WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МЕТОД НОРМАТИВНОГО СТРУКТУРАЛИЗМА В ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА (К ИССЛЕДОВАНИЮ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Л

БУТАКОВ

Александр Владимирович

МЕТОД  НОРМАТИВНОГО

СТРУКТУРАЛИЗМА В ТЕОРИИ  ГОСУДАРСТВА

(К ИССЛЕДОВАНИЮ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

Специальность 12.00.01 - теория права и государства;

история права и государства; история политических и правовых учений

Санкт-Петербург 1997


Диссертация выполнена на кафедре теории, истории государства и права Омского государственного университета

Официальные оппоненты:

- доктор юридических наук, профессор Ю.И.Гревцов;

- доктор юридических наук, профессор И.Ф.Покровский;

- доктор юридических наук, профессор Ю.Я.Баскин

Ведущая организация: Санкт-Петербургская академия М ВД России

Защита состоится Ж' <ъ?&?А4>с*4 1997 г. в 15.30 часов на заседании диссертационного совета Д 063.57.04 позащите диссертаций на соискание ученой степени доктора юридических наук в Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199026, Санкт-Петербург, В.О., 22 линия 7.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им.А.М.Горького при Санкт-Петербургском государственном университете (Санкт-Петербург, Университетская наб.7/9)

Автореферат разослан "

1997 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор юридических наук, профессор

Л.Б.ТИУНОВА


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена необходимостью обновления методологических основ анализа российской государственности в период ее советского и постсоветского существования. Вряд ли в рамках XX века любая иная государственность, нежели российская, имела подобную историю своего развития. Менее чем за столетие российская государственность неоднократно принципиально меняла формы своей организации. Имперская Россия. Россия - буржуазно-демократическое государство, советская Россия, наконец, современное постсоветское государство демократической ориентации - таковы основные этапы истории развития нашего государства в XX веке. При наличии многообразного практического материала всемирно-исторического значения теория российского государства в течение многих десятилетий развивалась в условиях самоизоляции, обусловленной методологией узко­классового подхода. События последнего десятилетия новейшей истории России принципиально изменили не только природу ее государственности, но и наше представление о такой отрасли человеческого знания, как государствоведение. У российских государствоведов появилась уникальная научная возможность на базе предшествующего опыта советского строительства, становления современного российского государства, с учетом соответствующих достижений мировой науки, предложить авторские концепции видения различных проблем теории российского государства.

Одной из сложнейших теоретических проблем является исследование государства в аспекте формирования его структурной организации как субъекта и объекта социального нормирования, в том числе, правового. Идеологическая доктрина происхождения и существования советского государства, по существу, игнорировала принцип социально-экономической детерминации общественного развития и рассматривала его субъектно-объектные отношения в качестве производного, ею же обусловленного. Для идеологически ангажированной теории государства важно было раскрыть его специфику как субъекта в лице соответствующего аппарата государственной власти. При такой постановке вопроса исследование государства как ведущего способа (формы) организации общества, функционирующего отнюдь не по идеологическим законам, естественным образом, поддержки не находило.

Подобные исследования, базирующиеся на методологии примата объекта над субъектом социального нормирования, наглядно бы показали всю искусственность структуры организации советского государства, ибо принципы ее формирования определялись не соответствующим уровнем социально-экономического развития, а преимущественно политико-идеологической целесообразностью. В связи с этим возвращение к методологии исследования государства как ведущего способа (формы) организации общества, развивающегося в соответствии с определенными тенденциями, детерминирующими специфику его структуры, представляется актуальным.

Цель и задачи исследования. Главная цель диссертационного исследования - теоретическое обоснование метода нормативного структурализма с апробацией его концептуальных положений при исследовании российской государственности советского и постсоветского периодов. Достижение этой цели обусловило постановку ряда задач, выполнение каждой из которых явилось определенным этапом в реализации цели исследования. В качестве таких задач можно выделить следующие:

- сформировать общее представление о структурализме как одной из универсальных методологий исследования социальных явлений;

- определить основные принципы нормативного структурализма как самостоятельного направления в структуралистской методологии исследования государства - ведущего способа (формы) организации общества;

-   показать,  что государство  как универсальная  структура организации общества создается в соответствии с определенным системообразующим принципом либо комбинацией принципов;

-   обосновать положение, согласно которому государство как способ (форма) организации общества представляет собой особое структурное соединение его трех основных параметров: устройства, правления, режима;

-  установить взаимосвязь между определенными системообра­зующими принципами и различными формами государственного устройства, правления, режима;

- применить метод нормативного структурализма к исследованию советского государства под углом зрения анализа соответствующих положений Конституций РСФСР и СССР;

-  апробировать метод нормативного структурализма на анализе практики строительства современного российского государства в свете Конституции Российской Федерации 1993 года;

-   проанализировать с позиций нормативного структурализма возможные основные направления развития Российской Федерации.

Методологические и теоретические основы диссертации.

Своеобразие методологии исследования, в основном, определялось двумя факторами. Во-первых, самим объектом исследования. Государство в различных формах его проявления, выступая в качестве объекта исследования, детерминирует комплексный методологический подход, поскольку оно одновременно является предметом многих отраслей научного знания. Это предопределяет то, что государствоведение можно охарактеризовать как синтетическую отрасль научного знания, объектом которой выступает многомерное, социально-нормированное пространство в его различных аспектах. В результате предметы многих социальных наук так или иначе, тем или иным образом в своем системном взаимодействии формируют мозаику предмета такой науки, как государствоведение. Экономика и социология, философия и правоведение, политология и тектология, культурология и управление - эти и другие отрасли знания в конечном итоге "работают" на исследование государства как ведущей формы социального самоуправления. Во-вторых, само исследование представляет собой теоретическую попытку на основе западной и отечественной методологии социального познания сформулировать специфический метод - нормативный структурализм.

В своем генезисе методология нормативного структурализма с учетом самого объекта исследования выступает как симбиоз общенаучных, межотраслевых и отраслевых методов научных исследований. Наряду с общенаучными в диссертации активно применялись такие методы, как сравнительный анализ, прежде всего метод сравнительного правоведения; метод историзма; методы конкретно- социологических исследований. Отраслевая методология при проведении исследования, в основном, включала в себя специфические методы отдельных отраслей права: конституционного, государственного, административного, муниципального, финансового, трудового и ряда других.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляли многочисленные труды зарубежных и отечественных ученых. Автор опирался на работы: М.Вебера, Г.Ф.Гегеля, Л.Гольдмана, Э.Дюркгейма, О.Конта, К.Леви-Строса, Б.Малиновского, К.Маркса, Р.Мертона, Ш.-Л.Монтескье, Т.Парсонса, А.Рэдклиф-Брауна, Г.Спенсера, П.Сорокина, Ш.Фурье и др. Привлечены труды отечественных ученых: С.С.Алексеева, В.ГАфанасьева, Ю.Я.Баскина, А.К.Белых, А.П.Бутенко, Ю.И.Гревцова, В.Б.Казимирчука, Д.А.Керимова, А.И.Королева, В.Н.Кудрявцева, Э.В.Кузнецова, Д.И.Луковской, Г.В.Мальцева, Л.С.Мамута, А.Е.Мушкина,

В.С.Нерсесянца, В.А.Пертцика, М.И.Пискотина, И.Ф.Покровского, В.П.Сальникова, Ю.И.Скуратова, Л.И.Спиридонова, В.О.Тененбаума, Л.Б.Тиуновой, Ю.А.Тихомирова, В.А.Туманова,Г.Х.Шахназарова, А.Ф.Черданцева, В.Е.Чиркина, А.И.Экимова, Л.С.Явича и др. Диссертантом использованы произведения западных юристов, политологов, социологов - таких, как Р.Арон, У.Аутвейт, П.Бурдье, Р.Бхаскар, Э.Гидденс, Н.Луман, В.Остром, И.Уоллерстейн, Ф.Фокуяма, Л.Фридмэн, Ю.Хабермас, Дж.Хэллоэли, К.Шмитт, Д.Дж.Элейзер и др.

Научная новизна исследования. Диссертация представляет собой первое комплексное, логически завершенное монографическое исследование, посвященное теоретической разработке нормативного структурализма как одного из методологических направлений исследования государства. Предпринятое исследование государства, под углом зрения нормативного структурализма, открывает новое перспективное направление в современной теории российского государства. В нем сделана попытка соединить научные завоевания российской школы государствоведения с лучшими образцами американской и западноевропейской научной мысли.

НА ЗАЩИТУ ВЫНОСЯТСЯ СЛЕДУЮЩИЕ ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ И ПОЛОЖЕНИЯ:

-   общество  как  многомерное,  социально-нормированное пространство структурируется в соответствии с определенными системообразующими принципами;

-   каждый   системообразующий   принцип   (централизм, полуцентрализм,  децентрализм)  характеризует специфическое взаимодействие вертикального и горизонтального начал социального самоуправления, обусловливающее формирование определенного способа (формы) организации общества;

-   при  наступлении определенных социально-экономических условий один их системообразующих принципов начинает выполнять функцию  основного  в  идеологии  структурной  организации социального само управления, что не исключает их комбинационного взаимодействия;

- государство как ведущий способ (форма) организации общества структурируется  по  правилам  основного системообразующего принципа с учетом возможных комбинаций с элементами организации, действующей в соответствии с иными системными принципами;

-   существует  взаимосвязь  между  преобразованием  форм государственного устройства,  правления, режима и  изменением

основного системообразующего принципа; эта модернизация начинается, как правило, с трансформации политико-правового режима;

-  с позиции нормативного структурализма распад советского государства  явился логическим  следствием  развивавшейся  на протяжении   многих  десятилетий   внутренней   структурной несовместимости. Она возникла в результате такого нормирования экономической, социальной, политической деятельности советского общества,  которое,  в первую очередь,  определялось политико-идеологической целесообразностью, а не объективными процессами социально-экономического   развития.   Подобная   концепция государственного строительства неизбежно вела к становлению "двойного стандарта": конституционно были закреплены принципы федерализма, всевластия Советов, социалистической демократии, на практике  же  имели  место сверхцентрализованное  государство, диктатура КПСС, иллюзорность гражданских прав;

-   анализ практики строительства современного российского государства через призму нормативного структурализма показывает, что реальная организация экономической, социальной и политической деятельности   общества   не   соответствует  в   полной   мере конституционному  статусу   России   как  демократического, федеративного, социального, правового государства. В настоящее время  можно  говорить  лишь  о  становлении  социального, федеративного, правового государства демократической ориентации;

-  негативные итоги структурного переустройства современного российского общества могут создать организационные предпосылки для усиления унитарных тенденций в государственном устройстве, реставрации   административно-командного  направления  через сверхцентрализацию исполнительной  власти,  усиление режима всевластия государственной и муниципальной бюрократии.

Апробация  результатов  исследования.   Материалы  и   выводы диссертации изложены:

- в двух монографиях: "Нормативный структурализм и современное российское государство" (Омск, 1996,- 13,6 п.л.); "Нормативный структурализм: концептуальные положения" (Омск, 1996.- 10 п.л.); а также в более тридцати научных публикациях, часть из которых приведена в списке литературы, указанном в реферате;

-   в  пленарных докладах автора:  "Общие  принципы теории социального самоуправления" (Всероссийская научно-практическая конференция  "Проблемы местного самоуправления в РСФСР". Омск, 1991); "Российская государственность: настоящее и будущее"

(Всероссийская научно-практическая конференция "Государственная власть и местное самоуправление". Омск, 1993);

-   в тезисах и  научных  сообщениях  автора  на различных всероссийских и международных научно-практических конференциях: Всесоюзная научно-практическая  конференция  "Организация  и управление".   Минск,   1989;  Всесоюзная  научная  конференция "Качество деятельности в механизме общественного прогресса". Омск,   1990;   Всесоюзная  научно-практическая  конференция "Проблемы эффективности,  рационализации  и  оптимизации человеческой деятельности".  Новосибирск,   1991;  Всероссийская научно-практическая конференция "Государственная власть и местное самоуправление". Омск,  1993; Российско-американский семинар "Федерализм  и  региональная  политика  в  России  и  США". Новосибирск, 1995;   Международная  конференция  "Культура, демократия и право". Новосибирск, 1996 и др.;

- основные положения диссертации использованы в лекционном курсе и учебно-методических материалах, читаемых автором на юридическом факультете Омского государственного университета;

- диссертация обсуждалась и получила положительную оценку на заседании кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета;

-   диссертантом непосредственно разработаны  концепции  и подготовлены проекты двенадцати законов Омской области, в том числе: Устав Омской области, "О Законодательном Собрании Омской области", "О выборах Главы администрации (Губернатора) Омской области", "О выборах депутатов Законодательного Собрания Омской области" и др.; диссертант принимал участие в подготовке более десяти федеральных законопроектов.

Практическая значимость диссертации. Результаты диссертацион­ного исследования могут быть использованы в научных исследованиях, посвященных проблемам совершенствования структуры организации государственной власти Российской Федерации. Особой сферой практического применения результатов диссертации может стать область законопроектных работ. Диссертационное исследование может быть использовано в качестве учебно-методического пособия при изучении теории, истории государства и права.

Структура диссертации- Диссертация состоит из введения, пяти глав, состоящих из двадцати параграфов, заключения и списка литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность, научная новизна диссертационного исследования, теоретическая и практическая значимость его результатов, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

ПЕРВАЯ ГЛАВА "Структурализм - методологическая концепция исследования общества" состоит из пяти параграфов:

1.1.  Возникновение и становление методологии структурализма.

1.2. Антропологический структурализм КЛеви-Строса.

1.3.  Структурный функционализм Т.Парсонса и Р.Мертона.

1.4.  Генетический структурализм Л.Гольдмана.

1.5.  Нормативный структурализм.

Цель главы - исследование структурализма как одной из универсальных методологий исследования общества. Предлагается краткий экскурс в историю становления и развития структуралистской методологии исследования общества с анализом ее основных направлений.

Характеристика эволюции основных направлений методологии структурализма создает ту информационную базу, на основании которой излагаются современные интерпретации исследуемой методологии.

Определение указанной методологии как нормативного структурализма наиболее полно и точно соответствует самой природе организации общества. Норма как универсальное условие существования общества характеризует формальную определенность социального явления. В этой связи нормированная, или нормативная, природа структурализма проявляется в следующем.

Во-первых, структура сама по себе является стандартизированным отношением, т.е. определенной нормой существования данного отношения.

Во-вторых, само появление стандартизированного отношения обусловлено определенным процессом, значит, в понятии "структура" можно выделить и иной аспект, образно говоря, процесс производства самого стандартизированного отношения.

В третьих, сам процесс производства стандартизированного отношения и собственно само стандартизированное отношение находятся в зависимости, функционирование которой предопределяется также своеобразной нормой - системообразующим принципом связи структурных единиц.

В-четвертых, стандартизированное отношение, процесс его производства, принципы взаимодействия в своей интеграции детерминируют существование структуры как способа(формы) организации общества или, иначе, универсальной нормы его функционирования.

Если бы мы руководствовались буквальным пониманием структурализма, основным объектом исследования которого выступает социальная структура общества, то авторскую концепцию следовало бы назвать' "структурный структурализм". Избегая подобной тавтологии, автор в определении предложенной методологии руководствовался "расщепленным" пониманием "структуры" как универсальной нормы существования общества . Это универсальное свойство структуры и обусловило наименование соответствующей методологической концепции - нормативный структурализм.

Можно выделить две особенности применения методологии нормативного структурализма.

Первая. Особое внимание уделяется исследованию технологии производства способа (формы) организации общества, а не собственно самому содержанию стандартизированного отношения.

Вторая. Основным объектом практического применения данной методологии выступает государство как ведущая форма социального самоуправления.

Акцентирование внимания на технологии производства способа (формы) организации общества обусловлено стремлением показать возможности нормативного структурализма, связанные с преодолением "узких" мест, сложившихся в структуралистских концепциях. К ним, прежде всего, можно отнести: внеисторический и неэволюционный характер исследования, его статичность, формализм, абстрактность, отсутствие какой-либо серьезной попытки разработать проблему причинно-следственной связи между определенной структурой организации общества и конкретными социальными факторами его развития.

Важная роль в определении специфики технологии производства способа (формы) организации отводится исследованию природы системообразующих принципов социального самоуправления. Это ключевой вопрос в методологии нормативного структурализма, посредством которого в решающей степени и раскрывается своеобразие данной методологии. Централизм, полуцентрализм, децентрализм как основные системообразующие принципы социального самоуправления характеризуют не только качество связи и взаимосвязи различных структурных единиц в его пределах, но и уникальность происхождения того или иного способа (формы) организации общества.

Нормативный структурализм посредством исследования системообразующих принципов раскрывает двойственную природу государства; с одной стороны, как способа (формы) организации общества, с другой - как стандартизированного отношения, им созданного. Сложная нормативная природа государства характеризуется структурной дифференциацией. Форма государственного устройства, государственного правления, политико-правового режима в своей совокупности и взаимодействии дают нам наиболее целостную характеристику государства как способа (формы) организации общества. В то же время государство как определенный способ (форма) организации общества в целом, его структурные элементы, как и конституированная им норма социального регулирования, являют собой дифференцированные, стандартизированные отношения. Постановка в центр исследования государства как способа (формы) организации общества является' важнейшей чертой нормативного структурализма, принципиально отличающего его от иных направлений структуралистской методологии исследования.

Общесоциологический характер нормативного структурализма в самом концентрированном виде можно раскрыть через классификацию основных принципов, определяющих его сущность:

- эволюционность.

Идеология исследования определяется тем, что эволюция социального развития представляет собой единое и единственное направление движения человеческой цивилизации по пути общественного прогресса. Принципиальная позиция автора состоит в том, что нет объективных оснований рассматривать революционный путь развития общества наряду с эволюционным как два самостоятельных вектора социальной перспективы. Революция - это фрагментарное состояние общества в условиях его эволюционного развития;

-  историчность.

Исследование базируется на анализе исторического опыта конкретной практики общественного развития. Исторический подход обеспечивает нас, образно говоря, реальной "пищей" для конструирования теоретических силлогизмов. В частности, такой подход оберегает исследователя от утопического теоретизирования;

-   социально-экономическая обусловленность общественного развития.

Исследование ведется с позиции того, что процессы эволюции труда и собственности создают объективные предпосылки для совершенствования способов (форм) организации общества. Однако, речь здесь идет лишь о формировании тенденции структурного развития общества, а не о существовании запрограммированной прямой гомологии;

- единство динамического и статического методов исследования. Основная идея этой интеграции заключается в обеспечении

непрерывного исследования как инфраструктурных, так и вне- и межструктурных процессов развития общества во времени и пространстве;

- универсальность понятийного аппарата исследования. Разработка и использование понятийного аппарата исследования

детерминируются положением о всеобщности мирового научного порядка. Существование такой универсализации не означает, что, например, понятие "структура" во всем множестве сложившихся методологических систем должно быть идентично, это не так. Логика данного подхода проявляется в преодолении идеологического "табу" в определении понятия одного и того же социального явления. Не может быть "капиталистической" или "социалистической" функции, "капиталистической" или "социалистической" структуры, "капиталистической" или "социалистической" организации..., а есть "функция", "структура", "организация" как понятия явлений, обладающих качеством культурной универсалии, с признанием их возможной оригинальной специфики;

-  системность.

Установление определенной самодостаточности проводимого исследования, делающего возможным получить наиболее полное и целостное представление об изучаемом социальном явлении. Исследование социального явления как определенной самодостаточности осуществляется посредством его структурирования на некую дифференцированную совокупность элементов: субъект, объект, механизм, принципы и цель исследования;

-  нормативность.

Исследование проводится под углом зрения того, что нормативность является универсальным свойством существования общества. Главное в данной методологии - раскрытие качественных параметров процесса социального производства самой структуры как способа (формы) организации общества. Процесс социального производства структуры общества воспринимается как определенно обусловленный, унифицированный, сам представляющий собой универсальную норму; - симметричность.

Производство структуры и структурная насыщенность социальной организации общества определяются, в значительной степени, идеей поиска оптимальных пропорций взаимосвязи и взаимодействия ее элементов, существо которой можно обозначить как функционирование механизма "сдержек и противовесов". Структурное оформление существующего в обществе баланса интересов различных социальных страт в оптимальных пропорциях и характеризует свойство симметрии исследуемой методологии;

- структурная совместимость.

Различные виды человеческой деятельности структурируются в соответствии с системообразующими принципами социального самоуправления. Каждый из них, в рамках определенного социального времени, может выполнять функцию основного системообразующего принципа, что не исключает их комбинационного взаимодействия.

Рассмотрение основных принципов нормативного структурализма можно завершить следующими заключительными выводами.

Во-первых, нормативный структурализм как специфическая методология исследования имеетсвоей стратегической целью изучение процессов существования различных способов (форм) организации общества.

Во-вторых, нормативный структурализм призван показать, что создание социальной структуры как способа (формы) организации общества представляет собой эволюционный процесс, функционирование которого обусловлено действием определенных факторов.

В-третьих, нормативный структурализм констатирует, что нормированная природа общества является универсальным условием его социального существования.

ВТОРАЯ ГЛАВА "Общество и системообразующие принципы социального самоуправления" состоит из двух параграфов:

2.1.  Общество как социально-нормированное пространство.

2.2. Системообразующие принципы социального самоуправления. Она посвящена исследованию двух взаимосвязанных проблем: обществу как самосоздающейся материи в форме многомерного,

социально-нормированного пространства и генезису системообразующих принципов, в соответствии с которыми осуществляется его структурирование.

Системообразующий принцип социального самоуправления, если его понимать в самом широком смысле, - это принцип построения социального пространства, посредством которого та или иная социальная общность определяет вертикальные и горизонтальные

параметры его структуры. Выделение системообразующего принципа обусловливается объективными процессами, происходящими в обществе. Он отражает качества взаимоотношений между людьми, складывающихся в условиях конкретного временного пространства. Этот принцип как бы констатирует, что та или иная социальная общность, в силу своего фактического положения, начинает играть ведущую роль в нормировании социального пространства. Структурно это выражается в том, что изменяется механизм функционирования вертикального и горизонтального начал нормирования. В результате меняется и механизм взаимодействия вертикальных и горизонтальных начал нормирования путем усиления либо первых, либо вторых.

В качестве основных системообразующих принципов можно выделить: централизм,1 полуцентрализм, децентрализм.

Потенциальное действие каждого из указанных принципов в качестве системообразующего предопределяется соответствующим уровнем развития труда и собственности в обществе. Социально-экономическая детерминация каждого из системообразующих принципов подтверждает объективный характер их существования. В силу этого свойство основного системообразующего приобретает тот принцип, в соответствии с которым осуществляется экономическая деятельность. Это, в свою очередь, детерминирует переструктурирование иных видов человеческой деятельности сообразно указанному принципу, а следовательно, и формы их организации.

Сопоставление социально-экономического и организационно-управленческого аспектов системообразующего принципа позволяет сформулировать некую зависимость. Если одна сторона (социально-экономическая), по существу, создает потенцию предполагаемого нормирования (его направления, параметры), то действие другой стороны (организационно-управленческой) состоит в реализации этой Тютенции путем создания конкретной технологии ее нормирования. Системообразующий принцип состоит как бы из двух условных частей: социально-экономической (причина) и организационно-управленческой(следствие), в результате взаимодействия которых становится возможным появление определенной социальной нормы, структурирующей человеческую деятельность.

Используя данную методологию, автор выявляет своеобразие каждого из системообразующих принципов через унификацию определенных критериев, характеризующих качественное состояние труда, собственности и управления в конкретные периоды социального времени.

ЦЕНТРАЛИЗМ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ аспект.

Труд: физическое принуждение к труду (репрессивный характер); приоритет физического труда над умственным(экстенсивное содержание); простейшая специализация и кооперация труда; человек как средство труда.

Собственность: человек, включая его способность к труду как объект собственности; средство обеспечения внеэкономической (прямой) эксплуатации; субъекты собственности - незначительное меньшинство членов общества; моноцентрический характер частной собственности либо ее тотальное огосударствление.

ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ аспект централизма с учетом его социально-экономического содержания находит свое выражение в следующем. Во-первых, детерминируется структура взаимодействия вертикального (субъект) и горизонтального (объект) начал нормирования. Структурное построение этого взаимодействия исходит из: а) определения социальной самодостаточности вертикального начала - начальный круг лиц, критерий отбора, объем функций, цели; б) конституирования вертикального начала посредством определенных организационных форм социального самоуправления; в) установления исключительной прерогативы вертикального начала в социальном нормировании, оформления структуры вертикального начала - субъекта, объекта, принципов, механизма, цели нормирования, фиксации отношений вертикального начала к горизонтальному как возможность существования последнего.

Специфику взаимодействия вертикального и горизонтального начал нормирования при централизме можно определить как монополию вертикального (субъект) по отношению к горизонтальному (объект). Существование горизонтального начала при централизме возможно в виде прямого производного от функционирования вертикального. Во-вторых, устанавливается жестко структурированная иерархия нормирования сверху вниз. В-третьих, обеспечивается безусловный приоритет государства как формы социального самоуправления. В-четвертых, закрепляется ведущая роль представительного органа олигархии с последующим выдвижением на передний план единоначального органа, осуществляющего основные социальные функции государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной).

ПОЛУЦЕНТРАЛИЗМ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ содержание полуцентрализ­ма можно охарактеризовать так:

труд: сочетание внеэкономического и экономического принуждения; интенсификация труда; становление крупной промышленной индустрии; фабричная кооперация труда;

собственность: частная форма собственности на основные средства труда; собственность работника на часть орудий труда и результатов труда, на часть своей способности к труду; развитие многообразных форм собственности.

Смешанный характер социально-экономического содержания полуцентрализма во многом определяется половинчатой ролью непосредственного производителя. Производитель из объекта собственности начинает преобразовываться в ее субъекта, что само по себе принципиально меняет его положение в процессе труда. Все это, несомненно, находит свое отражение в содержании организационно-управленческого аспекта полуцентрализма.

Во-первых, изменяется сам принцип взаимодействия вертикального и горизонтального начал социального нормирования, т.е. принцип взаимодействия субъекта и объекта. Это касается, прежде всего, изменения функций горизонтального начала, оно приобретает общеобязательное значение наряду с вертикальным. Но природа императивности горизонтального начала нормирования является своеобразной. Специфика ее состоит в том, что социальная самодостаточность горизонтального начала в решающей степени является продуктом вертикального, при этом существование вертикального начала и его самодостаточность во многом выступает как производный результатфунционирования горизонтального. Такая взаимопроизводность и определяет сущность полуцентрализма. Изменение правил взаимодействия вертикального и горизонтального начал нормирования конкретно проявляется в следующем: а) вертикальное начало(субъект) констатирует необходимость функционирования горизонтального (объект), определяет его положение и формы существования; б) вертикальное начало устанавливает положения, посредством которых горизонтальное принимает участие в обеспечении деятельности первого; в) горизонтальное начало, как правило, участвует в формировании структур вертикального.

Во-вторых, меняется характер и качественный состав вертикального и горизонтального начал нормирования. Впервые

большинство членов общества начинают участвовать в социальном нормировании. В свою очередь, структура вертикального начала начинает приобретать характер социальных институтов представительства, формируемых с участием большинства членов общества. Этот процесс качественного изменения предопределен институционализацией всеобщего избирательного права. Общество, сконструировав механизм взаимообратной связи между вертикальным и горизонтальным началами нормирования, приобретает черты гражданского.

В-третьих, возникает двойственная иерархия отношений вертикального и горизонтального начал. Если централизм действует как жестко централизованная иерархия "сверху вниз", то пол у централизм предопределяет условия функционирования как "сверху вниз", так и "снизу вверх". Кроме указанных направлений иерархических отношений, полуцентрализм дает мощный организационный импульс развитию иерархических отношений как внутри вертикального, так и горизонтального начал нормирования. При всем многообразии природы иерархических отношений полуцентрализма организационная структура взаимодействия вертикального и горизонтального начал в процессе функционирования создает потенциальные условия для обеспечения приоритета иерархии отношений "сверху вниз". Потенциальность приоритета иерархии отношений "сверху вниз" порождается, с одной стороны, многообразием иерархических отношений, с другой - необходимостью в сложной многоуровневой структуре их нормирования. Это, в совокупности, и создает условия, позволяющие вертикальному началу (субъекту) на определенной стадии нормирования выходить из-под действия горизонтального (объекта). Эти "выходы" также стимулируются различной степенью императивности нормирования. Если горизонтальное начало, по существу, лишь формулирует требования к предполагаемой социальной норме, то вертикальное -конституирует ее и делает общеобязательной для всех.

В-четвертых, трансформация принципа взаимодействия вертикального и горизонтального начал нормирования обусловливает соответствующие изменения его форм и методов. Получает мощный импульс к развитию тенденция расщепления основных социальных функций по формам и субъектам их осуществления, т.е. то, что впоследствии будет сформулировано Ш.-Л.Монтескье как теория разделения властей. Тенденция расщепления социального нормирования прежде всего выражается в следующем: в разграничении законодательной, исполнительной и судебной функций по формам и

субъектам; закреплении ведущей роли в социальном нормировании за представительными формами его осуществления; становлении массовых общественно-политических партий и движений с определением их места и роли в социальном управлении; обеспечении приоритета эксплицитного (формально выраженного) метода социального нормирования (закон, договор).

Необходимо отметить, что полуцентрализм, с его механизмом взаимодействия вертикального и горизонтального начал, создает организационные предпосылки для социального нормирования на уровне местных (локальных) сообществ или того, что мы сегодня определяем как местное самоуправление. Полуцентрализм также, в силу указанной причины, потенциально стимулирует появление своеобразных организационных форм интеграции взаимодействия вертикального и горизонтального начал или, говоря современным языком, форм взаимодействия центра и периферии.

ДЕЦЕНТРАЛИЗМ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕсодержаниедецентрализма можно рассмотреть по уже установленной схеме:

труд: экономическая и социальная потребность труда; его высокая специализация и интенсификация; наука как непосредственная производительная сила; труд как основная форма социальной самореализации человека; превращение непосредственного производителя в собственника условий и средств производства;

собственность: социальный приоритет синтетических форм частной собственности; многообразие иных форм корпоративной собственности; становление непосредственного производителя как субъекта собственности на условия и средства производства; собственность - основа политики социального партнерства.

Обусловленность организационно-управленческого аспекта децентрализма его социально-экономическим содержанием проявляется в принципиальном изменении всей структуры социального самоуправления.

Во-первых, изменяется сам принцип взаимодействия верти­кального (субъект) и горизонтального (объект) начал социального самоуправления. Происходит конституирование горизонтального начала в качестве ведущего. Фиксируя таким образом качественное изменение функции вертикального начала от безусловной (централизм) и условной (полуцентрализм) прерогативы в социальном нормировании к функции производной от горизонтального начала. Это находит свое выражение в изменении правил взаимодействия


горизонтального и вертикального начал нормирования: а) горизонтальное начало самостоятельно устанавливает критерии собственной социальной самодостаточности; б) горизонтальное начало определяет критерий самодостаточности функционирования вертикального начала; в) горизонтальное начало в случаях произвольного функционирования вертикального обладает "правом" его дезавуирования. Оформление вертикального начала в качестве продукта функционирования горизонтального нормирования, по существу, является основной чертой децентрализма как системообразующего принципа.

Во-вторых, преобразуется качественный состав субъекта социального нормирования. Общество в целом либо в лице его соответствующих ассоциаций переходит от положения участника социального нормирования к статусу его полноправного субъекта. Впервые общество, опираясь на институт всеобщего избирательного права, приходит к системному конституированию форм непосредственного осуществления социального нормирования (референдум, опрос, обсуждение). Системность такого подхода состоит в том, что эти формы непосредственного нормирования действуют во взаимосвязи с другими, они обладают формально закрепленным статусом, и действие их перманентно в пространстве. В то же время не следует воспринимать децентрализм как принцип организации "подавляющего" господства большинства членов общества. Организационный механизм этого принципа в равной степени обеспечивает эффективность права меньшинства в социальном нормировании. Оно реализуется посредством создания различных стабилизационных механизмов и установления всевозможных социальных самоограничений, формирующих таким образом специфический иммунитет действия данного системообразующего принципа.

В-третьих, при сохранении двунаправленности взаимодействия горизонтального и вертикального начал "снизу вверх" и "сверху вниз" принципиально меняется его иерархический характер. Решающее значение приобретает иерархия отношений "снизу вверх". Если при полуцентрализме горизонтальное начало, по существу, лишь формулирует требования к социальной норме, то при децентрализме горизонтальное нормирование непосредственно само устанавливает ее. Это не исключает участия вертикального начала в конституировании социальной нормы, но такие действия осуществляются на основе их императивного определения горизонтальным началом. Основное же предназначение иерархии

отношений "сверху вниз" заключается в соблюдении (исполнении) социального нормирования горизонтального начала.

В-четвертых, эволюция взаимодействия горизонтального и вертикального начал предопределяет существенные изменения места и роли государства в системе социального самоуправления.

Можно выделить несколько основных направлений такого рода трансформаций: сужение поля социального нормирования государства; формальное обозначение внешних границ поля социального нормирования государства; повышение значимости смешанных (государственно- общественных) и негосударственных форм социального нормирования; развитие форм общественного контроля.

Кроме того, качественные преобразования происходят внутри самого поля социального нормирования государства. Это, прежде всего, усиление функций горизонтального нормирования; формирование вертикального начала нормирования "снизу вверх" по принципу делегирования властных полномочий от нижестоящего к вышестоящему органу; развитие местного самоуправления как системы негосударственного социального нормирования; рост дифференциации в осуществлении законодательной, исполнительной и судебной функций нормирования.

Исследование вопроса о генезисе системообразующих принципов завершается общим выводом о том, что общество как социальное пространство имеет специфическую инфраструктуру, построение которой осуществляется в зависимости от принципа взаимодействия вертикального и горизонтального начал нормирования. Определив эти принципы как системообразующие, автор применяет методологию нормативного структурализма к исследованию государства - ведущего способа (формы) организации общества.

ТРЕТЬЯ ГЛАВА "Государство - ведущий способ (форма) организации общества" состоит из пяти параграфов:

3.1.  Социальное самоуправление: формы и структура.

3.2.  Государство - ведущая форма социального самоуправления.

3.3.  Форма государственного устройства.

3.4.  Форма правления.

3.5.  Форма политико-правового режима.

Цель данной главы - показать то, что государство как структура представляет собой ведущий способ (форму) организации общества, создание и развитие которой осуществляется в соответствии с основными системообразующими принципами.

Специфика государства как структуры, в основном, проявляется в следующем:

-  в фиксации взаимодействия вертикального и горизонтального начал нормирования, т.е. в определении того, какое из начал по отношению к другому является ведущим, подчиненным либо они находятся в соподчинении (форма государственного устройства);

-   установлении  организационного комплекса,  посредством которого взаимодействие вертикального и горизонтального начал приводится  в функциональное состояние,  т.е.  осуществляется практическая  формализация субъектов,  объектов,  механизмов, принципов и целей социального управления (форм правления);

-   определение  процесса  легитимного  функционального взаимодействия указанных начал, т.е. в том, как, каким образом они

^             определяют свою самодостаточность (форма политико-правового

режима).

Под  формой  государственного устройства  автор  понимает

Х|             определенную фиксацию структуры взаимодействия вертикального

и горизонтального начал государства. В зависимости от действий каждого из системообразующих принципов можно выделить три основные формы государственного устройства: унитарная, федеративная и конфедеративная.

Анализ форм государственного устройства с позиции нормативного структурализма приводит к выводу, что организационная структура каждой из форм государственного устройства детерминируется идеологией соответствующего системообразующего принципа. В то же время невозможно получение в практике государственного строительства идеально "чистого" классического устройства, поскольку существование возможности комбинаций и взаимодействия системообразующих принципов создает объективные предпосылки для множественности проявления одной и той же формы

J               государственного устройства в конкретных опытах государственного

строительства.

Структурная  организация  форм  правления  исследуется  в

I/              диссертации   посредством  анализа трех  основных  аспектов

функционирования каждой из форм: детерминации системообразующего принципа и определенной формы правления; организационно-структурного разделения функций государственной власти в конкретной форме правления; комбинированного взаимодействия органов государственной власти в каждой из форм правления.

В качестве объекта исследования использованы три разновидности форм правления - монархия, республика, содружество (под содружеством понимается форма правления международного

государственно-правового союза типа Европейского Союза). Рассмотрение данных форм завершается положением о том, что организационная структура каждой из них конституируется в соответствии с определенным системообразующим принципом. В этой связи функционирование организационной структуры монархической формы правления определяется, в основном, принципом централизма, республиканской - полуцентрализмом и содружество - децентрализмом. Структурная организация каждой из форм правления допускает возможность комбинационного взаимодействия с элементами структурной организации, действующими в соответствии с иными системообразующими принципами.

Исследование структурной организации форм политико-правового режима в большей степени, нежели исследование форм государственного устройства и правления, раскрывает сущность организационно- структурных процессов участия общества в функционировании государства - ведущего способа (формы) его организации.

В зависимости от степени участия общества в осуществлении государственной власти, от степени реализации основных прав и свобод человека и гражданина политико-правовые режимы классифицируются на три группы: недемократические; демократической ориентации (переходные); демократические.

Своеобразие структурной организации указанных режимов состоит в том, что основу первых определяет централизм как системообразующий принцип, вторых - комбинированное сочетание централизма и полуцентрализма, третьих - взаимодействие полуцентрализма и децентрализма.

Применение методологии нормативного структурализма в исследовании государства показывает, что каждая из его форм, будь то форма государственного устройства, форма правления или форма политико-правового режима, институционализируется по определенным правилам структурной организации, сообразуемой с конкретным системным принципом. В процессе исследования форм государства у автора сложилось убеждение в том, что методология нормативного структурализма фиксирует устойчивую тенденцию: системообразующий принцип структурной организации формы политико-правового режима, формы правления, формы государственного устройства для каждого государства в условиях конкретного социального времени, как правило, является идентичным. Действие принципа структурной организации форм политико-правового режима предопределяет соответствующее преобразование принципов структурной организации форм правления и государственного устройства. В то же время действие основного системообразующего принципа не исключает его взаимодействия в рамках государства с элементами структурных организаций, функционирующих в соответствии с иными системообразующими принципами, что, в конечном итоге, детерминирует своеобразие каждой из форм существования определенной государственности.

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА "Российская государственность. Советский период" состоит из четырех параграфов:

4.1.  РСФСР, СССР, начало 20-х годов, Новая экономическая политика.

4.2.   СССР,  середина 50-х -  начало 60-х годов, хрущевская модернизация.

4.3.  Середина 60-х годов, реформа Косыгина-Либермана.

4.4.  Середина 80-х годов, социально-экономическое ускорение. Исследование советского периода российской государственности

в интересующем нас аспекте построено на анализе ее существования в условиях проведения экономических преобразований: в начале 20-х годов - новая экономическая политика (нэп); конец 50-х - начало 60-х годов - хрущевская модернизация; середина и конец 60-х -"реформа" Косыгина-Либермана; середина 80-х годов - "социально-экономическое ускорение".

Рассмотрение форм государства в периоды экономических преобразований наглядно показало, что несоблюдение принципа социально-экономической детерминации неизбежно ведет к общественному регрессу. В качестве критерия при оценке соблюдения или несоблюдения данного принципа использована практика конституционного законодательства советского государства. Эта практика наглядно показывает, что искусственное стимулирование социальной истории определенно ведет к тому, что общество как нормированное пространство теряет объективное основание в формировании организационной структуры государства, посредством которой и происходит данное нормирование человеческой деятельности. В конечном итоге социальное нормирование начинает отражать не сам процесс объективного развития, а субъективное представление о нем, что рано или поздно приводит общество и государство к состоянию аномии. Качество этой аномии является специфическим, Если разрушение социальной нормы обусловлено естественным процессом, общество и государство приобретают качественно усовершенствованную основу организационного развития. В советских же условиях наступление аномии свидетельствовало об обратном: общество и государство "впадали" в регрессивное состояние. При исследовании этих состояний с позиции нормативного структурализма можно установить определенные тенденции в процессе государственного строительства в СССР.

Структурное изменение системы экономических отношений, происшедших в результате нэпа, характеризовалось сменой одного системообразующего принципа (централизм) другим (полуцентрализм), что создавало объективные предпосылки для соответствующей структурной перестройки всей системы социального самоуправления и, прежде всего, его ведущей формы - государства. Анализ же политико-правовых процессов, имевших место в условиях нэпа, и отражения этих процессов в Конституции СССР 1924 года свидетельствует об ином. В противоположность структурному изменению системы экономических отношений и ее переходу от одного системообразующего принципа (централизм) к другому (полуцентрализм) система социального самоуправления, вопреки тенденции указанных структурных преобразований, не только не обусловила адекватную смену системообразующего принципа своей государственной организации, но и, образно говоря, "встала" на пути структурной перестройки экономики. В результате в социальном нормировании возникла структурная несовместимость между системой экономических отношений, действовавшей на основе принципа полуцентрализма, и системой социального самоуправления, функционировавшей в соответствии с принципом централизма. Такая нормативно-структурная формула несоблюдения принципа экономической детерминации социальных процессов предопределила, как отмечается в диссертации, уникальность советской концепции государственного строительства, в основу которой были положены, вопреки логике естественного развития, субъективное представление о направлениях и формах существования данного государства. Это, в конечном итоге, и обусловило становление партийной диктатуры и создание режима тотальной "партизации" государственных и общественных структур, превратив, таким образом, идеологию в "саморазвивающийся" фактор по отношению к социально-экономическим процессам общественной жизни.

В противоположность нэпу хрущевская модернизация началась со структурной перестройки партийно-государственной системы. Демократическое преобразование партийно-государственных структур условно сводилось к смене одного системообразующего принципа организации их деятельности - централизма другим -полуцентрализмом. Иными словами, вопреки тенденции социального развития, когда структурное изменение экономической деятельности обусловливает соответствующее преобразование социального самоуправления, данная модернизация исходила из первичности трансформации структур партийно-государственной системы. Все то, что именовалось "хрущевским волюнтаризмом", имело, с точки зрения автора, вполне закономерную организационную основу. Необходимо учитывать, что к моменту модернизации сверхцентрализованная партийно-государственная система создала "под себя" не менее, а, может быть, и более монолитно-централизованную экономику, т.е. одна и другая действовали в соответствии с одним системообразующим принципом -централизмом. Таким образом, начавшаяся смена системообразующих принципов организации партийно-государственной машины с централизма на полуцентрализм натолкнулась на неспособность и неготовность сверхцентрализованной экономики воспринять эти преобразования в качестве естественного явления. Отсюда значительное количество организационно-управленческих нововведений хрущевской модернизации представлялись обществу надуманными. На определенной стадии этой модернизации ее нововведения стали дезорганизовывать существовавшую систему экономических отношений. Возникла реальная угроза наступления необратимых процессов. В этом положении экономическая организация общества выступила, с одной стороны, естественным "противником" хрущевской модернизации, а с другой - естественным "союзником" сторонников жесткого партийного руководства жизнедеятельностью государства и общества. Подтвердив тем самым еще раз, что структурная организация государства, как и ее основной системообразующий принцип, "вызревают" как следствие соответствующих преобразований, происходящих в экономической системе Это положение, отнюдь, не умаляет значение государства, как и всей системы социального самоуправления, в трансформации экономического порядка. Итоги хрущевской модернизации явились с позиции Конституции СССР 1936 года своеобразным историческим уроком несоблюдения принципа социально-экономической детерминации при институционализировании форм советского государства.

Реформа Косыгина-Либермана имела узкоцелевое социальное назначение - совершенствование социалистических экономических отношений. Идея полного хозяйственного расчета являлась основанием для преодоления сверхцентрализованных процессов

деятельности  экономической системы,  существование  которых обусловливало ее прогрессирующую неэффективность.

В этом плане стратегическое направление реформы определялось децентрализацией экономической деятельности на уровне предприятия, учреждения, организации. Такой микроуровневый подход создавал целый комплекс предпосылок для последующего перевода всей экономической системы с принципа централизма на полуцентрализм, с различными элементами децентрализма. Вместе с тем осуществление указанного перевода создавало бы предпосылки для соответствующего реформирования всей партийно-государственной системы, действовавшей на принципе централизма. Политическая олигархия, осудившая хрущевскую модернизацию, даже в принципе не рассматривала варианты реформирования деятельности партийно-государственных структур социального самоуправления. Это, в конечном счете, привело ее к варианту, согласно которому, не меняя системообразующий принцип действия партийно-государственной структуры, можно было бы, по ее мнению, усовершенствовать систему экономических отношений. Поэтому процесс децентрализации экономической деятельности на микроуровне был взят под жесткий контроль, как на макроуровне (административно-командная система управления экономикой), так и на уровне партийно-государственной системы в целом. Это, в конце концов, и предопределило экспериментальность характера децентрализации экономической деятельности на уровне хозяйствующего субъекта. Перевод экономической системы от одного системообразующего принципа к другому, в данном случае - от централизма к полуцентрализму - детерминировал соответствующее преобразование всей организационно-управленческой надстройки советского государства, поскольку иное объективно вело к структурной несовместимости между ними. В силу этого реализация реформы Косыгина-Либермана была сведена административно-командной системой к поиску новых путей экстенсивного развития экономики СССР, т.е. к очередному уходу от практического решения назревших проблем структурной перестройки.

Своеобразие концепции социально-экономического ускорения середины 80-х годов заключалось в том, что таким образом партийно-государственная система стремилась к осуществлению одновременной модернизации как экономического механизма, так и социального самоуправления. Общая идея структурной перестройки этих важнейших сфер жизнедеятельности состояла "в развертывании социалистической демократии". Государство и административно-

командная экономика, функционирующая на принципе централизма, должны были в кратчайшие сроки обеспечить собственную регенерацию, тем самым создав предпосылки к формированию их нового качества, в котором демократизация, а значит, и децентрализация, имели бы исключительное значение. Иными словами, должна была произойти смена централизма как основного системообразующего принципа организации советского общества.

Практическая реализация концепции "ускорения" разрушила режим параллельной модернизации партийно-государственной и экономической систем. С одной стороны, партия "не спешила" принципиальным образом перестраивать структуру и функции этих систем, с другой - падение уровня жизни, как следствие - обострение социально-экономических противоречий начали приобретать характер нерегулируемого явления. Пытаясь нивелировать возрастающее социальное недовольство, партийно- государственные структуры стали конвульсивно принимать решения, зачастую противоречивые. Это привело к тому, что экономика, уже и так "уставшая" от команд, стала впадать в состояние коллапса. В то же время на фоне имитационных процессов реформирования экономики в системе социального самоуправления аккумулировался значительный потенциал противоречивой "энергии" для обеспечения реального переустройства партийно-государственной машины. Это предопределило в решающей степени неэволюционный путь системного преобразования современного государства и становление нового экономического порядка, функционирующего в соответствии с иным системообразующим принципом.

Проведенное исследование советского периода существования российской государственности показало, что политико-идеологический подход к институционализации по формам его устройства, правления и политико-правового режима неизменно приводил систему социального нормирования к состоянию структурной несовместимости, которая и явилась основной организационно-правовой причиной разрушения советского государственного и общественного строя.

ПЯТАЯ ГЛАВА "Современное российское государство" состоит из четырех параграфов:

5.1.   Характеристика процесса  социально-экономической либерализации.

5.2.  Россия - федеративное государство.

5.3.  Россия - президентская республика переходного периода.

5.4.  Россия и демократия.

В главе исследуется специфика формирования современного российского государства в условиях социально-экономических преобразований, произошедших в нашей стране с начала 90-х годов, в соединении с практикой его конституционного строительства. Рассматривается своеобразие процесса социально-экономической либерализации, его взаимосвязь с вопросами теории и практики федеративного устройства российского государства, формы правления и, наконец, существующим политико-правовым режимом.

Исследование формы государственного устройства современной России, под углом зрения нормативного структурализма, привело автора к выводу о том, что административно-командная природа проводимой социально-экономической реформы с ее централистской тенденцией предопределяет в настоящее время унитарную направленность существования федеративного государственного устройства России.

Какими могут быть основные направления модернизации государственного устройства России с целью преодоления сложившегося положения?

-   Постепенное  расширение  и  укрепление  государственно-правового статуса субъекта РФ с одновременным развитием местного самоуправления.  Этот процесс должен  осуществляться  за счет увеличения правового пространства, составляющего предметы ведения субъекта РФ, а также предметы совместного ведения РФ и субъекта РФ.  Иначе говоря,  перевернутую  конструкцию  пирамидальной концентрации власти на уровне Центра необходимо привести в естественное состояние, соответствующее принципам федеративного устройства Российского государства. Эту тенденцию развития следует определить как процесс смены основного системообразующего принципа  государственного  устройства  с   централизма  на полуцентрализм, с вкраплением различных структурных элементов децентрализма.

-   Обеспечение  равноправного  положения  субъектов   РФ. Принципиальная позиция автора состоит в том, что равноправие субъектов - это доминанта существования федеративной формы государственного устройства. Наличие любой статусной асимметрии на уровне субъектов Федерации создает потенциальное основание, обусловливающее ее разрушение. Обеспечение равноправия субъектов Федерации - это, прежде всего, создание максимально благоприятных условий осуществления принципа равных стартовых возможностей для каждого из них.

- Упорядочение субъектного состава Российской Федерации. Преобразование субъектного состава предполагает изменение как качества, так и количества субъектов РФ. Сразу следует оговорить одно обстоятельство. Модернизация субъектного состава может начаться лишь при наступлении и закреплении положительных результатов социально-экономической реформы. Если данная реформа пойдет по пути развития федеративного устройства, то она, по мнению диссертанта, должна решить три основные проблемы:

а)   Приведение  к  общему  знаменателю  существующего многообразия видов субъектов РФ так, чтобы двухуровневая структура государственного   построения   Федерации   стала  основной   и единственной формой организации устройства РФ.

б)     Сокращение    количества    субъектов    Федерации. Конституирование   Российской  Федерации  как объединения  89 субъектов является очевидным результатом проведения политики административного федерализма, что также требует соответствующей коррекции.

в)   Преобразование   национально-этнической   структуры организации   Российской   Федерации   в   государственно-территориальную.

Административно-командный характер социально-экономической реформы, как уже отмечалось, обусловил преобладание унитаристской тенденции развития федеративной формы государственного устройства России. То же самое можно сказать и о тенденции развития современной формы правления, в которой идея сверхцентрализации является приоритетной. Отражением этой тенденции выступает процесс формирования структурной организации президентской власти в РФ. Чрезвычайная централизация и концентрация государственной власти Президентом РФ делает концепцию разделения властей в ее российском варианте весьма специфическим явлением, не соответствующим существующим классическим канонам. Определение в этом аспекте российского государства как президентской республики переходного периода выражает стремление диссертанта понятийно оформить указанный процесс разделения властей в его "привязке" к классическим канонам.

Централистский характер существующей формы правления, вероятнее всего, будет иметь два основных направления развития. Первое направление развития будет обусловлено наступлением позитивных результатов социально-экономической реформы. Значение этих результатов, их весомость и временные параметры достижений должны определять качество и темпы преобразования

существующей централистской модели российской формы правления в полуцентралистскую.

Структурное развитие этого направления может выглядеть примерно так: приближение российского варианта разделения властей к французскому президентско-парламентскому, а при достижении оптимальных условий возможно создание своеобразной парламентско-президентской республики. Конституирование в будущем парламентско-президентской республики, в которой при сбалансированности позиций парламента и президента статус первого будет обладать рядом прерогатив по отношению к исполнительной власти, вероятнее всего будет продиктовано необходимостью решения как экономических так и этносоциальных, этнокультурных проблем. Некоторый приоритет парламента в системе органов осуществления государственной власти должен в определенной мере отражать соответствующую ментальность российского народа. Коллективное начало, общинность, соборность, многовековое совместное проживание различных наций и народностей, взаимопроникновение национальных культур, наличие значительного числа межэтнических браков - все это и многое другое детерминирует приоритет представительных форм правления, в пределах которых власть не персонифицируется по этническому признаку или, по крайней мере, этот процесс объективно затруднен.

Опыт становления и развития института "президента" в СССР, а затем в Российской Федерации наглядно показывает, что появление соответствующих структур начинает стимулировать центробежные процессы в многонациональном федеративном государстве. На уровне субъектов РФ введение института президентской власти создало организационные предпосылки для структурного оформления в них национальных элит. В итоге федеральная модель разделения властей со сверхцентрализованной структурой организации президентской власти, почти без изменений, была воспроизведена в большинстве национальных республик Российской Федерации. Центробежные тенденции приобрели и до настоящего времени имеют угрожающий характер. Началась национальная персонификация государственной власти в лице конкретной структуры президентской власти с различными этноконфессиональными особенностями. Одним из важнейших организационных факторов преодоления центробежной тенденции могло бы оказаться усиление конституционно-правово! о статуса представительных, законодательных органов государственной власти - как на уровне Российской Федерации, так и уровне субъектов РФ.

Второе направление развития централистской концепции российской формы правления для автора во многом связано с возможным провалом современной социально-экономической реформы. Тогда централистская идеология приобретает субъективно-революционный характер, поскольку ее существование утратит социально-экономическую обусловленность. Вероятность амплитуды колебаний в структурной реализации централистской идеи может приобрести свойство непредсказуемого явления. Амплитуда этих колебаний может быть от монархической формы правления с различными элементами современных модификаций до псевдореспубликанской с многообразным спектром идеологических устремлений, несущих в себе концепцию имперского развития. Несмотря на значительную амплитуду форм реализации централистской идеи, ее основополагающее качество будет проявляться в структурировании одностороннего подхода к конструированию системы государственной власти.

До тех пор, полагает автор, пока не нивелируется административно-командная природа социально-экономической реформы, ведущейся в России, она будет стимулировать процессы централизации в государственном строительстве Российской Федерации. Форма государственного правления будет испытывать на себе усиление тенденции бюрократического развития с обеспечением приоритета единоначальных структур осуществления государственной власти, как на уровне Российской Федерации, так и на уровне субъектов РФ.

При наличии соответствующих черт и тенденций переходного периода существующий политико-правовой режим позволяет определить российское государство как государство демократической ориентации. Сущность режима демократической ориентации заключается в том, что в нем одновременно взаимодействуют два начала - авторитарное и демократическое. Особенность проведения в России демократических преобразований состоит в том, что при их реализации авторитарное начало обеспечивает режим их "прохождения" сверху вниз. При таком режиме проведения демократических преобразований его структурная организация в значительной степени определяется централизмом как основным системообразующим принципом любого авторитарного режима. Вместе с тем наряду с централизмом, а точнее, в комбинации с ним взаимодействует другой системообразующий принцип -полуцентрализм. В этом и проявляется своеобразие структурной организации такого режима, как режим демократической ориентации. Структура режима демократической ориентации как результат

комбинированного взаимодействия двух системных начал (централизма и полуцентрализма), с точки зрения нормативного структурализма, представляет собой закономерное явление, обусловленное методологией осуществления социально-экономической реформы в России. Административный характер этой реформы, ее централистская направленность при одновременном провозглашении демократических целей преобразования предопределяют функционирование комбинированной структуры организации режима государственной власти, детерминировав тем самым становление особой разновидности политико-правового режима - режима демократической ориентации.

Подводя итоги данной главы, диссертант констатирует, что анализ форм современного российского государства с позиции нормативного структурализма подтверждает наличие устойчивой тенденции, характеризующей взаимосвязь между принципом организации экономической деятельности и системообразующим принципом государственной организации в различных формах ее проявления. В работе обосновывается вывод о том, что структурная организация современного российского государства по форме государственного устройства, по форме правления, по форме политико-правового режима определяется в значительной степени централизмом как основным системообразующим принципом государства. Процесс развития структурной организации российского государства в ходе ведущейся социально-экономической реформы начинает приобретать качество, в результате которого возникает комбинационное взаимодействие на основе двух системообразующих принципов (централизма и полуцентрализма). Это в конечном итоге, при позитивном результате социально-экономической реформы, может привести к изменению основного системообразующего принципа современного российского государства, когда на смену централизму придет полуцентрализм, коренным образом меняя всю парадигму современного государственного строительства.

В заключении подводятся общие итоги проведенного исследования, характеризуются возможные направления развития современного российского государства.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1.   Нормативный  структурализм  и  современное  российское государство.(Методологическое исследование). Омск, 1996. - 13,6 п.л.

2.   Нормативный  структурализм:  концептуальные положения. Омск, 1996. - 10 п.л.

3.   Общие  принципы теории  социального самоуправления// Материалы научно-практической конференции "Проблемы местного самоуправления в РСФСР", Омск, 1991. - 1,1 п.л.

4. Понятие системы социалистического самоуправления в трудовом коллективе//Правоведение. 1987, N 3. - 0,6 п.л.

5. Необходимость перехода к самоуправлению//Коммунист. 1989, N 18.- 0,35 п.л.

6.   О  природе  и  сущности  социального самоуправления// Политические и социально-экономические проблемы перестройки. Межвузовский сборник. Омск, 1991. - 0,6 п.л.

7 Федерализм: основные принципы//Научный вестник Омской высшей школы милиции МВД России. 1995, N 2. - 0,4 п.л

8.  Конституция Российской Федерации: перспективы развития федеративного государства//Правовое  регулирование  в период становления рыночных социально-экономических отношений. Омск, 1996. - 0,5 п.л.

9.  Государственное строительство в чертежах и на местности// Российская Федерация. 1996, N 15.- 0,8 п.л.

10.  Российская государственность в системе разделения властей: традиции и новации//Правоведение,1997, N 1. - 0,75 пл.

11.   К  теории  системообразующих  принципов  организации управления//Тезисы Всесоюзной научно-практической конференции "Организация и управление". Минск, 1989. - 0,2 п.л.

12.   Самоуправление:  проблемы  теории  и  практики//Тезисы Всесоюзной  научной  конференции  "Качество деятельности  в механизме общественного прогресса". Омск, 1990.- 0,15 п.л.

13.  О некоторых системоообразующих принципах социального самоуправления//Тезисы   Всесоюзной   научно-практической конференции   "Проблемы  эффективности,   рационализации  и оптимизации человеческой деятельности". Новосибирск, 1991.-0,25 п.л.

14.  О форме государственного устройства России//Материалы Всероссийской   научно-практической   конференции   "Духовное возрождение России". Омск, 1993. - 0,15 п.л.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.