WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В МОНАРХИЧЕСКОЙ РОССИИ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Виноградов Валерий Валериевич

СТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА

В МОНАРХИЧЕСКОЙ РОССИИ

Специальности 12.00.01 – Теория и история права и государства; история

правовых учений

12.00.02 – Конституционное право; муниципальное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Волгоград 2002

Диссертация выполнена на кафедре теории и истории права и государства Волгоградской академии государственной службы.

Научный руководитель – доктор юридических наук, профессор И. В. Ростовщиков

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации Ф. М. Рудинский

кандидат юридических наук А. В. Кантемиров

Ведущая организация – Юридический институт МВД России

Защита состоится 6 июня 2002 г. в 10 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 203.003.01 в Волгоградской академии МВД России (400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии МВД России.

Автореферат разослан «_____» апреля 2002 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                        М. В. Заднепровская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Концепция конституционализма относится к группе универсальных государственно-правовых идей. Проблемы конституционализма были и остаются одними из основных в юриспруденции вообще, и в науке конституционного права в частности. Они имеют исключительно важное значение в теории и практике политико-правового строительства. Построение в современной России правового демократического государства существенно актуализирует научные исследования в этой области.

Конституционализм – это идеал, к которому должно стремиться общество, идущее по пути свободы и социального прогресса. В практическом же преломлении, несмотря на свою универсальность, конституционализм имеет ряд специфических черт, обусловливаемых историческим развитием конкретного общества и государства. В связи с этим сегодня представляется затруднительным однозначно ответить на многие вопросы, возникшие на этапе современных реформ в России, если не анализировать сложные и противоречивые процессы, происходившие в государственной и правовой жизни нашей страны в предшествующее время. Ученые отмечают, что вопросы, связанные со становлением конституционного права как науки и соответствующей отрасли права, т. е. с историей возникновения и развития конституционно-правовых норм и институтов, являются одной из важных сторон предмета науки конституционного права .

Определенная схожесть формирования российской государственности на современном этапе и в начале XX в., а также некоторая содержательная близость политико-правовых реформ, проводимых сегодня и в указанный исторический период, позволяет говорить о том, что многие проблемы не являются абсолютно новыми. Необходимо учитывать опыт их решения в целях неповторения прежних ошибок. Соответственно углубленное изучение становления конституционализма в России с самого его зарождения представляется весьма актуальной темой в рамках современной российской науки конституционного права, а также историко-правовой науки.

Конституционализм является понятием многоаспектным. Каждый из его элементов заслуживает обстоятельного научного осмысления. При этом наиболее продуктивно рассмотрение проблемы во всей совокупности ее составляющих. Изучение только одного из аспектов конституционализма затрудняет раскрытие в полной мере существа вопроса.

Представляется интересным не только юридический, но и политологический анализ развития конституционных идей, их нормативно-правового закрепления как фундамента построения конституционного строя в России в начале XX в. Попытка такого анализа и предпринята в диссертации. В свою очередь, ретроспективный научный взгляд на систему монархического конституционализма, возникших конституционных учреждений и институтов того времени немаловажен для процессов демократизации общественной и государственной жизни в реформируемой ныне России.

Степень разработанности темы. Изучение научных источников свидетельствует о том, что проблема становления конституционализма в России длительное время широко не исследовалась во всем ее многообразии. Специальные работы по данной теме довольно редки. Исходя из того, что проблема конституционализма, помимо юридического, носит также и историко-политологический характер, литературу по обозначенной теме условно можно разделить на три группы: юридическую, историческую и политологическую.

В отечественной юридической литературе различные аспекты конституционализма стали активно разрабатываться в конце XIX в. Огромный вклад в разработку и пропаганду конституционализма в России, в развитие российской науки конституционного права в целом в конце XIX – начале XX вв. внесли ученые-государствоведы А. С. Алексеев, В. М. Гессен, А. Д. Градовский, В. В. Ивановский, Н. И. Кареев, Б. А. Кистяковский, М. М. Ковалевский, Ф. Ф. Кокошкин, Н. М. Коркунов, С. А. Котляревский, Н. И. Лазаревский, П. И. Новгородцев, Б. Э. Нольде, Н. И. Палиенко, К. Н. Соколов, Б. Н. Чичерин, Л. А. Шалланд и др.

В советский период рассматриваемой проблеме уделялось относительно мало внимания. Тем не менее в ряде работ авторам удалось затронуть некоторые стороны конституционализма, правда, через призму марксистко-ленинской идеологии. Среди исследователей здесь можно отметить А. Н. Винокурова, В. К. Дябло, Д. И. Курского, А. Малицкого, П. И. Стучку и др.

Начиная с 1970-х гг. проблема конституционализма в отечественной науке конституционного права вновь становится одной из центральных. Понятие и отдельные элементы конституционализма разрабатываются в работах С. А. Авакьяна, Н. А. Богдановой, Н. Н. Деева, Ю. П. Еременко, В. Т. Кабышева, Н. А. Михалевой, Л. А. Морозовой, О. Г. Румянцева, Ю. И. Скуратова, И. М. Степанова, Л. Б. Тиуновой, В. А. Четвернина и многих других.

В современной юридической литературе среди авторов, предпринявших попытку исследовать проблему возникновения и развития конституционализма, необходимо отметить И. А. Кравеца, А. Г. Пархоменко, Р. А. Ромашова, И. М. Степанова. Между тем в их работах проблема рассматривается, как правило, на весьма большом историческом отрезке времени – от зарождения до наших дней. Это сказывается на глубине изложения отдельных аспектов, связанных именно со становлением конституционализма в России.

В последнее время в юридической литературе большое внимание уделяется осмыслению современного конституционализма в зарубежных странах (В. А. Власихин, С. А. Егоров, В. М. Курицын, В. И. Лафитский, В. В. Лузин, В. В. Невинский и др.). Это объективно должно способствовать дальнейшему развитию теории конституционализма в России.

Лежащие в основе диссертации общетеоретические подходы к понятиям прав личности, правового государства, демократии, гражданского общества, а также их отдельным аспектам разработали отечественные ученые-правоведы С. А. Авакьян, С. С. Алексеев, В. К. Бабаев, В. М. Баранов, А. М. Барнашов, Н. А. Богданова, Н. С. Бондарь, Л. Д. Воеводин, Н. В. Витрук, Н. Н. Вопленко, Ю. П. Еременко, В. Т. Карташов, Д. А. Керимов, Э. В. Кузнецов, В. А. Кучинский, Р. З. Лившиц, Е. А. Лукашева, Н. И. Матузов, А. С. Мордовец, В. С. Нерсесянц, Л. П. Рассказов, И. В. Ростовщиков, Ф. М. Рудинский, В. П. Сальников, И. М. Степанов, Е. А. Скрипилев, Л. Б. Тиунова, Б. П. Топорнин, В. А. Туманов, В. А. Четвернин, Б. С. Эбзеев, Л. М. Энтин и многие другие.

Историко-правовые проблемы, связанные с конституционализмом (развитие либерально-демократических идей, представительство и выборы в России и др.), глубоко осмысливались в исследованиях XIX – начала XX вв. Можно назвать труды И. Д. Беляева, М. Ф. Владимирского-Буданова, Ю. В. Готье, М. Дьяконова, Н. П. Загоскина, А. А. Кизеветтера, В. О. Ключевского, В. Н. Латкина, С. Ф. Платонова, В. И. Сергеевича, Л. А. Тихомирова, Б. Н. Чичерина и др.

Большой вклад в разработку различных аспектов конституционализма внесли исследования отечественных историков XX в. Среди них: Г. Б. Гальперин, Б. Д. Греков, Н. П. Ерошкин, А. А. Зимин, Н. Е. Носов, Н. И. Павленко, Б. А. Рыбаков, А. М. Сахаров, Р. Г. Скрынников, М. Н. Тихомиров, И. Я. Фроянов, Л. В. Черепнин и многие другие.

Внимание различным сторонам конституционализма, в основном современной России, уделяется и в литературе политического характера. Соединение юридического и политологического подходов к анализу конституционализма в России позволяет глубже и точнее разобраться в проблеме. Среди ученых-политологов, исследовавших эту проблему, необходимо назвать Г. А. Белова, К. С. Гаджиева, М. В. Ильина, А. Н. Медушевского, В. П. Пастухова.

Объектом диссертационного исследования является процесс становления конституционализма в монархической России во всем своем многообразии.

Предметом диссертационного исследования являются идеи и теории конституционного развития России, особенности ее общественно-политического устройства в условиях монархии, а также практическая реализация идей конституционализма в России в начале XX в.

Цель диссертации состоит в комплексном историко-правовом и конституционно-правовом исследовании проблем, связанных с зарождением и становлением конституционализма в монархической России: от формирования конституционных идей до их закрепления в законодательстве России и утверждения общественно-государственных отношений на конституционных началах.

Для достижения указанной цели решались следующие задачи:

- определить понятия «конституционализм» и «конституционный строй», выявить содержание и природу этих правовых категорий, а также их соотношение;

- охарактеризовать элементы конституционализма в их историко-правовой динамике;

- проследить эволюцию идей российского конституционализма в монархической России;

- выделить различия между конституционными идеями и государственно-правовыми идеями;

- выявить и показать наличие в законодательстве монархической России отдельных универсальных конституционных идей;

- дать общий анализ конституционной реформы в России в начале XX в. и в этом контексте раскрыть содержание Основных государственных законов 1906 г., ряда других нормативно-правовых актов;

- исследовать практику осуществления конституционного законодательства 1906 г. и показать реальность начала утверждения в России конституционного строя;

- дать типологическую характеристику конституционализма, определив общее и особенное в его практическом воплощении в России и других государствах в начале XX в.

Методологическая и теоретическая основы исследования. Методологической основой диссертации является общий диалектический метод научного познания и связанные с ним принципы историзма и объективности исследования. Помимо общенаучных методов применяются и специальные (частнонаучные): сравнительно-исторический, конкретно-социологический, системный, структурно-функциональный, формально-логический и др. Использование методов в их сочетании позволило осмыслить и раскрыть предмет исследования в обобщающих закономерностях и в разнообразных деталях и ракурсах, что в конечном итоге дало возможность решать поставленные автором задачи.

Теоретическую основу исследования составили политико-правовые концепции прошлого и современности, гуманистические философские и этические учения. Использовались многочисленные работы отечественных и зарубежных правоведов прошлого и настоящего времени.

Нормативно-правовую основу исследования составили отечественные законы, международные документы, нормативно-правовые акты других государств. Использован фактический материал из практики, данные социологических исследований.

Научная новизна диссертации состоит в том, что с современных демократических позиций впервые в отечественной юриспруденции предпринята попытка комплексного конституционно-правового и одновременно историко-правового анализа вопросов, связанных со становлением конституционализма в монархической России в совокупности всех его элементов.

Осуществлен оригинальный сравнительный анализ российского конституционализма начала XX в. с конституционализмом других стран, что позволило предложить его общеправовую типологическую характеристику.

Положения, выносимые на защиту:

1. Идея конституционализма представляет собой не национальную или региональную, а универсальную, общечеловеческую, несмотря на специфику ее воплощения в тех или иных странах.

2. Конституционализм является многоаспектным понятием. Во-первых, его следует понимать как политико-правовую теорию, обосновывающую необходимость установления конституционного строя. Он также выступает в виде формально установленных, зафиксированных в важнейших конституционно-правовых актах конституционно-правовых принципов, норм и политических учреждений. В-третьих, это такое состояние общественных отношений, которое достигается в результате точного соблюдения конституционных предписаний, т. е. при построении конституционного строя. Первые два аспекта конституционализма являются одновременно его предпосылками, ибо конституционализм, как полноценное политико-правовое явление, достигается при наличии всех трех компонентов.

3. Конституционный строй фактически выступает в качестве центрального элемента конституционализма. Данной категории в своей основе присуще нормативно-правовое содержание. Она отражает конкретное устройство государства и общества, т. е. обращает теорию в юридическую и политическую реальность. Под конституционным строем следует понимать конституционное состояние общественных отношений, их соответствие конституционным принципам и нормам.

4. Основы конституционного строя, в отличие от конституционного строя, закрепляемого всей системой правовых норм, регламентируются непосредственно лишь нормами конституционного права. Термин «основы» подчеркивает особенности конституционного регулирования общественных отношений, указывает на то главное, на чем базируется общественная жизнь. Одновременно свою конкретизацию основы получают в конституционных принципах, т. е. можно с определенной условностью говорить о принципах основ конституционного строя.

5. Начало содержательного развития собственно идеологии конституционализма в России датируется второй половиной XVIII в. Первоначально формировались основные положения, раскрывающие ценности и идеалы приверженцев либерально-демократического развития России. В последующем выработанные принципы и идеалы переводились в программы, лозунги и требования политической элиты. Уже далее формировалась нормативно-правовая основа конституционализма. К сожалению, власть и большинство подданных России не проявили глубокой приверженности идеям конституционализма.

6. В своем втором аспекте (как формально установленные, зафиксированные в важнейших конституционно-правовых актах конституционно-правовые принципы, нормы и политические учреждения) конституционализм стал институционализироваться в России значительно ранее принятия конституционного законодательства в начале XX в.

7. К моменту политического реформирования общества в России в начале XX в. реально не сложилась система демократических постоянных ограничений государственной власти. Фундаментальные гражданские и политические права и свободы личности, как неотъемлемая часть конституционализма, не были юридически закреплены и, так или иначе, часто попирались властью. Вместе с тем уже были заложены экономические и иные условия для введения в стране конституционного строя.

8. Основные государственные законы 1906 г. были фактически конституцией Российской Империи, хотя официально так не именовались. Они наделялись особой юридической силой и содержательно соответствовали конституционным актам многих других стран. Подтверждением правильности вывода о формировании конституционного строя России выступает тот факт, что российским подданным законодательно (т. е. формально) предоставлялся достаточно широкий перечень прав и свобод. Было проведено заметное разделение законодательной и исполнительной властей, обеспечена независимость судебной власти.

9. В России начала XX в. только началось формирование конституционного строя. Как следствие в административной практике обнаруживаются существенные отклонения от конституционных предписаний. Тем не менее, исходя из тенденций развития общества и государства, нельзя не заметить существенных демократических изменений. Они нуждались в дальнейшем укреплении в законодательной и правоприменительной практике. Однако этому помешала первая мировая война и связанное с ней усиление реакции.

10. Несмотря на отставание в развитости конституционных отношений от многих стран западной демократии, российский конституционализм следует рассматривать как одну из оригинальных конституционных моделей. Она имеет наряду с чертами, присущими всем конституционным государствам (с дуалистической монархией в особенности), также и ряд самобытных черт, что обусловлено спецификой развития российского общества и государства.

Теоретическая значимость исследования обусловлена тем, что полученные выводы и сделанные обобщения развивают ряд разделов науки конституционного права, а также теории и истории государства и права, истории правовых учений. Это касается, в частности, тех разделов, которые посвящены вопросам становления теории конституционализма, практического конституционного развития России, основам конституционного строя России, а также в целом вопросам демократии, правового государства, политического режима, формы государства.

Положения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут способствовать дальнейшим исследованиям по данной проблематике в рамках теории и истории государства и права, конституционного права, иных отраслевых наук.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что результаты исследования процесса демократических преобразований в переходный период российской истории могут быть использованы в научно-исследовательской работе и в законодательстве. Они могут способствовать изучению положительного опыта государственно-правового строительства и обеспечению преемственности конституционного развития. Это немаловажно для успешного реформирования современной России в реально демократическое, федеративное, правовое и социальное государство.

Материалы диссертации можно использовать в процессе преподавания курсов конституционного права, прав человека, муниципального права, теории государства и права, истории государства и права, истории правовых учений, политологии и др.

Апробация результатов исследования получила выражение в опубликованных автором научных работах, а также в выступлениях: на Всероссийской конференции «Интеллигенция и проблемы формирования гражданского общества в России» (Екатеринбург, 2000 г.); Межвузовской научно-практической конференции «Юридическая ответственность в современном российском праве» (Волгоград, 2000 г.); Всероссийской научно-теоретической конференции «Правовая культура на рубеже столетий» (Волгоград, 2001 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Защита субъективных прав: история и современные проблемы» (Волжский, 2001 г.); Межвузовской научно-практической конференции «Пути развития российской юридической науки и образования в XXI веке» (Волгоград, 2001 г.). Отдельные положения диссертации были использованы в учебном процессе при преподавании курса «История отечественного государства и права» в Волгоградской академии государственной службы.

Структура диссертации определена целью и задачами исследования и состоит из введения, трех глав с подразделением на параграфы, заключения, а также списка использованных источников.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, показывается степень ее разработанности, обозначается научная новизна, определяются цель и задачи диссертационного исследования, его объект и предмет, формулируются выносимые на защиту положения. Во введении также выделяются теоретическая и практическая значимость исследования, использованная методология, освещается апробация полученных результатов.

Первая глава «Общая характеристика российского конституционализма» включает в себя два параграфа, в которых определяются место, роль и содержание категорий «конституционализм» и «конституционный строй» в науке российского конституционного права.

В первом параграфе дается характеристика конституционализма как системообразующей категории. Ей присущ весьма высокий уровень обобщения, ибо она объединяет многие другие категории науки конституционного права, т. е. сферой обобщения понятия «конституционализм» выступает предмет науки конституционного права.

Ретроспективному анализу подвергается содержание ряда исследований по данной проблеме с момента зарождения науки конституционного права в России по сегодняшний день. В России конституционное право, возникшее в рамках науки государственного права, утвердилось на рубеже XIX-XX вв. Оно представлено блестящей плеядой таких ученых, как А. С. Алексеев, В. М. Гессен, А. Д. Градовский, В. В. Ивановский, Н. И. Кареев, Б. А. Кистяковский, М. М. Ковалевский, Ф. Ф. Кокошкин, Н. М. Коркунов, С. А. Котляревский, Н. И. Лазаревский, П. И. Новгородцев, Б. Э. Нольде, Н. И. Палиенко, К. Н. Соколов, Б. Н. Чичерин, Л. А. Шалланд и др. Но в научных трудах монархического периода присутствует некоторый терминологический «беспорядок», неточность понятийного ряда. В частности, категория «конституционализм» четкого определения не получила. Фактически она отождествлялась с некоторыми другими понятиями (например, конституция, конституционная монархия, конституционное государство, представительный строй).

Главной теоретической проблемой того периода являлось обоснование концепции правового государства, а также исследование проблем становления и развития парламентаризма. Научные разработки, за редким исключением, строились на зарубежном материале. Парламентаризм чаще всего рассматривался в качестве одной из форм конституционного строя, что воспринималось как последнее слово конституционализма.

В 1920-е гг. вопросы, связанные с конституционализмом, продолжают привлекать в нашей стране научный интерес, хотя и не в той степени, что ранее. Выделяются труды Д. И. Курского, А. Малицкого, П. И. Стучки и ряда других, которые подошли к исследованию проблемы в связи со стремлением рассматривать Россию как правовое (конституционное) государство.

С конца 1920-х – начала 1930-х гг. тематика конституционализма надолго исчезает из отечественной научной литературы. Причины этого заключаются в утверждении административно-командной системы, создании тоталитарного политического режима, установлении фактического и юридического произвола. Вопрос об ограничении власти правом был снят, а конституция трактовалась как одно из средств властвования. Все усилия государствоведения были направлены на оправдание существовавшей практики. Теория приобретала все более апологетический характер. Идея конституционализма, если и упоминалась, то исключительно в негативном плане и лишь по отношению к монархическому периоду истории России и зарубежным странам.

Лишь с середины 1970-х гг. в советской науке государственного права вновь происходит обращение к проблеме конституционализма. Было в значительной мере осознано, что конституционализм является широкой проблемой, составной частью которой, в частности, являются вопросы конституционного строя.

В указанный период шла разработка понятия «социалистический конституционализм», противопоставлявшегося «буржуазному конституционализму». Отличительной чертой в развитии теории социалистического конституционализма явилось положение о его полной несовместимости с теорией правового государства, которая тогда признавалась исключительно буржуазной и подвергалась критике.

На первоначальном этапе произошла постановка самой проблемы конституционализма. Она явилась достаточно новой для советской юридической науки. Только на рубеже 1970-1980-х гг. в науке конституционного права сложилось более или менее четкое представление о понятии конституционализма (среди авторов можно назвать И. П. Ильинского, П. Ф. Мартыненко, Н. А. Михалеву, Ю. И. Скуратова, И. М. Степанова и др.). Обоснованно формируется взгляд о нем, как о единстве трех его компонентов. Так, заслуживает внимания по этому вопросу позиция Ю. П. Еременко. Он предложил понимать под конституционализмом прежде всего систему взглядов, идеологию, во-вторых, общественно-политическое движение и, в-третьих, определенное состояние общественных отношений, достигаемое в результате точного и неуклонного соблюдения конституционных предписаний.

В целом нельзя не согласиться с включением в содержание конституционализма идейно-политического движения, целью которого является установление в стране конституции, конституционного строя. Вместе с тем представляется, что данный аспект понятия «конституционализм» все же в большой мере находится за пределами предмета науки конституционного права. Он скорее должен рассматриваться другими науками – политологией, политической историей, политической социологией, историей политических и правовых учений.

С началом осуществления в России демократических реформ и особенно после принятия в 1993 г. новой Конституции России выделяется новый этап в исследовании конституционализма. Он обусловлен глубокими изменениями, произошедшими в общественном сознании. Государство радикально изменило ориентиры в своем развитии. Был взят курс на построение в нашей стране демократического правового государства, которое должно основываться на признании прав человека и иных общечеловеческих ценностей. Произошел окончательный отход от рассмотрения конституционализма через призму классового противопоставления двух типов государственности. В связи с новыми идеологическими реалиями происходит дальнейшее уточнение понятия «конституционализм» целым рядом исследователей – С. А. Авакьяном, Н. А. Богдановой, И. М. Степановым, Л. Б. Тиуновой.

Категория «конституционализм» в российской науке конституционного права стала на сегодняшний день одной из самых употребляемых. Она служит для статусных и принципиальных оценочных характеристик того или иного государства, а также способов организации государственной власти.

Диссертантом отстаивается взгляд на конституционализм как многоаспектное явление. Под ним следует понимать, во-первых, политико-правовую теорию, обосновывающую необходимость установления конституционного строя; во-вторых, формально установленные, зафиксированные в важнейших конституционно-правовых актах конституционно-правовые принципы, нормы и политические учреждения; и, в-третьих, такое состояние общественных отношений, которое достигается в результате точного соблюдения конституционных предписаний, т. е. реального воплощения идей демократического конституционного государства.

Первые два аспекта конституционализма являются также и его предпосылками, поскольку конституционализм, как полноценное политико-правовое явление, достигается при наличии всех трех компонентов. Лишь при реализации нормативных конституционных предписаний и практического формирования на их основе соответствующих общественных отношений (т. е. при становлении конституционного строя) можно говорить о наличии конституционализма в определенной стране. Сам конституционный строй фактически выступает в качестве центрального элемента конституционализма.

По-прежнему актуальной, как и в начале XX в., является проблема адекватного соотношения конституционного государства и правового государства. Одни ученые отождествляют данные понятия, другие – различают их.

Автор не считает целесообразным использование названных двух терминов для обозначения одного и того же явления. В контексте сложившейся типологии государств конституционное государство видится предтечей правового государства. Оно может не быть одновременно правовым государством даже в формальном смысле. Если в конституционном государстве появляются законы, определяющие права и обязанности высших государственных органов, закрепляются основные права и свободы граждан, формируется избирательное право, то правовое (иными словами, демократическое) государство является следующим этапом в развитии государственности, когда четко утверждается принцип разделения властей, провозглашаются и гарантируются права и свободы личности в полном объеме, обеспечивается всеобщее и равное избирательное право.

Во втором параграфе рассматривается понятие «конституционный строй» как основная и интегрирующая категория науки конституционного права, которой присуще в большей мере нормативное содержание. Она выступает составной частью категории «конституционализм» как более широкого понятия, представляющего собой идеальную модель. Она и отражает конкретное устройство государства и общества, т. е. фиксирует переход от теории к правовой и политической реальности. Под конституционным строем следует понимать конституционное состояние общественных отношений, их соответствие конституционным принципам и нормам.

Далее отмечается, что понятие «конституционный строй» используется в двояком смысле: формальном и содержательном. В первом случае под этим термином понимается сам факт наличия в обществе и государстве устройства, базирующегося на конституции. Такое формальное понимание и использование этого термина означает, что любое общество и государство, основывающиеся на конституции, могут называться конституционными и имеющими конституционный строй, безотносительно к реальному содержанию имеющейся у них конституции.

В науке конституционного права понятие «конституционный строй» используется, как правило, во втором, содержательном смысле. Здесь под ним понимается такой общественный и государственный строй, который соответствует определенным требованиям – признания и гарантированности прав и свобод человека и гражданина, разделения властей, демократической формы правления и т. д.

Автор показывает, что конституционный строй не следует отождествлять с государственным строем. Последний представляет собой более широкое понятие. В отличие от государственного строя, конституционный строй всегда предполагает наличие в государстве конституции. Необходимыми признаками конституционного строя являются также признание приоритета человека в сравнении с государством, народный суверенитет, разделение властей, демократическое правовое положение личности. В свою очередь государственный строй может и не содержать всех этих признаков.

Сущность и основные черты конституционного строя наиболее ярко проявляются в его принципах. Они выражают фактические условия становления и функционирования конституционного строя, его социально-экономическое, политическое и юридическое содержание.

В ряде научных работ под принципами конституционного строя понимают исключительно основы конституционного строя, регламентированные нормами конституций. Здесь можно увидеть отличие от конституционного строя, который закрепляется всей системой законодательства. Представляется, что эти понятия нуждаются в разделении, поскольку, например, не все принципы конституционного строя зафиксированы в первой главе Конституции Российской Федерации 1993 г. Однако называть их в связи с этим неосновополагающими было бы неверно. Термин «основы» подчеркивает особенности конституционного регулирования общественных отношений, указывает на то главное, на чем базируется какое-либо явление общественной жизни. Между тем свою конкретизацию основы получают в соответствующих конституционных принципах. Таким образом, можно, по мнению автора, говорить о принципах основ конституционного строя.

Вторая глава «Развитие элементов конституционализма в монархической России» состоит из четырех параграфов, в которых всесторонне освещаются вопросы, связанные с возникновением и развитием в России конституционализма в рассматриваемый период.

В первом параграфе дается анализ конституционализма как идеологии. Выделяются этапы ее развития и специфика в монархической России вплоть до октября 1917 г.

Показано, что конституционализм возник в виде политико-правовой теории, обосновывающей необходимость демократического устройства государства на основе конституции. Иными словами, понятие «конституционализм» охватывало конкретную реальность, представляя собой исключительно правовую (или политическую) идеологию либерализма. Отсюда следует, что свое начало конституционализм как идеология берет от либерализма XVII – XVIII вв. Он органически связан с развитием капитализма в Европе, представляя собой на ранних этапах средство борьбы третьего сословия (в первую очередь буржуазии) против абсолютизма.

Автором раскрывается соотношение государственно-правовых и конституционных идей. Обосновывается положение о том, что не всякая государственно-правовая идея может быть отнесена к идеям конституционным. В России основными конституционными идеями исследуемого периода являлись: ограничение самодержавия и введение представительного правления, определение источника суверенитета власти, провозглашение политических и гражданских прав и свобод подданных, утверждение верховенства права и законности. Эти идеи находили свое воплощение как в общественно-политических и философских произведениях мыслителей России, так и в различных проектах и попытках государственных преобразований, предлагавшихся представителями власти и общественности.

Исходя из принятого в политологии выделения нескольких уровней функционирования политической идеологии, в развитии конституционной идеологии можно различить теоретико-концептуальный, программно-политический и актуализированный (практический) уровни. На первом уровне формировались основные положения, раскрывающие ценности и идеалы приверженцев либерально-демократического развития России. На втором уровне выработанные принципы и идеалы либерально-демократического развития России преобразовывались в программы, лозунги и требования политической элиты, формировалась нормативно-правовая основа для принятия управленческих решений и активизации политической жизни. Третий уровень характеризует степень освоения подданными России целей и принципов рассматриваемой идеологии, что отражается в их практическом участии в политической жизни.

Говорить о наличии в монархической России всех трех уровней идеологии конституционализма было бы неверно. На первом начальном теоретическом уровне идеология «застыла» на продолжительный период. Второй уровень стал полноценно проявляться лишь в начале XX в.

Дискуссионным остается вопрос о времени возникновения в нашей стране конституционализма как идеологии. В России стремление ограничить права верховной власти уходит в глубь веков. Появление непосредственно идеологии конституционализма в России автор склонен датировать второй половиной XVIII в. В своем дальнейшем развитии она прошла несколько «волн» со спецификой каждой из них. Первая «волна», называемая «правительственный конституционализм», по своему содержанию являлась либерально-просветительской и уповала на просвещенную ограниченную монархию. Следующая «волна» развития идеологии конституционализма проявилась во второй половине XIX в. и получила наименование «консервативно-охранительный конституционализм». В тот период произошел синтез идей и ценностей конституционализма и консерватизма. Третья «волна» – так называемый «новый (неолиберальный) конституционализм» начала XX в., – обозначилась, когда был сделан упор на социальную сферу и была провозглашена необходимость обеспечения подданным права на достойное человеческое существование.

Во втором параграфе анализируются процессы формализации и институционализации конституционных идей в монархической России. Нормативно-правовой фундамент, в котором нашли свое воплощение конституционные идеи, выступал одним из элементов конституционализма. Он, как и политико-правовая теория, обосновывающая необходимость построения конституционного строя, также был его предпосылкой.

Автор полагает, что процесс институционализации идеи конституционализма в России отчасти проявился задолго до принятия конституции в начале XX в. Начало формально-юридическому закреплению некоторых конституционных идей в нормативно-правовых актах России можно найти уже в первых древнерусских документах. Учитывая, что в концепции конституционализма правовое положение личности в обществе занимает исключительно важное место, попытки древних русичей создать писаные нормы (например, Русская правда), регулирующие эти отношения, можно с известной долей условности считать зародышами правового определения свободы личности, канонов протоконституционализма.

Одним из основных демократических институтов является институт представительства. Основы представительства в истории России начали складываться совместно с ранними формами непосредственной демократии. При этом необходимо различать в понятии «представительство» два сущностных начала, четко различаемых в английском языке. Первое значение – это «присутствующий» («present»), а второе – собственно «представлять» («represent»). Присутственное начало означает представительство на основе личной власти, имущества, традиции, обычая, знатности и т. д. В России, вплоть до начала XX в., в высших органах представительства преобладало презентативное начало, причем в нескольких разновидностях.

К началу XX в. в России еще не сложилась система постоянных ограничений государственной власти. Права и свободы населения не были юридически закреплены и практически повсеместно нарушались. Однако отмена крепостного права, приведшая к предоставлению личной свободы крестьянам, создание органов местного самоуправления (земские и городские), создание независимого суда, заключавшееся в его отделении от администрации, и другие реформы, подготовили условия для введения в России конституционного строя.

В третьем параграфе анализируется реформируемое российское законодательство начала XX в. В нем либерально-демократические идеи выразились наиболее полно.

В начале XX в. в России появился ряд законодательных актов комплексно закреплявших: общий строй государства; систему государственной власти; основы правового положения всех категорий подданных (а не как ранее – отдельных групп населения). Автор отстаивает позицию, согласно которой отсутствие единого текста конституции не является формально определяющим для формирования конституционного строя. Хотя наличие, безусловно, предпочтительней разрозненных нормативно-правовых актов.

Иногда в литературе встречается утверждение о том, что царский Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка» от 17 октября 1905 г. стал конституцией страны. По мнению автора, это неверно. Данный акт сам по себе непосредственно не создал перехода от самодержавия к ограниченной монархии. Однако Манифест предрешил его. Ведь в конечном счете такой переход находился в прямой зависимости от созыва Государственной думы. До первого заседания Государственной думы у Императора еще сохранялись законодательные полномочия в полном объеме и, следовательно, он был вправе отменить Манифест от 17 октября 1905 г. Юридически же днем перехода России к конституционному строю следует считать день, когда собралась Первая Государственная дума.

В диссертации показано, что идея конституции в России была воплощена в образе Основных государственных законов. Они официально конституцией не именовались, но фактически выступали таковой. Основные государственные законы от 23 апреля 1906 г., явившиеся актом правотворчества российского монарха, закрепляли государственное устройство Российской Империи, ее государственный язык, существо верховной власти, права и обязанности российских подданных, порядок законодательства, принципы организации и деятельности центральных государственных органов – Государственного совета и Государственной думы, Совета министров и министерств.

Обновленные Основные государственные законы 1906 г., в отличие от прежних редакций, как и подобает конституции, наделялись особой юридической силой. Они могли изменяться лишь в особом законодательном порядке. Инициатива их пересмотра принадлежала исключительно Императору, который, обладая правом издания указов с временной силой закона (во время прекращения занятий Государственной думы), не мог тем не менее обратить это право на Основные государственные законы.

Конституция России 1906 г. (автор использует такое понятие) принадлежала к классу так называемых октроированных, т. е. жалованных, конституций. Она не стала результатом народного волеизъявления, а явилась актом «высочайшей» милости. Вместе с тем юридические свойства конституции, как известно, мало зависят от формы ее принятия. Хотя именно в этом «грехе» ее зачастую обвиняют, забывая, что переход от абсолютной монархии к ограниченной повсеместно в мире сопровождался октроированием Основного закона. Россия не стала исключением из данного правила. Способ принятия конституции имеет большее (хотя тоже не абсолютное) значение скорее в вопросе о том, воспринимается ли она как отвечающая потребностям и интересам общества или как обман, а следовательно, заслуживает ли того, чтобы ее исполняли.

Далее обращено внимание на то, что правам личности целиком посвящена вторая глава Основных государственных законов от 23 апреля 1906 г. Российским подданным конституционно гарантировались: неприкосновенность личности и законность юридического преследования; неприкосновенность жилища; свобода передвижения, выбора занятий, места жительства, выезда за пределы государства; неприкосновенность собственности; свобода собраний; свобода слова и печати; свобода союзов; свобода веры. Только две статьи были посвящены обязанностям: всеобщей воинской повинности для мужчин и всеобщей обязанности платить налоги. Таким образом, с приобретением этих прав подданные России по сути становились ее гражданами.

Фиксируя права и полномочия Императора, Основные государственные законы ограничивали его во многом исключительные прерогативы в важнейших областях деятельности государства – в законодательстве, управлении и судебной деятельности.

Автор констатирует, что с формально-юридической точки зрения Государственная дума и реорганизованный Государственный совет в значительной степени отвечали основным критериям, предъявляемым к парламентским учреждениям. Государственный совет и Государственная дума обладали правом законодательной инициативы, ограничивали Императора в законодательной области, обладали достаточно широкими полномочиями в бюджетной сфере.

При выборах в Государственную думу не вводилось всеобщее избирательное право, но ни одна социальная группа населения не лишалась права голоса. Для каждой категории избирателей закреплялся свой имущественный ценз, что в совокупности должно было способствовать необходимому, с точки зрения власти, представительству от разных групп населения. Здесь точнее говорить о представительстве интересов, хотя избирательная система России приближалась к системе всеобщего избирательного права в сложившемся понимании начала XX в. Это было реальным избирательным правом. Создавались партии. А те из них, которые не разрешались, имели возможность проводить в Думу своих кандидатов, ибо кандидатуры могли выставляться не только партиями, но и самими кандидатами, как независимыми деятелями. Каждый, имевший право голоса, мог лично или через свободно им избранного выборщика решать, за какого кандидата или какую партию он хочет голосовать. Значит, подданный действительно мог выбирать, а не просто голосовать. Выборы были тайными и свободными. К тому же они могли быть обжалованы в кассационном порядке.

Основные государственные законы 1906 г. провели заметное разделение законодательной и исполнительной властей. Они способствовали дальнейшему обеспечению независимости судебной власти, так как еще в результате судебной реформы 1864 г. была провозглашена несменяемость судей.

В четвертом параграфе раскрывается юридическая практика реализации конституционных идей, нашедших свое отражение в российском законодательстве начала XX в.

По данному вопросу в науке нет единого мнения. Между тем здесь следует иметь в виду, что положения любой конституции никогда не находят своей полной реализации сразу же после ее принятия, а следовательно, конституционный строй нигде и никогда не возникал сразу в законченном виде. Автор доказывает, что, несмотря на все свои недостатки, в России активно шел процесс становления конституционного строя.

Одним из ярких показателей тому – важнейший из конституционно-правовых институтов – институт прав и свобод личности. Он не только нашел свое формальное закрепление в Основных государственных законах 1906 г., но и все шире реализовывался на практике. Нельзя говорить о реализации политических и гражданских прав и свобод личности в России начала XX в. в современном понимании. Этому, в частности, мешали полицейский произвол, объявление отдельных территорий на «исключительном положении» и т. п. Но даже они не могли полностью ограничить реализацию прав и свобод российских подданных. Конечно же, были ограничены в правах иудеи, некоторые инородцы. Однако позитивные перемены в правовом статусе личности стали очевидны. Так, податным сословиям, главным образом крестьянскому населению (подавляющему большинству населения России), в значительной мере предоставлялись свобода передвижения, гражданское равноправие, судебная защита и т. д.

Важнейшей проблемой прав и свобод личности становилась их гарантированность. Автор в данном аспекте выделил вопрос о защите проведения свободных выборов.

Для становления конституционного строя России принципиальным являлся сам факт проведения выборов и созыв народного представительного законодательного учреждения – Государственной думы. Система органов государственной власти в результате введения в ее механизм элементов разделения властей приобрела конституционный характер. А сам институт выборов, как формы народовластия, несмотря на определенные недостатки в избирательном законодательстве, стал полноправным атрибутом политической жизни страны.

В России складывалась определенная конституционная практика предоставления народному представительству полномочий, законодательством не предусмотренных. Складывались парламентские прецеденты. Так, Совет министров не был ответственен перед парламентом, а членам Государственного совета и Государственной думы было предоставлено ограниченное право запроса министрам. Однако они, несмотря на это, на практике выходили за его рамки и подавали свои запросы по всем интересующим их вопросам. Государственная дума также не обладала правом парламентских расследований, но с самого начала своей работы стала их проводить.

При этом наблюдались и обратные, противоречивые тенденции. К примеру, Дума не использовала в полной мере те права, которыми обладала по закону. Так, она фактически сама себя ограничивала в сфере контроля за исполнением государственного бюджета.

В вопросе о сотрудничестве Государственной думы и правительства положение складывалось неоднозначно. У Думы первых двух созывов отсутствовало стремление к сотрудничеству. Данная позиция народных представителей мало способствовала конструктивности во взаимоотношениях между исполнительной и законодательной властями, укреплению конституционного строя. К тому же и правительство не всегда оправданно применяло чрезвычайно-указное право. Ситуация изменилась лишь в Государственной думе третьего созыва, когда октябристы, имевшие большинство мест, последовательно пытались сотрудничать с Советом министров.

Таким образом, новый политический строй России начала XX в. сочетал в себе авторитарные и представительные начала, которые соответственно олицетворяли Император и Государственная дума с Государственным советом. Здесь проявлялось сочетание присущих веками России и одновременно западных либеральных подходов к государственному строительству. Традиционные для России бюрократические государственные учреждения и правовые институты (прежде всего сама монархия) зачастую оказывали тормозящее воздействие на конституционные нововведения. К примеру, преобладание монархического начала в системе реформированных государственных органов проявлялось в интерпретации многих положений Основных государственных законов и вовсе не в пользу представительных законодательных учреждений.

В целом, при оценке конституционного строя России начала XX в. следует отметить тенденции его существенных изменений к демократизму. Между тем это настоятельно требовало своего дальнейшего развития в текущем законодательстве, в правоприменительной практике государственных органов и их должностных лиц.

В третьей главе «Общее и особенное в конституционализме России и других государств начала XX века» дается типологическая характеристика российского конституционализма начала XX в. Проводится его сравнение с конституционализмом других стран (Австрией, Германией, Японией и др.).

Так, например, совокупность прав русского монарха отличалась от типичного объема полномочий европейских конституционных монархов начала XX в. и в большей мере соответствовала их правам по конституциям начала XIX в. во Франции и в германских государствах. Генезис европейского конституционализма, ко времени трансформации российской государственности, значительно урезал первоначальный объем прав монархов и расширил права народного представительства. Что же касается России, то она в начале XX в. только вступила на путь конституционного развития, тогда как большинство европейских государств к этому моменту функционировало в условиях конституционного режима продолжительное время, развивая и совершенствуя свой конституционный порядок. Тем не менее российский Император уже не являлся абсолютным монархом, и его власть была ограничена в законодательной сфере, в бюджетных отношениях, в судебных делах. Даже в сфере исполнительной власти акты монарха нуждались в контрассигнации, без чего они не имели юридической силы.

В некоторых вопросах положения Основных государственных законов были более демократичными, чем в других странах. Так, к примеру, Государственный совет, несмотря на порядок своего формирования, с точки зрения организации и обновления его состава являлся учреждением достаточно либеральным по сравнению с верхними палатами других стран. В большинстве из них (например, Англии, Австрии, Пруссии, Японии) состав верхних палат был частью наследственным, частью пожизненным. В России же при формировании Государственного совета сочетались назначение и выборность его членов.

Конституционализм в России начала XX в., несомненно, имел национальные черты, детерминированные особенностями исторического развития страны. Потому он в известном смысле может быть назван российским конституционализмом. При этом, как и всякий конституционализм, он по своей сути носил либеральные черты.

Исходя из формы правления, которая была установлена в России в начале XX в., российский конституционализм являлся «монархическим конституционализмом», ибо в стране устанавливалась конституционная монархия. А с учетом степени участия представительного законодательного органа в осуществлении государственной власти и характера его взаимоотношений с другими государственными органами российский конституционализм начала XX в. относится к дуалистическому типу конституционализма в форме дуалистической монархии. Исходя же из предмета и пределов конституционного регулирования, развитие российского конституционализма в исследуемый период происходило в «либерально-этатистком» направлении.

Таким образом, Россия в начале XX в. встала на путь конституционного развития. Вместе с тем, несмотря на меньшую степень развитости конституционных отношений (в первую очередь в сравнении с западными странами), российский конституционализм следует рассматривать как одну из своеобразных, исторически оригинальных конституционных моделей. Наряду с чертами, общими для всех конституционных государств, ей присуща дуалистическая монархическая форма правления в особенности, а также ряд самобытных черт, что связано с особенностями развития российского государства и общества. Российский конституционализм начала XX в., во-первых, не основывался на необходимых элементах гражданского общества ввиду их неразвитости (признание естественных прав человека и др.). Во-вторых, средний класс был недостаточно силен для того, чтобы стать социальной базой демократических преобразований. В-третьих, эти преобразования необходимо было провести в кратчайший (по сравнению с западными странами) исторический промежуток времени. Последнее было обусловлено тем, что процесс преобразований государственного строя на конституционных началах в России начался значительно позже, чем в европейских и некоторых азиатских странах.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы основные выводы, указано на актуальность дальнейшей разработки поставленных проблем.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Избирательное право в монархической России начала XX века // Защита субъективных прав: история и современные проблемы: Материалы науч.-практ. конф., г. Волжский, 27 марта 2001 г. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2001. (0,3 п. л.)

2. О принципах конституционного строя // Сборник научных работ аспирантов и студентов ВАГС: Сб. науч. тр. Вып. 3. – Волгоград: Изд-во ВАГС, 2001. (0,24 п. л.)

3. От конституционализации к закреплению конституционной нормы о частной собственности на землю в законодательстве России // Пути развития российской юридической науки и образования в XXI веке: Тезисы докладов науч.-практ. конф. 25-26 октября 2001 г. – Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2001. (0,1 п. л.)

4. Правовая культура как элемент конституционализма // Правовая культура в России на рубеже столетий: Материалы Всероссийской науч.-теоретич. конф. 16-17 февраля 2001 г. / Под ред. д.ю.н., проф. Н. Н. Вопленко. – Волгоград, 2001. (0,13 п. л.)

5. Разработка понятия конституционализма в монархической России // Сборник научных работ аспирантов и студентов ВАГС: Сб. науч. тр. Вып. 3. – Волгоград: Изд-во ВАГС, 2001. (0,3 п. л.)

6. Разработка теоретических проблем конституционализма в трудах русских правоведов в начале XX века // Интеллигенция и проблемы формирования гражданского общества в России: Тезисы докладов Всероссийской конференции. 14-15 апреля 2000 г. – Екатеринбург: УрГУ, 2000. (0,13 п. л.)

См., например: Еременко Ю. П. Предмет российского конституционного права. Ростов-на-Дону, 1996. С. 14-15; Богданова Н. А. К вопросу о предмете науки конституционного права // Государство и право на рубеже веков: Конституционное и административное право (Материалы Всерос. конф.). М., 2000. С. 42; Чиркин В. Е. Конституционное право в Российской Федерации. М., 2002. С. 31 и др.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.