WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

БУЯНКИНА Светлана Вячеславовна

СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ)

Специальность 12.00.01 - Теория и история прав а и государства; история правовых учений

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

Москва – 2002

Работа выполнена в Институте государства и права Российской Академии наук (сектор общей теории и социологии права)

Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор     

Поленина С.В.

Официальные оппоненты: доктор юридических наук,

профессор Оксамытный В.В.

кандидат юридических наук,

доцент Салуяк О.П.

Ведущая организация -   Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

Защита состоится   22 ноября 2002 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д. 002. 002. 07 в Институте государства и права РАН по адресу: 1 19992, г. Москва, ул. Знаменка, д. 10.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института государства и права Российской Академии наук

Автореферат разослан   11 октября 2002 г

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук                                                                            Ефремова Н.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Законодательная деятельность яв­ляется сложным и одним из наиболее значимых по своим социальным по­следствиям видом деятельности не только Российского государства в целом, но и субъектов РФ. Интенсивное развитие законодательства Республики Мордовия неразрывно связано с совершенствованием процесса создания за­конов Республики Мордовия. Предстоит большая теоретическая и практиче­ская работа, направленная на то, чтобы республиканские законы наиболее точно и полно регулировали различные аспекты общественных отношений. В этой связи представляет интерес исследование социальной обусловленности законодательной деятельности субъектов РФ на примере Республики Мордо­вия, включая выявление и анализ действия социальных факторов на всех эта­пах законодательной деятельности Государственного Собрания Мордовии, а также изучение их роли в формировании отраслей и институтов республи­канского законодательства1.

Вопросы социальной обусловленности законодательства особенно остро стоят в субъектах РФ в связи с наличием значительного числа противоречий, пробелов, декларативности и отсутствия механизма реализации норм, иных несовершенств действующего регионального законодательства, а также не­надлежащей в ряде случаев оценки законодателем проблемной ситуации, нуждающейся в законодательном регулировании. Поэтому возрастает акту­альность комплексной теоретической разработки данной проблемы, а также ее практической значимости.

Степень научной разработанности темы. Теоретическая основа ис­следования. Проблемам социальной обусловленности законодательной дея­тельности, а также вопросам формирования, развития и совершенствования системы законодательства посвящен ряд исследований. Среди них работы В.М. Баранова, О.А. Гаврилова, М.Л. Давыдовой, В.Б. Исакова, В.П. Кази-

___________________________________

1 Законодательство в данной работе понимается в «узком» смысле, т.е. только как совокупность Конституции Республики Мордовия и законов Республики Мордовия

мирчука, И.Ф. Казьмина, Д.А. Керимова, Е.А. Киримовой, Н.П. Колдаевой, И.В. Котелевской, В.Н. Кудрявцева, Е.В. Куманина, В.В. Лапаевой, В.А. Ле-ванского, А.В. Мицкевича, Л.А. Морозовой, В.В. Оксамытного, А.С. Пигол-кина, С.В. Поленикой, Т.Н. Рахманиной, И.С. Самощенко, Е.М. Савельевой, И.Н. Сенякина, Н.В. Сильченко, М.С. Студеникиной, В.М. Сырых, Ю.А. Ти­хомирова, P.O. Халфиной, А.Ф. Шебанова и других. Проблематика социаль­ной обусловленности законодательства разработана, главным образом, на теоретическом уровне, хотя проводились и эмпирические исследования фак­торов законодательной деятельности в союзных республиках СССР. Однако теоретических обобщений на базе полного и подробного исследования соци­альных факторов законодательной деятельности конкретного субъекта РФ пока нет.

В качестве объекта исследования выбрана законодательная деятель­ность Государственного Собрания Республики Мордовия, а в качестве пред­мета - ее социальная обусловленность.

Цель диссертационной работы - исследование законодательной дея­тельности субъектов РФ (по материалам Республики Мордовия) с точки зре­ния ее социальной обусловленности, разработка рекомендаций, направлен­ных на оптимизацию действия социальных факторов на всех этапах законо­дательной деятельности Государственного Собрания Республики Мордовия.

Для достижения обозначенной цели поставлены следующие задачи:

- определить место законодательства Республики Мордовия в общей системе законодательства Российской Федерации;

- проанализировать законодательство Республики Мордовии на предмет его соответствия Конституции РФ и федеральному законодательству, выявив типичные нарушения, которые содержатся (либо содержались ранее) в зако­нах Республики Мордовия;

- вывить роль Конституции Республики Мордовия в системе республи­канского законодательства;

- проанализировать отраслевую структуру законодательства Мордовии;

- исследовать социальную обусловленность законодательства республи­ки сквозь призму механизма действия комплекса социальных факторов;

- оценить влияние основных (правообразующих) факторов на законода­тельную деятельность и содержание законов Республики Мордовия;

- разработать предложения по оптимизации действия процессуальных (обеспечивающих) факторов законодательной деятельности Государственно­го Собрания республики;

- разработать методику проведения экспертизы законов Республики Мордовия.

Методологическую основу исследования составили труды отечест­венных авторов в области теории права и законотворчества. Решение постав­ленных диссертантом задач осуществлялось с помощью метода материали­стической диалектики, а также с применением специальных научных мето­дов: системного анализа, сравнительного, формально-юридического, логиче­ского, социологического, исторического.

Эмпирической базой исследования являются: Конституция Республи­ки Мордовия, законы Республики Мордовия, законы иных субъектов Россий­ской Федерации, документы и материалы к рассмотрению законопроектов на сессиях Государственного Собрания Республики Мордовия.

Научная новизна диссертационной работы состоит в рассмотрении законодательной деятельности Государственного Собрания Республики Мордовия с точки зрения ее социальной обусловленности. Подобные иссле­дования в Мордовии не проводились. Между тем изучение социальных ас­пектов процесса создания законов представляет не только теоретическое, но и практическое значение, так как имеет целью повышение эффективности принимаемых республиканских законов. Анализ системы социальных факто­ров законодательной деятельности Республики Мордовия позволил разрабо­тать предложения, направленные на оптимизацию их действия. Общетеоре­тическое положение о формировании законов под воздействием комплекса

социальных факторов было проверено на примере создания ряда законода­тельных актов республики.

На защиту выносятся следующие положения:

- Законодательство Республики Мордовия - определенная система во главе с Конституцией республики, характеризующаяся, с одной стороны, единством и целостностью ее структурных частей, с другой - их дифференцированностью. Структурные части (отрасли и институты) республиканского законодательства находятся в определенном взаимодействии друг с другом, что подтверждается наличием разнообразных внутрисистемных связей.

- Предлагается воссоздать Конституционный Суд Республики Мордовия и внедрить институт Уполномоченного по правам человека в Мордовии.

- Положительным явлением развития законодательства республики вы­ступает интеграция в правовом регулировании. С целью укрепления этой тенденции предлагается разработать и принять Избирательный кодекс Рес­публики Мордовия, что позволит как унифицировать и интегрировать в од­ном акте разрозненные нормы избирательного законодательства, так и по­строить внутренне согласованную, непротиворечивую систему законодатель­ства Мордовии в рамках системы законодательства Российской Федерации.

- Исследование социальной обусловленности законодательной деятель­ности предполагает выявление и анализ действия социальных факторов на всех этапах законодательной деятельности Государственного Собрания Мор­довии, а также изучение их роли в формировании отраслей и институтов рес­публиканского законодательства.

- Полный и точный учет социальных факторов законодательной дея­тельности Государственного Собрания Мордовии, опосредующих широкий «спектр» общественных интересов - важное условие демократизации и оп­тимизации процесса подготовки проектов, а в дальнейшем и принятия рес­публиканских законов.

- В Республике Мордовия необходимо внедрить в практику два важных правовых института, способствующих наиболее точной социальной обуслов

ленности республиканского законодательства: обязательная независимая на­учная экспертиза законопроектов и обсуждение их общественностью.

- От оптимизации действия процессуальных факторов напрямую зависит эффективность законодательной деятельности и качество законов Республи­ки Мордовия. Разработаны конкретные рекомендации, направленные на по­вышение степени воздействия данных факторов на законодательную дея­тельность Государственного Собрания Республики Мордовия.

Апробация результатов исследования, научное и практическое зна­чение работы. Основные теоретические выводы и положения диссертации обсуждены и одобрены на заседании Сектора общей теории и социологии права Института государства и права РАН. Апробация результатов исследо­вания проводилась в выступлениях автора на научно-практических конфе­ренциях, в преподавании спецкурса «Законодательный процесс РФ» студен­там юридического факультета Мордовского государственного университета.

Полученные результаты могут найти применение в рамках процедур за­конодательного процесса Мордовии, иных субъектов РФ, а также в процессе дальнейшего совершенствования законодательства Республики Мордовия.

Публикации. По теме исследования автором опубликовано 8 работ.

Структура и объем диссертации определены предметом и задачами ис­следования. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, вклю­чающих 7 параграфов, заключения, библиографии и трех приложений. Об­щий объем работы составляет 249 с.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследова­ния, анализируется степень научной разработанности темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, раскрываются теоретическая и методологическая база работы, ее научная новизна и практическая значи­мость, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Система законодательства Республики Мордовия». Сис­тема законодательства Республики Мордовия рассматривается в федератив­ном, иерархическом и отраслевом срезе ее структуры. Глава состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Место законодательства Республики Мордовия в об­щей системе законодательства Российской Федерации». Система республи­канского законодательства рассматривается в федеративном срезе ее струк­туры.

Анализ системы законодательства Мордовии предваряется кратким экс­курсом в историю его развития, начиная с 30-х годов XX века, когда были заложены основы республиканского законодательства. Отмечается специфи­ка системы законодательства республики, в частности: наличие в определен­ный период времени различных законодательных органов; малый «удельный вес» законов от всего массива нормативных правовых актов; регламентация столь важных вопросов, как обнародование законов и иных нормативных правовых актов, описание и порядок официального использования государ­ственного флага Мордовии, выборы в Верховный Совет МАССР, в форме указов Президиума Верховного Совета МАССР, а не законов, что было бы вполне обосновано, исходя из критерия, определяющего сферу значимости регулируемых общественных отношений.

Изложенное в диссертации позволило сделать вывод о том, что Мордо­вия имела определенный (пусть и не столь значительный) опыт в формиро­вании собственного законодательства, начиная с момента ее образования.

Автором рассматриваются вопросы системности в формировании зако­нодательства республики, весь спектр проблем создания которого в диссер­тации сведен к трем аспектам: 1) обеспечение непротиворечивого, согласо­ванного взаимодействия федерального законодательства и законодательства Республики Мордовия; 2) обеспечение верховенства Конституции Мордовии в системе республиканского законодательства; 3) структурная дифференциа­ция правовых норм законов. В целях построения стройной, логически согла-


сованной системы республиканского законодательства предлагается принять концепцию его развития сроком на 3-5 лет, а также подготовить и издать Свод законов Республики Мордовия. Достижению обозначенной цели спо­собствует также принятие Государственным Собранием 14 февраля 2002 г. Закона «О правовых актах Республики Мордовия», одним из разработчиков проекта которого была автор.

Принятие Конституции России 1993 г. дало мощный «импульс» разви­тию системы законодательства Мордовии. И это не случайно, поскольку то решение проблемы разграничения предметов ведения и полномочий, которое нашло закрепление в Конституции РФ, оставляет за субъектами РФ весьма значительные полномочия. Вместе с тем типичным для развития законода­тельства субъектов РФ является то, что они не нашли еще строго выверенно­го предмета для осуществления собственного законодательного регулирова­ния, чему во многом «благоприятствует» нормативное построение ст. 73 Конституции РФ. Детальный же перечень предметов ведения Республики Мордовия закреплен в ее Конституции1, который не является исчерпываю­щим. Данная правовая конструкция позволяет республике «подводить» под предметы своего исключительного ведения достаточно широкий круг вопро­сов с учетом объективных потребностей социального, экономического и ино­го развития без внесения изменений в республиканскую Конституцию.

Между двумя уровнями законодательства РФ существует взаимная связь, которая, прежде всего, проявляется в реализации предметов совмест­ного ведения и полномочий РФ и ее субъектов. Однако, по существу, Кон­ституция РФ содержит не разграничение, а перечень предметов, подлежащих

_______________________________

1 К ведению Республики Мордовия согласно ст. 61 Конституции РМ отнесено: а) принятие и изменение Конституции РМ, республиканских законов и иных нормативных правовых актов РМ, контроль за их со­блюдением; б) установление системы органов государственной власти РМ, порядка их формирования, орга­низации и деятельности; в) государственная собственность республики и управление ею; г) административ­но-территориальное устройство Республики Мордовия; д) бюджет Республики Мордовия; е) установление налогов и сборов в соответствии с федеральными законами; ж) организация и деятельность государственной службы Республики Мордовия; з) государственные награды и почетные звания Республики Мордовия; и) решение иных вопросов, не отнесенных в соответствии с Конституцией РФ к ведению РФ и к полномочиям РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов.

разграничению. Среди вариантов решения данной проблемы можно выде­лить важнейшие.

Во-первых, активизация принятия федеральных законов в форме «основ законодательства», «общих принципов», определяющих полномочия как фе­деральных органов государственной власти, так и органов государственной власти субъектов РФ по реализации каждого из предметов совместного веде­ния, перечисленных в ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, с тем, чтобы четко разгра­ничить сферы их законодательной компетенции. Вместе с тем автор разделя­ет высказываемую в научной литературе критику чрезмерного форсирования субъектами РФ тактики опережающего Федерацию законотворчества.

Во-вторых, использование в отдельных необходимых случаях заключе­ния договоров между органами государственной власти РФ и органами госу­дарственной власти субъектов РФ как правовой формы разграничения предметов ведения и полномочий, которая в Республике Мордовия на практике не реализована. Такая форма взаимодействия предусмотрена Федеральным за­коном «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полно­мочий между органами государственной власти Российской Федерации и ор­ганами государственной власти субъектов Российской Федерации»1.

В-третьих, активное использование субъектами РФ возможности влиять на развитие федерального законодательства путем реализации права законо­дательной инициативы в Государственной Думе Федерального Собрания, ко­торым Республика Мордовия в лице Государственного Собрания воспользо­валась с момента принятия Конституции РФ 1993 года лишь 4 раза.

Нечеткость конституционной концепции разграничения предметов веде­ния и полномочий РФ и ее субъектов «породила» и такую проблему законо­дательства Мордовии, как дублирование норм федерального законодательст­ва. Данное явление проиллюстрировано в работе конкретными примерами.

Исследование показало, что законодательство Республики Мордовия в основном сформировалось, хотя оно не всегда еще согласовано с федераль-

__________________

1 СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3176.

ным законодательством. Поэтому преобладающей тенденцией его развития является «ревизия» всего массива нормативных правовых актов на предмет соответствия Конституции РФ и федеральным законам. Об этом свидетельст­вует тот факт, что в последнее время практически ни одна сессия Государст­венного Собрания не обходится без принятия такой разновидности актов, как законы «О приведении некоторых законов Республики Мордовия в соответствие с федеральным законодательством», «О внесении изменений и допол­нений в некоторые законы Республики Мордовия» и «О признании утратив­шими силу некоторых нормативных правовых актов Республики Мордовия». Приводятся примеры конкретных нормативных правовых актов Мордо­вии, которые противоречили федеральному законодательству и были призна­ны утратившими силу. Выявлены типичные нарушения норм Конституции РФ и федерального законодательства, которые содержатся (либо содержа­лись ранее) в республиканских законах. Выделен ряд причин такого явления, не последнее место среди которых занимает несовершенство федерального законодательства, наличие в нем существенных пробелов в правовом регули­ровании вопросов, отнесенных к исключительному ведению РФ, а также к полномочиям РФ в сфере совместного ведения РФ и ее субъектов.

В работе рассматриваются различные варианты решения проблемы раз­граничения предметов ведения и полномочий между федеральным центром и субъектами РФ. Высказывается критика точки зрения И.В. Петелиной, кото­рая предлагает, подтвердив неограниченные полномочия РФ в вопросах обо­роны, безопасности и внешней политики, расширить экономические права субъектов РФ до максимально возможного уровня, ограниченного только не­обходимостью обеспечения общенациональной безопасности1. Обобщение практики законотворчества субъектов РФ показало, что «львиная» доля их законов и иных нормативных правовых актов, противоречащих Конституции РФ и федеральному законодательству, принималась именно в экономической

____________

1 См.: Петелина И.В. Региональные правовые системы: проблемы правотворчества / «Круглый стол»: Поли­тика и право: региональный аспект // Правоведение. 1999. № 1. С. 234.

сфере. В работе проводится анализ законодательства Республики Мордовия под углом зрения нарушения единства экономического пространства России.

В диссертационном исследовании содержатся не только теоретические, но и практические предложения по вопросам приведения законодательства Республики Мордовия в соответствие с федеральным законодательством. Из­ложенные мысли автор иллюстрирует, с одной стороны, конкретными при­мерами приведения законодательства республики в соответствие с ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и ис­полнительных органов государственной власти субъектов Российской Феде­рации»1, с другой - указывается, что требования данного Федерального зако­на учитываются не полностью. Анализируется процесс устранения противо­речий и обращается внимание на отсутствие у него системности, что прояв­ляется в излишне частой и неоднократной изменяемости норм республикан­ских законов.

Второй параграф «Верховенство Конституции Республики Мордовия в системе республиканского законодательства и формы его проявления». Сис­тема законодательства Мордовии рассматривается в иерархическом срезе ее структуры.

Конституция Республики Мордовия, являясь активным центром системы республиканского законодательства, закрепляет общие рамки его построе­ния, анализ иерархической структуры которого позволяет выделить следую­щие звенья: Конституция Республики Мордовия, законы Республики Мордо­вия о внесении изменений и дополнений в Конституцию РМ и законы Рес­публики Мордовия. Из приведенного перечня Законом от 5 января 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Мордовия» была исключена такая разновидность законов, как конституционные законы Республики Мордовия2. Это решение республиканского законодателя яви-

________________________________________

1 СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005; 2000. № 31. Ст. 3205; 2001. № 7. Ст. 608; 2002. № 19. Ст. 1792; 2002. № 30. Ст. 3024.

2 Особое место конституционных законов Республики Мордовия, помимо круга регулируемых ими вопро­сов, в системе республиканского законодательства выражалось в том, что они, подобно федеральным конституционным законам, принимались в особом, усложненном порядке, а также в том. что на конституцион­ные законы Глава республики не имел права наложить вето.

лось неоправданным, поскольку регулирование вопросов описания и порядка официального использования государственного флага, герба и гимна, поряд­ка созыва и деятельности Конституционного Собрания, порядка проведения референдума Республики Мордовия предпочтительнее осуществлять в форме конституционных законов. В этом, безусловно, есть практический смысл, так как конституционные законы создают своего рода промежуточную ступень в реализации конституционных предписаний. Регулируя наиболее важные об­щественные отношения и институты, конституционные законы были призва­ны развивать и конкретизировать нормы Конституции Мордовии и тем са­мым связывать ее с текущим республиканским законодательством. А это обеспечивало стабильность самой Конституции.

В диссертации рассматриваются последствия, которые влечет за собой исключение конституционной нормы о возможности принятия Государст­венным Собранием конституционных законов. На первый взгляд, эта про­блема теоретическая, даже схоластическая, однако она имеет большое прак­тическое значение, так как автоматически конституционные законы не могут перестать существовать лишь на основании их исключения как вида законов из республиканской Конституции. Следовательно, необходимо вносить из­менения в данные законы. Предлагаются варианты решения этой проблемы.

Введение в законодательной практике Мордовии такой формы норма­тивного правового акта, как конституционный закон, явилось в свое время новеллой. Поскольку система законодательства республик на федеральном уровне установлена в самом общем виде, то это предоставляет субъектам РФ право самостоятельно определять массив законодательства в рамках общих принципов, терминологических и иных особенностей российской правовой системы. Этимологическое толкование статей 5, 76 Конституции РФ позво­ляет говорить о том, что термин «законы» следует толковать расширительно, включая возможность принятия в республиках и конституционных законов, поскольку есть конституции республик как их учредительные акты, в разви-

тие положений которых и принимаются конституционные законы. Изложен­ные аргументы подтверждает и проведение аналогии в отношении использо­вания и трактовки терминов «законы» и «федеральные законы», употребляе­мые в Конституции РФ. Термин «федеральные законы» применяется в ряде статей Конституции РФ в качестве родового, включающего в себя и такой вид федеральных законов, как федеральные конституционные законы.

Анализируются различные подходы в трактовке института конституци­онного закона, принятого на уровне определенного субъекта РФ. Анализ сис­тем законодательства республик Адыгея, Северная Осетия - Алания, Хакасия свидетельствует о том, что данная разновидность законов названных субъек­тов РФ существует в настоящее время и не подвергается сомнению.

Конституция Республики Мордовия вне пределов ведения РФ и полно­мочий РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов имеет выс­шую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории республики. Реализация принципа соответствия республиканских норматив­ных правовых актов положениям Конституции Мордовии предполагает на­личие определенного механизма, обеспечивающего данный конституцион­ный принцип. В этой связи предлагается воссоздать Конституционный Суд Республики Мордовия (упраздненный в 1994 г., причины чего рассматрива­ются в работе) как орган конституционного контроля, призванный обеспе­чить верховенство Конституции Мордовии в системе ее законодательства.

Решение вопроса о соотношении Конституции РФ и Конституции Рес­публики Мордовия рассматривается на основе верховенства федеральной Конституции и необходимости соответствия ей республиканской Конститу­ции, как и конституций (уставов) иных субъектов РФ. В настоящее время Конституция Мордовии в целом приведена в соответствие с Конституцией РФ и федеральным законодательством. Однако отмечается и тот факт, что «грубых» противоречий Конституция Мордовии не содержала (по сравне­нию, например, с конституциями республик Адыгея, Башкортостан, Татар­стан, содержащими в недалеком прошлом положения о суверенитете респуб-

лики как субъекте РФ, верховенстве республиканского законодательства на своей территории, о праве республики приостанавливать на своей террито­рии действие правовых актов РФ, о статусе республики как субъекте между­народного права и др.).

Анализируется принцип прямого действия Конституции Республики Мордовия, указываются причины, в силу которых решение конкретных дел со ссылкой лишь на отдельные ее статьи не всегда возможно: 1) декларатив­ность и отсутствие механизма реализации значительного числа конституци­онных норм; 2) отсылка к специальным законам РМ; 3) неопределенность отдельных конституционных положений, требующая толкования норм Кон­ституции Мордовия. Изложенное проиллюстрировано в работе примерами.

Анализируется правотворческая, правообразующая форма проявления верховенства Конституции республики, в которой заложена своего рода про­грамма законопроектной деятельности, что сделано в прямой и косвенной формах. Первая форма имеет место тогда, когда в тексте самой Конституции конкретно названы республиканские законы, которые необходимо принять; вторая - когда содержатся принципиальные положения, требующие для сво­ей реализации принятия законов. Влияние Конституции Мордовии на содер­жание всей правотворческой деятельности проявляется также в конкретиза­ции и детализации ее положений в отраслевом законодательстве.

Третий параграф «Анализ отраслей законодательства Республики Мор­довия и их внутренней структуры». Система республиканского законодатель­ства рассматривается в отраслевом срезе ее структуры.

Законодательство Республики Мордовия как система органического вида в ее отраслевом (горизонтальном) срезе характеризуется, во-первых, единст­вом и целостностью составляющих ее структурных частей, во-вторых, их дифференцированностью. Анализ внутренней структуры республиканского законодательства подтвердил тезис как о ее многоотраслевом характере, так и о том, что отрасли развиваются крайне неравномерно. Наиболее динамич­ное развитие получили конституционное, административное законодательст-

во и законодательство о местном самоуправлении, о чем свидетельствует широкая «палитра» составляющих их подотраслей и институтов, объеди­няющих в своем составе нормы, регулирующие однородные виды общест­венных отношений, а также значительный блок законов. Медленнее форми­руется социальное законодательство, законодательство об окружающей сре­де. Причины указанного явления раскрыты в работе.

Диапазон регулируемых общественных отношений настолько широк, что предполагает деление отраслей законодательства Республики Мордовия на соответствующие подотрасли и институты. В диссертации анализируются не только подотрасли и институты отраслей республиканского законодатель­ства, но и их системно-функциональные связи. Приведены примеры внут­ренней упорядоченности, согласованности, а также не полной согласованно­сти отдельных институтов между собой, прочности системно-функциональных связей.

Общность ряда институтов, составляющих определенную подотрасль (отрасль) республиканского законодательства (например, избирательное за­конодательство), создает объективные предпосылки для проведения кодифи­кационных работ. Среди обозначенных предпосылок можно выделить сле­дующие: во-первых, наличие достаточного законодательного «материала» в данной области регулирования общественных отношений; во-вторых, требо­вание унифицированной регламентации институтов законодательства с це­лью устранения возможных коллизий между законами Республики Мордо­вия. В частности, сложились объективные предпосылки для разработки и принятия Избирательного кодекса республики. В этой связи анализируются плюсы и минусы имеющей место в некоторых субъектах РФ практики при­нятия избирательных кодексов.

Отмечается важная роль законов, составляющих соответствующие от­расли структуры законодательства, в вопросах управления отраслевыми и межотраслевыми подсистемами республиканского законодательства. В рабо­те рассматривается структурно упорядоченный массив законов, составляю-

щих конституционное и административное законодательство Мордовии. Ин­ститут «Правительство республики» характеризуется как комплексный, в ко­тором существуют развитые предметно-функциональные связи.

Показано, что, к сожалению, в Республике Мордовия не получило раз­вития природоохранное законодательство, в отличие от природоресурсного.

Значительное место в исследовании уделено анализу социального зако­нодательства. Этот вопрос рассматривается в сравнительно-правовом аспек­те. Проведен анализ социального законодательства не только Мордовии, но и Республики Чувашия, Волгоградской, Саратовской и Ульяновской областей, что обусловлено близостью их географического положения, сходством со­циально-экономического развития. Исследование показало, что отрасль со­циального законодательства получила должное развитие лишь в Волгоград­ской области. В остальных четырех субъектах РФ социальное законодатель­ство не развито. Автором выявлены не только основные причины данного негативного явления, но и возможные пути их преодоления:

1) установление дополнительных по отношению к федеральному зако­нодательству социальных льгот для наиболее социально незащищенных сло­ев населения;

2) принятие комплексных законодательных актов, рассчитанных на дол­госрочную перспективу, что будет способствовать целенаправленности и по­вышению эффективности проводимой в государстве социальной политики;

3) использование положительного опыта иных субъектов РФ в правовом регулировании вопросов, касающихся социальной сферы;

4) следует предусмотреть четкий механизм реализации социальных за­конов с тем, чтобы они не были лишь выражением благих намерений субъек­тов Рф в отношении определенных социальных категорий граждан;

5) социальная ориентация проводимых экономических реформ. Полагаем, что практическая реализация обозначенных приоритетов в законотворческой деятельности субъектов РФ будет способствовать реаль­ному претворению в жизнь на региональном уровне ст. 7 Конституции РФ,

провозглашающей построение в России социального государства, которое пока еще остается добрым пожеланием.

Вторая глава «Формирование законодательного решения: социальный аспект» посвящена анализу социального аспекта формирования законода­тельного решения: исследуются социальные факторы и их влияние на зако­нодательную деятельность Государственного Собрания Республики Мордо­вия и содержание законов. Глава состоит из четырех параграфов.

Первый параграф «Проблемная ситуация и социальные факторы законо­дательной деятельности. Система и механизм действия социальных факторов законодательной деятельности Республики Мордовия».

Изучение социальной обусловленности законодательства Республики Мордовия сквозь призму механизма действия социальных факторов выдви­гает на первый план проблему классификации1 этих факторов и выявление имеющихся между ними зависимостей и связей. Предложенное в научной литературе деление социальных факторов на основные (правообразующие) и обеспечивающие (процессуальные) выступило в работе главной посылкой при исследовании социальной обусловленности законодательной деятельно­сти Государственного Собрания Республики Мордовия.

Проведенные исследования показали, сколь велико влияние подсистемы правообразующих факторов законодательной деятельности на возникновение проблемных ситуаций, требующих законодательной регламентации, а также на содержание самих республиканских законов. Роль экономического, эколо­гического, демографического, географического, политико-правового, социо-культурного, ценностно-психологического, национального и межнациональ­ного факторов в формировании законодательства Мордовии показана в дис­сертации на конкретных примерах.

_________________

1 Для исследования социальных факторов законодательной деятельности Республики Мордовия выбрана классификация, разработанная сотрудниками Института государства и права РАН, достоинство которой состоит в том, что на ее основе уже проводились эмпирические исследования. См.: Поленика С.В.. Гаврилов О.А.. Колдаева Н.П.. Куманин Е.В., Леванский В.А. Исследования социальных факторов законодательной деятельности союзных республик // Правоведение. 1981. № 3. С. 51-58.

Многообразие взаимодействующих в ходе принятия законодательного решения социальных факторов отнюдь не означает, что в каждом конкретном случае задействованными оказываются все без исключения основные и обес­печивающие факторы. Поэтому важное значение в законодательной деятель­ности Государственного Собрания Республики Мордовия (наряду с выявле­нием всей совокупности социальных факторов, которые должны быть учтены при регламентации определенных общественных отношений) приобретает их «взвешивание», т.е. измерение силы влияния во взаимодействии с другими факторами. К сожалению, одна из распространенных ошибок в процессе соз­дания законов Республики Мордовия состоит в том, что законодатель, ориен­тируясь на решении какой-либо одной проблемы, принимает во внимание лишь наиболее мощный фактор (как правило, экономический), не учитывая при этом действие иных социальных факторов (экологического, ценностно-психологического и др.).

Диссертантом показана важность выявления не только позитивных фак­торов законодательной деятельности, но и негативно направленных, по­скольку вторые могут не только снизить, но и вообще «блокировать» дейст­вие позитивных факторов.

Второй параграф «Основные (правообразующие) объективные факторы законодательной деятельности Республики Мордовия».

Экономический фактор образует центральное и наиболее активное звено системы социальных факторов законодательной деятельности Республики Мордовия, что обусловлено, во-первых, его особой природой, выражающей условия и требования развития экономики республики, во-вторых, сложно­стью структуры. Экономический фактор в комплексе с политико-правовым явился причиной отмены целого «пласта» законов республики. Диссертант разделяет взгляды тех авторов, которые отмечают, что необходимость учета экономического фактора в процессе принятия законодательных решений на уровне конкретного субъекта РФ не менее важна, чем на федеральном уров­не. Данный вывод вытекает из того, что структуризация экономики, формы и

способы ее государственного протекционирования, «удельный вес» рыноч­ных и плановых рычагов, выбор приоритетов в хозяйственной жизни в каж­дом субъекте ^РФ отличаются неповторимостью и должны определяться по­средством его «собственного» законодательства с учетом региональных осо­бенностей1, разумеется, при условии соответствия Конституции РФ и феде­ральному законодательству.

Анализ законодательства Республики Мордовия, регулирующего эконо­мическую сферу, позволяет автору также согласиться с И.В. Михеевой, отме­чающей, что главной целью региональных «экономических» законов являет­ся обеспечение экономического роста на основе сочетания целевого регули­рования экономики органами власти с механизмами складывающегося рын­ка, привлечения инвестиций в производство и экономическую инфраструкту­ру, развития малого предпринимательства, межрегиональной интеграции и взаимодействия с федеральным центром2.

Вышеизложенный вывод подтверждается л тем, что в развитии регио­нальной экономики важную роль играют межрегиональные ассоциации эко­номического взаимодействия. Мордовия входит в ассоциацию по экономиче­скому взаимодействию республик и областей Поволжского региона «Боль­шая Волга», объединяющую 11 субъектов РФ. Вхождение субъектов РФ в состав данной ассоциации обусловлено не только экономическими интереса­ми, но и географическим расположением, что влияет и на процесс принятия законодательных решений, так как происходит комплексное действие эконо­мического и географического факторов при генерализующей роли первого.

Влияние географического фактора на законодательную деятельность в Республике Мордовия не столь выражено, как, например, в районах Крайнего Севера, соответственно и не столь высока его мощность. Чаще всего данный фактор взаимодействует непосредственно с экологическим фактором, что находит отражение в природоресурсном законодательстве Мордовии.

______________________

1 См.: Муратшин Ф.Р. Проблемы формирования системы законодательства субъекта Российской Федерации. Уфа, 1999. С. 34.

2 Михеева И.В. Правовое обеспечение экономики регионов // Журнал российского права. 2001. № 2. С. 58-59.

Необходимость учета экологического фактора особенно актуальна в све­те неблагоприятной экологической ситуации, сложившейся в республике, что во многом связано с наличием значительного числа промышленных пред­приятий. Однако в Мордовии действие экологического фактора в разработке и принятии природоохранного законодательства не активно. Причем эколо­гический и экономический факторы действуют в большинстве случаев сис­темно. Нередко экономический фактор оказывается негативно направлен­ным. Об этом свидетельствует практика принятия и внедрения в жизнь эко­номических решений без предварительных научных проработок, закрепляю­щих право граждан на благоприятную окружающую среду1.

Важное место в рассматриваемой подсистеме социальных факторов за­конодательной деятельности Республики Мордовия занимает демографиче­ский фактор. В диссертации анализируются законопроекты, разработка кото­рых обусловлена действием демографического фактора.

Третий параграф «Влияние политико-правового, социокультурнопх цен­ностно-психологического, национального и межнационального факторов на законодательную деятельность и содержание законов Республики Мордо­вия».

Проведенные исследования показали, что основные объективные факто­ры влияют на законодательную деятельность и содержание законов Респуб­лики Мордовия не непосредственно, а через ряд основных субъективных факторов, важнейшее место среди которых принадлежит политико-правовому фактору. Воздействие данного фактора носит универсальный характер, ибо синтезирует влияние других субъективных социальных факторов законодательной деятельности. Роль политико-правового фактора в форми-

______________________

1 В 1993 г. еще Верховным Советом Мордовской ССР было принято постановление «О создании целевого экологического фонда по переносу производства люминесцентных ламп из жилой зоны г. Саранска». При­нятие данного акта было вызвано неблагоприятной экологической обстановкой в городе и многочисленны­ми обращениями граждан. Цель его, несомненно, благородна, однако положения вышеназванного постанов­ления до сих пор не реализованы на практике. Экономические интересы, огромные финансовые затраты, связанные с переносом из жилой зоны экологически вредного производства люминесцентных ламп, произ­водимых ОАО «Лисма», «взяли верх» над экологической безопасностью населения и сохранением среды обитания человека. Мощность экономического фактора настолько высока, что «блокирует» позитивное дей­ствие экологического фактора.

ровании законодательства, Республики Мордовия продемонстрирована в ра­боте примерами.

Выделяется три направления воздействия политико-правового фактора на законодательную деятельность и содержание законов республики: 1) уста­новление стратегии развития законодательства Республики Мордовия, что во многом связано с деятельностью Государственного Собрания; 2) учет в те­кущем законодательстве положений Конституции Мордовии; 3) обеспечение единства правового пространства на территории РФ, что предполагает чет­кое разграничение нормотворческой компетенции между Российской Феде­рацией и Мордовией, безусловное соблюдение принципа соответствия зако­нов республики федеральным законам, принятым по предметам исключи­тельного ведения РФ и по предметам совместного ведения РФ и ее субъек­тов.

Первое из трех перечисленных направлений воздействия политико-правового фактора находит отражение в законодательном процессе Респуб­лики Мордовия. Диссертантом анализируются стадии законодательного про­цесса республики, выявлен ряд проблем и предложены пути их решения.

Так, четкого нормативного закрепления требует вопрос о круге лиц, об­ладающих правом законодательной инициативы, поскольку именно они рас­полагают правовой возможностью влиять на формирование законодательства и содержание законов. Отмечено, что положительным моментом (в отличие от круга субъектов права законодательной инициативы на федеральном уровне) является наделение правом законодательной инициативы комитетов и комиссий Государственного Собрания, общественных объединений, что способствует развитию демократических начал в законодательном процессе. Однако закрепление данного права только за съездом мордовского народа не отвечает общему конституционному принципу равенства прав и свобод че­ловека и гражданина независимо от национальности и равенства обществен­ных объединений перед законом. Исходя из этого, следовало бы предоста-

вить право законодательной инициативы другим национальным обществен­ным объединениям.

Закрепление права законодательной инициативы за широким кругом субъектов в целом заслуживает положительной оценки. Однако справедливы опасения ряда авторов по поводу того, что это может породить дублирование и некоторую инфляцию законодательной инициативы1. В этой связи вызы­вает сомнение необходимость закрепления данного права за Советом Госу­дарственного Собрания, Центральной избирательной комиссией республики.

Высказывается целесообразность нормативного закрепления законода­тельного предложения как одной из форм реализации права законодательной инициативы.

Автор обосновывает необходимость внести дополнение в Конституцию Мордовии, касающееся специальных требований, предъявляемых к внесению в Государственное Собрание финансовых законопроектов. Указанные зако­нопроекты должны приниматься к рассмотрению только при наличии поло­жительного заключения Главы республики или по его представлению.

В работе приводятся не только конкретные примеры воздействия социо-культурного фактора на процесс принятия республиканских законов, но и предлагаются пути оптимизации его действия: 1) повышение профессиона­лизма депутатского корпуса Государственного Собрания (это особенно акту­ально в свете того, что среди 75 депутатов лишь один имеет юридическое об­разование)2; 2) создание условий, обеспечивающих ознакомление с проектом закона «широких» слоев населения посредством проведения всенародных обсуждений законопроектов3; 3) создание надлежащих организационных предпосылок для вступления в силу принятых республиканских законов.

___________________

1 См., например: Абрамова А.И. Порядок принятия нормативных правовых актов (правотворческий про­цесс) // Проблемы правотворчества субъектов Российской Федерации. ML 1998. С. 121.

2 В этой связи следует согласиться с предложением Р.К. Надеева об организации для депутатов специаль­ных занятий по изучению основ законодательной деятельности. См: Надеев Р.К. Правовое обеспечение законопроектной деятельности Государственной Думы. М., 1997. С. 22-23.

3 К сожалению, институт всенародного обсуждения законопроектов в Мордовии не получил должного раз­вития, хотя законодательные предпосылки к этому имеются еще с 1991 г., когда был принят республикан­ский закон «О всенародном обсуждении важных вопросов государственного и местного значения». В соот­ветствии со ст. 10 данного Закона на всенародное обсуждение было вынесено лишь два документа: проект Конституции РМ и проект закона «О государственной поддержке субъектов малого предпринимательства в сельском хозяйстве Республики Мордовия».

Практическое подтверждение теоретической посылки о весьма скромной роли ценностно-психологического фактора при возникновении проблемных ситуаций, требующих законодательной регламентации, как справедливо ука­зано в литературе, дает анализ действующего законодательства Мордовии.

Исследование показало, что действие национального фактора на приня­тие и содержание законов Республики Мордовия не столь сильно, как, на­пример, в республиках Адыгея, Алтай, Башкортостан, Коми, Саха (Якутия), Ханты-Мансийском автономном округе. Вместе с тем приведенные в диссер­тации примеры свидетельствуют о тесном взаимодействии в ходе создания законов национального и межнационального социальных факторов.

Четвертый параграф «Процессуальные (обеспечивающие) факторы зако­нодательной деятельности Республики Мордовия и их практическое значе­ние. Планирование законодательной деятельности Государственного Собра-ния Республики Мордовия».

Операциональное значение обеспечивающих факторов состоит в том, что именно в их плоскости лежит основной резерв повышения эффективно­сти законодательной деятельности Государственного Собрания, что неми­нуемо отражается на эффективности будущих законов Республики Мордо­вия. Среди обеспечивающих факторов наибольшей потенциальной мощно­стью обладают организационный и информационный факторы, при несо­мненной активности первого. Между тем осознание важности организацион­ного фактора не всегда сдерживает негативные процессы его недоучета в за­конодательной деятельности Государственного Собрания. Об этом свиде­тельствует недостаточная стабильность Конституции Мордовии и республи­канских законов, выражающаяся в излишне частой изменяемости их норм1. Отмечается, что, с одной стороны, процесс изменения норм республиканско-

______________

1 Конституция Мордовии, вступившая в силу 22 сентября 1995 г.. 9 раз подвергалась весьма существенным изменениям за столь непродолжительный период своего действия. Это подтверждает даже простая арифме­тика: из 119 статей республиканской Конституции изменения внесены в 48 (57 %). 5 статей (6 %) исключе­но. Не лучше обстоит дело и со стабильностью законов. Только в 2001 г. свыше 60 % принятых Государст­венным Собранием законов составили законы о внесении изменений и дополнений в уже действующие.

го законодательства связан с объективными причинами и является неизбеж­ным, что вызвано, например, необходимостью его приведения в соответствие с федеральным законодательством, которое весьма динамично. Но с другой стороны, критикуется практика внесения изменений и дополнений в законы, принятые лишь на предыдущей сессии Государственного Собрания РМ.

Диссертантом показано, что в законотворческом процессе организаци­онный фактор чаще всего функционирует в тесном взаимодействии с инфор­мационным и научным факторами. При этом обращается внимание на связь организационного и информационного факторов законодательной деятельно­сти при негативной доминирующей направленности первого. Анализ под­тверждает вывод о том, что информирование населения о ходе и итогах зако­нодательной деятельности Государственного Собрания носит формальный характер, что телевидение фактически устранилось от данной работы. Обоб­щение опыта законодательного регулирования в иных субъектах РФ, а тем более в зарубежных государствах, к сожалению, ведется в Республике Мор­довия от случая к случаю. Для разрешения данной проблемы предлагается наладить обмен по рациональному использованию опыта законотворческой деятельности с другими субъектами РФ, чему способствовало бы заключение соглашений между законодательными (представительными) органами власти в сфере информационно-правового сотрудничества, а также создать в рес­публике специальную службу, задачами которой явились бы изучение и ана­лиз всего массива законодательства иных субъектов РФ, субъектов ино­странных федеративных государств.

Заслуживает поддержки актуальность и практическая значимость созда­ния в Мордовии регионального банка нормативных правовых актов и вне­дрение автоматизированных информационных технологий для его ведения, позволяющих не только улучшить работу, связанную с анализом и накопле­нием информации, обеспечивающих законодательную деятельность, но и ко­ординирующих процесс создания республиканских законов, работу по их ав­томатизированному учету и систематизации.

Взаимосвязь информационного и научного факторов проявляется при­менительно к проблеме качества закона, которое во многом зависит и от сте­пени конкретности содержащихся в законе правовых предписаний, от полно­ты регулирования вопросов, составляющих его предмет, от того, насколько «точно» прописан механизм реализации норм закона1. Проанализированные под этим углом зрения законы Республики Мордовия, позволили выявить весьма неблагоприятную ситуацию.

Активизация роли науки в законотворчестве - необходимое условие по­вышения качества законов и предпосылка эффективности содержащихся в них норм. Нельзя сказать, что данный постулат в Мордовии вообще не пре­творился в жизнь. Об этом свидетельствует введение (наряду с «внутренней» экспертизой юридического отдела Аппарата Государственного Собрания) института научной экспертизы законопроектов, а также создание Экспертно­го Совета Государственного Собрания, состоящего из трех секций: по право­вым, экономическим и социальным вопросам. Но реально эти институты не действуют (причины чего раскрываются в работе). Это позволяет говорить о том, что законотворчество в республике едва ли может быть названо научно обоснованным.

Вывод о тесной взаимосвязи научного и программирующего факторов прослеживается в планировании законодательной деятельности Государст­венного Собрания, целью которого является формирование целостной систе­мы законодательства Республики Мордовия. Особая роль в этом процессе отводится долгосрочному (перспективному) планированию, реализация ко­торого на практике пока еще не осуществлена, несмотря на юридическое за­крепление в Законе «О правовых актах Республики Мордовия». Диссертант также полагает, что важным аспектом законодательной деятельности Рес­публики Мордовия (как и иных субъектов РФ) является эффективность реа­лизации планов законопроектной деятельности.

____________________

1 См.: Поленика С.В. Качество закона и эффективность законодательства. М, 1993.

Анализ социальной обусловленности законодательства Мордовии дает основания для ряда выводов. Во-первых, он подтверждает системность (ком­плексность) воздействия социальных факторов на законодательную деятель­ность и содержание законов Республики Мордовия. Взаимодействие соци­альных факторов в процессе принятия законодательных решений, причем как основных, так и процессуальных (главным образом, организационного и ин­формационного), показано автором на конкретных примерах. Во-вторых, на примере ряда проанализированных республиканских законов подтверждается сдвиг ранжировки социальных факторов в сторону генерализующего факто­ра, находящегося в плоскости объекта законодательного регулирования.

В заключении работы излагаются основные выводы и предложения.

В приложениях содержится методика проведения экспертизы законов Республики Мордовия на примере Закона Республики Мордовия от 14 июля 1998 г. № 31-3 «О защите населения от туберкулеза и о противотуберкулез­ной помощи» и Закона Республики Мордовия от 20 декабря 1999 г. № 61-3 «О разграничении предметов ведения, объектов муниципальной собственно­сти и источников доходов между муниципальными образованиями Респуб­лики Мордовия».

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Теоретико-практические аспекты законодательного процесса в РФ // Вест-hhk Мордовского университета. - 1998. - № 3-4 (в соавторстве). - С. 41-46.

2. Некоторые проблемы законотворчества субъектов Российской Федерации // XXVIII Огаревские чтения: Материалы науч. конф. в 3 частях, часть III (гуманитарные науки). - Саранск, 1999. - С. 11-13.

3. Правотворчество в Республике Мордовия/Авторский коллектив. И.Г. Дуд-ко, С.В. Буянкина, А.Р. Еремин и др. - Саранск: Тип. «Крас. Окт.», 2000. - § 2 гл. I (в соавторстве), § 7 гл. II, § 1 гл. III. - С. 15-34, 107-119, 120-133.

4. Предварительные стадии подготовки законопроекта // Юридическая наука в Мордовском государственном университете: Сб. науч. статей. - Са­ранск: Изд-во Мордовского университета, 2000. - С. 77-83

5. Технико-юридические аспекты законодательной деятельности Государст­венного Собрания Республики Мордовия // Законотворческая техника со­временной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сборник статей: В 2 т. / Под ред. В.М. Баранова. - Нижний Новгород, 2001. - Т. 2. -С. 60-69.

6. Законодательство субъектов Российской Федерации в социальной сфере // Законодательство субъектов Российской Федерации (вопросы теории и практики). Сб. статей / Отв. ред. И.Г. Дудко - Саранск: Тип. «Крас. Ок­тябрь», 2002. - С. 39-50.

7. Конституционные законы Республики Мордовия: проблема их отмены // Статьи и тезисы докладов аспирантов и соискателей Института государст­ва и права Российской Академии наук. - М.: ИГП РАН, 2002. - С. 52-56.

8. Законодательство Республики Мордовия о местном самоуправлении // Нормотворчество муниципальных образований России: содержание, тех­ника, эффективность: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. - Нижний Новгород, 2002. - С. 207-216.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.