WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МЕНТАЛЬНАЯ КОМПОНЕНТА ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ (социально-философский аспект)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

БОРОДИНА Марина Игоревна

МЕНТАЛЬНАЯ КОМПОНЕНТА ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ

(социально-философский аспект)

09.00.11 — социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Волгоград — 2004


Работа выполнена в Государственном образовательном

учреждении высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный педагогический университет».

Научный руководитель

доктор философских наук, про­фессор Константин Михайлович Никонов.

Официальные оппоненты:

К;

доктор философских наук, про­фессор Соломон Элиазарович Крапивенский;

кандидат философских наук, доцент Евгений Алексеевич Матвиенко.

Ведущая организация

— Астраханский государственный технический университет.

Защита состоится декабря 2004 г. в 13.00 час. на заседании

диссертационного совета Д 212.029.03 в Волгоградском государст­

венном университете (400062, г. Волгоград, ул. 2-я Продольная, 30,

ауд.___ ).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградско­го государственного университета.

Автореферат разослан ' I ноября 2004 г.

Кузнецова М А.

Ученый секретарь диссертационного совета


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В современном обществе закономер­но возрастает значимость правовой культуры как важнейшего ком­понента общей культуры общества и человека. Это определяется осо­бой доминирующей ролью правовой культуры в процессе развития системы общественных отношений и институтов, в формировании мировоззренческих позиций личности, ее ценностных установок. Не случайно социально-этические проблемы права и правовой культу­ры издавна привлекали внимание многих мыслителей-философов и социологов, правоведов и педагогов, историков и культурологов. Однако, несмотря на то, что проблемами права занимались многие выдающиеся мыслители, в том числе и наши соотечественники, не­смотря на целый ряд глубоких концепций, раскрывающих важней­шие аспекты правового бытия общества и признанных сегодня клас­сическими, теоретическое осмысление права, в том числе и правовой культуры, и в наше время не менее актуально, чем в прошлом. Более того, в новом тысячелетии осмысление правовых проблем, теорети­ческих и практических, приобретает еще большую злободневность.

Первопричины этого видятся прежде всего в том, что современ­ная техногенная цивилизация находится в состоянии глобального духовного кризиса. Этот кризис не мог не затронуть и такого сущест­венного элемента духовного, как право. В целом наблюдается эрозия права в различных его формах и тенденциях как цивилизирующего фактора жизни общества и человека. Процесс нарастающей деваль­вации ценностей общественного сознания во многом связан с дефор­мацией ценностно-нормативной системы общества, размыванием и девальвацией социально-позитивных ценностей, установок, стерео­типов поведения, нравственных идеалов людей, что особенно харак­терно для современного российского общества. Образовавшийся ду­ховно-ценностный вакуум заполняется ценностями и нормами кри­минальной среды, элементами преступной субкультуры. Широкое распространение получило аправовое сознание. Во внутригосударст­венных (да и международных) отношениях приоритет все чаще отда­ется грубой антиправовой силе.

В свете сказанного весьма актуальной задачей является теорети­ко-философский анализ правовой культуры, ее специфики, места и роли в утверждении и укреплении правовых отношений между людь­ми. Правовая культура является интегральной частью общей культу­ры общества. Именно этим обусловлена необходимость широкого


подхода к исследованию данного феномена. Он позволяет выявить не только универсальные по своей сути детерминанты правовой куль­туры, ее истоки и основания, но и ее многообразные связи с конкрет­но-историческими особенностями развития того или иного социаль­ного организма.

Если данные вопросы актуальны в контексте всей современной цивилизации, то для нашего общества они актуальны вдвойне, ибо эти общецивилизационные проблемы усугубляются здесь специфи­ческими особенностями современного состояния российского общест­ва. Одна из главных причин сложившейся ситуации — неполная и противоречивая реализация правовой подсистемой общества ее гу­манизирующей функции.

Степень разработанности проблемы. Философским проблемам права и правовым отношениям посвящено значительное количест­во работ. Наиболее исследованы интегративные функции права (Т. Гоббс, Г. Гегель, И. Кант, Дж. Локк и др.). Этим проблемам по­священ и ряд работ русских философов и правоведов (Вл. Соловьев,

A. И. Ильин, Б. А. Кистяковский, П. И. Новгородцев, Л. Петражиц-

кий, В. Н. Чичерин, В. Н. Синюков, В. В. Сорокин, М. А. Супатаев,

Е. А. Чичнева и др.). Что касается правовой культуры, то ее различ­

ные аспекты анализируются в работах Ю. А. Агешина, В. Ф. Бороди-

ча, Н. Л. Граната, И. А. Иванникова, В. И. Каминской, И. А. Крыги-

на, В. Н. Гуляихина, Л. В. Лесной, А. Л. Ликаса, Е. А. Лукашевой,

Р. Т. Мухаева, И. Д. Невважай, В. С. Нерсесянца, И. Д. Осипова,

B. П. Сальникова, А. П. Семитко, Т. В. Синюковой, Р. О. Халфиной,

А. В. Хованской, Я. Шаппа, В. Н. Шевченко и др.). Однако необхо­

димо отметить, что в теории правовой культуры существует еще не­

мало дискуссионных вопросов и нерешенных проблем, к которым

можно прежде всего отнести исследование сущности и структуры

правовой культуры, основных детерминант ее функционирования и

развития. Намечаются лишь первые подходы к изучению такого важ­

ного структурного элемента ее содержания, как ментальная компо­

нента, исключительной важности данного феномена в понимании и

оценке правовой деятельности, качества нормативно-правовых

актов общества, правовой ориентации индивидов в конкретных со­

циально-экономических и духовных условиях, в том числе, и, прежде

всего, в условиях современного российского общества. Сегодня в

России, к сожалению, еще отсутствует ясно сформулированный фи-

лософско-правовой комплекс, связанный с оценкой правовой действи­

тельности и имеющий проективный характер. Для сегодняшней Рос-


сии самая сложная проблема — как создать с учетом традиционных ментальных ценностей правовое государство, где власть не деспотич­на, где она не над правом, не над народом, а подчиняется праву. Глав­ное и самое трудное состоит в формировании и поддержке в массо­вом масштабе реальных образцов правотворческой деятельности и правового поведения граждан и представителей властных структур.

Основная цель диссертационной работы — дать социально-фи­лософский анализ феномена правовой культуры и ее ментальной ком­поненты как социокультурного образования в целостном процессе правотворческой деятельности.

В соответствии с указанной целью в диссертации ставятся следу­ющие основные задачи:

  1. уточнить смысловое и функциональное содержание правовой

    культуры и ее ментальной компоненты;

  2. обосновать целесообразность различения «юридического» (пра­

    вового) менталитета и ментальных оснований правовой культуры;

  3. аргументировать положение о том, что ментальные установки и

    ценности правовой культуры могут выступать при соответствующих

    условиях своеобразным критерием в определении качественной сто­

    роны существующих и издающихся законов;

  4. выявить основные причины неудовлетворительного состояния

    правовой культуры в современном российском обществе и предпо­

    сылки качественного улучшения правотворческой деятельности;

  5. обосновать историческую потребность радикального соедине­

    ния в условиях современной России идеи защиты гражданских прав

    и свобод личности с соответствующей социальной политикой защи­

    ты населения от нищеты и вымирания.

Методологическую и теоретическую основу исследования состав­ляет системный подход, в соответствии с которым рассматриваемый объект определяется как целостный, многоуровневый феномен. При социально-философском исследовании феномена правовой культу­ры и ее ментальной компоненты используются также методы сравни­тельного, структурного, функционального анализа и диалектический метод познания. Теоретической основой и источниками исследова­ния являются труды как представителей классической философско-правоведческой мысли (Т. Гоббса, И. Канта, Г. Гегеля и др.), так и труды отечественных и зарубежных мыслителей (В. Ф. Бородича, И. Д. Невважай, В. С. Нерсесянца, В. П. Сальникова, Т. В. Синюко­вой, А. П. Семитко, Р. В. Халфиной, А. В. Хованской, Р. Давида, Кр. Осакве, Яна Шаппа и др.).


Научная новизна диссертации заключается в следующем:

  1. на основе сложившихся в философии концепций впервые осу­

    ществлено социально-философское осмысление феномена правовой

    культуры в контексте с ее ментальной компонентой, выделены ее со­

    держательные и функциональные параметры;

  2. установлено, что составной частью правовой культуры, ее мен­

    тальной компоненты, выступают исторически сложившиеся обычаи

    и традиции, отражающие глубинные «пласты» психологии и созна­

    ния человека, группы, общества и характеризирующие, помимо все­

    го прочего, высшие ценности человеческой жизни и культуры (и выс­

    шие принципы права) — свободу, равенство, справедливость, чело­

    веческое достоинство, народовластие и т. д.;

  3. аргументировано, что ментальные установки и ценности право­

    вой культуры выступают своеобразным критерием в определении

    эффективности издающихся законов, в соответствующих формах

    фиксируют степень координации правовой системы с потребностя­

    ми развития социального бытия человека и общества;

  4. выявлено, что в современной России пока еще отсутствует ясно

    сформулированный философско-правовой комплекс, связанный с

    оценкой жизни общества и имеющий проективный характер, что су­

    щественно затрудняет качественное улучшение состояния правовых

    отношений;

•  обосновано, что высшим проявлением правовой культуры, ее

ментальных ценностей является та правотворческая деятельность

общества, при которой право становится властной силой, т. е. обще­

обязательным законом, а публичная властная сила (с ее возможно­

стями принуждения и насилия) — справедливой государственной вла­

стью.

В результате исследования сформулирован ряд выводов, выноси­мых на защиту в качестве основных положений:

•  Правовая культура представляет собой специфическую нрав­

ственно-психологическую и интеллектуальную формы определения

качественного состояния правовой действительности общества и по­

ведения индивидов, степень и характер выражения в правовой систе­

ме исторически сложившихся ментальных традиций и ценностей че­

ловеческой жизни. Данная трактовка правовой культуры в неразрыв­

ной связи с ее ментальной компонентой особо важна в теоретическом

и практическом отношениях при нормативном определении права,

которое, наряду с положительным, содержит в себе и существенные

негативные стороны права. Это проявляется в игнорировании содер-


жательной стороны права: положения и степени свободы адресатов правовых норм, субъективных прав личности, моральности юриди­ческих норм, соответствия их объективным потребностям обществен­ного развития.

  1. Правовая культура и ее ментальные ценности не являются толь­

    ко имманентными структурными образованиями права; они — про­

    дукты социокультурного потенциала общества и человека и поэтому

    представляют собой величину переменную, актуализирующую себя

    в интервале возможного и действительного.

  2. Введенный в начале 90-х годов XX в. в обиход термин «юриди­

    ческий (правовой) менталитет», который, по мнению ряда теорети­

    ков, вполне может заменить содержание правовой культуры и ее мен­

    тальные основания, однако имеет свою специфику. «Юридический

    менталитет» в рамках существующего законодательства отражает

    «социальную заданность права» и фиксирует это в своих основных,

    исходных понятиях: нормативность, регулятивность, общеобязатель­

    ность правовых актов, их обеспеченность силой, авторитетом госу­

    дарства.

  3. При отсутствии гражданского общества государство по-преж­

    нему идентифицирует себя с обществом, последнее «растворено» в

    государственной жизни и не способно порождать то, что принято

    называть моралью, — представление о добре и зле. В силу этого труд­

    но определять законы как «правовые, моральные» или же как «не­

    правовые, неморальные», отчего право зачастую подменяется «пра­

    вилами». В результате многие законы отражают не ценности, а госу­

    дарственный интерес. В этих условиях ментальная компонента пра­

    вовой культуры в определенной мере выступает одним из критериев

    оценки качественной стороны издающихся законов и норм, с точки

    зрения их социальной и нравственно-этической значимости.

  4. Неудовлетворительное состояние правовой культуры в совре­

    менном российском обществе определяется рядом причин: кризисны­

    ми явлениями, вызванными проводимыми реформами, которые рас­

    пространились на все сферы общественной жизни, прежде всего, на

    социальный статус человека; стойким неприятием большинством

    народа западной модели социально-экономического устройства об­

    щества, западного образа жизни; новой экспансии «западиизма» ста­

    ли противопоставляться самосознание русского народа, его тради­

    ционные ментальности культуры; негативный отпечаток накладыва­

    ют на духовную жизнь народа определенные формы правового ниги­

    лизма. Сказываются и существенные недоработки и промахи в зако-


нодательной и практической правотворческой деятельности госу­дарства.

• Повышение уровня правовой культуры должно быть в рацио­нальных формах связано не только с совершенствованием законода­тельства по защите прав и свобод человека, его человеческого досто­инства, но и с укреплением экономических и правовых основ по со­циальной защите населения, государственной безопасности. Содер­жанием законов и правовых актов прежде всего должны быть ценно­сти человеческой жизни, а не волевой государственный интерес. Это сдерживает развитие патриотизма и гражданственности. Законы тоже должны иметь человеческий образ.

Теоретическая и практическая значимость диссертационной рабо­ты заключается в том. что полученные результаты могут быть ис­пользованы для дальнейшей разработки проблемы правовой куль­туры и ее ментальных компонентов в социальной философии и фило­софии права, философии культуры и социальной психологии. Про­веденный в ходе исследования анализ различных проявлений менталь-ности в правовой культуре может быть использован при разработке соответствующих учебных курсов и методических пособий, в препо­давании социальной философии, социологии, психологии, филосо­фии права.

Апробация данной работы. Основные положения диссертацион­ного исследования отражены в научных публикациях, выступлениях на ряде научных конференций.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной в работе литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, рас­смотрена степень ее разработанности, определены цели и задачи со­циально-философского исследования, дано его методологическое обоснование, показаны научная новизна полученных результатов и их практическая значимость.

В первой главе «Право и правовая культура: истоки и основные проблемы» раскрываются основные подходы к описанию исследуемо­го феномена и тем самым уточняется определение понятия «менталь­ная компонента правовой культуры», определяется та роль, которую выполняет ментальная компонента в оценке правовой действитель-


ности и в трактовке самой правовой культуры. В сведениях об исто­ках и специфике права как социокультурного феномена подчеркива­ется, что в длительном и противоречивом процессе эволюции права взаимосвязаны конкретная история его становления и развития и со­ответствующие «теоретические построения», соответствующая тео­рия права, в том числе и ее философское осмысление. Не случайно право является предметом исследования не только правоведения (что естественно и закономерно), но и психологии, социологии, этики, философии. Если на теоретическом уровне философия выполняет по отношению к правоведению методологическую функцию (исследу­ются важнейшие правовые проблемы — законности, свободы, спра­ведливости, равноправия граждан и т. п.), то на аксиологическом — философия выявляет ценностные основания права (духовность и че­ловеческое достоинство личности, значимость равенства, милосер­дия и т. д.).

Еще со времен античности формировалось представление о праве как определенной государственным законом мере социальной и лич­ной свободы, справедливости, равенства. В Новое время, и особенно в XIX—XX вв., происходит подлинная революция в понимании прав человека, революция, продолжающаяся до сих пор и приобретающая в наши дни особый накал. В условиях постиндустриальной цивили­зации прежнее толкование прав и свобод, восходящее еще к Фран­цузской Республике и американской Декларации прав человека, не отвечает современным условиям развития, не отражает типичные для индустриального общества отношения, не отвечает современным потребностям развития общества и человека. Именно поэтому дис­куссии о правах человека, подлинной правовой культуре в наше вре­мя охватили весь мир, и чем дальше, тем больше неудовлетворенность соблюдением прав человека у всех без исключения заинтересованных сторон. Правоустановленная и защищенная государственным зако­ном мера социальной и личной свободы, справедливости и равенства должна базироваться на критериях гуманности, включающих в себя не только собственно общественные ценности, но и ценности личной жизни человека, основы его духовной жизни, его человеческого дос­тоинства. И понятен процесс, когда на смену периоду эмансипации прав от других форм культуры приходит время воссоединения права с целостной культурой человечества, выдвигается концепция «живо­го права», в которой оно предстает мерой культурного развития об­щества.


Данная концепция, отмечается в работе, затрагивает ряд проблем взаимоотношений человека, общества и государства, прежде всего проблему четкого и строгого соотношения правовой системы и пра­вовой культуры общества и человека. С философской точки зрения, целевой (прагматический) характер юридических норм (законов) по­зволяет интерпретировать их как правила. Этим термином («прави­ло») подчеркивается специфика юридических норм и законов. Пра­вила дают возможность эффективного воздействия для достижения цели. Правила всегда детерминированы целью. Вместе с тем нормы (законы) — не просто правила. Они обладают особым ценностным статусом, поскольку предписывают действовать определенным об­разом не только потому, что это должно вести к намеченной цели, но и потому, что они приняты в качестве самодостаточных элементов организации жизни общества («социальная заданность права») (Е. Матвиенко). Но не во всяком обществе, не при всех обществен­ных ситуациях правовые нормы (законы) отражают истинное свое целевое назначение. Все это накладывает существенный, зачастую не­гативный, отпечаток на восприятие и оценку права, его «социальную заданность», на степень правовой культуры, ее ментальную компо­ненту.

Эта компонента, содержащая нравственно-этические ценности права и правовой культуры, далеко не всегда выделяется в специаль­ной и философской литературе, хотя и представляет собой важней­ший элемент права и правовой культуры.

В работе отмечается, что среди множества научных взглядов на право, начиная с древности и до новейшего времени, заслуживают внимания прежде всего естественно-правовая и нормативистская тео­рии. Идея естественного права, возникшая еще в Древней Греции и Древнем Риме, нашла свое обоснование и развитие в трудах предста­вителей Нового времени (Т. Гоббса, Д. Локка, Ж.-Ж. Руссо и др.) и в какой-то мере изменила практику государственно-правовой жизни. Школа естественного права постепенно формировала (что важно отметить) такой политико-правовой менталитет граждан, для кото­рого неотъемлемыми ценностями становились права и свободы граж­дан, идеи равенства и справедливости, ограниченности роли госу­дарства в обществе. Теория договорного происхождения государст­ва, господствующая в политической мысли Запада в течение почти двух веков, была, конечно, гипотетической, но она культивировала в гражданах убеждение в том, что люди учреждают государство, чья главная функция — гарантия безопасности жизни людей, их соци-


альной безопасности. Все эти ценности глубоко укоренились в созна­нии, психологии людей, в их ментальных установках, явились исто­ком того, что в праве и правовых отношениях, в правовой культуре находят отражение традиции жизни народа, определенные компонен­ты менталитета общества, конкретных индивидов, хотя и в различ­ных формах и в различной степени.

То, что естественно-правовое мышление инспирировало появле­ние идеологии, либерализма в правоведении, становление демокра­тического государства, а также то, что принципы и понятия естествен­ного права в какой-то мере входят в качестве составных частей (хотя далеко не всегда в явной форме) в публичное и частное право, как бы растворяясь в них, свидетельствует об успехе естественного права, а не о его поражении. Исходя из этого, точнее, в силу этого, позитив­ное право, противостоящее по ряду причин праву естественному, должно быть заменено на такое положительное право, которое бы основывалось на естественных законах жизни людей, способствова­ло реализации идей, принципов естественного права. Только в этом случае позитивное право, по нашему мнению, может рассматривать­ся как действительно разумное и справедливое.

Теория естественного права, как говорит об этом история, сыгра­ла прогрессивную роль в свое время. Однако демократический и нрав­ственно-этический потенциал естественной школы права этим не был исчерпан. С особой силой он проявился, как подчеркивается в дис­сертационной работе, во второй половине последнего столетия, став теоретическим фундаментом всеобщей борьбы за подлинные права и свободы человека во всем мире. Этот аспект права особенно актуа­лен для современного российского общества, в котором не решены еще многие вопросы социально-экономической, культурной, право­вой жизни. У нас, на «юридическом фронте», до сих пор нет, в част­ности, явного критерия, который бы позволял определять существу­ющие законы как «правовые, моральные» или же как «неправовые, неморальные» (А. Хованская). Трудно также объяснить отсутствие ряда важнейших законов, направленных на защиту государственной безопасности и безопасности жизни человека. Эти и другие «проре­хи» являются одной из причин широкого распространения в нашем обществе аправового сознания.

Вторым основным направлением учения о праве является норма­тивистская теория права, получившая наибольшее распространение в наше время. Право, будучи наполненным реальным содержанием, выполняет инструментальную роль. Нормативное понимание права


вполне пригодно, особенно в стабильных обществах, для отражения этой роли. Однако право, помимо своей нормативности, заключает в себе и нравственно-ценностные аспекты, которые также характери­зуют содержательную часть права. Об этом нельзя забывать. Напри­мер, чистый практик нормативного толка в решении конкретного дела довольно-таки часто не задумывается о политической (классовой) окраске государственной воли. Это может быть воля всего народа или отдельной его части, воля большинства или меньшинства, про­грессивных или консервативных слоев общества. Государственную волю могут сформировать и интересы правящей элиты, расходящие­ся с интересами страны и государства. При таком положении дел и «инструментальная роль» права приобретает соответствующее на­правление. В работе подчеркивается, что при анализе и оценке «нор­мативного» подхода к праву необходимо видеть не только позитив­ное, но и негативное.

Заслуживает внимания, с теоретической и методологической точ­ки зрения, и более глубокая разработка в области права таких его содержательных сторон, которые получили название основных прин­ципов права. Для демократического государства общими принципа­ми являются: социальная справедливость, равноправие граждан, на­родовластие, свобода, социальная защищенность человека, его жиз­ни, гуманизм, единство прав и обязанностей, сочетание убеждения и принуждения. И когда эти принципы включаются в само понятие права (что, к сожалению, далеко не всегда делается), то естественным результатом этого является так называемое расширительное толко­вание данного понятия, которое, как это не трудно понять, является надежной основой сближения естественно-правовой и нормативной школ в понимании и оценке сущности права в социокультурной де­терминации общества, в более четком и прозрачном регулировании системы человеческих отношений. Законы, в том числе и юридиче­ские, должны иметь человеческий облик.

По мнению диссертанта, возрождение естественно-правовых идей, разумное, содержательное сочетание их с основополагающими уста­новками нормативного понимания права существенно обогатило бы идейный, теоретический арсенал юридической науки, существенно повлияло бы и на назревшие конструктивные изменения в области практики. К сказанному необходимо добавить, что понимание пра­ва в более широком смысле слова, во-первых, позволяет под обще­правовым углом зрения более глубоко и авторитетно оценить реаль­ное положение дел в обществе, прежде всего в современной России,

10


что весьма важно при социально-философском анализе правовых проблем; во-вторых, соответствующее понимание права не зачерки­вает и его необходимого нормативного характера, его назначения и основных функций; в-третьих, позволяет в более содержательных рамках рассмотреть состояние и правовой культуры общества, и че­ловека, которая, как уже отмечалось, не отделима от самого права, всегда выступает показателем качественного состояния правовой системы, отношения человека к праву, его оценке.

Но прежде чем перейти к более конкретному социально-философ­скому анализу правовой культуры, ее ментальной компоненты, сде­лаем ряд общих замечаний, имеющих, на наш взгляд, и важное мето­дологическое значение.

Прежде всего, представляется важным рассмотрение культуры через призму творческой, глубоко осознанной и внутренне воспри­нятой деятельности человека, его развития как субъекта этой деятель­ности. Такой подход ориентирует на выделение, по крайней мере, двух параметров правовой культуры — личностно-творческого и обще­значимого, «державного», — благодаря которым устанавливаются критерии вычленения правовой культуры из всего комплекса соци­альной жизни. Данный подход, помимо всего прочего, вызывает сим­патии своей гуманистической направленностью, что особенно зна­чимо для нашего времени, позволяет охарактеризовать правовую культуру через меру гуманизации человека и общества.

Во второй главе «Правовая культура и ее ментальные основания» выявляются сущность, структура, функции правовой культуры, со­отношение правовой культуры, ее содержания и специфики правово­го (юридического) менталитета, взаимосвязь правовой культуры и ментальных оснований общественной жизни. В параграфе 1 «Право­вая культура: сущность, структура, функции» прежде всего отмеча­ется, что правовая культура отражает в различных формах и на раз­личных уровнях качественную сторону правовой жизни общества и человека. Заслуживает внимания, на наш взгляд, положение о том, что правовую культуру как специфическую форму деятельности (и теоретическую, и практическую) можно рассматривать в двух ас­пектах: как оценочную (аксиологическую) категорию и как катего­рию содержательную. В первом случае ее следует понимать как качест­венное состояние правовой жизни общества на каждом данном этапе его развития. Это позволяет охватить и оценить правовую жизнь в целом и основные сферы ее в отдельности. Как категория содержа­тельная, правовая культура означает глубокое знание законов и подза-

11


конных актов, источников права и задач правового регулирования, профессиональное отношение к праву и практике его применения.

Говоря о правовой культуре, подчеркивая ее оценочный и содер­жательный аспекты, в работе отмечается, что эта культура функцио­нирует (оставляем открытым вопрос о том, как и всегда ли это осу­ществляется на практике) во взаимодействии с другими областями культуры — политической, нравственной, эстетической, религиозной и т.д. Это взаимодействие в тех или иных формах необходимо по той причине, что содержательное наполнение правовой культуры и, ес­тественно, самого права невозможно без заимствования и специфи­ческого усвоения в различных формах всего того традиционно цен­ного, что «оседает» в ходе развития человеческого общества у раз­личных народов в нравственных ценностях, в религиозных запове­дях, вообще в глубинном уровне человеческой психики, в индивиду­альном и коллективном опыте жизни людей (ментальные установки и ценности). В диссертации отмечается, что во многих определениях правовой культуры эти особенности не всегда выделяются.

Исходя из имеющихся в литературе дефиниций правовой культу­ры, учитывая положительное и перспективное, автор делает попыт­ку сформулировать единое интегральное определение правовой куль­туры. Правовая культура представляет собой специфическую нрав­ственно-психологическую и интеллектуальную форму определения и оценки качественного состояния правовой деятельности общества и поведения индивида, степень и характер отражения в правовой си­стеме исторически сложившихся ментальных традиций и ценностей человеческой жизни.

В приведенном определении правовой культуры диссертант по­пыталась расширить функции последней, сделать акцент на особен­ности ее связи не только с правом как таковым, но и с действительно­стью, обратить внимание на то, как, в каких формах, на каком уров­не, в какой мере и всегда ли в праве отражаются и защищаются инте­ресы и потребности жизни людей, их позитивные ментальные тради­ции и ценности.

Особую значимость данное определение правовой культуры при­обретает, на наш взгляд, при оценке существующего ныне норматив­ного понимания права, которое «хорошо служит», по оценке специа­листов, в те исторические периоды (в тех обществах), которые отли­чаются стабильностью общественной жизни. Иное дело — современ­ная российская действительность с массой трудностей и нерешенных проблем, в том числе и в области юриспруденции. Наряду с положи-

12


тельными чертами (это право особо подчеркивает определяющее свой­ство — его нормативность, всеобщность, устойчивость, признание широких возможностей государства влиять на общественное разви­тие и т. д.) нормативный подход к праву и, следовательно, и к право­вой культуре имеет и нечто отрицательное. Отрицательное проявля­ется в игнорировании содержательной стороны права: положения и степени свободы адресатов правовых норм, субъективных прав лич­ности, моральности юридических норм и т. п. К тому же, в силу ряда причин, оно удовлетворяется устаревшими («привычными») норма­ми или издает акты, идущие вразрез с жизнью, с ее истинными ценно­стями, принимает нормы, работающие на консервативные силы. По­мимо сказанного, ментальная компонента правовой культуры имеет большую значимость и в оценке качественной направленности раз­решения государством соотношения и различения между правом и законом. Этот вопрос, кстати, является одним из основных вопросов философии права. В отличие от социальных законов правовой закон характеризуется прежде всего нормативностью. Принцип норматив­ности предполагает, что этот закон конструируется (должен конст­руироваться) и с потребностями социальной жизни. В этой связи и возникает необходимость оптимального соотнесения личных, граж­данских интересов и государственных, определенного самоограни­чения государственной власти в интересах общества и человека. Го­сударство обязано уважать личные права граждан, законы — защи­щать эти права. Со временем была сформулирована идея о разумно­сти и справедливости такой политической формы общественной жиз­ни людей, при которой право становится властной силой (т. е. обще­обязательным законом), а публично-властная сила (с ее возможно­стями принуждения и насилия) — справедливой (т. е. соответствующей праву) государственной властью. Но однажды сформулированная идея «о разумности и справедливости» во многом остается лишь идеей. Еще имеют место неправоправные законодательные ограни­чения прав и свобод, других ментальных ценностей жизни человека, еще издаются законы по сути вредные, аморальные для общества и личности.

Относительно структуры и функций правовой культуры в диссер­тации подчеркивается, что, как и в определении правовой культуры, здесь также нет единого подхода в оценке их значимости, в выделе­нии основных сторон и граней. Анализ различных подходов в харак­теристике структуры и функций правовой культуры позволяет сде­лать вывод о том, что наряду с весьма важными структурными ком-

13


Л   -


понентами и функциями (например, к структурным элементам отно­сятся правовая деятельность, юридические тексты, правовое созна­ние, субъекты права; к основным функциям — познавательная, регу­лятивная, прогностическая) остается в тени или вообще не выделяет­ся ментальный блок в структуре и функциях правовой культуры, хотя он играет, как уже подчеркивалось, большую роль не только при ха­рактеристике особенностей правовой культуры, но и, прежде всего, при анализе качественной стороны правовой системы, в частности в оценке соотношения права и закона. Ментальный блок (ментальная компонента), отмечается в работе, представляет собой, как известно, сложное, многоуровневое нравственно-психологическое и интел­лектуальное образование, отражающее глубинные пласты человече­ского сознания, сложившиеся и передающиеся от поколения к поко­лению традиции жизни и культуры. Эти традиции и ценности состав­ляют основной потенциал содержания правовой культуры, опреде­ляют специфику отражения и оценки существующей правовой систе­мы. Можно утверждать, что само право в правовой культуре по­лучает свое «инобытие», но вместе с тем выступает в своих собствен­ных формах выражения, в соответствующей терминологии.

С методологической точки зрения заслуживает внимания и вопрос о соотношении правового (юридического) менталитета и менталь­ной компоненты правовой культуры (параграф 2 «Правовая культу­ра и правовой менталитет»). Одностороннее толкование правового (юридического) менталитета некоторыми представителями юридиче­ской науки, несомненно, снижает значимость нравственно-этическо­го потенциала правовой культуры. Нельзя согласиться с выдвигае­мым положением о том, что и по своей структуре, и по своему со­держанию правовая культура и юридический менталитет совпадают (И. Иванников).

Речь идет о различных подходах к рассмотрению права, системы правовых отношений. Правовая система в ходе своего историческо­го развития вырабатывает свой, только ей присущий менталитет, свою систему ценностей, которая, на наш взгляд, концентрируется вокруг «социальной заданности» права. Эта система не выходит за рамки собственно права, является его достоянием. Правовой менталитет характеризует прежде всего то основное, исходное, на чем базирует­ся право и что является предпосылкой «развертывания» всех основ­ных «составляющих» правовой системы — правовых норм, предпи­саний, положений, законов и т. д., через которые право выполняет свои функции, свою «социальную заданность». К этому основному


можно, прежде всего, отнести нормативность, регулятивность, обще­обязательность правовых актов, обеспеченность их силой, авторите­том государства. Над этими исходными компонентами и «надстраи­вается» вся совокупность правовых, юридических терминов, которые в своем содержании являются ментальными образованиями, во вся­ком случае, большинство из них, ибо они вырабатывались, склады­вались, отбирались в ходе исторического становления правовых от­ношений, опираясь на традиции того или иного общества, тех или иных правовых семей. И хотя в современной компаративистике нет единого подхода к классификации правовых семей'и особенностей складывания их правовых менталитетов, тем не менее этот процесс совершался. Все это находило свое отражение (в различных формах и на различных уровнях) и в правовой культуре, в ее ментальной ком­поненте. По всей видимости, можно утверждать, что в понятиях «пра­вовой менталитет» и «ментальная компонента правовой культуры» отражается и нечто общее, но лежащее в различных плоскостях и формах выражения. Этим общим выступают основания правовой жизни общества и человека.

В параграфе 3 настоящей главы рассматриваются особенности ментальной компоненты правовой культуры в соотношении с мен­тальными основаниями общественной жизни.

Правовая культура и ее ментальная компонента как неотъемле­мый фактор жизнедеятельности человека и общества детерминиру­ется многими (не только правовыми) факторами — экономической, социальной, политической, духовной обстановкой, «миром повсе­дневности». Вместе с тем она стремится сохранить свое, специфиче­ское, — содержащиеся в ней определенные установки и ценности, ко­торые включают в себя некие общеобязательные, иногда формаль­но-определенные образцы, модели повседневной жизнедеятельности, которые формируются не только в процессе «сиюминутных обстоя­тельств» осознания идеи законности, правопорядка, но имеют и бо­лее глубокие корни, более глубинные, как отмечалось, «пласты» об­щественного и индивидуального сознания, базируются и на уровне неосознанного. Особый духовный настрой, специфический способ восприятия и оценки действительности находят свое отражение в понятии «менталитет» («ментальность»).

В связи со сказанным проблема исследования ментальной куль­туры, на наш взгляд, является весьма актуальной. Многие аспекты восприятия человеком, обществом таких сторон и явлений жизни, как-то: понимание индивидом своего места в системе социального


 


14


15


целого, степень удовлетворения этим; отношение к труду и собствен­ности, богатству, бедности; отношение к свободе и ее толкованию; суждения о праве и обычае, справедливости и равенстве и т. п. — эти и другие стороны реального бытия во многом своими истоками ухо­дят в особенности менталитета каждого общества, в том числе и на­шего, российского. И вполне закономерно в научных исследованиях последнего времени, в том числе и в социально-философских, подни­маются многие вопросы ментальных оснований общественной и лич­ной жизни.

В работе отмечается, что встречающиеся в литературе достаточ­но «вольные» толкования сущности менталитета иногда «подталки­вают» некоторых исследователей к отождествлению последнего с процессом национальной самоидентификации. Однако представле­ние народа о самом себе не исчерпывает всего содержания ментали­тета. Нельзя также отождествлять менталитет с тем, что думают о том или ином народе представители других народов. Кроме того, важно не упускать из виду при социально-философском анализе мен­тальных оснований общественной жизни, что народ есть не только ныне живущее поколение, но это — своеобразная «сумма», «аккуму­ляция» всех поколений; она есть и нечто изначальное, вечно живой субъект исторического процесса. Сказанное позволяет утверждать, что мировосприятие, отношение к праву, к его роли вырабатывают­ся и поддерживаются символами и традициями общего прошлого как светского, так и религиозного порядка. Исследование правовой куль­туры некоторых стран, например Европы и Азии, позволяет гово­рить о большом влиянии в некоторых из них на право моральных и религиозных норм и заповедей, более того, о противопоставлении последних нормам и законам права. Так, в Китае под сомнение ста­вится сама ценность права, его нравственные основы. Право — ору­дие произвола, и добропорядочный гражданин не обязан уважать право, он должен руководствоваться не юридическими мотивами, а стремлением к гармонии и миру. В ряде мусульманских стран рели­гиозные нормы жизни предпочитаются юридическим.

Конкретно-исторические особенности развития различных стран и регионов оказывают многофакторное влияние на становление пра­вовых отношений, на особенности правовой культуры, ее связи с мен­тальными основаниями общественной жизни, с реалиями повседнев­ности. Именно этим многогранным, во многом противоречивым вли­янием обусловлена определенная уникальность национальных пра­вовых культур, их ментальной компоненты, им как бы «заданы» оп-

16


ределенные нормы взаимодействия их с ментальными традициями бытия народов, социальных групп, конкретных индивидов. Все эти факторы накладывают отпечаток и на различные аспекты содержа­ния права, на реальные возможности повышения уровня правовой культуры, ее нравственно- этических оснований.

В третьей главе «Правовая культура современного российского общества» рассматриваются состояние правовой культуры в услови­ях существующих реалий, перспективы эволюции правовой культу­ры и ее ментальных ценностей, вопросы связи правовой культуры со свободой и достоинством человеческой личности.

В параграфе 1 «Состояние правовой культуры в условиях сущест­вующих реалий» отмечается, что многие представители теоретиче­ской мысли, и философской, и правоведческой, здравомыслящие граж­дане достаточно пессимистично относятся к возможности в ближай­шее время заметного позитивного решения правовых проблем, ста­новления подлинной правовой культуры общества, ее нравственно-этических оснований. Достаточно низкий уровень правовой культу­ры, крайняя бедность и «излишность» тех или иных ментальных ус­тановок и ценностей, массовое распространение аправового созна­ния объясняются не только сложившейся вседозволенностью из-за попустительства соответствующих государственных органов, «вдруг сложившейся ситуацией», но и исторически сложившимся бюрокра­тическим, «холопским» характером не только правовой, но и госу­дарственной системы. Во второй половине 50—60-х годов, как извест­но, прошла правовая реформа, были пересмотрены основные отрас­ли законодательства. Но, к сожалению, все это не изменило корен­ным образом общего облика отечественной правовой системы, ее культуры. Не изменило во многом потому, что законодательные но­вовведения, в сущности, не затронули главного — доминирующего положения административно-командного управления. В этих усло­виях не обрели нужной силы и эффективности законы и, прежде все­го, гражданское законодательство.

В конце 80-х годов под «покровом перестройки» усилились нега­тивные явления: разложение государственного аппарата, коррупция, организованная преступность, безнаказанность руководящих лиц и т. д. — все то, что в юридической сфере выражало углубление в стра­не экономического и социально-политического кризиса, вседозволен­ности. Победа осталась за всесильным бюрократическим аппаратом, который оказал и существенное негативнее--вяиян«е--на-асхавщиесд_

«островки» правовой культуры, ее основных ментаяьныхйденво-

:        гocy.-u-.pt-1 vei;;:!,!.';   • :: .   .рс::тгт 17         !


стей — свободы, равенства, справедливости, человеческого достоин­ства и т. п. С середины 90-х годов намечаются более реальные подхо­ды к оценке и перспективам возрождения правовой системы россий­ского государства, его правовых ценностей. Выдвигаются задачи глу­бокого изучения социальной и духовной, в том числе и правотвор­ческой, истории страны вместо ее огульного охаивания. Происходит и осознание необходимости возрождения лучших культурных тради­ций России, ее духовности в противоборстве с чуждыми и, по сути, враждебными ценностями массовой культуры Запада.

В диссертации подробно анализируются различные подходы и точки зрения ряда теоретиков и практических работников в опреде­лении главных задач в области юридической политики, прежде всего в четком правовом обеспечении проводимых и намечаемых реформ в области государственного и культурного строительства, социальной политики, государственной безопасности, в установлении действи­тельной стабильности и порядка в стране. Сегодня она (политика) с практическим решением многих задач, к сожалению, в полной мере не справляется. Многие важнейшие законодательные акты еще не приняты или находятся в стадии обсуждения, например федеральный закон о противодействии терроризму.

В связи со сказанным в работе анализируются перспективы эво­люции правовой культуры и ее ментальных ценностей (параграф 2).

В России к настоящему времени, к сожалению, еще отсутствует, в полном смысле этого слова, ясно сформулированный философско-правовой комплекс, связанный с оценкой деятельности государства, его структур, с оценкой жизни общества, конкретных людей. Идут поиски, продолжаются дискуссии на различных уровнях, высказыва­ется масса предложений теоретиков и практиков. Кое-где в какой-то мере с различным эффектом намечаются или проводятся в тех или иных областях юриспруденции эксперименты, но они, по большому счету, как и сама политическая диктатура, не в состоянии пока в пол­ной мере решить проблемы правовых основ существования россий­ской государственности. Накопилось много негативного за годы ре­форм во всех областях социально-экономической, политической, пра­вовой, духовной сфер. Многие ученые, и философы, и юристы, и со­циологи, справедливо говорят о том, что для сегодняшней России самая сложная проблема — как создать действительно правовое го­сударство, где власть не деспотична, где она не над правом, не над народом, а подчиняется праву. Главное и самое трудное состоит в формировании и поддержке в массовом масштабе реальных образ-

18


цов правового поведения граждан. Реально предположить, что по­давляющее большинство населения России не имеет надлежащего представления о правах человека, возможно, многие даже не догады­ваются, что существуют такие права. По меньшей мере, у нас еще не преобладают субъекты-носители идеологии прав человека. И пока не произойдут радикальные изменения в государственно-правовой жизни, ни о каких правах человека как факторе именно массового сознания говорить не приходится так же, как о массовых носителях правовой культуры и ее основных ментальных ценностей. В россий­ском обществе права человека — это пока еще ценностный эталон, хотя и обозначенный в Конституции РФ, но во многом не достижи­мый.

Диссертант обращает внимание на то, что в рамках социально-философского исследования чрезвычайно важно подчеркнуть, что правовая система выступает как исходное и служит для характери­стики национального права страны как целостного образования. Правовая система, как обычно отмечается в отечественной литера­туре, представляет собой совокупность законодательства, юридиче­ской практики и правовой идеологии, взаимодействие между кото­рыми должно обеспечивать качество правовой действительности в обществе, соответствующий уровень ее правовой культуры, ее нрав­ственно-этический потенциал. Западные теоретики, кстати, выдви­гают несколько вариантов при определении правовой системы, в одном из которых выделяют методологию права, инфраструктуру права, структуру процессуального права, правовую идеологию. Оп­ределенные различия в трактовке правовых систем имеют место. Не­обходимо обратить внимание на то, что на Западе функционирова­ние правовой системы немыслимо без института правового государст­ва, у истоков создания которого мы только стоим. Сказанным мы вовсе не собираемся ратовать за немедленное присоединение россий­ской правовой системы к одной из западных «правовых систем», хотя эта идея, судя по литературе, находит свое место в ходе обсуждения путей и направлений реформирования отечественной системы. Од­нако многие придерживаются иной точки зрения. По их мнению, оте­чественное право, его культура находятся на этапном рубеже поиска собственной целостности. Они пережили диаметральные периоды своей истории — войны, расколы, революции, всевозможные рефор­мирования — и теперь для продолжения в XXI в. нуждаются в си­стемной идентификации с отечественной духовной культурой, в со­пряжении со всем контекстом жизнедеятельности российского общест-

19


ва, с его традиционными ментальными ценностями. Автор разделяет эту точку зрения.

Сердцевиной государственно-правовой доктрины России долж­на стать актуализация культурно-исторической специфики государст­ва и права, которая не всегда должным образом оценивается. Мы практически только сегодня начинаем осознавать самобытность и независимость правовой традиции, располагая о ней значительно меньшими сведениями, чем, скажем, о немецком правовом государст­ве или англо-саксонской, даже мусульманской, правовых семьях. Наше право должно вернуть во многом утраченные позиции в рос­сийском правосознании, вернуть веру народа в право, в закон. Но решение этой проблемы упирается в целый «ком» негативных явле­ний, который увеличился за годы «либерально-демократических» реформ в области права и правовой культуры и за разрушение кото­рого только начинают браться Президент, законодательные органы в центре и на местах — укрепление государственной власти по верти­кали, нововведения по формированию региональных органов вла­сти, создание общественного контроля за деятельностью властных структур, устранение той «правотворческой» деятельности, резуль­татом которой явилось принятие массы законов, заранее обреченных на бездействие, обоснованная разработка ряда необходимых, перво­степенных социальных законов, призванных поднять материальный и культурный уровень жизни народа, защитить его от нищеты и вы­мирания, терроризма и т. д.

В диссертации подчеркивается, что в правовом отношении не ре­шены еще многие вопросы организации жизни многонациональной страны. Федеративный принцип строительства правовой системы означает, на наш взгляд, национальную и территориальную эшело-нированность правовой культуры, ее исторически сложившихся мен­тальных национальных традиций и ценностей, наличие провинциаль­ных очагов права и правовой культуры, питающих их жизненную силу. Особенность России как многонационального государства тре­бует широкого и многопланового фундамента в «выстраивании» сво­еобразия, неповторимости национальных культур во всех сферах жизни человека — в укладе семейной жизни и родственных отноше­ний, в традициях побратимства, в брачных обрядах, в традициях го­степриимства и т. д.

Российская Федерация — уникальная форма государственно-пра­вового устройства, нетипичная, «обособленная» от классических об-

20


разцов. Отсюда и настоятельная потребность бережного отношения к ее истории, традициям, менталитету народов.

Основные аспекты взаимосвязи правовой культуры со свободой человека и его человеческим достоинством анализируются в пара­графе 3 данной главы «Правовая культура: свобода и достоинство человеческой личности».

В иерархии целей общества и государства, в его правовой систе­ме, в практике ее осуществления интересы человека должны стоять на первом месте. И когда мы говорим, что человек — «цель, а не сред­ство», то мы имеем в виду именно заботу государства об охране прав и свобод каждого человека, его человеческого достоинства. Основ­ные человеческие ценности, как-то: свобода, человеческое достоин­ство, справедливость, сама человеческая жизнь и ряд других — долж­ны выступать в правовом опосредовании или, как справедливо под­черкивает В. Нерсесянц, должны являться формально-правовыми качествами, должны входить в понятие права и правовой культуры, быть возможны и выразимы в правовой форме. В строительстве дол­жных, т. е. в правовом смысле оформленных, отношений человека и общества обязанность государства, его правовых органов состоит в том, чтобы государство, как уже отмечалось нами, не идентифициро­вало себя с обществом, не «растворяло» последнее в государственной жизни, не подменяло право «правилами», в результате чего законы зачастую отражают не ценности человеческой жизни, а «чистый» го­сударственный интерес. Все это делает человека исполнителем веле­ний «верхов», суживает или вообще лишает возможности свободно­го самоутверждения в своем пространстве ценностей и предпочтений, лежащих в рамках «правового поля».

Свобода личности всегда ограничена определенными нравствен­ными рамками. Будучи не маркированной никакими «вехами», обес­печивающими ее правом, она таит в себе противоречивые возможно­сти, т. к., в условиях общества по сути вненравственного и в силу ряда стечения обстоятельств без-нравственного, она предстает в действии своих внутренних разрушительных сил. Произвол и вседозволенность, которые инициированы сверху, с неизбежностью обращаются в про­извол массовый, сопровождаемый различными мотивами.

Все это приводит к убеждению, что даже самая «малая» свобода превращается в свою противоположность, когда она не ограничива­ется рамками закона как правового императива практической дея­тельности. В связи с этим, по нашему мнению, необходимо осознание важности переноса акцента с понимания свободы как чисто экзис-

21


тенционального состояния, не заботящегося о строгом правовом сво­ем обеспечении, на понимание необходимости в сложившихся усло­виях установления реальной гражданской свободы как основания человеческого достоинства, истоком которой является справедливое право, обеспечивающее возможность ее существования. Воспитание «самореализующейся личности» как проявление ее человеческого достоинства, которая не способна в своих действиях к произволу и вседозволенности, возможно только в условиях подлинной свободы. В этих условиях возможно и формирование подлинной правовой куль­туры с «набором» соответствующих ментальных установок и ценно­стей.

В работе подчеркивается, что при сложившихся реалиях россий­ской жизни весьма сложной, но крайне необходимой является реали­зация идеи преодоления крайностей индивидуализма (свобода как личное достояние) и общественно-коллективного, «державного» (сво­бода как общественное богатство). Сближение этих крайностей на разумно-возможных основаниях крайне важно во всех отношениях на путях дальнейшего проведения действительных реформ в россий­ском обществе. Здесь увязываются все «точки» дальнейшего разви­тия экономического потенциала, социальной сферы, политической стабильности, государственной безопасности, правовой культуры общества и личности.

В заключении диссертации кратко излагаются итоги исследова­ния, в обобщенной форме формирующие основные положения рас­сматриваемой проблемы, обозначаются перспективы дальнейшего исследования темы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Бородина М. И. Система образования и правовая культура //

    Проблемы гуманизации в высшей школе: Материалы регион, конф.

    г. Волгоград, 20 нояб. 2001 г. — Волгоград: Волгогр. гос. акад. физ.

    культуры. — С. 141—144.

  2. Бородина М. И., Майорова Н. Н. Философская антропология:

    поиски «естественного права» человека // Мировоззрение. Филосо­

    фия. Наука: Сб. науч. ст. — Вып. 9, 10. — Волгоград: Перемена,

    2002. —С. 103—112.

  3. Бородина М. И., Полежаев Д. В. Правовая культура и ментали­

    тет общества // Материалы Международной научно-практической

22


конференции, посвящ. 115-летию со дня рождения А. С. Макаренко, г. Волгоград, 28—29 апр. 2003 г. — Волгоград: ВГИПКРО, 2003.— С. 52—55.

  1. Бородина М. И. Состояние правовой культуры в российском

    обществе // Мир политики / Под ред. проф. Н. И. Першина. — Волго­

    град: РПК «Политехник», 2003. — С. 103—107.

  2. Бородина М. И. Аксиологический и содержательный аспекты

    правовой культуры. Основы социально-философского исследования//

    XIII межвузовская конференция студентов и молодых ученых. — Вып. 4.

    Философские науки и культурология. — Волгоград: Изд-во ВолГУ,

    2004. — С. 9—11.

23


БОРОДИНА Марина Игоревна

МЕНТАЛЬНАЯ КОМПОНЕНТА

ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ (социально-философский аспект)

Автореферат

Подписано к печати 11.11.2004 г. Формат 60x84/16. Печать офс. Бум. офс. Гарнитура Times. Усл. печ. л. 1,4. Уч.-изд. л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ?4$.

ВГПУ. Издательство «Перемена»

Типография издательства «Перемена»

400131, Волгоград, пр. им. В.И.Ленина, 27

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.