WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СТАНОВЛЕНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МИЛИЦИИ ВЛАДИМИРСКОЙ ГУБЕРНИИ (1917–1929 гг.)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

 

 

На правах рукописи

 

 

БУБНОВА Юлия Геннадьевна

 

 

организационно-правовые основы

становления и ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

милиции владимирской губернии

(1917–1929 гг.)

 

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

 

 

 

Владимир 2006


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

 


Научный руководитель:                 доктор юридических наук, профессор

                                                            Демичев Алексей Андреевич

Официальные оппоненты:              доктор юридических наук, профессор

                                                            Кузьмин Станислав Иванович

                                                            кандидат юридических наук, доцент

                                                            Миронов Василий Олегович

Ведущая организация:                    Нижегородский государственный

университет им. Н.И. Лобачевского

Защита состоится «____» июля 2006 г. в «____» на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67 е. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «___» июня 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                   В.В. Мамчун


Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования обусловлена особой значимостью правоохранительной деятельности, позволяющей качественно обеспечивать права и свободы человека, проводимые в обществе реформы. Нормальное функционирование и развитие современного Российского государства гарантирует правоохранительная система, важным звеном которой являетсямилиция. Однако ее роль в современной России оценивается не всегда адекватно. Это связано с целым комплексом причин, в том числе имеющих исторические корни.

История советской милиции и ее учреждений неотделима от истории Российского государства. Изучение истории развития системы органов милиции, ее функций, компетенции, полномочий, условий прохождения службы имеет большое значение для раскрытия общих закономерностей совершенствования различных звеньев государственного механизма как в центре, так и на местах. Исследование особенностей процесса становления региональных органов милиции имеет важное значение, т.к. милиция являлась не только органом центрального, но и местного государственного управления. В связи с этим функционирование милиции было обусловлено спецификой конкретного региона и отражалось в правовом регулировании, комплектовании и осуществлении правоохранительной деятельности.

Обращение к опыту формирования и деятельности владимирской милиции в период с 1917 по 1929 г. имеет особое значение в силу ряда причин. Во-первых, географическое положение региона, который являлся одним из центральных в России и представлял собой типичный образец развития провинциальной губернии Центрально-промышленного района. Во-вторых, исторический опыт деятельности милиции как органа местного управления Владимирской губернии полезен при осуществлении современной реформы местного самоуправления. В-третьих, до настоящего времени отсутствовали специальные монографические исследования, посвященные изучению истории развития и деятельности милиции Владимирской губернии, что, несомненно, позволит восполнить пробел в общей картине становления российской милиции.

Таким образом, проблема изучения отечественного опыта становления и деятельности советской милиции во Владимирской губернии в период с 1917 по 1929 г. является актуальной как в научно-теоретическом, так и в практическом плане.

Степень научной разработанности проблемы. К вопросам, связанным с изучением истории милиции, отечественные авторы стали обращаться уже в конце 20-х гг. XX в. в связи с празднованием десятилетнего юбилея установления советской власти и основания рабоче-крестьянской милиции. Наиболее основательно деятельность советской милиции исследовалась в период 50–90-х гг. ХХ века. Среди работ, появившихся в этот период, особо следует отметить труды И.С. Карпикова, Н.Н. Карташова, С.И. Кузьмина, В.Н. Курицына, П.Ю. Кучерова, В.В. Макеева, А.Я. Малыгина, Р.С. Мулукаева, В.П. Портнова, М.М. Славина, Л.А. Смирнова, А.Т. Скилягина, В.М. Шамарова. Однако данные исследования носили общий характер, в них не учитывались местные условия развития, тогда как формирование и деятельность региональных органов советской милиции несколько отличались от общесоюзной.

В начале 90-х гг. XX в. в связи с преобразованиями в стране сложилась благоприятная обстановка для всестороннего анализа исторического пути советской милиции в пределах отдельного региона. Данный факт способствовал возрастанию интереса к изучению региональных особенностей изучаемой проблемы, которые свидетельствуют о том, как на практике реализовывались положения нормативных правовых актов, как происходил процесс создания советской милиции, каковы были позитивные и негативные результаты ее деятельности, какие факторы способствовали или мешали ее работе. В то же время историко-правовые аспекты изучения организации и деятельности милиции Владимирской губернии до настоящего времени не стали предметом всестороннего исследования, за исключением освещения отдельных сторон деятельности милиции, рассматриваемых в рамках изучения истории становления и укрепления советской власти во Владимирской губернии, что не позволяло в полной мере раскрыть всю полноту изучаемой проблемы.

Таким образом, анализ литературы по истории советской милиции свидетельствует, что, несмотря на существующие по данной тематике работы, до настоящего времени отсутствуют исследования, в которых бы проводился комплексный историко-правовой анализ организации и деятельности милиции Владимирской губернии.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, связанных с организацией, устройством и функционированием советской милиции в первое десятилетие советской власти.

Предметом исследования выступают организационно-правовые основы становления и деятельности органов советской милиции Владимирской губернии в период с 1917 по 1929 г.

Цель исследования – создание комплексной историко-правовой концепции организации и функционирования милиции Владимирской губернии в период с 1917 по 1929 г.

Поставленная цель была достигнута путем определения и решения следующих задач:

– выделить общее и особенное в правовом регулировании организации и деятельности владимирской милиции;

– уточнить, дополнить и конкретизировать ряд вопросов, связанных с региональными особенностями становления и организационными проблемами учреждения общей и специализированной милиции Владимирской губернии;

– выявить особенности в формировании милиции на местах, ее организационно-штатную структуру и методы работы;

– раскрыть характер взаимодействия органов милиции и местных органов советской власти;

– проанализировать основные направления деятельности милиции Владимирской губернии в рассматриваемый период;

– выявить особенности комплектования кадрами органов милиции Владимирской губернии, их обучения, воспитания и прохождения службы личным составом;

– раскрыть специфику финансирования деятельности органов милиции;

– выявить уровень материально-технического обеспечения милицейских подразделений Владимирской губернии и его влияние на деятельность органов милиции;

– установить возможность использования положительного опыта советской милиции по совершенствованию организации и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации.

Хронологические рамки исследования охватывают 1917–1929 гг. – период с момента образования Советского государства в октябре 1917 г. до того, как в 1929 г. в связи с административной реформой в РСФСР Владимирская губерния, а следовательно, и губернская милиция как административно-территориальная структура перестали существовать.

Территориальные рамки исследования охватывают Владимирскую губернию в том виде, в каком она существовала в 1917–1929 гг.

Источниковую базу исследования составляет комплекс опубликованных и неопубликованных материалов, отражающих исторический процесс становления советской милиции во Владимирской губернии и дающих возможность изучения ее деятельности. Использованные в работе источники можно разделить на три большие группы. В первую группу входят нормативные правовые акты, регламентирующие устройство советской милиции и служившие юридической основой ее деятельности. К ним относятся нормативные правовые акты Временного правительства, Конституции РСФСР 1918 и 1925 гг., Конституция СССР 1924 г., Собрание узаконений и распоряжений Правительства РСФСР, законы СССР, а также подзаконные акты общего и ведомственного характера, такие как: приказы и циркуляры НКВД РСФСР и СССР, Главного управления милиции, Центрального управления уголовного розыска.

Вторую группу источников составляют неопубликованные материалы государственных архивных хранилищ: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Государственного архива Владимирской области (ГАВО). К ним относятся: различные акты центральных и местных органов власти (приказы, циркуляры, разъяснения, постановления, резолюции съездов, инструкции, циркулярные письма); материалы внутриведомственного делопроизводства органов губернской милиции (отчеты о деятельности уездных отделов милиции, акты ревизионных проверок, статистические сведения, переписка по служебным вопросам, наряды приказов, циркуляров, отношений, рапорты начальников милицейских подразделений, статистические сводки, сводки об оперативной обстановке, заключения проверок и обследований, приказы, протоколы заседаний, материалы служебных комиссий, планы политпросветработы, анкеты и формулярные списки личного состава, сметы доходов и расходов, сведения о заработной плате, данные о нормах снабжения и о вооружении милиции и др.).

Третью группу источников составляют материалы периодической печати. При изучении истории советской милиции Владимирской губернии наибольший интерес представляют материалы губернской периодической печати, а именно: «Известия Владимирского губернского временного исполнительного комитета», «Известия Владимирского губернского временного исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов», а также «Известия» всех уездных исполкомов Владимирской губернии, «Призыв», районные газеты, «Голос народа», «Голос правды», «Голос труда» и др.

Методологической основой диссертационного исследования является диалектический метод. В работе использовались общенаучные приемы познания (анализ, синтез, сравнение, индукция, дедукция и др.), а также частнонаучные методы исследования (исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический, статистический).

Научная новизна исследования заключается в том, что настоящая работа является первым в отечественной историко-правовой науке комплексным исследованием, посвященным проблемам становления милиции Владимирской губернии в 1917–1929 гг.

В научный оборот введены материалы ГАВО, характеризующие региональные особенности организации и деятельности советской милиции.

Специальное внимание уделено проблеме преемственности между советской милицией и правоохранительными органами дореволюционной России.

Выявлены последствия проводимой кадровой политики по вытеснению из органов милиции лиц, служивших в полиции, жандармерии и народной милиции Временного правительства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Советская милиция фактически явилась правопреемницей народной милиции Временного правительства, несмотря на провозглашение советскими идеологами абсолютно новых принципов построения социалистического государства, о чем свидетельствует сохранение на территории Владимирской губернии ее организационно-правовых форм в течение всего исследуемого периода.

2. На процесс становления органов милиции во Владимирской губернии оказывали влияние как объективные (географическое положение, социальный состав населения и его отношение к новой власти), так и субъективные факторы (уровень вмешательства как советских, так и партийных органов в определение организационных основ и приоритетов в осуществлении функций по охране общественного порядка в борьбе с преступностью).

3. На протяжении исследуемого периода милиция Владимирской губернии была наделена полномочиями, выходящими за рамки правоохранительной деятельности в современном понимании. Юридически закрепленные обязанности советской милиции в период с 1917 по 1929 г. состояли в соединении собственно полицейских функций с общеадминистративными. Компетенция органов советской милиции складывалась в условиях неразвитости низового звена административной системы молодого Советского государства, поэтому милиция как в целом по стране, так и во Владимирской губернии, в частности, выполняла не свойственные ей функции.

4. Органы специализированной милиции занимали особое место в структуре милиции Владимирской губернии. Помимо выполнения своих основных функций, они помогали общей милиции в организации и проведении мероприятий по охране общественного порядка, а нередко брали их выполнение целиком на себя.

5. Комплектование милиции осуществлялось преимущественно за счет крестьянства, а также по принципу принадлежности к партии большевиков, кроме того, при поступлении на службу приоритет отдавался бывшим военнослужащим как царской, так и Красной армии.

6. Характерной чертой правового обеспечения деятельности милиции в исследуемый период, особенно в первые годы советской власти, явился тот факт, что местные органы власти часто разрабатывали свои положения об организации и деятельности милиции, задолго до принятия общероссийских нормативных правовых актов, регулирующих организацию и функционирование рабоче-крестьянской милиции РСФСР.

7. Оплата труда сотрудников милиции и наделение их социальными льготами и преимуществами, а также процесс формирования материального стимулирования не носили системного характера, что снижало эффективность работы милиции.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в нем положения и выводы уточняют и расширяют объем научной информации об организационно-правовых основах становления и особенностях функционирования рабоче-крестьянской милиции в отдельных субъектах Советского государства. В результате исследования обобщены ранее известные историко-правовые материалы и получены новые данные, которые могут послужить основой для дальнейшей разработки проблем, связанных с деятельностью советской милиции.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что полученные в процессе работы данные о региональных особенностях организации и деятельности советской милиции способствуют более глубокому осознанию истории становления данного института в нашем государстве. Обобщение отечественного опыта развития органов советской милиции, анализ результатов ее деятельности имеют практическую значимость для современного решения проблем, стоящих перед российской милицией, особый интерес представляют некоторые принципы подбора и подготовки кадров, требования к квалификации сотрудников милиции. Соответствующий как положительный, так и негативный опыт может быть учтен или использован в кадровой работе в рамках системы органов внутренних дел в современной России. Некоторые аспекты исторического опыта владимирской милиции (взаимодействие с местными органами власти, вооруженными силами, привлечение населения к охране общественного порядка, подробная правовая регламентация компетенции как руководящего, так и рядового состава милиции, а также материальное стимулирование сотрудников) могут представлять существенный интерес с точки зрения совершенствования местных органов внутренних дел России.

На основе материалов данного диссертационного исследования могут быть выработаны практические рекомендации при разработке нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность органов милиции.

Дидактическое значение заключается в том, что материалы диссертационного исследования могут быть использованы в образовательных учреждения системы ФСИН, МВД России при изучении учебных курсов «История отечественного государства и права», «История правоохранительных органов».

Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при написании курсовых и дипломных работ, учебных пособий по истории милиции центра России и истории Владимирского края.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в сборниках научных трудов и изложены в докладах на научно-практических конференциях.

Материалы диссертационного исследования используются в процессе проведения учебных занятий по истории отечественного государства и права с курсантами и слушателями Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний, студентами юридического факультета Владимирского государственного педагогического университета. Положения диссертационного исследования внедрены в практическую деятельность отдельных подразделений УВД Владимирской области.

Результаты диссертационного исследования обсуждались на кафедрах государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний и юридического факультета Владимирского государственного педагогического университета.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, обусловленный ее актуальностью, выявляется степень ее разработанности, определяются цель и задачи диссертационного исследования, его объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, методологическая основа, научная новизна, доказывается теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации и внедрении результатов проведенного исследования.

Первая глава «Формирование и правовые основы организации и деятельности милиции Владимирской губернии (1917–1929 гг.)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Образование народной милиции (февраль–октябрь 1917 гг.)» исследуется вопрос об образовании милиции в период деятельности Временного правительства. По мнению автора, организационно-правовое обеспечение деятельности милиции Временного правительства, которая была учреждена после упразднения полиции Российской империи, во многом предопределило процесс становления и укрепления советской милиции во Владимирской губернии.

В период с марта по первую половину апреля 1917 г. в России отсутствовали какие-либо нормативные правовые акты, определяющие порядок формирования, организацию и финансирование органов новой, народной, милиции. Поэтому местные как уездные, так и городские исполнительные комитеты были вынуждены взять на себя разработку соответствующей нормативной правовой базы.

Семнадцатого апреля 1917 г. Временным правительством было принято Временное положение о милиции, которое объявило милицию исполнительным органом государственной власти на местах, состоявшим в непосредственном ведении земских и городских общественных управлений, и определило организационно-правовые формы ее создания и деятельности.

Милиция Временного правительства восприняла практически все организационно-правовые формы полицейского аппарата царской России, за исключением порядка назначения начальников, а также подчинения уездно-городских и губернской милиций.

Губернскую милицию формально возглавлял губернский комиссар Временного правительства. Однако фактически организацией и правовым обеспечением деятельности милиции занимались органы городского и земского самоуправления (городские управы и уездные земские собрания), которые определяли штаты и уровень финансирования милиции. Согласно данному Положению вся милиция подразделялась на городскую, если позволяло количество населения, и уездную. Только в г. Владимире городская милиция была учреждена отдельно от уездной. Во всех остальных 12 уездах Владимирской губернии милиция объединялась в уездно-городскую.

Процесс формирования милиции Владимирской губернии проходил весьма своеобразно, с учетом местных условий, которые не всегда соответствовали принятым нормативным правовым актам Временного правительства. Это отразилось в первую очередь на комплектовании кадрами. С одной стороны, запрещалось принимать на службу бывших полицейских, но с другой стороны, в большинстве городов и уездов Владимирской губернии бывшие полицейские остались на своих местах, за исключением начальствующего состава, а во Владимирском уголовно-розыскном отделении все бывшие царские агенты остались на службе.

Автор отмечает, что чины владимирской милиции далеко не всегда соответствовали занимаемым должностям: либо в силу своей профессиональной некомпетентности, либо по низким моральным качествам. На руководящие должности в уездные и городские милиции довольно часто назначались либо гражданские лица – земские чиновники, мелкие служащие, студенты, либо офицеры, уволенные из войск по ранению или болезни. На все остальные должности назначались бывшие солдаты.

Однако во Временном положении о милиции не было четкой правовой регламентации финансирования городских и уездных милицейских подразделений. Оклады милиционеров во многом зависели от состояния местных уездных, городских или волостных бюджетов и были значительно ниже по сравнению с другими категориями граждан. Оклады владимирской городской милиции согласно утвержденному Владимирской городской управой штату от 21 марта и 24 мая 1917 г. составляли: начальник милиции – 300 руб. в месяц, его помощники – 200 руб., начальники районов – 150 руб., их помощники – 125 руб., милиционеры – 60 руб., начальник уголовно-розыскной милиции – 166 руб., его помощник – 150 руб., надзиратели – 125 руб., агенты – 80 руб., тогда как минимальная заработная плата неквалифицированного рабочего составляла 100 руб. в месяц.

Вооружение и материально-техническое обеспечение милиции не соответствовали предъявляемым требованиям и осуществлялось по остаточному принципу. Если во Владимире и Владимирском уезде оружия хватало, то в других городах и уездах губернии данный вопрос не был решен вплоть до Октябрьского переворота.

В процессе организации народной милиции возникла необходимость введения особой формы для ее чинов, т.к. фактически они ничем не отличались от простых граждан, исполняя свои обязанности в своей гражданской одежде. Однако временный исполнительный комитет Владимирской губернии принял решение от 12 июня 1917 г. о необязательности введения особой формы одежды.

Таким образом, автор приходит к выводу, что, несмотря на принятое Положение, деятельность губернского и уездных исполнительных комитетов, а также органов местного самоуправления по организации милиции не принесла положительных результатов. Формирование милиции, начавшееся сразу же после Февральской революции, растянулось вплоть до осени 1917 г.

и не было завершено. На деятельность милиции оказывали негативное влияние такие факторы, как некомпетентность ее сотрудников, постоянная штатная неукомплектованность, недостаточное финансирование и неопределенный правовой статус чинов милиции, что в конечном итоге привело к неспособности милиции выполнять свои основные функции – охранять общественный порядок и бороться с преступностью на территории городов и уездов Владимирской губернии.

Во втором параграфе «Организация советской рабоче-крестьян­ской милиции» автор раскрывает организационный процесс становления милиции во Владимирской губернии в период с октября 1917 г. по 1929 г.

После победы Октября перед молодым Советским государством встал вопрос о создании советской милиции, которая была призвана обеспечивать необходимость защиты и охрану интересов трудящихся и охрану революционного порядка. Это нашло отражение в декрете «О рабочей милиции», принятом 10 ноября 1917 г. Однако этот нормативный правовой акт носил декларативный характер и не закрепил организационно-правовых форм деятельности милиции. В силу чего на местах, в частности во Владимирской губернии, милиция функционировала в тех организационно-правовых формах, которые были заложены в период деятельности Временного правительства. В этой связи на местах, в губерниях, вынуждены были создавать собственные инструкции по организации и деятельности советской милиции.

Первым единым нормативным правовым актом, регламентирующим деятельность и устройство советской милиции, стала утвержденная 12 октября 1918 г. НКВД и НКЮ РСФСР Инструкция об организации советской рабоче-крестьянской милиции. Она установила организационные формы устройства милиции, единые для всей Российской Федерации. В ней указывалось, что милиция является исполнительным органом исполнительной власти на местах, а в организационном отношении советская милиция строилась на основе принципа двойного подчинения: с одной стороны, она находилась в непосредственном ведении Советов и их исполнительных комитетов как на губернском, так и на уездном уровнях, а с другой стороны, милиция подчинялась общему руководству НКВД РСФСР.

В Инструкции предписывалось, что губернские управления милиции являются одновременно местными органами НКВД РСФСР и одновременно органами губернского исполнительного комитета Советов рабочих, красноармейских и крестьянских депутатов. Компетенция губернских управлений милиции в основном соответствовала и была аналогична компетенции Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД РСФСР (далее – Главное управление милиции), но осуществлялась в пределах губернии, в которой находилось данное управление.

Организационное становление владимирской милиции фактически продолжалось в течение всего 1918 г. К началу 1919 г. она выглядела следующим образом: во главе губернской милиции находился начальник, который осуществлял руководство всеми милицейскими подразделениями. Территориально милиция подразделялась на городскую и уездную. Причем городская милиция, существовавшая отдельно от уездной, была только во Владимире, Переславль-Залесском, Муроме, Покрове, Суздале и именовалась уездно-городская. В остальных уездах городская и уездная милиция были объединены под названием уездная. Кроме того, как уездная, так и городская милиция подразделялись на районы. Районы, как правило, соответствовали прежнему административно-полицейскому делению. Так, например, владимирская уездно-городская милиция подразделялась на 2 городских района и 3 уездных; покровская милиция – на 1 городской и 3 уездных; переславль-залесская – на 2 городских и 3 уездных; суздальская – на 1 городской и 2 уездных; муромская – на 2 городских и 3 уездных. Непосредственно в районах службы несли старшие и младшие милиционеры, в городах – в основном пешие, а в сельской местности – конные.

Главным образом, общая милиция осуществляла патрульно-посто­вую службу, причем посты делились на наружные, т.е. на городских улицах, кварталах и площадях, и внутренние – при арестных домах и милицейских управлениях. Всего к концу 1920 г. количество постов в губернии насчитывало 138, из них 81 – наружный и 57 – внутренние.

В декабре 1918 г. Главное управление милиции разработало и утвердило должностные инструкции для всех сотрудников милиции, которые регламентировали их права, обязанности и сферу полномочий. К ним относились: Общая инструкция милиционерам, Инструкция районным начальникам и их помощникам, Инструкция старшим и дежурным по району милиционерам, Инструкция об употреблении оружия. Однако эти инструкции имелись далеко не во всех подразделениях милиции Владимирской губернии, что существенно осложняло работу милиционеров.

Опыт создания милиции, накопленный в период Гражданской войны, был обобщен и закреплен в Положении о рабоче-крестьянской милиции от 8 июня 1920 г., которое определяло ее новое устройство. Руководство милицией в пределах губернии возлагалось на губернские и уездные управления милиции, которые являлись подотделами отделов управления исполкомов. Во главе управления стояли соответствующие начальники милиции. В Положении указывалось, что все губернские города и города

с населением свыше 50 тыс. человек могут иметь с разрешения Главного управления милиции отдельную городскую милицию, которая приравнивалась к уездной. Губернское управление состояло из отделений, во главе которых находились заведующие отделений.

Автор обращает особое внимание на практику составления и издания местными управлениями милиций различных положений, инструкций и наставлений по организации деятельности органов милиции. Так, например, Владимирское губернское управление милиции для более четкого и правильного функционирования органов милиции и эффективного использования сил и средств на подведомственной территории в 1922 г. разработало Положение о районах милиции Владимирской губернии.

Существенное влияние на развитие милиции оказал переход к нэпу. В связи с этим советское правительство поставило перед милицией новые задачи. Отражение этих задач получило свое развитие в Положении о НКВД РСФСР, принятое ВЦИК и СНК РСФСР 24 мая 1922 г. Однако это Положение принципиально не затронуло организационных основ советской милиции.

В ходе проведения административной реформы в государстве и на основании постановления III сессии ВЦИК РСФСР 10-го созыва от 3 ноября 1923 г. «Об упрощении губернских исполнительных комитетов», Инструкции о передаче из упраздненных отделов управления административно-исполнительных функций административных отделов губернских исполкомов Президиума ВЦИК РСФСР от 5 декабря 1923 г. и постановления Президиума Владимирского губисполкома от 23 декабря 1923 г. «Об образовании губернского административного отдела» с 1 января 1924 г. был образован административный отдел исполнительного комитета Владимирского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, в который на правах подотделов вошли милиция, уголовный розыск, инспекция мест заключения и административный подотдел.

На уровне уездов реорганизация началась только в 1926 г. и продолжалась вплоть до конца исследуемого периода. Автор отмечает, что перестройка аппаратов проводилась при отсутствии подробных указаний центральных органов управления. Ни ВЦИК и СНК, ни НКВД РСФСР не было принято какого-либо положения, регламентирующего структуру и полномочия административного отдела. Решения носили деклара­тивный характер, в них не были прописаны процедура и сроки реорганизации. Вследствие этого перестройка губернских милиции и уголовного розыска проводилась исходя из видения и понимания указанных нормативных актов членами губисполкома.

Таким образом, автор приходит к выводу, что структура владимирской милиции, утвержденная в соответствии с Инструкцией об организации советской рабоче-крестьянской милиции, просуществовала с незначительными изменениями до конца исследуемого периода. Специфика организации губернской милиции обусловливалась тем, что: во-первых, до середины 1920-х гг. организационное построение подразделений владимирской милиции базировалось на дореволюционных принципах и фактически соответствовало организации полиции царской России; во-вторых, на изменения оргштатной структуры повлияла новая экономическая политика; в-третьих, проводимые административно-территориальные реформы, выразившиеся в ликвидации одних и в укрупнении других уездов, внесли свои коррективы в организацию милицейских подразделений. Это отразилось в увеличении обслуживаемой территории при сокращении штатной численности милиционеров, что приводило к неэффективной организации милицейских подразделений.

В третьем параграфе «Создание и функционирование специализированной милиции в период становления советской власти» автор раскрывает особенности организационно-правового становления специализированной милиции во Владимирской губернии (уголовный розыск, железнодорожная, промышленная и ведомственная милиции) и выявляет их место и роль в деле охраны общественного порядка и борьбы с преступностью.

Пятого октября 1918 г. коллегия НКВД РСФСР утвердила Положение об организации отделений уголовного розыска, которое стало первым нормативным актом, определившим не только единую систему, но и компетенцию как центральных, так и местных аппаратов уголовного розыска. Кроме того, правовое регулирование организации и деятельности уголовно-розыскной милиции осуществлялось всеми нормативными правовыми актами, касающимися советской рабоче-крестьянской милиции.

Основной целью работы подразделений уголовного розыска было предупреждение готовящихся, раскрытие совершившихся и пресечение обнаруженных преступлений путем негласного и наружного наблюдения. Однако анализ материалов ГАВО показал, что во Владимирской губернии после Октябрьской революции уголовно-розыскная милиция фактически не функционировала и была представлена только Владимирским губернским уголовно-розыскным отделением, которое было образовано еще при Временном правительстве. В остальных городах и уездах губернии уголовно-розыскные отделения отсутствовали, а розыск преступников осуществляли чины общей милиции.

Фактически становление уголовно-розыскных аппаратов изучаемой губернии осуществлялось в течение 1919 г. и было завершено только к началу 1920 г. с созданием уголовно-розыскных столов при уездно-городс­ких милицейских управлениях. Материалы официального делопроизводства свидетельствуют о том, что организация уголовно-розыскных отделений, особенно в уездах, происходила в сложных условиях. Долгое время они существовали только в лице начальника без соответствующего штата сотрудников.

Автор отмечает, что уголовно-розыскная милиция существовала отдельно от общей милиции и входила в состав отделов управления, а впоследствии административных отделов при губернском и уездных исполнительных комитетах на правах самостоятельного подотдела. Вследствие проведения административных реформ середины 1920-х гг. уголовно-розыскные отделения были организованы и на уровне волостей в уездах Владимирской губернии.

Особенностью организации уголовно-розыскных отделений было то, что они имели двойное подчинение: с одной стороны, начальнику уездной или городской милиции, а с другой стороны, исполнительному комитету губернского или уездных Советов.

В условиях военного времени перед советским правительством встала задача по организации четкой работы всех видов транспорта, от которого зависели своевременное получение предприятиями сырья и выпуск военной продукции, доставка ее в районы боевых действий, переброска войск на фронты Гражданской войны. Двадцать первого февраля 1919 г. ВЦИК РСФСР принял декрет «Об организации железнодорожной милиции и железнодорожной охраны».

На территории Владимирской губернии к организации железнодорожной милиции приступили только в апреле 1919 г. Специально по этому вопросу в г. Владимире 23 апреля 1919 г. был созван II Губернский съезд начальников милиции, посвященный организации железнодорожной милиции. По решению съезда в губернии было образовано всего четыре уездных отдела железнодорожной милиции: Александровский, Ковровский, Муромский и Юрьевский. На съезде также постановили разбить все железнодорожные линии, проходящие по территории Владимирской губернии, на пять участков, которые должны находиться на станциях: Владимир, Ковров, Муром, Александров и Юрьев.

В работе подчеркивается, что по территории Владимирской губернии проходило 864 версты железнодорожного полотна и насчитывалось большое количество станций, разъездов и платформ, на которых были учреждены милицейские посты. С декабря 1919 г. штат железнодорожной милиции Владимирской губернии состоял из 5 участковых начальников, 5 помощников, 26 старших милиционеров и 221 младшего милиционера, которые распределялись соответственно значимости станций.

Деятельность железнодорожной милиции Владимирской губернии была направлена главным образом на охрану имущества станций и разъездов, и в первую очередь зданий и построек, регулировать поток пассажиров, осуществлять контроль над санитарным состоянием на вокзалах и станциях, организовывать расчистку путей от снежных заносов и т.д.

В 1921 г., по мнению советского правительства, надобность в особой железнодорожной милиции отпала, т.к. государство встало на путь мирного строительства, что повлекло за собой отмену чрезвычайных мер по охране железнодорожных объектов. Железнодорожная милиция во Владимирской губернии была ликвидирована, а личный состав передан на усиление органов общей и уголовной милиции.

К специализированной милиции относилась и промышленная, организация которой была вызвана необходимостью охраны государственных предприятий от преступных посягательств. Правовой основой ее создания были циркуляр Главного управления милиции от 29 ноября 1919 г. № 8388, в котором указывалось, чтобы охрану различных фабрик и заводов и т.п. приняла на себя милиция, и приказ  от 21 февраля 1920 г. № 173, предписывающий открыть и приступить к работе отделений промышленной охраны.

Во Владимирской губернии процесс формирования промышленной милиции занял около полугода, и к ноябрю 1920 г. штат промышленной милиции состоял из 800 человек, который впоследствии, в связи с увеличением количества торгово-промышленных предприятий, нуждающихся в охране, предполагалось расширить до 2025 человек.

Основными обязанностями сотрудников промышленной милиции являлись не только охрана экономического достояния республики, но и наблюдение за исполнением общих декретов и распоряжений органов государственной власти в отношении охраны как средств производства и запасов сырья, так и фабрикатов и полуфабрикатов, находящихся в процессе производства, и всемерное содействие в борьбе с преступлениями, разрушающими новое строительство хозяйственной жизни страны.

В декабре 1921 г. в связи с недостаточно эффективными результатами деятельности промышленной милиции была найдена новая форма организации охраны промышленных объектов – ведомственная милиция.

В 1922 г. почти во всех территориальных образованиях республики, в т.ч. и во Владимирской губернии, была сформирована ведомственная милиция. Она подчинялись начальнику милиции города, уезда или района и содержалась за счет охраняемых ими фабрик и заводов.

Во Владимирской губернии ведомственная милиция была сформирована уже к сентябрю 1924 г. Причем ее количество постоянно увеличивалось и к концу года ведомственных милиционеров в губернии насчитывалось в несколько раз больше, чем государственных.

Подразделения ведомственной охраны, как правило, создавались на договорных началах в форме генеральных соглашений НКВД РСФСР с определенными ведомствами или договоров отдельных предприятий и учреждений с начальником местной милиции. Ведомственная милиция должна была осуществлять не только вооруженную охрану объектов, но и обеспечивать общественный порядок и безопасность на их территории.

Только лишь к январю 1925 г. НКВД РСФСР совместно с НКЮ, Рабоче-Крестьянской Инспекцией, наркоматами внешней и внутренней торговли, финансов, земледелия, путей сообщения, Реввоенсоветом, ОГПУ издал Положение о ведомственной милиции и Инструкцию о порядке организации ведомственной милиции и ее деятельности. На местах отделения ведомственной милиции создавались в составе административных отделов губернских исполкомов, если на их территории имелось не меньше 15 подразделений охраны ведомственной милиции, а численность их личного состава превышала 150 человек.

В заключение автор приходит к выводу, что органы специализированной милиции занимали особое место в структуре милиции Владимирской губернии. Во-первых, она существовала отдельно от общей милиции и ее действия носили узконаправленный характер по обеспечению правопорядка в отдельных сферах жизнедеятельности регионов; во-вторых, подразделения специализированной милиции выполняли общемилицейские функции порой эффективнее, чем общая милиция; в-третьих, правовое регулирование специализированной милиции носило незавершенный характер, что приводило к противоречиям в деятельности и дублированию функций служб милиции; в-четвертых, с середины 1920-х гг. и до конца исследуемого периода специализированная милиция, особенно ведомственная, фактически подменяла собой общую милицию в деле обеспечения охраны общественного порядка.

Вторая глава «Основные направления деятельности Владимирской милиции и ее обеспечение» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Органы милиции Владимирской губернии в борьбе с преступностью» автор рассматривает одно из важнейших направлений деятельности как общей, так и специализированной милиции.

Правовое регулирование деятельности уголовного розыска, который в основном и занимался борьбой с преступностью, осуществляла Инструкция по уголовному розыску, разработанная в конце 1919 г. В Инструкции указывалось, что главной задачей уголовно-розыскных подразделений являются предупреждение готовящихся преступлений, раскрытие совершенных и пресечение обнаруженных преступлений путем негласной работы наружного наблюдения.

На местах, в т.ч. во Владимирской губернии, при содействии местных судебных органов и прокуратуры была разработана собственная Инструкция милиции и уголовному розыску Владимирской губернии по обнаружению и исследованию преступлений, которая дополняла и конкретизировала положения общероссийской, и стала на долгое время руководящим нормативным правовым актом, регулирующим основы деятельности как общей, так и уголовной милиции по раскрытию, пресечению и обнаружению преступлений.

На рост преступности во Владимирской губернии оказали влияние следующие факторы: социально-политическая и экономическая нестабильность в обществе и государстве, обусловленная Гражданской войной, политикой военного коммунизма, и новая экономическая политика, которая обострила социальные противоречия в обществе.

Наиболее распространенными видами преступлений, с которыми приходилось сталкиваться милиции Владимирской губернии, являлись дезертирство, бандитизм, кражи, как простые, так и квалифицированные, фальшивомонетничество, должностные преступления, грабежи и разбои. Причем автор отмечает, что количество и состав преступлений изменялись в зависимости от конкретной политической ситуации в стране. Например, если в период Гражданской войны наиболее распространенным видом преступления являлось дезертирство из рядов Красной армии (только за период 1920 г. на территории Владимирской губернии органами милиции было задержано 4120 дезертиров), то к концу исследуемого периода сведений о регистрации этого вида преступлений не обнаружено. В период нэпа преобладали имущественные преступления, такие как: кража, фальшивомонетничество, спекуляция, а также должностные преступления в виде взяток, подлогов и растрат.

Деятельность милиции, и в первую очередь уголовного розыска, по борьбе с преступностью осуществлялась как гласным, так и негласным способом. Однако предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений наиболее эффективно осуществлялось не с помощью агентуры, а с помощью проведения облав, массовых обысков и проверок предполагаемых мест скопления преступного элемента, что не всегда приводило к ожидаемому эффекту.

Таким образом, на протяжении исследуемого периода, несмотря на объективные и субъективнее трудности, подразделения владимирской милиции осуществляли целый комплекс мероприятий, направленных на сдерживание и ликвидацию преступности. Тем не менее в полном объеме эту задачу решить не удалось. Уровень преступности во Владимирской губернии был ниже, чем в Центрально-промышленном районе, но при этом раскрываемость по всем видам преступлений была также крайне невысокой, на что влияли, с одной стороны, низкий профессиональный уровень сотрудников, а с другой стороны, близость Московского региона, в котором концентрировалась профессиональная преступность, а местное население проявляло нежелание сотрудничать с органами правопорядка, а также негативно относилось к милиции.

Во втором параграфе «Административная деятельность по обеспечению общественного порядка» автор раскрывает специфику административной деятельности милиции Владимирской губернии.

После Октябрьского переворота 1917 г. и до лета 1918 г. в деятельности владимирской милиции, как и всей Советской республики, имела место ситуация, при которой обязанности милиции в области административно-правовой охраны не были достаточно четко обозначены и определялись местными органами власти (либо органами городского и земского самоуправления либо Советами).

Одним из самых важных направлений деятельности милиции Владимирской губернии в деле охраны общественного порядка на территории города и сельских населенных пунктов в исследуемой период являлась борьба с хулиганством. Так, например, только за первое полугодие 1927 г. во Владимирском уезде было возбуждено 553 дела по хулиганству.

На протяжении всего исследуемого периода в связи с увеличением количества нищих и попрошаек, которые буквально наводнили улицы городских и сельских населенных пунктов, органам милиции вменялось в обязанность принимать меры к искоренению подобных явлений.

В период Гражданской войны органам милиции Владимирской губернии приходилось довольно часто участвовать в ликвидации различного рода массовых беспорядков, таких как стачки рабочих и волнения среди крестьян по поводу изъятия у них хлебных излишков.

В течение исследуемого периода на милицию возлагалась обязанность по привлечению населения к различным родам повинностей, таким как трудовая, гужевая и иные. Особенно часто милиционеры привлекалась к исполнению решений уездных исполкомов о поставке подвод для вывозки дров из леса в город, тушение лесных пожаров, расчистка железных дорог от снега и т.д.

Важной административной функцией милиции являлись наблюдение за лицами, находящимися под надзором, высланными по суду и в административном порядке на территорию губернии, и их регистрация. Во Владимире и уезде в течение 1924 г. таких насчитывалось 17 человек.

Органы милиции были обязаны оказывать содействие организациям трудящихся в деле устройства собраний и шествий, которые должны были устраиваться с соблюдением установленных правил, а также выдавать разрешения на устройство зрелищных и увеселительных мероприятий. Так, в 1924 г. таких разрешений было выдано в г. Владимире и уезде 213.

Проводя в жизнь декрет «Об отделении церкви от государства», владимирская милиция постоянно участвовала в урегулировании конфликтов среди населения, которые возникали на религиозной почве, т.к. городские и сельские жители относились к этому постановлению отрицательно.

В течение исследуемого периода на органы владимирской милиции в соответствии с приказами милиции республики и Центрального административного управления проводилась постоянная борьба с производством самогона и тайным винокурением. Например, только в 1924 г. на территории г. Владимира и уезда было проведено 519 обысков с целью обнаружения самогона, в результате чего было изъято 304 аппарата, 166 ведер готового продукта и 583 ведра закваски. Виновные в производстве и сбыте подвергались административным взысканиям в виде штрафа.

Органам милиции в соответствии с обязательным постановлением Владимирского губернского исполнительного комитета № 32 от 1923 г. вменялось в обязанность вести наблюдение за искоренением азартных игр, которые на протяжении всего исследуемого периода получили широкое распространение по всей территории Владимирской губернии.

В течение исследуемого периода на деятельность милиции оказывало существенное влияние и отнимало значительное количество времени исполнение различных поручений органов советской власти, таких как: объявление о различных распоряжениях этих органов, сбор различных сведений, взимание штрафов, сборов, принудительной выселение из помещений и водворение на жительство в них других лиц, приведение в исполнение постановлений о разделе имущества, наделение землей, вручение повесток, рассылка всех срочных распоряжений местных органов власти. Так, например, только в течение первой половины 1927 г. милиция Владимирского уезда исполнила 4631 поручение органов советской власти и местного управления.

В годы нэпа, учитывая бурное развитие торговли, особенно мелкой, советское правительство уделяло серьезное внимание деятельности милиции в сфере соблюдения правил торговли, а также регистрации всех открывающихся торгово-промышленных предприятий, взиманию государственных налогов и сборов.

Большое значение, особенно в весенне-осенний период, губернские власти уделяли наведению порядка, чистоты и благоустройству улиц в населенных пунктах как городского, так и сельского типа, а также санитарно-эпидемиологическим мероприятиям.

Таким образом, на милицию был возложен достаточно большой круг обязанностей во всех сферах жизнедеятельности государства и общества, что вполне соответствовало взгляду на милицию со стороны руководства государства и местных органов власти как на вспомогательный орган исполнительной власти. Выполнение массы обязанностей, напрямую не связанных с правоохранительной деятельностью, было объективным явлением, т.к. в силу неразвитости государственного аппарата органы милиции были вынуждены выполнять его функции.

В третьем параграфе «Комплектование, материально-техни­ческое и финансовое обеспечение деятельности рабоче-крестьянской милиции» автор исследует важные факторы, способствующие эффективной работе органов милиции Владимирской губернии.

После Октябрьской революции и вплоть до послевоенного периода милиция получила наименование рабоче-крестьянской и поэтому при обеспечении деятельности владимирской милиции особое внимание в ней уделялось вопросам комплектования, которое проводилось с классовых позиций. При этом главный акцент делался на обеспечении классово однородного состава из представителей трудящихся. По Инструкции об организации советской рабоче-крестьянской милиции от 12 октября 1918 г. право поступления на службу в милицию имели только трудящиеся, граждане РСФСР, достигшие 21 года, вполне грамотные, пользовавшие активным и пассивным избирательным правом в Советы по советской Конституции и признававшие советскую власть. Так, во Владимирской губернии в октябре 1918 г. на службе в милиции состояло 978 человек. Из них: крестьян – 540, рабочих – 135, фронтовиков – 303 человек.

Автор отмечает, что само название милиции «рабоче-крестьянская» предполагало, что она будет не только стоять на страже интересов рабочего класса и крестьян, но и будет состоять из представителей этих классов. Однако исследование доказывает, что право поступления в милицию реализовывалось представителями победившего класса весьма своеобразно. Представители рабочего класса даже в тех городах и уездах, которые считались промышленными и где располагалось значительное количество фабрик и заводов (Покровский, Александровский, Ковровский и т.д.), составляли в лучшем случае половину от общего числа милиционеров. Так, в ноябре 1918 г. во владимирскую губернскую милицию поступило на службу рабочих – 85 человек, крестьян – 76 человек, фронтовиков – 124 человек, в ковровской уездной милиции из 68 милиционеров крестьян насчитывалось 40 человек.

Такая же ситуация сохранялась во всей владимирской губернской милиции на протяжении 1920-х гг., несмотря на то, что руководители Советского государства и органы советской власти на местах неоднократно пытались укрепить органы советской милиции представителями рабочего класса. Так, в 1924 г. во Владимирском уездном управлении милиции из 88 человек из рабочих происходило 14 милиционеров, а из крестьян – 62. Все остальные – из иных социальных групп.

Подбор милицейских кадров осуществлялся не только по классовому, но и по партийному признаку. Однако в рядах милиции долгое время служили представители и иных левых политических партий, а основная масса рядовых сотрудников владимирской милиции на протяжении всего исследуемого периода оставалась беспартийной.

Особое внимание обращалось на грамотность кандидатов на все милицейские должности. Причем необходимо отметить, что под этим подразумевалось умение читать, писать и знать основу арифметики. По всей видимости, здесь необходимо уточнить, что в это понятие вкладывался не уровень образования (исследование подтвердило, что все милиционеры Владимирской губернии умели читать и писать), а степень компетенции сотрудников милиции в деле исполнения ими своих служебных обязанностей.

На постоянную штатную неукомплектованность и текучесть кадров, которые существовали во всех милицейских подразделениях как в уездах, так и городах Владимирской губернии, на качество милицейской службы влияли призыв милиционеров в ряды Красной армии, низкий уровень зарплаты, тяжелые условия и непрестижность службы. Так, например, по состоянию на май–июнь 1924 г. среди сотрудников владимирской уездной милиции подавляющее большинство имело незначительный срок пребывания в органах милиции: менее 6 месяцев – 48 человек, от 6 месяцев до 1 года – 22 сотрудника, от 1 года до 3 лет – 42, более 3-х лет – всего 14 милиционера.

Учитывая низкий профессиональный уровень сотрудников милиции всех рангов, руководство губернской милиции принимало все зависящие от него меры по организации профессиональной подготовки сотрудников, что выражалось в организации постоянных занятий с сотрудниками.

Особое внимание уделялось оплате труда работников милиции. Однако автор отмечает, что, несмотря на все принимаемые меры как со стороны правительства, так и местных властей, вознаграждение милиционеров не соответствовало затрачиваемым усилиям и во многом было ниже, чем в иных отраслях народного хозяйства.

Материально-техническое обеспечение деятельности милиции также не соответствовало требованиям качественного выполнения ими служебных обязанностей. Владимирская милиция постоянно испытывала нехватку обмундирования, транспорта, средств связи. Кроме того, большинство служебных помещений как в городах, так в сельской местности были либо не приспособлены, либо требовали капитального ремонта, либо отсутствовали вообще. Довольно часто, в основном в сельской местности, милиция размещалась в помещениях исполкомов, а картина, когда начальник милиции волости находился в одном кабинете с председателем волостного исполкома, встречалась почти повсеместно на всей территории Владимирской губернии.

Таким образом, на деятельность милиции оказало существенное влияние комплектование, которое зависело от социального происхождения, партийной принадлежности и отношения к воинской обязанности. Уровень профессионализма сотрудников милиции, материально-техничес­кое и финансовое обеспечение не соответствовали оперативной обстановке, вследствие чего снижалась результативность работы милицейских подразделений по всем основным направлениям. Такая ситуация сохранялась на протяжении всего исследуемого периода.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, которые позволили автору сформулировать следующие предложения, направленные на совершенствование организации и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации: во-первых, в современном законодательстве необходимо учесть некоторые принципы подбора и подготовки кадров, требования к квалификации сотрудников милиции; во-вторых, принять во внимание исторический опыт материального стимулирования сотрудников всех подразделений милиции, непосредственно осуществляющих охрану общественного порядка и борьбу с преступностью, за добросовестное выполнение своих обязанностей.

 

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы автора:

  1. Бубнова, Ю.Г. Милиция Временного правительства (февраль–октябрь 1917 г.) / Ю.Г. Бубнова // Юридическая наука в трудах молодых ученых: сб. науч. ст. / ВЮИ Минюста России. – Владимир, 2004. – 0,5 п.л.
  2. Бубнова, Ю.Г. Организация уголовного розыска во Владимирской губернии в период становления и укрепления советской власти (конец 1918 г. – первая половина 1919 г.) / Ю.Г. Бубнова // Современная пенитенциарная наука: тенденции, перспективы развития: сб. науч. тр. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2006. – 0,43 п.л.
  3. Бубнова, Ю.Г. Реализация права граждан РСФСР на доступ к государственной службе в рабоче-крестьянской милиции во Владимирской губернии в период становления советской власти / Ю.Г. Бубнова // Соблюдение, обеспечение и реализация прав человека как приоритетные направления уголовной и уголовно-исполнительной политики России: отечественный и зарубежный опыт: сб. материалов науч.-практ. конф., 28 апр. 2006 г. / ВЮИ ФСИН России. – Владимир, 2006. – 0,31 п.л.
  4. Бубнова, Ю.Г. Железнодорожная милиция Владимирской губернии в годы Гражданской войны в России (1917–1921 гг.) / Ю.Г. Бубнова // Актуальные проблемы юриспруденции: сб. науч. тр. / ВГПУ. – Владимир, 2006. – Вып. № 6. – 0,4 п.л.
  5. Бубнова, Ю.Г. Кадровое обеспечение деятельности владимирской милиции (1917–1921 гг.) / Ю.Г. Бубнова // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2006. – № 3. – 0,32 п.л.

Общий объем публикаций составляет 1,96 п.л.


 

 


Усл. печ. л. 1,63.                                                                  Уч.-изд. л. 1,35.

Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт

Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.


 

 


 

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.