WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ И ПРАВО ДОНСКОГО КАЗАЧЕСТВА В НОВОЕ ВРЕМЯ (XV – НАЧАЛО ХХ ВВ.) (к актуальным проблемам историко-правового генезиса народов Южного Федерального округа)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

Булычева Наталья Владимировна.

ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВЕНность И  ПРАВО ДОНСКОГО КАЗАЧЕСТВА В НОВОЕ ВРЕМЯ (xv – НАЧАЛо хх ВВ.)

(к актуальным проблемам историко-правового генезиса народов Южного Федерального округа).

12.00.01. – Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Волгоград

                2005

Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права Донского юридического института.

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Дулимов Евгений Иванович

 

 

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Пономарев Евгений Георгиевич

 

кандидат юридических наук

Козюк Михаил Николаевич

Ведущая организация: 

Ростовский юридический институт

МВД России

Защита диссертации состоится «17» июня 2005 года в 12 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 203.003.01 при Волгоградской Академии МВД России по адресу: г. Волгоград, ул. Историческая, 130, зал заседаний Ученого Совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской  Академии МВД России.

Автореферат разослан « ___ »   мая  2005 г.

Ученый секретарь регионального

диссертационного совета, кандидат

юридических наук                                                            В.А. Рудковский

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования «Общество, государственность и право донского казачества в новое время (XV – начало XX вв.) (к актуальным проблемам историко-правового генезиса народов Южного Федерального округа)» является одной из приоритетных задач историко-правовой науки, особенно в Южном Федеральном округе. Донской край, находящийся на южных рубежах России, объективно находится в центре внимания научных исследований историков, этнографов, социологов. В современной России, когда сняты идеологические барьеры, эта проблема разрабатывается на основе изучения комплекса данных  и в юриспруденции, что позволяет значительно продвинуться в сторону расширения поля историко-правового анализа. Принципиальность синтеза знаний общественных наук не вызывает сомнения, так как государство было и остается ведущим политическим и правовым субъектом в политической и общественной жизни, а процесс формирования сообществ, происхождения и институтов государственности продолжается в ряде регионов мира по настоящий день. В этой связи одним из самых дискуссионных вопросов стало выявление роли общества и государства в конкретных исторических условиях.

Развитие сепаратизма на Юге России, попытки различных политизированных движений и деструктивных сил извне обосновать свои права как на регион в целом, так и на особые формы управления и самоуправления и даже претензии на собственную государственность делают актуальным изучение истории Дона в контексте отечественного государства. В этом смысле важным фактором, определяющим актуальность темы исследования, является обоснование исторической и политической значимости казачества в общности народов Южного Федерального округа, занимающего одно из ключевых мест в современной России. 

Вместе с тем, генезис казачьего сообщества, эволюция  государственных институтов и права казачества нового времени в историко-правовой науке практически не рассматривается. В литературе по отечественной истории государства и права, как правило, учебного характера предлагаются краткие обзоры истории Подонья. Поэтому Дон нередко представляется территорией, не имевшей примеров государственно-правового развития. Следовательно, развитие проблематики истории государства и права донского казачества должно восполнить пробел в отечественной историко-правовой науке. Казачество же нового времени являлось одним из видов поселенных войск, сочетавшим военно-пограничные и территориально-милиционные функции с временной службой в регулярной армии, общинным ведением сельского хозяйства на льготных условиях, и коллективистскими (круговыми) традициями самоуправления. Оно обладало закрепленными в законодательстве и передаваемыми по наследству правами и обязанностями. Как представляется автору, историко-правовое исследование региона актуализируется конкретной постановкой предмета. Исследование неизменных составляющих историко-правовой науки позволяет понять процесс обозначенной тематики в отечественной историографии.

Другой фактор актуальности темы заключается в необходимости полного и объективного изучения историографии историко-правового генезиса донского казачества, чтобы отойти от парадигм и фальсификаций как советского времени, так и современных историков.

Наконец, тематика истории государства и права Дона и Северного Кавказа может стать звеном в новом концептуальном подходе к изучению истории отечественного государства и права, исходя из регионального аспекта.

Степень разработанности проблемы.

В предлагаемом исследовании сделана попытка комплексного изучения общества, государственности и права донского казачества в новое время (с XV по начало ХХ вв.) с позиции историко-правового генезиса казачества. Особенности историко-правовой историографии позволяют группировать работы по общей проблематике (работы о казачестве в целом) и конкретным исследованиям (издания, посвященные собственно Донскому казачьему войску). Такой подход отмечается, например, в диссертациях Г.Г. Небратенко, А.Ю. Мирошниченко и др. Вместе с тем, недавние диссертационные исследования обобщающего характера (2003-2004 гг.) Е.И. Дулимова, В.К. Цечоева, П.И. Остапенко и др. классически выделяют работы досоветского времени, советской и современной историографии. Последний подход более удачен, если  целью работы является комплексное исследование государственно-правовых институтов. Кроме того, необходимо учитывать, что многочисленная литература о казачестве, (как историческая, так и  историко-правовая) подразделяется на теоретическую и посвященную конкретно-историческим периодам, институтам, либо проблемам. Исходя из логики настоящего диссертационного исследования, целей и задач работы, представляется более приемлемой подразделение историографии по хронологическому признаку.

Теоретические исследования представлены работами М.М. Ковалевского, П. Новгородцева, С. Гессена, С. Пахмана – видных представителей дореволюционной школы. В советское время появились теоретические исследования Л. Куббель, М. Косвен, А.И. Першица, Х.М. Думанова и др. На современном этапе выделяются работы Е.И. Дулимова, В.Г. Мальцева, Е.А. Чемякина, Д.Ю. Шапсугова. Особенно актуальной становится проблема правового статуса казачества в прошлом и его возрождения.

Несколько работ повествовательного характера  А.И. Ригельмана, Г.З. Байера, В.Н. Татищева, М.М. Щербатова и др. авторов XVIII в. характеризуют общественные отношения на Дону того времени.

Как исследования можно рассматривать труды В.Д. Сухорукова, В. Броневского, А.А. Попова, Е.Н. Котельникова, С.Ф. Номикосова, А.М. Грекова, Е.П. Савельева. В.А. Потто, Ф.А. Щербины, Д.И. Иловайского, Н.И. Костомарова, В.А. Голубоцкого. Крупнейшие российские историки В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов, С.М. Соловьев, Д.И. Иловайский включают в свои труды, посвященные истории российского государства, сюжеты о казачестве.

После 1917 г. начался так называемый новый этап историографии с двумя школами – советской и эмигрантской. Н.Л. Янчевский, утверждал, что казачество было орудием колониальной политики торгового капитала.

С 1920-х гг.  выделяются работы С.Г. Сватикова, Т.Ф. Быкадорова и др. В 1950-х гг. наблюдается возрождение казачьей тематики. Особо следует выделить фундаментальный труд А.П. Проншейна «Земля Донская в XVIII веке», сохранивший свою научную ценность по настоящий день. На общем фоне выделяются труды видных российских историков М.Г. Аутлева, А.И. Агафонова, Г.Л. Воскобойникова, П.А. Голуба, А.В. Ермолина, Н.А. Ефимова, Г.З. Иоффе, Ю.И. Кораблева, В.П. Наумова, В.Д. Поликарпова, Д.К. Прилепского, Л.М. Спирина, Л.И. Футорянского, К.А. Хмелевского, Л.А. Этенко, А.И. Козлова, И.П. Хлыстова, Ю.И. Серого, В.Н. Сергеева, В.П. Крикунова, Э.М. Щагина, Е.Н. Осколкова, Щетнева, И.Я. Куценко, И.Л. Омельченко, Н.А. Осадчего, А.М. Седина и др. С 1980 гг. по настоящее время - новый этап развития историографии проблемы. Первоначально появлялись информационно-фактологические статьи, затем оценочные публикации журналистов с претензией на сенсационность, открытие запретных тем и фигур умолчания. С 1987 г. было защищено более 70 диссертаций по казачьей тематике, в том числе ряд докторских по историко-правовой тематике (Е.И. Дулимова, П.И. Остапенко, В.К. Цечоева). В этот период по проблеме казачьего движения прошло множество научных конференций, как региональных, так и всесоюзных, даже в Московском Центре Карнеги, издавшем сборник статей «Возрождение казачества: надежды и опасения». Следует отметить международную конференцию «Казачество в истории России (к 200-летию Екатеринодара – Краснодара и 43 кубанских станиц)» научные форумы в Москве, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, Краснодаре, Томске, где обсуждались в числе других такие проблемы, как происхождение казачества), соотношение в казачестве элементов этноса, – сословия, политика государства по отношению к казачеству в дореволюционный период и в советское время, наконец, проблемы казачьей государственности: казачьего самоуправления; его воинской службы на современном этапе.

Среди зарубежных исследований выделяются труды русскоязычных эмигрантов. В целом зарубежная историография проблемы истории казачества уступает отечественной литературе как уровнем обобщения материала, так и практической составляющей исследований.

Объектом исследования является развитие казачьего общества, государственных институтов и права в новое время (XV- начало XX вв.).

Предметом исследования данной работы является комплексная характеристика историографии о донском казачестве нового времени, генезиса казачьего субэтноса в сословие, интеграции протогосударственных институтов в правовое пространство Российской империи и оформление в законодательстве обычного права казаков, что прослеживается по историко-правовым источникам. 

Цель и задачи исследования. Целью работы является рассмотрение становления и эволюции структурной организации казачьего общества, историко-правовой анализ влияния политических и экономических процессов на развитие элементов государственности и права донского казачества нового времени.

Для достижения цели исследования необходимо решить следующие задачи:

  1. проанализировать досоветскую, советскую и современную историографию о донском казачестве нового времени и выявить в ней историко-правовую составляющую;
  2. реконструировать сущность правовых отношений и протогосударственных институтов донского казачества в XV-XVII вв.;
  3. проследить эволюцию казачьего этносоциума в сословие России;
  4. рассмотреть генезис суверенных протогосударственных институтов казачества в узаконенные органы власти на территории Российской империи;
  5. охарактеризовать трансформацию обычного права донских казаков в законодательство Российской империи XVIII – начала ХХ вв.;
  6. показать процесс ограничения обычного права донских казаков государством.

Хронологические и географические рамки исследования определяются новым временем по современной историографической парадигме, т.е. XV- началом XX вв. Нижняя (XV в.) и верхняя (начало ХХ столетия) хронологические границы в большей степени характеризуют историко-правовое развитие казачества от его зарождения (нижняя граница) до завершения процесса интеграции в Российскую империю (ХХ в.).  Концепция советской историко-правовой науки, определяющая новое время 1649-1918 гг., автором отвергается как неприемлемая для определения сущности исторических событий и процессов на территории Подонья-Приазовья, в Области Войска Донского. Особенно  проблематична датировка, связанная с 1649 г., поскольку в XVII столетии казачество уже существовало как сословие и как субэтнос.

Методологическая и эмпирическая основа исследования.

Методологическую базу составляют принципы объективности, научности, историзма, политической антропологии. Применялись генетический и цивилизационный подходы, отдельные положения формационной (классовой) теории.

Исследование основывается на общенаучных методах исторического и логического анализа. Кроме того, использовались специально-исторические методы: гносеологический, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-юридический, историко-типологический.

В диссертации производится анализ конкретных источников с их последующим синтезом в соответствии с пространственно-временными принципами. Аналогично, на основе анализа предшествующих работ русских и советских ученых устанавливается, какие аспекты темы менее изучены, и определяется круг нерешенных проблем.

Исторические источники о политическом устройстве, элементах государственности, праве многочисленны, они опираются на материалы архивов ЦГАДА, ЦГВИА, ГАРО. Актовый материал   содержится в  Полном собрании законов Российской империи (ПСЗРИ), Своде законов Российской империи (СЗРИ). С точки зрения осмысления истории права и происхождения казачьей государственности сохранившиеся архивные фонды не могут считаться исчерпанными. Использованы и нарративные источники.  В ГАРО значительный интерес представили фонд Войсковой канцелярии (ф. 341), фонд крепости Дмитрия Донского, содержащие документы. В государственном военно-политическом архиве хранятся документы военной коллегии, ведавшей с 1721 г. донскими казаками (ф. 13 оп. 107),  (ф. 20 оп. 1/47) о конкретной деятельности государственных институтов в подчинении казачьего населения. Часть архивных документов опубликована в сборниках «Донские дела» (т. 1-5), «Акты, относящиеся к истории войска донского собранные А.А. Лишиным». Т. 1-4 (Новочеркасск, 1891-1894), «Материалы по истории войска донского. Грамоты, изданные И.П. Пряшниковым» (Новочеркасск, 1864), «Акты, относящиеся к истории Войска Донского». / Под ред. Х.И. Попова (Новочеркасск, 1902). Полное собрание законов российской империи, которое содержит основной историко-правовой материал для характеристики правого статуса казачества. Большой объем документов по истории донского казачества и взаимоотношений с государством содержится в сборниках документов и материалов, выпущенных Донским юридическим институтом: «Донская история в вопросах и ответах» (Т. 1-2) и «Земля в судьбах донского казака».

Нарративный материал представлен в названных книгах А.И. Ригельмана, Г.З. Байера, В.Н. Татищева, М.М. Щербатова, В.Д. Сухорукова, В. Броневского, А.А. Попова, Е.Н. Котельникова, С.Ф. Номикосова, А.М. Грекова, Е.П. Савельева. В.А. Потто, Ф.А. Щербины, Д.И. Иловайского, Н.И. Костомарова, В.А. Голубоцкого.

Научная новизна исследования заключается в том, что диссертация представляет собой одну из первых научных работ, в которой  комплексно изучаются процессы развития и эволюции донского казачьего общества,  государственности и права в новое время. В работе сделана инновационная  попытка синтеза достижений отечественной историографии истории казачества, обогащена теоретико-методологическая база исследования, на основе которой выделяются конкретно-исторические особенности уникального генезиса  казачьего общества, государственных институтов и права в новое время. В частности, характеризуется автономная сословно-территориальная организация публичной власти, представлявшая общество на путях его интеграции в правовое пространство российского государства. Выявлены этапы развития обычного права казаков и сословного законодательства для казачества.

Автор исследования выносит на защиту следующие положения: 

  1. Историография государственно-правового развития казачества нового времени подразделяется на досоветскую и связанную с ней зарубежную, а также советскую и современную, воспринимающую в значительной степени эмпирический материал советской науки, развивая при этом концепции досоветской и зарубежной историографии.
  2. Элементы государственности – население (казачий субэтнос), территория (донского казачества), власть (атаманская и войскового круга) формировались под влиянием  специфических форм организации общественной жизни и особенностей хозяйства в результате противостояния внешнеполитической среды, а также в силу физико-географических факторов.
  3. Особенностью генезиса донского казачества XV – XVII вв. было отсутствие развитых форм частной собственности,  что не способствовало перерастанию атаманского кругового правления в государственный аппарат. С другой стороны, Российское государство не было способно включить в свое правовое пространство Донской край  в силу внутри- и внешнеполитических причин.
  4. Казачья протогосударственность до XVIII в. была народно-территориальной организацией публичной власти, юридическое оформление которой присутствовало в неразвитой форме, ограничиваясь лишь поддерживанием суверенитета на территории Подонья при наличии буферной контактной зоны.
  5. Формирование обычного права казаков (и соответствующего правового сознания) XV - XVII вв. определялось синтезом славянских и автохтонных нормативных установлений исходя из особенностей социально-экономического развития казачества при отсутствии легитимной публичной власти.
  6. Социально-правовой статус казачества XVIII – первой половины XХ вв. характеризуется минимизацией суверенитета от Российской империи, обусловленной выполнением казаками полицейских и военных функций при наделении их сословными привилегиями. В этот период казачество не было классическим феодальным сословием, так как сохранялись качества независимого субэтноса.
  7. Законодательство Российской империи XVIII – начала ХХ вв. ограничило обычное право казаков,  оформило  компромисс между государством и казачьим сообществом.  
  8. Превращение в XVIII – начале XX вв. казачества в имперское сословие и его полная интеграция в состав Российской империи при объективно развивающемся процессе капиталистического расказачивания окончательно остановили процесс развития казачьей государственности и обусловили историческую инволюцию правовой легитимации этносоциального феномена казачества.

Научное и практическое значение диссертации объясняется, прежде всего,  постановкой проблемы историко-правового исследования развития донского казачества нового времени,  раскрытием сущности и конкретизацией условий его социо- и государствогенеза, правообразования с учетом регионального компонента истории Отечественного государства и права.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании курса истории отечественного государства и права, спецкурсов по истории государства и права Южного Федерального округа, государства и казачества, при написании дипломных, курсовых работ, рефератов и для работы в кружках студенческого научного общества.

Апробация результатов исследования. Итоги исследования обсуждались на кафедре теории и истории государства и права Донского юридического института. Положения и выводы автора получили апробацию на научных конференциях Донского юридического института. Основное содержание исследования отражено автором в  учебном пособии и четырех статьях.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Цели и основные задачи, поставленные в диссертационном исследовании, определили структуру и логику работы, которая состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения и списка использованных архивных материалов, нормативных источников и литературы.

Во введении обоснована актуальность темы, степень ее разработанности, формулируются цели, задачи, объект и предмет, определяются географические и хронологические рамки исследования, указываются теоретические и методологические основы представленной работы, формулируются ее научная новизна, положения, выносимые на защиту, обозначена теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации результатов работы.

Первая глава «Историко-правовая историография проблем генезиса общества, государственности и права донского казачества в новое время» содержит два параграфа. В ней анализируются общие закономерности развития правовых отношений, ранней государственности донского казачества в новое время, интеграции донского казачества в правовое пространство России, которые отслежены в работах российских ученых различных отраслей и направлений исторической и историко-правовой наук.

В первом параграфе автором подчеркивается, что обобщение проблем правовых отношений казачества в новое время (XV – начала ХХ вв.) выпало из поля зрения юристов-историков государства и права. Изучение народов региона систематизируется по различным районам или в соответствии с хронологическими периодами. Поэтому общая историография темы отсутствует. Вместе с тем обобщение наблюдений и выводов исследователей уже позволяет прийти к выявлению ряда интересных для историко-правовой тематики закономерностей.

Феномен государственности и правогенеза в «контактной зоне» Черноморско-Каспийского междуморья в полной мере относится к промежуточным особым формам и заслуживает специального историко-правового исследования. Задача осмысления истории государственности потребовала уточнения отдельных фактов, поиска новых документов, свидетельствующих о закономерностях зарождения, развития, становления, угасания и рецидивов этого уникального феномена. В целом источниковую базу исследования составляет широкий круг опубликованных источников, распределяющихся по видовым группам.

Исследование показало, что научное осмысление проблемы  раннего казачества начинается в XVIII – начале XIX вв. (А.И. Ригельман, В.Д. Сухоруков, Г.З. Байер, В.Н. Татищев, М.М. Щербатов). С.Г. Сватиков считал казаков этносом, формировавшим свою государственность. Новый этап историографии связан с созданием труда В.Д. Сухорукова «Историческое описание земли Войска Донского», а также работ В. Броневского, Е.Н. Котельникова, С.Ф. Номикосова, А.М. Грекова, Е.П. Савельева, Ф.А. Щербины, Д.И. Иловайского, Н.И. Костомарова, Н. Краснова, В.М. Пудавова. В это время крупнейшие российские историки В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов, С.М. Соловьев, Д.И. Иловайский включают в свои труды, посвященные истории российского государства, сюжеты о роли казачества, прежде всего донского, о развитии российского государства в духе миграционной и колонизационной теории.

В свете того, что на догосударственных и раннегосударственных стадиях развития доминируют обычно-правовые системы, большое внимание уделяется авторомосмыслению роли и значения обычного права, которое легло в основу данного типа государственности. Теория и исторический опыт функционирования обычного права раскрыты в трудах дореволюционных юристов, начиная с М.М. Ковалевского, П.И. Новгородцева и других видных представителей школы.

В конце ХIХ в. появились крупные официозные обобщающие труды по истории Донского казачества, среди которых выделяется 11 том издания «Столетие военного министерства», который полностью посвящен казачеству, «Справочная книжка Императорской Главной квартиры» и др.

На основе анализа конкретного материала в диссертации показано, что в подобных произведениях проблема функционирования на начальном этапе российской истории специфической, подчас даже почти независимой от самодержавия казачьей государственности ставиться не могла. К этому времени казачье сословие обрело статус военно-полицейской силы самодержавия, его стратегического резерва на случай пресечения революционных волнений. Это обстоятельство императивно влияло на казачью историографию конца XIX – начала XX веков.

Во втором параграфе анализируется новый этап историографии, подразделяющейся на советскую и эмигрантскую. Литература по истории казачества, включая вопрос о политическом устройстве его жизнедеятельности и элементах государственности, насчитывает тысячи названий и ведет свое начало от источников, созданных самими казаками.

В рамках советского развития прослеживается несколько подэтапов: от революции 1917 года до конца 20-х годов; с начала 30-х до 60-х годов; с 60-х до 90-х годов. Период современной историографии определяется с начала 90-х годов по настоящее время. Начало первому подэтапу положили документы и публикации о казачестве в работах В.И. Ленина, И.В. Сталина, Л.Д. Троцкого. Диссертантом особоотмечаются работы С.И. Тхоржевского, который поставил вопрос о функционировании казачьей государственности.

В советской историографии феномен рецидива казачьей государственности практически игнорировался, что отвечало социально-классовым представлениям о казачестве как обособленной части русского крестьянства. Но совершенно иначе эти исторические явления оценивались в зарубежной эмигрантской историографии.

Анализ исторических источников, используемых в историко-правовой литературе, позволяет резюмировать развитие исторического источниковедения, применительно к юридическим исследованиям. Советская историография восприняла основные черты дореволюционных источниковедческих исследований. Но уже с 1930-х гг. в исследованиях отмечаются идеологические догмы, а многие вопросы интерпретировались в соответствии с официальной историографией. Вместе с тем в советское время появились новые интересные концепции и направления, отраженные в академических обобщающих трудах по истории народов Дона и Кавказа, в столичных и региональных изданиях. Советские историки и кавказоведы А.П. Пронштейн, В.Н. Королев, А.И. Агафонов, В.Б. Виноградов, и др. являются признанными лидерами в исследовании проблем античных и раннесредневековых государств.

В настоящее время историко-правовые исследования по предмету осуществляются региональными научными школами. Среди исследователей необходимо отметить ростовских историков С.А. Кислицына, Н.А. Мининкова и правоведов Е.И Дулимова, И.А. Иванникова, Д.Ю. Шапсугова.

На Кубани сформировалась школа «российскости» В.Б. Виноградова. Несколько выходит за хронологические рамки настоящего диссертационного исследования современная работа П.И. Остапенко, но в ней важна теоретическая составляющая. Последнее время появилось немало интересных журнальных публикаций. Однако исследования обобщающего характера в научной литературе отсутствуют.

Следует отметить отдельные работы, где затрагивались аспекты  казачьего обычного права. Однако значительных работ о казачьем обычном праве не появилось, что связано как с узостью источниковой базы, так и исторической судьбой казачества, подвергавшегося ассимиляции в период советской власти. Особый интерес представляют работы по обычному праву И.В. Нефедова, Т.В. Шатковской, Д.Г. Грязнова, А.Ю. Тихомирова, В.Е. Чиркина, В.Г. Мальцева, Д.Ю. Шапсугова, которые закладывают основу для дальнейшего развития этого направления исследований.

С середины 80-х годов произошел стремительный рост числа публицистических статей по казачеству. Первоначально появлялись информационно-фактологические статьи, затем оценочные публикации журналистов.

В современной литературе освещены как этнические, так и сословные особенности казачества, закрепленные в законодательных актах. Донские историки А.И. Агафонов, А.В. Венков, Г.Л. Воскобойников, В.Н. Королев, А.И. Козлов, С.А. Кислицын, Н.С. Коршиков, Н.И. Мининков, С.И. Рябов, В.Н. Сергеев, В.П. Трут, А.П. Скорик, С.М. Маркедонов, Р.Г. Тикидьжян, Л.Г. Шолохов, Н.И. Никитин исходят из понимания казачества как субъэтноса, ставшего с течением времени военно-служилым сословием, сохранившим этно-культурные особенности, отражая традицию недооценки казачьей государственности. Но, тем не менее, заметно стремление к выявлению и подчеркиванию определенной автономной самостоятельности донского казачьего социума.

На основе анализа источников автор осуществляет оценку вклада зарубежных исследователей. Среди всего массива литературы им выделяются труды русскоязычных эмигрантов. Англоязычная и т.п. историография по проблеме значительно менее обширна и компетентна, чем отечественная и русскоязычная эмигрантская. Например, журналист М. Хиндус, неоднократно посещавший СССР, написал очерки «Казаки», отразив дух советской идеологии 20-50-х годов. Представляют интерес труды  зарубежных историков Ф. Лонгвоpта, И. Бpеэpе, Р. Макнила, А. Ситона, У. Германа.

Как показало исследование, зарубежная историография проблемы значительно уступает по своему уровню отечественной литературе, чему есть очевидное объяснение – этот феномен слишком уникален и выпадает из норм, тенденций и традиций западноевропейской цивилизации. В общем, для зарубежных исследователей казачество до сих пор представляется экзотикой, средневековым пережитком, в силу известной отсталости России дожившим до сегодняшнего дня.

Итак, историография государственно-правового развития казачества нового времени подразделяется на досоветскую, советскую, а также современную, воспринимающую в значительной степени эмпирический материал советской науки, развивая при этом концепции досоветской историографии.

Анализ состояния изучения проблемы истории казачьей государственности и права позволяет сделать заключение о необходимости продолжения ее специального историко-правового исследования.

Во второй главе «Общество, государственность и правовые отношения донского казачества в XV-XVII вв.» рассматривается проблематика историко-правового генезиса общественных и государственных институтов у донского казачества с середины XV до XVIII в., которая актуализируется в нескольких аспектах.

В первом параграфе автор аргументирует широкую постановку проблемы трансформации славяно-русского населения в бродников, затем в казаков, и подчеркивает, что каждый из аспектов проблемы требует собственного исследования.

К числу более локальных диссертант относит проблему восприятия казачеством элементов государственности у своих предшественников, заселявших донскую степь в доказачий период. Основываясь на анализе источников, автор формулирует проблематику славяно-русского присутствия в Подонье-Приазовье через призму развития здесь государственно-правовых институтов в XIII-XVI вв. Поэтому, исследование взаимосвязанных вопросов формирования основ казачьего общества, государства и права, по мнению диссертанта, приближает к пониманию происхождения и оформления государственно-правовых институтов донского казачества XV-XVI вв

Изучение нормативных актов и практики их применения позволило установить, что в XV-XVI вв. на Дону появляется казачье население. Здесь четко прослеживается концентрация поселений, которые группировались в двух местах:

  1. Верхний и Средний Дон (пограничье России и дикой степи в XV-XVI вв. постоянно менялось).
  2. Устье Дона – в Азаке (Азове) и в его окрестностях. От оседлого населения Подонья отличались бродники – вероятные предшественники казачества. Аналитический обзор источников позволяет автору разграничить  оседлое население и бродников. В диссертационном исследовании приводятся отличия между этими группами донского населения.

Середина XVI в. характеризуется формированием казачества как сословия. Донское казачество как общество имело свою структуру, свои органы демократического самоуправления, правовые обычаи. Общественные и правовые институты казачества воспринимались как непосредственно у своих «служилых» предшественников по Дикому Полю, так и у соседей, в основном у Русского государства, и трансформировались в институты собственной «квазигосударственности».

В диссертации отмечается, что элементы государственности – население (казачий субэтнос), территория (донского казачества), власть (атаманская и войскового круга) формировались под влиянием  специфических форм организации общественной жизни и особенностей хозяйства в результате противостояния внешнеполитической среды, а также в силу физико-географических факторов. Особенностью генезиса донского казачества XV – XVI вв. было отсутствие развитых форм частной собственности,  что способствовало только появлению атаманского кругового правления и не позволило оформиться государственному аппарату. Русское государство в это время не было способно включить в свое правовое пространство Донской край. В этих условиях к середине XVI столетия оформились первые государственно-правовые институты донского казачества.

Соискателем показано, что у донских казаков конца XVI в. были все признаки суверенного государства, но само государство по политическим и социальным причинам казаки не сформировали.

Во втором параграфе осуществляется анализ государственно-правового развития донского казачества XVI-XVII вв., начиная с обзора общества, переходя к изучению государственных и правовых институтов.

В XVI-XVII в.в. организация военных мероприятий отвлекала значительную часть мужского трудоспособного населения. Численность казачества была незначительной и колебалась в зависимости от внутриполитического положения в стране и международных отношений. Служба Московскому государству носила не всеобщий, а добровольно – вынужденный характер. Городовые казаки имели много общего со служилыми людьми Московской Руси, но отличались и яркими особенностями. В допетровской Руси казачьи войска не входили в состав постоянных вооруженных сил ибыли скорее их союзническими отрядами. Казачьи подразделения формировались из членов полунезависимых от государства казачьих общин и пользовались известной автономией, позволяя себе даже менять политическую ориентацию.

В диссертации раскрываеются аспекты борьбы, которую вели донские казаки против Османской империи и ее вассалов, выгодную для России, но закономерно периодически осложнявшую отношения между Россией и ее южными соседями. Это объяснялось тем, что казачество не имело легитимного социального, политического, правового статуса. В это время не были законодательно признаны Россией и Турцией права казачества на занимаемую территорию. Своевольная внешнеполитическая деятельность казачества зачастую ставила в тупик противоборствующие государства, прежде всего Россию.

Великие князья Московские Иван III и Василий III в начале XV вели активную политику по собиранию русских земель вокруг Москвы и сформировали ядро независимого Русского государства. Едва освободившись от татаро-монгольского ига, оно закономерно вступило в соперничество с мусульманскими государственными образованиями на востоке и борьбу с экспансией Турции на юге. Русь объективно стремилась к естественно зафиксированным геополитическим границам по берегу моря и горам. Однако экономических и военно-политических сил у Москвы для решения этих глобальных задач не хватало. Поэтому Русское государство было жизненно заинтересовано в сохранении контроля над южными территориями со стороны православного русского казачьего населения, несмотря на его специфическое полуанархическое устройство и определенную конфронтацию с крепостническими порядками на Руси.

В диссертации отмечается, что в результате Дон и позднее Кубань, Терек, Нижняя Волга стали своеобразными естественными колониями русской нации, которые развивались на основе военной демократии и народоправства, т.е. форм правления, которые напоминали внешне республиканский политический режим. «Гулящие люди» – казаки объединялись здесь в «ватаги» - станицы, во главе которых были атаманы и есаулы. Все дела станицы решались на «кругу» – общем собрании всех членов казачьей общины.

Обычное право казаков XVI – XVII вв. отражает самые архаичные нормы, отражающие организацию и проведение боевых походов, раздел жалования и военной добычи, взаимоотношения казаков в походе. Казачий Дон ревностно следил за сохранением своего суверенитета, собственного войскового права. 

Автор обосновывает, что во второй половине XVI в. на Дону образовалась большая, устойчивая казачья община «Войско Донское», обладавшая некоторыми признаками государственного образования (протогосударства). Выживание казачества в сложных природно-климатических условиях часто во враждебном социально-политическом и религиозном окружении было невозможно без корпоративной замкнутости, опиравшейся на иерархические принципы построения, прежде всего подчинения и управления. Казачье сообщество этого периода вплотную приблизилось к формированию того уровня государственности, которое историки-юристы именуют «ранним», «потестарным», «варварским».

Однако процесс оформления государственности у донского казачества завершен не был, казачество в XVIII столетии было интегрировано в правовое пространство Российской империи. Казачий субэтнос не оформился в полноценный этнос, и в течение двух XVIII – начала ХХ столетий трансформировался из субэтноса в военно-служебное сословие, сохранившее культурные и иные элементы субэтноса XV-XVII вв.

Проанализировав альтернативные концепции средневекового славянского либо не славянского происхождения казачества, автор пришел к выводу, что они не принципиальны в вопросе инкорпорации казачества в правовое пространство Российской империи XVIII – начала XX вв.

В третьей главе «Общество и государственные институты донского казачества в правовом пространстве Российской империи» рассматривается  процесс инволюции Войска Донского.  

В первом параграфе анализируются факторы хозяйственного освоения и упрочения приграничных районов в составе России, которые предопределили административно-территориальное устройство устья Дона и восточного Приазовья в XVIII столетии, изменявшееся до начала ХХ в. Начиная с эпохи Петра I издавались законы, заложившие основу губерний Российской империи.

Соискателем рассмотрен процесс вхождения Донского Приазовья в правовое пространство Российской империи на примере городов обозначенного района. Вхождение новых городов в правовое пространство империи как губерний во многом определялось внешней политикой и выгодным стратегическим положением, что показывает развитие Ростова-на-Дону, Таганрога, Азова, Батайска.

В 1775 г. осуществлена реформа управления в Войске Донском, учреждено Войсковое Гражданское правительство. В 1785 г. учреждены Кавказская  и Астраханская губернии. Основываясь на нормативных источниках, соискатель пришел к выводу, что Правительство не решалось передать присоединенные земли донским казакам до окончательного правового оформления Войска Донского в правовом пространстве Российской империи. Как только это произошло, уже сформировавшиеся города, юридически оформленные в составе России, были переданы Области Войска Донского.

В XVIII столетии устье Дона и Приазовье окончательно входит в состав России, что имело перспективой освоение новых земель казаками. Вместо этого на морском побережье и рядом с ним, на Дону стали обосновываться крепости, гарнизоны которых состояли из частей регулярной армии. Вместе с тем, и особенно после продвижения границы на юг, начинается хозяйственное освоение региона. Следовательно, необходимо было и юридическое оформление юго-восточного региона Новороссии как субъекта Российской империи.

Диссертант пришел к выводу, что социально-правовой статус казачества XVIII – первой половины XХ вв. характеризуется минимизацией суверенитета от Российской империи, обусловленной выполнением казаками полицейских и военных функций при наделении их сословными привилегиями. В этот период казачество не было классическим феодальным сословием, так как сохранялись качества независимого субэтноса. Территория Войска донского была окружена губерниями, а социальный статус казаков неуклонно понижался, правопривилегии сокращались.

Во втором параграфе указывается, что в ХIХ столетии управление казачества, по Положению 1835 г., Своду 1857 г., и др. актам значительно изменилось. Вводились следующие центральные органы: 1) войсковое правление под председательством войскового Наказного Атамана, состоящее из четырех экспедиций: исполнительной, хозяйственной с войсковым казначейством, поземельной и счетной (соответствующих губернскому правлению, казенной палате с казначейством и позднейшим питейно-акцизным управлением, палате государственных имуществ и теперешней контрольной палате), а также из рекрутского Присутствия, строительной и продовольственной комиссий и 2) отдельные войсковые учреждения: Приказ общественного призрения, врачебная управа, почтовая контора, депутат (губернский предводитель дворянства), суд уголовный и гражданский, прокурор со стряпчими, а также Новочеркасский коммерческий суд. В семи гражданских округах были окружные: Сыскное начальство (уездное полицейское управление), казначейство, почтовая контора, депутат, опека, Судное начальство (уездный суд) и стряпчий; и сверх того считались окружными учреждениями: Калмыцкое правление, Новочеркасская полицейская управа, торговый словесный суд и семь чиновников по питейному сбору.

В станицах сохранялись станичные сборы, в которых участвовали как урядники и казаки, так и служащие, и отставные чиновники, живущие в станицах и пользующиеся юртовыми паями. На них каждые три года, в январе, производятся выборы станичного атамана, станичных судей, заседателей из урядников и казаков в войсковые уголовный и гражданский суды и в окружные Судные и Сыскные начальства. Особо отмечается в работе, что станичное правление состояло из атамана и двух судей.

В 1870–х гг. на Дону начались судебная реформа и контрреформа. Были введены окружные суды и судебные мировые установления, а в связи с этим упраздненыдействовавшие до того на Дону окружные «судныя начальства». В этом же году станичные сходы как форму местного самоуправления заменили станичными собраниями домохозяев, а позже десятидворками (т.е. представительством от 10-ти дворов, а не от каждого казачьего куреня, как раньше). Законом от 20 марта 1873 г. постановлено ввести в Области войска Донского судебные Уставы, действующие на остальной территории России еще с 20 ноября 1864 г. Было введено положение о нотариальной части. В Новочеркасске (как и в Усть-Медведицкой станице) был открыт окружной суд. В связи с этим упразднили Войсковую Судебную Палату гражданского и уголовного суда. Все судебные дела передали из подчинения местного Войскового Правительства ведомству Министерства юстиции.

В конце XIX – начале ХХ в.в. казачество входило в сословную структуру российского государства, представленную кроме него сословиями дворянства, духовенства, крестьянства и др.

Начало XX в. показало, с одной стороны, слабость царского самодержавия и рост революционного движения в России, а с другой стороны, – продолжающуюся в целом приверженность Донского казачества существующему государству. Казаки Дона выступали на защиту интересов и правопорядка Российского государства.

С точки зрения законодательства российской империи, казачество было одним из официальных «состояний» гражданского населения, обладающим особыми правами и преимуществами наряду с дворянством, духовенством, купечеством, мещанством. Примечательно, что вместе с великорусским и украинским казачеством к данному состоянию была отнесена часть калмыков, осетин, башкир, татар, бурят и якутов, назначенных в казаки в ходе образования новых приграничных казачьих войск.

В царствование Николая I в 1835 г. принимается «Положение об управлении Войска Донского», которое окончательно регламентировало все стороны жизнедеятельности казачества как военно-служилого сословия. Дон стал специфической казачьей провинцией России, резервуаром для создания новых казачьих войск. Казачество стало иррегулярным войском и перешло в подчинение Военной коллегии и Министерства Внутренних Дел.

Положение 1835 г. стало правовой основой существования казачьей автономной власти в регионе. Во главе донского и других войск стояли наказные атаманы. Территориально донское войско делилось на округа. Самоуправление казачьих общин было сохранено, но было сильно урезано.

Этот опыт расходился с судебной практикой основной территории Российской империи. В целом характер сохраненных льгот и особенностей функционирования казачества позволяет сделать вывод, что де-факто стала существовать специфическая сословно-территориальная автономия, хотя этот термин отсутствует в документах.

Последняя треть XIX в. характеризуется разложением казачьего сословия.

Итак, государственно-правовая история казачества Дона XVIII - начала ХХ вв. раскрывает существенные изменения, произошедшие в социальных и государственно-правовых отношениях на территории Дона и Приазовья. Социально-правовой статус казачества XVIII – первой половины XХ вв. характеризуется минимизацией суверенитета от Российской империи обусловленной выполнением казаками полицейских и военных функций при наделении их сословными привилегиями. В этот период казачество не было классическим феодальным сословием, так как сохранялись качества независимого субэтноса.

Законодательство Российской империи XVIII – начала ХХ вв. ограничило обычное право казаков, оформило компромисс между государством и казачьим сообществом.  

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, а также определяются перспективы дальнейшего развития темы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Булычева Н.В. Казачество Дона XV – начала ХХ вв. (историко-правовой аспект): Учебное пособие по дисциплине «История отечественного государства и права» к спецкурсам «Государство и казачество», «История государства и права народов Дона и Северного Кавказа». Ростов-на-Дону: изд-во ДЮИ, 2004. (3,9 п.л.)
  2. Булычева Н.В. Суд и процесс у донского казачества в конце XIX в. // Ученые записки ДЮИ. Т. 26. Ростов-на-Дону: ДЮИ, 2004. С. 167-169. (0,12 п.л.)
  3. Булычева Н.В. Вхождение Донского Приазовья в правовое пространство Российской империи XVIII в. (страницы историко-правового краеведения). // Ученые записки ДЮИ. Т. 27. Ростов-на-Дону: ДЮИ, 2004. С. 25-30. (0,35 п.л.)
  4. Булычева Н.В. Общество, государственность и право донского казачества нового времени (к постановке проблемы). // Донской аспект развития. 2005. № 7. С. 7-14 (0,4 п.л.)
  5. Булычева Н.В. Эволюция казачьего самоуправления в середине XIX – XX вв. и ее отражение в современной историко-правовой литературе. // Гуманитарные и социально-экономические науки. Научный журнал. 2005. № 1. С. 190-191 (0, 15 п.л.)

 

Булычева Наталья Владимировна

ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВЕНность И  ПРАВО ДОНСКОГО КАЗАЧЕСТВА В НОВОЕ ВРЕМЯ (xv – НАЧАЛо хх ВВ) .

(к актуальным проблемам историко-правового генезиса народов Южного Федерального округа).

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Волгоградская академия МВД России

400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130

Подписано в печать 29.04.2005 г. Формат 60Х84 1/8.

Бумага офсетная. Гарнитура Таймс.

Усл. п.л. 1,2. Тираж 100 экз. Заказ № 8.

Отпечатано в издательстве Негосударственного образовательного

учреждения «Донской юридический институт»:

344008, г. Ростов-на-Дону, ул. Обороны, 49.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.