WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПРИРОДА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Автореферат кандидатской диссертации по юридическим наукам, праву

 

На правах рукописи

 

Афанасьев Павел Борисович

 

ПРИРОДА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

РЕЛИГИОЗНЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

 

Нижний Новгород – 2008


Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России.

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Толстик Владимир Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Головкин Роман Борисович;

кандидат юридических наук, доцент

Каргин Константин Васильевич

Ведущая организация:

Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

Защита состоится 4 февраля 2009 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, г. Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан «___» декабря 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                   Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. «…Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» , – ответил согласно евангелисту Матфею две тысячи лет назад Иисус Христос соблазнявшим его фарисеям.

«Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом», – таковы положения статьи 14 Конституции России.

Сходство принципиальных положений религиозного и юридического текстов кажется очевидным.

Вместе с тем, как многовековая история взаимоотношений государства и религиозных организаций, так и современная действительность убедительно свидетельствуют о непростом, подчас противоречивом характере связей данных социальных институтов.

Проблема распространения правовых норм на религиозные отношения, а также проникновения религиозных норм в сферу права по-разному находила свое разрешение. Примером тому служат существующие в зависимости от отношения к религии клерикальные и светские государства.

В Российской Федерации в 1990–2000 годах количество зарегистрированных религиозных организаций увеличилось в 4 раза, превысив 17 тысяч . Сегодня в стране зарегистрировано около 22 000 религиозных организаций, а спектр представленных религиозных течений возрос от 15 до 68 . В то же время в России проживает более 150 этносов. Наряду с этим отметим, что для российского общественного сознания свойственно совпадение конфессиональной и национальной самоидентификации населения.

Необходимость эффективного правового регулирования отношений в сфере свободы вероисповедания стала причиной появления 26 сентября 1997 года Федерального закона № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». За более чем десятилетнюю практику реализации закон претерпел восемь редакций, что не повлияло на неутихающую полемику по поводу его отдельных положений.

Свобода совести, свобода вероисповедания, организация и деятельность религиозных объединений за последние годы стали темами многочисленных научных исследований и дискуссий. На сегодняшний день по данным вопросам защищено более двух десятков диссертаций, опубликовано несколько монографий. Появилась особая отрасль знаний – юридическое религиоведение . При этом следует учесть, что вопрос о природе собственно правового регулирования общественных отношений в сфере религии остается открытым.

Вышеприведенные факты обусловливают необходимость исследования вопросов правового регулирования религиозных отношений в России, актуализируя избранную тему.

Степень научной разработанности темы. Заявленная тематика исследования определила его комплексный, междисциплинарный характер. В целях наиболее полного и объективного изучения поставленных вопросов автор обратился к трудам специалистов различных отраслей человеческого знания. Но теоретическим фундаментом данного исследования явились работы ученых-юристов разных лет.

В дореволюционной юриспруденции вопросам регулирования общественных отношений в сфере религии уделялось особое внимание. Обусловлено данное обстоятельство клерикальностью России вплоть до 1917 года.

Названный период времени ознаменован трудами известных специалистов в области церковного права: А.И. Алмазова, Т.В. Барсова, М.И. Горчакова, Н.А. Заозерского, Н.Д. Кузнецова, М.А. Остроумова, А.С. Павлова, Н.С. Су­ворова и др. Значительное внимание рассматриваемой проблеме уделяли видные теоретики и историки права, а также специалисты-отраслевики: И.Д. Беляев, И.С. Бердников, М.Ф. Владимирский-Буданов, Д. Орлов, С.В. Познышев, А. Попов, М.А. Рейснер, В.И. Сергеевич, Н.С. Таганцев, Н.С. Тимашев, Е.Н. Трубецкой, Б.Н. Чичерин, Г.Ф. Шершеневич, В.Н. Ширяев и др.

Позднее, в советский период, взгляд на отношения государства и религиозных объединений принципиально изменился. Политика государственного атеизма обусловила появление трудов таких ученых, как: Ю.А. Александров, А.И. Барменков, И.И. Бражник, Н.С. Гордиенко, В.В. Клочков, В.А. Куроедов, М.М. Персиц, Р.Ю. Плаксин, Ю.А. Розенбаум, Ф.М. Рудинский, М. Сташевский, В.Г. Фуров, Г.И. Эзрин и др.

В конце XX века с изменением норм материального права о свободе вероисповедания в российской юридической науке появились публикации, основанные на собственно юридических позициях.

Среди современных отечественных работ по интересующей нас тематике необходимо особо отметить труды историков права: Ю.Г. Галая, В.Е. Ефимовских, С.В. Кодана, А.А. Сафонова, И.М. Чуковой, которые детально рассмотрели отдельные аспекты отношений государства и религиозных объединений в различные периоды времени.

Вызывают определенный познавательный интерес работы М.Ю. Варьяса, который рассматривает церковное право как науку комплексную: богословскую, историческую и юридическую. О месте церковного права в правовой системе российского общества пишет Е.П. Гаранова.

Особое внимание принципу светскости современного Российского государства уделили в своих работах теоретик государства права Л.А. Морозова и конституционалист И.В. Понкин.

С конституционно-правовых позиций рассматривали свободу совести и свободу вероисповедания С.А. Авакьян, С.А. Бурьянов, И.Н. Вишнякова, П.Н. Дозорцев и Т.Ю. Тагиева.

Общетеоретическому рассмотрению категории «свобода совести», определению ее места в соответствующем понятийном ряду посвятил свою научную деятельность Н.Ю. Тетерятников.

Правовому регулированию деятельности религиозных объединений, вопросам государственно-конфессиональных отношений в России посвятили свои диссертационные исследования А.Г. Залужный, К.Г. Каневский, Н.В. Козлова и Е.Л. Шапошников.

Весомый вклад в выявление современных проблем регулирования свободы совести и свободы вероисповедания в Российской Федерации внесли Н.А. Придворов, А.В. Пчелинцев, Е.В. Тихонова и некоторые другие ученые.

Закономерен интерес к работам Р.А. Подопригоры, освещающим административно-правовые вопросы отношений государства и религиозных организаций.

Гражданско-правовой аспект взаимоотношений государства и религиозных организаций исследовали некоторые современные отечественные цивилисты: И.З. Аюшева, Е.Ю. Валявина, А.Н. Садков, Ю.К. Толстой.

Значительный вклад в изучение вопросов соотношения права и морали с использованием исследований о христианской культуре внесли ученые: С.С. Алексеев, А.И. Ковлер, Р.А. Папаян, А.А. Тер-Акопов и другие.

Специально мусульманской регулятивной системе, ее связи с правовой системой посвятили свои исследования С.В. Кошева, З.Х. Мисроков, Л.Р. Сю­кияйнен, Р. Шарль и некоторые другие.

Помимо работ правоведов, высоко значимым в развитие идей о регулировании религиозных отношений является вклад как отечественных, так и зарубежных философов: Н.Н. Алексеева, Т.А. Бажан, Н.А. Бердяева, Г. Гегеля, Р. Генона, А.Г. Дугина, И.А. Ильина, П.И. Новгородцева, А.С. Панарина, В.С. Соловьева, Л.А. Тихомирова, Д.М. Угриновича, Ю. Эволы; богословов: С.Н. Булгакова, А. Кураева, А. Меня, А.И. Осипова, П.А. Флоренского, В.А. Цыпина; религиоведов: А. Баркер, В.И. Гараджи, П.С. Гуревича, Л.Н. Мит­рохина, А.А. Радугина, И.Н. Яблокова, М. Элиаде и многих других.

Как видно из данного сравнительно небольшого перечня, интерес к исследованию вопросов соотношения и взаимодействия религии, права и государства в той или иной степени постоянно реализовывался учеными. Тем не менее, ряд вопросов правового регулирования религиозных отношений по сей день вызывает острые дискуссии среди теоретиков права и трудности реализации среди правоприменителей. Не разрешены окончательно вопросы о возможности и необходимости закрепления статуса традиционных или органических за определенными религиями, о необходимости и законодательном регулировании духовного (религиозного) образования в средних общеобразовательных учреждениях, о гарантиях свободы совести и свободы вероисповедания в России и т. п.

Объектом диссертационного исследования выступает особая разновидность непроизводственных общественных отношений – религиозные отношения.

Предметом диссертационного исследования является государственно-правовое воздействие на общественные отношения в сфере религии.

Цель настоящей работы – выявление сущности правового регулирования религиозных отношений посредством детального и комплексного рассмотрения соответствующих предмета и метода правового регулирования.

Для достижения поставленной цели определены следующие основные задачи:

– исследовать нормативные системы, регулирующие религиозные отношения, и провести сравнительный анализ правовых и религиозных норм;

– изучить правовые нормы, составляющие правовой институт свободы совести и свободы вероисповедания в современной России;

– сформулировать и обосновать юридическое определение категории «религиозное право», соотнести данное социально-юридическое явление с церковным правом, каноническим правом, институтом свободы совести и свободы вероисповедания;

– установить особенности правового регулирования религиозных отношений посредством изучения специфических характеристик соответствующих правовых норм и правовых отношений;

– установить и научно интерпретировать основные тенденции и закономерности взаимоотношений права и религии на современном этапе развития России;

– представить теоретически и практически обоснованные предложения по совершенствованию российского законодательства в части, касающейся регулирования религиозных отношений.

Методологическую основу диссертационного исследования составляет универсальный диалектический метод познания, применение которого позволило рассматривать обозначенную проблему комплексно, во взаимосвязи и взаимодействии с иными явлениями окружающего мира. Из общенаучных методов автором применены системный и логические методы познания действительности. Также в работе широко использованы собственно юридические методы познания: сравнительно-правовой, конкретно-социо­логический, государственно-правового моделирования, формально-юриди­ческий (догматический) метод.

Теоретической основой диссертации послужили труды отечественных и зарубежных ученых-юристов в области общей теории государства и права, конституционного, административного, уголовного, гражданского и иных отраслей права. В связи с междисциплинарным характером исследования автором также использованы работы специалистов в сфере философии, религиоведения, теологии, социологии, политологии и психологии.

Мировоззренческую основу проведенного исследования составили позиции отечественных ученых в области теории государства и права: С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, М.И. Байтина, В.М. Баранова, П.П. Баранова, Н.В. Витрука, Р.Б. Головкина, О.С. Иоффе, В.Б. Исакова, К.В. Каргина, В.Н. Карташова, О.А. Красавчикова, Ю.В. Кудрявцева, С.Н. Кожевникова, В.В. Лазарева, О.Э. Лейста, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, Л.А. Морозовой, С.В. Полениной, Т.Н. Радько, В.П. Реутова, А.Х. Саидова, Ю.А. Тихомирова, В.А. Толстика, Т.Я. Хабриевой, Р.О. Халфиной, М.Д. Шаргородского, Л.С. Явича и других.

Исследование построено на использовании в качестве основного позитивистского подхода к правопониманию, если иное специально не оговаривается в тексте работы.

Нормативную и эмпирическую базу исследования составили: Конституция Российской Федерации; федеральное конституционное законодательство; федеральное законодательство; правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти; интерпретационные и правоприменительные акты Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, иных судебных органов; нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации; правовые акты локального характера; международные правовые акты; законодательство зарубежных стран. Кроме того, автором исследованы законодательные памятники, религиозные нормы и положения священных текстов некоторых религий. В работе использованы официальные документы религиозных организаций: Устав Русской православной церкви, Основы социальной концепции Русской православной церкви и др. Во исполнение задач, поставленных перед данным исследованием, диссертантом широко использовались материалы средств массовой информации, а также Интернета.

Научная новизна исследования состоит в том, что в работе впервые предпринята попытка провести комплексное исследование природы правового регулирования религиозных отношений. Автор стремился, опираясь на положения Конституции России, определить особенности правового режима регулирования религиозных отношений. Выявлены актуальные проблемы реализации норм законодательства, регулирующих религиозные отношения. Проведена аналитическая работа по изучению юридических конструкций отдельных положений Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 года, предложены меры по приведению норм федерального законодательства в логически непротиворечивое состояние.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Отдельные религиозные отношения могут являться предметом правового регулирования. В обобщенном виде в качестве религиозных правоотношений следует признать религиозные отношения, урегулированные правом. Более подробно религиозное правоотношение определяются как охраняемая государством индивидуализированная юридическая связь между субъектами религиозных отношений, выражающаяся в их взаимных субъективных правах и юридических обязанностях.

2. Наряду с общими признаками правовых отношений религиозным отношениям свойственны некоторые специфические черты. Специфика религиозных правоотношений проявляется через их элементный состав: строго определенные субъекты, особые объекты отношений, а также их особенное юридическое и фактическое содержание.

3. Автором предлагается развернутая классификация религиозных правоотношений:

а) по функциональной роли (регулятивные и охранительные религиозные правоотношения);

б) по методу правового регулирования (императивные и диспозитивные религиозные правоотношения);

в) по отраслевой принадлежности правовых норм, регулирующих религиозные отношения (конституционно-правовые, административно-правовые, гражданско-правовые и иные религиозные правоотношения);

г) по степени определенности субъектов (абсолютные и относительные религиозные правоотношения);

д) по продолжительности (постоянные и временные религиозные правоотношения);

е) по субъектному составу (религиозные правоотношения с участием органов государственной власти, с участием органов местного самоуправления, с участием иных религиозных объединений, с участием общественных объединений, с участием физических лиц);

ж) по сфере осуществления (внешние и внутренние религиозные правоотношения).

4. Религиозные отношения регламентированы значительным объемом различных по юридической силе правовых норм. Система правовых норм, регулирующих религиозные отношения, есть религиозное право в объективном смысле. Религиозное право предлагается считать комплексной отраслью российского права, составной частью отечественной системы права. Субъективный смысл понимания религиозного права включает в себя группу правомочий человека и гражданина в сфере свободы вероисповедания.

5. Называть церковную и каноническую нормативные системы словом «право» видится возможным лишь с позиции широкого правопонимания, отказываясь от позитивизма. В связи с использованием категории «религиозное право» в ранее указанном аспекте в целях оптимизации познавательного процесса в юридической науке предлагается отождествлять церковное право и каноническое, а также заменять в терминах «церковное право» и «каноническое право» слово «право» на слово «нормы» в соответствии с правилами орфографии русского языка.

6. Существование в современном законодательстве института свободы вероисповедания предопределяет его соотношение с религиозным правом как общего и частного. Поскольку религиозное право есть комплексная отрасль права, постольку свобода вероисповедания является институтом данной отрасли. Применительно к соотношению категорий «религиозное право» и «свобода совести» следует учитывать особенность соотношения свободы совести и свободы вероисповедания. Нормы, регламентирующие реализацию свободы совести, будут настолько совпадать с нормами религиозного права, насколько свобода вероисповедания является разновидностью свободы совести.

7. Системный анализ законодательных нормативных установлений обусловливает вывод об административно-правовой природе правового регулирования религиозных отношений в России. Одним из оснований данного тезиса видится отнесение законодателем регулируемых правом религиозных отношений к публично-правовой сфере с последующим приоритетным использованием императивного метода правового регулирования.

8. Наименование Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях» является отчасти не соответствующим его содержанию. Логически, лингвистически и юридически грамотным представляется следующее наименование Закона: «О свободе вероисповеданий и о религиозных объединениях» либо «О свободе религии и о религиозных объединениях».

9. В целях повышения эффективности законодательных положений о ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке предлагается новая редакция содержания абзаца 4 части 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»: «противоправное посягательство на личность, права и свободы человека».

Теоретическое значение исследования состоит в том, что сформулированными положениями и выводами представляется возможным дополнить некоторые разделы теории государства и права (система права, правовой статус личности, правовое государство), конституционного права Российской Федерации (основы конституционного строя, институты гражданского общества, основы правового статуса личности в России), а также религиоведения (правовое регулирование государственно-конфессиональных отношений).

Практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы:

– в учебном процессе при чтении курсов лекций по теории государства и права, конституционному праву, административному праву, религиоведению;

– в процессе совершенствования российского законодательства;

– в юридической практике;

– в организационно-научной и в воспитательной деятельности, в частности, Пермского филиала Нижегородской академии МВД России.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в публикациях, а также в выступлениях автора на следующих конференциях: межвузовская научно-прак­тическая конференция «Проблемы терроризма в современном мире: юридический, социально-политический, идеологический аспекты» (г. Пермь, 27 ноября 2003 г.); межвузовская научно-практическая конференция «Познание реальности: прошлое, современность, перспективы» (г. Пермь, 1 марта 2006 г.); Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы гражданского и экологического права» (г. Пермь, 19 мая 2006 г.); Третьи краевые Феофановские Православные чтения (г. Пермь, 20 – 24 декабря 2007 г.); региональная научно-практическая конференция «Экономика, управление и право на современном этапе: актуальные проблемы качества подготовки специалистов» (г. Пермь, 24 апреля 2008 г.).

Теоретические разработки, выносимые на защиту, обсуждались на заседаниях кафедр государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России и Пермского филиала Нижегородской академии МВД России. Материалы диссертационного исследования используются при проведении лекционных, семинарских и практических занятий с курсантами и слушателями Пермского филиала Нижегородской академии МВД России.

Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в 11 научных публикациях автора общим объемом 2,8 п. л.

Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, степень разработанности избранной темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, его теоретико-методологическая, нормативная и эмпирическая основы, формулируются положения, выносимые на защиту, научная новизна и практическая значимость, а также приводятся сведения об апробации и внедрении результатов работы.

Первая глава «Религиозные отношения как вид общественных отношений» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Особенности общественных отношений в сфере религии» рассматриваются общетеоретические аспекты исследуемой темы, определяются понятия, используемые в работе.

П.А. Рачков определил общественные отношения как связи между людьми, в которых воплощаются (через «механизм» интересов) и посредством которых реализуются, удовлетворяются материальные и духовные потребности людей . Данное определение используется нами в качестве основного для понимания сути рассматриваемого понятия.

Категория «религия» – одна из ключевых в диссертации. Автор нисколько не умаляет значимость существующих подходов к пониманию религии, однако юридическая сфера исследования обусловила выбор в качестве рабочей религиоведческую концепцию. В рамках последней избрано социологическое направление мысли. Иные позиции, например, апологетическая или атеистическая, непременно бы изменили ход исследования, направив его в неюридическое русло.

Таким образом, в рамках данной работы религия определяется как институционализированная форма общественного сознания, основанная на вере в сверхъестественные силы и существа. В контексте исследования нас интересует не столько субстанциональные характеристики религии, сколько ее внешние проявления как социального института.

В целях выявления сущности изучаемого явления автором прослеживается этимология слова «религия». Суть религии мы видим в связи человека (конечного) и Бога (бесконечного). Такое понимание отвечает представлениям наиболее распространенных религий, а также позициям ученых . Выявляется причинность многообразия толкования термина «религия». Кроме того, приводятся различные варианты типологии религий (теософский, богословский, гегелевская классификация и иные).

Проблема изучения религиозных отношений сводится к неоднозначности толкования термина «религия». Благодаря избранному подходу к пониманию религии в дальнейшем становится возможным эффективно проследить связь религиозных и правовых феноменов.

Складывающиеся на основе и в сфере религии общественные отношения мы называем религиозными отношениями. Исходя из ранее предложенной трактовки религии религиозные отношения предлагается определять как связи между людьми, в которых воплощаются и посредством которых реализуются, удовлетворяются материальные и духовные потребности людей в области сверхъестественного общения с божественным. При этом под категорией «божественное» видится феномен, который можно назвать Первоначалом. Первоначало в зависимости от разновидности религии может быть как кем-то личным (Богом), так и чем-то безличным (состояние «нирвана» в буддизме).

Автором предпринята попытка выявить специфику религиозных отношений путем установления их субъектов, характеристики религиозного сознания, содержания и структуры религиозной деятельности, посредством которой реализуются религиозные потребности.

Предлагается классификации религиозных отношений по различным основаниям. Основной в контексте данного исследования полагается классификация по сфере осуществления на внутренние и внешние религиозные отношения.

Во втором параграфе «Церковь и государство как источники норм, регулирующих общественные отношения в сфере религии» определяются социальные регулятивные системы, нормы которых призваны упорядочивать религиозные отношения.

Религиозные нормы в широком смысле – это социальные нормы, установленные религиозными организациями и распространяющиеся на их членов, а также выступающие основой для предыдущих положения священных текстов. В узком смысле религиозные нормы суть содержание священных текстов той или иной религии. Очевидно, что религиозные нормы в широком смысле слова включают в себя корпоративные нормы, которые в христианских конфессиях принято объединять понятием «церковное право». Религиозные нормы различаются по происхождению, по содержанию, по характеру предписаний и т. д.

Нередко религиозные нормы отождествляются с церковным правом. Разграничим названные понятия посредством выявления их происхождения.

Церковное право берет начало от категории «церковь». Происхождением своим (от греческого – ecclesia – правильно созванное общественное или народное собрание, в отличие от беспорядочного скопления) оно обязано христианству. Снимая противоречия, лаконичное определение церкви предлагает Н.С. Суворов: «Союз людей, исповедующих христианскую религию, в отличие от национальных и политических союзов, называется церковью» .

Следовательно, употреблять термин «государственно-церковные отношения» в качестве синонима государственно-конфессиональных отношений неверно. Последний является гораздо более широким, поскольку помимо одной мировой религии (христианство) включает и все иные.

Проблеме соотношения церковного и канонического права около сотни лет. Под каноническим правом принято понимать систему нормативных установлений церкви. Церковным правом называют совокупность различных по происхождению норм, регулирующих как внутренние, так и внешние (в том числе государственно-церковные) церковные отношения. В силу дуализма состава церковного права нередко встречаются сложности восприятия данного феномена .

Отметим, что ни каноническое право, ни церковное право правом с юридической точки зрения не являются. Церковное право и каноническое право представляют собой систему корпоративных норм, которые являются регулятивными системами, тем не менее, праву не тождественны.

Правовыми нормами признаются общеобязательные, формально определенные предписания, установленные или санкционированные государством и им обеспеченные.

Сравнение регулятивных систем основывается на общепринятых критериях по четырем классическим направлениям: общее, частное, взаимодействие, противоречия. В русле данного исследования важно подчеркнуть различную природу религиозных и правовых норм. Если нормы права являются исключительно государственными установлениями, то религиозные нормы имеют вневременную, сверхчеловеческую, божественную природу.

История развития государственно-правовых явлений наглядно демонстрирует тесную связь религиозной и правовой регулятивных систем. Наблюдается созвучие положений религиозных и правовых установлений. Происходит сращивание государственного аппарата и религиозных организаций.

В России после петровских реформ Русская православная церковь фактически являлась одним из государственных ведомств. А в XIX веке вероисповедная принадлежность оказывала влияние на объем гражданских прав. Государство того времени обязывало указывать религиозную принадлежность, не допуская отказа от исповедания религии или проповеди атеизма.

Позднее, в XX веке, в России был принят целый ряд актов секуляризационного характера.

Появление 15 декабря 1990 года новой редакции статьи 50 Конституции РСФСР 1978 года ознаменовало собой новый этап развития законодательства о свободе совести и свободе вероисповедания. Содержание данной статьи с небольшими изменениями вошло в состав положений Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990 года, а также было воспринято Конституцией Российской Федерации 1993 года и Федеральным законом от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях».

В третьем параграфе «Правовое регулирование общественных отношений в сфере религии» осуществляется анализ категорий «религиозное право» и «религиозное законодательство», религиозные отношения рассматриваются как предмет правового регулирования, выявляются методы и типы правового регулирования относительно рассматриваемой тематики.

Религиозные отношения регламентированы значительным объемом различных по юридической силе правовых норм. Совокупность нормативно-правовых актов, содержащих нормы, регулирующие религиозные отношения, есть религиозное законодательство. В данном случае использован познавательный метод экстраполяции, выразившийся в распространении выводов, полученных в результате изучения общего явления (системы законодательства), на частное (религиозное законодательство).

Понятие «религиозное законодательство» сегодня применяется в отечественной юридической науке. Историки права используют его в качестве синонима вероисповедных законов для обозначения массива правовых норм, регулирующих отношения в сфере свободы совести и свободы вероисповедания . Распространения применительно к правовым реалиям сегодняшнего дня термин не получил. Положительных последствий расширения исполь­зования термина «религиозное законодательство» мы видим не менее двух.

Во-первых, использование его поможет конкретизировать внимание исследователей на религиозной сфере отношений, отделив от общей, родовой – свободы совести. Заметим, специалисты в области конституционного права и теоретики права критически отзываются об отождествлении свободы совести и свободы вероисповедания .

Во-вторых, нормы религиозного законодательства в понимаемом нами смысле регламентируют не только отношения в области реализации свободы вероисповедания. Свобода вероисповедания есть институт религиозного законодательства. Существуют и иные сферы религиозных отношений, регулируемые правовыми нормами, например, религиозные преступления .

Предполагаем, что система правовых норм, регулирующих религиозные отношения – это религиозное право. Религиозное право следует считать комплексной отраслью российского права. Так данная категория познается в объективном смысле. В субъективном смысле религиозное право есть разновидность субъективных прав личности. При этом информационная насыщенность термина не меняется в случае его употребления во множественном числе, например, религиозные права человека. Субъективный смысл понимания религиозного права включает в себя группу правомочий, направленных на осуществление прав человека и гражданина в сфере свободы вероисповедания.

Известно, что категория «религиозное право» также не является новой для российской юридической науки. Правда, используется она только в непозитивистском аспекте правопонимания для обозначения корпоративных регулятивных систем . Похоже, основой для подобного понимания религиозного права стала позиция авторов Большого юридического словаря. Они определили религиозное право как историческую форму права, при которой в качестве первоисточника правовых предписаний рассматривается воля божества, выраженная в священных писаниях или преданиях, а в качестве примера систем религиозного права привели мусульманское право, индусское право и каноническое право .

Религиозное право в представленном аспекте познания является элементом права как системы норм, исходящих от государства. В связи с этим религиозное право в соотношении с каноническим правом принципиально расходятся, представляя различные по своей природе регулятивные системы.

Соотношение религиозного права и церковного права видится не столь однозначным. Церковное право при использовании его в узком смысле будет тождественно каноническому, а потому не совпадает с религиозным правом. В то же время при использовании церковного права в широком смысле, включая в него нормы, исходящие и от церкви, и от государства, религиозное и церковное право будут совпадать в части. Однако, напомним, что включение в содержание права норм корпоративных, коими являются нормы церкви как религиозной организации, моментально делает неюридическим (в позитивистском смысле слова) само словосочетание «церковное право». Таким образом, для оптимизации познавательного процесса в данной области человеческого знания видится целесообразным заменять в терминах «церковное право» и «каноническое право» слово «право» на слово «нормы» в соответствии с правилами орфографии русского языка.

Во избежание подобных недоразумений в будущем, в целях борьбы за содержание права , а также в целях построения логически непротиворечивой понятийной системы юриспруденции автором предлагается использовать в научном обороте категорию «религиозное право» исключительно в позитивистском смысле.

Преимущества использования данного термина в юридическом понятийно-категориальном аппарате кажутся несомненными.

Во-первых, данный термин способствует восприятию существующего нормативного массива, регулирующего отношения в сфере религии как системы в целом и подсистемы в частности (относительно системы права).

Во-вторых, использование термина «религиозное право» снимает встречающие трудности в определении явлений и процессов в системе взаимо­отношений «государство – право – религия».

В-третьих, термин религиозное право видится наиболее корректным с лингвистической точки зрения для использования в качестве наименования системы норм, регулирующих религиозные отношения.

В-четвертых, употребление термина «религиозное право» способствует сохранению ясности, непротиворечивости и чистоты юридической терминологии.

Существование в современном законодательстве института свободы вероисповедания предопределяет его соотношение с религиозным правом как частного и общего. Религиозное право, будучи комплексной отраслью права, включает в свой состав институт свободы вероисповедания. Применительно к соотношению категорий «религиозное право» и «свобода совести» следует учитывать особенность соотношения свободы совести и свободы вероисповедания. Нормы, регламентирующие реализацию свободы совести, будут настолько совпадать с нормами религиозного права, насколько свобода вероисповедания является разновидностью свободы совести.

Нормы религиозного права воздействуют на определенную сферу общественных отношений. Синтез критериев отнесения общественных отношений к предмету правового регулирования и некоторых объективных признаков религиозных отношений дает нам основания для признания религиозных отношений предметом правового регулирования.

Религиозные отношения в той части, которая становится предметом правового регулирования, – публично-правовые отношения. Публично-правовая сфера правового воздействия отличается приоритетом императивного метода. Примерами являются отношения по поводу регистрации религиозной организации, прекращения ее деятельности, взаимоотношений с органами государственной власти и местного самоуправления и др. Религиозная организация становится средством, а участие в ней – способом совместного осуществления свободы вероисповедания людьми.

Данная позиция аналогична в принципе точке зрения российского дореволюционного правоведа Н.С. Суворова относительно церковного права. Он утверждал, что в делении церковного права на частное и публичное нет необходимости, поскольку оно есть публичное право как таковое .

Вторая глава «Специфика религиозных правоотношений» включает три параграфа.

Первый параграф «Особенности правовых норм, регулирующих религиозные отношения» посвящен анализу и характеристике юридических норм, регулирующих общественные отношения в сфере религии.

Правовые нормы, регулирующие религиозные отношения, в контексте настоящего исследования называются религиозно-правовыми нормами.

Религиозно-правовые нормы обладают всеми без исключения признаками правовых норм и классифицируются по общепринятым в теории права критериям классификации правовых норм (по функциям, по юридической силе, по способу правового регулирования, по методу правового регулирования, по способу принятия и т. д.).

Религиозно-правовые нормы также излагаются в нормативно-правовых актах классическими способами (прямой, отсылочный и бланкетный).

Логическая структура религиозно-правовой нормы является трехзвенной. Однако фактическая – отличается преобладанием диспозиций и гипотез. Этот факт говорит о приоритете регулятивного начала в религиозно-право­вых отношениях.

Особое внимание в работе уделено дискуссионным положениям Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Так, отчасти не соответствующим содержанию видится наименование Федерального закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях». Из 27 статей Закона свободе совести в собственном смысле слова не посвящена ни одна статья. Лишь дважды (пункт 1 части 1 и часть 4 статьи 3) в Федеральном законе затрагиваются вопросы свободы совести. Свобода совести рассматривается законодателем в нераздельном единстве со свободой вероисповедания. При этом упомянутые положения Закона дублируют установления статьи 28 и части 3 статьи 59 Конституции России без привнесения какой-либо конкретизации.

Положительным в этом отношении примером следует считать опыт наименования Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий», где наименование закона бесспорно соответствовало его содержанию.

Таким образом, логически, лингвистически и юридически грамотным представляется следующее наименование Закона: «О свободе вероисповеданий и о религиозных объединениях» либо «О свободе религии и о религиозных объединениях». В целях унификации юридической терминологии предполагается отождествление категорий «вероисповедание» и «религия».

Второй параграф «Структура религиозных правоотношений» содержит информацию об особенностях религиозных правоотношений.

Статьей 28 Конституции Российской Федерации предусмотрено две основные формы реализации свободы вероисповедания: индивидуальная и коллективная. Согласно нормам действующего права последняя форма осуществляется посредством объединения людей в религиозные группы и религиозные организации. Деятельность субъектов права в связи с созданием, функционированием, прекращением существования религиозных объединений регламентирована правовыми нормами.

В обобщенном виде в качестве религиозных правоотношений следует признать религиозные отношения, урегулированные правом. Используя взгляды на определение правоотношения В.К. Бабаева и Р.О. Халфиной , можно заключить следующее. Религиозное правоотношение – это охраняемая государством индивидуализированная юридическая связь между субъектами религиозных отношений, выражающаяся в их взаимных субъективных правах и юридических обязанностях.

Религиозным правоотношениям свойственны все признаки родового явления – правоотношения. Религиозные правоотношения так же, как и иные правоотношения, возникают исключительно на основе правовых норм. Действует принцип: нет правовой нормы – нет и правоотношения. Религиозные правоотношения также представляют собой индивидуализированную связь между его участниками. Данная связь выражается во взаимных субъективных правах и юридических обязанностях их участников. Религиозные правоотношения есть волевые отношения между субъектами. Религиозные правоотношения являются идеологизированными, как и иные общественные отношения. Наконец, религиозные правоотношения охраняются государством.

Специфика религиозных правоотношений проявляется через их элементный состав:

– строго определенные субъекты (их видовой перечень исчерпывающе установлен законодательством);

– особые объекты отношений (религиозные потребности, удовлетворение которых возможно только в данной сфере общественных отношений);

– особенное юридическое и фактическое содержание (нормы религиозного законодательства и религиозная деятельность субъектов).

Реализуя требование всесторонности исследования, предлагаем развернутую классификацию религиозных правоотношений:

а) по функциональной роли (регулятивные и охранительные религиозные правоотношения);

б) по методу правового регулирования (императивные и диспозитивные религиозные правоотношения);

в) по отраслевой принадлежности правовых норм, регулирующих религиозные отношения (конституционно-правовые, административно-правовые, гражданско-правовые и иные религиозные правоотношения);

г) по степени определенности субъектов (абсолютные и относительные религиозные правоотношения);

д) по продолжительности (постоянные и временные религиозные правоотношения);

е) по субъектному составу (религиозные правоотношения с участием органов государственной власти, с участием органов местного самоуправления, с участием иных религиозных объединений, с участием общественных объединений, с участием физических лиц);

ж) по сфере осуществления (внешние и внутренние религиозные правоотношения).

Особенности религиозных правоотношений также видны на примере юридических фактов, служащих основанием для их возникновения. Статья 9 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» предусматривает истечение пятнадцатилетнего срока существования религиозной группы как обстоятельство, имеющее правообразующее значение.

В третьем параграфе «Проблемы и тенденции правового регулирования общественных отношений в сфере религии» предпринята попытка выявить и проанализировать закономерности правового регулирования религиозных отношений.

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 года с момента своего принятия вызвал довольно много нареканий и к настоящему времени представлен в восьмой по счету редакции.

Особое значение приобретают нормы, которые по природе своей должны являться гарантией претворения в жизнь конституционного положения о высшей ценности человека, его прав и свобод. Таковым примером являются правовые нормы, предусматривающие основания для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке.

Согласно абзацу 4 части 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных исповеданиях» религиозная организация может быть ликвидирована либо на деятельность религиозной организации или религиозной группы может быть наложен запрет, если ими осуществлено «посягательство на личность, права и свободы граждан» .

Правоприменительная практика государственных органов судебной и исполнительной власти демонстрирует безжизненность данного предписания. Исходя из настоящей формулировки гипотетически становится возможным прекращение деятельности большинства религиозных организаций на территории России. Буквальное толкование нормы допускает считать основанием для ликвидации религиозной организации наложение священнослужителем епитимьи на прихожанина, установление некоторых ограничений насельникам монастыря и т. д.

В целях повышения эффективности законодательных положений о ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке предлагается новая редакция содержания абзаца 4 части 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»: «противоправное посягательство на личность, права и свободы человека».

Выделяются актуальные проблемы, требующие законодательной регламентации: правовые гарантии свободы совести и свободы вероисповедания, обеспечение светского характера государства, обеспечение правового равенства религиозных объединений, обеспечение светского характера образования.

Автор придерживается той точки зрения, что в настоящее время отсутствует какая-либо необходимость создавать особую концепцию регулирования данной сферы отношений. Основной Закон государства, соответствующий в данной части общепризнанным принципам и нормам международного права, содержит предельно ясные, лаконичные формулы. Неуклонное следование им в повседневной жизни избавит наше общество от многих заблуждений.

Таким образом, концептуальной основой правового регулирования религиозных отношений в современной России следует считать принцип светскости государства в его собственно правовом понимании, коренящийся на основе формального юридического равенства религиозных объединений перед законом.

В заключении на основе проведенного исследования формулируются выводы и определяются проблемы, которые не получили детальной разработки в диссертации.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих работах:

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Афанасьев П.Б. Некоторые недостатки правового регулирования ликвидации религиозных объединений в России // Бизнес в законе. – 2008. – № 2. – С. 53–54.

Иные публикации:

2. Афанасьев П.Б. К вопросу о новых религиозных объединениях в России // Реформирование российского общества: правовые и экономические аспекты: Тезисы докладов научно-практической конференции, Пермь, 30 ноября 2000 г. – Пермь: Пермский филиал СПб. ин-та внешнеэкономических связей, экономики и права, 2001. – С. 22–25.

3. Афанасьев П.Б. О некоторых особенностях новых религиозных объединений в России // Студенты и развитие юридической науки: Тезисы докладов студенческой научно-практической конференции, Пермь, апрель 2000 г. – Пермь: Пермский ун-т, 2002. – С. 33–34.

4. Афанасьев П.Б. К вопросу о преступлениях в связи с религией // Студенты и развитие юридической науки: Тезисы докладов студенческой научно-практической конференции, Пермь, апрель 2000 г. – Пермь: Пермский ун-т, 2002. – С. 202–203.

5. Афанасьев П.Б. Предпосылки симфонии государства и церкви в России // Онтология и аксиология права: Материалы Международной научной конференции. – Омск: Омская академия МВД России, 2003. – С. 142–145.

6. Афанасьев П.Б. Проблемы правовой основы ликвидации религиозной организации // Реформирование государственного управления и местного самоуправления в Российской Федерации: региональный аспект: Сборник статей второй Уральской региональной научно-практическая конференции, г. Пермь, 6 октября 2006 г. – Пермь: Изд-во ПРИПИТ, 2006. – С. 146–151.

7. Афанасьев П.Б. Религиозная организация как субъект права // Юридические, социальные и философские аспекты развития российского законодательства: Тезисы научно-практической конференции, Пермь, 8 декабря 2006 г. / Пермский филиал НА МВД России. – Пермь, 2006. – С. 124–127.

8. Афанасьев П.Б. Правовой режим религиозного образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях // Развитие и реформирование государственной и муниципальной службы на современном этапе: Сборник статей третьей научно-практической конференции молодых ученых и специалистов, г. Пермь, 24 января 2008 г. – Пермь: Изд-во ПРИПИТ, 2008. – С. 127–133.

9. Афанасьев П.Б. Правовое воспитание и духовное просвещение: аспект взаимосвязи // Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения: Материалы XII Международной научно-практической конференции / Науч. ред. А.В. Чернов, отв. ред. М.В. Малошик. – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2008. – С. 311–313.

10. Афанасьев П.Б. Социальная среда и духовное здоровье человека: юридический аспект // Экология и медицинские проблемы: Доклады Всероссийской научно-технической конференции / Под общ. ред. Э.М. Соколова. – Тула: Изд-во ТулГУ, 2008. – С. 56–59.

11. Афанасьев П.Б. К вопросу о религиозно-правовых отношениях // Актуальные проблемы права, педагогики, психологии и методики обучения в высшем учебном заведении: Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции. – Пермь: Академия права и управления, 2008. – С. 3–10.

Общий объем опубликованных работ – 2,8 п. л.


  

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Корректор Н.Н. Кукушкина

Компьютерная верстка Е.П. Мудрецовой

 

Тираж 100 экз. Заказ № _____

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии

Нижегородской академии МВД России.

603600, ГСП-268, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.

Мф. 22;21.

См.: Законодательство о свободе совести и правоприменительная практика в сфере его действия: Материалы семинаров. Ноябрь – декабрь 2000 г. / Под ред. А.В. Пчелинцева и Т.В. Томаевой. – М., 2001. – С. 6.

См.: Пчелинцев А.В. Свобода религии и права верующих в современной России. – М., 2007. – С. 219.

См.: Пчелинцев А.В. Свобода религии и права верующих в современной России. – М., 2007. – С. 6, 363.

См.: Общественные отношения. Вопросы общей теории / Под ред. П.А. Рачкова. – М., 1981. – С. 31–32.

См., например: Гегель. Фрагмент системы 1800 г. // Философия религии: В 2 т. – М., 1976. – Т.1. – С. 201; Назаров В.Н. Введение в теологию. – М., 2004. – С. 18; Шлейермахер Ф. Речи о религии. Монологи. – М.; К., 1994. – С. 149.

Суворов Н.С. Учебник церковного права / Под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. – М., 2004. – С. 2.

См. об этом: Гаранова Е.П. Церковное право в правовой системе российского общества (общетеоретический и исторический аспекты): Дис… канд. юрид. наук. – Кострома, 2004. – С. 27–30.

См., например: Сафонов А.А. Правовое регулирование функционирования религиозных объединений в России в начале XX века: Атореф. дис… д-ра юрид. наук. – М., 2008. – С. 29, 31, 33.

См., например: Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс: В 2 т. – М., 2005. – Т. 1. – С. 606–607; Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов / М.В. Баглай, Б.Н. Габричидзе. – М., 1996. – С. 180; Тетерятников Н.Ю. Теоретико-правовые аспекты свободы совести: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2002. – С. 18.

См.: Федосова Н.С. Уголовное право и религия: проблемы взаимовлияния и взаимодействия: Дис… канд. юрид. наук. – Владивосток, 2003. – С. 12–13, 88, 112–117 и др.

См.: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. – М., 2006. – С. 644; Гаранова Е.П. Церковное право в правовой системе российского общества (общетеоретический и исторический аспекты): Дис… канд. юрид. наук. – Кострома, 2004. – С. 35; Цуканов А.Н. Религиозное право прав человека (теоретико-правовой анализ) // Права человека: теория и практика обучения: Материалы Международной научно-практической конференции. – Пермь, 2008. – С. 138–146.

См.: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. – М., 2006. – С. 644.

См.: Толстик В.А. От плюрализма правопонимания к борьбе за содержание права // Государство и право. – 2004. – № 9. – С. 13–21.

См.: Суворов Н.С. Учебник церковного права. – М., 2004. – С. 5.

См.: Бабаев В.К. Правовые отношения // Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. – М., 2002. – С. 414 .

См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. – М., 1974 – С. 51.

СЗ РФ. – 1997. – № 39. – Ст. 4465.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.