WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовые проблемы уступки доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

 

На правах рукописи
Фатхутдинов Расул Сайдашевич
ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ УСТУПКИ ДОЛИ В УСТАВНОМ
КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ
Специальность: 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право.
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Москва – 2009


2
Работа выполнена на кафедре предпринимательского права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Государственный университет – Высшая
школа экономики».


Научный руководитель:


кандидат юридических наук, доцент
Чеховская Светлана Алексеевна



Официальные оппоненты:


доктор юридических наук, профессор
Телюкина Марина Викторовна


кандидат юридических наук
Черкаев Дмитрий Ильич


Ведущая организация:


Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова»


Защита состоится «24» февраля 2009 года в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д504.001.03 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации» (119571, г. Москва, проспект Вернадского, д. 82, зал заседаний Ученого Совета).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации».
Автореферат разослан «__» _________  2009 года.


Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат юридических наук, доцент


Л.А. Емелина


3
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена практической значимостью проблем, возникающих при уступке доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. В силу ряда преимуществ уступка доли в уставном капитале является более эффективным способом продажи бизнеса по сравнению с продажей предприятия как имущественного комплекса. Так, уступка доли не требует переоформления лицензий на осуществление специальных видов деятельности, чего не избежать при продаже предприятия; реализация долей в уставном капитале не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость; срок продажи бизнеса посредством уступки доли может быть намного короче, чем срок продажи предприятия.
Несмотря на высокое практическое значение вопросов, касающихся уступки доли в уставном капитале, данное правовое явление остается одним из самых неисследованных. Кроме того, некоторые законоположения относительно уступки доли получают на практике неоднозначное толкование, что нередко приводит к нарушению прав и законных интересов участников общества с ограниченной ответственностью и третьих лиц.
Начиная с сентября 2005 года в Государственной Думе РФ велась длительная законопроектная работа по изменению законодательства об обществах с ограниченной ответственностью, которая завершилась принятием Федерального закона от 30.12.2008 г. № 312-ФЗ, вступающего в силу с 01 июля 2009 года. С одной стороны, нововведения устраняют противоречия, характерные для действующего законодательства. Однако, с другой стороны, некоторые поправки вызывают не менее спорные вопросы. В связи с этим внесенные изменения требуют научного анализа с учетом доктринальных разработок и сложившейся правоприменительной практики.


4
Наличие проблем, связанных с уступкой доли, вызвано прежде всего отсутствием единого подхода к пониманию того, что представляет собой доля в уставном капитале. Разногласия по поводу правовой природы доли в уставном капитале носят самый острый характер. Споры доходят вплоть до того, что долю в уставном капитале вообще не признают объектом гражданского оборота. Представляется, что такое положение дел оказывает не самое лучшее влияние на правоприменительную практику.
Требует своего научного осмысления такой важный вопрос, как соотношение уступки доли и уступки требования (цессии). В литературе и правоприменительной практике довольно часто можно встретить мнение о том, что уступка доли регулируется по правилам цессии. Однако такая позиция не учитывает особую природу перехода прав участия, разновидностью которых является доля в уставном капитале.
Серьезного анализа требует проблема, касающаяся момента перехода доли в уставном капитале при совершении уступки. Действующее законодательство содержит противоречивые нормы в этом отношении, что не может не сказываться на правоприменительной практике. Новая редакция Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»1 (далее – Закон об ООО), вступающая в силу с 01 июля 2009 года, устраняет эту неопределенность и устанавливает, что доля в уставном капитале переходит с момента нотариального удостоверения сделки уступки доли. Однако это нововведение является значительным отступлением от общего порядка передачи прав участия, что обусловливает необходимость соответствующего научного анализа.
Актуальным является вопрос о целесообразности отражения сведений о долях участников в уставе общества. Согласно действующему законодательству сведения о долях участников закрепляются в уставе общества. Новая редакция Закона об ООО исключает данную норму и
1 Федеральный закон от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Собрание законодательства РФ, 16.02.1998, № 7, ст. 785; № 28, ст. 3261; 1999, № 1, ст. 2


5
предусматривает отражение указанных сведений только в государственном реестре (ЕГРЮЛ). В связи с этим возрастает значение научной оценки вопроса об отражении сведений о долях участников в уставе общества.
Значительный блок теоретических и практических вопросов возникает в связи с передачей доли в пользу общества с ограниченной ответственностью. Так, вопрос о квалификации перехода доли в случае выхода участника из общества существенным образом влияет на налоговые последствия возмещения стоимости доли бывшему участнику. По данному вопросу в литературе и судебной практике сложились диаметрально противоположные мнения.
Кроме того, изучения требует проблема, касающаяся размера возмещения стоимости доли. Передача доли в пользу общества влечет обязанность общества выплатить бывшему участнику действительную стоимость доли, которая определяется на основе данных бухгалтерского учета. Однако неясным остается вопрос о том, как действительная стоимость доли соотносится с рыночной стоимостью чистых активов общества. Указанное обстоятельство вызывает значительное количество судебных споров, что обусловливает необходимость изучения проблемы. При этом новая редакция Закона об ООО не содержит каких-либо положений, устраняющих данную неопределенность.
Известно, что устав общества может предусматривать положение о запрете уступки доли либо требование о получении согласия участников общества на уступку доли. Однако серьезные разногласия в литературе и на практике возникают по поводу правовой природы указанных положений устава и последствий их нарушения. По этой проблеме встречаются диаметрально противоположные судебные решения. В первой половине 2007 года данный вопрос стал предметом рассмотрения Президиума ВАС РФ. Однако и среди судей ВАС РФ отсутствовал единый подход. Новая редакция Закона об ООО вносит некоторую ясность и предусматривает, что в случае


6
нарушения запрета на уступку доли (согласия на уступку доли) любой участник общества либо само общество вправе потребовать передачи доли обществу. Вместе с тем указанное нововведение не устраняет разногласий относительно правовой природы положений устава общества о запрете уступки доли (требовании о получении согласия), что обусловливает необходимость соответствующего научного анализа.
Цель и задачи работы. Целью работы является определение места уступки доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в системе правопреемства, разработка и обоснование теоретических положений и научных рекомендаций по совершенствованию гражданского законодательства.
Эта цель достигается посредством решения следующих взаимосвязанных задач:

  1. выявление правовой природы доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью;
  2. выявление правовой природы уступки доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью;
  3. исследование порядка уступки доли в уставном капитале, в частности таких вопросов, как правовые ограничения уступки доли в уставном капитале, момент перехода доли в уставном капитале к приобретателю доли, изменение сведений о принадлежности доли в связи с ее уступкой, размер выплаты действительной стоимости доли при передаче доли обществу с ограниченной ответственностью.

Предметом исследования является система правовых норм, касающихся уступки доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью, правоприменительная практика по данному вопросу, а также совокупность доктринальных взглядов на проблемы, связанные с уступкой доли в уставном капитале.


7
Методологической основой исследования выступают такие общенаучные методы, как анализ и синтез, индукция и дедукция, исторический метод, логический метод. Наряду с общенаучными методами в диссертации были использованы и частнонаучные методы (методы толкования норм права, догматико-юридический и сравнительного правоведения).
Источниками диссертации послужили работы отечественных, английских и американских цивилистов. Основная масса источников представлена работами А.И. Каминки, П.А. Писемского, Г.Ф. Шершеневича, В.В. Розенберга, К.П. Победоносцева, И.Т. Тарасова, Д.И. Мейера, П.П. Цитовича, И.А. Покровского, А.А. Квачевского, О.С. Иоффе, В.П. Грибанова, Б.Б. Черепахина, С.Д. Могилевского, Л.А. Новоселовой, В.А. Белова, В.В. Долинской, Д.В. Ломакина, Н.В. Козловой, Е.В. Пестеревой, Н.Н. Пахомовой и др.
Кроме того, в диссертации использованы сочинения таких зарубежных авторов, как Dine J., Buecker B., Schuit R., Griffin S., Judge S., Wendler M., Tremml B.
Теоретическая разработанность темы. Долгое время доля в уставном капитале не была предметом пристального научного внимания. В дореволюционной литературе основное внимание уделялось исследованию прав участия в акционерных товариществах и товариществах на паях (Г.Ф. Шершеневич, И.Т. Тарасов, А.А. Квачевский, П.А. Писемский). Общим вопросам, касающимся товариществ с ограниченной ответственностью, была посвящена фундаментальная работа В.В. Розенберга.
В советское время доля в уставном капитале также не получила детального научного осмысления. В то же время общие вопросы относительно товариществ с ограниченной ответственностью исследовались в трудах В.Ю.Вольфа, В.А. Краснокутского, С.Н. Ландкофа.


8
Лишь с середины 1990-х г.г. доля в уставном капитале и проблемы, связанные с уступкой доли, начинают вызывать к себе серьезный научный интерес. Вместе с тем на сегодняшний день отсутствует какое-либо фундаментальное исследование уступки доли в уставном капитале. Данной теме посвящаются либо отдельные публикации в периодической печати (Д.В. Ломакин, В.А. Лапач, О. Ломидзе, А.В. Урюжникова и др.), либо она обсуждается наряду с общими вопросами, касающимися обществ с ограниченной ответственностью. Особо следует отметить статью Л.А. Новоселовой «Оборотоспособность доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью», поскольку данная работа является первой попыткой теоретического осмысления проблем, связанных с передачей доли в уставном капитале как особого объекта гражданского оборота. При этом Л.А. Новоселова не ограничивается описанием порядка уступки доли, установленного законодательством, как это обычно встречается в современной литературе, но делает свои выводы на основе глубокого научного анализа правовой природы доли в уставном капитале, что, безусловно, представляет серьезную научную ценность для нашей работы. В частности, Л.А. Новоселова приходит к выводу о том, что в результате уступки доли в уставном капитале происходит замена стороны не в обязательственном, а в корпоративном правоотношении. Этот вывод помогает объяснить некоторые отличия уступки доли от перемены лиц в обязательстве (например, перевод долга совершается с согласия должника, однако уступка доли, которая включает некоторые обязанности участника, может осуществляться без согласия других участников общества и самого общества).
Среди фундаментальных работ, посвященных хозяйственным обществам, следует отметить работы С.Д. Могилевского, В.А. Белова, Е.В. Пестеревой. По проблемам, связанным с обществами с ограниченной


9
ответственностью, защищены диссертации С. Айгнер-Хегер, В.А. Горлова, С.А. Макарова, О.С. Рыбиной, Т.А. Шлыковой, Я.А. Юкша.
Научная новизна. Диссертация является первым комплексным исследованием правовой природы уступки доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, а также проблем, связанных с уступкой доли.
В диссертации раскрывается правовая природа доли в уставном капитале. При этом доля в уставном капитале исследуется в неразрывной связи с иными правами участия в коммерческих организациях, основанных на членстве (акциями, паями). Проводится анализ правомочий участника общества, который позволяет выявить особую природу доли в уставном капитале и определить место доли в системе субъективных гражданских прав (наряду с вещными, обязательственными, исключительными правами).
В работе прослеживается исторический путь развития оборота прав участия и проводится сравнительный анализ с историей цессии (перемены лиц в обязательстве). Раскрываются признаки преемства в правах участия при уступке доли в уставном капитале, обусловливающие особое место уступки доли в системе правопреемства (наряду с относительным и абсолютным правопреемством).
Значительная часть диссертации посвящена исследованию порядка передачи доли. Делается акцент на трех элементах юридического состава перехода доли в уставном капитале – сделке уступки доли, трансфертном объявлении, трансферте. При этом данные элементы анализируются в неразрывной и логической связи друг с другом. Также раскрываются вопросы о природе перехода доли к обществу и размере возмещения стоимости доли с учетом новой редакции Закона об ООО.
Положения, выносимые на защиту. Результаты диссертационного исследования выражаются в следующих основных положениях, которые выносятся на защиту.


10

  1. Обосновывается необходимость разграничения экономического и юридического значения доли в уставном капитале. О доле в уставном капитале как об определенной стоимости (идеальной части) имущества общества можно говорить только с экономической точки зрения. В юридическом значении доля в уставном капитале является субъективным правом на участие в деятельности общества с ограниченной ответственностью. При этом данное субъективное право состоит из ряда правомочий участника, основным из которых является участие в управлении делами общества.
  2. Аргументируется недопустимость отождествления уступки доли в уставном капитале и уступки права требования. При уступке доли в уставном капитале происходит переход субъективного права особого рода, сущность которого не сводится к обязательственному праву (требованию о предоставлении долга). Уступка доли в уставном капитале влечет правопреемство особого рода (преемство в правах участия), которое сочетает признаки абсолютного и относительного правопреемства.
  3. Делается вывод о том, что юридический состав преемства в правах участия при уступке доли в уставном капитале включает три юридических факта: (1) сделка уступки доли, (2) уведомление о состоявшейся уступке доли, (3) изменение сведений о принадлежности доли. Данный порядок уступки доли в уставном капитале отличает ее от уступки требования, где для перехода субъективного права (требования) к приобретателю достаточно совершения сделки уступки требования.
  4. Предлагается квалификация заявления участника о выходе из общества в качестве односторонней уступки доли в пользу общества. В данном случае для передачи доли обществу достаточно выражения воли одной стороны – участника общества, которое осуществляется путем подачи указанного заявления. В связи с этим право участника на выход из общества можно рассматривать в качестве права на уступку доли в пользу общества.

11
При этом данному праву корреспондирует обязанность общества выплатить участнику стоимость переданной доли.
5. Отмечается необходимость внесения изменений в пункт 2 статьи 14, статьи 23, 25, 26 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в следующей редакции: «Действительная стоимость доли участника рассчитывается обществом исходя из рыночной стоимости чистых активов общества. Общество обязано привлечь независимого оценщика для определения рыночной стоимости чистых активов общества».
Теоретическое   и   практическое   значение   исследования.
Содержащиеся в диссертации выводы могут быть использованы при дальнейшей разработке правовой природы права участия и преемства в правах участия. Результаты диссертационного исследования могут применяться в преподавательской деятельности по курсам гражданского и предпринимательского права, а также при чтении спецкурсов по корпоративному праву.
Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре предпринимательского права Государственного университета – Высшая школа экономики.
Основные положения диссертационного исследования отражены в двух журнальных публикациях.
Материалы исследования использовались диссертантом в процессе проведения семинарских занятий у студентов факультета менеджмента ГУ-ВШЭ по курсу «Правовая среда бизнеса».
Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя одиннадцать параграфов, заключения, списков использованных нормативных актов, материалов судебной практики и литературы.


12
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, освещается степень её научной разработанности, определяются предмет, цель и задачи исследования, характеризуется методологическая, теоретическая и эмпирическая основа исследования, формулируются научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, а также приводятся данные апробации результатов диссертационного исследования и раскрывается структура работы.
В первой главе – «Правовая природа доли в уставном капитале» –
автор проводит исследование с целью определения места доли в уставном капитале в системе объектов гражданского оборота.
Первый параграф – «Понятие доли в уставном капитале» – посвящен анализу различных концепций правовой природы доли в уставном капитале. Автор не соглашается с позицией, раскрывающей правовую природу доли как идеальную часть в капитале общества. Такое понимание доли в уставном капитале может иметь ценность с экономической (стоимостной) точки зрения, в соответствии с которой участник общества относится к имуществу общества как к своему и выступает участником отношений по присвоению. В данном смысле факт принадлежности имущества обществу не мешает участнику относиться к такому имуществу «как к своему», т.е. считать себя экономическим собственником имущества, поскольку именно участник в конечном итоге совершает акт присвоения и осуществляет контроль над материальными благами. Утверждение о том, что доля в уставном капитале представляет собой «титул собственности на действительный капитал фирмы» (В.В. Долинская), следует толковать именно в экономическом значении. С юридической точки зрения, собственником имущества общества с ограниченной ответственностью является само общество, в силу чего


13
участник общества не может иметь какого-либо права на имущество общества.
Автором также критикуется подход, предлагающий рассматривать долю в качестве особого юридического инструмента. Заявляя, что доля в уставном капитале является особым юридическим инструментом, сторонники данного подхода не раскрывают правовую природу данного инструмента. Однако, по существу, любая категория права является особым юридическим инструментом, так или иначе отличающимся от других юридических инструментов. Признание особой природы доли в уставном капитале, само по себе и без разъяснения этой природы, не несет какой-либо научной ценности.
Отвергается автором и позиция о том, что доля в уставном капитале является лишь символом, знаком, а не реальным объектом гражданского оборота. Данное понимание прямо противоречит действующему законодательству, поскольку доля в уставном капитале рассматривается как имущество, которым участник общества вправе распорядиться и на которое может быть обращено взыскание, что свидетельствует о доле как об объекте гражданского оборота.
Наиболее обоснованной представляется позиция, предлагающая рассматривать долю в уставном капитале в качестве разновидности права участия (права членства) в коммерческой организации. Следует помнить, что общество с ограниченной ответственностью является переходной формой между акционерным обществом и полным товариществом. Поэтому неправильно выделять долю в уставном капитале как некий объект, принципиально отличающийся от права участия в коммерческих организациях, основанных на членстве. Право участия в обществе с ограниченной ответственностью по существу тождественно праву участия в акционерном обществе и хозяйственном товариществе. При этом вышесказанное вовсе не означает, что доля в уставном капитале идентична


14
акции, речь идет о принципиальной однородности этих объектов – они являются видами более широкого понятия – права участия (членства). Особенности же, связанные с организационно-правовой формой общества с ограниченной ответственностью, проявляются на порядке оборота долей, на составе правомочий, выраженных долей.
Вывод о том, что доля в уставном капитале является разновидностью права участия, позволил автору использовать достижения доктрины в отношении природы права участия. Во-первых, под правом участия в литературе понимается субъективное право на участие в организации (упорядочивании) дел общества. Во-вторых, данное субъективное право состоит из совокупности правомочий участника общества по отношению к обществу – правомочия на участие в управлении делами общества, на участие в распределении прибыли общества, на получение ликвидационного остатка, на получение информации о деятельности общества и на ознакомление с документацией общества.
Таким образом, доля в уставном капитале является субъективным правом на участие в деятельности общества, выраженным совокупностью правомочий участника общества.
Второй параграф – «Правовая природа правомочий, входящих в состав доли в уставном капитале» – посвящен раскрытию содержания правомочий участника. Вывод о том, что доля состоит из комплекса правомочий участника, является важным шагом на пути к определению природы доли и ее места в системе объектов гражданского оборота (доля в уставном капитале – субъективное право). Однако очевидно, что субъективное право обязательственного характера существенно отличается, например, от права вещного характера. В связи с этим необходимо раскрыть природу правомочий, составляющих содержание доли.
Основным правомочием участника общества является правомочие на участие в управлении делами общества, поскольку посредством данного


15
правомочия участник общества реализует свою власть как экономический собственник. Автор приходит к выводу о том, что правовая природа данного правомочия носит сложный (комплексный) характер, сочетая в себе признаки абсолютного и относительного права.
Абсолютная природа правомочия на управление делами общества проявляется в том, что данное правомочие отражает власть участника над волей общества. Природа данного правомочия близка к природе права собственности – основной и главный интерес управомоченного субъекта состоит в реализации меры возможного поведения своими собственными действиями (голосование по определенным вопросам повестки дня), а не в совершении третьим лицом определенных действий. По существу, в основе права собственности и права участия лежат одни и те же экономические отношения по присвоению материальных благ, вследствие чего способ реализации основного интереса носителя данных прав должен носить схожий характер. При этом, если право собственности можно определить как наиболее полную форму господства над вещью, то право участия можно определить как наиболее полную форму господства над волей юридического лица.
Абсолютно-правовой характер правомочия на участие в управлении делами общества проявляется также в том, что данному правомочию противостоит пассивная обязанность всех третьих лиц не чинить препятствий в его осуществлении. Управляя делами общества, участник реализует принадлежащую ему свободу экономической деятельности, защищаемую от посягательств (нарушения) со стороны любых третьих лиц в силу ст. 34 Конституции РФ. Многочисленные факты «рейдерских» захватов, в результате которых происходит физический «перехват управления» в компании, свидетельствуют о возможности нарушения правомочия на управление любым третьим лицом. Следовательно, по поводу управления делами общества возникает абсолютное правоотношение, на одном полюсе


16
которого находится участник общества с его правомочием управлять делами общества, а на другом полюсе – все третьи лица с обязанностью воздерживаться от нарушения указанного правомочия.
Вместе с тем для осуществления своего основного правомочия – на участие в управлении делами общества – участнику необходимо содействие самого общества (например, организация проведения общего собрания). Праву на участие в управлении делами общества соответствуют некоторые обязанности общества, что свидетельствует о наличии относительно-правового эффекта в отношениях по управлению обществом. Четко выраженный относительный характер носит природа правомочия на получение информации о деятельности общества и на ознакомление с документацией общества. Следовательно, наряду с абсолютным правомочием, участник общества имеет также некоторые относительные права.
При исследовании правомочия на участие в распределении прибыли и на ликвидационный остаток автор соглашается с теми авторами, которые указывают, что данные правомочия могут носить обязательственный и корпоративный характер (В.Ю. Вольф, Д.В. Ломакин, Е.В. Пестерева). При этом обязательственное право (требование) выплаты части прибыли (ликвидационного остатка) возникает после принятия общим собранием участников общества решения о распределении прибыли общества (ликвидации общества). Следовательно, принадлежность доли в уставном капитале, сама по себе, не предоставляет участнику данного требования.
Вместе с тем участник общества имеет возможность участвовать в решении вопроса о распределении прибыли общества (ликвидации общества) путем требования созыва общего собрания участников, вынесения данного вопроса на повестку дня и голосования по нему. Данные правомочия составляют содержание корпоративного (членского) права на участие в распределении прибыли. При этом участие в решении вопроса о


17
распределении прибыли (ликвидации общества) реализуется участником в рамках управления делами общества, так же, как и участие в решении иных вопросов, составляющих компетенцию общего собрания участников (например, образование исполнительных органов общества). Следовательно, правомочие на участие в управлении делами общества включает в свой объем корпоративное право на участие в распределении прибыли (получение ликвидационного остатка). Данное обстоятельство позволяет распространить выводы автора относительно правомочия на управление делами общества на природу правомочия на участие в распределении прибыли общества (получение ликвидационного остатка).
В работе была также отмечена обоснованность позиции о том, что до возникновения соответствующих обязательственных требований участник общества имеет законные интересы в распределении прибыли и в получении ликвидационного остатка. Эта позиция имеет особенную ценность для тех случаев, когда участник общества не может оказывать существенного влияния на решение вопроса о распределении прибыли общества (в силу, например, незначительного размера участия). В данном случае притязание на получение части прибыли общества (получение ликвидационного остатка) может быть объяснено с помощью конструкции законного интереса. До возникновения соответствующих требований сущность данного притязания состоит в общей правовой дозволенности, не обеспеченной конкретной обязанностью общества. При этом данное притязание подлежит юридической защите, что позволяет квалифицировать его в качестве законного.
В третьем параграфе – «Доля в уставном капитале как субъективное право особого рода (sui generis)» – автор подводит итоги и делает основные выводы из проведенного исследования относительно правовой природы доли в уставном капитале и ее места в системе объектов гражданского оборота.


18
Во-первых, необходимо различать экономическое и юридическое значение доли в уставном капитале. С экономической (стоимостной) точки зрения, доля в уставном капитале представляет собой часть имущества общества. С юридической точки зрения, доля в уставном капитале общества – это разновидность права участия в коммерческой организации и в этом качестве представляет собой субъективное право, объектом которого является деятельность общества. При этом доля в уставном капитале состоит из неделимого комплекса правомочий участника, основным из которых является правомочие на участие в управлении делами общества. Вывод о том, что доля в уставном капитале является субъективным правом, позволяет автору при дальнейшем анализе рассматривать долю в качестве самостоятельного объекта гражданского оборота.
Во-вторых, доля в уставном капитале носит сложный (комплексный) характер, поскольку для него характерны признаки как абсолютного, так и относительного права. С одной стороны, доля выражает власть участника над обществом, которая реализуется участником собственными действиями и которой противостоит обязанность всех третьих лиц воздерживаться от ее нарушения, что свидетельствует об абсолютной природе доли в уставном капитале. С другой стороны, власть участника направлена на деятельность общества, являющегося самостоятельным субъектом права, что обусловливает активное участие общества в реализации участником своего членского права. В этом проявляется относительно-правовой эффект доли в уставном капитале.
Вывод об особой природе доли позволяет автору выделить долю в уставном капитале как разновидность права участия среди других видов субъективных прав (обязательственных, вещных, исключительных), что необходимо для дельнейшего анализа правовой природы отчуждения доли в уставном капитале и выявления особенностей правопреемства при уступке доли.


19
Вторая глава - «Правовая природа уступки доли в уставном капитале» - посвящена определению места уступки доли в системе правопреемства.
В первом параграфе - «Зарубежный и российский опыт правового регулирования уступки доли в уставном капитале» - рассматривается опыт регулирования уступки доли в различных правовых системах в исторической ретроспективе. В данной части исследования автор обнаруживает, что уступка права участия, разновидностью которого является доля в уставном капитале, встречается уже на самых ранних стадиях развития гражданского оборота (I в. до н.э.). Обращается внимание на свидетельства развитого оборота прав участия задолго до появления цессии, что в дальнейшем будет использовано при анализе цессионной концепции перехода прав участия.
При этом в силу лично-доверительных отношений между участниками общества с ограниченной ответственностью долю в уставном капитале следует рассматривать как субъективное право, оборот которого существенно ограничен.
Во втором параграфе - «Доктринальное и правоприменительное толкование правовой природы уступки доли в уставном капитале» -проводится анализ существующих взглядов на правовую природу уступки доли в уставном капитале. Автор не соглашается с позицией, предлагающей рассматривать правовую природу уступки доли как передачу части активов общества (стоимостная концепция). Аналогично выводам первой главы диссертации, данное понимание имеет значение для раскрытия экономической сущности передачи доли в уставном капитале. Уступка доли - это, действительно, способ перераспределения коллективной собственности, поскольку в этом случае происходит переход контроля над материальными благами. Однако, с юридической точки зрения, данный подход не может быть принят, поскольку доля не предоставляет участнику


20
права распоряжения активами (капиталом) общества. Соответственно правовая сущность уступки доли находится в иной плоскости.
Вместе с тем обязательственно-правовая (цессионная) концепция уступки доли, которая довольно сильно распространена в научных и судебных кругах, также не может полностью раскрыть природу уступки доли. Необходимо учитывать, что цессия применяется к переходу тех прав, которые обозначают конкретные требования одного лица к другому. Между тем доля в уставном капитале закрепляет, прежде всего, право необязательственного свойства (право на участие в управлении делами общества). Несмотря на то, что в составе доли имеются отдельные права относительного характера (право на получение информации о деятельности общества, на ознакомление с документацией общества), уступка доли влечет переход данных прав только в совокупности с основным правомочием участника – на участие в управлении делами общества, которое носит комплексную природу. Вследствие этого уступка доли не может быть объяснена с точки зрения перемены лиц в обязательстве.
Заслуживает внимания тот факт, что институты цессии и уступки прав участия исторически развивались самостоятельно, причем передача прав участия встречается намного раньше цессии. Так, передача обязательственных прав (требований) в Древнем Риме не допускалась, поскольку обязательство рассматривалось как строго личная связь кредитора и должника. В отличие от требований, права участия признавались отчуждаемыми объектами, поскольку им противостояло не конкретное физическое лицо, а лицо коллективное, существующее независимо от его членов, что позволяло говорить об отсутствии личной связи должника и кредитора. Кроме того, право участия вообще не давало какого-либо конкретного требования к общему предприятию, соответственно, не было долга (Shuld), неразрывно связанного с должником.


21
В силу вышеизложенного в литературе справедливо отмечается неприемлемость регулирования уступки доли по правилам цессии (В.А. Белов, Л.А. Новоселова, С.В. Тарнопольская). Однако не раскрывается сущность передачи прав участия и отличие такой передачи от цессии.
В третьем параграфе – «Уступка доли как переход субъективного права особого рода (sui generis)» автором раскрывается сущность уступки доли как перехода субъективного права особого рода (права участия). С учетом проведенного выше анализа природы доли, в диссертации отмечается, что уступка доли – это, прежде всего, передача властного правомочия участника общества по управлению делами общества, реализуемого собственными действиями и защищаемого против всех и каждого. С этой точки зрения, уступка доли отражает переход абсолютного права (преемство в абсолютных правах). Это выражается в том, что смена субъектного состава в корпоративных отношениях возможна только на стороне управомоченного лица (участника общества).
Кроме того, уступка доли сопровождается публичным удостоверением прав нового участника (внесения записи в государственный реестр), что характерно для абсолютных прав. В свою очередь, отражение сведений о новом участнике в публично-доступном документе обусловливает особый (трансфертный) порядок передачи доли в уставном капитале. Юридический состав перехода доли в уставном капитале включает три факта: (1) совершение сделки уступки доли, (2) направление в адрес общества и регистрирующего органа уведомления об уступке доли (трансфертное объявление), (3) изменение сведений о принадлежности доли в уставном капитале в связи с ее уступкой (трансферт). Данный порядок отличает уступку доли от уступки требования (цессии), где для перехода субъективного права (требования) к приобретателю достаточно совершения сделки уступки требования.


22
Поскольку доля предоставляет некоторые относительные правомочия (на получение информации, на ознакомление с документацией общества), уступка доли имеет признаки относительного правопреемства. Данные признаки проявляются в особом, по сравнению со всеми третьими лицами, статусе общества при уступке доли, выражающемся в том, что общество должно быть уведомлено об уступке доли. Однако уведомление об уступке доли играет совсем не ту роль, которая характерна для извещения должника в цессии. Уведомление об уступке доли является разновидностью трансфертного объявления и влияет на переход доли, в то время как право обязательственного характера (требование) переходит к новому кредитору независимо от извещения должника.
В связи с тем, что участники общества имеют определенные законные интересы (на получение части прибыли, ликвидационного остатка), в данной части диссертации был также исследован вопрос о возможности перехода законных интересов при уступке доли. Законный интерес – это потребность лица, которая гарантирована возможностью носителя законного интереса обратиться за защитой нарушенного интереса к уполномоченным органам, т.е. владелец законного интереса имеет право на защиту интереса. При этом, как обоснованно отмечается в литературе и судебной практике, право на судебную защиту может быть предметом передачи. На основании проведенного анализа автор пришел к выводу о том, что уступка доли влечет также переход законных интересов, сущность которого заключается в передаче правовых средств защиты нарушенного интереса.
Таким образом, правопреемство при уступке доли носит сложный (комплексный) характер, что обусловлено особой природой доли. При уступке доли происходит изменение субъектного состава одновременно в двух правоотношениях – абсолютном, в котором праву участника на управление противостоит обязанность всех третьих лиц воздерживаться от нарушения этого права, и относительном, в котором определенным правам


23
участника корреспондируют обязанности общества. Следовательно, при уступке доли происходит преемство в правах, сочетающее признаки как абсолютного, так и относительного правопреемства, что позволяет диссертанту выделить в системе гражданских правоотношений преемство в правах участия.
Вывод об особом характере правопреемства при уступке доли в уставном капитале позволяет автору перейти к анализу и решению проблем, связанных с порядком уступки доли, а именно к исследованию момента перехода доли, соотношению уведомления общества об уступке доли и государственной регистрации изменения устава в связи с уступкой доли.
В третьей главе - «Порядок уступки доли в уставном капитале» -
исследуется процедура уступки доли в уставном капитале.
В первом параграфе - «Правовые ограничения уступки доли в уставном капитале» - затрагивается вопрос о правовых ограничениях уступки доли, а именно: (1) преимущественное право других участников либо самого общества на приобретение доли при ее продаже, (2) запрет на уступку доли третьим лицам либо требование о получении согласия участников общества либо самого общества на уступку доли третьим лицам, (3) запрет уступки неоплаченной части доли. Рассматриваются также вопросы о правовых последствиях нарушения данных ограничений.
В отношении преимущественного права автор исследует, какие пути нарушения данного права встречаются сегодня на практике и соответственно, предлагает способы разрешения данной проблемы. Так, в исследовании обращается внимание на такие способы нарушения преимущественного права, как дарение части доли третьему лицу с последующей продажей остальной части, внесение доли в уставный капитал другого общества с последующей продажей доли в этом другом обществе. Автор приходит к выводу, что данные способы обхода преимущественного права   не   обусловлены   недостатками   действующего   законодательства.


24
Напротив, законодательство в данной области свидетельствует о достаточно эффективном регулировании порядка реализации преимущественного права. Указанные способы обхода преимущественного права можно предотвратить либо путем внесения необходимых положений в устав общества (например, требование о согласии на уступку доли любым способом, в том числе путем дарения, внесения в качестве вклада в уставный капитал других обществ, отступного), либо, если такие положения не были внесены, путем признания соответствующих сделок недействительными в судебном порядке.
Исследуя запрет на уступку доли и требование о согласии на уступку доли, автор акцентирует внимание на правовой природе соответствующих положений устава и последствиях их нарушения. С этой целью автор рассматривает различные взгляды на природу устава общества, а именно как на нормативно-правовой акт, договорный акт, корпоративную сделку. При этом на правильную квалификацию устава существенным образом влияет особая природа доли в уставном капитале, поскольку данный документ утверждается в рамках реализации участником основного правомочия, выраженного долей, – правомочия на участие в управлении делами общества.
Позиция о том, что устав является нормативно-правовым актом, отвергается автором в силу того, что данный документ не содержит норм гражданского права (общеобязательных государственных предписаний, рассчитанных на многократное применение). Очевидно, что устав является актом частного, а не публичного волеизъявления. В работе поддерживается мнение тех представителей доктрины, которые предлагают рассматривать устав в качестве гражданско-правовой сделки. Вместе с тем без определенных оговорок не может быть принята договорная концепция устава, поскольку она не в силах объяснить природу устава в обществе с единственным участником, а также возможность изменения устава большинством голосов участников (без согласия всех участников). В связи с этим устав общества следует рассматривать в качестве особой гражданско-


25
правовой (корпоративной) сделки. Особенности данной сделки проявляются в том, что она (1) устанавливает абстрактные нормы, которыми руководствуются участники общества, (2) изменяется большинством участников, а не единогласно, (3) создает «корпоративное правоотношение, круг участников которого гораздо шире, чем круг участников сделки» (Н.В. Козлова).
Поскольку действующее законодательство не устанавливает специальных правил относительно нарушения условий корпоративных сделок, к нарушениям устава о запрете уступки доли по аналогии закона могут быть применены нормы о нарушении гражданско-правовых договоров. Следовательно, к такой уступке могут применяться положения о нарушении договорных ограничений (ст. 174 ГК РФ). В связи с этим в работе обращается внимание на ошибочность судебной практики, признающей уступку доли, совершенную с нарушением вышеуказанных положений устава, ничтожной сделкой на основании ст. 168 ГК РФ. В работе отмечается обоснованность позиции Президиума ВАС РФ, который указал, что уступка доли, совершенная без согласия остальных участников, является оспоримой сделкой в соответствии со ст. 174 ГК РФ (по законодательству, действующему до 01 июля 2009 года).
Новая редакция Закона об ООО устраняет неопределенность относительно последствий нарушения запрета уступки доли (требования о согласии на уступку доли). Согласно абз. 3 п. 18 ст. 21 Закона об ООО в новой редакции в случае уступки доли с нарушением положений устава о согласии на уступку доли либо запрета на уступку доли участник общества либо само общество вправе потребовать передачи доли обществу. В целом предлагаемое изменение представляется положительным, поскольку устраняет правовую неопределенность в отношении последствий нарушения положений устава, ограничивающих уступку доли.


26
Во втором параграфе – «Сделка уступки доли в уставном капитале» – исследуются вопросы относительно совершения сделки уступки доли, а именно природа уступки как абстрактной сделки, существенные условия уступки доли, форма сделки и последствия нарушения этой формы.
В данной части исследования автор анализирует взгляды на уступку субъективного права как на абстрактную сделку. При этом автор соглашается с позицией, предлагающей рассматривать уступку доли в неразрывной связи со сделкой-основанием. В диссертации подчеркивается, что для перехода доли достаточно совершения самой сделки-основания (при условии уведомления общества об уступке и учинения трансферта), совершения какой-либо отдельной сделки по передаче доли (составление акта приема-передачи) со стороны продавца для этого не требуется.
С учетом изложенного автор обращает внимание на ошибочное толкование, которое встречается в судебной практике и приводит к неправильным судебным решениям. Так, суды, в том числе Президиум ВАС РФ, неоднократно указывали на необходимость совершения продавцом действий по передаче доли после заключения договора. Данный подход является необоснованным, поскольку совершение договора о передаче доли (купли-продажи, дарения, мены) является достаточным основанием для перехода доли к приобретателю (при условии уведомления общества об уступке доли и совершения трансферта). При этом важно отметить, что суды по указанным спорам не ссылались на какие-либо конкретные действия, которые должен совершить продавец. Очевидно, что отсутствие такой ссылки объясняется тем, что передача субъективного права не требует совершения указанных действий.
Третий параграф – «Уведомление об уступке доли в уставном капитале (трансфертное объявление)» – посвящен раскрытию правовой природы уведомления об уступке доли. Уведомление об уступке доли рассматривается автором в качестве разновидности трансфертного


27
объявления, а также аналога передаточного распоряжения, которое используется в акционерных отношениях. По общему правилу момент перехода прав участия определяется совершением трансферта, т.е. моментом внесения записи о новом участнике в специальный реестр (книги товарищества). Действующее законодательство об обществах с ограниченной ответственностью предусматривает исключение из этого правила, устанавливая, что доля в уставном капитале переходит с момента уведомления общества об уступке доли. Однако ввиду того, что сведения о долях участников должны быть отражены в уставе общества, такое регулирование вызывает серьезные разногласия относительно момента перехода доли в уставном капитале. Одни авторы считают, что доля переходит с момента государственной регистрации изменений устава. Данная позиция обосновывается, главным образом, ссылкой на п. 3 ст. 52 ГК РФ, в соответствии с которым изменения устава вступают в силу для третьих лиц с момента регистрации таких изменений. Сторонники противоположной позиции утверждают, что законодательство четко определяет момент перехода доли как уведомление общества об уступке доли. Обе точки зрения находят поддержку в судебной практике.
Новая редакция Закона об ООО устраняет данную неопределенность и предусматривает, что доля переходит к приобретателю с момента совершения сделки уступки доли. Однако данный подход является необоснованным и подвергается автором критике, так как не учитывает особый (трансфертный) порядок передачи прав участия. Для перехода прав участия решающее значение имеет внесение сведений о новом участнике в специальном реестре (трансферт). Поскольку принадлежность прав участия подтверждается записью в реестре, то совершения одной лишь сделки по передаче таких прав недостаточно для их перехода – необходимо также совершение трансферта. В противном случае теряется юридическое значение книговой записи.


28
В четвертом параграфе – «Регистрация изменений в связи с уступкой доли в уставном капитале (трансферт)» – рассматривается вопрос об изменении сведений о принадлежности долей участников в связи с их уступкой.
Согласно действующей редакции Закона об ООО сведения о долях участников отражаются в уставе общества. Следовательно, внесение имени нового участника (трансферт) осуществляется путем изменения устава общества. Однако такой подход является крайне неудачным, поскольку может служить основанием для значительных нарушений прав и законных интересов участников общества и приобретателей долей. Особенность устава общества как корпоративной сделки состоит в том, что он утверждается (изменяется) общим собранием участников общества путем голосования. При этом действующее законодательство не предусматривает обязанности общего собрания участников общества голосовать за изменение устава общества в связи с уступкой доли. Вследствие этого возможна ситуация, в которой участники общества просто откажутся голосовать за изменение устава либо проголосуют против таких изменений. В результате приобретатель доли не обеспечен достаточной защитой прав и законных интересов, поскольку устав общества будет отражать сведения, не соответствующие действительности. По существу, на повестку дня общего собрания участников ставится вопрос о факте (приобретение доли), который уже состоялся и соответственно, по которому нет смысла голосовать – участники общества не в состоянии изменить уже свершившиеся факты. Следовательно, с правовой точки зрения, включение сведений о долях участников в устав общества представляется нецелесообразным.
С учетом изложенного в диссертации дается положительная оценка норме Закона об ООО в новой редакции, которая предусматривает исключение сведений о долях участников из устава общества и их отражение в государственном реестре (ЕГРЮЛ). В данном случае трансферт


29
совершается путем внесения сведений о новом участнике в государственный реестр независимо от участников общества.
В пятом параграфе - «Уступка доли в уставном капитале в пользу общества» - исследуется вопрос о правовой природе перехода доли к обществу.
При анализе перехода доли в случае выхода участника из общества автор приходит к выводу о том, что заявление участника о выходе из общества следует квалифицировать в качестве односторонней сделки, направленной на отчуждение доли в пользу общества. В данной ситуации для совершения сделки достаточно выражения воли одной стороны - участника общества, которое осуществляется путем подачи указанного заявления. При этом автор подвергает критике противоположную позицию о том, что заявление о выходе из общества направлено не на передачу доли, а на прекращение статуса участника, соответственно, такой переход доли нельзя квалифицировать в качестве уступки (В.А. Валуйский). Однако любая сделка уступки доли по существу направлена на прекращение участия в общества. Тот факт, что при выходе участника из общества доля переходит к обществу, а не к третьему лицу, как при обычной уступке доли, не может служить аргументом против квалификации заявления о выходе в качестве сделки по отчуждению доли (уступки).
Обращение к вопросу о переходе доли к обществу обусловлено также тем, что оборот долей в уставном капитале существенно ограничен в силу лично-доверительных отношений между участниками общества с ограниченной ответственностью. Поэтому участник общества зачастую лишен возможности уступить долю третьему лицу на выгодных условиях. В связи с этим законодательство предусматривает обязанность общества возместить участнику (его кредиторам, наследникам) стоимость принадлежащей ему доли в тех случаях, когда устав общества запрещает уступку доли третьим лицам либо устанавливает требование о получении


30
согласия остальных участников на такую уступку, и такое согласие не получено. Поэтому большое практическое значение приобретает вопрос о величине такого возмещения. При этом данное возмещение должно быть равным тому, на которое мог бы рассчитывать участник при уступке доли третьему лицу.
На основе проведенного анализа автор приходит к выводу о том, что положения действующего законодательства позволяют ущемлять права и законные интересы участников общества при выплате им действительной стоимости доли. Это обусловлено тем, что расчет действительной стоимости осуществляется по балансовой стоимости имущества общества. Между тем балансовая стоимость имущества может быть существенно ниже рыночной стоимости этого имущества. В итоге, размер возмещения стоимости доли зависит от методов бухгалтерского учета, применяемых обществом, а не от действительной (рыночной) стоимости имущества общества. Нужно отметить, что акционерное законодательство отличается в этом отношении существенным образом. Так, при выкупе акций обществом выплата акционеру производится исходя из рыночной цены акции. С учетом изложенного в диссертации предлагается внести законодательные изменения, в соответствии с которыми размер возмещения действительной стоимости доли при передаче доли обществу должен рассчитываться исходя из рыночной стоимости чистых активов общества.
В Заключении подводятся итоги и формулируются основные выводы исследования.
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:
Публикации в рецензируемых научных изданиях, входящих в перечень,
утвержденный ВАК:


31

  1. Фатхутдинов Р.С. Правовые последствия нарушения положений устава общества с ограниченной ответственностью о запрете уступки доли в уставном капитале (согласии на уступку доли) // Современное право. – М., 2007. – № 9 (1). – С. 6-10. – (0,3 п.л.).
  2. Фатхутдинов Р.С. Изменение устава общества с ограниченной ответственностью в связи с уступкой доли // Законодательство и экономика. – М., 2007. – № 10. – С. 28-32. – (0,55 п.л.).

Работы, опубликованные в иных изданиях:
3.  Фатхутдинов Р.С. Момент перехода доли в уставном капитале
общества с ограниченной ответственностью // эж-ЮРИСТ. – М., 2009. – № 3.
– С. 4. – (0,25 п.л.).


32
Автореферат
Диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Фатхутдинова Расула Сайдашевича
Тема диссертационного исследования «Правовые проблемы уступки доли в уставном капитале общества с ограниченной
ответственностью»
Научный руководитель Чеховская Светлана Алексеевна - кандидат юридических наук, доцент
Изготовление оригинал-макета Фатхутдинов Р.С.
Подписано в печать______________ Тираж          экз.
Усл. п.л.

Отпечатано ______________________  . Заказ № ________

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.