, раскрыть и описать закономерности, сущностные характеристики различных видов юридических событий;

– определить место и роль юридических событий в механизме правового регулирования общественных отношений;

– установить возможные правовые последствия, возникающие из юридических фактов-событий;

– исследовать юридические факты-события в динамике материальных и процессуальных правоотношений;

– проанализировать современное отраслевое российское законодательство, закрепляющее отдельные виды юридических событий;

– выработать рекомендации и предложения по совершенствованию законодательства, повышению эффективности мер правового воздействия на юридические события.

Методологическую базу исследования составляют методы познания, выявленные юридической наукой и апробированные практикой. Базовым является диалектический подход, позволяющий рассматривать любые процессы в их развитии, многообразии связей, выявлять их устойчивые и изменчивые свойства.

В работе также применялись формально-юридический, формально-логический, сравнительно-правовой и иные методы научного исследования. Для выявления особенностей функционирования юридических фактов в качестве оснований возникновения, изменения и прекращения правоотношений был использован метод системно-структурного анализа, позволяющий отразить сложность структурно-функциональных связей между отдельными видами правовых последствий и представить их структурными блоками механизма возникновения правоотношений.

Теоретическую основу исследования составляют труды специалистов в области теории юридических фактов, а также общей теории права и отраслевых юридических наук: Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, А.В. Аверина, В.К. Бабаева, М.И. Байтина, В.М. Баранова, О.В. Баринова, Б.К. Бегичева, Л.Ю. Бугрова, А.Б. Венгерова, Н.А. Власенко, В.Л. Гейхмана, С.Ю. Головиной, Н.И. Гонцова, К.Н. Гусова, А.А. Демичева, О.С. Иоффе, О.В. Исаенковой, В.Б. Исакова, В.Н. Карташова, Д.А. Керимова, С.Ф. Кечекьяна, B.C. Колеватовой, О.С. Красавчикова, В.В. Лазарева, Е.А. Лукашевой, С.П. Маврина, А.В. Малько, В.В. Мамчуна, Н.И. Матузова, Д.А. Медведева, Л.А. Морозовой, В.М. Морозова, В.С. Нерсесянца, А.С. Пиголкина, Т.Н. Радько, В.П. Реутова, Р.А. Ромашова, М.М. Рассолова, В.П. Сальникова, В.Н. Синюкова, В.Н. Скобелкина, В.Н. Смирнова, О.А. Смирнова, В.М. Сырых, Л.Б. Тиуновой, Ю.А. Тихомирова, Ю.К. Толстого, Р.О. Халфиной, В.В. Яркова. Кроме того, при подготовке диссертации были использованы труды представителей дореволюционной российской юридической мысли: Е.В. Васьковского, Д.Д. Гримма, Н.М. Коркунова, В.И. Синайского, Г.Ф. Шершеневича и др.

Эмпирическую базу исследования составляют действующие нормативные правовые акты Российской Федерации, содержащие нормы материального и процессуального права, проекты законов, исторические источники права, материалы судебной практики судов общей юрисдикции и арбитражных.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней на общетеоретическом уровне сформулирована целостная концепция юридических фактов-событий в российском праве.

Научная новизна диссертационного исследования нашла свое отражение в основных положениях, выносимых на защиту:

1. Юридические события как особое правовое явление следует отграничивать от юридических фактов-действий, правового случая, правового состояния и юридических фактов-правоотношений в силу того, что им свойственна относительно волевая сущность, проявляемая в ряде специфических признаков. Юридические события – это выраженные вовне конкретные жизненные обстоятельства, относительно зависящие от воли и сознания лица, влекущие наступление правовых последствий.

2. Научно-технический прогресс расширил человеческие возможности по воздействию на естественные явления, вследствие чего круг юридических событий постепенно сужается, поскольку сокращается диапазон явлений, не зависящих от воли человека.

3. Юридическое событие само по себе не влечет юридических последствий, однако юридические последствия возникают из юридического состава, включающего юридическое событие и юридическое действие (юридические действия), и становятся значимыми для права.

4. Юридические события могут не только влиять на динамику правоотношения (влечь его возникновение, изменение или прекращение), но и вызывать разнообразные последствия проявления правосубъектности, а также последствия, наступающие вследствие совершения действий по защите нарушенных или оспоренных субъективных прав. С учетом этого в зависимости от наступающих юридических последствий юридические факты могут делиться на правовоздействующие и правопозитивные (которые не влияют на движение правоотношения, но влекут иные юридические последствия, которые «не безразличны» праву).

5. Процесс установления и доказывания юридических фактов-событий, являясь единым по своей формально-логической основе, существенно различается в зависимости от степени нормативной урегулированности, детализированности процедуры, состава участников, средств доказывания, характера гарантий законности. В результате складываются различные процессуальные производства с неодинаковым процессуальным режимом.

6. Фиксация и удостоверение фактов являются видами процедур юридического подтверждения фактических обстоятельств. Фиксация представляет собой регистрационную деятельность, документальное закрепление фактических обстоятельств. Удостоверение состоит в подтверждении истинности фактов, их существования. Фиксация и удостоверение юридического события представляет собой комплекс организационных процедур и действий, направленных на дальнейшее правоприменение.

7. На основе изучения проблемы юридических фактов-событий предлагается ряд практических рекомендаций по совершенствованию действующего российского законодательства (см. с. 30–31 автореферата).

Теоретическая значимость результатов исследования. Полученные в ходе исследования юридических фактов-событий выводы дополняют отдельные разделы общей теории юридических фактов, теории правоотношения, учения о правовых актах и механизме правового и социального регулирования, а также обогащают теоретическую базу отраслевых юридических наук: гражданского, уголовного, административного, трудового и семейного права. Изучение юридических фактов в аспекте процессуальной деятельности и предмета доказывания соприкасается с процессуальными науками и теорией доказывания, поэтому результаты работы представляют ценность и для данных отраслей научного знания.

Выводы, сделанные в диссертации, являются основой для дальнейшего исследования теории правоотношений и юридических фактов.

Практическая значимость работы. Результаты исследованиямогут быть использованы при чтении курсов лекций по теории права и отраслевым учебным курсам (гражданскому, семейному, административному, уголовному праву), содержат рекомендации, которые могут быть учтены при совершенствовании действующего российского законодательства.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в четырех публикациях автора, а также в докладах и сообщениях на научно-практических конференциях, используются при чтении лекций и проведении семинарских занятий в Нижегородском филиале Московского гуманитарно-экономического института.

Результаты диссертационного исследования неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Нижегородского филиала Московского гуманитарно-экономического института.

Структура диссертацииобусловлена целью, задачами и предметом исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, рассматривается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, характеризуются методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, раскрывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, объясняются научная и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации его результатов, а также результатов педагогической и иной практической деятельности.

Первая глава «Методологические проблемы теории юридических фактов-событий»состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Место теории юридических фактов-событий в общей теории юридических фактов» анализируются методологические вопросы теории юридических фактовв целях дальнейшего исследования юридических событий как оснований возникновения, изменения и прекращения правоотношений.

Автор отмечает, что накопленная общетеоретическая и отраслевая база исследований в области юридических фактов на современном этапе развития общества не может в полной мере отразить столь многогранного явления в условиях складывающихся правоотношений. Требуется кардинально новый подход не только к характеристике юридических фактов, но и отдельных его видов. Практический смысл и научная ценность теории юридических фактов заключаются в том, что она изучает один из аспектов фактической обоснованности правового регулирования. Система юридических фактов, четко очерченных в законодательстве, своевременно, полно и достоверно установленных в процессе применения права, является одной из важных гарантий законности.

Использование прав и свобод граждан, закрепленных в Конституции РФ, зависит не только от социально-экономических возможностей государства, но и в немалой степени от точного соблюдения юридических условий, определенных в законодательстве. Ключевым, принципиальным вопросом современного этапа развития общества, остается укрепление правопорядка и дисциплины. Ответственность невозможна без четкого определения условий ее наступления, то есть юридических фактов.

Теория юридических фактов в условиях стремительного экономического развития, глобализации не должна отличаться консерватизмом. Важно обозначить современное состояние и возможные пути решения некоторых актуальных проблем теории юридических фактов. Диссертант исходит из того, что юридические факты – многогранное явление правовой реальности. Они допускают неоднозначные подходы, различные теоретические конструкции.

Современные наука и практика под юридическими фактами понимают конкретные жизненные обстоятельства (события, действия), вызывающие в соответствии с нормами права наступление определенных правовых последствий. При этом важно отметить, что понятие «юридический факт» объединяет два противоречивых, но связанных момента: материальный (событие или действие) и юридический (правовые последствия, наступающие в силу указания норм права).

В учебной и научной литературе юридические факты-события нередко определяют как обстоятельства, наступление которых не зависит от воли и сознания человека. Автор полагает, что подобное понимание не вполне точно отражает существо юридических фактов-событий.

Можно выделить следующие признаки юридических фактов-событий:

– является разновидностью юридического факта, связано с природными явлениями либо личностями, но прямо не зависит от действий последних;

– не безразлично для права, то есть косвенно регулируется нормами права;

– определенно выражено вовне, причем нормативно-правовая база в этой связи учитывает саму ситуацию;

– вызывает предусмотренные законом правовые последствия.

Следовательно, юридические события – это выраженные вовне конкретные жизненные обстоятельства, относительно зависящие от воли и сознания лица, влекущие наступление правовых последствий.

Исследуя специфику юридических фактов-событий, диссертант проводит разграничение их от юридических фактов-действий; юридического случая (казуса) и случайного поведения; от юридических фактов-состояний.

Юридическое событие рассматривается как самостоятельный вид юридического факта со свойственной относительно волевой сущностью, проявляемой в признаках, отличающих данное правовое явление от смежных категорий: правового случая, правового состояния и т. п. К юридическим состояниям примыкают факты-правоотношения, которые также следует отграничивать от юридических фактов-событий.

Второй параграф «Классификация юридических событий»посвящен систематизации юридических фактов-событий, которая способна выполнить эвристическую, прогностическую и практическую функции. По мнению автора, классификацию юридических событий необходимо рассматривать как многоаспектное, единое собирательное явление, что позволит   углубить представления о данном виде юридических фактов.

По критерию повторяемости юридические события делятся на уникальные (солнечное затмение) и периодические (дожди, снегопады). Данная классификация не требует особых пояснений, так как сам критерий повторяемости априори устанавливает основание разграничения. Вместе с тем, необходимо уточнить, что деление юридических событий на уникальные и периодические является условным и применимо только в обычных условиях. Очевидно, что в особых климатических зонах снег или дождь могут выступать и в качестве уникального события.

В зависимости от критерия протяженности во времени выделяют моментальные (происшествия) и протяженные (явления, процессы) юридические события.

Кроме того, юридические события делят и по такому критерию, как характер последствий, на обратимые и необратимые. Безусловно, течение срока и времени (а стало быть, и последствия в связи с истечением времени, срока) в праве будет являться необратимым событием, которое с неизбежностью должно наступить. Большинство юридических событий является обратимыми, если рассматривать их с позиции возможности восстановления правовых последствий.

По количеству участников выделяют персональные, коллективные, массовые юридические факты-события. В свою очередь, последние делятся на события с определенным и неопределенным количеством участвующих лиц.

Наиболее значимой является классификация юридических событий по критерию зависимости от человеческой деятельности на абсолютные (явления, не имеющие отношения к человеческой деятельности и наступающие помимо нее) и относительные (явления, вызванные деятельностью человека, но наступающие уже независимо от породивших их причин, то есть вне воли человека). Иллюстрацией разграничения событий на абсолютные и относительные может служить пример лесного пожара. Если пожар в лесу возник вследствие удара молнии в дерево, то это событие (при условии, что оно в совокупности с другим юридическим фактом повлекло возникновение юридических последствий), безусловно, относится к абсолютным юридическим событиям. Если же причинами пожара в лесу стали действия человека (поджог, непогашенный костер), это событие в тех же условиях является относительным юридическим событием.

В настоящее время развитие науки и техники значительно расширило человеческие возможности по воздействию на природу и природные явления, а также прогнозирование их негативных последствий. По сути, сегодня многие природные явления могут выступать как управляемые человеком процессы (например, корректировка погодных условий в определенное время на конкретной территории) или, по крайней мере, в ряде случаев можно предвидеть некоторые явления природы (ураган, тайфун и пр.) и минимизировать их последствия.

Другой классификацией юридических событий является разделение по критерию воздействия на поведение уполномоченных органов на ординарные и чрезвычайные. Первые требуют только фиксации наступления события (рождение, смерть, вступление в брак), вторые – вмешательства и принятия экстренных мер, направленных на борьбу с вредоносным событием или на устранение последствий (например, ст. 242 ГК РФ предусматривает, что в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества).

Применительно к областям регулируемых отношений юридические события различаются, соответственно, по отраслям: уголовно-правовые; административно-правовые; гражданско-правовые; семейно-правовые. Данные виды юридических событий наиболее часто встречаются в практике юрисдикционных органов. Стоит заметить, что юридические события характерны и для других отраслей российского права.

В работе анализируются наиболее значимые юридические события, как по их распространенности в правовой сфере, так и по возникающим правовым последствиям. К данным юридическим фактам относят рождение и смерть, непреодолимую силу, наступление срока и юридическую ошибку.

Автор обращает внимание, что одним из центральных мест в системе юридических фактов-событий занимает непреодолимая сила. Понятие непреодолимой силы носит относительный характер, поскольку пункт 3 статьи  401 ГК РФ относит к обстоятельствам непреодолимой силы лишь те, которые являются чрезвычайными и непредотвратимыми при данных условиях. Это означает, что при различных условиях, в которых лицо исполняет обязательство, одно и то же обстоятельство может в одних случаях выступать как непреодолимая сила, а в других – как обычное явление, препятствующее исполнению обязательства. Так, если судно в момент штормового предупреждения находилось далеко в море и не успело укрыться в ближайшем порту, то для него шторм не может рассматриваться как непреодолимая сила. Лесной пожар будет непреодолимой силой для лица, не располагающего необходимыми средствами для его тушения, и не будет рассматриваться в качестве обстоятельства непреодолимой силы для лица, которое такими средствами располагает.

Представления о непреодолимой силе меняются и по мере развития научно-технического прогресса. То, что раньше рассматривалось как непреодолимая сила, с совершенствованием науки и техники и внедрением научно-технических достижений может утратить либо признак чрезвычайности, либо признак непредотвратимости, перестать быть непреодолимой силой. Так, до изобретения громоотвода удар молнией рассматривался как непреодолимая сила. После того как громоотвод стал доступным средством защиты, удар молнии перестал быть таковым в тех случаях, когда участники оборота имеют все необходимые возможности для использования этого способа защиты от молнии.

Из смысла пункта 3 статьи 401 ГК РФ вытекает, что под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые в конкретных условиях обстоятельства. Иными словами, понятие непреодолимой силы по действующему ГК РФ позволяет объединять как действия, так и события, а не только события (как было установлено п. 1 ст. 85 ГК РСФСР 1964 г.). Таким образом, сегодня категория непреодолимой силы не умещается в рамках юридического события.

Сопоставляя действие непреодолимой силы с существенно изменившимися обстоятельствами (ст. 451 ГК РФ), обычно отмечают, что причины их схожи: они лежат за пределами действий контрагентов и от последних никак не зависят; отличия же их заключаются только в том, что первое влечет полную или частичную невозможность исполнения обязательства, тогда как второе не препятствует такому исполнению, но делает его обременительным (экономически невыгодным) для одной из сторон договора.

Автор приходит к выводу, что одни и те же обстоятельства могут в определенных случаях выступать в качестве непреодолимой силы, делающей невозможным исполнение обязательства и освобождающей в этих условиях субъекта от гражданско-правовой ответственности. В иных ситуациях те же обстоятельства могут выступать в качестве обстоятельства, которое при наличии всех перечисленных в статье 451 ГК РФ условий позволяет сделать вывод о существенном изменении обстоятельств, нарушающем баланс интересов сторон (делает исполнение договора для одной из сторон экономически невыгодным) и позволяющем требовать расторжения (изменения) договора. Следовательно, такого рода обстоятельства, обычно обобщенно именуемые форс-мажором (или форс-мажорными), с учетом выработанных в международной практике подходов позволяют относить к ним следующие обстоятельства:

1) объявленная или необъявленная война, гражданская война, беспорядки и революции, акты пиратства, саботаж;

2) стихийные бедствия, ураганы, циклоны, землетрясения, цунами, наводнения, разрушения в результате молнии;

3) взрывы, пожары, разрушения машин, заводов и любых установок;

4) бойкоты, забастовки и локауты в любой форме, замедление работы, занятие предприятий или их помещений, остановки в работе, происходящие на предприятии стороны, которая просит об освобождении от ответственности;

5) действия властей, законные или незаконные.

Далее автор указывает на необходимость отличать непреодолимую силу как разновидность юридического события от случая (казуса).

Рассматривая следующий вид юридических событий – наступление срока, диссертант указывает, что деятельность человека и общества протекает в пространстве и времени. Временная протяженность – важнейшая характеристика социальных явлений и процессов. По этой причине сроки – достаточно распространенная категория юридических фактов.

Срок – период времени, имеющий начало, продолжительность и окончание. Причем, каждый из названных элементов может быть значим как сам по себе, так и вместе с другими. И с началом, и с продолжительностью, и с окончанием срока могут возникать, изменяться и прекращаться права и обязанности.

Разнообразное проявление сроков течения времени, в рамках которых совершаются действия субъектов права и происходят события, определение их правовой природы до сих пор продолжает оставаться дискуссионным. Исследуя отдельные аспекты сроков в праве, автор приходит к выводу, что правовая природа срока может быть раскрыта только при соотнесении его с волей человека.

Это позволяет увидеть срок с двух сторон:

– субъективной, подразумевающей свободное его установление, продление, восстановление, соблюдение человеком (зависимость от человеческой воли), и с этой точки зрения он представляет собой элемент состава юридического факта;

– объективной, предусматривающей его наступление вне зависимости от воли человека, и с этой точки зрения он всегда юридическое событие, допускающее включение в свой состав иных элементов юридического факта.

Следовательно, неверно утверждение о том, что срок по своему характеру представляет собой нечто среднее между юридическим действием и юридическим событием: манипуляции по установлению, восстановлению, соблюдению, перерыву есть элементы юридического факта, тогда как наступление срока, разновидностью которого является наступление (истечение) давности, – всегда юридическое событие.

В итоге автор делает вывод о том, что факты рождения и смерти гражданина, непреодолимая сила, сроки и юридические ошибки по своей сути могут быть отнесены к юридическим фактам (юридическим событиям) в том случае, если они влекут за собой возникновение юридических последствий. А это возможно лишь тогда, когда норма права предусматривает для абстрактной модели события наступление подобных последствий. При этом надо иметь в виду, что, как правило, юридическое событие само по себе не влечет юридических последствий – для их возникновения необходимо «пересечение» юридического события с иным жизненным обстоятельством – юридическим действием. Иными словами, обычно юридические последствия возникают из юридического состава, включающего юридическое событие и юридическое действие (юридические действия). В этом случае данные обстоятельства становятся не безразличными для права и могут быть включены в механизм правового регулирования.

В третьем параграфе «Юридические события в механизме правового регулирования» автор начинает исследование с обоснования положения, чтопредмет правового регулирования и юридические факты имеют общий источник – социальную действительность. В обеспечении динамики правового регулирования заключается главное предназначение юридических фактов.

Оценивая значение юридических фактов как элементов механизма правового регулирования общественных отношений, ученые единодушны во мнении, что юридические факты суть первооснова возникновения правоотношений, правовые рычаги, приводящие в действие абстрактную, «мертвую» правовую норму, «оживляющие» ее, трансформирующие в конкретное правоотношение.

Юридические факты потому и называются юридическими, что они входят в структуру правовой нормы, так как включены в ее гипотезу. Следовательно, наряду с правовой нормой и субъектами числом не менее двух, они являются компонентами правоотношения, воздействуя на норму права не извне, а как бы изнутри, из нее самой. Говоря образно, правоотношение рождается в результате внутренних (эндогенных) процессов взаимодействия юридических фактов, нормы права и фактических общественных отношений.

Механизм правового регулирования способен эффективно работать только тогда, когда сопоставление обстоятельств социального явления и признаков, закрепленных нормой, произведено профессионально и грамотно. Только в этих случаях общественное отношение регулируется блоком тех нормативных положений, которые выработаны для нормативного упорядочения одной из типичных жизненных ситуаций.

Чтобы включить в действие юридический механизм, необходимо установить юридический факт, то есть конкретное жизненное обстоятельство, с которым нормы права связывают возникновение, изменение, прекращение правоотношений. В этой связи напрашивается вопрос, будут ли юридические факты-события самостоятельным элементом механизма правового регулирования, либо они являются лишь предпосылкой движения правоотношения? В ходе анализа различных точек зрения диссертант приходит к выводу о самостоятельности юридических фактов-событий в механизме правового регулирования. Автор рассматривает движение юридического события на всех стадиях правового регулирования, а также его взаимодействие с основными элементами его механизма: а) нормой права; б) юридическим фактом; в) правоотношением; г) актами реализации прав и обязанностей.

Роль юридических фактов в механизме правового регулирования не исчерпывается образованием, изменением и прекращением правоотношений. По мнению диссертанта, установление видов жизненных фактов (или группы таких фактов), которым придается значение юридических фактов, является самостоятельным звеном в механизме правового регулирования, так как от правильного определения юридических фактов зависит эффективность применения норм права.

Автор обращает внимание на то, что при проявлении юридического события причиной возникновения правоприменительной формы является реакция лица в результате действий на данное обстоятельство. Это реагирование может возникнуть в результате активных защитных действий лица. Так, любое форс-мажорное обстоятельство требует немедленного реагирования лица, которое выражается в виде защитных мер: выявление ущерба, предъявление требований и т. д. Таким образом, наступление юридического события влечет за собой возникновение охранительных правоотношений. Причем субъект правоотношений блокирует удовлетворение интересов своих контрагентов, что с неизбежностью влечет за собой наступление определенных юридических последствий. Имея субъективное право на защиту, управомоченное лицо обращается за таковой. Возникает правоприменительный процесс.

Нарушившая сторона, в рамках охранительных правоотношений, приобретает новый статус, где на первом месте выделяется юридическая обязанность, выражающаяся в необходимости претерпеть применяемые к ней меры принудительного свойства. Правоприменитель по факту совершения проявления юридического события, оказывает правоограничивающее воздействие с помощью принудительных элементов (в своем большинстве правовосстановительных мер). Тем самым сковываются интересы нарушившей стороны и на этой основе удовлетворяются интересы потерпевшего. Таким образом, такой элемент механизма правового регулирования, как охранительный правоприменительный акт, выполняет двойственную функцию: во-первых, препятствует нарушению правовых норм, вызывая охранительное правоотношение; во-вторых, выполняет правовосстановительную функцию, компенсируя причиненный вред потерпевшему.

Юридическое событие относится к тем юридическим фактам, которые ввиду своей специфики сложно поддаются управлению, что создает неблагоприятный фон для правового регулирования. Тем не менее, это не означает, что данный вид юридических фактов абсолютно не зависит от возможности его преодоления с помощью правовых стимулов и ограничений.

Конечно, доля возможности правового регулирования юридического события ничтожно мала и несопоставима, например, с правонарушением. Если возможная угроза претерпевания неблагоприятных последствий для лица, намеревающегося совершить правонарушение, уже является весомым антистимулом, то для лица, столкнувшегося с юридическим событием, данная превенция не является правовым ограничением, ибо он изначально стремился к правомерному поведению. Несомненно, при столь различном содержании субъективного момента при юридическом событии и правонарушении, а также при столь различной оценке, которую получают данные юридические факты, нельзя рассуждать с единых позиций методов и способов правового воздействия на возникшие правоотношения.

Основная задача норм права состоит в том, чтобы оказать воздействие на волеизъявление этого лица, вызвать дальнейший мотив в пользу требуемого поведения. Ввиду отсутствия волеизъявления при юридическом событии, правовое воздействие в данном аспекте теряет свой смысл. В этой связи, говоря об эффективности правового регулирования, можно упоминать только о косвенных методах, связывая с ними наступление определенных правовых последствий. Они в большей степени направлены на восстановление нарушенных прав в результате события и предотвращения негативных последствий в связи с их наступлением, как при конкретной ситуации, так и при проявлении таковых в будущем.

Представляется неприемлемой точка зрения, в соответствии с которой юридическое событие не имеет никакой связи с взаимоотношениями людей в общественной жизни общества. Ценность возникающих общественных отношений должна зависеть, во-первых, от имманентных свойств объекта (явления, процесса) и, во-вторых, от обусловленных потребностей и интересов субъекта. Несомненно, интересы субъекта, от которых зависят его ценности, представляют собой единство объективного и субъективного, то есть вполне осознанные и обдуманные действия.

Во второй главе «Специфика юридических фактов-событий в материальных и процессуальных отраслях российского права» два параграфа.

В первом параграфе «Юридические факты-события в динамике материальных правоотношений»проводится анализ юридического события как разновидности юридического факта, выступающего главным условием возникновения и динамики правоотношения.

Придание юридической значимости поведению осуществляется посредством наделения субъектов правами и обязанностями, которые в идеальной форме его моделируют, указывая либо на возможность, либо на необходимость определенного поведения. Права и обязанности имеют решающее значение при выяснении содержания правоотношения. Специфической особенностью события является несовпадение фактического содержания с правами и обязанностями, предписываемыми нормой права. Это еще раз показывает разнопорядковость юридического и фактического содержания правоотношения, место которых в процессе правового регулирования никогда не совпадает. Указанное положение дает возможность подойти к спорному вопросу о том, является ли правоотношение средством или результатом правового регулирования. В зависимости от того, считаются ли содержанием правоотношений только права и обязанности или также и само поведение, правоотношения следует относить либо к средствам, либо к результатам правового регулирования.

Автор солидарен с учеными, которые считают, что в зависимости от решения вопроса о содержании правоотношения решается вопрос о том, является ли правоотношение средством или целью правового регулирования. Если в правоотношение включаются действия его участников, то в целом правоотношение является результатом правового регулирования. Таким образом, любое правоотношение – не застывший однажды каркас правовой связи, а ее динамичная, развивающаяся модель, развертывающаяся по мере того, как развивается регулируемое общественное отношение, охватывающая, по возможности, все его варианты, формы и социальные проявления.

Нельзя отрицать, что юридические факты, взаимодействуя между собой, влекут в одних случаях образование прав и обязанностей, в других – их прекращение, в третьих – препятствуют наступлению иных юридических фактов и т. п. Здесь, несомненно, речь идет о выполнении юридическими фактами разнообразных динамических функций, то есть воздействии юридических фактов друг на друга и на гражданское правоотношение.

Анализ функций юридических фактов позволяет уяснить взаимодействие юридических фактов между собой в юридическом составе и возможности влияния единичных юридических фактов или целых юридических составов на гражданское правоотношение. Юридические факты могут одновременно выполнять функции правопрекращения и правообразования; либо правообразования, правоизменения и правопрекращения; либо правовосстановления и правообразования; либо правообразования и правопрепятствования и т. п. – один и тот же юридический факт может выполнять одновременно две и более функций.

Движение правоотношения нередко прямо или косвенно затрагивает другие правовые связи. Так, смерть лица, например, имеет юридическое значение для возникновения права собственности у правопреемника, а в связи с этим – реализации правомочий собственника.

С теоретической точки зрения здесь имеет место весьма любопытное явление: последствия юридических событий не могут сосуществовать самостоятельно по причинам отсутствия «подпитки» за счет движения последствий юридических действий. Идет постоянное переплетение событийных юридических фактов в динамике правоотношения, что непосредственно влияет на развитие новых правовых связей со своей отличительной правовой основой.

Таким образом, с возникновением правоотношения развитие его фактической основы не останавливается. Напротив, оно вступает на новую особо активную ступень. На этой стадии к фактической основе присоединяются иные юридические факты (события и действия), разного рода правоизменяющие и, наконец, правопрекращающие факты. Фактическая основа как бы впитывает в себя преобразующее воздействие, которое осуществляют юридические механизмы правоотношения. В свою очередь, она не остается пассивным объектом воздействия и оказывает обратное влияние на «развертывание» юридической модели правоотношения. Таким образом, после возникновения правоотношения продолжается сложное взаимодействие юридических фактов и юридической модели.

В этой связи особый интерес представляют узловые моменты в развитии правоотношения – его возникновение, изменение и прекращение. Автор приходит к выводу, что развитие фактической основы в процессе правового регулирования – сложный процесс, который складывается из двух стадий развития фактической основы до возникновения и после возникновения правоотношения. При этом правообразующий, правоизменяющий, правопрекращающий составы следует рассматривать не изолированно, а как звенья единого процесса развития фактов.

Само движение фактической основы внутри правоотношения подчиняется определенным закономерностям. Существуют два основных типа развития. Один из них – простой. Он включает две основных стадии: возникновение правообразующего состава и появление правопрекращающего состава.

С изменением правоотношений связан ряд теоретических и практических проблем, представляющих значительный научный интерес. В частности, это вопрос об отграничении правоизменяющих и правопрекращающих фактических составов правоотношения. Изменение правоотношения и возникновение правоотношения имеет различные юридические последствия. Например, трудовое право связывает определенные льготы с непрерывным стажем работы, поэтому отграничение перемещения от перевода, перевода от возникновения нового правоотношения продолжает оставаться дискуссионным вопросом теории и практики трудового права. Весьма сложной проблемой является изменение процессуальных правоотношений. Влечет ли изменение предмета иска, замена ненадлежащей стороны изменение процессуального правоотношения либо возникновение нового? Ответить на этот вопрос далеко не всегда просто. Отграничение изменения правоотношения от его прекращения важно для решения вопросов правопреемства в международном праве и во многих других случаях.

Представляется, что разграничение качественных состояний правоотношения (изменения и прекращения) должно быть связано со степенью изменения его структуры. Элементами правоотношения являются субъекты, объекты и содержание (права и обязанности сторон). Думается, что изменение двух элементов правоотношения (субъектов и объекта, объекта и содержания) столь значительно, что, по общему правилу, влечет прекращение прежнего правоотношения и возникновение нового. Модификация одного из элементов лишь изменяет правоотношение. Исключением является изменение субъектов правоотношения. Оно (даже при сохранении в неизменности остальных элементов) чаще всего прекращает ранее существовавшее правоотношение.

В работе рассматриваются юридические факты как причина, побудительный мотив для направленных действий субъектов права. По мнению автора, не усматривать причинно-следственную связь между юридическим фактом и правовыми последствиями не совсем правильно. Также важно учитывать элемент свободной воли человека, во многом определяющей эту связь.

В качестве иллюстрации в работе приводится пример из судебной практики. У гражданина К. умер отец. Налицо юридический факт смерти. Данный юридический факт сам по себе порождает целый комплекс юридических последствий. Ряд правовых последствий автономен от свободной воли человека, между тем как часть правовых последствий напрямую связана с волей человека. При жизни отец К. оставил завещание на имя своей сожительницы. После смерти отца, узнав о завещании, К. имел свободу выбора: обратиться в суд с иском о признании завещания недействительным или согласиться с волеизъявлением умершего отца. К. обратился в суд с иском по данному вопросу. В этом примере налицо влияние свободной воли субъекта права на правовые последствия юридических фактов – смерти, составления завещания.

Таким образом, очевидна властно-правовая зависимость между фактом и правовым последствием. Тесная взаимосвязь права и объективной реальности проявляется в том, что без нормы права не может быть юридического факта, как не бывает правовых последствий без юридических фактов.

Факты существуют помимо права, как бы автономно от него. Законодатель же наиболее значимым из них в тот или иной период времени придает статус юридических. Воля законодателя в придании этого статуса существующим фактам не является полностью субъективной; налицо вкрапления объективных факторов.

Так, например, хочет того законодатель или нет, он не может не придать юридического статуса таким важнейшим жизненным фактам, как рождение и смерть.

Анализируя специфику ограниченности волевого процесса, характерную для юридического события, автор констатирует, что не всегда возможно подвергнуть данные отношения прямому правовому воздействию.

Реальные жизненные ситуации, в рамках которых проявляется юридическое событие, как правило, лишают субъекта возможности выбора. Результат действий в определенных случаях выходит за границы установленных нормой права общественных отношений. Невыполнение же правового требования препятствует нормальному развитию этих отношений, что требует надлежащей реакции со стороны государства в порядке обратной связи в их регулировании. Основная задача правовой нормы состоит в том, чтобы в процессе реализации регулируемое ею общественное отношение развивалось в соответствии с «моделью», определенной нормой права.

Юридические события могут не только влиять на движение правоотношения, но и вызывать разнообразные последствия проявления правосубъектности, а также последствия, наступающие вследствие совершения действий по защите нарушенных или оспоренных субъективных прав.

С учетом этого в зависимости от наступающих юридических последствий юридические факты могут делиться на правовоздействующие и правопозитивные.

Автор обращает внимание на практически полное отсутствие исследований в отношении правопозитивных юридических фактов, то есть тех юридических событий, которые влекут предусмотренные нормой права юридические последствия, не воздействуя при этом на движение гражданского правоотношения (предъявление искового требования, заявление возражений, исполнение обязанности).

Так, в части 1 статьи 102 Конституции РФ определены те полномочия Совета Федерации, которые он осуществляет самостоятельно, независимо, в частности, от согласия другой палаты Федерального Собрания – Государственной Думы. В ряде случаев осуществлению Советом Федерации указанных полномочий должно предшествовать какое-то юридическое событие или юридический факт, включая действия других государственных органов, однако решение Совета Федерации ни от воли, ни от действий этих органов не зависит. Оно представляет собой властный акт и обладает юридической силой.

Во втором параграфе «Юридические факты-события в динамике процессуальных правоотношений» исследуется вопрос о соотношении категорий «юридические факты», «доказательственные факты», «доказательства». Рассматриваются аспекты достоверности, допустимости доказательств. Определяются положения процесса установления юридических фактов. Анализируются не только положения о необходимости фиксации и удостоверения юридических событий, но и предлагаются меры по совершенствованию российского законодательства в аспекте заявленной проблематики.

Факты, прежде чем они проявят свое юридическое значение, должны быть надлежащим образом установлены. Юридические факты устанавливаются в правоприменительном процессе посредством доказательств. Доказательствами являются фактические данные, имеющие значение для установления юридических фактов, выраженные в предусмотренной законом форме.

Процесс установления юридических фактов определяет следующие положения:

– нельзя ни отождествлять юридические факты, доказательственные факты, доказательства, ни разрывать их. Это неразрывно связанные, но не тождественные элементы процесса правового познания;

– установление юридических фактов представляет собой информационный процесс, содержание которого заключается в преобразовании информации о фактах: из скрытой формы – в явную; из разрозненной – в систематизированную, упорядоченную; из вероятного знания – в достоверное;

– установление всех необходимых обстоятельств позволяет дать им юридическую оценку (квалифицировать) – признать или не признать за ними качество юридического факта (фактического состава).

Доказательственные факты иногда могут приобретать самостоятельное правовое значение: переходить при определенных условиях в категорию юридических фактов.

В ряде случаев закон ограничивает источники (средства) доказывания тех или иных фактов. Устанавливается, например, необходимость предъявления документа в подлиннике (диплома, паспорта и др.). В подобных ситуациях источник фактической информации приобретает самостоятельное правовое значение, становится юридическим фактом (элементом состава). Использование иного источника для получения фактической информации влечет дефектность фактического состава. На базе этого автор приходит к выводу, что процесс – не только форма жизни закона, но и способ существования юридических фактов.

В повседневной жизни люди постоянно вынуждены прибегать к опосредованному познанию и использованию доказательств, которые играют особую роль в деятельности правоприменительных органов. Так, доказательства используются в суде для установления фактических обстоятельств дела. Поскольку они являются средством установления юридических фактов и обстоятельств и поскольку сфера их применения связана с деятельностью юрисдикционных органов, они могут быть названы юридическими доказательствами.

Далее автор указывает на встречающееся в юридической литературе положение, что фактические данные являются доказательствами лишь в том случае, если они находятся в связи с искомыми фактами и являются достоверными. По мнению диссертанта, это не совсем верно, так как вопрос о наличии или отсутствии связи между доказательством и искомым фактом, то есть вопрос о достоверности доказательства, может быть окончательно решен лишь после завершения процесса доказывания. Если доказательством считать только то, что «доказывает», то, что достоверно, проблема собирания, исследования и оценки доказательства вообще снимается, так как исследовать и оценивать можно только то, что требует оценки, «достоверное» доказательство незачем оценивать – оно уже признано таковым.

Диссертант делает вывод, что судебными доказательствами являются все фактические данные (факты, сведения о них), а также средства доказывания, которые в предусмотренных законом процессуальных формах используются в суде для всестороннего и полного исследования обстоятельств и вынесения законного и справедливого решения.

В процессе судебного доказывания с помощью судебных доказательств устанавливаются лишь те факты и обстоятельства, которые необходимо выяснить по рассматриваемому делу для его правильного разрешения – факты и обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого дела. Круг фактов, подлежащих установлению по делу, суд определяет исходя из требований и возражений, заявленных сторонами, а также руководствуясь нормами материального права. После этого суд определяет, какие доказательства надо исследовать, чтобы выяснить наличие или отсутствие искомых фактов. Объем фактов, подлежащих доказыванию, включает в себя:

1) факты, имеющие материально-правовое значение (собственно предмет доказывания);

2) факты, имеющие процессуально-правовое значение (доказательственные факты и факты, имеющие процессуально-правовое значение).

В зависимости от спорного правоотношения один и тот же факт по одному гражданскому делу может обладать свойством относимости и требовать доказывания с помощью относимых доказательств. По другому, на первый взгляд аналогичному, спору, этот факт не является относимым и не влечет его доказывания. Так, при разрешении споров о взыскании алиментов с детей на родителей (ч. 1 ст. 87 Семейного кодекса РФ) требуется выяснение фактов материального положения как истца, так и ответчика, а соответственно, исследование доказательств, подтверждающих эти факты. И, наоборот, при разрешении споров о взыскании алиментов с родителей на детей (ч. 1 ст. 80 Семейного кодекса РФ) факты материального положения взыскателя значения не имеют, и доказательства, представленные в обоснование данных фактов, судом не принимаются как не имеющие значения для дела.

Правило об относимости доказательств позволяет определить необходимый объем доказательственного материала, устранив из процесса все не относящееся к делу.

События, которые предстоит исследовать суду, первоначально воспринимаются как вероятные, а цель судебного процесса состоит в том, чтобы вероятные знания стали достоверными. Таким образом, производство по гражданскому делу начинается с невысокой степени вероятности знаний и представлений, но решение может состояться только тогда, когда вероятность превращается в достоверность.

Построение гражданского процесса на основе состязательности налагает именно на стороны обязанности по обеспечению доказывания фактов, которые обосновывают их юридическую позицию. Заявление требований должно сопровождаться подтверждением их всеми разрешенными законом средствами. Первоначально вероятные выдвигаемые доводы, которые подтверждаются по мере исследования их судом всеми видами доказательств, имеют шанс превратиться в достоверные, поэтому возможны ситуации, когда умелое и точное использование свидетельских показаний (отдельно представляющих собой вероятные сведения) в совокупности с другими доказательствами может усилить достоверность той или иной версии.

Так, например, требуя выплаты от страховой компании средств за утерю имущества в результате пожара, суд может установить и оценить данную ситуацию как юридический факт-событие, влекущее обязанности со стороны страховщика, или в случае получения доказательств (свидетельские показания, иные) оценить как юридический факт-действие (преднамеренный поджог владельца).

Следовательно в ходе судебного разбирательства ситуация может быть разрешена по-разному, но достоверно и в рамках правового поля.

Достоверность как первоначальных, так и производных доказательств оценивается судом в результате сопоставления тех и других со всеми материалами дела. В этом плане можно говорить о единстве подхода к оценке доказательств в гражданском и уголовном процессах.

Предмет доказывания есть особый процессуальный институт, в который входят лишь те юридические факты-события, которые имеют материально-правовое значение, факты, без выяснения которых нельзя правильно разрешить дело по существу.

Будучи единым по своей формально-логической основе, процесс установления и доказывания юридических фактов существенно различается в зависимости от степени нормативной урегулированности, детализированности процедуры, состава участников, средств доказывания, характера гарантий законности и др. В результате складываются различные процессуальные производства с неодинаковым процессуальным режимом.

Анализируя юридические факты-события в динамике процессуальных правоотношений, автор отмечает, что фактическое проявление юридического события не может иметь юридической силы без надлежащей фиксации и удостоверения, то есть облачения в надлежащую форму. Социальное обстоятельство лишь тогда порождает правовые последствия, когда оно определенным образом зафиксировано и установлено законными средствами в правоприменительном процессе. Такие юридические события, как рождение,    достижение совершеннолетия, смерть, вообще не могут войти в правовое регулирование без их регистрации, законного процедурно-процессуального оформления. Вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о необходимости надлежащей фиксации и удостоверения юридических событий.

Система фиксации и удостоверения юридических событий включает в себя: во-первых, органы, организации и должностных лиц, уполномоченных фиксировать те или иные фактические обстоятельства; во-вторых, установленные законом средства фиксации и стандартные процедуры работы с ними (издание приказов, оформляющих те или иные факты; внесение записей в личные дела, в трудовые книжки и т. п.); в-третьих, действия по выдаче информации об юридических фактах (свидетельств, справок и др.).

Фиксация и удостоверение фактов являются видами процедур юридического подтверждения фактических обстоятельств. Фиксация представляет собой регистрационную деятельность, документальное закрепление фактических обстоятельств. Удостоверение состоит в подтверждении истинности фактов, их существования. Фиксация и удостоверение юридического события могут быть произведены в едином акте (например, свидетельство о рождении), либо в самостоятельных документах (например, удостоверение подлинности документа). Сложность фиксации и удостоверения юридических событий проявляется в том, что данные процедуры по своей сути представляют действия по закреплению и подтверждению фактических обстоятельств.

В процессе фиксации и удостоверения юридических событий есть ряд отличительных особенностей. Во-первых, юридические события фиксируются и удостоверяются только в связи с каким-либо обстоятельством. Юридическое событие – рождение лица с обстоятельством установления его происхождения. Во-вторых, фиксация и удостоверение юридического события неразрывно связаны с актом поведения заинтересованных лиц. В-третьих, фиксация и удостоверение юридического события позволяют реализовывать последующие действия.

Таким образом, фиксация и удостоверение юридического события представляют собой комплекс организационных процедур и действий, направленных на дальнейшее правоприменение. Данные процедуры действуют для достижения определенного правового результата. В зависимости от наличия или отсутствия объективных факторов при фиксации юридического события возникает документальное закрепление фактических обстоятельств.

Автор подчеркивает, что система фиксации и удостоверения юридических событий нуждается в дальнейшем совершенствовании. Важные фактические обстоятельства закрепляются неопределенно, с некоторым опозданием, что существенно осложняет защиту и реализацию законных прав и интересов граждан. Зачастую сами граждане, вступая в те или иные правоотношения, не заботятся об их юридическом оформлении. Данные обстоятельства приводят к ненадежной правовой связи, которая по существу опирается на дефектную, фактическую основу. Такого рода правоотношения – один из главных источников сложных «казусных» ситуаций, возникающих в правоприменительной практике. Правовая пропаганда должна «нести в народ» положение о том, что своевременное оформление юридически значимых обстоятельств – не формализм, а необходимая предпосылка эффективного правоприменения, важный элемент юридической культуры.

В целях совершенствования действующего законодательства по фиксации и удостоверению юридических событий автор предлагает внести ряд изменений. Так, статью 110 «Приостановление процессуальных сроков» ГПК РФ дополнить следующим содержанием: «…действия по приостановлению процессуальных сроков должны быть зафиксированы судом с указанием точного времени приостановления производства по делу». Это обстоятельство позволит четко определить юридическое событие течения срока приостановления производства по делу.

Статью 47 «Основание для возникновения прав и обязанностей родителей и детей» Семейного кодекса РФ дополнить фразой: «…факт рождения ребенка требует документальной фиксации». Это позволит применять правовые последствия по реализации прав и обязанностей родителей и детей непосредственно с момента рождения ребенка.

Отдельные дополнения и изменения в законодательные акты видятся диссертантом необходимыми по конкретизации вопросов удостоверения, фиксации и доказывания такого юридического события, как непреодолимая сила.

Так, пункт 3 статьи 401 ГК РФ необходимо дополнить следующим содержанием:

«При наступлении события, хотя и носящего непредотвратимый характер, но предвидимого в момент возникновения обязательства, должник будет нести ответственность за его неисполнение. Во избежание неблагоприятных последствий подобного рода стороны могут исключать ответственность за неисполнение путем включения соответствующей оговорки в договор».

В статье 70 Таможенного кодекса РФ «Меры, принимаемые при аварии, действии непреодолимой силы или иных обстоятельствах» и в статье 16.6 КоАП РФ «Непринятие мер в случае аварии или действия непреодолимой силы» необходимо перечислить основные юридические события, которые могут быть зафиксированы в качестве обстоятельств непреодолимой силы: «К обстоятельствам непреодолимой силы относятся: землетрясение, наводнение, военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки, объявление карантина, запрещение перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и др.».

В заключении подведены основные итоги проведенного диссертационного исследования, обобщены его важнейшие результаты.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах автора:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Воронин А.Е. Проблемы формирования теоретико-правовой концепции юридических фактов-событий // История государства и права. – 2007. – № 16. – 0,3 п. л.

Иные публикации:

2. Воронин А.Е. Философско-правовые аспекты механизма правового воздействия на юридические факты-события // Актуальные проблемы философии права и государства: Сборник статей участников научного семинара / Под ред. В.К. Бабаева. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2008. – 0,3 п. л.

3. Воронин А.Е. К вопросу о понятии и сущности срока в системе юридических событий // Современные проблемы российского частного и публичного права: Сборник научных трудов межвузовской научной конференции / Под ред. С.М. Хужина, А.М. Архипова, А.М. Хужина. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2008. – 0,2 п. л.

4. Воронин А.Е. Проблемы фиксации и удостоверения юридических событий при осуществлении правоприменительной деятельности // Правотворческий и правоприменительный процессы: теория, практика, проблемы: Сборник научных трудов участников «круглого стола» / Под ред. Т.К. Зарубицкой. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2008. – 0,3 п. л.

Общий объем опубликованных работ составляет 1,1 п. л.

Корректор Т.Р. Краснолобова

Компьютерная верстка Ю.В. Староверовой

 

Тираж 100 экз. Заказ №_____.

 

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

603600, г. Нижний Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3.

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.