WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Философия права Н.Н. Алексеева

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

На правах рукописи

Борщ Ирина Валериевна

Философия права Н.Н. Алексеева

Специальность 12.00.01 - Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва, 2005


Диссертация выполнена в Центре теории и истории права и государства Института государства и права Российской Академии Наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор В.Г. Графский

Официальные оппоненты:

Доктор юридических наук, профессор И.А. Исаев

Кандидат юридических наук, доцент Е.В. Тимошина

Ведущая организация:

Российская академия государственной службы при Президенте РФ

Защита  состоится  «#""»    ItCjrdbA2005  г.  в _ часов на заседании

Диссертационного совета Д. 002.002.07 по защите диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук при Институте государства и права РАН по адресу: 119992. Москва, ул. Знаменка, д. 10.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института государства и права РАН (Москва, ул. Знаменка, д. 10) Автореферат разослан /^ октября 2005 г.

fytpjjbJAM^

Ученый секретарь Диссертационного Совета,

Кандидат юридических наук, профессор                   Н.Н. Ефремова


Актуальность темы исследования.

Процесс совершенствования права и правовой государственности настоятельно требует философско-правового осмысления, которое бы способствовало лучшему раскрытию правовых понятий и принципов, утверждению правовых ценностей в обществе, поэтому в последние годы приобретает возрастающее значение философско-правовая проблематика.

Для того чтобы ставить и разрешать философско-правовые проблемы, необходимо иметь взвешенную позицию, которая основывается на разумном и трезвом усвоении традиций правовой мысли. Эта разумная трезвость в отношении права особенно нужна нам именно сегодня, для того, чтобы адекватно осмыслить проблемы, которые встают перед современным российским обществом в процессе построения правового государства и гражданского общества.

Уникальность настоящего момента в отечественной правовой науке обусловлена тем, что в постсоветскую правовую дискуссию вовлекаются теории дореволюционных правоведов, а также правоведов Русского зарубежья. Это дает уникальный шанс воссоединить разорванную в XX веке традицию русской философии права. Это воссоединение, как следует из исторического опыта, невозможно без осмысления всего позитивного, что было создано юристами и правоведами дореволюционной России, советской России и России зарубежной.

Правовые теории, разработанные в Русском Зарубежье, имеют для нас особую ценность, так как их авторы имели опыт социалистической революции, которого не было у западных правоведов, и в тоже время они могли оценивать правовые преобразования в СССР со стороны и создавать свои концепции правового развития постсоциалистического общества, что было затруднительно для советских правоведов того же времени.

В этой связи особо значимо творческое наследие Н.Н. Алексеева (1879-1964), которое становится известным в последниеггоды. Его-философия права в

РОС. НАЦИОИ >.

каком-то смысле является связующим звеном феждуБ1|ЮМ1оМ№ВЛЯЮ11ВШИ


русской  философско-правовой  традиции   (дореволюционной,   советской   и зарубежной).

Таким образом, исследование философии права Алексеева представляется весьма актуальным в свете восстановления русской философско-правовой традиции и перспектив утверждения в России правовой культуры и законности.

Степень разработанности темы.

Философско-правовое учение Алексеева, как целостная совокупность идей, еще не стало предметом отдельного научного исследования в истории учений о праве и государстве.

Можно сказать, что философии права Алексеева не повезло в том смысле, что она окончательно сложилась в русской культурной среде за рубежом. Долгие годы, по понятным причинам, зрелые философско-правовые взгляды Алексеева были неизвестны в СССР. Однако ввиду того, что Алексеев не интегрировался в западную правовую науку, подобно Г.Д. Гурвичу, Н.С. Тимашеву и П.А.Сорокину, и остался русскоязычным автором, писавшим о русском праве и государстве, его философия права осталась и на Западе практически незамеченной, а в силу этого и неизученной.

Прижизненное упоминание о зрелом философско-правом учении Алексеева содержится в докторской диссертации Г.Д. Гурвича (Gurvitch G. L'idee du droit social. Paris, 1932), где есть ссылка на алексеевские представления о признании ценностей в праве1. Но это упоминание в устах коллеги Алексеева по Пражскому юридическому факультету как раз и показательно. Еще одно, более раннее упоминание о теоретико-правовом учении Алексеева, содержится в приложении к журналу «Philosophie und Recht» (1923)2, однако и он представляет собой сборник статей русских авторов,

1 Гурвич Г.Д. Философия и социология права: Избранные сочинения. СПб, 2004 С. 130.

2 Russische Rechtsphilosophie. Berlin, 1922-1923. Heft II.

4


написанный на немецком языке с целью знакомства Запада с русской философско-правсвой мыслью.

Что касается сравнительно узкого пространства Русского Зарубежья, невольно единственной аудитории Алексеева в тот период, когда сложилась его философско-правовая система, то ко второй половине 1920-х гг. интерес к праву и философии права начинает постепенно сходить на нет, и в качестве доминирующих направлений жизни эмиграции остаются религиозно-философское и политическое. Некоторые бывшие правоведы и философы права окончательно переходят в область религиозной философии (Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин), других захватывает стихия практической политики (П.Б. Струве). Своеобразный характер носило и движение евразийцев, к которому примкнул Алексеев, которое имело черты и научно-методологического объединения, но было все-таки скорее политическим сообществом.

В такой двойной перспективе - религиозно-философской и политической (евразийской) - политико-правовое учение Алексеева было открыто отечественной наукой в 90-е гг., как составная часть наследия Русского зарубежья.

В силу указанных причин, в Русском зарубежье правовым взглядам Алексеева не было посвящено специальных исследований, даже упоминания о его научных взглядах в литературе можно пересчитать по пальцам. О выступлениях Алексеева на евразийских собраниях пишет евразийская печать. Вышеславцев в «Этике преображенного эроса» высоко оценивает алексеевские статьи по истории политических идеалов в журнале «Путь»3. Наконец, на страницах этого же журнала Бердяев вступает в полемику с Алексеевым по поводу природы общества и общественной миссии философии, в которой скорее преследуется цель лучшего выражения философских взглядов самого Бердяева.* Алексеев упоминается Н.О. Лосским в его «Истории русской философии» в главе с характерным названием «юристы-философы», однако это

3 Вышеславцев Б.П. Вечное в русской философии // Вышеславцев Б.П. Этика

преображенного Эроса. М., 1994. С. 208-209.

4 Николай Бердяев. Познание и общение (Ответ Н. Алексееву)// Путь. 1934. №44. С. 44-49.

5


упоминание является всего лишь ссылкой на вышеуказанный немецкий сборник5, В.В. Зеньковский в своей «Истории русской философии», ограничился рассмотрением магистерской диссертации Алексеева (1912 г.), полагая, что на этом его философское творчество остановилось, сменившись научным изучением права6. Таким образом, Зеньковский совершенно упускает из виду особую проблематику философии права.

Взгляды Алексеева на общество и политические идеалы, которые содержатся в его публикациях в журнале «Путь», издаваемом Бердяевым и Вышеславцевым, рассматриваются в очень интересной докторской диссертации французского исследователя русского происхождения Антуана Аржаковского «Журнал ПУТЬ (1925-1940): Поколение русских религиозных мыслителей в эмиграции» (защита проходила в парижской Высшей школе социальных исследований в 2000 г.)7. Однако в этой работе Алексеев рассматривается в контексте религиозно-философского направления Русского Зарубежья, и его правовому учению внимание не уделяется. Тем не менее, эта диссертация является прекрасным примером применения компаративистского метода и выявления контекста в истории идей, который и был нами учтен в настоящем исследовании.

Что касается обращения к творчеству Алексеева в политической перспективе, под углом его принадлежности к евразийскому движению, то оно исходит из другой источниковой базы, а именно, евразийских изданий второй половины 20-х гг., периодических и монографических, и рассматривает алексеевское политико-правовое учение как составную часть общего евразийского наследия.

Здесь заслуживают упоминания работы И.А. Исаева, который одним из первых   в   отечественной   правовой   науке   начал   критически   писать   о

5 Лососий Н.О. История русской философии. М., 1991. Гл. XXII.

6 См.: Зеньковский В.В. История русской философии. М., 2001. С. 795.

7   Аржаковский   А.А.   Журнал     ПУТЬ  (1925-1940):   Поколение  русских   религиозных

мыслителей в эмиграции. К., 2000.

6


евразийстве, а также публиковать евразийские программные документы, в том числе и связанные с творчеством Н.Н. Алексеева8.

Противоположный, некритический подход к евразийскому движению 20-х гг. XX в. представлен в трудах современных евразийцев, которых правильнее было бы называть «неоевразийцами»: А.Г. Душна, А.С. Панарина и др9.

Дугин дает политическую, государственническую интерпретацию правовых идей Алексеева, что представляется нам неадекватным подходом к феномену права10. Поводом к такого рода интерпретациям явилось то, что в рамках евразийства Алексеев развивал преимущественно свою государственную теорию, а его философия права сложилась в предшествующий период. Следовательно, алексеевская философия права как целостное учение, специально не рассматривается у «неоевразийцев». К их заслугам в изучении наследия Н.Н. Алексеева можно отнести и составление и издание сборника его работ «Русский народ и государство». В сборнике содержится и очень содержательная биографическая статья Д. Тараторила, не лишенная, однако вышеуказанных недостатков всего «неоевразийского» подхода". Благодаря этому сборнику широкому кругу читателей стали известны малодоступные книги и статьи Алексеева, однако благодаря ему же стереотип «евразийской юриспруденции» закрепился за всем многообразным наследием правоведа и философа.

Именно в таком качестве он рассматривается в двух кандидатских диссертациях: СП. Овчинниковой «Российская правовая государственность;

8 Исаев И.А. В поисках пути: Русская интеллигенция и судьбы России. М, 1992. Исаев И.А.

Политико-правовая утопия в России кон. ХГХ-нач XX века. М., 1991. Исаев И.А Пути

Евразии: Русская интеллигенция и судьбы России. М., 1992.

9 Дугин А.Г. Консервативная революция. М, 1994 Дугин А.Г. Основы геополитики. М,

1997.  Евразийство: теория и практика / Сб. статей. М., 2001. Основы евразийства. М., 2002

Панарин А С. О мире политики на Востоке и Западе. М., 1999.

10  См.: Дугин А.Г. Теория евразийского государства // Алексеев Н.Н. Русский народ и

государство. М., 1998. С. 5-20.

" См.: Д. Тараторин. Николай Алексеев // Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. М,

1998.  С. 625-630.

7


евразийский   проект   Н.Н.    Алексеева»    (2001)12    и   ИВ.    Новожеюгаой «Государственно-правовое учение Н.Н. Алексеева» (2002)13.

Обе диссертации рассматривают преимущественно государственную теорию Алексеева, причем, именно в евразийский период его деятельности.

За рамками диссертационного исследования СП. Овчинниковой остались методологические и общетеоретические труды по истории политических учений, теории права и философии права Алексеева. В работе И.В. Новожениной излагаются теоретико-правовые взгляды Алексеева, и затрагиваются философско-правовые, однако это изложение существенно ограниченно хронологически евразийским периодом. Когда автор диссертации начинает привлекать материал из более ранних работ, к каковым относится концепция философии права Алексеева, это не имеет под собой методологического основания, т.к. в диссертации никак не оговорена связь между периодом создания указанной концепции и ее практической конкретизации в последующих евразийских проектах.

Наконец, сама постановка тем указанных диссертаций приводит к тому, что вопросы теории права в них являются производными от вопросов теории государства, а философско-правовое исследование вообще лишено своего самостоятельного методологического статуса.

Среди положительных примеров освещения теоретико-правовых и

философско-правовых взглядов Алексеева можно назвать аналитическо-

биографическую статью «Николай Николаевич Алексеев» Г.Г. Бернацкого и

В.Г. Соболева, большой заслугой которых является рассмотрение творчества        «

Алексеева в связи с эволюцией его идей, которая в частности выражается в смене методологических подходов'4.

12 Овчинникова СП. Российская правовая государственность; евразийский проект Н.Н.

Алексеева. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Ростов-на-Дону, 2001.

13 Новоженина И.В. Государственно-правовое учение Н.Н. Алексеева. Дисс. на соиск. уч. ст.

канд. юр. наук. Уфа, 2002.

14 Бернацкий Г.Г., Соболев ВТ. Николай Николаевич Алексеев // Алексеев Н.Н Основы

философии права. СПб., 1999. С. 8-16.

8


Весьма удачным представляется нам и тот образ, которым А.В. Поляков описал эволюцию философско-правовых идей Алексеева, назвав свою статью о нем «Разочарованный странник»'5. Образ этот указывает на постоянный поиск методологии и смену различных интеллектуальных направлений, который прослеживается в творческой биографии Алексеева.

В двух вышеуказанных статьях авторам удалось показать относительность евразийской деятельности Алексеева для оценки его политико-правового наследия, а также значение феноменологического метода для его философии права. Следует отметить и описание правовых идей Алексеева А.В. Поляковым в его «Общей теории права», где он указывает на него как на представителя наиболее плодотворной в русском дореволюционном правоведении феноменологической концепции права16.

Однако нельзя не отметить и того, что философия права Алексеева рассматривается Поляковым, как представляется, недостаточно системно. Более всего он обращает внимания на учение о правовом эйдосе, в том время как интересное и оригинальное учение о положительном праве и нормативных фактах, о правовом идеале, включая евразийские проекты, остаются практически вне поля его внимания.

Таким образом, научно-теоретическая необходимость систематического комплексного исследования алексеевской философии права, как целостного единства идей необычайно велика. Сам Алексеев считал философию права главным направлением своей научной деятельности, поэтому без целостного представления о его философско-правовой концепции адекватно оценивать другие части его политико-правового учения практически невозможно. Такое целостное представление, как было показано в данном обзоре, на сегодняшний день отсутствует.

15 Поляков А.В. Разочарованный странник // Алексеев Н.Н. Идея государства. СПб., 2001.

16 Поляков А.В Общая теория права- Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций.

СПб., 2003. С. 145-161.

9


Заполнить эту лакуну и призвано данное исследование, которое является первым опытом описания и анализа философско-правовой системы Н.Н. Алексеева в отечественной правовой науке.

Объектом исследования является политико-правовое наследие Н.Н. Алексеева, представленное в его трудах.

Предмет исследования - философско-правовое учение Н.Н. Алексеева, взятое во всей совокупности своих связей со всем наследием правоведа и философа, в историческом, общественном и философском контексте.

Цель настоящего исследования - научная интерпретация философско-правового учения Н.Н. Алексеева, представляемого в качестве целостной совокупности идей; уяснение и раскрытие смысла его учения в контексте современных проблем философии права, особенностей современного этапа развития юридической науки и российского права и государства.

Для реализации поставленной цели были определены следующие задачи:

  1. Рассмотреть формирование и эволюцию философско-правовых взглядов Н.Н. Алексеева в комплексном историко-биографическом анализе, с учетом периодов его творческой деятельности, и факторов, которые обусловили эволюцию его идей: в том числе, историко-политическои ситуации, научной среды, личных особенностей подхода.
  2. Провести систематический анализ философско-правового учения Алексеева, при этом особо выделяя саму научно-философскую концепцию (предмет и задачи), и особо рассматривая содержательное многообразие учения, а также внутренние логические связи.
  3. Рассмотреть философско-правовое учение Алексеева в контексте методологического поиска современной ему западноевропейской философии права, в частности, феноменологического движения, для того, чтобы выявить его особенности и его место в традиции феноменологической мысли.
  4. Определить отношение Алексеева к вопросу о различении права и закона, а также к вопросу о различении права и нравственности, для того, чтобы оценить самобытность его идей в русской философско-правовой традиции.

10


5. Проанализировать правовые и государственные проекты Алексеева как часть его философско-правового наследия, показать их современные интерпретации, а также оценить их значение в контексте современных проблем развития российского права.

Научная новизна исследования заключается в следующем.

  1. Взгляды Алексеева исследованы в широком контексте западноевропейской и русской философско-правовой мысли. При этом тщательной проверке подверглось предположение о феноменологическом характере его правовой концепции, для чего было произведен подробный сопоставительный анализ правовых идей Алексеева и представителей феноменологической теории права и феноменологической аксиологии (М. Шелер, Н. Гартман, А. Раинах).
  2. Проекты постсоциалистического права, государства и собственности Алексеева сопоставлены с соответствующими современными концепциями, прежде всего, с наиболее близкой по проблематике концепцией цивилизма B.C. Нерсесянца, что способствовало углублению понимания проектов исследуемого автора.
  3. Впервые проведена периодизация творческого пути Н.Н. Алексеева, построенная по принципу смены методологических подходов. Проделано историко-биографическое исследование, результатом которого стал очерк творческой биографии Алексеева, наиболее полный на сегодняшний день. К данному исследованию прилагается также наиболее полная на сегодня библиография трудов Алексеева.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Философско-правовую концепцию Алексеева можно определить как феноменологическую, так как она опирается на феноменологическую методологию Э. Гуссерля, на опыт ее применения в правоведении А.Райнахом, а также на феноменологическую аксиологию М. Шелера и Н. Гартмана.
  2. В содержательном плане философия права Алексеева состоит из учений о структуре права (эйдосе права), о позитивном праве (правовой реальности) и о

11


правовом идеале. Такая структура философии права Алексеева обусловлена своеобразием его понимания права, как диалектического единства правового эйдоса, актуализированного в положительном праве при постоянном динамическом процессе его совершенствования в направлении, указываемом правовыми идеалами.

  1. Философско-правовая концепция Алексеева может быть отнесена, если применять современную классификацию типов правопонимания, к непозитивистскому правопониманию, поскольку в ней, помимо феноменологической ориентации, присутствует различение и толкование соотношения права и закона.
  2. Позиция Алексеева по вопросу о соотношении права, закона и нравственности нашла дополнительное истолкование в его классификации «видов и типов социального регулирования». Гармоническое общество предполагает сочетание всех «видов социального регулирования» (нравственного, правового, технического) и всех «типов социального регулирования» (нормоустановительного вообще и правоустановительного в частности), которые, именно в силу их различия, могут дополнять друг друга.
  3. Различению закона, права и нравственности в концепции Алексеева логически соответствует в его практических проектах различение частной и публичной сфер общественной жизни. Данное философско-правовое различение частного и публичного является принципом преобразования социалистической собственности, социалистического права и государства, предложенным Алексеевым. В постсоциалистической России необходимо восстановить институт частной собственности, но вместе с тем, наделить публичную власть значительными полномочиями по вмешательству в экономику для компенсации негативных явлений социальной несправедливости, присущих капитализму, активной социально-экономической политикой. В этом заключается развиваемая Алексеевым евразийская концепция «государства правды» и «государственно-частной системы хозяйства».

12


Теоретико-методологическая основа и методы исследования.

JIjiz проведения смежного исследования, неизбежно затрагивающего вопросы истории политико-правовых идей и философии, которое подразумевается темой диссертации, принципиально важным является наличие обоснованного представления о своеобразии предметной области именно философии права.

Такое ясное представление содержится в трудах B.C. Нерсесянца, которые явились для нас примером адекватного исследования философско-правовых проблем в рамках юридической науки.

Теоретико-методологической основой данного исследования послужили подходы к проблемам правопонимания, которые развиваются в трудах B.C. Нерсесянца, В.Г. Графского, Л.С. Мамута, В.А. Четвернина и других ученых, указывающих на различение права и закона.

Решение задач настоящего исследования обусловило необходимость широкого применения помимо общенаучных методов (диалектического и формально-логического) и специальных научных методов:

историко-биографического,     позволяющего     рассматривать     вопросы формирования философско-правовых идей Алексеева;

- системно-аналитического, с помощью которого проанализирована философия

права Алексеева в виде целостной и логически законченной системы,

-   сравнительного, дающего возможность критически оценить и определить

значение философско-правовых идей Алексеева через соотнесение его

взглядов, методологии и практических предложений Алексеева со взглядами и

предложениями других философов и правоведов.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав и заключения, а также приложения, содержащего библиографию Н.Н. Алексеева.

Во введении указана актуальность темы исследования, дана характеристика степени разработанности темы, обзор источников и научной литературы, обозначены цели и задачи исследования.

13


Первая глава «Философское учение Н.Н. Алексеева о праве» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Формирование и эволюция философско-правовых взглядов Алексеева» рассматривается генезис философско-правовых идей Алексеева, их зарождение, эволюция и причины, которые обусловили ход этой эволюции.

В результате анализа обширного исторического материала, было установлено, что в творческой биографии Алексеева отчетливо прослеживаются периоды: неокантианский («идеалистический») (1900 - 1918), феноменологический (1918 - 1926), «евразийский» (1926 - кон. 1930-х гг.), «пост-евразийский» (1940-1964). Подробное рассмотрение каждого из этих периодов научной деятельности Алексеева, при особом внимании к их соотношению друг с другом, в контексте общественно-политической ситуации и среды, позволило определить, что философия права занимает центральное место в политико-правовом наследии мыслителя.

При этом становление философско-правовой концепции Алексеева происходит именно в феноменологический период, тогда как в предшествующий, т.е. неокантианский период только начинает формироваться методологический и гносеологический подход Алексеева к проблеме права, а в последующий, «евразийский», его философско-правовые идеи конкретизируются в практических предложениях и проектах постсоциалистического права и государства.

Помимо историко-биографического исследования, первая глава содержит и систематическое исследование философии права Алексеева, которая рассматривается в двух аспектах: предметно-методологическом и содержательном.

Предметно-методологический аспект освещается во втором параграфе «Предмет, метод и задачи философии права Алексеева», в котором показывается, как исследуемый автор понимал философию права, в частности, ее место в системе юридических наук, ее соотношение с общей теорией права.

14


Первоначально Алексеев рассматривал вопросы философии права в рамках общей теории права, однако позднее он выделил их в самостоятельный круг проблем («Основы философии права», Прага, 1925). Выделение философии права, как особой области знания, он объяснял тем, что, несмотря на общность основного вопроса («что такое право»), определение понятия права, а также его научный поиск, занимают принципиально разное место во внутренней структуре вышеуказанных дисциплин. Общая теория права исходит из факта существования положительного права и подходит к определению понятия права путем обобщения знаний о правовых явлениях («изучения и обработки того, что люди считают правом, и что исторически установлено как право»17). Определение понятия права в рамках общей теории права, должно представлять, таким образом, некоторый итог проделанного исследования, основанного на материале эмпирического опыта. Однако наука никогда не обладает всей полнотой возможного историко-эмпирического материала, необходимого для того, чтобы судить о праве в целом, праве «вообще», о понятии права, которое идентично себе «всегда и везде». Именно поэтому система юридических наук нуждается в философии права, которая может ставить вопрос об идее права, т.е., в понимании Алексеева, о праве «вообще», о понятии права, адекватном всей полноте возможных эмпирических фактов правовой реальности. В философии права вопрос о понятии права рассматривается не как итог, но как первоначальная проблема. Понятие права при этом постигается не методом понятийного обобщения, а формулируется в виде умозрительной данности, а затем подвергается философскому сомнению и философской критике - в соответствии со специфическим методом философии права.

Третий параграф «Содержание философии права Алексеева: правовая структура, правовая реальность и правовой идеал» содержит описание философско-правовой системы исследуемого автора, которая была выявлена в результате систематического анализа его произведений.

17 Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999. С. 48.

15


Параграф начинается с раскрытия сущности того ответа, который сам Алексеев дает на вопрос о понятии права. Право, по мнению Алексеева, представляет собой многомерное явление, до конца не поддающееся определению. Все предлагаемые определения («право есть норма», «право есть воля», «право есть интерес», «право есть свобода», «право есть порядок») одинаково страдают одномерностью («правовые феномены во всей полноте никак не могут в них уместиться»). Полнота правовых феноменов, право как целое, «право вообще» - требуют для своего познания принципиально другого подхода.

Алексеев дает понять, что в своей философии права не намеревается дать новое определение права, более того - предлагает воздержаться от определений («покинуть почву определений»)18. «Взамен определений следует дать описание правовой структуры в ее основных данностях»19.

В соответствии с феноменологической методологией он предлагает рассматривать право как единство эйдоса (структуры) права и его воплощения в области фактов и причинно-следственных связей. Все многообразие правовых явлений объединяет «эйдос права», который и придает этим явлениям правовой смысл, делает их «правовыми». Иными словами, если определение понятия права содержит признаки, которые характеризуют право по отношению к другим явлениям, объясняют через другие явления, то эйдос права говорит о праве, как оно есть само по себе и для себя, как самостоятельное явление, т.е. показывает его внутреннюю структуру.

В правовой структуре Алексеев выделяет следующие элементы: прежде всего, субъект права (лицо, деятель), затем, ценности, обнаруживающиеся в праве, и, наконец, основные предикаты или модусы правовых явлений («можно» и «должно»). Ни один из этих элементов сам по себе, вне связи с остальными, не является у Алексеева правовым феноменом. Т.е. речь идет о субъекте (деятеле), ценностях и отношениях возможности и долженствования

"Тамже.С. 73. 19 Там же.

16


как таковых, а не о «субъекте права», правовых ценностях и правоотношениях в традиционном понимании теории права. Каждый из элементов правовой структуры обозначает, образно говоря, вектор, который уводит за пределы структуры права, в то время как структура характеризует «точку пересечения», их связь, в силу которой они приобретают правовой характер. И этот правовой характер, в свою очередь, присущ всем тем явлениям, которые содержат в себе данную структуру. Эти явления, согласно Алексееву, образуют правовую реальность, которую он отождествляет с положительным правом. Право обладает своим эйдосом, структурой, т.е. внутренним смыслом; помимо этого, оно еще обладает силой и действенностью, т.е. может «иметь силу», «действовать» в мире реальности. Поэтому в своей философии права, наряду с правовой структурой, Алексеев описывает и правовую реальность, создает свое учение о положительном праве.

В учении о правовой реальности (положительном праве) ключевыми понятиями становятся понятия нормы и факта, не упоминавшиеся в описании структуры. При этом Алексеев во многом опирается на теорию «нормативных фактов» Л.И. Петражицкого. Однако Алексеев по-своему истолковывает понятие нормативных фактов, в его учении это «реальные, т.е. во времени и пространстве происходящие события, обладающие некоторым определенным смысловым содержанием - именно, устанавливающие правомочия и правообязанности»20.

Нормативные факты для Алексеева являются источниками права в их первичном значении (т.к. отвечают на вопрос «откуда право?»). Иерархию нормативных фактов определяет главенствующее положение субъекта (лица) в структуре права. Поэтому первый вид нормативных фактов - это акты, совершаемые субъектом, такие как обещание, договор, соглашение, учредительные акты и т.п. Однако далеко не всегда субъект права вступает в те отношения, которые сам для себя устанавливает. Иногда он пассивно присутствует в правовой ситуации помимо своего волеизъявления, в силу уже

20 Алексеев. Основы... С. 190.

17


установившегося состояния или отношения. Такие сложившиеся общественные отношения образуют другой вид нормативных фактов, к которому Алексеев относит этос и государство; этос формирует то, что называется обычным правом, государство - право, законодательно закрепленное.

В этом же параграфе также описывается учение Алексеева о правовом идеале, которое примыкает к учениям о правовой структуре и правовой реальности. Правовой идеал он предлагает отличать от идеала социального, от представлений о совершенном обществе. По его мнению, концепция правового идеала в философии права должна строиться реалистически, т.е. представлять собой описание не идеального и совершенного права и правопорядка, а «того необходимого опыта, который должен быть произведен для того, чтобы право было построено на началах правды и справедливости»21, т.е. для того, чтобы правовая реальность наиболее адекватно воплощала правовую структуру. Конкретизацией учения Алексеева о правовом идеале являются проекты реформирования социалистической собственности и советского государства в России, которые правовед разрабатывал в рамках участия в евразийском движении22.

Таким образом, систематический анализ философии права Алексеева показывает, что она складывается из учения о структуре права, учения о положительном праве и учения о правовом идеале. Все эти части представляют собой, по отдельности, оригинальную разработку соответствующих правовых понятий, и вместе с тем, в рамках общего учения Алексеева о праве, составляют органичное единство, так как право, в понимании Алексеева, и представляет собой диалектическое единство правового эйдоса, актуализированного в положительном праве, при постоянном динамическом процессе его совершенствования, в направлении, указываемом правовыми идеалами.

Алексеев Основы.. С. 221.

Эти проекты рассматриваются в третьем параграфе второй главы наст. дисс.

18


I

t

Вторая   глава   «Философия   права   КН.   Алексеева   в   контексте

западноевропейской и русской философско-правовой мысли» состоит из трех

параграфов.

Первый параграф «Философия права Алексеева и ее методологические

основания в контексте феноменологического движения» посвящен вопросу о

методологических  истоках  исследуемой  философско-правовой  концепции.

  1. Рассмотрение философско-правовое учение Алексеева в контексте методологического поиска современной ему западноевропейской философии
  2. права, в частности феноменологического движения, позволило установить, что учение о праве Алексеева принадлежит к феноменологическим концепциям права, а именно, к теориям, генетически связанным с феноменологической аксиологией М. Шелера и II. Гартмана.

В этом же параграфе подробно рассматривается момент перехода Алексеевым к феноменологическому методу в исследовании права. Представляется, что этот переход был обусловлен не только влиянием школы Э. Гуссерля или его ученика А. Райнаха, который одним из первых применил данный метод в отношении к праву, но и интересом к интуитивизму А. Бергсона и И.О. Лосского, а также оригинальным учением о праве Л.И. Петражицкого, осмысление которого послужило для Алексеева своеобразным введением в феноменологическую проблематику.

Второй параграф «Философия права Алексеева в русской философско-правовой традиции в свете проблемы различения и соотношения права с законом и нравственностью» посвящен вопросу о месте исследуемой концепции в русской философско-правовой традиции. Для ответа на этот вопрос рассматриваются взгляды Алексеева на проблему соотношения права и закона, с одной стороны, и права и нравственности, с другой, поскольку данная проблематика занимала существенное, если не центральное, место в дискуссиях русских правоведов и философов права.

Представляется, что Алексеев занимает особую позицию в русской правовой мысли, так как предлагает различать как право и закон, так право и

19


нравственность. Эта позиция связана с гем, что Алексеев совмещает в своей философий права одновременно идеи и П. И. Новгородцева, и Л. И. Петражипкого, а через Новгородцева его концепция восходит к идеям и Б.Н. Чичерина, и В. С. Соловьева. Таким образом, философия права Алексеева представляет собой синтез наиболее плодотворных направлений русской дореволюционной философии права.

Свою позицию по вопросу о соотношении права, закона и нравственности

Алексеев развивает в учении о «видах и типах социального регулирования»,

которое позволяет ему определить специфику собственно правового

регулирования. Гармоническое общество, по Алексееву, предполагает

сочетание всех «видов» (нравственного, правового, технического) и «типов

социального             регулирования»           (нормоустановительного          и

правоустановительного), которые, именно в силу их выявленного различия, дополняют, но не заменяют друг друга.

Правовое регулирование, согласно Алексееву, носит не императивный, а атрибутивный характер (в терминологии Л.И. Петражицкого), т.е. имеет в качестве своего фундаментального основания не принцип установления обязанностей, а принцип признания и предоставления прав. Но в отличие от Петражицкого Алексеев допускает и существование чисто правоустановительньгх законов, лишенных нормоустановительного смысла, к каковым относит декларации, хартии прав, а б русской традиции - жалованные грамоты городам и сословиям.

Алексеев также полагает, что правовая проблематика, вопреки существующему мнению, вовсе не чужда сознанию русского народа, более того, это есть традиционная русская проблематика вольности, «воли» - и как свободы, и как собственно воли, практического разума.

Особо рассматривается в этом же параграфе вопрос об отношении Алексеева к идее личных свобод, личных прав, и соответственно, к иерархии субъективного и объективного права. Принципиальное значение для уяснения взглядов Алексеева на сущность права имеет то обстоятельство, что субъект

20


права в его философско-правовой концепции (первый элемент структуры права), «правовой деятель» - это и субъект права и субъект обязанности, в том смысле, в котором эти понятия употребляются в юридической теории. Право для него - не совокупность привилегий индивидуума, но возможность для актуализации человеком различных ценностей, пространство для деятельной жизни в социальном общении, где личность может выступать и субъектом правомочия, но также - без какого-либо для себя ущемления - и субъектом обязанности.

Третий параграф «Проекты постсоциалистического права и государства и преобразования социалистической собственности в учении Алексеева и их современное значение» посвящен евразийским правовым и государственным проектам Алексеева в соотнесении их с некоторыми современными концепциями желательных и возможных путей развития российского государства и права.

Во-первых, анализируется интерпретация правового учения Алексеева и практические выводы из нее современных «неоевразийцев», в частности, А.Г. Дугиным. Анализ показал некоторое несоответствие этой интерпретации философско-правовым идеям Алексеева. Идеи «государства правды», «обязательственного государства», которые содержатся в исследуемых проектах, трактуются Дугиным почти как призыв заменить правовое регулирование таким, которое будет основываться только на обязанностях, а сам Алексеев представляется чуть ли не отрицателем права. Между тем, подход самого Алексеева к праву исходит из того, что право является самостоятельным, не производным от государства явлением, и именно в силу своей самостоятельности и уникальности, предполагает плюрализм систем социального регулирования.

Для адекватного понимания евразийских проектов Алексеева также необходимо учитывать, что основная проблема, которой они посвящены, а именно, пути развития постсоциалистического общества, права и государства, а также «преобразование социалистической собственности», решается им через

21


философско-правовой принцип разграничения «частного» и «публичного». В свете этого принципа социалистическая собственность и ее соотношение с исторически предшествовавшей ей капиталистической собственностью осмысляется Алексеевым следующим образом. Он исходит из того, что социализм является неудачной попыткой преобразования капитализма, что однако не снимает задачу самого такого преобразования. При решении подобной задачи, полагал правовед, необходимо признать произошедшие в Советской России изменения как совершившийся факт и извлечь из всего этого максимум пользы, как бы вписать эти изменения в план преобразования. Социализм попытался устранить присущие капиталистической собственности и системе производства негативные явления через ликвидацию частной собственности (по мнению Алексеева, это был ошибочный путь), что привело к уничтожению частной сферы общественной жизни. Такой порядок логически приводил и к уничтожению права, как принципа социального регулирования, основанного на самостоятельности субъектов. Путь развития России, предлагаемый Алексеевым - утверждение публичной власти государства и сохранение пространства частной инициативы и самостоятельности - напротив, естественно предполагает право.

Алексеев полагает, что, руководствуясь принципом разграничения «частного» и «публичного», необходимо, наряду с признанием частной собственности и сферы частных правоотношений, наделить публичную власть значительными полномочиями по вмешательству в экономику в интересах общего блага всех и каждого. Те негативные явления социальной несправедливости, которые возникают при капитализме, следует компенсировать активной государственной политикой. Это и подразумевает его концепция «государства правды» и «государственно-частной системы хозяйства». Концепция эта находится в оппозиции и к классическому буржуазному либерализму, который, как известно, выступал против вмешагельства государства в экономику, но также и к классическому социализму, который выступал против частной собственности.

22


Во-вторых, в параграфе сопоставляются проекты Алексеева с концепцией цивилизма B.C. Нерсесянцэ. В результате исследования было обнаружено, что у данных авторов есть много общего в определении проблемы социалистической собственности и ее правовых последствий. В частности, это критика ликвидации частной собственности при социализме, мнение, что это неизбежно приведет к уничтожению права, наконец, критика возвращения России к капитализму. Однако решения правоведами предлагаются разные: Нерсесянцем - преобразование социалистической собственности в цивилитарную, Алексеевым - создание евразийского «государства правды» с «государственно-частной системой хозяйства», для чего необходимо радом с государственным сектором восстановить соразмерный ему частный.

Анализ алексеевских проектов постсоциалистического права и государства в контексте российской современности показал, что практические предложения Алексеева, представляющие собой конкретизацию его философско-правового учения, имеют большое значение и сегодня, как для осмысления правовых последствий социализации и приватизации собственности в России, так и для поиска путей развития постсоциалистического права. Философско-правовое наследие Алексеева является особенно актуальным в связи с задачей укрепления в России гражданского общества и публичной власти государства.

В заключении изложены сделанные выводы, обозначены дальнейшие возможные направления исследования политико-правового наследия Н.Н. Алексеева, прежде всего, соотношения его философско-правового учения и учения о государстве.

23


Апробация результатов исследования.

Диссертация выполнена в Центре теории и истории права и государства Института государства и права РАН. Различные аспекты диссертационного исследования нашли свое отражение в выступлениях автора на следующих научных форумах: конференция «Понимание права» (МПОА, 2003), 2-й съезд Российского историко-правового общества (МГУ, 2003).

Апробация результатов исследования также осуществлялась автором в ходе проведения учебных занятий по философии права со студентами Московского международного института эконометрики, информатики, финансов и права.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях:

  1. Философия права Н.Н. Алексеева // Государство и право. Принято к печати в №1, 2006 г. 1,0 п.л.
  2. Подходы к пониманию права и возможности их совмещения в оценке русских правоведов начала XX в. // Труды МПОА. № 10. М, 2003. С. 241-244.
  3. Русское западничество: история и современность (по трудам Н.Н. Алексеева) // Теория, методология и методика изучения и преподавания историко-юридических наук. Вып. 1. Екатеринбург, 2003. С. 81-84.
  4. П съезд российских историков права // Правоведение. 2003. №3. С. 197-200
  5. Церковное право в контексте диалога правопониманий церкви и общества (С.Н. Булгаков и Н.Н. Алексеев) // Вера-диалог-общение: проблемы диалога церкви и общества: Памяти С.С. Аверинцева. Материалы международной научно-богословской конференции. М., 2005. С 456-465.0,8 п.л.

24


s>


Отпечатано в ООО «Компания Спутник+»

ПД № 1-00007 от 25.09.2000 г.

Подписано в печать 13.10.05

Тираж 100 экз. Усл. п.л. 1,5

Печать авторефератов (095) 730-47-74,778-45-60




1И8647

РНБ Русский фонд

2006-4 17704

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.