WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В УСЛОВИЯХ ВОЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ (на опыте Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.)

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

БОНДАРЕНКО Дмитрий Владимирович

ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В УСЛОВИЯХ ВОЕННОГО

ПОЛОЖЕНИЯ (на опыте Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.)

Специальность 12.00.01 - теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 2005


Работа выполнена на кафедре теории права, государства и судебной власти Российской академии правосудия


Научный руководитель -

Официальные оппоненты -

Ведущая организация -


доктор юридических наук, профессор

В.М. Сырых

доктор юридических наук, профессор

А.В. Васильев

кандидат юридических наук, доцент,

Заслуженный     юрист     Российской

Федерации

Л.С. Яковлев

Московский           Государственный

Университет им М В. Ломоносова


Защита состоится «27»_октября   2005 г. в           часов        минут на

заседании диссертационного совета Д 170.003.01 в Российской академии правосудия по адресу: 117418, г. Москва, ул. Новочеремушкинская, д 69а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российской академии правосудия по адресу: 117418, г. Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 69а.

Автореферат разослан «22»   сентября  2005 г.


Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук


Е.В. Побрызгаева


m§6

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена рядом объективных причин, среди которых центральное место занимает возросшая в последнее время опасность международных вооруженных конфликтов. Война и по настоящее время, зачастую, рассматривается политиками и политологами как одно из средств осуществления власти государством. Возникновение даже в какой-либо одной локальной области планеты вооруженного конфликта, имеющего признаки международных военных действий, отнюдь не исключает причастность иных государств к войне. Исторический опыт Второй мировой войны, когда в нее были втянуты почти вся Европа, Союз ССР, США, Япония и ряд других стран, красноречиво свидетельствует об этом. Кроме того, усилившаяся опасность распространения терроризма и экстремизма приобретает глобальный мировой характер. Все это объективно предполагает развитие военного законодательства и повышенное внимание к проблеме правового регулирования общественных отношений в условиях военного положения.

Современное состояние российской правовой доктрины и

законодательства в области военного положения требует дополнительного

развития существующих и разработку новых научно-обоснованных норм и

принципов для правового регулирования, прежде всего, института

юридической ответственности в условиях введенного военного положения,

поскольку именно юридическая ответственность является ключевым

институтом права. Федеральные конституционные законы «О военном

положении», «О военных судах Российской Федерации», федеральные

законы «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе», ряд

российских кодексов на сегодняшний день не обеспечивают полного и

последовательного правового регулирования института юридической

ответственности в условиях военного положенй^»ос_ нами*»---------

1J              '


Недостаточная разработка института юридической ответственности в период действия военного положения - явление негативное, способное дестабилизировать общественные отношения в случае его введения на территории РФ или отдельной ее части Такое состояние может привести к лихорадочному и стихийному росту нормативных правовых актов всевозможного уровня, наспех подготовленных и не отличающихся взвешенной и четкой проработкой Это, как показывает опыт Великой Отечественной войны, неизбежно приведет к перегибам в правовом регулировании всех общественных отношений и ошибкам правоприменителя, а принципы юридической ответственности превратятся лишь в декларативные предписания.

Для теоретической разработки основных направлений развития правовой политики нашей страны в аспекте правового регулирования института юридической ответственности в военное время, а также для преодоления имеющихся противоречий в действующем законодательстве и восполнения пробелов в нем, важно на историческом материале и опыте СССР в этом вопросе рассмотреть и исследовать военное законодательство СССР 1941-1945 гг. и практику его применения. Степень научной разработанности темы

В трудах известных теоретиков государства и права дореволюционного, советского и современного российского периодов, а также в творчестве зарубежных авторов исследовались генезис и сущность юридической ответственности, ее виды и принципы Среди них необходимо отметить работы Агеевой Е.А, Алексеева С С, Арцибасова И Н, Ахметшина X М, Бабурина С Н, Бербера Ф, Бернштейна Д.И, Боровиковского АЛ, Братуся С.Н, Витрука Н.В., Генкина ДМ, Герцензона А.А., Голякова И.Т., Гессена В.М., Гоймана В.И, Дьяченко И Л , Емелина А С , Ершова ВВ., Загородникова Н И, Заднепровской MB., Иоффе ОС", Исаева И.А , Карышковского П О , Кистяковского Б А, Короткова А!Щ Лазарева В В., Лейста О.Э., Малько А.В., Марченко М.Н.,

f    •


Матузова НИ., Мулинен Ф, Наумова А.В., Нерсесянца В.С, Новицкого И Б , Пикте Ж., Покровского И А , Пчелинцева А В , Сырых В.М, Тер-Акопова А.А , Флейшиц Е А., Черданцева А.Ф., Числова П И., Чхиквадзе В.М., Шаргородского М.Д., Шершеневича Г.Ф. и другие.

Правовой институт военного положения также имеет глубокие исторические корни, как в доктрине и законодательстве Советской России, СССР и Российской Федерации, так и в законодательстве большинства зарубежных государств.

Известны заслуживающие внимания работы И.Т. Голякова1, А.А. Герцензона2, В.М Чхиквадзе3, Д.М Генкина4 по проблемам военно-уголовной ответственности военнослужащих и граждан, гражданско-правовой ответственности в условиях войны.

Однако, институт юридической ответственности в условиях военного положения и механизм его правового обеспечения пока что исследованы не достаточно полно. Комплексных исследований этого института в российской правовой науке не проводилось. Имеющиеся исследования в области теории и истории права и государства, уголовного, гражданского, трудового, военного права посвящены, хотя и существенным, но все же отдельным фрагментам этой проблемы

В последние годы в отечественной правовой науке начинает преобладать мнение о несомненной важности глубокой теоретической разработки особых правовых режимов К праву в период вооруженных конфликтов как международного, так и внутригосударственного характера, а особенно, его «осуществителю», если так можно назвать юридическую ответственность, наблюдается заметное повышение интереса в связи с тем,

1 Советское право в период Великой Отечественной войны Часть I, часть П, Уголовное право - Уголовный

процесс Под ред Голякова И T М, Юридическое издательство МЮ СССР, 1948 г

2   См, например, Герцензон А А Сборник уголовного и военно-уголовного законодательства РСФСР

Учебное пособие для слушателей ВЮА Вьш 1-2М, ВЮА СА, 1950 г А также, Герцензон А А Сборник

по истории развития общесоюзного советского уголовного и военно-уголовного законодательства Вып 3

1935 - 1950 гг М, ВЮА СА, 1950 г

3 Чхиквадзе В М Военно-уголовное право Часть II Особенная М,РИОВКА, 1947 г

4 Генкнн Д.М. Великая Отечественная война и вопросы гражданского права ВИЮН НКЮ СССР, Ученые

записки. Вып Ш, М, Юридическое издательство НКЮ СССР, 1945 г

3


что именно она имеет основополагающее значение при регулировании общественных отношений в условиях вооруженных конфликтов

В 70 - 90-е годы XX в, в 2000 и 2001 г по проблемам правового обеспечения особых режимов и юридической ответственности в условиях военного положения следует отметить работы А В. Пчелинцева по проблемам правового регулирования военного положения в Российской Федерации, И Л. Дьяченко - разработчика проблематики государственного управления в условиях военного положения, И.Н Арцибасова, исследовавшего право в период вооруженных конфликтов, А С Емелина, специализирующегося на изучении правовых основ превращения СССР в единый военный лагерь в годы Великой Отечественной войны, А А Тер-Акопова, Ф.С. Бражник, А.А. Толкаченко, В.В. Сидорина по вопросам ответственности военнослужащих за воинские преступления и военно-уголовному законодательству. Вместе с тем, эти работы были написаны в период, когда проблема международного терроризма и экстремизма еще не получила такого глобального развития, как это происходит в настоящее время.

Недостаточное внимание уделено и правовому регулированию правоограничений личности, без которых введение особых правовых режимов невозможно К сожалению, приходится констатировать, что до сих пор оно остается окончательно не проработанным и не урегулированным, в том числе, и на уровне Конституции Российской Федерации

В России нет также и комплексных теоретико-правовых исследований современного состояния института военного положения, перспектив развития и специфики нормативного правового регулирования отношений в условиях его введения В ряде научных и аналитических материалов, посвященных проблеме юридической ответственности, военного положения и правоограничениям в условиях особых правовых режимов, отмечается неполнота и фрагментарность при раскрытии данных многогранных вопросов.

4


Методологической основой предпринятого исследования являются общенаучные и специальные приемы и средства познания- абстрагирование, историко-правовой, сравнительно-правовой, а также формально-юридический методы. При подготовке исследования применялись также анализ и синтез, системный подход, различные способы толкования права (системный, грамматический, логический, исторический).

Объект исследования - законодательство по вопросам юридической ответственности в условиях военного положения СССР и Российской Федерации, а также практика применения юридической ответственности в годы Великой Отечественной войны1941-1945 гг.

Предмет исследования - особенности применения юридической ответственности в условиях военного положения в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Цель исследования - разработка и формулирование научно-обоснованных предложений для преодоления пробелов по вопросам юридической ответственности в условиях военного положения и развития доктрины и законодательства Российской Федерации в результате выявления наиболее значительных нарушений прав и свобод граждан при осуществлении юридической ответственности в условиях военного положения в годы Великой Отечественной войны Конечной же целью исследования является разработка мер, способных не допустить повторения выявленных в результате проведенного исследования нарушений прав и свобод человека и гражданина при осуществлении юридической ответственности, а также минимизация вероятных нарушений законности в условиях военного положения.

Проведение данного исследования основывалось на решении следующих взаимосвязанных задач:

- собрать, обобщить и критически осмыслить концептуальные подходы к проблеме юридической ответственности в военное время в историческом аспекте в период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг;

5


-    раскрыть особенности и порядок применения отдельных видов

юридической ответственности в условиях военного положения;

-  показать грубейшие нарушения прав и свобод человека и гражданина,

которые были закреплены в законодательстве СССР военного периода;

  1. выявить пробелы в действующем российском законодательстве в рассматриваемой сфере;
  2. выработать научно-практические предложения по преодолению пробелов и рекомендации по дальнейшему совершенствованию института юридической ответственности в период действия особых правовых режимов

Научная новизна работы. В работе впервые комплексно исследуется институт военного положения в системе советского права через призму юридической ответственности, при этом основополагающее внимание уделяется исследованию особенностей юридической ответственности, которые были присущи советскому уголовному, уголовно-процессуальному, гражданскому, административному и трудовому праву. Автором обоснован следующий концептуальный вывод, согласно которому военное положение как система чрезвычайных мер не может рассматриваться в качестве основания отмены действия Конституции и конституционных органов власти, равно как существенно и необоснованно ограничивать граждан в их основных правах. В Конституции Российской Федерации и законах надлежит точно и исчерпывающим образом указывать пределы ограничения прав и свобод человека и гражданина в условиях военного положения

В развитие этого вывода сформулированы следующие вынесенные на защиту основные положения:

1 Одной из причин, вполне возможно и не самой главной, грубейших нарушеттий прав и свобод советских граждан в годы Великой Отечественной войны явилось отсутствие углубленных теоретических исследований проблемы правового статуса граждан в условиях военного положения, а также пробельность советского законодательства по этому вопросу Ликвидация названных пробелов в условиях войны привела к развитию

в


бессистемного и по преимуществу субъективного правотворчества неполномочных по Конституции СССР органов, а законодательство по вопросам юридической ответственности граждан было заменено квазиправовой системой регулирования, при которой основным способом укрепления законности стала суровая уголовная ответственность.

2 Административная и дисциплинарная ответственность в годы Великой Отечественной войны по преимуществу была замещена уголовной. В то же время уголовное законодательство в условиях войны вводилось бессистемно, а вводимые законодательные акты противоречили довоенному советскому законодательству и создавали коллизии между новыми нормами. Уголовно-правовые нормы, введенные в годы войны, характеризовались абстрактностью, расплывчатостью и несоразмерностью наказаний тяжести преступлений.

3. Уголовно-процессуальное законодательство в годы войны закрепляло чрезвычайный порядок рассмотрения дел; значительное расширение подсудности военных трибуналов; ликвидацию права подсудимых на защиту и на кассационное обжалование. Органам военного управления и органам внесудебной репрессии были предоставлены широчайшие неконституционные полномочия, а также закреплено их право устанавливать и применять суровые меры уголовной ответственности, минуя судебный порядок.

4 В сфере гражданско-правовой ответственности была установлена презумпция недобросовестности физических лиц - приобретателей вещей, у которых имущество, приобретенное ими не у собственников, а иными способами в ходе войны (например, находка, дарение, покупка найденных вещей), изымалось в любом случае в пользу государства В то же время Госстрах СССР снял с себя всякую ответственность перед пострадавшими и погибшими в результате военных действий гражданами и их родственниками, выплаты страховых возмещений не производились.

7


Военное положение не признавалось ГК РСФСР 1922 г обстоятельством непреодолимой силы, а поэтому стороны несли полную гражданско-правовую ответственность по обязательствам, возникшим как до, так и во время войны

  1. Регулирование института юридической ответственности должно проводиться в условиях мирного времени и задолго до введения режима военного положения. Только при этом условии удастся обеспечить соблюдение прав и свобод граждан при осуществлении юридической ответственности.
  2. В законодательстве Российской Федерации по вопросам военного положения и юридической ответственности имеются значительные пробелы. В Конституции РФ не содержится пределов правоограничений при введении военного положения, в УК РФ отсутствуют составы преступлений против военной службы в условиях боевой обстановки, в Федеральном конституционном законе «О военном положении» не закреплена обязанность Президента при подготовке Указа о введении военного положения указать исчерпывающий перечень правоограничений граждан, а Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации» предусматривает возможность создания иного порядка отправления правосудия в условиях военного положения.

7    Законодательство по вопросам юридической ответственности в

условиях военного положения должно детально предусматривать-

а) пределы изменений порядка деятельности государственных органов;

б)   перечень прав, которые не могут быть ограничены в условиях

военного положения и

в)   гарантии соблюдения законности при осуществлении юридической

ответственности в условиях войны Закрепление в законодательстве

повышенной ответственности за неисполнение дополнительных

обязанностей, ни при каких условиях не должно означать вседозволенность и

произвол государственных органов в лице их должностных лиц

8


8 Для преодоления пробелов и совершенствования действующего российского законодательства, представляется необходимым:

а)  дополнить п. 2 ст. 4 Закона «О военном положении» указанием на

обязанность Президента РФ определить в своем Указе о введении военного

положения исчерпывающий перечень конкретных ограничений прав

человека по аналогии с Законом «О чрезвычайном положении»;

б)  подготовить и дополнить Уголовный кодекс РФ главой, содержащей

составы преступлений против военной службы в условиях военного

положения либо в боевой обстановке, а также, наиболее характерные для

военного времени составы преступных деяний (например, мародерство);

в)  признать совершение преступления в условиях военного положения

квалифицирующим признаком;

г)     установить в УПК РФ конкретный порядок организации и

деятельности военных судов, подсудность дел военным судам, а также

порядок осуществления ими правосудия в период мобилизации и в военное

время, поскольку Федеральный конституционный закон «О военных судах»

содержит лишь общую норму, закрепляющую, что особенности организации

и деятельности военных судов, а также порядок осуществления ими

правосудия в период военного положения, определяются соответствующими

федеральными конституционными законами;

д)    в области гражданско-правовых отношений, прежде всего,

необходимо урегулировать институт возмездного изъятия имущества у

граждан (реквизиция) в условиях военного положения, для чего привести в

соответствии с нормами ГК РФ Положение о военно-транспортной

обязанности Привести в соответствие с гражданским законодательством и

Федеральный закон «Об обязательном государственном страховании жизни и

здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы...»,

поскольку он регламентирует вопросы обязательного государственного

страхования при прохождении военной службы только в условиях мирного

времени;

9


е) в области административных правоотношений необходимо внести дополнения в КоАП РФ в связи с тем, что закон о военном положении предусматривает, что ответственность граждан, должностных лиц и юридических лиц в условиях военного положения возрастает, однако КоАП РФ не содержит ни единой нормы, упоминающей о режиме военного положения;

ж) в области трудовых правоотношений необходимо дополнительное развитие норм ТК РФ. Так, в Кодексе не установлены гарантии сохранения основного места работы за работником, привлеченным к исполнению принудительных работ в условиях военного положения Нет и детального регулирования трудовой дисциплины в условиях особых режимов Законодатель ограничился лишь общими нормами, закрепляющими запрет на использование принудительного труда, исключив из этого понятия работу, выполняемую в условиях чрезвычайного или военного положений (ст. 4 Трудового кодекса РФ).

Теоретическая и практическая значимость состоит в разработке научно-обоснованных выводов и предложений по дальнейшему развитию института юридической ответственности в условиях введения военного положения, позволяющих избежать возможных нарушений прав личности и иных субъектов в случае введения указанного режима.

Результаты исследования могут также служить основой для дальнейшего историко-правового изучения актуальной и сложной проблемы юридической ответственности в условиях военного положения в годы Великой Отечественной войны Положения, сформулированные в диссертации, могут повысить научный интерес к рассматриваемой теме в рамках теории и истории права и государства России, а использование результатов исследования позволяет усовершенствовать действующий в Российской Федерации институт военного положения и правовое регулирование юридической ответственности в условиях его введения

10


Отдельные положения и выводы, выдвинутые в работе, могут быть использованы при чтении общих и специальных курсов по общей теории права, а также истории права и государства России; в аспектах международного гуманитарного права и проблемах функционирования судебной власти.

Апробация результатов исследования.

Работа выполнена и рекомендована к защите на кафедре теории права, государства и судебной власти Российской академии правосудия Основные положения, результаты и материалы настоящего исследования прошли апробацию в научной и учебно-педагогической сферах. Важнейшие положения были обсуждены и одобрены на заседаниях отдела теории права, государства и судебной власти и кафедры теории и истории права и государства Российской академии правосудия, использовались при чтении курса «Теория государства и права», а также в опубликованных автором монографиях и статьях по теме.

Основные результаты исследования были доложены на научных конференциях: «Состояние и перспективы судебно-правовой реформы в Российской Федерации и Республике Казахстан» (Москва, 2003 г.), Международная научно-практическая конференция «Деятельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации» (Москва, 2002 г), Всероссийская научно-практическая конференция «Личность Общество Государство » (Санкт-Петербург, 1998 г.)

Структура и содержание работы определяется поставленными целями, и включает в себя три главы, подразделенные на восемь параграфов, заключение, а также список источников и библиографию

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность избранной темы, определены объект и предмет исследования, его цель и задачи, методологическая основа,

11


сформулирована научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, показана их теоретическая и практическая значимость, отмечаются результаты апробации проведенного исследования.

В        первой        главе        «ИНСТИТУТЫ        ЮРИДИЧЕСКОЙ

ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ВОЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ В СОВЕТСКОМ ПРАВЕ ДОВОЕННОГО И ВОЕННОГО ПЕРИОДОВ» исследуется вопрос о правовом регулировании институтов юридической ответственности и военного положения в советском довоенном праве. Параграф первый содержит краткое описание состояния довоенного советского законодательства и основные воззрения ведущих ученых-юристов того времени на институт юридической ответственности, представлявшей собой вид и меру государственного принуждения в отношении правонарушителя советского законодательства, закрепляющего всемерную охрану революционных завоеваний При этом, принципы, на которых строилась юридическая ответственность, в целом носили декларативный характер, а провозглашенная цель юридической ответственности - укрепление советской законности и защиты нарушенных прав и свобод граждан, - в руках государства фактически превратилась в легализованное средство расправы и массовых репрессий С конца двадцатых годов советским государством стали последовательно осуществляться меры по ужесточению уголовных репрессий, а также режима содержания в местах лишения свободы, которые властями объяснялись обострением классовой борьбы. В целом такая уголовная и исправительно-трудовая политика советского государства соответствовала курсу на укрепление административно-командной системы в нашей стране.

В параграфе втором рассматриваются цели, задачи и основания введения военного положения по законодательству СССР 1925 - 1941 гг, анализируются основные причины и виды нарушений советского законодательства после введения военного положения 22 июня 1941 г

12


Изучение источников советского законодательства, закреплявших институт военного положения, позволяет сделать вывод о том, что он не был закреплен в Конституции СССР 1936 г., а его правовое регулирование в форме законов было неполным и устаревшим.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г «О введении военного положения»5 в значительной степени основывался на Постановлении Президиума Центрального Исполнительного Комитета СССР «О введении в действие Положения о чрезвычайных мерах охраны революционного порядка» от 3 апреля 1925 г6. Постановление это было принято исключительно в целях сохранения и укрепления революционных завоеваний, поэтому основными функциями военно-революционных комитетов и органов военного управления, наделявшихся широким кругом чрезвычайных полномочий, являлись обязанности подавления (с применением вооруженных сил) контрреволюционных выступлений. В отношении граждан Постановление закрепляло неоправданно широкий круг правоограничений, не предусмотренных Конституцией СССР 1924 г.

Президиум Верховного Совета СССР, объявляя в Указе от 22 июня 1941 г., военное положение, устанавливал новые нормы права, значительно изменяющие советское законодательство по вопросам юридической ответственности и порядка деятельности судебных органов. Указ не содержал норм по вопросам структуры и компетенции органов государственной власти и управления в условиях военного положения, но устанавливал существенные правоограничения для граждан. Такое чрезвычайное изменение законодательства было нелегитимным, поскольку Президиум Верховного Совета СССР не имел права самостоятельно изменять, дополнять или отменять нормы действующего законодательства и, тем более, отменять статьи Конституции СССР 1936 г Статья 32 Конституции СССР 1936 г, закрепляла принципиальное положение о том, что только Верховный Совет был единственным законодательным органом в

5 Ведомости Верховного Совета СССР, 26 июня 1941 г, № 29

6 СЗ СССР, 1925 г, № 2, ст ст 166-167

13


СССР Президиум же Верховного Совета СССР действовал в период между сессиями и мог издавать указы и иные распоряжения, не содержащие норм права (лишь правоприменительные акты)

Излагается авторская точка зрения о том, что, несмотря на Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, ратифицированный 31 августа 1939 г.7, а также Германо-Советский Договор о дружбе и границе8 и Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ратификации Германо-Советского Договора о дружбе и границе между СССР и Германией»9, принимались меры по совершенствованию законодательства, применительно к условиям военного положения в СССР Об этом свидетельствует ряд нормативных правовых актов в рассматриваемой области в период с 1938 по 1940 гг. Однако полного регулирования правоотношений в условиях военного положения осуществлено не было

Антиконституционный Указ 22 июня 1941 г повлек за собой другие антиконституционные решения, выразившиеся в создании системы нелегитимных органов и системы нормативных правовых актов, принятых этими органами Оба этих нелегитимных процесса были усугублены правоприменительной практикой, сориентированной на ужесточение репрессий и существенно отразились в институте юридической ответственности в период Великой Отечественной войны

Неконституционным было и Постановление Президиума Верховного Совета СССР, ПК ВКП(б) и СНК СССР от 30 июня 1941 г о создании чрезвычайного высшего оперативного органа - Государственного Комитета Обороны   СССР   (ГКО),   которому   была   предоставлена   вся   полнота

7  Ведомости Верховного Совета СССР от 13 декабря 1939 г, № 37, Сборник Законов, принятых Верховным

Советом СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 - 0104 1944 г), М, Управление

делами Совнаркома СССР, 1944 г, с 186

8  Ведомости Верховного Совета СССР от 29 марта 1940 г, Л» 10, Сборник Законов, принятых Верховным

Советом СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 - 0104 1944 г), М, Управление

делами Совнаркома СССР, 1944 г, с 226

' Протокол 1940 г, № 6, п 150 Сборник Законов, принятых Верховным Советом СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 - 01 04 1944 г), М, Управление делами Совнаркома СССР 1944 г, с 226

14


государственной власти на уровне СССР . Не отрицая необходимости и целесообразности создания данного органа, все же нельзя не отметить его неконституционность: ни в советской доктрине, ни в действующей в тот период Конституции СССР не предусматривалось его образование и функционирование в условиях военного положения.

Конституционные нарушения на уровне государственных органов негативно сказались и на состоянии советского довоенного законодательства, которое было заменено квазиправовой системой нормативного регулирования, основным способом воздействия на людей стала суровая уголовная ответственность, применявшаяся по отношению к гражданам и военнослужащим с грубейшими нарушениями принципов и норм советского права.

В Главе второй «ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ, ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ, АДМИНИСТРАТИВНОЙ И ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В УСЛОВИЯХ ВОЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ В СССР» дается анализ советской уголовной ответственности в условиях военного положения и остальных видов юридической ответстветтости в условиях Великой Отечественной войны В главе обосновывается вывод о том, что сущность и принципы советской юридической ответственности были полностью нарушены и оставались лишь декларативно провозглашенными, не смотря на их конституционную гарантированность

В диссертации показывается, что изменения уголовного законодательства во время Великой Отечественной войны происходили следующими способами:

1.  установлением новых видов преступных деяний, влекущих уголовную

ответственность;

2.        криминализацией административных правонарушений и

дисциплинарных проступков;

10 Постановление Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров СССР от 30 июня 1941 г «Обрачование Государственного Комитета Обороны СССР в Президиуме Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и Совнаркоме СССР» Ведомости Верховного Совета СССР, № 31 от 6 июля 1941 г

15


3. усилением мер уголовной репрессии (ужесточением санкций) по имеющимся составам преступлений.

Большинство изменений были введены Президиумом Верховного Совета СССР либо самим ГКО, но, кроме того, значительная часть законодательных актов вообще была принята и вводилась обычными ведомственными актами органов исполнительной власти - Советом Народных Комиссаров, Наркоматами обороны, юстиции, а также Прокуратурой СССР. Например, Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 13 апреля 1942 г. была установлена ответственность за невыполнение колхозниками обязательного минимума трудодней, а Приказом Прокурора СССР от 28 января 1942 г." был установлен сокращенный 15-дневный срок для производства предварительного расследования по многим категориям дел вместо закрепленного в УПК РСФСР 1922 г. двухмесячного срока.

Более того, правотворческую функцию стал осуществлять и Верховный Суд СССР, предписывая судам какие меры ответственности надлежит применять за новые составы преступлений, с широким использованием аналогии. Так, постановлением Пленума Верховного Суда СССР № 29/13/у от 14 июля 1941 г.12 устанавливалось, что уклонение от сдачи радиоприемников и радиопередающих устройств должно квалифицироваться по аналогии с составом преступления, закрепленным в ст. 59.6 УК РСФСР (уклонение от уплаты налогов и невыполнение военных и других государственных обязанностей и повинностей) и наказываться в пределах санкции этой статьи УК.

Правотворческую функцию стала осуществлять и Ставка Верховного Главнокомандования, устанавливая уголовную ответственность военнослужащих за новые деяния, которые она посчитала преступными.

Практика совершенствования уголовного законодательства, проводимая одновременно рядом  нелегитимных  органов,  негативно  сказалась  и  на

" Приказ Прокурора СССР от 28 января 1942 г  Законодательные и административно-правовые акты военного времени С 22 июня 1941 г по 22 марта 1942 г М, Юриздат, 1942 г, ст 78 12 Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР с 23 июня по 31 декабря 1941 г Под ред И Т Голякова Чкалов, Юридическое издательство НКЮ СССР, 1942 г, с 2

16


качестве   этой   отрасли   права.   Уголовное   законодательство   тех   лет характеризовалось ¦

/. Бессистемностью вводимых законодательных актов, противоречиями действующему законодательству и коллизиями между новыми нормами;

2. Дублированием составов преступлений, предусмотренных в УК РСФСР 1922 г (в ред 1926 г.) и Полоэюении о воинских преступлениях 1927 г.;

3 Абстрактностью и нечеткостью уголовно-правовых норм;

4. Несоразмерностью наказаний тяжести совершенных деяний.

Чрезвычайные законодательные акты в области уголовной ответственности не закрепляли конкретного состава преступления и называли лишь объект преступного посягательства (Например, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 г13 «Об ответственности за распространение во время войны ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения») Неполнота правового регулирования, однако, затруднила квалификацию деяний. Законодательные акты военного времени не содержали указания на виновность субъекта Виновный подлежал ответственности независимо от того, чем была выражена субъективная сторона и была ли вообще его вина Была реанимирована уголовная ответственность членов семей обвиняемых, в результате чего уголовному осуждению подлежали люди, не совершавшие преступных деяний, то есть абсолютно при отсутствии вины Так, например, в соответствии с Приказом Ставки Верховного Главнокомандования от 16 августа 1941 г. «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен»14, семьи таких военнослужащих подлежали аресту как «семьи нарушивших присягу предавших свою родину дезертиров и лишению государственного пособия и помощи» После Приказа Ставки ВГК от 16 августа 1941 г, летом

13 Ведомости Верховного Совета СССР от 18 июля 1941 г, К» 32, Сборник Законов, принятых Верховным Советом СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР (1938 - 01 04 1944 г), М, Управление делами Совнаркома СССР, 1944 г, с 493 '" Ставка ВГК Документы и материалы 1941 - 1945 гг В пяти томах М, Терра, 19% - 1998 гг, Т I, с 142

17


1942 г. ГКО устанавливает еще и ссылку родственников в отдаленные местности СССР на срок в пять лет15.

Одновременно были внесены существенные изменения в уголовно-процессуальное законодательство, что также происходило с грубейшими нарушениями Конституции СССР 1936 г. и установленных в ней прав советских граждан.

Наиболее существенно и заметно чрезвычайные изменения произошли в деятельности военных трибуналов Вопреки строгой регламентации уголовно-процессуального закона и конституционно закрепленных гарантий уголовного правосудия, Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. и Положением о военных трибуналах от 22 июня

1941 г. были предусмотрены:

/ чрезвычайный порядок рассмотрения дел;

2 значительное расширение подсудности военных трибуналов;

  1. ликвидация права подсудимых на защиту;
  2. ликвидация права подсудимых на кассационное обжалование. Чрезвычайные изменения в деятельности органов военной юстиции

разрушают правовые гарантии защиты субъектов уголовной ответственности, закрепленные в Конституции, и создают предпосылки для дальнейшего увеличения нарушений законности и неправомерного использования чрезвычайных полномочий, ведут к перегибам в правовом регулировании В этой связи характерным примером является закрепленное в Приказе Ставки Верховного Главнокомандования от 16 августа 1941 г «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен» чрезвычайное право военного командования расстреливать советского военнослужащего без проведения предварительного расследования и судебного разбирательства. Советское довоенное законодательство и право в целом однозначно закрепляло, что единственным субъектом установления вины и назначения

15 Постановление Государственного Комитета Обороны СССР от 24 июня 1942 г «О членах семей изменников Родины» Законодательные и административно-правовые акты военного времени С 22 марта

1942             г по 1 мая 1943 г М, Юриздат, 1943 г, с 223

18


уголовного наказания является суд (ст   1 Закона о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик от 16 августа 1938 г 1б).

Подобные грубейшие нарушения принципов уголовной ответственности показаны на приводимых примерах из правоприменительной практики, характеризующейся расширенным понимании судьями военной обстановки; их расширительном толковании норм при квалификации деяний; частом применении неосновательных осуждений, при которых ответственности подлежали лица, при отсутствии составов и событий преступлений.

В третьем параграфе при исследовании гражданско-правовой ответственности в условиях войны, автор обращает внимание на установление в законодательстве презумпции недобросовестности приобретателя в спорах между первоначальным собственником и последующим приобретателем вещи . Это привело к тому, что в результате увеличившегося количества виндикационных исков, гражданско-правовая ответственность применялась к приобретателям в виде безоговорочного изъятия спорного имущества в пользу государства.

Мотивированно утверждается, что в период Великой Отечественной войны была усилена ответственность граждан и юридических лиц по гражданско-правовым сделкам. Факт войны по ГК РСФСР 1922 г сам по себе не являлся основанием для освобождения должника от принятых им на себя договорных обязательств, и напротив, значительно повышал те требования, которые следует предъявлять к должнику В отношении же влияния обстоятельств, вызванных войной, на выполнение обязательств со стороны государства, этот вопрос решался прямо противоположно, а именно, в специальном постановлении СНК СССР в отношении страховой ответственности органов Госстраха было сказано: «Госстрах не отвечает за

16 Ведомости Верховного Совета СССР от 05 сентября 1938 г, № 11

11  См   постановление Пленума Верховного Суда СССР № %1ЬЛ121у от 22 апреля  1942  г   Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР Юридическое издательство НКЮ СССР, г Чкалов, 1942 г 18 Постановление СНК СССР от 8 июля 1941 г Сборник постановлений и распоряжений СНК СССР, 1941 г, № 16,с 320

19


смерть или утрату трудоспособности застрахованным либо за его гибель и повреждение имущества в результате военных действий».

Таким образом, отсутствие разработанного юридического понятия факта войны и обстоятельств непреодолимой силы привело к тому, что любую спорную гражданско-правовую ситуацию можно было решить в зависимости от того, в отношении кого должны последовать неблагоприятные последствия. Если таким субъектом выступало государство, то оно всегда освобождалось от гражданско-правовой ответственности и не несло никаких обязательств перед личностью, если же таким субъектом выступал гражданин, обстоятельства военного времени в расчет однозначно не принимались и не считались основанием для освобождения его от ответственности или соответствующих обязательств. В этом отношении общая правовая позиция советского гражданского права военного времени наиболее наглядно сформулирована советским юристом К.К. Яичковым: «Факт смерти на войне или в связи с военными действиями с юридической точки зрения не содержит в себе ничего специфического и порождает обычные в таких случаях правовые последствия»  .

Важнейшей особенностью административной и дисциплинарной ответственности в годы Великой Отечественной войны стала всеобщая криминализация административных правонарушений и дисциплинарных проступков, усиление карательной функции в области применения мер административного принуждения (административных взысканий и административно-правовых мер социальной защиты), были ужесточены санкции за неисполнения требований военных властей, о чем идет речь в четвертом параграфе второй главы. Конфискация, предусмотренная Постановлением ВЦИК и СНК СССР от 12 мая 1927 г.20 «Об утверждении сводного закона о реквизиции и конфискации имущества» превратилась из

" Яичков К К Значение ссылки на войну в гражданском деле ВИЮН НКЮ СССР, Ученые записки Выл HI, М, Юридическое издательство НКЮ СССР, 1945 г, с 34-35 20 СУ РСФСР, 1927 г, № 38, ст 248

20


административного взыскания в вид уголовного наказания, установленного Верховным Судом СССР, а не законодательным органом

Жестокие меры ответственности выступали главным средством установления и обеспечения казарменного режима трудящихся с кабальными условиями труда - основной особенностью чрезвычайных изменений трудового и уголовного законодательства.

Казарменный режим обусловил:

  1. широкое применение всевозможных трудовых повинностей,
  2. отмену зачета сверхурочного времени,
  3. повсеместное и неограниченное применение детского труда,
  4. отмену отпусков.

Особенностью дисциплинарной ответственности военного периода является также неправомерное расширение полномочий руководителей предприятий и учреждений.

В Третьей главе - «ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ПРАВОСУДИЯ В ДОКТРИНЕ И СОВРЕМЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О ВОЕННОМ ПОЛОЖЕНИИ» - проводится анализ норм действующего российского законодательства в области военного положения.

При исследовании норм действующего российского законодательства в области военного положения и юридической ответственности в условиях его введения, выявлен ряд пробелов Конституция Российской Федерации21 на сегодняшний день содержит всего одну статью, касающуюся вопроса о военном положении (ст 87), в части 3 которой сказано, что «режим военного положения определяется федеральным конституционным законом» Таким образом, Федеральный конституционный закон «О военном положении» является основным источником, устанавливающим и конкретизирующим правовое регулирование как самого режима, так и присущих ему правоограничений   граждан    Однако,   именно   Конституция   государства

21 Российская газета, Xs 237 от 25 12 1993 г

21


должна содержать понятие, цели и основания введения военного положения, изменения порядка деятельности государственных органов, вопрос о возложении на должностных лиц и граждан дополнительных обязанностей Пределы ограничений и виды прав и свобод, подлежащих ограничению в условиях введения военного положения, должны быть также детально закреплены и перечислены в Конституции государства. Если в ней закреплен режим чрезвычайного положения, то это тем более нужно сделать в отношении режима военного положения, в виду особой и несравненно большей его значимости.

В противном случае, Закон о военном положении может повлечь необоснованно широкий круг прав и свобод, подлежащих ограничению в условиях военного положения при внешнем непротиворечии Конституции РФ. Например, анализ ч. 1 ст. 8 Закона о военном положении дает основания для расширительного толкования предусмотренных «иных мер», связанных с введением временных ограничений режима трудовой деятельности, финансового, налогового и др. регулирования для государственных нужд и нужд населения.

В связи с этим необходимо особенно отметить, что Конституции некоторых государств Европейского союза, например, Конституция Швеции, принятая 27 февраля 1974 г22 и Основной закон Федеративной республики Германии от 23 мая 1949 г.23, посвящают режиму военного положения не одну статью, а по целой главе.

В этой связи необходимо особенно подчеркнуть, что Федеральный конституционный закон «О военном положении» далее не требует указывать конкретные ограничения прав человека в Указе Президента РФ о введении военного положения, тогда как в Указе Президента РФ о введении чрезвычайного положения, такие ограничения надлежит указывать исчерпывающим образом.

22 Консттуции государств Европы В трех томах М, Норма, 2001 г T 3, с 620 - 623

23  Конституции государств Европейского Союза М, Издательская группа Инфра - Норма, 1997 г, с 223

22


Действующее российское законодательство не предусматривает напрямую состояние войны как юридическое событие

Пробельность уголовного законодательства заключается в том, что им не предусматривается ответственность за преступления в условиях военного положения Автор предлагает предусмотреть составы преступных деяний, которые в мирное время не совершаются, но являются типичными для условий военного положения Например, в Уголовном кодексе РФ 1996 г отсутствует такой состав преступления как мародерство

Существенным пробелом действующего российского уголовного законодательства, автор признает отсутствие составов преступлений против военной службы в условиях военного положения либо в боевой обстановке Вместо этого в ч. 3 ст 331 УК РФ24 закреплено, что уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке определяется законодательством РФ военного времени.

На взгляд автора, неполнота правового регулирования, вытекающая из нормы, закрепленной в ст 331 УК РФ ведет к повторению описанного в диссертационном исследовании негативного опыта в случае введения военного положения на всей территории Российской Федерации или отдельной ее части.

Отсутствие законодательства по вопросам ответственности в условиях военного положения создает реальную угрозу расширительного толкования норм действующего законодательства, а также применение законодательства по аналогии.

Отсутствие надлежащего правового регулирования характерно и для организации и порядка деятельности судебных органов в условиях особых правовых режимов. Так, в действующем российском законодательстве предусматривается возможность изменения порядка отправления правосудия военными судами и особенности организации их деятельности в период

24 СЗ РФ 17.06.1996 г. № 25, ст 2954

23


действия военного положения^ . Такое положение представляется достаточно тревожным фактом и, на взгляд автора, является недопустимым.

Федеральных конституционных законов, регламентирующих деятельность военных судов, их подсудность, а также порядок осуществления ими правосудия в условиях военного положения в Российской Федерации в настоящее время нет.

Таким образом, существует опасность повторения принятия чрезвычайного законодательства, существенно нарушающего права и свободы человека и гражданина в случае введения военного положения на территории РФ или отдельной ее части.

Исходя из российского гражданского права, война относится к обстоятельствам непреодолимой силы. Пониманию же войны как юридического факта, который влечет возникновение, изменение и прекращение различных, в том числе и специфических правоотношений, законодатель внимания не уделил, кроме, пожалуй, ст. 242 ГК РФ о реквизиции В ней установлено, что в случае стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотии и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, у собственника может быть изъято имущество для интересов общества по решению государственных органов и с обязательной выплатой стоимости этого имущества. Институту возмездного изъятия необходимо уделить особенное значение.

Современное гражданское право также называет два вида изъятия: национализация и реквизиция26. И в том, и в другом случае стоимость изъятого имущества должна быть компенсирована собственнику. На основе этого положение о возмездное™ нашло отражение и в норме Закона «О военном положении»27 и Федерального закона «Об обороне»28.

25    Пункт 4 ст   1, п   8 ст   7 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской

Федерации» от 23 июня 1999 г № 1-ФКЗ СЗ РФ 28 06 1999 г. № 26, ст 3170

26Ст ст 235 и 242 ГК РФ Часть Первая СЗ РФ 05 12 1994 г № 32, ст 3301

тПп 7, п 2, ст 7 Федерального конституционного закона РФ «О военном положении» от 30 января 2002 г Ш 1-ФКЗ СЗ РФ 04 02 2002 г № 5, ст 375

28 Ст 9, ч 4 Федерального закона РФ «Об обороне» от 31 мая 1996 г № 61-ФЗ СЗ РФ 03 06 1996 г, № 23, ст. 2750

24


Однако, как известно, правоприменитель в своей деятельности непосредственно руководствуется подзаконными актами В данном случае правоприменитель - органы военного управления, а таким документом для них является Положение о военно-транспортной обязанности, утвержденное Указом Президента РФ от 2 октября 1998 г. № 117529.

Это Положение устанавливает военно-транспортную обязанность граждан - владельцев автотранспортных средств - передать такое имущество, находящееся у них в собственности войскам, формированиям и органам, на наш взгляд, совершенно безвозмездно30, поскольку на сами войска, формирования и органы возложена обязанность отбора (') транспортных средств совместно с представителями войск, формирований и органов31.

Нет четкого регулирования вопроса страхования военнослужащих в условиях военного времени, что вызывает необходимую потребность в правовом регулировании подобных правоотношений.

Отсутствие юридического содержания понятия войны и обстоятельств, вызванных ею, объективно вызывает потребность в своевременном и более детальном регулировании вопроса войны и обстоятельств, вызванных войной, как юридического события в российском законодательстве На сегодняшний день нет нормативного правового акта, в соответствии с которым будет осуществляться обязательное государственное страхование военнослужащих и приравненных к ним лиц в случае введения военного положения на всей территории РФ или отдельной ее части Такое положение, на наш взгляд, может привести к повторению на практике позиции, которую занял Госстрах СССР в годы Великой Отечественной войны, когда он отказался выплатить страховое возмещение вреда жизни и здоровью лицам, получившим ранения и увечья на фронтах, а также родственникам погибших в результате военных действий.

29 Положение о военно-транспортной обязанности, утв Указом Президента РФ от 2 октября 1998 г И 75

СЗ РФ 05 10.1998 г, № 40, ст 4941

30 Раздел I, п 2, абз 1 и Раздел Ш, п 20 Положения о военно-транспортной обязанности

31   Раздел II, п 14, абз 1 Положения.

25


Ряд правовых пробелов и противоречий существует в действующем российском административном законодательстве, которое в целом содержит достаточно полные и научно разработанные институты административного права.

Закон о военном положении предусматривает, что ответственность граждан, должностных лиц и юридических лиц возрастает, однако КоАП РФ32 не содержит ни единой нормы, упоминающей о режиме военного положения.

Нет значительного числа норм, регулирующих трудовые правоотношения в условиях введенного военного положения и в Трудовом кодексе РФ.

Нормы раздела VI «Оплата и нормирование труда» ТК РФ33 сориентированы в основном на применение в условиях чрезвычайного положения или в мирное время, на тяжелых работах, а также работах с вредными, опасными и иными особыми условиями труда (ст. 146). На наш взгляд, раздел VI ТК РФ требует специальной нормы, устанавливающей гарантию повышенной оплаты принудительного труда с прямым указанием на режим военного положения, в условиях которого эта норма начинала бы действовать. В противном случае, существует опасность повторения рассмотренной в диссертационном исследовании практики в годы Великой Отечественной войны, когда в условиях «жесточайшей экономии» размер выплат работникам был крайне скуден.

Кроме того, в Кодексе не установлены гарантии сохранения основного места работы за работником, привлеченным к исполнению принудительных работ в условиях военного положения. Между тем, такой опыт существовал в годы Великой Отечественной войны.

Необходимость разработки института юридической ответственности в военное время в Российской Федерации является приоритетной задачей в создании правовых гарантий четкого и неукоснительного соблюдения прав и

32  С3 РФ 07 012002 г Л°1(ч1),ст 1

33  СЗ РФ 07 01 2002 г. № 1(ч 1), ст. 3

26


свобод личности на основе уникального опыта Великой Отечественной войны и выработанных и общепризнанных норм международного гуманитарного права С учетом этого обстоятельства автором даны конкретные предложения по преодолению пробелов и совершенствованию действующего законодательства, подкрепленные историко-правовым исследованием военного периода СССР.

В Заключении подведены итоги исследования, обобщены наиболее важные, по мнению диссертанта, результаты Преодоление выявленных пробелов и совершенствование действующего законодательства предлагается осуществить в мирное время до введения режима военного положения, используя соответствующую правовую возможность.

Основные результаты диссертации опубликованы в следующих научных работах автора:

1   Монографии «Юридическая ответственность в военное время (на

опыте Великой Отечественной войны 1941-1945 гг)» (М., Информационно-

полиграфический центр, 2004 г. - 8 п.л.);

2     Монографии «Великая Отечественная война и юридическая

ответственность» (М., Издательство «Новый индекс», 2005 г. - 11 п.л.);

  1. Статье «Пути совершенствования действующего законодательства в области военного положения в Российской Федерации» (Сборник научных трудов ИМПЭ им А.С Грибоедова, М, Издательство «Камерон», 2005 г., стр. 87 -92,-1 п.л.);
  2. Статье «Военное положение как особый правовой режим и цели его введения» (Журнал «Закон и право», 2004 г., № 3, стр 35 - 38, - 0,35 п л),
  3. Статье «Международно-правовая охрана прав и свобод личности в свете уголовной ответственности в военное время» (Журнал «Современное право», 2004 г., № 3, стр. 19 - 22, - 0,3 п.л.);
  4. Статье «Особенности гражданско-правовой ответственности во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг » (Журнал «Закон», 2004 г, № 5, стр. 124-127,-0,Зп.л.)

27


Для заметок


!

V

к


Бондаренко Дмитрий Владимирович

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В УСЛОВИЯХ ВОЕННОГО

ПОЛОЖЕНИЯ (на опыте Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.)

Заказ № 1734 Подписано в печать 19 09 05 Тираж 120 экз Уел п л 1,12

, ООО "Цифровичок", тел. (095) 797-75-76

/         www.cfr.ru; e-mmtmfo@cfr.ru


РНБ Русский фонд

2006-4
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.