WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Теоретические основы познания в процессуальной юридической деятельности

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

Боруленков Юрий Петрович

Теоретические основы познания в процессуальной юридической деятельности

Специальность 12.00.01

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени к.ю.н.

Москва - 2004


На правах рукописи

Боруленков Юрий Петрович

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОЗНАНИЯ В ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Специальность 12.00.01 — теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 2004


Работа  выполнена   на   кафедре   государственно-правовых  дисциплин Владимирского государственного педагогического университета.


Научный руководитель:

Официальные оппоненты:


доктор юридических наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный деятель науки РФ, почетный работник высшего профессионального образования РФ

Карташов Владимир Николаевич

доктор юридических наук, профессор Прудников Анатолий Семенович


кандидат юридических наук, доцент Головкин Роман Борисович


Ведущая организация:


Нижегородская академия МВД России


Защита состоится 22 сентября 2004 г. в 14-30 час. на заседании диссертационного совета К 229.005.01 при Научно-исследовательском институте уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации по адресу: 125130, Москва, ул. Нарвская, д. 15-а. Зал диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Научно-исследовательского института уголовно-исполнительной системы Министерства ю с т и ц и и Р о с с и й с к о й Федерации.


Автореферат разослан



Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат юридических наук, доцент


О.А. Вагин


3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ:

Актуальность темы исследования обусловлена изменениями, происходящими в экономической, политической и правовой сферах жизни российского общества. Одной из приоритетных сфер приложения профессиональных научных интересов выступает процессуальное познание как наиболее важная и сложная часть деятельности правоприменительных органов.

Функция правоприменителя сводится к тому, чтобы в процессе рассмотрения и разрешения каждого дела достичь верного знания о фактических обстоятельствах, характерных для спорного правоотношения, и точно применить к установленным юридическим фактам нормы материального и процессуального права. В последнее время все чаще говорится о концепции общего юридического процесса, международном уголовно-процессуальном праве как о новой отрасли международного публичного права, отмечается поворот к разработке понятия уголовного иска, в том числе при рассмотрении других проблем уголовно-процессуального и иного права. Интенсивно разрабатывается теория деятельности административной юстиции. Конечно, многие положения отраслевых учений о доказательствах (особенно логико-гносеологического характера) по-прежнему остаются незыблемыми. Вместе с тем, произошли крупные и принципиальные изменения в гражданском, уголовном, арбитражном и административном процессуальном праве, связанные с принятием и введением в действие новых ГПК РФ, АПК РФ, УПК РФ и Кодекса РФ об административных правонарушениях, в которых содержатся новеллы, касающиеся процессуального познания и доказывания.

Особенности современного правоприменения, в свою очередь, также обусловливают целесообразность создания комплексных концепций процессуального познания, доказывания и доказательств, используемых в юридической практике. Обновление норм о процессуальном познании, доказывании и доказательствах неизбежно в условиях развития информационных технологий, усиления функций судебной власти, ее независимости и построения юридических процессов на принципе состязательности. Следует учитывать и то, что объективно, самой логикой развития социально-экономическая и политическая действительность России все более широко разворачивается в сторону рыночных

отношений, развития гражданского общества и                                       l*FBa> функ-

РОС. НАЦИОНАЛЬНАЯ I БИБЛИОТЕКА        |


4

ционирующих на иных, нежели в прежних условиях, началах.

Изложенные обстоятельства требуют переосмысления и базовых общетеоретических концепций в сфере процессуального п о з н а н и я и доказывания.

Степень разработанности темы. В общей теории права и государства проблема процессуального познания и юридических доказательств в правоприменительной деятельности разрабатывалась в трудах С.С. Алексеева, А.Б. Вен-герова, В.Е. Додина, Н.Я. Дюрягина, О.В. Иванова, А.Ф. Клейнмана, А.С. Козлова, Г.П. Корнева, СВ. Курылева, В.В. Лазарева, А.А. Мельникова, В.А. Новицкого, Н.Н. Полянского, В.М. Савицкого, М.С. Строговича, М.К. Треушни-кова, Д.М. Чечота, К.С. Юдельсона.

Что касается отдельных вопросов об относимости и допустимости доказательств, характеристики различных их видов, исследования и оценки в гражданском процессе, то они получили освещение в работах Л.А. Ванеевой, М.А. Гурвича, В.И. Коломыцева, Г. Любарской, Б.Т. Матюшина, И.Н. Резниченко,. А.К. Сергун, В.М. Семенова и др.

С сожалением приходится констатировать, что в этой области наметилось определенное отставание науки гражданского процесса от науки уголовного процесса и криминалистики, которые охватывают широкий диапазон исследований теоретических проблем уголовно-процессуальных доказательств и представлены трудами В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, А.И. Винберга, С.А. Голунско-го, Г.Ф. Горского, М.М. Гродзинского, В.Я. Дорохова, Л.М. Карнеевой, Н.М. Кипниса, Л.Д. Кокорева, Н.П. Кузнецова, A.M. Ларина, И.М. Лузгина, П.А. Лу-пинской, Т.Н. Москальковой, И.И. Мухина, Ю.К. Орлова, И Л . Петрухина, М.С. Строговича, А.И. Трусова, Ф.Н. Фаткуллина, А.А. Хмырова, А.А. Эйсмана, П.С. Элькинд и др. Особо следует отметить фундаментальный коллективный труд «Теория доказательств в советском уголовном процессе» (М., 1973).

Однако указанные работы при всей актуальности и научной значимости не могут ликвидировать пробел в общеметодологических разделах теории процессуального познания.

Объектом диссертационного - исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере познавательной деятельности субъектов юридического процесса.

Предмет исследования составляют общетеоретические основы познания


5

в процессуальной юридической деятельности.

Цель диссертационного исследования - создание комплексной общеправовой концепции познания в процессуальной юридической деятельности. В соответствии с целью исследования предусматривается решение ряда взаимосвязанных задач:

  1. уточнить и обосновать терминологию и формулирование определений i ряда понятий, относящихся к предметной области исследования;
  2. проанализировать законодательную базу и выявить проблемы правового регулирования процессуального познания и доказывания;
  3. определить понятие, структурные элементы процессуального познания и процессуального доказывания;
  4. выяснить общесоциальные и юридические признаки явлений, функционирующих в качестве средств получения искомых знаний;
  1. раскрыть в рамках заданной теории, объясняющей природу доказательств, гносеологическую однотипность их устных, письменных и вещественных разновидностей;
  2. выяснить, каким образом источники и элементы структуры доказательств функционируют в механизме формирования субъектами правового по- • знания адекватного гносеологического образа модели обстоятельств дела.

Методологическую основу исследования составляет диалектический и иные современные методы и методики познания. Использовались также формально-логический, исторический, системный, структурно-функциональный, статистический и конкретно-социологический, сравнительно-правовой и другие подходы. Это позволило расширить, уточнить и углубить знания об исследуемом предмете.

Теоретической основой работы являются труды отечественных и зарубежных ученых-юристов, философов, социологов, психологов и представителей других наук (С.С. Алексеева, В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, Л.А. Ванеевой, А.Б. Венгерова, А.И. Винберга, С.А. Голунского, Г.Ф. Горского, М.М. Гродзин-ского, М.А. Гурвича, Е.В. Додина, В.Я. Дорохова, Н.Я. Дюрягина, О.В. Иванова, Л.М. Карнеевой, Н.М. Кипниса, А.Ф. Клейнмана, А.Г. Коваленко, А.С. Козлова, Л.Д. Кокорева, Г.П. Корнева, Н.П. Кузнецова, СВ. Курылева, В.В. Лазарева, A.M. Ларина, И.М. Лузгина, П.А. Лупинской, Б.Т. Матюшина, В.А. Но-


6

вицкого, Ю.К. Орлова, Н.Н. Полянского, М.С. Строговича, В.М. Савицкого, В.М. Сырых, М.К. Треушникова, А.И. Трусова, А.А. Мельникова, Д.М. Чечота, Ф.Н. Фаткуллина, А.А. Эйсмана, П.С. Элькинд, К.С. Юдельсона и др).

Эмпирическую базу работы составили нормы международного права, Конституция России, действующие федеральные нормативные правовые акты и юридические акты субъектов Российской Федерации. В работе также использованы правовые акты Союза ССР, РСФСР и Российской Федерации, утратившие свою юридическую силу. При рассмотрении проблемных аспектов диссертационного исследования автор использовал личный опыт практической деятельности.

Диссертантом изучена и обобщена опубликованная и неопубликованная юридическая практика, в том числе осуществляемая компетентными субъектами во Владимирской области. Проанализировано состояние обеспечения прав и законных интересов граждан при осуществлении процессуального познания и доказывания. Проведено социологическое исследование в форме анкетирования. Было опрошено 70 судей Владимирской области, в том числе 23 - Владимирского областного суда, 50 прокуроров, 80 следователей прокуратуры, МВД, Федеральной службы Госнаркоконтроля по Владимирской области, 20 сотрудников органов дознания, 30 адвокатов.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в работе впервые с позиций общей теории права осуществлено комплексное монографическое исследование проблем процессуального познания и доказывания, направленных на совершенствование отечественного законодательства, обеспечение прав и интересов людей, их коллективов и организаций, укрепление законности и правопорядка в обществе. На защиту выносятся следующие основные положения:

1.  Процессуальное познание представляет собой неразрывное единство

практической деятельности по собиранию, проверке доказательств и мысли

тельной деятельности, заключающейся в оценке для себя доказательств, осуще

ствляемое субъектами на основе определенных принципов, с помощью соот

ветствующих средств и способов в отношении обстоятельств, имеющих юри

дическое значение.

2.  Каждый из субъектов осуществляет познание в рамках своих специфи-


7

ческих функций и полномочий.

Содержание процессуального познания определяется путем выделения трех этапов: а) собирание доказательств; б) их проверка; в) оценка.

  1. Только вероятностный подход дает достаточно удовлетворительную модель логической структуры получения знания в процессуальном исследовании. Компетентным органом устанавливается истина формальная и юридическая. Соотношение объективной и юридической истин представляет собой форму предела, стремления одной величины к другой, истины юридической к истине объективной с той особенностью, что потенциально (теоретически) возможно почти полное их совпадение.
  2. Доказывание есть деятельность по обоснованию сторонами утверждений. Если для определения сущности процессуального познания конкретного вида субъекта главную роль играют функции и полномочия, то для доказывания - функции и интерес.
  3. Процессуальное доказывание - единство двух аспектов деятельности: логической и процессуальной. Процесс процессуального доказывания с логической стороны является построением системы логических выводов, в которой из одних суждений (исходных доказательств) на основании правил логики выводятся другие суждения (доказываемые обстоятельства).

Говоря о процессуальной стороне, в доказывании выделяются следующие этапы: а) утверждение о фактах; б) указание на доказательства; в) раскрытие доказательств; г) представление доказательств; д) оценка (интерпретация) доказательств. Между этими этапами нет четко зафиксированных границ. Они могут пронизывать весь процесс, не обязательно следуя друг за другом в строго определенном порядке.

  1. Помимо собственно деятельности по доказыванию в его структуре вы- -деляются сведения и предусмотренные законом источники, в которых они содержатся, а также предмет доказывания - особая процессуальная категория, в которую включаются факты, имеющие материально-правовое значение, без выяснения которых нельзя правильно разрешить дело по существу и применить норму материального права.
  2. Субъектов процессуального познания предлагается дифференцировать на несколько групп. Основную группу составляют государственные органы и

8

лица, на которые законом возложена обязанность в пределах своей компетенции принимать предусмотренные меры по исследованию обстоятельств дела. В силу статуса субъектов данной группы можно условно обозначить публичные субъекты п р о ц е с с у а л ь н о г о познания. Другую группу участников процесса составляют субъекты с ограниченной сферой познавательной деятельности. Именно участники данной группы, и только они, являются субъектами процессуального доказывания. Третью группу участников процесса, привлекаемых к познавательной деятельности, составляют лица, не имеющие собственного интереса в процессе. Общий смысл их познавательных и иных действий в том, чтобы способствовать получению достоверной информации.

  1. В целях общеправовой терминологической упорядоченности процессуального познания для обозначения сведений о фактах на разных стадиях юридического процесса (досудебной, использования в судебном процессе и на стадии принятия решения судом) предлагается на ранних стадиях использовать термин «информационный процессуальный аргумент».
  2. Доказательства в юридическом процессе выполняют три функции: а) отражательно-информационную; б) организационную; в) удостоверительную.

10.  В диссертации даны конкретные рекомендации и предложения по со

вершенствованию процессуального законодательства и процессуальной юри

дической деятельности.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется новизной полученных результатов. Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что в ней проведен анализ состояния научной разработки проблемы процессуального познания, сформулированы понятия данного познания, процессуального доказывания, доказательств. Определены и исследованы структурные элементы, составляющие основу процессуального познания, его субъекты.

Практическая значимость исследования заключается в его направленности на дальнейшее совершенствование процессуального законодательства, что будет способствовать повышению эффективности и качества правоприменительной деятельности, формированию в нашей стране правового государства.

Дидактическое значение состоит в том, что полученные результаты будут полезны преподавателям при чтении лекций и проведении семинарских за-


9

нятий, студентам и слушателям юридических вузов при подготовке научных докладов (сообщений), написании курсовых и дипломных работ. Материалы диссертационного исследования уже используются автором при проведении различного вида занятий дисциплинам «Теория государства и права» и «Уголовно-процессуальное право».

Апробация результатов исследования. Материалы диссертационного исследования внедрены в учебный процесс и используются в правоприменительной практике диссертанта.

Основные положения диссертации нашли отражение:

  1. в четырех научных публикациях автора общим объемом 2,1 пл;
  2. в выступлении на восьмой конференции председателей судов и гор-райпрокуроров Владимирской области в ноябре 2002 года;
  3. материалы диссертационного исследования использовались при проведении лекций и семинарских занятий на юридическом факультете Владимирского государственного педагогического университета и Владимирского юридического института Минюста России;
  4. большинство положений диссертации апробировано в ходе личного участия в процессуальном познании и доказывании на различных должностях прокуратуры Владимирской области;
  5. материалы диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Минюста России, кафедры государственно-правовых дисциплин юридического факультета Владимирского государственного педагогического университета, кафедры теории и истории государства и права Ярославского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ, Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, степень теоретической разработанности, определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, его методологическая основа и научная новизна, приводятся основные положения, выносимые на защиту, а также определяется научная и


10

практическая значимость полученных результатов, их апробация.

Первая глава «Деятельностная природа процессуального познания» включает четыре параграфа.

Первый параграф «Сущность и методология процессуального познания» посвящен анализу понятия процессуального познания, которое представляет собой разновидность познания человеком реальной действительности.

Автором рассматриваются особенности процессуального познания, предопределяющие существование его оригинального содержания и выделяющие его в своеобразный вид познавательной деятельности, характеризующейся: а) предметом - фактическими обстоятельствами конкретного дела и видом правоотношений; б) ограничением во времени определенным сроком рассмотрения и разрешения дел; в) субъектным составом; г) стремлением субъекта передать полученные знания другим участникам процесса; д) подчинением одновременно логическим законам мышления и законам, устанавливаемым государством; е) осуществлением при помощи специфических средств - процессуальными доказательствами, их источниками и способами их получения и проверки; ж) невозможностью реализации некоторых мер без согласия заинтересованных лиц; з) соблюдением единой процессуальной формы; и) необходимостью принятия по делу решения; к) осуществлением процессуальных фикций, презумпций, системы принципов, в том числе требований диспозитивности, законности, состязательности, гласности и др.

Далее на основе анализа познавательной деятельности делается предварительный вывод о том, что, во-первых, при процессуальном познании возможны и допустимы две формы познания фактов - познание опосредованное (при помощи доказательств) и познание непосредственное (при помощи чувственного восприятия фактов). Во-вторых, непосредственное процессуальное познание применимо в отношении фактов, не требующих для их познания специальных знаний и доступных для непосредственного чувственного восприятия. Такими фактами являются большинство фактов-состояний, ими могут быть разнообразные действия и события.

Большую практическую важность имеет вопрос о методах, используемых при осуществлении процессуального познания. Метод составляет система направленных на получение верного знания об объекте способов достижения ре-


11

зультата в ходе применения познавательных операций, регулируемых определенными нормами права.

Метод лишь на первый взгляд выступает как некое субъективное начало познавания, внешним образом связанное с объектом. Он (метод) обусловлен содержанием изучаемого объекта. Чтобы правила познания привели к верному результату, они должны опираться на знания об объекте. Метод всегда включает в себя определенный минимум знаний об объекте.

Система методов процессуального познания подразделяется автором на. несколько типов и уровней. Помимо диалектики и иных философских подходов, выделяются общенаучные методы. К таковым отнесены методы восхождения от абстрактного к конкретному и метод ему обратный, формализации и и д е а л и з а ц и и , а н а л и з а , синтеза, и н д у к ц и и , дедукции, аксиоматический и др.

Третьим уровнем методологии являются частные методы. Частный метод как бы состоит из двух частей: с одной стороны, его «видимая» часть - приемы, правила и рекомендации организации практического действия, с другой - «невидимая» - мыслительный процесс, система методологических принципов и т.д. К данной группе относятся наблюдение, эксперимент, метод сопутствующих изменений и др.

Четвертый уровень - это так называемые специальные методы. Под специальными методами исследования предлагается понимать такие подходы, которые применяются только в одной или нескольких близких сферах познания.

В ходе процессуального познания применяются специальные методы двух типов. Одни характерны только для данной сферы человеческой деятельности (например, проведение очной ставки), другие применяются не только в процессуальном познании, но и в иных сферах деятельности человека (например, метод фиксации сведений звукозаписью). Особое внимание уделяется методу ретроспективного познания.

Проведенный анализ процессуального познания позволяет дать следую-щ е е е г о определение. Это неразрывное единство практической деятельности субъектов процессуального познания по собиранию и проверке доказательств и мыслительной деятельности, заключающейся в оценке для себя их качеств.

Второй параграф «Процессуальное познание и доказывание как виды юридической деятельности» начинается с определения критериев, характери-


12

зующих познание, к которым относятся: 1) какой именно субъект познаёт, 2) с помощью каких средств происходит познание; 3) каков конкретный объект познания; 4) каковы цели познания и его пределы. В связи с этим познание делится на виды в зависимости от результата (состава знания), который необходимо получить в итоге.

Далее, рассматривая процессуальное познание, автор выделяет специфические признаки, отличающие его как от познания вообще, так и от других видов познания в частности. Оно осуществляется субъектами, определёнными процессуальным законодательством на основе конкретных принципов, средств и способов для выяснения обстоятельств, имеющих юридическое значение.

Значительное внимание в рамках данного параграфа уделено вопросу о месте категории истины и ее характере, которая имеет принципиальное значение, поскольку именно она опосредует и определяет отношение познающего субъекта к объекту и предмету познания, тем обстоятельствам, на основании которых компетентный орган решает юридическое дело. Именно она детерминирует не только методологические особенности процессуального познания, но и определяет его вектор, цели, задачи и правоприменение в целом.

Учение об истине в юридическом процессе имеет глубокие корни в истории развития общества, философии и иных науках. Сторонники установления объективной истины,. критикуя буржуазный процесс, утверждали, что этот принцип присущ только социалистическому судопроизводству.

В настоящее время подвергаются ревизии устоявшиеся положения доказательственного права, в том числе положения о понятии объективной истины. Так, В.В. Никитаев пишет: «Объективная (материальная) истина есть фикция, точнее юридическая фикция, позволяющая использовать Уголовный кодекс для постановления приговора, а потому её сохранение как средства уголовного процесса предполагает, что на первое место будет поставлена процессуальная • истина»1. Под процессуальной истиной им понимается соответствие судебного процесса требованиям процессуального права. Этой же точки зрения придер-


13

живаются С.А. Пашин2, В.В. Золотых3 и другие авторы.

Мы отмечаем, что об истине в юридическом процессе нельзя говорить, безотносительно к конкретному процессуальному законодательству. Оно, в числе других факторов, с одной стороны, существенно влияет на возможности познающего субъекта, а с другой - ставит конкретные цели и определяет пределы доказывания.

Знание правоприменителя синтезируется в определенном процессе, выстроенном на логическом базисе, отвечающем требованиям рационального алгоритма и имеющем процессуальную форму. Сама форма является продуктом логического анализа, осмысления наукой процессуального права и законодателем. При этом, в последние годы законодателем выведено за рамки процессуального законодательства понятие объективного рассмотрения обстоятельств, дела, напрямую связанное с проблематикой познавательного процесса, теории доказательств и истинности (достоверности) получаемых знаний.

Автор соглашается с А.Г. Коваленко, которая утверждает, что конструкция и состязательного, и следственного процесса в принципе может быть доведена до уровня, делающего вероятность получения ошибки выносимого судебного решения если не сколь угодно малой, то достаточно малой, но сколь бы мы ни усовершенствовали эти конструкции, вероятность получения подобной ошибки остается4. Отсюда следует, что объективная истина как цель процессуального познания в рамках правоприменительного процесса фактически недостижима. Компетентным органом устанавливается и формальная, и юридическая истина. По нашему мнению, соотношение этих истин представляет собой форму предела, стремления одной величины к другой, стремление истины юридической к истине объективной с той особенностью, что потенциально (теоретически) возможно почти полное их совпадение. Более того, достижение объективной истины, на наш взгляд, следовало бы расценивать в качестве цели процессуальной юридической деятельности. Цель как таковая не означает обяза-

2 См.: Пашин С.А. Проблемы доказательственного права // Судебная реформа: юридический

профессионализм и проблемы юридического образования. - М., 1995. С. 312.

3 См.: Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. - М., 1999.

С. 37.

* См.: Коваленко А.Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. М. 2002. С. 3-4.


14

тельности своего достижения. Это лишь потенциал, предел стремления. При таком построении результат стремления может быть сколь угодно далек от цели, что вполне вписывается в рамки формальной истины как результата правоприменительного процесса.

В завершении параграфа анализируется сущность состязательного судопроизводства, заключающаяся в совершении определенными субъектами юридического процесса действий, которые носят соревновательный характер. Понимание процессуальных доказательств как функционирующего «процессуального оружия» сторон (как средства убеждения) тесно связывается с принципом формальной истины, состоящим в том, что в силу состязательности процесса правоприменитель (например, суд) основывает свое решение лишь на доказательствах, представляемых тяжущимися. Это отражается на объективности общей фактической базы и на содержании всей познавательной деятельности. В связи с этим возрастает возможность достижения знания, которое было бы «формально истинным» с точки зрения правильности выводов, но не объективно истинным с точки зрения соответствия его действительности.

Третий параграф «Основные этапы процессуального познания и процессуального доказывания в юридической деятельности» посвящен наиболее спорным вопросам, касающимся познания в юридической деятельности: а) о процессуальном доказывании (понятии) и его субъектах; б) о соотнесении процессуального познания и процессуального доказывания; в) о структуре и элементах процессуального познания и процессуального доказывания.

В юридической литературе четко выделены две точки зрения на понятие доказывания, которые дают различное представление об объеме, элементах доказывания и его субъектах.

Одни авторы в той или иной степени отождествляют понятия процессуального познания и доказывания, отмечая два возможных аспекта последнего: а) собирание, проверка и оценка фактических данных; б) обоснование выводов, к которым приходят лица, осуществляющие доказывание. Из понимания тождества этих понятий определяются методологические вопросы теории доказательств.

Другие авторы считают, что познание истины по делу проходит два этапа - исследование и доказывание. Под доказыванием • понимается установление


IS

обоснованности предъявленного иска или обвинения (А.Ф. Клейнман).

В науке уголовного процесса А.А. Давлетов рассматривает доказывание как обоснование обстоятельств дела, производимое после сбора и исследования доказательств5.

Следует отметить логическую последовательность названной позиции, приводящей к пониманию цели доказательственной деятельности участвующих в деле лиц (не суда, но под руководством и с помощью суда) как предоставления необходимого доказательственного материала для установления судом истины.

Прямое перенесение логического понимания «доказательства» в процесс приводит к различению понятий процессуального познания и доказывания. В качестве основного аргумента их различения и обоснования специфик доказательственной деятельности берется верное, на наш взгляд, утверждение, что если познание - это получение знания для себя, то доказывание - это познание для других.

Очевидно, что изложение мыслей может осуществляться при помощи таких логических форм, как «доказательство» и «опровержение». В этом проявляется такая важная коммуникативная функция логического доказательства, как изложение мыслей для других людей. Логически доказательство выступает не просто процессом изложения суждений, утверждающих или отрицающих что-либо, а особым способом изложения, определяющим достоверность и истинность этих суждений.

Автор считает, что при определении сущности процессуального познания -и доказывания следует исходить, прежде всего, из функций субъектов процессуального познания и наличия их специфического интереса. Процессуальное познание нельзя рассматривать в целом как сквозной процесс накопления знаний некоего единого виртуального субъекта, осуществляющего познание в рамках юридического процесса от начальной и до конечной стадий. Каждый из субъектов осуществляет познание в рамках своих специфических функций и полномочий.

В равной степени это относится и к доказыванию, которое в работе опре-


16

деляется как деятельность по обоснованию сторонами утверждений. И если для определения сущности процессуального познания конкретного вида субъекта главную роль играют функции и полномочия, то для доказывания — функции и интерес.

В содержательном плане понятия процессуальное познание и доказывание не только не совпадают, но могут и не пересекаться. При одинаковых объемах сведений, полученных в процессе процессуального познания, стороны по-разному оценивают их, поскольку юридический процесс - всегда спор. Более того, нередко субъекты процессуального познания, находящиеся на одной процессуальной стороне, движимые личными интересами, дают различную интерпретацию тем или иным установленным обстоятельствам. Следует заметить, что для ряда субъектов доказывания (например, защитника подсудимого, представителя гражданского истца) интерпретация установленных обстоятельств в процессе доказывания зависит от интереса иных субъектов (подсудимого, гражданского истца), независимо от собственной оценки обстоятельств дела. Кроме того, в отличие от процессуального познания доказывание может осуществляться с помощью преюдиций, презумпций, общеизвестных фактов и т.д.

Сложности познания в определенной мере связаны и с его процессуальной формой. Последняя, формализуя познание, может как усложнять, так и упрощать его. Развитие и совершенствование указанной формы должно содействовать установлению наиболее эффективного, оптимального процесса познания.

Познавательная функция процессуального познания реализуется через сложную систему деятельности субъектов и тех отношений, которые возникают между участниками процесса. Рассматривая познание как систему, необходимо различать ее структурные образования: элементы процессуального познания и средства доказывания.

Обычно содержание познания определяют через выделение трех элементов (этапов) - собирание доказательств, их проверку (исследование) и оценку.

Исходя из выработанной концепции доказывания, автор выделяет следующие его элементы (этапы): 1) утверждение о фактах; 2) указание на доказательства; 3) раскрытие доказательств; 4) предоставление доказательств; 5) оценка и интерпретация доказательств.


17

Между различными элементами доказывания нет четко зафиксированных границ, они могут пронизывать весь процесс, не обязательно чередуясь в строго определенном порядке. Говоря об элементах структуры доказывания, в работе имеется в виду его процессуальная сторона. Процессуальное доказывание представляется в виде единства двух видов деятельности - логической и процессуальной. Доказывание с логической стороны является построением системы логических выводов, в которой из одних суждений (исходных доказательств) на основании правил логики выводятся другие суждения (доказываемые обстоятельства).

Доказывание осуществляется с помощью определенных средств, которые необходимо рассматривать как одно из структурных образований системы познания и доказывания. В качестве средств доказывания необходимо рассматривать лишь сведения и предусмотренные законом источники, в которых они содержатся.

Для некоторых субъектов судопроизводства познание и доказывание можно рассматривать с точки зрения цикличности процесса. В силу целого ряда причин системного характера и специфики спорных правоотношений, конкретные механизмы институтов пересмотра решений правоприменительных органов различны в отраслях, неодинаковы, но имеют схожую многоступенчатую конструкцию, призванную минимизировать вероятность ошибки. На каждой очередной стадии, как правило, меняется адресат доказывания, он же - новый субъект познания.

Помимо собственно деятельности по доказыванию в его структуре также следует выделять субъекты и предмет доказывания. Предмет доказывания в некоторой степени является и предметом процессуального познания, поскольку прежде чем передать кому-либо информацию, ее необходимо уяснить. Именно с этой позиции необходимо раскрывать понятие предмета процессуального познания и предмета доказывания.

Познание и процесс доказывания направлены на установление не однотипных по материально-правовому и процессуальному значению фактов, которые можно разделить на четыре вида: а) юридические факты материально-правового характера, установление которых необходимо для правильного применения нормы материального права, регулирующей спорное правоотношение,


18

и разрешения дела по существу; б) доказательственные факты, под которыми обычно понимаются факты, которые сами по себе не имеют правового значения, а служат лишь для установления других, конечных фактов, имеющих такое значение; в) факты, имеющие исключительно процессуальное значение; г) факты, установление которых органу (в рамках его полномочий) необходимо для выполнения воспитательных и предупредительных задач.

В работе обосновывается, что предмет доказывания есть особая процессуальная категория, в которую включаются факты, имеющие материально-правовое значение, без выяснения которых нельзя правильно разрешить дело по существу и применить норму материального права. Понятие предмета доказывания связано с правилами распределения обязанностей по доказыванию, а также применением норм материального права для выводов о содержании субъективного права. Предмет предопределяет обязанность сторон по представлению доказательств в соответствии с теми фактами, которые каждая из сторон должна доказывать. Именно стороны должны принимать меры по обоснованию фактов предмета доказывания, иные обстоятельства могут подтверждаться доказательствами, полученными по инициативе компетентного органа

В диссертации предлагается классификация доказательств по такому основанию как отношение к предмету доказывания. Различаются доказательства, необходимые при установлении предмета доказывания, и иные доказательства, имеющие значение для юридического дела. Вторую группу доказательств предлагается назвать служебными, поскольку они выполняют исключительно процессуальные функции и прямого отношения к предмету доказывания не имеют. Далее для наиболее полного и глубокого познания данного института детально исследуются классификации фактов, составляющих предмет доказывания, что позволяет выявить специфику доказывания отдельных составляющих его фактов и выработки правил распределения обязанностей по доказыванию.

Основное различие процессуального познания и доказывания состоит в субъектном их составе, функциях, целях и интересах субъектов.

В широком смысле субъектами процессуального познания можно назвать любых его участников, предусмотренных законом, которые своими активными действиями приобретают, сохраняют информацию о факте, передают ее другим


19

участникам процесса, придают ей статус доказательств и на основе их устанавливают обстоятельства и принимают решения по делу. Характер и форма их познавательной деятельности различные. Потому не все участники процесса являются равнозначными субъектами.

Учитывая методологическую направленность работы - исследование особенностей познавательной деятельности, с учетом процессуального положения и назначения отдельных участников юридического процесса, автором выделены следующие группы субъектов процессуального познания.

Основную группу составляют государственные органы и лица, на которые законом возложена обязанность в пределах своей компетенции принимать предусмотренные законом меры по исследованию обстоятельств дела и которые несут ответственность. К их числу относятся: компетентные органы (суд, прокуратура, органы дознания и др.). Именно в силу их статуса данную группу можно условно обозначить в качестве публичных субъектов процессуального познания.

Далее в диссертации рассматриваются возможности изменения процессуального статуса публичного субъекта познания в ходе разрешения юридического дела.

Другую группу участников процесса составляют субъекты с ограниченной сферой познавательной деятельности. Они имеют определенный общественный, публичный, ведомственный или личный интерес в исходе дела, участвуют в процессе с определенных познавательных и доказательственных позиций, обозначенных законом или их интересами, не обладают властными полномочиями и не могут реализовать свою правоспособность в сфере процессуального познания без санкции компетентного органа. Это - подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики, их представители, адвокаты и т.д. Именно участники данной группы являются субъектами процессуального доказывания, формулируют тезис или возражают против него, ссылаются и представляют доказательства, дают им оценку. Следует отметить, важной здесь является возможность несовпадения оценки доказательств как познавательной деятельности для «себя» и оценки фактов и обстоятельств как доказательственной деятельности для «других».

Еще одну группу участников процесса, привлекаемых к познанию, со-


20

ставляют свидетели, секретари судебного заседания, переводчики, понятые, специалисты, эксперты, работники, выполняющие оперативно-розыскные мероприятия, смысл познавательных и иных действий которых в том, чтобы способствовать получению достоверной информации.

Четвертый параграф «Правовое регулирование процессуального познания и доказывания в юридической деятельности». В теоретическом и практическом плане нужно указать на три взаимосвязанных иерархических уровня в общей структуре нормативной регламентации процессуального познания и доказывания. Во-первых, это концептуальная регламентация. Во-вторых, это генеральная (общая) регламентация. На этом уровне выделяются обобщенные условия, формы и способы собирания, представления, исследования и оценки доказательств. В-третьих, это детально-процессуальная регламентация познания и доказывания субъектов.

Процессуальное познание и доказывание могут успешно содействовать разрешению дела, если существуют необходимые процессуальные гарантии, в качестве основных видов которых выделены следующие: процессуальные нормы, закрепленные в них права и обязанности участников; принципы процесса; процессуальная форма; деятельность участников; существующая система проверки обоснованности принимаемых решений, система контроля за законностью процессуальных действий; система принуждения и процессуальные санкции.

В то же время очевидно, что закон не имеет возможности регламентировать все общественные отношения. Это касается даже тех сфер и тех правоотношений, которые иначе, как в рамках закона, существовать не могут. Вследствие этого возникают пробелы в правовом регулировании. Именно их устранению призван содействовать такой правовой институт, как аналогия. Поэтому автором выработаны критерии, позволяющие снизить субъективизм и повысить объективный фактор применения и использования аналогии.

На основании вышеизложенного, в связи с динамичностью развития общественных отношений автору представляется целесообразным внести в УПК РФ статью следующего содержания: «При отсутствии нормативного регулирования допускается проведение процессуальных и следственных действий по уголовному делу на основе использования сходных случаев, не нарушая при этом


21

принципов уголовного судопроизводства и не ограничивая прав участников уголовно-процессуальных правоотношений».

Вторая глава «Процессуальные доказательства как средство обеспечения процессуального познания и доказывания в юридической деятельности» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Понятие процессуальных доказательств» посвящен понятию «доказательство», которое является одним из центральных в теории и трактуется достаточно разнопланово. В данном параграфе доказательство рассматривается как средство процессуального познания и средство убеждения сторонами публичных субъектов; обосновывается единство природы доказательств в различных отраслях процессуального права

Для юридических доказательств характерен ряд особенностей. Во-первых, они «овеществляются» только в процессуальной форме. Во-вторых, система доказательств допускает существование их суррогатных эквивалентов -так называемых презумпций и судебных фикций, а также судебных признаний и системы привилегий. В-третьих, никакие доказательства не обладают свойством имманентно присущей стабильности, наперед заданной «доказательностью».

В современной процессуальной науке широкое распространение получила концепция доказательств-сведений, которой с некоторыми уточнениями придерживается диссертант. Сведения - логическое ядро доказательств, так как они сообщаются в виде суждений о фактах, т.е. в виде логических категорий. Они являются отражением фактов реальной действительности и поэтому несут информацию о них.

Обращение к теории информации для объяснения сущности понятия доказательства правомерно, так как к информации относятся все сведения, полученные человеком из внешнего мира при помощи органов зрения, слуха, осязания, обоняния.

Привлечение философского категориального аппарата к исследованию информационных процессов позволило рассматривать форму информации как способ существования и выражения содержания. Таким образом, считая, что доказательство - это сигнал, несущий информационный аспект для субъекта процессуального познания, анализировать структуру доказательства под углом


22

зрения категорий содержания и формы, то можно сделать вывод: информационный аспект доказательства существует в форме сигнала и выражается вовне посредством кода. В этом плане единство информационного аспекта, отвечающего требованиям относимости (содержания), и способов существования и выражения, отвечающих требованиям допустимости (формы), образует процессуальное доказательство.

В понятии доказательства в диссертации выделяется две его неразрывно связанные стороны - содержание и форма. Под содержанием понимаются сведения о каких-либо фактах. Процессуальная форма доказательства - это совокупность юридических требований, в соответствии с которыми используется относимая информация, полученная в форме, способом и от источников, предусмотренных соответствующими юридическими нормами.

Мы исходим из того, что суть доказательства в триединстве: способности материи отражать, способности субъекта адекватно воспринимать и воспроизводить информацию и присутствии при этом субъективных качеств познающего субъекта. Именно с этих позиций относимость, допустимость, достоверность и достаточность доказательств, служащие характеристиками производимых с ними операций и оснований их выбора, являются их свойствами, поскольку характеризуют способность потенциально отражать объективную реальность. Ни в коей мере не отрывая доказательства от объективной реальности, мы учитываем и значимость субъективного фактора.

Представленная концепция позволяет обозначить единую специфическую структуру доказательства, элементами которой являются: 1) материальная форма существования (средство доказывания, вид доказательства); 2) содержание (сведения, информация как отражение материального мира и его свойств); 3) процессуальный способ получения доказательства.

Итак, доказательствами являются сведения о фактах, подлежащих доказыванию, обладающие свойством относимости, способные прямо или косвенно подтвердить, опровергнуть или поставить под сомнение имеющие значение для правильного разрешения юридического дела факты, полученные и исследованные законным способом и облеченные в требуемую законом процессуальную форму.

В работе отмечается, что любое доказательство становится таковым лишь


23

при его окончательной оценке судом или иным компетентным субъектом права. До этого его можно называть таковым лишь условно, поскольку никогда не исключено, что на каком-то последующем этапе оно будет признано неотноси-мым или недопустимым. Автором делается вывод о необходимости применения различных терминов для обозначения сведений о фактах на разных стадиях юридического процесса (например, досудебной, использования в судебном процессе и на стадии принятия решения судом) и предлагается на ранних этапах разрешения дела использовать термин «информационный процессуальный аргумент». «Информационный», поскольку содержанием этого понятия является информация, не ставшая еще знакомой для публичного субъекта процессуального познания, но адресованная ему. «Процессуальный», так как информация облечена в предусмотренную законом процессуальную форму. «Аргумент», потому что основной функцией процессуальной информации является обоснование субъектами доказывания (сторонами) своей позиции адресату -публичному субъекту процессуального познания.

Для более эффективной проработки теории доказательственного права автор вырабатывает единую общеправовую терминологию.

Во втором параграфе «Доказательства в обеспечении процессуального познания и доказывания» автор рассматривает доказательство как структурный элемент процессуального познания и доказывания.

Исходя из предлагаемой в диссертации концепции понятий «процессуальное познание» и «доказывание», автором выделяется три функции процессуальных доказательств: отражательно-информационная, организационная, удостоверительная.

Для наиболее полного раскрытия содержания категории доказательств, выяснения специфики их функционирования в процессуальном познании и доказывании автор исследует ряд свойств, которые присущи им. Особое внимание в работе уделяется прежде всего их относимости, допустимости и силе (значению).

В основе гносеологической природы относимости (как свойства информации быть средством процессуального познания) лежит закон взаимодействия, закон передачи особенностей обстоятельства источнику доказательства или непосредственно познающему субъекту. В общем виде они сформулирова-


24

ны однотипно для уголовного, гражданского и арбитражного процесса.

.Круг относимых доказательств в процессе юридического разбирательства может меняться в зависимости от совершения сторонами распорядительных действий. Кроме этого, на объеме относимых доказательств сказывается и то обстоятельство, кто выступает субъектом конкретного спора.

Можно говорить об иерархической системе «информационных потоков» по юридическому делу, включающей «уровни» обнаружения, собирания, наращивания надежности и проверки совокупности сведений о существенных обстоятельствах дела. Признания доказательства относящимся необходимо и достаточно, чтобы его можно было использовать хотя бы на одном из этих «уровней». Практически одно и то же доказательство может относиться сразу к нескольким из этих «уровней», как и к нескольким обстоятельствам одного «уровня».

Предотвращение ошибок возможно, если в каждом конкретном случае относимость собираемой информации будет рассматриваться с точки зрения ее места в системе доказательств по делу, т.е. использования для одной из следующих целей: а) установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания; б) выявления иных обстоятельств, имеющих значение доказательственных фактов, то есть используемых в качестве аргументов, логических посылок при установлении каких-то элементов доказывания; в) выяснения других обстоятельств - их наличии или отсутствии, достоверности или недостоверности, допустимости или недопустимости и т. п. (например, о факте подкупа свидетеля, о некомпетентности эксперта); г) «дублирующего» определения фактов и обстоятельств, уже установленных другими доказательствами в целях проверки и усиления надежности системы доказательств данной версии; д) опровержения фактов, относящихся к другим выдвинутым версиям; е) выявления фактов, дающих основание для вынесения частного определения по делу; ж) установления фактов, имеющих исключительно процессуальное значение (влияющих на приостановление, прекращение дела и др.).

Правило допустимости практически одинаково сформулировано в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве и рассматривается так же, как и в уголовном процессе, как формализованное правило, безотносительное к достоинствам, качеству информации.


25

В диссертации предлагаются авторские критерии отграничения допустимости от других свойств доказательств: 1) она относится только к форме и не касается содержания доказательства; 2) допустимость определяется соблюдением формальных правил, прямо указанных в законе.

На основе анализа новелл УПК РФ автором выделена категория условно-допустимых доказательств.

В рамках допустимости доказательств нами исследуется природа так называемых необходимых доказательств, которыми являются конкретные средства доказывания (письменные доказательства, заключения экспертов), использование которых при установлении определенных фактов обязательно в силу их высокой информативности и реальной возможности приобщения к делу с помощью определенного вида процессуального источника.

Далее уделяется внимание не менее важному свойству доказательств - его силе (значению), которая напрямую определяется тем, насколько убедительны содержащиеся в нем сведения. Установить значение доказательства или совокупности доказательств - значит решить, какую роль играет данное доказательство или данная совокупность доказательств в обнаружении истины, определить качество доказательства, его ценность в системе доказательств. Сила доказательств определяется по следующим правилам.

  1. Прямые доказательства всегда имеют значительно большую силу, чем косвенные (при условии их равной достоверности).
  2. Доказательственная значимость косвенных доказательств тем выше, чем больше они повышают вероятность обосновываемого тезиса, что основывается на действии логических правил, вытекающих из законов вероятностной логики. Близким по значению к силе выступает признак достаточности доказательств.

Допустимость, относимость и сила выступают в качестве критериев оценки, которым должно соответствовать каждое из доказательств, используемых субъектами процессуального познания для обоснования своих выводов.

Совокупность же (система) доказательств оценивается по особому критерию — с точки зрения достаточности, которая включает полноту и надежность. Эта категория объединяет все признаки доказательства при практической познавательной деятельности и доказывании.


26

Третий параграф «Значение оценки доказательств в процессуальном познании и доказывании». В данном параграфе определяются основные принципы процесса познания и оценки доказательств: 1) доказательства оцениваются по внутреннему убеждению субъекта; 2) доказательства исследуются всесторонне, в полном объеме и объективно; 3) при оценке доказательств суд или иной компетентный орган обязаны руководствоваться законом, правосознанием и совестью; 4) никакие доказательства не имеют для правоприменителя заранее установленной силы. Каждый из названных принципов характеризуется определенным содержанием.

Принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению в равной мере служит решению важнейших задач юридического процесса: достижению по делу верного знания и обеспечению нравственной роли правосудия в обществе, его воспитательному воздействию на участников юридического дела и многих граждан. В ходе оценки доказательств собранные сведения о фактах не подводятся под какие-либо правовые нормы: внутреннее убеждение субъекта распространяется здесь не только на результат оценки, но и на само формирование конечного вывода.

Закон предъявляет к оценке доказательств ряд требований: а) внутреннее убеждение субъекта должно быть обоснованным; б) при оценке доказательств он должен руководствоваться законом; в) большое значение имеют при этом совесть, иные правовые и нравственные начала.

Сложнее обстоит дело с оценкой относимости доказательств. Она имеет смешанную природу, содержит и формальные, и содержательные моменты. С одной стороны, в законе прямо определены обстоятельства, подлежащие обязательному установлению по каждому делу (предмет доказывания). Что же касается правосознания, то мы считаем, что правовое сознание, будучи одним из компонентов человеческого сознания, неизбежно участвует в процессе познания фактов. Именно правосознание представляет собой сущность такого феномена как внутреннее убеждение. Правильность такого суждения обосновывается тем, что при оценке любого рода факта или явления необходим эталон, относительно которого можно судить об этом явлении. Для правоприменителя таким эталоном является позитивное право. Принципы оценки доказательств должны также удовлетворять трем требованиям познания: полноты, непроти-


воречивости и взаимной независимости.

В з а к л ю ч е н и и автор делает общие выводы, систематизируя предложения по повышению ценности и эффективности разработанной теории процессуального познания и доказывания.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих опубликованных работах автора:

1. Боруленков ЮЛ. О допустимости доказательств // Законность. - 2003. - № 9. С. 30-33.

2. БоруленковЮЛ.О понятии «доказательство» // Актуальные проблемы

юриспруденции. Сборник научных трудов. Выпуск 4. - Владимир: ВГПУ, 2003.

С. 13-27.

3.    БоруленковЮЛ.Процессуальное познание и процессуальное

доказывание // Вестник ВГПУ. Выпуск 9. - Владимир: Изд-во «Нерль», 2004. С.

15-20.

4.      БоруленковЮЛ.Структура процессуального познания и

процессуального доказывания // Сборник трудов молодых ученых ВГПУ.

Выпуск. 4: - Владимир: ВГПУ, 2004. С. 34-39.


»1550*

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.