WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РЕФОРМИРОВАНИЕ СУДЕБНЫХ УСТАНОВЛЕНИЙ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ И ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В КОНЦЕ ХIХ - НАЧАЛЕ ХХ ВВ. (По материалам округа Омской судебной палаты)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

 

 

БТИКЕЕВА Марина Анатольевна

реформирование судебных установлений ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

И их деятельность В КОНЦЕ ХIХ - НАЧАЛЕ ХХ ВВ.

(По материалам округа Омской судебной палаты)

Специальность: 12.00.01 –

теория и история права и государства;

история правовых учений

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических  наук

Волгоград - 2002

Работа выполнена на кафедре теории и истории права и государства Омской академии МВД России.

Научный руководитель:

- доктор юридических наук, профессор

Харитонов Александр Николаевич

Официальные оппоненты:

- доктор юридических наук

Летяев Валерий Алексеевич

- кандидат юридических наук, доцент

Ломов Виктор Сергеевич

Ведущая организация:

Уфимский юридический институт МВД  России

Защита диссертации состоится “     ” декабря 2002 г. в “     ” ч. в зале Ученого совета на заседании регионального диссертационного совета КМ 203.003.01 в Волгоградской академии МВД России по адресу: 400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии МВД России

Автореферат разослан “      ” ноября 2002 г.

Ученый секретарь регионального

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                                          М.В. Заднепровская

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Проблемы судебной власти в каждое историческое время обсуждаются обществом с особым вниманием и интересом, так как в компетенцию суда входят не только все стороны функционирования государства, но и все аспекты жизни отдельно взятого гражданина. Правосудие представляет собой одно из самых важных условий нормального существования общества, поскольку чем лучше устроена судебная система, чем квалифицированнее судьи и независимее судебные органы, тем спокойнее чувствуют себя граждане, сознавая, что безопасность их личности и собственности надлежащим образом обеспечена. Доступ населения к правосудию и возможность отстаивать свои права в суде являются неотъемлемой гарантией демократии,  а также одним из условий построения правового государства. Как отмечено в послании Президента России В.В. Путина Федеральному Собранию РФ: “Необходим такой суд, который уважают и в стране, и за ее пределами”.

Продолжающаяся в России уже более 10 лет судебно-правовая реформа заставляет современных исследователей нескольких наук (истории права и государства, теории права и государства, истории Отечества, уголовного и гражданского права) по-новому взглянуть на опыт реформирования органов юстиции второй половины ХIХ в., когда была создана стройная вертикаль судебной власти. Изучение истории права и государства дореволюционной России дает возможность выявить особенности организации и эволюции государственно-правовых институтов, создание которых происходит сегодня заново.

Задачи, решаемые во второй половине ХIХ в., во многом насущны и актуальны для современной практики, особенно сейчас, когда происходит возрождение института мировых судей, суда присяжных заседателей. Историческое исследование судебных установлений, появившихся в результате реформы 1864 г., помогает лучше понять их предназначение, место в общем государственном устройстве, а также историческую обусловленность выполнения возложенных на них функций. К тому же, изучая историю как отдельного государственного органа, так и всей судебной системы, возможно в современных условиях принять меры законодательного и организационного характера, направленные на повышение их эффективности. Тем более что требования к российскому суду, выработанные судебными уставами 1864 г., а также проблемы оптимизации судебной структуры и доступности правосудия остаются значимы и в наши дни. Именно поэтому интерес к реформам судоустройства и судопроизводства, проводимым во второй половине ХIХ в., носит не только теоретический, но и практический характер.

Необходимость поиска новых подходов к изучению роли судебных органов в деятельности государственного механизма также подтверждает актуальность темы. Задачами сегодняшнего дня является поиск новых возможностей совершенствования системы правосудия. Между тем до последнего времени пытались копировать систему судоустройства, апробированную в странах Западной Европы, хотя Россия имеет свой собственный опыт реформирования судебной системы, достаточно близкий к нам по времени. По свидетельству отечественного исторического опыта, механическое заимствование норм чужеродного права может привести к непременному отторжению и “откату в прежние времена”. Не вызывает сомнения тот факт, что сам характер государственно-правового строительства в таком унитарном государстве, каким являлась Российская империя, и в современном федеративном государстве, каким является Россия, должен быть различным. Но, к сожалению, в силу слабой изученности особенностей деятельности судебных установлений на окраинах империи опыт регионального судебного строительства на нынешнем этапе судебной реформы практически не используется ни высшими органами государственной власти, ни органами государственной власти субъектов Федерации.

Поэтому исследование проблемы реформирования и деятельности установлений юстиции на региональном уровне представляет несомненный интерес. Опыт становления и функционирования органов правосудия Западной Сибири имеет важное научно-практическое значение как для истории, так и для современности. Он характеризуется рядом особенностей, не встречавшихся в других регионах России, и может помочь более полно и объективно проанализировать современные процессы в обновлении суда, становясь необходимым звеном в установлении преемственности реформирования судебной системы России. Ведь от того, насколько эффективным будет взаимодействие всех звеньев правосудия, зависит, в какой мере продуктивно будет проходить и процесс сегодняшнего реформирования. Исторический опыт предполагает творческое отношение законодателей к положительным результатам с целью их использования и к отрицательным, чтобы не допустить промахов, которые ранее имели место.  Указанные соображения обусловили выбор темы диссертационного исследования.

Состояние научной разработанности темы исследования.

Происходящие в современной России перемены - пересмотр законодательной базы, изменения в сфере судопроизводства, введение в большинстве регионов суда присяжных и мировой юстиции - вызвали огромный научный и практический интерес к судебной реформе 1864 г. как у юристов, так и у историков.

Судебная реформа второй половины ХIХ в., а также появившиеся в результате нее судебно-правовые институты, по-прежнему остаются самыми притягательными для научных исследований темами. В различные годы проблеме разработки судебных уставов, регулировавших процесс проведения судебной реформы, посвятили свои труды Н.В. Давыдов, Г.А. Джаншиев, А.Ф. Кони, М.Г. Коротких, Н.Н. Полянский, Б.В. Виленский, Н.Н. Ефремова. Ряд исследователей рассматривали проблемы проведения (реализации) судебных преобразований (Н.А. Буцковский, И.В. Гессен, К.П. Змирлов, Н. Озерецковский, П.Н. Обнинский, И.В. Оржеховский, А. Тимановский,    М.А. Филиппов, Н. Шрейбер), отношения административной власти к преобразованиям в сфере правосудия (М.П. Баторгин, Ю.Г. Галай, Н.П. Ерошкин, П.А. Зайончковский, В.М. Курицын, В.А. Твардовская), контрреформ в сфере судоустройства и судопроизводства (Л.Г. Захарова, А.И Карабегов, Н.М. Корнева, Е.Н. Кузнецова, М.В. Немытина, В.В. Птицын, А.Е. Скрипилев, В.П. Шеин), а также формирования и деятельности судебно-правовых учреждений и институтов (С.В. Лонская, А.К. Афанасьев, А.И. Ларин, Л.М. Карнозова, Н.В. Муравьев,  Н.П. Тимофеев, Д.М.Генкин, М.Н. Гернет и др.)

В настоящее время в связи с возрастанием роли субъектов Российской Федерации в социально-экономическом развитии России повысился интерес к проблемам деятельности региональных государственно-правовых систем и учреждений. Обращение к наследию прошлого, к историческому опыту развития государства должно помочь выработать основные механизмы регулирования деятельности многих современных политико-правовых институтов.

До недавнего времени отечественная историография уделяла внимание преимущественно европейской части страны. Потребность учета местных условий и особенностей региона при проведении реформ государственно-правовой сферы в значительной степени активизировала работу исследователей (В.Г. Савельев, Н.И. Биюшкина, С.Ю. Заводюк, А.Д. Попова, О.В. Буйских, А.С. Масалимов, П.В. Прохода) в области реализации судебных преобразований 1864 г. в российской провинции, а также в национальных окраинах. В работах таких ученых, как И.Б. Будак, К.А. Жиренчин, А.Ш. Мильман, А.В. Марыскин, Ф.А. Ишкулов, П.Ф. Щербина, З.И. Жвания, П.А. Зайончковский и К.П. Краковский исследовались проблемы подготовки и реализации судебной реформы на территории Украины, Белоруссии, Прибалтики, Молдавии, Азербайджана, Грузии, Башкирии, а также Казахстана. Анализ данных работ позволяет сделать вывод, что в этих регионах судебные уставы не применялись в их классическом варианте из-за значительных социально-экономических, культурно-образовательных, идеологических и религиозных различий, свойственных внутренним колониям Российской империи.

Вместе с тем в отечественной историко-правовой науке до сих пор не все регионы стали объектом изучения. Вопросы создания и деятельности установлений юстиции Западной Сибири представляют большой научный интерес и имеют немалое познавательное значение. Однако монографического исследования указанных проблем в последнее время не проводилось. Несмотря на то, что судебные органы имели свою специфику в вопросах формирования и реформирования, кадрового состава и функционирования по сравнению с европейской частью страны, литература, посвященная данной проблеме крайне немногочисленна. Ввиду неразработанности тематики имеются лишь отрывочные сведения о судебных установлениях Западной Сибири, что можно проследить по историко-правовым исследованиям. Основываясь на установившейся за многие годы классификации, делящей литературу на три периода (дореволюционный: 1864 г. - октябрь 1917 г., советский:  октябрь 1917 г. - конец 80-х гг. XX в. и современный: с конца 80-х гг. XX в.), автором предпринята попытка показать различие в исследовательских подходах к проблемам судоустройства и судопроизводства.

В дореволюционной литературе вопросы судоустройства и судопроизводства Западной Сибири почти не исследовались. Так, фрагментарные сведения содержались в публикациях З. Вольского и бывшего присяжного поверенного, а затем депутата Государственной думы Р. Вейсмана. Авторами были проанализированы нормативно-правовые акты, регулировавшие деятельность судебных органов, а также рассмотрены отдельные вопросы, касающиеся компетенции мировых судей. Отчасти сведения о компетенции судебно-правовых институтов округа Омской судебной палаты можно встретить в дореволюционных учебниках по гражданскому и уголовному процессу. Однако ни порядок формирования установлений юстиции, ни судебная система, ни сама ее деятельность не стали предметом изучения дореволюционных исследователей.

В советской историко-правовой литературе эта тема лишь косвенно затрагивалась в ряде работ, посвященных эволюции российского абсолютизма, социально-экономической и политической истории России. Даже в таком фундаментальном издании, как “История Сибири”, вопросам подготовки и реализации судебной реформы в Западной Сибири, а также реорганизации и деятельности установлений юстиции не было уделено должного внимания. Можно констатировать, что исследователей этого периода не интересовала судебная система окраин царской России, поэтому вопросы организации и деятельности установлений юстиции Западной Сибири не были разработаны. Причины подобного невнимания советских правоведов и историков к данной проблеме скрывались в господствовавших тогда идеологических воззрениях. Принято было считать, что судебная реформа 1864 г. являлась определенной уступкой царского правительства и дворянско-помещичьего государственного строя развивающимся капиталистическим отношениям и растущей российской буржуазии. Поэтому исследователи оставляли без должного внимания многие аспекты судебных преобразований, включая и региональный. В этот период в зарубежной историографии проблемы судебных учреждений Западной Сибири также не нашли своего отражения. Проблемы подготовки и проведения судебной реформы в Сибири были частично освещены лишь в диссертационных исследованиях Б.Г. Корягина и Л.М. Дамешек.

С 90-х гг. ХХ в. стали появляться публикации, посвященные истории российского суда в сибирском регионе (О.А. Авдеева, В.В. Коновалов, Е.А. Крестьянников). Некоторые вопросы судебных преобразований конца ХIХ – начала ХХ вв., например, организация и компетенция мировых судей, появление суда присяжных, затрагивались лишь в работах, посвященных региональной политике правительства и особенностям управления окраинами Российской империи. Это нашло отражение в работах А.В. Ремнева и М.Н. Игнатьевой. В последние годы стали появляться специальные исследования, посвященные отдельным судебным учреждениям. К исследованиям, характеризующим пореформенные суды можно отнести монографию Л.Е. Лаптевой. Некоторые вопросы введения суда присяжных в округе Омской судебной палаты рассматриваются В.В. Воробьевым. В диссертации С.В. Чечелева исследованы проблемы подготовки и реализации судебной реформы в Сибири. Достоинство данной научной работы заключается в определении периодов распространения судебной реформы на территории всей Сибири, а также в том, что автором введено в научный оборот немало новых документов и архивных материалов. Но вместе с тем многие аспекты становления судебных органов (как основных, так и вспомогательных) оставлены без внимания и рассмотрены поверхностно. Таким образом, критический анализ литературы показал, что проблемам становления судебной системы и деятельности основных и вспомогательных судебных органов в дореволюционной, советской и современной литературе не уделено должного внимания как юристами, так и историками. Поэтому предлагаемая работа является одним из первых исследований по данной проблематике и направлена на восполнение существенных пробелов в историко-правовой науке.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступает совокупность государственно-правовых явлений, определяющих реформирование и функционирование установлений юстиции Западной Сибири как части единой судебной системы России конца ХIХ – начала ХХ вв.

Предметом диссертационного исследования являются судебно-правовые институты округа Омской судебной палаты, их правовой статус и компетенция. Кроме того, в необходимой мере исследуется содержание правовых основ их функционирования, а также непосредственно сама практическая деятельность.

Власть новых судов в конце Х1Х – начале ХХ вв. распространялась на все сферы, за исключением тех, где действовала юрисдикция специальных судов. Поэтому деятельность инородческих, духовных, военных, коммерческих и иных специаль­ных судов в диссертации не получила отражения. За рамками исследования остались и тюремные учреждения, поскольку они не входили в судебную систему Российской империи, хотя руководство ими осуществляло Главное тюремное управление, подчиненное министерству юстиции. Поскольку тема - исполнение наказаний, по мнению диссертанта, в дальнейшем может стать самостоятельным предметом исследования, автор не счел возможным останавливаться на указанной проблеме.

Цель и задачи исследования. Цель предлагаемого исследования заключается в комплексном изучении системы судебных установлений Западной Сибири конца ХIХ - начала ХХ вв., сформированной на основе судебных уставов 1864 г. и последующих контрреформационных поправок, и теоретическом осмыслении опыта их деятельности.

В соответствие с названной целью в ходе диссертационного исследования решаются следующие задачи:

- охарактеризовать процесс реформирования судебных органов Западной Сибири конца ХIХ – начала ХХ вв.;

- рассмотреть организационную структуру и правовой статус установлений юстиции, определить их своеобразие;

- выявить нормативно-правовые особенности функционирования в Западной Сибири органов правосудия;

- установить факторы и условия, воздействовавшие на компетенцию и сферы деятельности судебных институтов;

- раскрыть роль и влияние местной губернской администрации в процессе создания и деятельности судебной системы Западной Сибири;

- проанализировать практику судебных органов округа Омской судебной палаты, сравнив с аналогичными учреждениями других регионов Российской империи.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1899 г. по 1914 г. и определены поставленными целью и задачами. За исходный момент принята дата открытия Омской судебной палаты, Омского и Семипалатинского окружных судов, поскольку именно с этого времени в Западной Сибири начала складываться и функционировать система установлений юстиции, соответствующая судебным уставам 1864 г.

Конечной датой является начало первой мировой войны, в течение которой законодательство и деятельность судебных институтов округа Омской судебной палаты подверглись существенным изменениям и уже не вписывались в рамки сложившейся системы правосудия. Поэтому их деятельность в годы первой мировой войны и до установления правления А.В. Колчака может стать, по мнению диссертанта, объектом самостоятельного научного исследования.

Методологической основой исследования стали  методы материалистической диалектики и системности научного анализа, являющиеся общепринятыми  в историко-правовом исследовании. Применение принципа историзма позволило осмыслить различные аспекты и направления деятельности пореформенных правовых институтов России, а также удалось определить ряд социально-экономических, региональных и других факторов, воздействовавших на формирование и практическую деятельность судебных органов Западной Сибири. События освещались в соответствии с реальными фактами исторической ситуации, в свете современных достижений историко-правовой науки, теории права и государства, а также отраслевых юридических дисциплин. Автор излагает материал в хронологической последовательности, восстанавливая цепь событий на основе анализа правовых принципов и институтов.

Обоснованность выводов исследования достигается за счет комплексного применения методов научного познания: сравнительно-правового, историко-сравнительного, социологического и статистического.

В процессе исследовательской работы диссертантом использовались результаты исследований, содержащиеся в научных трудах В.М. Лазарева, В.К. Бабаева, П.П. Баранова, Л.П. Рассказова, К.Б. Толкачева, В.Н. Синюкова, Р. С. Мулукаева и др. Таким образом, использование в комплексе различных методов и научных достижений позволило автору наиболее полно раскрыть предмет исследования, а также решить поставленные задачи.

Эмпирическая база исследования. Попытка решить задачи, намеченные в настоящем диссертационном исследовании, предпринята на основе анализа правовой и исторической литературы, опубликованных источников, а также путем вовлечения документов, выявленных автором при работе с фондами архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Томска, Тобольска, Тюмени, Барнаула и Омска, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Изученные источники типологически могут быть распределены следующим образом: нормативно-правовые акты;  официальные и местные статистические отчеты, справочные и архивные материалы; дореволюционная периодическая печать.

Важнейшим источником для изучения проблемы реформирования и деятельности установлений юстиции Западной Сибири является комплекс законодательных актов и нормативных документов, определявших правовой статус и регламентировавших основные направления их деятельности. Эти акты подразделялись на действовавшие на территории всей страны (среди них в первую очередь следует назвать судебные уставы от 20 ноября 1864 г.: Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства, Учреждение судебных установлений, Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями) и только на территории Западной Сибири или отдельных ее частей (Временные правила от 13 мая 1896 г. и от 2 июня 1898 г.)

Основой диссертационного исследования являются архивные материалы, извлеченные из фондов Российского Государственного Исторического архива (РГИА),  Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Государственного архива Омской области (ГАОО), Тобольского Филиала Государственного Архива Тюменской области (ТФ ГАТО). Решение задач данного исследования потребовало не сквозного использования фондов, а тщательного отбора архивных документов лишь определенного назначения. В процессе работы над диссертацией автором было изучено 210 единиц хранения центральных и около 1500 единиц хранения местных архивов.

Третью группу источников составляют документы статистического характера. Делопроизводственный комплекс включает несколько видов документов. Обязательным для любого судебного учреждения - от участкового мирового судьи до судебной палаты - было составление ежегодных отчетов. В основном, они имели вид статистических таблиц, где фиксировались самые различные дан­ные: количество судебных заседаний, рассматриваемых дел, апелля­ций и кассаций, число подсудимых, а также оправдательных и обвинительных пригово­ров и др. Анализ этих цифровых данных позволил определить уровень нагрузки на судебные органы и судебных чиновников, соответствие судебной системы потребностям общества и даже уровень профессионализма судебных деятелей.

Существенной основой диссертационного исследования является периодическая печать. Автором изучены выходившие в конце ХIХ – начале ХХ вв. в Омске, Семипалатинске, Томске, Тобольске и Барнауле губернские и областные ведомости. Особая ценность прессы состоит в том, что она оперативно поднимала разговор о проблемах, возникающих в работе новых судов. В периодической печати публиковались официальные документы, отчеты, другие материалы подобного рода. Кроме того, она содержала информацию о некоторых фактах, не отразившихся в других источниках.

Таким образом, все группы источников позволили дать достаточно полную характеристику судебных установлений Западной Сибири и их деятельности в конце ХIХ – начале ХХ вв. и тем самым решить поставленные в диссертационном исследовании задачи.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые комплексно рассмотрен процесс реформирования и функционирования установлений юстиции Западной Сибири в конце ХIХ – начале ХХ вв. Впервые в центр внимания поставлены проблемы исследования и обобщения местного опыта работы судебных органов округа Омской судебной палаты. Сравнительный анализ исследуемых явлений Западной Сибири с другими регионами России позволил определить общие и особенные черты процесса модернизации и деятельности судебных органов. В научный оборот вводятся новые архивные источники в области краеведения. В работе рассматриваются, в основном, те проблемы, которые остались за пределами внимания других исследователей.

Научная новизна диссертационного исследования заключается также в следующих основных положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Процесс реформирования судебной системы Западной Сибири характеризовался значительным своеобразием, выразившемся в следующем: он растянулся на продолжительный период и был обусловлен, с одной стороны, спецификой края, с другой – политикой царского правительства. Особенности социально-экономического развития и правового статуса Западной Сибири в рамках империи, малочисленность и многонациональный состав населения, протяженность населенных пунктов и слабая сеть путей сообщения в наибольшей степени, чем где-либо оказывали влияние на скорость и порядок образования судебных органов. Социально-политические потрясения, которые выпали не долю Российской империи в начале ХХ в. (русско-японская война, первая русская революция), а также последовавшие за ними изменения в облике Западной Сибири (строительство Транссибирской магистрали, быстрый рост населения) корректировали планы законодателей при решении вопроса о доступности правосудия для сибиряков. В силу ряда объективных и субъективных причин процесс появления судебной системы в круге Омской судебной палаты носил долговременный характер.

2. Выявлено своеобразие организационной структуры судебной системы Западной Сибири. Складывание четкой структуры судебных органов проходило под влиянием многих  факторов, в результате которых, судебная система Западной Сибири представляла не две самостоятельных ветви юстиции, а одну. Общая юстиция включала  судебную палату и окружные суды, а мировая лишь – мировых, почетных и добавочных судей. В отличие от европейских губерний России в округе Омской судебной палаты структура носила упрощенный характер. Многие судебные институты довольно долго создавали, а некоторые вовсе не смогли сформировать свои корпоративные органы.

3. Практика формирования кадрового состава судебных установлений округа Омской судебной палаты основывалась не только на общих требованиях законодательства, но и на особых преимуществах, определенных для Западной Сибири. В результате данного подхода судебные установления получили значительное количество квалифицированных кадров. Однако впоследствии, из-за невнимания царского правительства к меняющейся ситуации в крае, стал выявляться внушительный круг проблем, касающихся материального, кадрового, бытового устройства, а также условий работы чиновников.

4. На законодательство, регулировавшее деятельность судебных органов, существенное влияние оказывали экономические, исторические, социально-политические и т.д. особенности Западной Сибири. В первую очередь это отразилось на увеличении компетенции мировых судей и на сокращении полномочий общей юстиции. Особенностью являлось то, что если в европейских губерниях России общие судебные учреждения были устранены от пересмотра судебных решений мировых судей, то в Западной Сибири, наоборот, их роль была значительной. Единоличное рассмотрение гражданских и уголовных дел, а также совмещение разнородных обязанностей мировыми судьями (производство предварительного расследования и нотариат) создавали серьезные препятствия для обеспечения скорости и доступности правосудия.

5. Правовые акты, применяемые к учреждениям юстиции Западной Сибири, содержали ряд противоречивых норм, не соответствующих духу судебной реформы 1864 г. Принципиальной переработке подвергся весь порядок уголовного судопроизводства. С одной стороны (исходя из природно-климатических условий края), для участников процесса допускалось некоторое упрощение процедуры и необязательность личного участия в ходе судебного разбирательства, с другой - проявлялось значительное ограничение начал устности и публичности процесса в большинстве его стадий.

6. В ходе практической реализации судебной реформы в Западной Сибири, как и в остальных регионах России, выявилось несоответствие новой судебной системы основным политическим институтам самодержавия и реальной практике судопроизводства. Большинство элементов независимости судебных чиновников от административной власти, заложенных в законодательстве 1864 г., на практике оказалось весьма призрачным. А поскольку формирование системы судебных установлений в округе Омской судебной палаты проходило в период контрреформ, то в решении организационных и процессуальных дел воздействие Степного генерал-губернатора было велико (начиная от участия в формировании суда присяжных, института почетных мировых судей и заканчивая участием в судебном процессе, вплоть до вынесения наказаний). Внесудебное вмешательство серьезным образом отражалось как на профессионализме судебных чиновников, так и на правосудии в целом.

7. Анализ практики работы установлений юстиции Западной Сибири в конце ХIХ – начале ХХ вв. показал, что в значительной степени их функционирование осложнялось недостатком кадров, большой разбросанностью населенных пунктов, этническим и конфессиональным многообразием жителей, юридической беспомощностью населения. Типичными явлениями были нехватка средств, перегруженность мировых и окружных судов, недостаточное развитие, особенно в первое время института адвокатуры, т.е. во многом на увеличение объема поступавших дел и служебной нагрузки судебных учреждений оказывали влияние те же факторы, что и на их структуру. Вместе с тем при сравнении с деятельностью аналогичных учреждений других регионов отмечается эффективность их работы.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическое значение результатов исследования заключается в том, что идеи и выводы, сформулированные автором, могут стать основой для дальнейших исследований региональных аспектов организации и деятельности судебных институтов дореволюционной России.

В практическом отношении результаты проведенного исследования могут быть применены в научно-исследовательской работе преподавателей и студентов юридических вузов МВД, юридических и исторических факультетов университетов в процессе изучения истории отечественного права и государства. Анализируемые статистиче­ские данные являются полезным материалом для дальнейшего изучения истории Западной Сибири, поэтому могут использоваться в архивно-музейном деле. Диссертационное исследование и выводы, содержащиеся в нем, могут составить фактологическую основу спецкурса, посвященного истории развития судебных институтов России.

Апробация результатов исследования и внедрение их в практику. Исследование проводилось на кафедры теории и истории права и государства Омской академии МВД России  в соответствии с планом научно-исследовательской работы Омской академии МВД России. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в семи опубликованных научных работах общим объемом 4 печатных листа.

Выводы и предложения доводились диссертантом в докладах на международной научной конференции “Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов” (Кокшетау, 27 - 29 сентября 2001г.), а также  всероссийской научно-практической конференции “Современные проблемы борьбы с преступностью” (Воронеж, 15 – 16 мая 2002 г.). Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс в Омской академии и в Барнаульском, Восточно-Сибирском, Сибирском, Уральском, Челябинском и Тюменском юридических институтах МВД России, используются при проведении лекций, семинарских занятий по истории права и государства России. Часть материалов стала основой музейных фондов Омского областного суда.

Структура и объем диссертации предопределены целью и задачами исследования, а также хронологическими и территориальными рамками. Диссертация включает в себя введение, две главы, объединяющие девять параграфов, заключение, приложения и список использованных источников и литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновываются выбор темы исследования, ее актуальность, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, характеризуются научная новизна, методологическая и эмпирическая основы работы, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, а также приводятся данные об апробации результатов.

В первой главе “Судебные установления Западной Сибири в конце ХIХ – начале ХХ вв.” раскрываются особенности формирования судебной системы, а также подробно рассматриваются состав, структура и порядок реформирования и организации всех установлений юстиции, относящихся к округу Омской судебной палаты.

Первый параграф посвящен процессу создания судебных учреждений общей юрисдикции – судебной палаты и окружных судов. Поскольку на территории Западной Сибири судебная реформа 1864 г. распространялась крайне медленно, то и организация судебных установлений происходила со значительным опозданием. Вызвано это было как политическими причинами, так и социально-экономическим развитием края. Разработчики судебных уставов указывали, что в Западной Сибири отсутствовали земские учреждения и большую часть населения составляли “инородцы”. Министр юстиции    Н.В. Муравьев отмечал: “Первое и самое легкое объяснение указывает на условия естественные, географические и этнографические – на природу, расстояние, малонаселенность, разноплеменный характер и недостаточную культурность края”.

Лишь через 35 лет, после того как в европейских губерниях России были введены Судебные уставы,  14 мая 1899 г. состоялось открытие Омской судебной палаты, положившей начало формированию новой судебной системы за Уралом. Автор обосновывает преимущественный выбор г. Омска как места для нахождения судебной палаты и отмечает, что округ Омской судебной палаты стал занимать площадь, приблизительно равную половине территории европейской части России, а многие из мировых участков округа по размерам и численности населения даже превышали площадь губерний Европейской России.

Исследуется и кадровый состав чиновников. При формировании судебного ведомства Западной Сибири чиновники обязаны были отвечать общим требованиям, установленным в соответствии с “Учреждением судебных установлений”. Но наряду с ними они имели еще и особые преимущества согласно “Положению об особых преимуществах гражданской службы” в отдаленных местностях (губерниях Тобольской и Томской, а также в Степном генерал-губернаторстве). Такими преимуществами у чиновников судебного ведомства были: “прогонные деньги в усиленном размере; пособия на подъем и обзаведение; прибавки к жалованью; пособия по выслуге десятилетий; пособия на воспитание детей; отпуска на льготных основаниях; преимущества пенсионные; пособия семействам лиц, умерших на службе”.

Останавливаясь на процессе образования окружных судов, диссертант отмечает, что еще в 1863 г. при разработке проекта применения к Западной Сибири основных положений преобразования судебной части предполагалось образовать 8 окружных судов (Тобольский, Тюменский, Петропавловский, Омский, Томский, Барнаульский, Семипалатинский и Акмолинский ), однако планы законодателей в конце ХIХ в. оказались иными. Со времени открытия Омской судебной палаты к ее округу были отнесены Тобольская и Томская губернии, а также Акмолинская и Семипалатинская области. Из округа Казанской судебной палаты был перечислен Тобольский окружной суд, а из округа Иркутской палаты – Томский окружной суд. В качестве судов первой инстанции на территории округа было образовано сначала 4, а затем – 5 окружных судов: Тобольский, Томский, Омский, Семипалатинский и Барнаульский.

В соответствии с принятой классификацией окружные суды Омской судебной палаты относились к 3 и 4 разряду. Почти во всех судах Омской судебной палаты председатели окружных судов возглавляли уголовный, а товарищи председателей - гражданский департаменты. Исключение составлял лишь Барнаульский окружной суд, в котором председатель суда заведовал гражданским департаментом.

Характеризуя кадровый состав судебных чиновников, автор приходит к выводу, что он отличался высоким уровнем нравственно-этических качеств, компетентностью, профессионализмом, строгим следованием букве закона, положительно зарекомендовал себя как в глазах общественности, так и перед правительством, о чем, с одной стороны, свидетельствовали доброжелательные благодарные отзывы населения, а с другой - повышения по службе и получение наград. Так, два члена Омской судебной палаты первого состава – М.Х. Смолдовский и А.К. Висковатов, благодаря своим профессиональным качествам впоследствии заняли должности председателя Омского окружного суда и прокурора судебной палаты. О высоком уровне компетентности и профессионализме первого председателя Омского окружного суда Г.Ф. Ковалевского говорит тот факт, что после его смерти, судебные чиновники обратились с ходатайством о вывешивании “на вечные времена его портрета в зале общего собрания Омского окружного суда”.   За 24 года в должности по судебному ведомству и свыше 10 лет в Западной Сибири Г.Ф. Ковалевский приобрел значительный служебный опыт и зарекомендовал себя как юрист-профессионал, строго соблюдающий закон.

С того времени, как в Западной Сибири были введены судебные уставы, установления юстиции столкнулись с серьезной проблемой – отсутствие собственного помещения. В уездных городах края окружные суды и судебная палата были вынуждены открывать свои заседания в гостиницах и общественных клубах, в помещениях, совершенно не приспособленных для этого. В целом, проанализировав процесс реформирования судов общей юрисдикции, диссертант отмечает, что становление судебных учреждений не проходило гладко. Имелись различные проблемы, с которыми приходилось сталкиваться судебным чиновникам. Но вместе с тем в Западной Сибири начался процесс приближения правосудия к населению, лишенному этого прежде.

Второй параграф освещает порядок и особенности формирования мировой юстиции. Появление института мирового суда в России было связано с качественными изменениями, произошедшими в сфере правосознания как лиц, участвовавших в разработке и создании этого органа, так и рядовых граждан Российского государства. “Учреждая мировой суд, судебные уставы намеревались создать авторитетного посредника разрешения мелких споров, возникающих у населения”, - отмечал     И.Я. Фойницкий, активный участник и свидетель проводимой реформы. Все мировые судьи в России подразделялись на участковых и почетных, а в Западной Сибири еще и на добавочных. Особенностью введения судебных установлений в Западной Сибири было то, что участковые и добавочные мировые судьи назначались министром юстиции, от которого также зависело их перемещение и увольнение со службы. Отказ от выборности мировых судей исключал влияние на суд местных торгово-предпринимательских слоев. Система назначения судей, по мнению автора, позволила мировому судье быть в определенной степени более независимым в своих действиях. На территории округа Омской судебной палаты было образовано 102 мировых участка в 28 уездах. По мировым участкам, в первые годы функционирования мировой юстиции, распределение выглядело следующим образом: в Омском и Семипалатинском окружных судах в 5 уездах по 12 мировых участков в Тобольском окружном суде в 10 уездах – 40 и в Томском окружном суде в 8 уездах – 38. Добавочные мировые судьи в случае необходимости могли быть назначены постановлениями мировых съездов к тем участковым мировым судьям, которые были чрезмерно обременены делами. В округе Омской судебной палаты количество добавочных мировых судей в течение 15 лет выглядело следующим образом: Омский окружной суд – 1; Семипалатинский – 1; Тобольский – 3; Томский – 4 .  К 1914 г. численный состав мировых участков округа Омской судебной палаты был существенно изменен. В связи с образованием в 1909 г. Барнаульского окружного суда штатный состав Томского окружного суда был уменьшен по количеству уездов (изъяты из ведения Томского окружного суда - Барнаульский, Бийский, Кузнецкий и Змеиногорский уезды) и весьма незначительно по числу мировых участков. Так, в Томском окружном суде состояло: 35 мировых судей в 4 уездах ; в Барнаульском окружном суде: 37 мировых судей в 4 уездах ; в Тобольском окружном суде: 54 мировых судьи в 10 уездах ; в Омском окружном суде: 30 мировых судей в 6 уездах и в Семипалатинском окружном суде: 14 мировых судей в 5 уездах . Всего 170 мировых судей в 29 уездах, т.е. за 15 лет количество участков практически не изменилось, а число мировых судей увеличилось в 1,5 раза. На первый взгляд может показаться, что увеличение числа мировых судей должно было благоприятно отразиться на их делопроизводстве, однако многочисленные отчеты и ревизии постоянно вскрывали одну и ту же проблему: сколько бы не увеличивалось количество чиновников, их все также не хватало, и работы для них всегда находилось более чем предостаточно. Объяснялось это стремительным ростом уровня социально-экономического развития Западной Сибири конца Х1Х – начала ХХ вв. 

Автор пришел к выводу, что в Западной Сибири организация мировых судебных учреждений сложилась в значительной степени под влиянием организации, существовавшей на Кавказе. Как и там, мировые и общие судебные установления образовывали не две, независимые друг от друга системы судов, а одну.

Диссертантом отмечаются существенные проблемы, с которыми мировым судьям Омской судебной палаты пришлось столкнуться в процессе организации судебных учреждений: бытовая неустроенность, высокий уровень цен на продукты первой необходимости и наем помещений для работы и проживания, отсутствие канцелярских служащих и недостаток средств на содержание вольнонаемных работников, острая потребность в которых была вызвана рядом причин. Во-первых, мировым судьям приходилось составлять и заполнять большое количество книг и бумаг. Во-вторых, в соответствии с решением общего собрания отделений Омской судебной палаты судьям указывалось “на недопустимость писать небрежным почерком следственные акты и судебные протоколы”. Вместе с тем им запрещалось привлекать к обязанностям в канцелярии грамотных ссыльнопоселенцев и лиц, “не проверенных на предмет благонадежности”, а также допускать писцов, получающих средства от казенных учреждений и торговых фирм. В связи с этим мировые судьи вынуждены были сами оплачивать деятельность своей канцелярии, состав которой также был неодинаков (от 1 до 3 чиновников). Расценки колебались от 6 до 40 р. в месяц, учитывая, что ежегодно судье отводилась небольшая сумма (не более 200 р.) на канцелярские расходы. И здесь не лишним будет отметить, что чем лучше условия для работы мирового судьи (наличие помещения, канцелярских служащих – судебных рассыльных и секретарей), тем выше была материальная оценка труда канцелярских служащих. В то же время следует признать, что большая часть “письмоводителей” не дорожила своим местом и осуществляла делопроизводство подчас халатно. Как свидетельствуют данные Государственного Архива Омской области (далее - ГАОО), неоднократными были случаи пропаж, а иногда и похищения дел “письмоводителями” из камер мировых судей. Третьей проблемой было то, что съездов мировых судей в Западной Сибири не существовало, а его обязанности возлагались на окружные суды. Они являлись апелляционной инстанцией по делам мировой подсудности, исполняя обязанности при выездах в губернии или области. Это вызывало серьезные неудобства, поскольку мировые судьи были лишены возможности взаимной поддержки, каждый был предоставлен самому себе.

Не менее значимой проблемой являлось положение, по которому мировой судья в Западной Сибири совмещал обязанности судебного следователя и судьи. В первые годы после открытия Омской судебной палаты мировые судьи практически во всех участках занимались одновременно предварительным следствием по уголовным делам, подсудным окружным судам, и отправляли правосудие по делам мировой подсудности.

Характеризуя кадровый состав мировых судей Омской судебной палаты, автор отмечает высокий уровень образования. При этом диссертант выражает несогласие с мнением некоторых ученых, считающих, что мировые судьи были вчерашними выпускниками высших учебных заведений, не имеющими практического опыта работы. Наоборот, стаж работы в учреждениях Министерства юстиции у 64% судей составлял 3 и  более лет, и только 35% судей начинали работу в округе Омской судебной палаты сразу после окончания учебного заведения.

В третьем параграфе диссертант рассматривает вопросы реорганизации прокуратуры и образования института судебных следователей. Прокуратура была включена в судебное ведомство, но имела свою особую структуру. В соответствии с судебными уставами 1864 г. в основе их организации лежали начала иерархической подчиненности и единства. Несмотря на малый численный состав, работники прокуратуры и предварительного следствия Омской судебной палаты отличались достаточно высоким уровнем профессионализма и морально-этических качеств. При исследовании кадрового состава работников прокуратуры автор пришел к выводу о том, что в округе Омской судебной палаты наибольшее число служащих прокуратуры - 60% - было назначено из числа судебных чиновников европейской части страны. Начинали свою карьеру товарища прокурора или прокурора с должности судебного следователя 21% человек. С должности мирового судьи были назначены в прокурорский надзор 10%, 6,5% человек до этого работали секретарями при судебных учреждениях, и лишь незначительная часть чиновников прокуратуры назначена из кандидатов на судебные должности. Таким образом, в Западную Сибирь назначались лица прокурорского надзора, которые приобрели опыт судебной деятельности в европейских губерниях России.

В ходе организации следственного аппарата в округе Омской судебной палаты не удалось избежать ошибок, которые довольно быстро стали негативно проявляться в практической работе всех учреждений Министерства юстиции. Зачастую царским правительством при назначении судебного следователя не всегда учитывалось знаком ли он с традициями, обычаями, а также другими особенностями того края, где ему предстояло выполнять свои обязанности. К тому же негативным моментом при создании следственного аппарата было то, что производство предварительного следствия в округе Омской судебной палаты возлагалось на мировых судей. Подобная практика становилась главной причиной низкой эффективности производства предварительного следствия.

Проблеме формирования института адвокатуры, судебных приставов и нотариата посвящен четвертый параграф диссертационного исследования. Автор отмечает, что Сибирская адвокатура как определенная корпорация в системе судебных установлений также возникла со времени введения судебной реформы. Однако состав присяжных поверенных в округе Омской судебной палаты был немногочислен. Например, в 1900 г. в Омском окружном суде состояло 3 присяжных поверенных, в Томском – 10, в Тобольском и в Семипалатинском - по 1. В дальнейшем увеличение количества адвокатов происходило неравномерно. Так, за период с 1900 г. по 1910 г. ежегодный средний рост составлял 4 человека, а с 1911 г. по1914 г. увеличился до 10 человек в год. В течение этого времени соотношение присяжных поверенных Омской судебной палаты ко всей адвокатуре Российской империи также возрастало от 0,3% до 1,5%. Наряду с этим, неравномерным было соотношение адвокатов количеству населения и числу судебных дел. Например, в 1910 г. по всей Российской империи на одного адвоката приходилось 17,9 тыс. человек и в среднем 75,4 судебных дела, в то время как в Омской судебной палате – 70,9 тыс. человек и 227,8 дел . Таким образом, на одного присяжного поверенного Западной Сибири приходилось наибольшее число жителей и максимальное количество судебных дел. Здесь нашла отражение общеевропейская тенденция – отсутствие необходимого количества квалифицированных кадров, что приводило к распространению частной адвокатуры. Как отмечал М.Н. Гернет, изучавший историю становления и развития русской адвокатуры: “Омская судебная палата относилась к тем округам, где присяжные адвокаты значительно уступали по численности частным поверенным” .

Становление института нотариата и судебных приставов для Западной Сибири, которая долгое время не вписывалась в общеэкономическое пространство Российской империи, в исследовании представлено как важное явление в жизни региона начала ХХ в., способствовавшее его дальнейшему развитию. Отмеченное в диссертации возрастание спроса на услуги нотариусов и судебных приставов являлось свидетельством не только повысившегося к ним доверия, но и расширения сферы гражданских отношений, в которую вовлекалось все большее число сибирских граждан. В отличие от европейских губерний России, в округе Омской судебной палаты процедура назначения нотариусов и судебных приставов носила более упрощенный характер. Например, от них не требовалось залога, поскольку необходимость его уплаты только усугубляла дефицит кадров. Несовершенство кадровой политики царского правительства в Западной Сибири привело к тому, что здесь не был создан и корпоративный орган - совет судебных приставов. Вместе с тем система комплектования, действовавшая в соответствии с судебными уставами 1864 г., по нашему мнению, смогла обеспечить Западную Сибирь людьми, обладающими высокой квалификацией, необходимыми моральными и деловыми качествами. За весь исследуемый период, как было отмечено в работе, количество жалоб на действия этих чиновников едва достигало 16%.

Вторая глава “Деятельность судебно-правовых институтов Западной Сибири в конце XIX – начале XX вв.” содержит пять параграфов. В первом характеризуются нормативно-правовые особенности функционирования судебных органов, возглавляемых Омской судебной палатой. Автор, проанализировав нормативные акты, отмечает, что наибольшим изменениям подверглись компетенция судебных установлений, ряд процессуальных норм уголовного и гражданского судопроизводства, взаимоотношения учреждений юстиции с другими сословно-судебными органами, а также нормы, закреплявшие независимость и самостоятельность установлений юстиции Западной Сибири от административной власти. Диссертант  приходит к выводу, что по мере продвижения судебной реформы к окраинам Российской империи судебные уставы теряли свой первозданный замысел. Во многом на правовые основы работы учреждений юстиции оказывали влияние природно-географические особенности края. Отдаленность Омской судебной палаты от центра, малая плотность населения, неразвитая сеть путей сообщения, в большей степени отражались на законодательстве, регулировавшем деятельность судебных органов, и содержали в себе особенности, не встречавшиеся в общем законодательстве Российской империи и других регионов. Так, в пределах округа Омской судебной палаты устанавливалось внесудебное разбирательство, противоречащее основным принципам судебных уставов 1864 г., поскольку с целью охраны незыблемости строя царское правительство предоставляло больше власти представителям административной власти, чем демократическим институтам, которыми являлись судебные учреждения.

Второй параграф посвящен исследованию работы Омской судебной палаты и окружных судов, обстоятельно проанализированы статистические данные по уголовным и гражданским делам, производящимся в общих судебных органах. Рассматривая данный вопрос, за основу автор взял следующие критерии: число дел, рассмотренных судебной палатой и окружными судами как с участием присяжных заседателей, так и без такового; количество осужденных и оправданных, в том числе присяжными заседателями; число апелляционных и кассационных жалоб, поданных на решения окружных судов. Непременным критерием оценки деятельности судебной системы, по мнению диссертанта, также должна быть ее оперативность. Анализируя работу судов общей юрисдикции по производству уголовных и гражданских дел, автор отмечает, что количество дел ежегодно возрастало, что служило свидетельством возрастающего авторитета судебных органов, к которым стали обращаться чаще. Вместе с тем диссертант считает, что стремление чиновников сделать работу судебной системы Западной Сибири более эффективной достигалось как за счет совершенствования профессиональных качеств судей, так и чрезмерной их нагрузки. Несмотря на малый состав судей общей юстиции, им удавалось добиваться удовлетворительных результатов и своей деятельностью содействовать изменению общественного сознания, повышению авторитета не только судов, но и государственной власти в целом, формированию гражданского правосознания.

Изучению деятельности мировой юстиции посвящен третий параграф. Автор констатирует тот факт, что с момента появления в Западной Сибири мировых судей общественность по-разному оценивала этот институт: “всколыхнулся сибирский житель, увидев в селе присланного симпатичного судью: алиментные иски, забытые наследства, потерявшие сроки иски об увечьях – все это полилось на еще не седую голову молодого судьи”. Поскольку на мировых судьях в крае лежали обязанности не только судьи, но и следователя по уголовным делам, рассматриваемым в окружных судах, а также нотариуса, то их загруженность была более объемной, чем у судей общей юстиции. Причинами этого автор называет многие факторы, и выделяет среди них постоянные и случайные. К постоянным факторам диссертантом отнесены величина мирового участка, частые разъезды в пределах участка по делам мировой подсудности на довольно длинные расстояния, а также социальный и национальный состав местного населения, его общий культурный уровень. В связи с тем, что мировая юстиция не имела предшественников, у жителей Западной Сибири не были выработаны представления о правах и способах их защиты. Юридическая беспомощность усугублялась тем, что в уездах народ был почти сплошь безграмотным. Вследствие этого судья зачастую не мог найти ни одного грамотного среди участников процесса и свидетелей. В результате количество дел возрастало, а граждане страдали от неразрешенности последних.

Не менее важными для деятельности мировых судей становились случайные факторы. Так, болезнь только одного судьи или временное его отсутствие создавало серьезные проблемы: в подобном случае на плечи мирового судьи соседнего участка возлагалась вся нагрузка. Оказавшись в этой ситуации, он стремился справиться с первоочередными делами на своей территории, затем - на соседней. Поэтому поток дел во многом зависел от самого судьи или его предшественника, который, возможно, был ленив, накопил массу дел или пользовался плохой репутацией.

Существенное влияние на увеличение объема работы судей оказывали чрезвычайные обстоятельства, происшествия и события. Так, начало боевых действий в 1904 г. на Дальнем Востоке и введение военного положения и положений о чрезвычайной и усиленной охране на территории Западной Сибири значительно осложняли работу мировой юстиции. Рост числа уголовных дел пришелся и на годы первой русской революции (1905 – 1907 гг.), когда криминальная ситуация в стране резко ухудшилась. Социальная и бытовая неустойчивость, царившая в экономике края в результате политики переселения, также создавала серьезные предпосылки для обострения криминальной обстановки и возрастания числа дел у мировых судей.

Средством, способным помочь мировому судье и уменьшить его нагрузку, был резерв, состоящий из добавочных и почетных мировых судей. Однако следует признать, что деятельность почетных мировых судей была чисто формальной. Они неохотно замещали мировых судей в их отсутствие. Автором не найдено примеров обращения к ним сторон с просьбой о рассмотрении их дела. В округе Омской судебной палаты крайне редки были случаи рассмотрения дел мировой подсудности почетными судьями. Единственной обязанностью, которой они не пренебрегали, было участие в сессиях судебных заседаний окружных судов. Добавочные же судьи находились в распоряжении окружных судов, и по сути дела, являлись “облегчением для членов окружного суда”.

Разница в размерах мировых участков, увеличение численности населения в полосе переселения и интенсивного промышленного и сельскохозяйственного освоения вызывали возрастание числа мировых судебных дел до поразительной цифры. Так, если у 12 мировых судей в Акмолинской области в 1900 г. возникло 10993 уголовных дела (916 - на одного), то в 1910 г. при наличии 13 мировых судей за одно только первое полугодие количество уголовных дел достигло 14143 (1088 дел на одного). Таким образом, загруженность мировых судей уголовными делами являлась результатом как объективных особенностей Западной Сибири, так и субъективных обстоятельств, возникавших в целом в Российском государстве.

Увеличение общего числа гражданских дел, подведомственных мировым судебным установлений округа Омской судебной палаты, в течение этого же периода было незначительным по сравнению с ростом уголовных дел. Но и к мировым судьям граждане стали обращаться чаще, подтверждая мысль о том, что население поверило судье и пыталось найти у него защиту. Спектр разбираемых дел у мировых судей был достаточно широким. Отсутствие формальностей, упрощение процедуры рассмотрения дел, а также свойственный мировому судье демократизм, делали его наиболее популярным среди народа. Однако в большинстве случаев из-за отсутствия элементарной правовой грамотности среди сибирского населения судье приходилось рассматривать не только малозначительные дела, но и просто не представляющие какой-либо важности. Мировая практика изыскивала способы избавления от таких “неудобных” дел. Суть их заключалась в следующем: не принимать от частных лиц жалоб, просьб и заявлений на словах, а требовать изложения их на бумаге (поскольку готовое прошение требовалось лишь прочитать и “пометить”); не признавать подсудность дела, придираясь даже к пустякам, и передавать его в стадии дознания в окружной суд; не принимать без медицинского свидетельства частные жалобы о побоях, оскорблениях, драках, а отсылать в волостной суд.

Наряду с увеличением дел мировой подсудности возрастало число следственных дел. Производство следствия требовало от мирового судьи не только определенной специализации, но и потребности заниматься исключительно им, посвящая большую часть своих сил и времени. В качестве судебного следователя приходилось немало дней проводить в разъездах по участку, выезжая за многие десятки верст от своей камеры. Соответственно, с самого начала деятельности мировых судей их отчеты констатировали прогрессирующее из года в год накопление в участках нерешенных дел. Недокомплект кадров становился причиной слишком сильной загруженности, допущения ошибок. Прокурор, осуществляющий надзор за производством следствия, обязан был возвращать мировым судьям дела на доследование. Ежегодно около 15% всех следственных дел пересматривались заново мировыми судьями, в то время как судебными следователями только 5% . По свидетельству самих судебных чиновников, такое совмещение обязанностей вредно отражалось на всех стадиях судебного процесса и его эффективности.

Не меньше времени у мирового судьи отнимали нотариальные дела. Если в первые годы с момента появления мировой юстиции в Западной Сибири судьи были едва загружены исполнением нотариальных обязанностей, то в связи с наступившим капиталистическим этапом стремительного развития экономики края положение существенно изменилось. Обременяло работу мировой юстиции также участие в работе окружного суда, выезжающего на очередные сессии. На каждое дело требовалось немало времени, к тому же происходили непредвиденные задержки, связанные с тем, что свидетели давали показания больше времени, чем ожи­далось, адвокат или присяжные заседатели искали возможность дополнительно допросить свидетелей и пр. Непосильная нагрузка, выполнение разнородных обязанностей приводили к тому, что мировые судьи зачастую проявляли низкий уровень своей квалификации, который отражался на возрастании числа апелляционных и кассационных жалоб. Принимая во внимание все трудности и проблемы, возникавшие в ходе исполнения возложенных на мировую юстицию обязанностей, нельзя не признать их работу эффективной. Выполняя всю работу в крае, мировые судьи стремились сделать правосудие проще и быстрее, а также пытались приучить людей пользоваться правами и соблюдать обязанности, содействовали развитию правового образования.

В четвертом параграфе исследовалась деятельность судебных следователей и работников прокуратуры. Автор отмечает, что на практике сохранялись тенденции, свойственные институту мировых судей. Нехватка кадров, просторы участков и неудовлетворительное состояние путей сообщения вынуждали следователя тратить свое время не столько на производительную работу, сколько на изнуряюще-утомительные и непроизводительные разъезды по участку. Естественно, что следствие производилось медленно, приводило к большому накоплению дел. Несмотря на то, что благодаря судебной реформе прокуратура утратила свои надзорные функции, объем ее работы от этого не уменьшился. В исследовании отмечено, что деятельность преобразованного прокурорского надзора была сосредоточена преимущественно на делах судебного ведомства и в основе своей направлена к уголовному преследованию лиц, заподозренных в преступлении.

Пятый параграф посвящен изучению деятельности вспомогательных органов, таких, как адвокатура, нотариат и институт судебных приставов. Работа адвокатов исследуется автором через деятельность корпоративного органа – совета присяжных поверенных. Диссертант отмечает, что с первых же лет своего существования он выполнял функции не только надзора за членами корпорации (именно с этой целью создавались советы по всей России), но и организации профессиональной деятельности адвокатов. Выполнял также административные функции, устанавливая общие правила, имевшие обязательное для присяжных поверенных значение, определял условия и порядок деятельности правозаступников, следил за практическим осуществлением этих правил.

Уголовные приговоры, как, впрочем, и решения по гражданским делам, без их надлежащего исполнения – ничто, так как потерпевшие и общество могут только тогда чувствовать удовлетворение, когда угроза наказанием осуществлена. Сам преступник, доказавший совершением преступления, что для него одной этой угрозы мало, только тогда может считаться неопасным для правопорядка, когда он действительно понес то наказание, которое законодательством признано наиболее целесообразным, и именно в таком его применении, какое было предусмотрено законом – без каких бы то ни было отступлений и изменений. В связи с этим, по мнению автора, очень важна роль службы судебных приставов. Несмотря на то, что должность судебного пристава была отнесена к “низшей категории” , обязанности, возложенные на нее, зачастую являлись определяющими во всем судебном процессе. Диссертантом отмечается высокая нагрузка в результате интенсивного роста экономического развития, которая вредно отражалась на физическом и умственном состоянии судебных приставов.

Если адвокаты и судебные приставы согласно судебным уставам относились к вспомогательным органам как гражданского, так и уголовного процесса, то нотариусы действовали лишь в гражданском праве и, как отмечалось в учебнике по гражданскому процессу конца ХIХ в., функционировали “в области бесспорной юрисдикции”. Расширение круга экономических отношений, втягивание западносибирского региона в сферу капиталистического развития усиливали спрос на деятельность нотариата. Диссертантом был сделан вывод о том, что освоение и застройка ранее пустующих земель приводила к увеличению числа жилых зданий, магазинов, банков и промышленных объектов, а следовательно, возрастанию сделок с недвижимостью и увеличению объема работы нотариусов.

В заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, делаются выводы по исследованию в целом. Они тесно связаны с аргументацией основных положений, выносимых на защиту, и одновременно выходят за рамки настоящей работы, ориентируя на дальнейшее изучение данной проблемы. Выводы отражают теоретическую и практическую значимость диссертации.

Приложениями к диссертации служат 12 таблиц, в которых показаны исследовательские подходы к изучению проблем судоустройства и судопроизводства учреждений юстиции Западной Сибири, список чиновников окружных судов, судебной палаты и прокуроров за период с 1899 г. по 1914 г., статистические данные о деятельности судебных органов Западной Сибири.

По теме диссертации автором публикованы следующие работы:

1. Бтикеева М.А. К истории становления судебного департамента // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения: Межвуз. сб. науч. тр. адъюнктов и соискателей. - Омск: Омский юридический институт МВД России, 2000. - Вып. 5. – 0,3 п.л.

2. Бтикеева М.А. Состояние станичных судов сибирского казачества в конце ХIХ века (по материалам Акмолинской области) // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения: Межвуз. сб. науч. тр. адъюнктов и соискателей. – Омск: Омская академия МВД России, 2000. - Вып. 6. - 0,3 п. л.

3. Бтикеева М.А. Введение института мирового судьи в Сибири // Законодательство и практика (Омск). - 2000. – № 1. - 0,3 п.л.

4. Бтикеева М.А. Судебные учреждения Степного края в конце ХIХ – начале ХХ в. (по судебным уставам 1864 г.) // Степной край: зона взаимодействия русского и казахского народов (ХVIII-ХХ вв.): Тезисы докладов и сообщений на II Междунар.науч. конф.. - Омск: Омский гос. ун-т, 2001. – 0,1 п.л.

5. Бтикеева М.А. Деятельность Совета присяжных поверенных округа Омской судебной палаты в начале ХХ века // Законодательство и практика (Омск). – 2001. - № 1. – 0,6 п.л.

6. Бтикеева М.А. Судебные учреждения Западной Сибири в конце ХIХ – начале ХХ вв.   (по судебным уставам 1864 г.): Лекция. – Омск: Омская академия МВД России, 2001. – 2,3 п.л.

7. Бтикеева М.А. Об изучении опыта создания судебной системы Западной Сибири конца ХIХ – начала ХХ вв. // Современные проблемы борьбы с преступность: Материалы Всерос. науч.практ. конф.. – Воронеж: Воронежск. ин-т МВД России, 2002. – 0,1 п.л.

_______________________________________________________________________

Подписано в печать                 2002 г.

Усл. печ. л. 1,5.                                                                                  Уч.-изд.  л.

Тираж 100 экз.                                                                                    Заказ №

_______________________________________________________________________  

УОП Омской академии МВД России

644092, г. Омск, пр-т Комарова, 7.

Российская газета. – 2002. - 19 апр.

Авдеева О.А. Судебная система Восточной Сибири в ХVII – первой половине ХIХ вв.: (Историко-правовое исследование). – Иркутск, 1999.

См.: Замечания о применении к Сибири основных положений преобразования судебной части в России. – СПб., 1863. С. 67.

Муравьев Н.В. Из прошлой деятельности.– СПб., 1900. - Т. 2. - С.390.

Министерство юстиции за 100 лет. 1802 – 1902: Исторический очерк. – СПб., 1902. – С. 248.

Положение об особых преимуществах гражданской службы. Ст. 7 //Свод законов Российской империи. – СПб., 1913. -Т.3. - С. 1978.

Замечания о применении к Сибири основных положений преобразования судебной части в России. – СПб, 1863. - С. 84.

Судебные уставы Императора Александра II в Сибири, в Туркестане и Степных областях. – Томск, 1898. – С. 703.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства.– СПб., 1896. - Ч. 1. - С. 373.

ГАОО. ф. 25, оп. 1, д. 280. л. 319-об.

ГАОО. ф. 25, оп. 2, д. 104. л.17.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства.  СПб., 1899. – ч. 1. - С. 290.

ГАОО. - ф. 25, оп. 2, д. 332, л. 6; ф. 10, оп. 1, д. 203.

ГАОО. ф. 25, оп 1, д. 80, л. 38-39, ф. 25, оп. 1, д. 8, л. 47-48.

ГАОО. ф. 25, оп. 2, д.332, л. 135.

ГАОО. ф. 25, оп. 2, д. 326, л. 34; ф. 25, оп. 2, д. 316, л. 6.

Закон от  22 апреля 1910 г. Об учреждении

ГАОО. ф. 25, оп. 1,  д. 214, л. 131.

ГАОО. ф. 25, оп. 1, д. 280, л. 320.

ГАОО. ф. 25, оп. 1, д. 79, л. 13.

См.: Памятная книжка Акмолинской области за 1913 г. – Омск. 1914. - С. 187-190.

ГАОО. ф. 25, оп. 1, д. 234, л. 2-а.

ГАОО. ф. 25, оп. 1, д. 258.

ГАОО.ф.190, оп. 1, д. 104, л. 165.

ГАОО. ф. 131, оп.1, д.2.

ГАОО. ф. 10, оп. 1, д.526, 576, 618.

Временные правила о применении судебных уставов к областям… // Судебные уставы Императора Александра II в Сибири, Туркестане и Степных областях. - С.706.

РГИА. ф. 1405, оп. 542, д. 778.

См.: Чечелев С.В. Судебная реформа в Сибири во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.: Дис…канд.юрид.наук. – Омск, 2001. - С. 150.

См.: Чечелев С.В. Указ. Соч. - С. 56.

Гернет М.Н. История русской адвокатуры. – М., 1916. - Т. 2. - С. 52.

Вейсман Р.Л. Правовые запросы Сибири (Недостатки сибирского суда. Индивидуализация сибирского права. Суд присяжный и местный). - СПб., 1909. - С. 4-7.

См.: Анучин В. Пасынки Фемиды //Сибирские вопросы. - 1909. - № 51-52. - С. 69.

Всеподданнейший отчет Степного генерал-губернатора за 1910 г. – Омск, 1911. - С. 33.

Подсчитано автором по данным ГАОО. - ф. 190, оп. 1, д. 50, 72, 127, 142.

ГАОО. - ф. 25, оп. 1, д. 233.

Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. – СПб., 1913. - Т.1.- С.266.

Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. – СПб., 1899. - С.81.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.