WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РОССИЙСКАЯ ПРАВОЗАЩИТНАЯ СИСТЕМА И ЛИЧНОСТЬ (вопросы теории)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

 

 

Варданян Давид Славикович

 

 

РОССИЙСКАЯ ПРАВОЗАЩИТНАЯ

СИСТЕМА И ЛИЧНОСТЬ

(вопросы теории)

 

Специальность 12.00.01 -

теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

 

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

 

 

Волгоград 2007

Работа выполнена на кафедре теории права и прав человека Волгоградской академии МВД России

Научный руководитель: доктор юридических наук профессор

     Летяев Валерий Алексеевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук профессор

                                                 Овчинников Алексей Игоревич,

                                                  кандидат юридических наук

                                                  Шмелев Алексей Вячеславович

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы».

Защита состоится « 21 » сентября 2007 г. в 14.00 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ-203.003.01 при Волгоградской академии МВД РФ (400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130, зал Ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии МВД РФ.

Автореферат разослан «26» июля 2007 года.

Ученый секретарь

регионального диссертационного совета

кандидат юридических наук доцент                                   Рудковский В.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Современное российское общество переживает сложный этап политических,   экономических и социальных преобразований. Данный период характеризуется двумя основными тенденциями: с одной стороны, утверждаются новые демократические принципы государственного строя, происходит постепенная трансформация нашего государства в правовое, с другой – в обществе проявляются такие негативные социальные явления, как безработица, инфляция,  низкий уровень жизни, межнациональные конфликты, вынужденная миграция населения. В результате некоторые категории граждан, утратив в той или иной степени свой социальный статус, так и не смогли адаптироваться в новых условиях и нуждаются в поддержке со стороны государства.

Конституция Российской Федерации провозглашает человека высшей ценностью, создает условия для свободного развития личности, защищает жизнь, честь, достоинство, права и свободы граждан. Вот почему правовая система российского общества должна гарантировать высокий уровень защищенности прав человека. В этой связи необходимо закрепление в действующем законодательстве новых демократических институтов, одним из которых является правозащитная система.

Данная проблема, несомненно, представляет научный и практический интерес. Правоведам еще предстоит глубоко проанализировать положения нового законодательства и практику его применения; выявить пробелы и противоречия нормативного регулирования, трудности, складывающиеся в практической деятельности правозащитных организаций; наметить пути эффективного обеспечения прав и свобод личности в нашем государстве.

Несмотря на широкий набор конституционно-правовых средств защиты прав и свобод  человека, практика свидетельствует об их многочисленных нарушениях  в России. В последние годы происходит активизация деятельности правозащитных организаций там, где наблюдаются острые ситуации с нарушением прав человека, прямо затрагивающие различные стороны правового статуса личности: нарушение прав человека по национальному признаку; нарушение норм международного гуманитарного права в отношении гражданского населения в зонах военных действий; нарушение  прав беженцев и вынужденных переселенцев, военнослужащих, сотрудников милиции, социально-экономических прав; нарушение  прав различных меньшинств и др. В то же время заинтересованность России в интеграции в общеевропейское культурное, политическое и правовое пространство способствует созданию стабильной  и демократической системы общеевропейской безопасности и сотрудничества, с одной стороны, и продолжающие возникать социально-правовые и политические конфликты, усложняющие сотрудничество России и зарубежных стран – с другой, указывают на актуальность рассматриваемой проблемы.

Проблема защиты прав и свобод человека и гражданина – тема многогранная. Поэтому предстоит глубоко проанализировать положения нового законодательства и практики его применения; выявить пробелы и противоречия нормативного регулирования, трудности, складывающиеся в практической деятельности правозащитных организаций; наметить пути эффективного обеспечения прав и свобод личности в нашем государстве.

Теория защиты прав и свобод нуждается в дальнейшем развитии, в обогащении новыми аспектами, связанными с тщательным анализом форм, средств и способов защиты прав и свобод личности.

В практической плоскости, наряду с формированием предложений по совершенствованию отдельных правовых норм или нормативных правовых актов в целом, следует провести обстоятельную экспертизу построения всей системы законодательства с точки зрения ее соответствия потребностям обеспечения правозащитных функций государства.

Согласно ст. 7 Кон­ституции РФ Российская Федерация – социальное государство, поли­тика которого направлена на создание условий, обеспечивающих до­стойную жизнь и свободное развитие человека. Понятие «социальное государство» –  новое для россий­ского законодательства. Оно означает, что государство обязано проводить определен­ную социальную политику и нести ответственность за достойную жизнь людей, свободное развитие каждого человека.

Все это обусловливает необходимость теоретико-правового исследования российской правозащитной  системы, вопросов обеспечения  ее практического функционирования, а также выработки конкретных предложений по формированию эффективного механизма принятия решений по широкому комплексу проблем в данной области.

Степень научной разработанности темы. Следует отметить большой интерес ученых  к проблемам связанным с правозащитной системой РФ в целом, основных форм её функционирования. Вместе с тем попыток выявления  и  изучения общих закономерностей и тенденций защиты субъективных прав личности, с точки зрения общей теории права, не предпринималось.

Данная тема многопланова, поэтому предполагает необходимость её рассмотрения через раскрытие понятия правозащитной системы, как структурного элемента правового государства и гражданского общества, соотношение и взаимосвязь российской правозащитной системы и правового статуса личности, через раскрытие значения принципов и норм международного права для совершенствования российской правозащитной системы.

В современной литературе проблемам функционирования правозащитной системы в целом уделено значительное внимание. Рассматривались вопросы правовой безопасности, безопасности личности,тех или иных аспектов организации, развития и функционирования правозащитной системы России, а также вопросы, касающиеся прав человека и их защиты. Этому посвящены работы П.В. Анисимова, Ю. В. Барзилова, Ю.Ю. Ветютнева, С.Е. Вицина, Л.Д. Воеводина, И.Н. Глебова, Т.М. Калинина, В.А. Карташкина, В.Н. Карташова, Н.И. Матузова, М.В. Немытиной, О.Ю. Рыбакова, В. Г. Федюшина, А.А.  Чепурнова, А.В. Мордовца, Л.В. Медведицкой, А.Г. Хабибуллина, Г.Ф. Шершеневича.

В процессе исследования темы автор опирался на указанные работы, а так же на нормативные источники, связанные с обозначенной проблематикой. Вместе с тем следует подчеркнуть, что проблема влияния правозащитной системы на безопасность личности и сегодня остается за рамками изучения общей теории права и отраслевых наук.

Объект исследования – правозащитная система  и личность в Российской Федерации.

Предметом исследования  является область теоретико-правовых проблем формирования и развития российской правозащитной системы, ее роль в механизме обеспечения гарантий  безопасности личности.

Цель диссертационного исследования – познание проблем современного государства и гражданского  общества, связанных с функционированием правозащитной системы.

Поставленная цель достигается посредством решения следующих основных задач:

  1. сформулировать авторскую дефиницию «российская правозащитная система»;
  2. определить юридическую природу российской правозащитной системы;
  3. выявить соотношение  и взаимосвязь правозащитной и правоохранительной  систем;
  4. выяснить роль правозащитной системы как гаранта обеспечения прав и свобод личности;
  5. оценить качество и основные аспекты деятельности правозащитной системы, обеспечивающие безопасность личности;
  6. охарактеризовать процесс влияния  норм международного права на совершенствование российской правозащитной системы;       
  7. определить свою позицию по ряду дискуссионных вопросов и выработать научно-практические рекомендации по дальнейшему совершенствованию российской правозащитной системы.

Теоретическая основа  исследования. Поскольку проблема связана с необходимостью изучения других общетеоретических вопросов, в работе использованы результаты научных исследований по таким проблемам, как понятие государства, права, правового государства  (С.С. Алексеев, М.И. Байтин, Д.А. Керимов, С.Ф. Кечекьян, Р.З. Лившиц, Н.И. Матузов, В.С. Нерсесянц, А.С. Пиголкин, С.В. Поленина, В.М. Сырых, В.А. Туманов, Р.О. Халфина, Л.В. Явич и др.), функции права (С.С. Алексеев, М.И. Байтин, Н.Н. Вопленко, Т.Н. Радько, И.Н. Сенякин, В.Н. Синюков, В.А. Толстик и др.), юридическая ответственность (Б.Т. Базылев, А.М. Трайнин, С.Н. Братусь, Н.С. Малеин, И.С. Самощенко, В.А. Тархов, Р.Л. Хачатуров, А.С. Мордовец и др.), объективное и субъективное право (Н.Г. Александров, Л.Д. Воеводин, С.Ф. Кечекьян, А.В. Малько, Н.И. Матузов, Е.Я. Мотовиловкер, Ю.А. Ти­хомиров и др.), источники права (В.М. Баранов, А.Б. Венгеров, Н.В. Витрук, Е.В. Колесников, С.В. Поленина, П.С. Явич и др.). В диссертации широко используются работы ученых-специалистов в сфере конституционного, гражданского, уголовного и других отраслей права (С.А. Авакьян, П.В. Анисимов,  М.В.  Баглай, Е.А.  Бондарева, В.М. Жуйков, Д.Н. Бахрах, Б.П. Безлепкин, Н.С. Бондарь, Н.В. Витрук, С.А. Глотов, С.А. Горшакова, Л.М. Энтин, Р. Иеринг, Т.М. Калинина, В.Н. Карташов, В.Н. Кудрявцев, Е.А. Лукашова, В.М. Манохин, И.Л. Петрухин, Ф.М. Рудинский, О. Ю. Рыбаков, А.В. Стремоухов, Б.Н. Топорнин, Б.С. Эбзеев и др.).

Методологическую основу диссертационного исследования составляет диалектический метод познания, основанный на учете взаимозависимости и взаимообусловленности явлений объективного мира,  их непрерывном движении, изменении, обновлении и развитии.

Использованы такие общенаучные  методы, как анализ и синтез, восхождение от абстрактного к конкретному, формально-логический метод, метод теоретического моделирования.

Кроме того, использовались и частнонаучные методы: историко-правовой (для уяснения концептуальных основ построения правозащитной сферы  правовой  системы России); сравнительно-правовой (для  оценки норм  и институтов международного права для  российской правозащитной системы); технико-юридический и др.

Эмпирическая база диссертационного исследования –  это обширный нормативный материал, являющийся правозащитной составляющей российской  правовой системы: Конституция Российской Федерации, Декларации, Уставы, Хартии Совета Европы, Федеральные конституционные законы РФ,  Федеральные законы РФ,  Законы РФ, Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ, доклады и отчеты российских правозащитных организаций; Комиссии по правам человека при Администрации Президента РФ; Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации; информация, характеризующая деятельность Уполномоченных  в субъектах РФ; документы международных организаций и др.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в отечественной литературе полностью  неизученными остаются соотношение и взаимосвязь правозащитной системы  и личности, ее интересов, безопасности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Дается понятие «правозащитная система», которая определена как:     а) совокупность регулируемых охранительных отношений; б) прежде всего в сфере гуманитарных прав человека: в) охватывающая весь относящийся к ним спектр правовых явлений и юридической практики.

2. Юридическая природа российской правозащитной системы концентрированно выражает регулятивную ценность защиты прав человека, ее сущность, которая соответствующим образом реализует себя в содержании всего института защиты прав человека. Она состоит из двух компонентов: 1) защищаемые правозащитной системой права человека выполняют функцию источника юридической природы защиты прав человека, концентрируя в себе основные юридические свойства самих прав человека; 2) нормативно-правовая база российской правозащитной системы представляет собой огромный массив законов, подзаконных актов, защищающих и охраняющих права и свободы человека, где главными являются Конституция, законы и подзаконные акты, ограничивающие права и свободы граждан в качестве временной меры.

3. Главными принципами юридического влияния на общественные отношения являются следующие: 1) гуманизм правозащитной системы, основывающийся на нормативно закрепленных нравственно-правовых требованиях, выражающих признание человека высшей ценностью; 2) справедливость правозащитной системы, основанная на юридических нормах, и система нравственно-правовых требований, выражающих соответствие правонарушения и воздаяния, вытекающие из прав, свобод, чести и достоинства человека и гражданина; 3) уважение прав человека как основа и цель правозащитной системы; 4) эффективность правозащитной системы как обстоятельства, от которого зависит результативность воздействия с помощью юридических средств на общественные отношения в направлении  целей, которые преследуют правозащитные организации.

4. Анализ организации и структуры правоохранительной и правозащитной систем позволил автору на страницах диссертации указать на следующие качественные различия в их деятельности и назначении: по уровневой иерархии  и характеру функционирования систем; по правовому статусу элементов этих правовых систем; по субъектам защиты; по объектам защиты; по режиму функционирования; по динамике системы; по взаимодействию с внешней средой.

5. Реализация юридической ответственности представляет собой основной метод осуществления правозащитной деятельности, направленный на соблюдение, исполнение требований норм права, а в случае их нарушения – на восстановление, компенсирование в установленных законом пределах нарушенного правопорядка, претерпевание мер государственно-правового принуждения, выражающегося в ограничениях личного, организационного или имущественного характера.

6. Важнейшим фактором полноценного функционирования системы прав и свобод личности и реальной охраны ее интересов является законодательная сбалансированность этих прав и свобод, юридических обязанностей и ответственности на всех уровнях регулирования общественных отношений – индивидуальном, групповом, муниципальном, субъектном (субъекта РФ) и федеральном (общегосударственном).

Прежде всего, требуют корректировки гл. 2 разд. I  Конституции РФ «Права и свободы человека и гражданина». Обращается внимание на то, что соответствующая гл. 7 Конституции СССР 1977 г. называлась «Основные права, свободы и обязанности граждан СССР», что более адекватно, как представляется, соответствовало  положениям статей Всеобщей Декларации прав человека.

7. Представляется важным вопрос о переносе в сугубо практическую плоскость общерегулятивных отношений, касающихся прав человека, конституированных в ст. 2 и 45 Основного Закона, и их конкретной реализации путем непосредственного взаимодействия государственных органов и институтов гражданского общества в правозащитной сфере.

8. Необходимо принятие законодательного акта, который бы служил мощным юридическим средством обеспечения действенности правозащитной системы и придал бы качественно иной характер самому процессу правового регулирования общественных отношений в обеспечении прав и свобод личности.

9. Позитивный характер воздействия международного права, международной правозащитной системы выражается в признании необходимости рецепции общепризнанных принципов,  отдельных норм и их блоков в национальную правозащитную систему. В то же время  российские  условия (высокий уровень преступности и коррупции, недостаточность (неразвитость) форм судебного контроля, его механизмов и качества) требуют особого внимания и развития системы органов прокуратуры, а не копирования стандартов европейских стран в этой области.

10. Необходима большая конкретизация на местном (национальном) уровне нормативных положений Всеобщей декларации прав человека, носящих по существу универсальный характер (ст. 29, 30 Декларации; ст. 17 «Запрещение злоупотреблений правами» Европейской конвенции), требующие таких форм, методов, способов реализации индивидуальных прав и свобод, которые не затрагивали бы и не наносили вреда правам и интересам других граждан, лиц, организаций.

11. Требует критической оценки и внесения  комплексных изменений и весь пласт законодательства, связанный: с демократизацией управления и обеспечением прозрачности деятельности всех ветвей власти и органов управления; нормативной детализации и закрепления  механизмов и процедур сменяемости, отзыва (депутатов всех уровней); периодичность  отчетности, в т.ч. критериев такой отчетности и ответственности; развития института парламентского расследования. Усматривается  целесообразность избрания мировых судей населением муниципального  образования в противовес существующей практике, которая к тому же нередко оказывается бесконкурсной, т.е. безальтернативной.

 Теоретическая  значимость исследования заключается в попытке дать авторскую трактовку российской правозащитной системы, в анализе ее юридической природы, в выявлении соотношения и взаимосвязи правоохранительной и правозащитной систем и т.д. Результаты обоснования этих проблем могут быть использованы в укреплении методологической основы научного  понимания важной составляющей соотношения правозащитной системы и личности – ее эффективности в публичном и частном праве. Положения диссертационного исследования также способствуют уточнению и развитию понятийного  аппарата общей теории права и основ  российского законотворчества.

Исследованы основы правозащитного законодательства, динамика, влияние принципов и норм  международного права на совершенствование российской  правозащитной системы.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в подтверждении того, что наметившийся процесс становления институтов гражданского общества в России происходит в сложных условиях, требующих конструктивного подхода к вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, нацеленного на оптимальное решение существующих идеологических и технико-юридических  проблем в правотворческой  и правоприменительной деятельности как на федеральном, так и  региональном уровнях.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы:

  1. в процессе модернизации законодательства, что послужило бы мощным юридическим  средством обеспечения действенности правозащитной системы;
  2. для большей конкретизации на местном (национальном) уровне нормативных положений Всеобщей Декларации прав человека и других норм, например, Европейской Конвенции;
  3. для корректировки Концепции «О национальной безопасности Российской Федерации» и других законов, касающихся безопасности личности, ее прав и свобод.

Кроме того, материалы диссертационного исследования могут быть использованы в процессе преподавания учебных курсов теории государства и права, конституционного права, международного частного права, европейского права, по курсу «Правоохранительные органы», а также в специальных курсах по правам человека.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения и итоговые выводы диссертации обсуждались и получили одобрение на заседаниях кафедр теории права и прав человека Волгоградской академии МВД России, теории и истории права и государства Волжского гуманитарного института (филиала) Волгоградского государственного университета, апробировались в учебном процессе на юридическом факультете ВГИ ВолГУ, на Международной научно-практической конференции «Защита субъективных прав: история и современные проблемы» в 2006 г., на конференции в Волжском институте экономики, политики и права в 2006 году.

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, приложения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, перечисляются теоретические и методологические подходы, формулируется новизна выносимых на защиту положений, а также показывается научно-теоретическая и практическая значимость полученных выводов и сделанных предложений, апробация результатов исследования.

Глава 1. «Понятие и общая характеристика российской правозащитной системы» характеризует этапы становления и формирования гражданского общества в России, раскрывает понятие и сущность правозащитной системы, а также особенности ее развития.

В первом параграфе «Правозащитная система как структурный элемент правового государства и гражданского общества» дается развернутая характеристика  категории «гражданское общество», его соотношение с категорией «государство» и «общество». Отмечается, что на современном этапе своего развития гражданское общество как определенное качественное состояние общество выступает еще недостаточно зрелой и развитой структурой, способной к саморегуляции и самоуправлению. Формирование гражданского общества и правового государства – это конкретно-исторический  процесс, рассчитанный на длительную перспективу, с различными обратимыми и взаимосвязанными тенденциями, когда не только не исключается, но и подразумевается участие и воздействие на него государства. При этом должна угасать властная, подавляющая функция государства и усиливаться  координирующая функция совместной организации жизни и деятельности людей. Дальнейшее развитие России автор связывает с развитием правового государства.

В современной России, когда новые рыночные  отношения еще только складываются, ослабление роли государства было бы ошибкой. Конституционное закрепление обязанности Российского государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека – выражение сущности нового конституционного строя.

Отмечается, что, несмотря на то, что в России сложился определенный механизм государства по защите прав и свобод человека, представляющий собой систему государственных и муниципальных  органов, а также международно-правовой механизм  защиты прав и свобод, наконец, неправительственные правозащитные организации, практика свидетельствует о значительных нарушениях прав и свобод человека в Российской Федерации. Права человека и их защита – обязательные элементы в понимании правового государства. Право на защиту выступает организующим началом и структурообразующим элементом всей правозащитной системы государства. Для России проблема укрепления правозащитной системы имеет особое значение, т.к. в  соответствии с Конституцией РФ нормы международного гуманитарного права стали непосредственно действующими.

Термин «правозащитная система» стал употребляться совсем недавно, когда началось углубленное изучение этой неисследованной области функционирования  права. Предпринятые попытки создания данного понятия свидетельствуют о социальной  значимости указанного явления.

Исходя из того, что соотношение понятий «правовая система» и «правозащитная система» – это соотношение общего и особенного, с точки зрения наиболее общего подхода и по аналогии с «правовой системой», «правозащитная система»  определяется как: а) система регуляции охранительных  правоотношений; б) прежде всего в сфере гуманитарных прав человека; в) охватывающая весь относящийся к правам спектр правовых явлений и юридической практики.

В России создана система органов и должностных лиц, ответственных за обеспечение и защиту прав человека и гражданина. В широком смысле – это система государственных правоохранительных и правозащитных организаций, таких, как Уполномоченный по правам человека, суд, милиция, прокуратура и т.д. С другой  стороны, это система общественных правозащитных организаций (Общественная палата, комитеты солдатских матерей, по защите прав потребителей и т.п.), и с третьей – общественные советы (палаты) комитеты, комиссии, создаваемые  в органах исполнительной власти  всех уровней.

Автор приходит к выводу, что современное функционирование правозащитной системы неэффективно. Следствием этого закрепленные в Конституции РФ  общепризнанные принципы права носят декларативный характер. Организации, рассматриваемые в качестве элементов российской правозащитной системы, несмотря на общность провозглашенных целей, по разным причинам, в т.ч. из-за недостаточно развитого законодательства, воспринимаются  большинством населения как система государственных правоохранительных органов, защищающая не человека,  а, напротив, в качестве государственного механизма, защищающего само государство от личности. Этот процесс  сопровождается неразвитостью, обособленностью негосударственных органов и учреждений, призванных защищать права человека.

Во втором параграфе «Юридическая природа российской правозащитной системы» предпринята попытка раскрыть ее содержание и показать характерные особенности.

Под юридической природой защиты прав человека понимается совокупность нормативно-правовых средств и юридических свойств правозащитной системы, отражающая важнейшие ее особенности. Эти свойства, во-первых, характеризуют защиту прав человека в качестве целостного регулятивно-правового явления, а во-вторых, выражают причинную связь между правом человека на правовую защиту и способностью правозащитной системы юридически значимо воздействовать на деятельность субъектов, вовлеченных в правозащитные отношения.

Своеобразие юридической природы прав человека связано с тем, что они способны выступить правовой формой взаимоотношений личности и государства.  Юридическим  признанием прав человека является их кодифицированность, т.е. закрепленность  в международно-правовых актах и  в Конституциях государств.

Правозащитная система концентрированно выражает юридическую природу и регулятивную ценность защиты прав человека, что наиболее полно  и ярко выражается в регулятивном  воздействии на общественные  правоотношения.

Подтверждением тезиса об особой  роли понятия «право человека на правовую защиту» в организации и функционировании правозащитной системы является ориентация нормоустановительной деятельности на признание этого права человека и гражданина, а также обеспечение юридическими обязанностями соответствующих субъектов.

Автор отмечает, что наряду с общепризнанными направлениями законодательного регулирования в сфере прав и свобод человека, в России имеют место еще два направления. Это развитие правозащитных механизмов на основе взаимопроникновения систем международного и внутригосударственного права и достижение такого положения, когда человек может получить действенную помощь своих прав, обратившись за защитой к доступным и эффективным ее средствам внутри своего государства.

В рамках рассмотрения юридической природы правозащитных организаций автором исследуются вопросы правового  статуса, обязанности, права, компетенция различных общественных  неправительственных  правозащитных организаций. Большинство из таких  организаций  не имеют ни прочного законодательного статуса, ни экономической базы, ни материальной помощи.

Далее, анализируя нормативно-правовую базу  российской правозащитной системы, автор выделяет характерные черты юридической природы российской правозащитной системы, главными из которых являются: гуманизм, справедливость, уважение прав человека, эффективность.

Однако как замечает автор, несмотря на заявленную схожесть целей и задач всех перечисленных правоохранительных и правозащитных учреждений, при  реализации их функций нередко происходит столкновение интересов, что свидетельствует о начальной стадии  развития правозащитной системы в Российской Федерации.

В третьем параграфе главы 1 «Правозащитная и правоохранительная системы Российской Федерации: соотношение, взаимосвязь и роль в укреплении законности и правопорядка» проводится сравнительно-правовой анализ понятий «защита» и «охрана», их элементного состава, а также системы  правоохранительных и правозащитных учреждений.

С точки зрения своего содержания, правозащитная система охватывает всю совокупность организационных, регулятивных, коммуникативных, идеологических и иных элементов, которые функционально предназначены для обеспечения защищенности прав человека.

Отграничение понятия «защита прав человека» от конкурирующего с ним понятия «охрана прав человека» важно не только потому, что этого требует юридическая наука, законодательство и практика его осуществления, но и для обоснования ведущей роли и первостепенного значения самого человека в деле защиты его прав. Автор полностью разделяет мнение различных ученых (Ф.М. Рудинского, В.П. Федорова и др.), что человек выступает  субъектом в правозащитной деятельности, главная цель которой может состоять только в обеспечении прав человека. Тогда как главной стратегической целью правоохранительной деятельности является обеспечение правопорядка и законности, основным субъектом ее осуществления выступает государство.

При рассмотрении данной проблемы следует исходить из того, что и у защиты прав человека, и у охраны прав человека общими оказываются и конечная направленность функционального предназначения и содержание – организационно-правовые средства его функционального предназначения. Поэтому защита прав человека представляет собой форму реализации права человека на правовую защиту, обеспеченную организационно-правовыми средствами и мерами принуждения, применяемыми в целях устранения препятствий на пути осуществления гуманитарных прав человека, а также как восстановление нарушенных гуманитарных прав и наказание виновных в их нарушении. Как и в случае, когда речь шла о правоохранительных учреждениях следует отметить и черты, присущие, по мнению автора, правозащитным учреждениям: их субъективную самостоятельность, определенную взаимосвязь, взаимообусловленность деятельности. Вышеназванные свойства правозащитной системы сближают ее с правоохранительными органами, но с точки зрения обязанностей имеются видимые различия, начиная от добровольного осуществления общественного контроля правозащитными организациями и возложения соответствующими правовыми нормами государством на правоохранительные органы обязанности по осуществлению правового контроля над исполнением гражданами своих обязанностей.  Представляется, что отвечает и историко-временной этимологии, и генезису самого процесса становления и развития прав и свобод человека и гражданина в России, что понятие «правоохранительная деятельность» (правоохрана)  больше коррелирует функциям государства (изначально антипода личности и гражданского общества) и его институтам. Термин же «правозащитная деятельность» (правозащита) коррелируется с деятельностью самодеятельных, общественных структур и политических партий, движений и организаций (которая в числе иных факторов и заставляет трансформироваться тоталитарное государство, постепенно превращая его в правовое).

На основе проведенного анализа представлен ряд  качественных различий в организации и структуре правоохранительной и правозащитной систем.

Четвертый параграф первой главы «Конституция Российской Федерации – программа развития правозащитного законодательства» посвящен анализу действующего законодательства исходя из конституционных положений, непосредственно определяющих содержание, структуру и формы государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в России.

Жизненные реалии говорят о том, что Конституция РФ, хотя и стала важным шагом на пути развития правозащитного законодательства и основополагающим документом, с помощью которого предпринимаются попытки создания долговременных законодательных актов, но содержащиеся в ней права и обязанности не сбалансированы.

По мнению автора, в процессе развития демократического общества и самой культуры, законы становятся носителями права, постепенно меняющегося местами с государственной властью, продолжая в то же время оставаться ее инструментом.

Чтобы понять суть правозащитного механизма, необходимо на основе анализа положений Конституции РФ определить направления развития правозащитного законодательства.

Наиболее плодотворным направлением представляется разделение личных прав и свобод граждан на две большие сферы – институт неприкосновенности личности (ст. 20–22 Конституции РФ) и институт неприкосновенности частной (личной) жизни граждан (ст. 23–25 Конституции РФ) – с добавлением к ним еще некоторых правомочий (свобода совести и др.).

Диссертантом проанализированы некоторые из основных прав и свобод личности сквозь призму отраслевого, в частности, уголовного, уголовно-процессуального, административного законодательства.

Анализируя законотворческую деятельность законодательных органов, диссертант полагает, что в настоящее время они работают достаточно активно, но малоэффективно, не справляясь со своей главной задачей: созданием правовых норм, которые эффективны в деле защиты прав и свобод человека и гражданина от различных злоупотреблений. Поручение защиты, которое Конституция РФ адресует законодателю, надлежит понимать так, что законодатель (если отсутствуют меры защиты) должен их ввести, а если уже существующие не удовлетворяют жизненным требованиям, то усовершенствовать их или создать новые.

Задача создания надлежащей правовой базы для защиты прав и свобод личности по-прежнему актуальна. Следует усилить контроль за соответствием Конституции РФ и федеральным законам актов, принимаемых федеральными органами исполнительной власти, обеспечить обязательную регистрацию и официальное опубликование всех ведомственных актов, касающихся прав граждан. Важно пересмотреть действующие ведомственные акты и отменить противоречащие федеральным законам и указам Президента России.

Для действенной охраны и защиты прав и свобод сегодня нужна система законов, развивающих конституционные нормы и закрепляющих обязанности государственных органов по защите прав и свобод личности, так как в правоприменительную практику еще недостаточно внедрены процедуры прямого действия Конституции РФ и международно-правовых актов. В частности, необходимо принять закон, который бы не только детализировал положения ст. 33 Конституции РФ, закреплял право граждан Российской Федерации на обращения, но и определял обязанности соответствующих органов по их своевременному рассмотрению; предусматривал бы ответственность государственных органов за ненадлежащее исполнение ими своих обязанностей.

Необходима постоянная  работа по систематизации и корректировке законодательства, действующего на территории Российской Федерации. Это обусловлено следующими причинами: 1) большим количеством законов, которые либо не реализуются на практике, либо противоречат друг другу, либо юридически сложны и расплывчаты; 2) признанием особой социальной ценности общепризнанных принципов и норм международного права, требующих от законодателя приведения российского законодательства в соответствие с международными стандартами, прежде всего документами Организации Объединенных Наций и Совета Европы.

Функционирование правозащитных организаций в демократическом государстве должно являться органическим  продолжением государственной политики, которое  устранит  существующие недостатки в деятельности государства по обеспечению защиты прав и свобод человека.

Выделены некоторые области взаимодействия государственных органов и общественных организаций в правозащитной сфере.

Вторая глава «Российская правозащитная система и правовой статус личности» посвящена анализу соотношений и взаимосвязей правозащитной системы и правового статуса личности, его основного содержания.

В первом параграфе «Правозащитная система как гарантия обеспечения прав и свобод личности» анализируется необходимость правовых гарантий с тем, чтобы обычные правовые нормы, которыми оперирует правозащитная система в своей сфере, могли быть применены и реализованы на практике.

Те права и свободы, которые закреплены Конституцией РФ (гл. 2) и составляют основу  правового статуса личности (ст. 64), должны обеспечиваться  на нормативно-правовом и  институциональном уровнях, где в системе  институтов власти, общественных институтов и структур смешанного типа важнейшую роль играют институты правоохранительной/правозащитной системы, методы, способы и средства их взаимодействия, взаимодополнения, взаимоконтроля при общей целевой  направленности на создание условий  (гарантий), обеспечивающих безопасность и всестороннее развитие личности.

Рассматривая экономические, политические и юридические гарантии обеспечения  прав и свобод личности,  отмечается, что юридическая база гарантий правового обеспечения прав и свобод личности включает право на судебную защи­ту; процессуальный порядок рас­следования и рассмотрения уголовных дел; разрешение гражданско-правовых и иных споров; действенный надзор и контроль за соблюде­нием законов, прав и свобод граждан; юридическую ответственность.

Одной из юридических гарантий   обеспечения прав и свобод личности следует признать го­сударственный и общественный надзор.

В такой постановке вопроса, имеющего фундаментальное  содержание, принципиальный характер имеет сама проблематика порога и пределов ответственности властных структур  и необходимости структурирования всей правоохранительной системы в направлении обеспечения сбалансированности ее институтов внутри системы и с интересами граждан. В этом же видится  и позитивно-двигательное начало самой правозащитной системы, которая таким образом способствует укреплению и углублению законно-правовых оснований своего механизма.

Эффективная защита прав и свобод граждан в сфере деятельности исполнительной власти во многом определяется качеством законодательно-нормативной базы, в том числе детерминированностью обязанностей и гарантий со стороны государства.

Задача защиты прав граждан, стоящая перед всеми органами исполнительной власти, включает административное  нормотворчество,  административно-юрисдикционную деятельность.

В системе органов контроля и надзора за  обеспечением прав и свобод личности, особая роль отводится  общественным объединениям. Право на созда­ние последних закреплено в ст. 30 Конституции РФ.

Главная фундаментальная роль общественных правозащитных организаций заключается в следующем:

- мониторинг ситуации с правами человека в различных областях жизни: обеспечение прав допризывной молодежи и молодых солдат; прав отдельных категорий граждан: инвалидов, детей-сирот и др.;

- обеспечение гласности действий через СМИ, проведение «круглых столов», конференций, налаживание диалогов с властными структурами, инициирование общественного резонанса;

- общественная экспертиза тех или иных законов, проектов;

- оказание помощи, главным образом  в правовых вопросах;

- формирование независимой  гражданской позиции  по актуальным проблемам, связанным с обеспечением или нарушением прав и свобод человека и гражданина.

Таким образом, наметившийся процесс становления институтов гражданского общества в России, идущий параллельно с развитием товарно-рыночных отношений (капитализацией общества), происходит в сложных условиях действия многовекторных и разнополярных сил.

В этих условиях правозащитная система становится одним из определяющих факторов общественного развития, содержащим элементы действительных, а не мнимых гарантий обеспечения конституционных прав и свобод  личности.

Власть ставится под контроль общества. Пока это лишь наметившийся процесс. Но именно в нем, в его укреплении – гарантия развития и одновременно укрепления стабильности демократических институтов в стране.

Важным регулятором охранительных правоотношений в сфере безопасности человека, охраны его прав и свобод является правозащитная  система, по самой правовой природе своей изначально базирующаяся на естественной свободе человека, не подлежащей государственной декретации (негосударственная система), и постепенно легитимирующаяся и находящая институциональное признание на различных системных уровнях безопасности. В этом усматривается единство индивидуальной автономии  личности и «положительных обязанностей государства, требующих от него соответствующих действий», означающих, что права человека являются частью механизма его (государства) социализации, которые девальвируются неэффективностью их жизнеобеспечения.

Обеспечение безопасности личности в рамках действия правозащитной системы должно находить отражение:

- на государственном уровне;

- на общественном уровне;

- на личностном, индивидуальном, субъектном уровне;

- на всех других уровнях – в активной пропаганде здорового образа жизни, нравственной, образовательной и правовой культуры.

Однако в  действующей  сегодня Концепции национальной безопасности сложно найти ответы на ряд вопросов, касающихся угроз и вызовов, как в сфере нашего внутреннего развития, так и внешнего. Сам текст Концепции    содержит ряд противоречий. Только в короткой преамбуле указывается, что данный документ представляет собой  систему взглядов  на обеспечение  безопасности личности, а затем общества и государства.  Однако согласно логике Концепции  безопасность государства как субъекта международных отношений первична, безопасность же личности вторична.

Личность по Концепции фактически принесена в жертву государству, в  то время  когда в современном мире усиливаются процессы демократизации и утверждается верховенство прав личности и  свобод человека как внутри отдельных стран, так и в  международных взаимоотношениях, «утверждается понимание того, что только  свободный человек способен обеспечить рост экономики и процветание государства».

Актуальность  исследования вопросов безопасности личности, средств и  методов ее обеспечения определяется и тем, что Россия испытывает  сегодня  дефицит потенциала, способного гарантированно  обеспечить эту безопасность  от всевозможных угроз и кризисных состояний.

Во втором параграфе «Правозащитная система и безопасность личности»  рассматриваются различные аспекты проблемы обеспечения безопасности личности в Российском государстве, роль и место правозащитной системы в системе национальной безопасности.

Данная категория включает в себя множество оттенков, запечатленных и регламентируемых правом как совокупное состояние, аккумулирующее бесконечное множество видов ущерба, а также возможных представлений об угрозах и их последствиях.

На правовую сферу обеспечения безопасности влияют  моральные, психологические, антропологические, ментальные, соци­ально-экономические, политические традиции, тенденции развития и состоя­ния российского общества. Не случайно новая Концепция национальной безопасности в документальном выражении должна  «соединить в себе качества и свойства, как концепции, так и стратегии действий, чего не было в  двух прежних изданиях».

Одна из угроз безопасности государства состоит в отрыве социальной, политической, экономической составляющей, от юридической и, в известной мере, даже игнорировании послед­ней.

В теоретическом плане, так же как и в вопросе рассмотрения и дифференциации правозащитной и правоохранительной систем,  трудно усмотреть сколько-нибудь выраженно-детерминированные оценки, позволяющие выделить собственно отношения безопасности личности, связанные с устранением непосредственных и опосредованных угроз жизни, физическому и нравственному здоровью и материальному благополучию человека, и отношения, опосредующие весь спектр регламентации и защиты прав, свобод и  охраняемых интересов личности.

С позиций непосредственного воздействия правозащитной системы на безопасность личности представляется правильной локализация уровней такого воздействия указанием механизмов защиты прав личности при  нарушении ее жизненно важных интересов: какие механизмы работают/не работают на  государственном и общественном уровнях, а также на уровне индивидуальных (личных) прав граждан на защиту и на защиту  на межгосударственном, международном уровне.

Следует иметь в виду, что безопасность личности как юридический институт представляет собой сложное системное образование. С одной стороны, правовая безопасность личности является элементом данного системного образования, а с другой, в связи с тем, что безопасность личности в различных сферах обеспечивается с помощью права, действий правовой системы, она включает в себя правовое обеспечение различных видов безопасности личности, в частности экологическую, экономическую, политическую  и т.д. В этом принципиальное отличие правовой безопасности личности от других видов безопасности и  ее значимость.

Место и роль органов и сил обеспечения безопасности в России так же, как и в любом государственном организме, определяются уровнем государственного контроля и степенью управляемости силовыми структурами. Современное состояние российской системы обеспечения безопасности характеризуется  возникшим и накопившимся отчуждением между силовыми структурами государства и обществом, фактически достигшим уровня  противостояния.

Государство, призванное  обустраивать достойную жизнь общества, защищать конституированный в нем экономический и социальный уклад, в действительности представляет собой противоречивое единство различных политических начал. Власть, организационно оформленная как государство, является одновременно причиной и следствием общественных отношений.

Органы обеспечения безопасности в различных странах создаются и действуют по-разному. Однако  всем им свойственно  общее противоречие, суть которого состоит в том, что силовой компонент государства воплощает в себе как бы отчужденную мощь, которая при определенных обстоятельствах может стать источником опасности как внутри государства, так и вовне.

Вопрос о том, способно ли право противостоять этому, остается неясным. Данная проблема на декларативном уровне в российском законодательстве обозначена, но по-прежнему не решена. В основных положениях российской военной доктрины сказано, что «использование Вооруженных Сил и других войск Российской Федерации в интересах отдельных групп, лиц, партий, общественных объединений не допускается».

Контроль одной части общества над другой вовсе не юридически обязательный элемент системы безопасности. Напротив, он является показателем недоверия частей общества друг к другу и социальной розни – угрозы, опасности, таящихся внутри самого общества.  Прочная система безопасности основывается на  единстве всех элементов, а не на балансировании и сдержках между противоборствующими силами общества.

Принимая во внимание данные обстоятельства, следует отметить, что  концепция контроля за деятельностью спецслужб должна основываться на принципе соблюдения прав и свобод личности при осуществлении спецслужбами возложенных на них функций.

Ориентируясь на правовое государство и гражданское общество, приоритеты следует отдавать человеку. Безопасностью человека государство должно занимать ровно на столько, на сколько это необходимо для него самого. Для обеспечения безопасности человека на том же уровне, что и безопасности государства,  нужна негосударственная система безопасности, в которую могут входить политические партии, общества, движения, общественные организации, комитеты и т. д. Необходимым условием обеспечения безопасности является наличие реальной политической оппозиции. Негосударственная система – противовес государственной системе, и в деятельности ее безопасность человека стоит на первом месте. Важно реальное равновесие этих систем.

И присутствие в организационной структуре правозащитной системы или ее механизме инструментов судебной защиты (государственной власти), квазисудебных органов, прокуратуры, Уполномоченного по правам человека, Общественной палаты РФ наряду с общественными или смешанного типа (профсоюзы, Комиссия по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при Президенте России, Общественные палаты в субъектах РФ, самодеятельные правозащитные организации и др.) инструментами, наконец, самого человека, личности, как раз свидетельствует о постепенном эволюционировании, перетекании процесса обеспечения гарантий реализации субъективных прав и свобод от государства к гражданскому обществу, а от него к правовому государству.

Следует отметить, что, провозгласив приоритет общечеловеческих ценностей над всеми другими ценностями общества и государства,  невозможно противопоставить или изъять один  из аспектов безопасности, так как отсутствие одного из ее аспектов создаст непосредственную угрозу жизни и интересам каждого члена общества.

Поскольку «безопасность»   буквально  означает разновидность свободы  (свободу от опасности),  приоритетом при самой постановке вопроса должна стать, приобретя конкретную правовую характеристику, безопасность личности. Эта характеристика может быть зафиксирована в  законе, который должен иметь комплексный характер по  широкому кругу вопросов с позиции всего общества, а не отдельных его институтов. Нам представляется, что это должны быть три уровня документов, составляющих в целом систему:

– собственно Концепция национальной безопасности (как долгосрочный документ);

- стратегия национальной безопасности на 10 -15 лет (как доктрина);

- политика национальной безопасности, ключевыми факторами которой являлась бы внутренняя устойчивость государственной системы, безопасность личности и государства, включая демографическую и миграционную политику.

Третий параграф «Место и роль юридической ответственности в механизме правозащитной системы» посвящен рассмотрению особенностей  юридической ответственности применительно к процессуальным институтам механизма правозащитной системы, где острыми остаются вопросы процессуальной реализации охранительных отношений в случае нарушения прав и свобод человека.

В настоящей работе юридическая ответственность рассматривается как  мера и гарантия свободы, закрепленные в законе и способствующие охране и защите прав человека и гражданина. Ранее сама методология исследования и анализа условий и факторов, связанных с правонарушением, больше фокусировала внимание на проблематике, ориентированной на одного субъекта охранительного правоотношения, и  рассматривала категорию ответственности в контексте обязанностей правонарушителя. Защита прав  пострадавшей стороны, как, впрочем, и правонарушителя, при реализации юридической  ответственности при этом не более чем презюмировалась.

Эффективность юридической ответственности оценивается через призму результативности ее воздействия  на общественные отношения в направлении  тех  целей,   которые   преследуют  правотворческие, правоприменительные органы и правозащитные организации в осуществлении своей деятельности.

Среди факторов, определяющих вышеуказанные, следует назвать совершенствование  нормативно-правовой базы юридической ответственности как   комплексного   института  права; правозащитную и правоприменительную деятельность по обеспечению причинно-следственной связи «правонарушения (преступление, проступок, деликт) – вид и мера ответственности»;  повышение уровня правовой культуры и правового сознания как должностных лиц, так и граждан; научные обоснования формирования условий юридической ответственности, возложения и реализации ее мер, а также дифференцированный учет содержания  юридической ответственности в публичном и частном праве.

Для современного состояния правоохранительной  системы в целом и отдельных  ее звеньев характерен низкий уровень ответственности, сопряженный с аморфностью, проблемностью, а то и  фактическим отсутствием конкретного  нормативного закрепления правил поведения субъектов правового регулирования и его  соответствующей правовой оценки.

Говоря о соотношении категорий «юридической ответственности» и  «правозащитной деятельности», их место и роли в решении задач  формирования гражданского общества и правового государства, можно заключить следующее.

В правовом обществе народ, с одной стороны, и государство – с другой, принимают  на себя обязательства следовать праву. На конституционном уровне это находит свое двухстороннее отражение:

- в позитивной  ответственности сознательного и добросовестного следования закону, уважении прав, свобод и охраняемых законом интересов человека и гражданина;

- в негативной ответственности как следствии нарушения этих обязательств.

Юридическая ответственность выступает в единстве цели (обеспечение прав и свобод  человека и гражданина), метода  правозащитной деятельности (в единстве приемов и способов обеспечения реализации прав и свобод) и базового элемента механизма  правозащитной системы: а) в нормативном выражении – как модельное отражение объективного характера правоотношений государства и личности, граждан между собой и с различными социальными структурами, что конкретизируется иерархическим (начиная с конституционного строя) возложением взаимокорреспондируемых прав и обязанностей и последствий неисполнения/ненадлежащего исполнения последних; б) в реализации (поведенческий аспект) – как нравственный императив поведения в границах «возможно-должного» и одновременно как инструмент социального  принуждения при выходе субъекта правоотношения за границы «необходимо-должного».

В конкретике правового регулирования общественных отношений, связанного с использованием института  юридической ответственности, можно констатировать наличие разбалансированности на системном уровне с присутствующей тенденцией к улучшению общей ситуации  с обеспечением прав человека. Анализируются причины разбалансированности, имея основой социально-экономическую напряженность в обществе, социальное расслоение и появление антагонизмов на фоне криминализации и нравственной коррозии.

Реализация юридической ответственности представляет собой основной метод осуществления правозащитной деятельности, направленный на соблюдение, исполнение требований норм права, а в случае их нарушения – на восстановление, компенсирование в установленных законом пределах нарушенного правопорядка, претерпевание мер государственно-правового принуждения, выражающегося в ограничениях личного, организационного или имущественного характера.

Глава 3. «Значение принципов и норм международного права для совершенствования российской правозащитной системы» характеризует развитие российского правозащитного законодательства с позиций восприятия наиболее прогрессивных идей, концепций, принципов международного права.

Выделяется ряд общих черт характерных для становления правозащитного направления в законодательстве:

- развитие системы международного права на базе права национального (их множества) с восприятием наиболее прогрессивных идей, концепций, принципов и конкретных правовых установлений;

- развитие мировых интеграционных процессов, тенденций глобализации и возникновением общих угроз человечеству, имеющих различную природу, не признающих национальных и государственных границ;

- конструктивное воздействие  международного права на национально-правовые системы через создание и развитие международно-правовых инструментов, призванных содействовать реализации отмеченных процессов (ООН, Парламентская ассамблея Совета Европы, ВТО, МОТ, МАГАТЭ, ЮНЕСКО, Европейский суд и пр.);

- разработка конкретных процедурно-процессуальных механизмов, регламентирующих процессы  рассмотрения   вопросов и принятия решений.

К сожалению, слабым местом остается регламентация санкций, в частности вопросов международно-правовой ответственности: их формирования, легитимации, приведения в действие.

Практика все более широкой и устойчивой апелляции конституционных, арбитражных, судов общей юрисдикции, специализированных судов к общим принципам и нормам  международного права  обеспечивает процесс развития последнего вглубь и вширь.

Учитывая положения ст. 2 Конституции, можно тем более утверждать, что не просто на двухуровневой системе правового регулирования в Российской Федерации (субъектов Федерации и федеральный уровни), а на высшем уровне конституционного закрепления права и свободы человека и гражданина, а, следовательно, их охрана и защита имеют доктриальное, фундаментальное содержание, определяя вектор движения в построении правового государства и развитии гражданского общества в России.

Достигнутый опыт европейских и других государств в правозащитных технологиях, на фоне активизации и расширения межгосударственных  связей с  Россией, безусловно, ведет к их  взаимодействию. А поскольку в интеграционной среде в последнем отражаются не просто флуктуационные или случайные процессы, а характер системного взаимодействия единичного, частного, специфического, особенного и  общего, проявление  диалектики отношений в человеческой среде как среде  индивидов не только биологических, но и социальных, целесообразно, прежде всего, выделить качественные элементы   такого взаимодействия.

В элементном составе правозащитные системы органично включают международное право, правосознание и юридическую деятельность субъектов, а сам механизм действия правозащитной системы представляет собой совокупность способов, форм, государственно-властных, общественных и смешанного типа (двух вышеуказанных) институтов, с помощью которых реализуются нормы права (а через них и принципы) в законотворческой и правоприменительной практике, связанные с обеспечением и защитой субъективных прав, свобод и охраняемых законом интересов человека и гражданина.

Юридическая деятельность соответствующих субъектов должна осуществляться на базе  и в строгом соответствии с  правовыми принци­пами, которым отводится особое место  во взаимодействии разнообразных типов правоза­щитных систем. 

Критерием-дескриотором  классификации принципов и норм является   область общественной жизни, в которой  отражается содержание указанных принципов права.

Активизация пра­возащитной деятельности и органов государства,  неправительствен­ных правозащитных организаций в последнее десятилетие связана с ориентацией нормоустановительной деятельности на признание международных стандартов  в области защиты прав и свобод личности.

Несмотря на юридическое закрепление в россий­ском праве норм большинства актов Европейского Союза, они не могут быть в значительной части воплощены в социально-полити­ческой структуре российского общества, поскольку оно остается по существу неправовым. Основное направление усилий должно состо­ять в изменении правосознания, правовой культуры, включая профессиональных юристов.

На фоне указанной динамики все более явственно просматриваются тенденции рассогласованного, диспропорциональ­ного развития, причем как в межсистемном, так и во внутриструктурном измерениях. Наиболее яркое ее проявление – укоренившееся субъективное оперирование социальными нормами (ставка на регулятивно «сильные», силовые нормы, игнорирование социальной цен­ности, объективных границ и специфики различных видов норм, подмена регуляторов и перекладывание регулятивных функций од­них норм на другие и т. д.), что неизбежно приводит к их деградации и атрофии, к девальвации выражаемых в них ценностей и регулятив­ных возможностей, к нарушению и бездействию системных связей различных видов социальных норм общества, к развалу единого ме­ханизма социальной регуляции и постепенному распаду всего социо-нормативного порядка.

Среди признанных гарантий прав человека в международном пуб­личном и зарубежном конституционном праве выделяется фундаментальное требова­ние о регулировании (в том числе ограничении) прав и свобод чело­века и гражданина только посредством законов.

В настоящее время преобладающая часть европейских стандартов в области прав человека содержит указания на возможность их ограниче­ний лишь законодательным путем.

Весомым препятствием на пути гармонизации российской и евро­пейской правозащитных систем могут стать формально-юридические расхождения, в частности, касающиеся сфер реализации некоторых политических прав и свобод.

Детальная регламентация вопросов реализации прав и свобод че­ловека и гражданина – залог эффективности правозащитной систе­мы.

Вместе с тем ввиду отсутствия сколько-нибудь четкой, законодательной регламентации ограничений права и свободы российских граждан становятся объектом произвольного, дискрецион­ного вмешательства, в первую очередь со стороны государства.

Европейские нормы о правах чело­века связаны между собой и представляют ряд международно-право­вых стандартов.

Международно-правовой стандарт сегодня – это тот минимум, что тре­буют от государства, то есть государство может  делать нормы глубже и содержательнее.

Таким образом, на повестку дня встают вопросы как согласова­ния юридических систем, их унификации, так и разрешения конф­ликтов между законами и юрисдикциями, наряду с уяснением места и роли права в структуре правовой системы как ее генерализирующего сис­темообразующего фактора.

Однако было бы опрометчивым  для перс­пективы цивилизационного развития России встать на путь ускорен­ного продвижения, одним мощным броском выйти в области права на уровень передовых демократических стран.

Становится очевидным, что как социально-экономическое развитие, так и сопряженное с ним развитие в политико-идеологической, культурной, научной, образовательной и иных областях неотделимы от последовательных, планомерных шагов преобразований, опирающихся на фундамент цивилизованной регуляции жизни общества. Последняя требует формирования правовой базы, в т.ч. законодательной базы правозащитной системы, с учетом правовой действительности, включающей  и международно-правовой аспект. Вне этого понимания формируется неадекватность.

То же можно сказать и в отношении развития организационных форм правозащитной системы: негосударственных, государственных и смешанного типа, что особенно значимо для становления институтов гражданского общества в России.

В общем процессе системного взаимодействия национального и международного права можно особо  выделить некоторые направления и аспекты такого взаимодействия, как и взаимной рецепции положений, пока преимущественно односторонних, отражающих базовые представления о системе ценностей и конкретные  нормативные предписания (регламент поведения) для субъектов соответствующих правоотношений.

Как представляется, в свете российских реалий наиболее серьезную трансформацию, требующую законодательно-нормативного отражения, должны претерпеть сам характер, методология функционирования органов исполнительной власти, механизмы ее взаимодействия с населением: наемный характер службы, оплата, критерии эффективности (результативности) работы, прозрачность действий, открытость для населения, периодическая отчетность и ответственность. Следует констатировать, что здесь Россия далеко отстает от европейских стандартов при всем их национально-государственном многообразии, хотя и просматривается тенденция к изменению ситуации.

Международное право в своих принципах и нормах в части признания основных прав и свобод человека (а вместе с тем и права на их защиту) исходит из теории естественных (неотчуждаемых) человеческих прав. Принципы права как такового, расширяя границы позитивистского подхода, углубляют вместе с тем и отечественную юридическую доктрину, что позволяет, в свою очередь, конструктивнее воздействовать на систему международного права.

Действие норм международного  права в функционировании механизма правозащитной системы имеет такие важные аспекты, как оказание правовой помощи, ведомственный контроль, надзор  прокурорский и судебный и, наконец, судебная защита (включая исполнение судебных поручений по выполнению  тех или иных процессуальных действий) прав и свобод человека и гражданина на национальном и наднациональном уровне, хотя и в рамках действия национальной правовой системы.

Принципы международного права, формируясь исторически в процессе  межгосударственного общения и разнообразных интеграционных процессов и базируясь на национально-государственной основе, в свою очередь, начинают оказывать все более активное воздействие на характер и реальное содержание национального права, динамику его трансформации, законодательное выражение. На фоне этого позитивного в целом процесса, аккумулирующего общечеловеческий опыт правового развития, едва ли какая-либо национально-правовая система способна отвергнуть фундаментальные  принципы демократии, верховенства права, абсолютной ценности прав личности, свободы и справедливости, подтвержденные, в частности, Венской декларацией 9 октября 1993 г.

В то же время  российские  условия (высокий уровень преступности и коррупции, недостаточность (неразвитость) форм судебного контроля, его механизмов и качества) требуют особого внимания и развития системы органов прокуратуры, а не копирования стандартов европейских стран в этой области.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статья, опубликованная в издании,

предусмотренном перечнем ВАК России:

  1. Варданян Д.С. Правозащитная система и безопасность личности // Вестник Саратовской государственной академии права. Саратов: Изд-во СГАП, 2007 г.  № 2 (0,4 п.л.).

Публикации в иных изданиях:

  1. Варданян Д.С. Правозащитная система как гарантия обеспечения прав и свобод личности // Вестник Волжского института экономики, педагогики и права: Сборник научных трудов. – Серия 4: Право. – Выпуск 2 / редкол. Г.Ф. Ушамирская и др. – Волгоград: ВА МВД России 2006. – 256 с., (0,6 п.л.).
  2. Варданян Д.С. Совершенствование законодательства в сфере правозащитных отношений // Защита субъективных прав: история и современные проблемы. Сборник статей по итогам Международной научно – практической конференции, г. Волжский, 26 апреля 2006. –  Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – 384 с. (0,25 п.л.).
  3. Варданян Д.С. Правозащитная система России, как структурный элемент правового государства и гражданского общества // Новая правовая мысль: Научно – аналитический журнал, Волгоград: Научно-Исследовательский институт современного права ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы», 2007. №2(21) – 64 с., (0,2 п.л.).
  4. Варданян Д.С., Летяев В.А. Правозащитная система России и личность. Учебное пособие. Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2007 (7 п.л.). (Соавторство не разделено).

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.