WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ВЛИЯНИЕ ПРАВОПОНИМАНИЯ НА СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТОВ РОССИЙСКОГО ПРАВА (НА ПРИМЕРЕ ПАТЕНТНОГО ПРАВА)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

 

 


На правах рукописи

ВЕДЕНИН Вадим Сергеевич

ВЛИЯНИЕ ПРАВОПОНИМАНИЯ НА СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТОВ РОССИЙСКОГО ПРАВА

(НА ПРИМЕРЕ ПАТЕНТНОГО ПРАВА)

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права  и государства; история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

Владимир 2007


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин

Федерального государственного образовательного учреждения  высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний»

 


Научный руководитель

доктор юридических наук

Аверин Александр Валентинович

 

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Байтин Михаил Иосифович;

кандидат юридических наук

Боруленков Юрий Петрович

 

Ведущая организация

Российский Университет Дружбы Народов

 

Защита состоится «9» июля 2007 г. в 9.00 часов на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 в ФГОУ ВПО «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е, зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан   «8» июня 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                               В.В. Мамчун



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Осознание современными российскими правоведами значимости вопросов правопонимания явилось следствием интенсивных попыток поиска решений данной проблемы. Появление многочисленных концепций понимания права показало, что основные усилия ученых сосредоточены на выявлении сущностных признаков права. Их теоретическая значимость состоит в возможности определения природы права, генезиса его различных исторических типов, а так же в способности четко и ясно дифференцировать право от неправовых регуляторов общественных отношений. Помимо этого вопрос правопонимания неразрывно связан с элементами системы права и не может быть рассмотрен отдельно от них. Исходя из этого, логично заключить, что научно-правовая категория правопонимание обладает не только теоретической, но и прикладной ценностью, т.к. оказывает непосредственное влияние на формирование и развитие таких элементов системы права как правовая норма, правовой институт и отрасль права. Научные знания, полученные в процессе изучения составной части системы права могут быть интерпретированы и на всю систему права в целом.

В теоретическом плане плюрализм мнений по вопросу правопонимания следует признать приемлемым или даже необходимым, но в прикладном значении неоднозначные, а порой, и противоположные мнения по вопросу понимания права имеют больше негативного, нежели позитивного смысла.

Отсутствие единой научной доктрины правопонимания отрицательно влияет на процесс обучения и подготовки квалифицированных специалистов в области права. Это проявляется и в том, что в рамках некоторых концепций противопоставляются право и закон, что наносит ущерб формированию у будущих специалистов-правоведов восприятия базовых правоприменительных ценностей – законности и правопорядка, затрудняет понимание производных от права категорий и т.д. Одна из причин вышеуказанного – недостаточный уровень понимания законодателем правовой материи. Устранение этого положения позволило бы избежать большинства ошибок в правотворческой и правоприменительной деятельности.

Степень научной разработанности проблемы. Проблемы влияния правопонимания на становление и развитие институтов российского права в современной российской правовой науке пока не привлекли широкого внимания специалистов в данной области. Большинство научных исследований сводится к поиску доводов в пользу определенного подхода к правопониманию и лишь декларативно упоминается о возможности и необходимости практического использования правопонимания в юридической практике.

Прикладное значение проблемы правопонимания отмечалось в трудах специалистов в области общей теории права, например, А.В. Аверина, Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, М.И. Байтина, В.М. Баранова, А.Б. Венгерова, Ю.Ю. Ветютнева, П.Г. Виноградова, Н.Н. Вопленко, В.Г. Графского, В.В. Гриба, И.А. Дюрягина, Б.А. Кистяковского, О.Э. Лейста, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, П.А. Оля, А.С. Пиголкина, В.В. Попова, В.М. Сырых, В.А. Толстика, А.С. Ященко и др., однако проблему взаимосвязи, влияния правопонимания и процессов становления и развития патентного права никто из исследователей не затрагивал.

Объект диссертационного исследования  –  практика становления и развития права в современной России.

Предмет исследования – онтологические, гносеологические и методологические аспекты влияния правопонимания на институты российского права.

Цель и задачи исследования. Цель состоит в комплексном осмыслении основных проблем взаимосвязи правопонимания и развития патентного права с точки зрения системно-нормативного правопонимания.

Для достижения обозначенной цели необходимо решить следующие теоретические и научно-практические задачи:

  • выявить взаимосвязь правопонимания с юридической наукой и практикой;
  • классифицировать типологии и подходы к пониманию права;
  • проанализировать основные современные подходы к правопониманию в отечественной правовой науке через призму их прикладного значения для практической деятельности;
  • установить характер влияния на юридическую практику широкого правопонимания;
  • обобщить сущностные признаки юридического системно-нормативного подхода к правопониманию;
  • выявить критерии определения истинности юридической теории и нормотворчества и обосновать степень соответствия основных концепций правопонимания этим критериям;
  • исследовать процессы, отражающие эволюцию и формирование института промышленной собственности, динамику и периодизацию развития его форм (обычаев, законов и т.д.) и выявить их закономерности;
  • установить методологические особенностей определения системности способов и приемов законодательного закрепления правовой охраны и юридического контроля объектов интеллектуальной собственности;
  • проанализировать практику использования и охраны объектов изобретательского права на предмет наличия пробелов и коллизий в законодательном регулировании;
  • выявить особенности познания правовой действительности и определить стратегию и тактику юридического регулирования отношений в сфере интеллектуальной собственности и охраняемых законом интересов правообладателей;
  • разработать на основе проведенного теоретического исследования предложения по обновлению и реформированию института патентного права и правоприменительной политики государства в целом.

Методологической основой исследования послужил сформированный на рубеже двух веков современный нормативный подход к правопониманию, одним из ярких и последовательных представителей которого является М.И. Байтин. Помимо этого, использовался комплекс методов научного познания: анализ, синтез, диалектический метод, философский, историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-логический, системный, нормативно-догматический и др. Также применялись конкретно-социологические методы исследования: сравнения, аналогии, правового моделирования.

Нормативно-правовую основу исследования составляют: Конституция РФ, международные правовые акты, федеральные законы и подзаконные акты РФ, содержащие нормы права, регулирующие общественные отношения в сфере защиты промышленной собственности.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют идеи и концепции, изложенные в трудах таких ученых в области теории права и государства, как М.И. Байтин, В.М. Шафиров, А.С. Пиголкин, В.С. Нерсесянц, А.В. Мицкевич, Р.З Лившиц, А.В. Малько, Н.Г. Александров, В.К. Бабаев, Г.В. Мальцев, М.М. Агарков, М.С. Строгович, С.Н. Братусь, Д.А. Керимов, В.Н. Кудрявцев, А.М. Васильев, В.М. Баранов, А.В. Аверин, М.А. Аржанов, Н.А. Бобров, С.А. Голунский, О.С. Иоффе, Р.О. Халфина, И.С. Самощенко, В.В. Лазарев, О.В. Мартышин, А.И. Овчинников, А.А. Павлов, А.В. Поляков, Е.Л. Поцелуев, Р.А. Ромашов, Л.И. Спиридонов, В.А. Туманов, А.Ф. Черданцев, И.Л. Честнов, В.А. Четвернин, К.В. Шундиков и др.

При анализе вопросов, посвящённых изучению различных сторон феномена промышленной собственности, в современной науке диссертант опирался на работы российских учёных. Среди них выделяются труды: Б.С. Антимонова, Е.А. Богатых, В.Ю. Джемаркяна, Н.А. Райгородского, А.А. Пиленко, О.А. Городова, А.П. Сергеева, М.М. Богуславского, Э.П. Гаврилова, Л.Б. Гальперина, В.Н. Дементьева, В.А. Дозорцева, В.И. Ерёменко, И.А. Зенина, В.Я. Ионаса, Н.Б. Ловягина, Н.Э. Мамиофы, Н.В. Миронова, О.М. Олейник, В.Ф. Попондопуло, В.А. Рясенцева, Ю.И. Свядосца, В.Р. Скрипко, Л.А. Трахтенгерц, В.П. Шатрова, Н.К. Финкель, А.К. Юрченко и др.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в попытке широкого анализа закономерностей и взаимосвязи правопонимания и общеисторического процесса формирования, развития и функционирования правовых институтов с учетом воздействия на них различных течений и направлений правовой мысли. Выявлен наиболее конструктивный и практически применимый подход к познанию права, показано соотношение правопонимания с правотворческой, правосистематизирующей, интерпретационной, правоприменительной и правореализующей практикой. Предложены практические рекомендации для преодоления пробелов и коллизий в патентном праве. Кроме того, научная новизна выражается и в положениях, выносимых на защиту:

  • В современном правоведении ощущается методологический кризис, вызванный девальвацией общетеоретических исследований феномена права. Каждая из правовых школ предлагает собственную концепцию понимания права, основанную на сущностных признаках, научное обоснование которых в большей степени противоречиво или вообще отсутствует. Подобная ситуация порождает неясности в вопросах о формах, бытие, сущности права, обостряется потребность в понятийных критериях, позволяющих отличать право от других неправовых регуляторов.
  • Системно-нормативное правопонимание (основой которого является современное нормативное правопонимание, основоположник - М.И. Байтин) должно являться основой формирования правосознания правоприменителя, поскольку наличие альтернативных типов правопонимания в юридической практике приносит больше вреда, чем пользы. Ни один из широких подходов к правопониманию не обеспечивает прикладного использования результатов теоретического осмысления феномена права. Юридический системно-нормативный подход является единственным подходом к пониманию права, имеющим прикладное значение и в этой связи должен находиться в основе деятельности всех ветвей государственной власти.
  • Правотворческая деятельность должна основываться на достижениях правовой науки и иметь тесное взаимодействие с правоприменительной (в первую очередь судебной) деятельностью государства с целью выявления социальных отношений, испытывающих наибольшую потребность в их правовом регулировании. Внимание на этом неоднократно заостряли видные отечественные правоведы. Однако положение о связи науки с юридической (законотворческой, правоприменительной, правосистематизирующей) практикой до настоящего времени остается лишь декларативным, что негативно влияет на динамику развития общественных отношений.
  • Правовое регулирование общественных отношений в патентном праве идет по пути «точечной регламентации», а сами базовые, отправные, фундаментальные проблемы не получают на законодательном уровне комплексного разрешения, в связи с этим формирование данного сектора необходимо начать с научно-теоретической разработки и законодательного закрепления, отправных начал, принципов, основных, базисных понятий (терминов).
  • В настоящее время в России существует необходимость полной кодификации всех нормативно-правовых актов, регламентирующих отношения, возникающих по поводу создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, в едином нормативном акте – Кодексе интеллектуальной собственности. В связи с наметившимися тенденциями к развитию интеллектуального права, появлению большого количества объектов правовой охраны (в настоящее время их 16), значительном их отличии от имущественных (материальных) объектов гражданского права, имеются все предпосылки выделения права интеллектуальной собственности в самостоятельную отрасль наряду с гражданским правом.

Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что содержащиеся в нём теоретические положения, выводы и рекомендации, направленные на решение актуальной научной проблемы взаимосвязи правопонимания и развития элементов системы российского права  могут быть использованы:

  • в законотворческой деятельности при совершенствовании нормативной регламентации в сфере отношений интеллектуальной собственности области, в частности в процессе правового регулирования патентных правоотношений;
  • при создании ориентационной, информационной основы для принятия и реализации решений органами управления государственных и частных структур в сфере использования объектов интеллектуальной собственности и иных результатов духовной деятельности;
  • в учебном процессе юридических ВУЗов и преподавании теории государства и права при изучении тем: «Основные подходы к правопониманию» «Система права», а в перспективе при становлении в качестве отрасли «право интеллектуальной собственности», одноименного учебного курса.

Апробация результатов диссертационного исследования.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический инсти­тут Федеральной службы исполнения наказаний» и используются в учебном процессе указанного ВУЗа при преподавании теории государства и права.

Основные положения работы докладывались автором в выступлениях на Все­российской научной конференции памяти О. А. Жидкова по теме: «Актуальные проблемы теории и истории государства и права», организованной на базе юридического факультета Российского университета дружбы народов (г. Москва, май 2006 г.) и VII Общероссийской научно-практической конференции «Актуальные про­блемы правового обеспечения приоритетных национальных проектов», организованной юридическим факуль­тетом Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Российской академией юридиче­ских наук, Ассоциацией юристов России при участии органов законодательной, исполнительной и судебной власти, общественных объединений юристов, юридических вузов и научных учреждений права (г. Москва, де­кабрь 2006 г.), а так же нашли отражение в опубликованных работах автора.

Структура диссертации.

Цели и задачи исследования логически обусловили структуру диссертации, состоящей из введения, трех глав, содержащих десять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, обусловленный ее актуальностью, выявляется степень ее научной разработанности, определяются цель и задачи диссертационного исследования, его объект и предмет, методологические и теоретические аспекты, нормативно-правовая основа, формулируется научная новизна и положения, выносимые на защиту, доказывается теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава работы «Современное правопонимание в отечественной правовой науке» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Правопонимание и его взаимосвязь с юридической наукой и практикой» речь идет о важности и сложности теоретико-правовой категории «правопонимание», четкость и правильность представления о которой предопределяют перспективу и пути развития и повышения эффективности, как самой юридической науки, так и нормотворчества, правоприменения, обеспечения режима законности и правопорядка, создания цивилизованного гражданского общества и правового государства.

Диссертант исследует вопросы происхождения термина «право» в различных его смысловых значениях. В работе обосновывается необходимость формулирования максимально цельного и точного определения права в юридической трактовке, установления его отличительных от других социальных регуляторов признаков и свойств. Облегчить решение этой задачи, призвана научная категория «правопонимание», при этом автор придерживается позиции многих современных ученых о необходимости и своевременности применения данной категории в научных исследованиях.

Познание права неразрывно связано с познанием производных от него явлений и отражающих их категорий и понятий. К ним относятся помимо сущности и содержания права, его роль, функции, назначение, механизм правового регулирования, система права и правовая система, а также некоторые др.

Важность понимания права не ограничивается одной лишь научно-теоретической направленностью. Помимо теоретической значимости изучения проблем правопонимания необходимо отметить и другую, не менее важную составляющую данного вопроса, – его прикладную ценность. Применение полученных теоретических знаний в реальной жизни – вот цель любого познавательного процесса. Любая теория, если ее направленность в той или иной степени не проецируется в дальнейшем на практику или не несет никакой прикладной нагрузки, теряет всякий смысл. Определением и соответствующим пониманием права руководствуются юристы, применяющие свои знания на практике, в том числе и те, кто связан с процессом правотворчества и правоприменения. Правопонимание определяет правовую политику государства и выполняет прикладную функцию. Получив четкое представление о том, что такое право, в практической деятельности всегда можно определить, являются ли те или иные регулятивные системы правовыми или они имеют иное содержание. И наоборот, отсутствие четкого представления о праве неизбежно снижает эффективность его применения и не способствует созданию режима верховенства законности и правопорядку в обществе.

Во втором параграфе «Основные подходы к проблеме правопонимания в отечественной правовой науке» приводятся и анализируются основные в современной отечественной правовой науке типологии и подходы к такой фундаментальной проблеме, как правопонимание.

Обобщение существующих взглядов на проблему правопонимания позволяет выделить следующие подходы: нормативный, психологический, социологический, естественно-правовой, исторический, теологический, либертарно-юридический, коммуникативный, постнеоклассический, инструментальный, культурологический, фаталистический, волюнтаристический, интегративный, государствоцентристский, человекоцентристский, которые можно классифицировать по двум типам – нормативный и широкий.

Анализ вышеперечисленных подходов позволяет диссертанту сделать вывод, что для российского правопонимания наиболее целесообразной и отвечающей критерию научности соответствует дуалистическая классификация, выделяющая узкий (нормативный) и широкий подходы к правопониманию. Классификационным критерием в данной типологии служит критерий нормативности.

Разграничение всего многообразия подходов к пониманию права на нормативный и широкий на современном этапе развития правовой науки представляется наиболее конструктивным и обоснованным, поскольку критерий нормативности  –  в большей степени универсальный среди прочих. Норма права позволяет раскрыть сущность и социальную природу права, поскольку является «строительным материалом» права, его первоосновой, все остальные правовые явления строятся на понимании права, состоящего из норм (правил поведения), объединенных в систему.

Юридическая практика тяготеет к одному конкретному, доминирующему подходу в правопонимании, что объясняется социальной потребностью в действенном регулировании общественных отношений и необходимостью подготовки последовательных и грамотных в правовом отношении специалистов.

Приблизить к истине может только практическое применение и испытание временем той или иной концепции. Опытный путь видится наиболее приемлемым для определения достоинств и недостатков конкретных подходов и критерием их научной и прикладной значимости.

В третьем параграфе «Широкое правопонимание» анализируются концепции, представляющие наибольший научный интерес для исследователей сущности права.

Одним из вариантов широкого правопонимания является теория правопонимания, которая абсолютизирует различение права и закона. Основываясь на этом, автор данной концепции В.С. Нерсесянц называет в качестве основополагающего признака права «формальное равенство свободных индивидов», который включает в себя еще два признака - «формальную свободу и справедливость», при этом он не объясняет, каким образом формальное равенство гарантирует свободу.

Исходя из этого, согласно либертарной концепции, закон признается правовым при условии, что он отражает принципы формального равенства, свободы и справедливости. Следовательно, правоприменитель каждый раз при толковании права должен соотносить ту или иную норму с указанными признаками. Сложно представить использование на практике такого понятия права.

И.Л. Честнов предлагает принципиально иной подход к пониманию права, основанием возникновения которого является рассмотрение основных положений эпохи постмодерна как состояния культуры постиндустриального общества. Перспективными философскими направлениями он признает герменевтику, синергетику, феноменологию, антропологию, а также особый диалогический метод, позволяющий исследовать право в процессе его непрерывного становления.

При этом автор подхода соглашается, что его теоретические идеи нуждаются не только в конкретизации, но и в адаптации к реальной жизни, поскольку предлагаемый им новый подход к правопониманию, не отражает переход и обусловленность универсального и имманентного начал в праве. В определении права, им предлагаемым, ключевое место отводится «правоотношениям и иным формам реализации права», через которые уже «существует система норм», т. е. правоотношения первичны, а нормы вторичны. Прикладное значение данной концепции представляется довольно туманно, что не отрицается и самим автором.

А.В. Поляковым предлагается коммуникативная концепция правопонимания, описывающая право как систему признаков структурных элементов, онтологически включенных в нее и составляющих сущность. К таким признакам автор относит субъективные права, находящиеся с ними во взаимосвязи (коррелятивные) обязанности, а также правомочие как основной элемент. Связующими элементами такой системы являются «общезначимые» (не исходящие от государства) правила поведения – нормы, социальное значение которым придается в процессе коммуникации, связи права и общества.

Многие ученые, принимавшие участие в обсуждении коммуникативной концепции права, сошлись во мнении об оторванности данной концепции от реальной жизни, невозможности отличить право (в коммуникативной интерпретации) от иных социальных регуляторов. Вышесказанное позволяет утверждать, что использование данного подхода к правопониманию в практической деятельности и даже в учебном процессе весьма проблематично.

В.М. Шафиров, автор естественно-позитивной концепции, рассматривает право с позиций стремления личности к свободе и самоопределению, понимает под ним некое самостоятельное, не зависящее от государства явление, а свободу соответственно считает глубинным свойством права.

Свобода одной личности в процессе реализации своей воли сталкивается со свободами других личностей, что обусловливает налаживание всевозможных форм сотрудничества. Результатом данного социального общения считается появление неких актов поведения, образующихся из совокупности индивидуальных воль посредством общественного договора.

Диссертант полагает, что, выдавая за право «возведенную в закон волю большинства людей, провозглашающую свободу», автор чрезмерно идеализирует право. Исходя из естественно-позитивной формулировки права, представляется проблематичным ее повседневное практическое использование, поскольку правоприменитель каждый раз должен анализировать ту или иную норму на предмет ее соответствия воле большинства людей и провозглашения в качестве высшей ценности  –  права и свободы человека и гражданина.

Уязвимость концепций составляющих широкий подход к правопониманию отмечает и М.И. Байтин, солидаризуясь с которым диссертант считает, что при всем многообразии подходов к пониманию права его квинтэссенция заключается в регулятивной функции, поэтому оно не может быть ни чем иным, кроме как системой общеобязательных правил поведения людей в обществе – системой правовых норм.

В четвертом параграфе «Современное нормативное правопонимание» детально раскрываются основные положения современного нормативного подхода к фундаментальной проблеме понимания права.

В настоящее время при характеристике правового феномена сторонники современного нормативного подхода признак нормативности считают важным, но не определяющим, так как свойством нормативности, помимо права, обладают любые другие социальные регуляторы, и для любого вида социальной регуляции наличие нормы (правила поведения) является основополагающим. Сторонники современного нормативного правопонимания при определении права акцентируют внимание на таких существенных признаках, как системность правовых норм, их государственно-волевой и властно-регулятивный характер, единство естественного и позитивного в праве, осознанность, нормативность, формальная определенность, взаимообусловленность формы и содержания права.

В связи с этим современному нормативному подходу к пониманию права автор считает целесообразным дать название – юридический системно-нормативный подход, с тем, чтобы иные (неюридические) подходы к осмыслению права как социального феномена не вносили методологическую путаницу в юридическую науку.

Системность представляется важнейшей характеристикой права. Говоря о системе, обычно ее определяют как единство целостности взаимосвязанных между собой элементов. Системный подход ориентирует исследователя на раскрытие целостности объекта и обеспечивающих его целостность механизмов, выявление многообразных типов связей сложного объекта и сведение их в единую теоретическую картину. Применительно к праву системный подход позволяет увидеть его во всем многообразии проявлений в социальной среде.

Говоря о праве как о системе юридических норм, необходимо иметь в виду, что помимо структуры («скелета») система права обладает таким важным свойством, как объединяющая, сдерживающая сила, которая делает его единым и неделимым «живым организмом». Право не простая совокупность юридических норм, право это система, самостоятельная сущность, самоорганизующаяся, существующая, взаимодействующая с иными социальными явлениями, развивающаяся как «живой организм». Поэтому изучение права как системы юридических норм предполагает в первую очередь изучение целого комплекса связующих эти нормы правовых элементов и явлений. Такими элементами являются правовые начала, дефиниции, правовые принципы, задачи, цели и общие нормы права, которые рядом ученых относятся (по нашему мнению необоснованно) к разновидностям юридических норм.

Недопонимание права как системной сущности, как самодостаточного явления, отличного от совокупности юридических норм, закрепленных в национальном законодательстве (в широком смысле), смешение права с системой законодательства может иметь ряд весьма пагубных последствий как в правотворческой, так и в правоприменительной деятельности.

Современное нормативное правопонимание исходит из диалектического единства формы и содержания права, их целостности, взаимосвязи и взаимообусловленности, в связи, с чем определение, отражающее понятие  права, должно носить формально-содержательный характер.

Таким образом, рассмотрев наиболее важные, существенные признаки права, его можно определить как официальный регулятор общественных отношений, представляющий собой систему юридических норм  –  общеобязательных, формально определенных установлений, которые исходят (посредством издания или санкционирования) от органов публичной политической власти и охраняются от нарушений путем возможности применения государственных  мер принудительного характера.

Вторая глава работы «Патентное право – история возникновения и развития» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «История развития науки и источники патентного права» диссертант отмечает, что необходимой предпосылкой для уяснения сущности, анализа форм влияния правопонимания на элементы системы российского права, является исследование объекта этого влияния. Для этого предпринимается анализ процесса становления патентного права как института гражданского права, приводится периодизация истории развития науки патентного права.

Диссертантом анализируются нормативные акты, регламентирующие патентно-правовую охрану изобретений за весь исторический период, с момента возникновения указанных отношений по настоящее время.

Подробно рассматриваются патентно-правовые теории, оказавшие наиболее заметное влияние на формирование научного познания проблем в области охраны прав на промышленную собственность.

Диссертант считает обоснованным предложить следующее видение иерархии источников современного патентного права, в которой целесообразно выделять четыре уровня источников.

К первому уровню относится Конституция РФ, которая закрепляет исходные начала и принципы нормотворчества в области патентного права.

Второй уровень представлен ведущим и основным источником патентного права в Российской Федерации Патентным законом от 23 сентября 1992 года (с изменениями и дополнениями), а также некоторыми другими законами, непосредственно либо косвенно затрагивающими права изобретателей.

Третий и четвертый уровни источников патентного права, представленны подзаконными актами (указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ) и ведомственными подзаконными актами, значительное место среди которых занимают приказы Российского агентства по патентам и товарным знакам.

Отмечается, что важнейшим элементом в системе источников патентного права выступают международные договоры и соглашения, участницей которых является Российская Федерация.

Во втором параграфе «Понятие и специфика правовой охраны объектов изобретательской деятельности, формулировка проблемы» раскрывается понятие объекта права и объекта правоотношения в промышленной собственности, которые не являются тождественными.

Для уяснения понятия объекта изобретательской деятельности необходимо помимо гносеологических и социально-философских аспектов владения и распоряжения интеллектуальными ценностями учитывать и сам процесс возникновения таких результатов и превращение их непосредственно в товар. Объекты изобретательства представляют собой логически выраженные пути решения той или иной технической задачи, имеющие возможность быть выраженными в каком-либо материальном носителе.

Созданные решения приобретают статус юридически значимых, т.е. становятся объектами патентного права, после достижения ими результата, способного к правовой охране и представленного в объективной форме работодателю либо в специальный регистрирующий орган в виде оформленной по установленным правилам заявки. Свойство охраноспособности у технического решения появляется после его квалификации государственным органом, подтвержденной выдачей соответствующего документа, именуемого патентом.

Российское законодательство не дает четкого определения понятию «изобретение», а лишь перечисляет условия, при которых техническое решение может быть признано изобретением. Из этого следует, что законодатель предлагает науке и практике самостоятельно выработать такое определение. Однако данное положение вещей не может устраивать ни науку, ни практику. В частности, видится сомнительной перспектива предоставления судьям права самостоятельно оценивать изобретение, что не может не сказаться как на самом творческом процессе изобретателей, вынужденных приспосабливаться к конъюнктуре судейской мысли, так и на формировании судейского произвола.

Действующая редакция ст. 4 Патентного закона РФ предоставляет правовую охрану таким техническим решениям, которые являются новыми, имеют изобретательский уровень и промышленно применимы. Все вышеперечисленные критерии несут отпечаток некоего идеализма, будучи основанными, на ошибочном понимании процесса творчества, и содержат в себе методологические недостатки.

«Изобретательский уровень», равно как и понятие некоего «среднего специалиста», являются абстрактными величинами и существуют только в виде мысленных образов отдельного субъекта с большей или меньшей долей погрешности. Субъективность этих критериев означает, что, сколько существует на свете людей, столько может существовать и образов «среднего специалиста», который по желанию эксперта патентного ведомства может быть признан достаточным или недостаточным при помощи манипуляций его уровнем знаний.

Все это ставит под сомнение проявление таких общеотраслевых принципов права, как точность, общеобязательность, формальная определенность правовых норм. Возможность произвольного толкования некорректно сформулированных понятий в отечественном патентном законодательстве создает предпосылки произвола чиновников Патентного ведомства, а также приводит к появлению различных злоупотреблений патентным правом, основная направленность которых  –  отчуждение труда истинного изобретателя.

Уязвимой составляющей российской патентно-правовой системы остается процесс судебной защиты прав. До сих пор не выработана единообразная судебная практика по патентным делам, а судьи зачастую оказываются не подготовленными для того, чтобы разбираться в сложных патентно-технических вопросах. С момента появления Патентного закона РФ в 1992 году ни Верховный, ни Высший арбитражный суды так и не издали руководящих разъяснений по применению судами Патентного закона РФ. Специфика патентных правоотношений вызывает необходимость постановки вопроса о создании специальных судов по защите интеллектуальной собственности.

В третьем параграфе «Система правовых норм, регулирующих отношения по защите промышленной собственности» диссертант, используя системный подход и опираясь на мировую практику патентования, предпринимает попытку выделить основополагающие принципы в области регулирования отношений по охране промышленной собственности, т.к. этот вопрос недостаточно урегулирован законодательно.

Базовые положения, иначе именуемые принципами, лежащие в основе патентно-правовой охраны, чрезвычайно важны в связи с тем, что на содержащихся в них правовых идеях строится вся система патентного законодательства. Они пронизывают всю систему права и всю правовую жизнь общества, характеризуют не только сущность, но и определяют содержание права, отражая при этом помимо внутреннего строения процесс его функционирования – динамику жизни права. Принципы права, являясь ориентиром правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности, выступают важнейшим фактором установления гарантий соблюдения правовых предписаний. На них как на своеобразной несущей конструкции покоятся нормы, правовые институты, подотрасли, отрасли и вся система права в целом, стабильность которой находится в прямой зависимости от степени их соблюдения.

Патентное право испытывает на себе воздействие ряда общеотраслевых принципов гражданского права. Присоединившись к Парижской Конвенции по охране промышленной собственности 1883 года, Российская Федерация, таким образом, признала международные принципы, закрепленные в тексте Конвенции. Патентное право содержит ряд специфических принципов, служащих исходной базой для формирования системы патентно-правового законодательства.

Принципы патентного права как исходные начала определяют конкретное содержание рассматриваемого института, являются предпосылками для его развития и совершенствования.

Третья глава работы «Правопонимание и юридическая практика в регулировании отношений интеллектуальной собственности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Методология исследования влияния правопонимания» подчеркивается важность методологии в процессе исследования права. Под методологией научного исследования правовых явлений автор понимает организацию научного познания права. Данное определение охватывает такие понятия, как основополагающие идеи и принципы, предмет и метод исследования, научная теория и методологические установки, характеристики схем объяснения, условия и критерии языка науки.

В процессе поиска новых знаний и обогащения уже существующих средств методология помогает решить важнейшую проблему  –  сведение воедино всех знаний о своем предмете. Применительно к правовой науке системный характер методологии проявляется в ее функциях, осуществление которых происходит в процессе познания государственно-правовой реальности.

В настоящем исследовании диссертант придерживается догматического направления в методологии, которое, по его мнению, наиболее соответствует научным и практическим целям юриспруденции и, в частности, исследованию юридико-правовой категории правопонимания.

Цель догматического метода  –  осмыслить нормы права, содержащиеся в отдельных разрозненных нормативных актах, как самостоятельную часть единого целого (национального права), раскрыть истинный смысл единства этих норм патентного права и определить их место в системе национального права. Остальные методы используются в той мере, в которой в ходе исследования возникает необходимость.

Методология должна быть подлинно научной, истинной, т.е. исходить из последних достижений практики, отражать объективные законы бытия, адекватно отражаться в сознании субъекта познания. Использование отсталой методологии ведет к стагнации, застою в науке и практике, и, напротив, применение передовой методологии способствует резкому прогрессу научного знания, ориентирует и нацеливает на определенные познавательные подходы и действия для анализа и понимания природы и сущности закономерностей.

Во втором параграфе «Влияние правопонимания на правотворческую и правоприменительную деятельность в сфере промышленной собственности» автор ставит своей целью обоснование вывода о том, что теоретические знания имеют смысл только в том случае, если они (даже при своей фундаментальности) обладают прикладной направленностью.

Упоминавшееся ранее понятие «среднего специалиста», закрепленное в п. 1 ст. 4 Патентного закона РФ, заслуживает пристального внимания с позиций системно-нормативного правопонимания. Так, рассмотрение Палатой по патентным спорам возражения против выдачи патента на изобретение, который был выдан несколько лет назад, по основанию отсутствия изобретательского уровня должно учитывать увеличение общей суммы человеческих знаний в данной области техники.

С точки зрения формальной логики (ввиду хронологического разрыва между моментом создания новации и моментом разрешения вопроса об изобретательском уровне) эксперт должен хранить в памяти воображаемый уровень техники «среднего специалиста» на дату приоритета (создания) технического решения, что представляется невозможным для любого человека, то есть алогичным. Кроме того, ни одна экспертиза не сможет документально подтвердить «уровень техники» или свое представление «среднего специалиста» на конкретную дату. Из вышесказанного можно заключить, что при анализе одного и того же объекта на предмет соотнесения его с критериями «среднего специалиста» допускается вынесение экспертизой двух противоположных и при этом равно обоснованных решений.

Вопрос о соответствии норм, на основании которых выносятся такие решения, национальному праву как системному явлению отпадает сам собой вместе с осознанием неограниченного правовыми нормами субъективизма, позволяющего интерпретировать нормы патентного права по своему усмотрению. Отсутствие или неправильное определение в Патентном законе РФ основных понятий отражает его недостатки, а иногда и свидетельствует о наличии правил, которые противоречат праву (как системе юридических норм).

Казуистичные ситуации гражданско-правовой практики в области отношений интеллектуальной собственности в полной мере проявляются и в уголовно-правовых отношениях. Неверное понимание системы права, ее смешение с системой законодательства приводит к негативным последствиям в правотворческой и правоприменительной деятельности.

В качестве подтверждения вышеизложенного достаточно проанализировать ст. 147 Уголовного кодекса РФ. Известно, что патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец в течение всего срока его действия может быть признан недействительным полностью или частично (ст. 29 Патентного закона РФ). Признание патента недействительным означает, что с момента его выдачи он считается не существовавшим, равно как и все права, которые он давал обладателю патента.

Из сказанного следует, что в нашей стране в отношении любого лица, использующего чужое запатентованное решение, может быть возбуждено уголовное дело и даже вынесен обвинительный приговор. При этом патент, который послужил основанием уголовно-правового разбирательства, в силу того, что он носит вероятностный характер, может быть (даже после осуждения лица) кем-то удачно оспорен и аннулирован.

Возможность данной ситуации объясняется наличием методологической ошибки правотворчества. В частности, издавая ст. 147 УК РФ в существующей редакции, законодатель не учел такой важнейший критерий права, как системность. Уголовно-правовой принцип справедливости (ст. 6 УК РФ), который состоит в том, что уголовно-правовые меры должны соответствовать характеру общественной опасности содеянного, и уголовно-правовой принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ) не были приняты во внимание. В силу того, что действительность выданного патента носит вероятностный характер, сомнения в виновности, которые должны трактоваться в пользу обвиняемого, существуют в течение всего срока действия патента. Ввиду этого применение уголовной ответственности по ст. 147 УК РФ в части незаконного использования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов представляется противоречащим основам права.

В третьем параграфе «Роль достижений науки и практики в процессе законотворчества и правоприменения при регулировании отношений, касающихся интеллектуальной собственности» сделан вывод о том, что право не может существовать вне законодательства, которое в широком понимании есть источник и внешнее выражение (форма) права. Суть же различий (между правом и законом) проявляется таким же образом, как и в различии формы и содержания иных социальных явлений.

Законодательная база в изобретательской сфере представляет собой разветвленную систему, включающую в себя нормативно-правовые акты, различные по юридической силе, территории их действия и кругу лиц, на который они распространяются.

Конституция РФ (п. «о» ст. 71) определяет место норм об интеллектуальной собственности, относя их к исключительному ведению Российской Федерации. Исходя из смысла Конституции РФ, логично было бы предположить, что регулирование отношений, возникающих по поводу создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, должно быть закреплено в отдельном нормативно-правовом акте – Кодексе интеллектуальной собственности.

В настоящее время такого документа в России нет, а анализ юридических норм, регулирующих отношения по поводу интеллектуальной собственности, показывает, что они рассредоточены в различных отраслях законодательства.

В этой связи термин «патентное право» используется в работе с известной степенью условности, поскольку (с учетом степени развитости) в отечественном праве отсутствует согласованность и единство норм, регулирующих отношения в области интеллектуальной собственности. На современном этапе происходит лишь формирование, становление новой комплексной отрасли российского законодательства, предопределенной ролью интеллекта и информации в современном обществе.

Президентом России подписан Федеральный закон о введении в действие IV части Гражданского кодекса РФ, призванной систематизировать имеющееся законодательство в сфере интеллектуальной собственности, которое состоится 1 января 2008 года.

Основным недостатком IV части ГК РФ представляется противоречие ряда ее положений п. «о» ст. 71 Конституции РФ, которая подразумевает, что правовое регулирование вопросов интеллектуальной собственности не должно входить в сферу гражданского законодательства. Доукомплектование ГК РФ соответствующим разделом приведет к распространению на этот раздел общих для всех глав и объектов положений и принципов, что представляется весьма спорным с точки зрения практической целесообразности.

Недостаточная эффективность ныне действующей системы патентования и охраны результатов творческой деятельности в Российской Федерации в большинстве своем обусловлена тем, что в процессе формирования системы правовых норм, регулирующих данный сектор общественных отношений, в полной мере проявляется определенное недопонимание творцами и применителями права его системно-нормативной сущности.

Современная юридическая практика, несомненно, нуждается в научно обоснованном подходе к принятию решений. Ключевым моментом в данном вопросе является правовосприятие, которое определяет правовую ориентацию субъектов правоотношений, влияет на уровень их правовой культуры.

Проведенное в настоящей работе исследование нарождающегося патентного права через призму общетеоретического подхода к правопониманию убедительно доказывает важность применения теоретико-правовых знаний во всех областях юридической деятельности, а также с большой степенью вероятности предсказывает негативные последствия, к которым приводит ненаучный (житейский, интуитивный) подход в юриспруденции.

В заключении представлены итоги работы, сформулированы выводы исследования, направленные на создание условий для повышения эффективности правоприменительной и правотворческой деятельности государства, укрепление законности и правопорядка.

В современных условиях особую значимость приобретает нормативное правопонимание. Реальность требует рассматривать право не в качестве аморфного, светлого и доброго идеала прав и свобод, принадлежащих каждому от рождения, или абстрактного идеала свободы, равенства и справедливости, или правил поведения, признаваемых отдельным субъектом, или правил поведения, получивших социальную легитимацию, а в качестве эффективного регулятора социальных отношений, который представляет собой юридические нормы (четкие и понятные правила поведения), находящиеся в системном единстве, т.е. такой системы правовых норм, которая обусловлена объективными факторами и сформирована человеческим интеллектом на основе познания им законов социального развития.

Диссертант выражает надежду на то, что представленная работа будет способствовать созданию основы для дальнейшего развития данного направления общей теории права и государства, имеющего существенное научно-практическое значение для отечественной юриспруденции в целом.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  • Веденин В.С. Проблема соотношения категории правопонимание с уголовной ответственностью по ст. 147 УК РФ / В.С. Веденин // Черные дыры в российском законодательстве. – Москва. 2007. – № 3. С. 242-243. (0,4 п. л.).

Иные публикации:

  • Веденин В.С.  Правопонимание и патентное право: монография / В. С. Веденин; под ред. д-ра юрид. наук А.В. Аверина. – Владимир: Транзит-ИКС, 2007. – 220 с. – ISBN 978-5-8311-0272-7.  (Усл. п. л. 12,79).
  • Веденин В. С. Системность в современном нормативном правопонимании/ В.С. Веденин // Право и государство в изменяющемся мире: Материалы Всероссийской научной  конференции, посвященной памяти профессора О.А. Жидкова / Отв. ред. Г.И. Муромцев, Е.Н. Трикоз. М.: Изд-во РУДН, 2007 г. - С. 286-290 (0,5 п. л.).
  • Веденин В.С. Прикладное значение права: два подхода к правопониманию. / В.С. Веденин // Вестник Владимирского Юридического Института. Владимир. - 2007. № 1(2). С. 228-230. (0,3 п. л.).
  • Веденин В.С. Понятие и специфика правовой охраны объекта изобретательской деятельности / В.С. Веденин // Культура: управление, экономика, право. – Москва. 2007. № 1. С. 38-40. (0,3 п. л.).

Итого опубликовано 14,29 п. л.

 

Веденин Вадим Сергеевич

 

Влияние ПРАВопонимания на становление и развитие институтов российского права (на примере патентноного права)

 

 

 

 

 

 

 

 

Отпечатано в ООО «Компания Спутник+»

ПД № 1-00007 от 25.09.2000г.

Подписано в печать 05.06.07.

Формат 60х84 1/16.

Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100 экз.

Печать авторефератов (495) 730-47-74, 778-45-60

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.