WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Догреческий Милет как перекрёсток культур и цивилизаций (середина IV - конец II тыс. до н.э.).

Автореферат кандидатской диссертации по истории

 

На правах рукописи

БЕЛИКОВ Арсений Михайлович

ДОГРЕЧЕСКИЙ МИЛЕТ

КАК ПЕРЕКРЕСТОК КУЛЬТУР И ЦИВИЛИЗАЦИЙ

(СЕРЕДИНА IV - КОНЕЦ II ТЫС. ДО Н. Э.)

Специальность 07.00.03 -Всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Саратов -2010


Работа выполнена в ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет

имени Н. Г. Чернышевского»


Научный руководитель

Официальные оппоненты


доктор исторических наук, профессор Кащеее Владимир Иванович

доктор исторических наук, доцент Рунг Эдуард Валерьевич



Ведущая организация


кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Немировский Александр Аркадьевич

Институт восточных рукописей РАН (Санкт-Петербург)


Защита состоится 30 ноября 2010 года в 15.00 часов на заседании совета Д 212.243.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Саратовском государственном университете имени Н. Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус XI, аудитория 412.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета имени Н. Г. Чернышевского по адресу: г. Саратов, ул. Университетская, 42, читальный зал № 3.

Автореферат разослан «    » октября 2010 года.


Ученый секретарь диссертационного совета доктор исторических наук


Л. Н. Чернова


2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одним из самых больших и богатых полисов античного мира был Милет. Наиболее блестящие годы его истории пришлись на эпоху архаики, когда он был, пожалуй, крупнейшим торговым и ремесленным центром Эллинского мира и вывел огромное число колоний. Хотя Милет и известен, прежде всего, своими достижениями в эпоху архаики, его значение не ограничивается этим периодом, поскольку на протяжении тысячелетий он был выдающимся политическим и культурным центром Анатолии. Западные области Малой Азии, в частности, Кария и Иония, начиная с периода халколита, играли особую роль в осуществлении коммуникации между Западом и Востоком. Находясь на побережье Эгейского моря, они в течение веков имели очень тесные связи с Эгейским миром.

Изучение истории Эгейского мира в эпохи, предшествовавшие существованию античной полисной цивилизации I тыс. до н.э., в настоящий момент представляет собой одно из самых перспективных и динамично развивающихся направлений в науке о древнем мире. Как отметил выдающийся отечественный исследователь цивилизаций Эгейского мира Ю. В. Андреев, своеобразие классической греческой цивилизации, резко выделяющее ее на фоне как более ранних, так и синхронных с ней цивилизаций древнего мира, в значительной степени было обусловлено специфическими формами ее генезиса. Цивилизация, классовое общество и государство зарождались на греческой почве, дважды: сначала в первой половине II тыс. до н.э. и вторично в первой половине следующего I тыс. до н.э. В связи с этим фактом всю историю Древней Греции в настоящее время принято делить на две большие эпохи: 1) эпоху микенской или крито-микенской дворцовой цивилизации и 2) эпоху античной полисной цивилизации. Долгое время первой европейской цивилизацией (европейской не только по своему географическому расположению, но и по ее внутренней духовной наполненности) принято было считать греческую или же, в более широком смысле, античную греко-римскую цивилизацию. Однако после открытия древнейших цивилизаций Эгейского мира, связанных многочисленными нитями исторической преемственности с классической греческой цивилизацией, -критской (минойской) и микенской, встал вопрос и об их типологической принадлежности. Именно в их среде берет свое начало процесс размежевания Евразии и Европы, в ходе которого эта последняя смогла впервые, хотя далеко не полностью и не окончательно, самоопределиться и обрести свою культурно-историческую индивидуальность . В этой связи изучение древнейшей истории Милета приобретает особую важность, поскольку, занимая ключевую позицию на путях коммуникации между Западом и Востоком, это поселение было одним из тех мест, через которые «молодая» Европа могла прикоснуться к достижениям великих цивилизаций Востока. Поскольку Милет с древнейших времен занимал уникальное промежуточное положение между западным и восточным

Андреев Ю. В. От Евразии к Европе: Крит и Эгейский мир в эпоху бронзы и раннего железа. (III - начало I тыс. до н.э.). СПб., 2002. С. 566.

3


мирами, будучи точкой их соприкосновения, здесь сложилась самобытная и интересная культура, испытавшая влияния с обеих сторон.

Уникальность Милета состоит и в том, что, несмотря на скудость и фрагментарность имеющихся в нашем распоряжении источников, они позволяют взглянуть на его историю с разных сторон. Доступен не только археологический материал, постоянно обновляющийся на протяжении более чем столетней истории раскопок Милета, но также интереснейшие данные античной традиции. Благодаря сохранившимся хеттским клинописным документам нам доступен «восточный взгляд» на историю этого поселения. Наконец, упоминания о милетянах, содержащиеся в архивах линейного письма В, проливают свет на одну из любопытнейших сторон взаимоотношений этого малоазийского центра с микенским миром. Необходимость комплексного исследования различных аспектов истории Милета, назревшая в мировой науке последнего десятилетия, делает избранную тему актуальной.

Предметом исследования являются различные аспекты существования Милета и та роль, которую он выполнял, будучи перекрестком нескольких великих цивилизаций Восточного Средиземноморья. В качестве объекта исследования рассматриваются цивилизации Анатолии и бассейна Эгейского моря во 2-й пол. IV - кон. II тыс. до н.э.

Хронологические рамки данной работы охватывают период, начиная с возникновения первого поселения в Милете (2-я пол. IV тыс. до н.э.) и заканчивая гибелью этого поселения позднего бронзового века (ок. 1100 г. до н.э. или же приблизительно между 1195-1185 гг. до н.э.). Однако, поскольку в диссертации помимо прочего, рассматривается аспект восприятия древнейшей истории Милета в эпоху античности, верхняя граница должна быть поднята до эпохи поздней античности и средневековья. В работе используются «средняя» модель ближневосточной хронологии и «высокая» археологическая хронология позднего бронзового века Эгеиды.

Источниковую базу исследования составляют данные археологии, документы линейного письма В, хеттские клинописные тексты, анатолийские иероглифические надписи, труды античных авторов, данные нумизматики и данные топографии.

Данные археологии . Милет интенсивно исследуется археологами на протяжении более чем ста лет. Слои, относящиеся к бронзовому веку, были впер-вые открыты в 1907 г. во время раскопок под руководством Т. Виганда . Раскопки вновь начались в 1938 г. , были прерваны в годы Второй мировой войны и возобновились в 1955 и 1957 гг. Большинство имеющихся сведений о Милете позднего бронзового века было получено в ходе раскопок относительно небольшой территории рядом с храмом Афины и Театральной бухтой, поэтому

2 Наиболее полную библиографию раскопок Милета см. в работе: D'AgostinoA. Mileto 1.3.1 //

http://dbas.sciant.unifi.it/pdf/mileto.pdf.

3 Von GerkanA. Milet 1.8. Kalabktepe, Athenatempel und Umgebung. Berlin, 1925.

4 Weickert C. Grabungen in Milet 1938 // Bericht iiber den 6. International en Kongress fur Archao-

logie. Berlin, 1940.

5 Idem. Die Ausgrabung am Athena-Tempel in Milet 1955 // Istanbuler Mitteilungen. 1957. Bd. 7.

4


крайне сложно сказать что-либо определенное о форме и размерах поселения в этот период. Захоронения позднего бронзового века были обнаружены на холме Дегирментепе, который не являлся частью поселения, располагаясь в 1,5 км на юго-запад от него. Материал, обнаруженный в ходе последних раскопок слоев позднего бронзового века, был опубликован В. -Д. Нимайером .

Документы линейного письма В. Дешифровка линейного письма В М. Вентрисом иДж. Чедвшом в 1952 г. стала крупнейшим открытием в анти-коведении XX столетия. Она способствовала огромному приросту наших знаний об экономической истории микенских обществ. Упоминания о милетянках и их детях содержатся в шести пилосских табличках: Аа 798, 1180, АЬ 382, 573 и Ad380, 689. В диссертации рассматриваются и остальные документы серий Аа, АЬ и Ad, а также ряд табличек из других пилосских серий . В качестве параллелей к пилосскому материалу использовались данные кносских табличек

о

(серия Ак) . О милетском присутствии в Фивах известно из семи документов: Fq 111, 198, 214, 244, 254+255, 269, 276,- которые были обнаружены в 1993-1995 гг. в ходе раскопок на улице Пелопиду в Фивах и опубликованны в 2001 г. При подготовке данной диссертационной работы использовались также корпусы надписей из других микенских центров   .

Хеттские клинописные тексты. Наибольшее значение для данного исследования имеют документы, в которых непосредственно упоминается страна и город MillawandalMilawata. Это «Пространные анналы» Мурсили II (KUB XIV. 15 [СТН 61]), «Письмо о Тавагалаве» (KUB XIV.3 [СТН 181]) и «Письмо о Милавате» (KUB XIX.55 + KUB XLVIII.90 [СТН 182]).

Анналы Мурсили IIзнакомят нас с военными кампаниями этого царя. Анналы дошли до нас в двух редакциях: это так называемые «Десятилетние анналы», представляющие собой обзор военных побед Мурсили на протяжении первых десяти лет правления, записанный на одной табличке, и «Пространные анналы», описывающие около 27 лет правления царя и включающие в себя также описания военных подвигов хеттских полководцев   .

6 См., в первую очередь: Niemeier W.-D. Milet von den Anfangen menschlicher Besiedlung bis

zur ionischen Wanderung// Friihes Ionien: Eine Bestandsaufnahme. (Milesische Forschungen.

Bd. 5). Mainz, 2007; NiemeierB. and W-D., Milet 1994-1995. Projekt ,Minoisch-mykenisches bis

protogeometrisches Milet': Zielsetzung und Grabungen auf dem Stadionhiigel und am Athenatem-

pel//Archaologischer Anzeiger. 1997. S. 189-248.

7 The Pylos Tablets: Texts of the Inscriptions Found 1939-1954/ [Ed.] Bennett E. L. Princeton, 1955;

The Pylos Text Transcribed. Part I: Texts and Notes / [Eds.] BennettE. L., Olivier J.-P. Rome, 1973.

8 Corpus of Mycenaean Inscriptions from Knossos. Vol. I-IV/ [Eds.] Chadwick J, GodartL., Kil-

lenJ. Г., SacconiA., SakellarakisI. A. Cambridge; Rome, 1986-1999; The Knossos Tablets. 4th

ed. / [Eds.] Chadwick J., Kitten J. Г., Olivier J.-P. Cambridge, 1971.

9 Aravantinos V., Godart L., Sacconi A. Thebes: Fouilles de la Cadmee I. Les tablettes en lineaire В

de la Odos Pelopidou. Edition et commentaire.

10  SacconiA. Corpus delle inscrizioni vascolari in lineareB. Roma, 1974; TITHEMY. The Tablets

and Nodoules in Linear В from Tiryns, Thebes and Mycenae/ [Eds.] MelenaJ. L., Olivier J.-P.

Minos. Suppl. Vol. 12. Salamanca, 1991.

11    GotzeA. Die Annalen des Mursilis. Leipzig, 1933 (=Darmstadt, 1967).

5


«Письмо о Тавагалаве» - широко известный документ, отправленный хеттским царем и адресованный царю Аххиявы. Он состоял из трех глиняных табличек, из которых сохранилась лишь последняя, поэтому имена его отправителя и получателя, находившиеся в начале документа, остаются неизвестными. Большинство исследователей отождествляют автора этого письма с Хаттусили III , хотя существуют предположения о том, что оно должно быть датировано временем Муваталли . Письмо посвящено деятельности Пиямара-ду в западных областях Малой Азии. Пиямараду был тестем правителей Мил-лаванды Атпы и Аваяны и пользовался покровительством царя Аххиявы. Тава-галава, брат царя Аххиявы, является лишь периферийной фигурой в этом письме , и обозначение этого документа как «Письма о Тавагалаве» является не более чем данью устоявшейся традиции.

Еще один документ, упоминающий страну Миллаванда (Милавата), - так называемое «Письмо о Милавате» (KUB XIX.55 + KUB XLVIII.90 [СТН 182]), было написано Тудхалией IV. Его адресатом, как было показано Д. Хоукинзом, по всей видимости, являлся царь Миры Таркаснава . Оно важно, в первую очередь, тем, что проливает некоторый свет на вопрос о политической географии и протяженности границ Миллаванды в конце II тыс. до н.э.

Важнейшим источником, повествующим об одном из событий истории Милета-Миллаванды, является так называемое «Письмо Манапа-Тархунды» (KUB XIX.5 + КВо XIX.79 [СТН 191]). Хотя сам топоним Миллаванда не упомянут в строках источника, речь в нем идет об инциденте, в результате которого lvme&sariputi, ремесленники, занимавшиеся покраской тканей в пурпурный цвет и находившиеся на Лесбосе, были захвачены правителем Миллаванды Ат-пой и, возможно, даже увезены в Милет.

По всей видимости, страна Миллаванда упоминается и во фрагментарном письме KUB XXVI.91, отправителем которого мог быть царь Аххиявы   . Оно,

1 7

вероятно, было близко по времени написания письму Манапа-Тархунды . В данной работе используется новейшая публикация «Письма Манапа-Тархунды», «Письма о Тавагалаве», «Письма о Милавате» и письма KUB XXVI.91, осуществленная Г. Хоффнером в 2009 г.

Анатолийские иероглифические надписи. Важнейшими источниками, позволившими существенно повысить уровень наших знаний о политической

12См., напр.: ВгусеТ. The Kingdom of the Hittites. Oxford, 2005. P. 290-293.

13  UnalA. Two Peoples on both Sides of the Aegean Sea: Did the Achaeans and the Hittites Know Each

Other? // Bulletin of the Middle Eastern Culture Center in Japan. 1991. Vol. 4; Guerny O. The Author

ship of the Tawagalawas Letter // Silva Anatolica: Anatolian Studies Presented to Popko M. on the

Occasion of His 65th Birthday / [Ed.] TarachaP. Warsaw, 2002.

14  HoffnerH. Letters from the Hittite Kingdom. Atlanta, 2009. P. 297.

15  Hawkins J.D. Tarkasnawa King of Mira "Tarkondemos", Bogazkoy Sealings and Karabel // Ana

tolian Studies. 1998. Vol. 48.

16  См., напр.: MelchertH. С. Mycenaean and Hittite Diplomatic Correspondence: Fact and Fiction//

Mycenaeans and Anatolians in the Late Bronze Age: The Ahhijawa Question (forthcoming).

17  См. различные датировки письма в работе: DeMartinoS. Op. cit. P. 31 (со ссылками).

nHoffherG. Op. cit.

6


географии Западной Анатолии во II тыс. до н.э., являются иероглифические надписи на утесе Сураткая, представляющем собой часть Латмосского хребта (LATMOS), и в горном проходе Карабель близ Измира (KARABEL). Новое прочтение рельефа KARABEL, осуществленное Д. Хоукинзом , а также откры-тие и прочтение надписей LATMOS позволило с большой точностью определить местонахождение западномалоазийского царства Мира, что, в свою очередь, имеет принципиальное значение для локализации страны Миллаванда.

Данные античной традиции о древнейшей истории Милета немногочисленны. Наиболее древним и важным источником, сообщающим сведения о Ми-лете в эпоху Троянской войны, является «Илиада» Гомера. Малоазийский город упоминается в так называемом каталоге союзников троянцев, содержащемся во П-й песне «Илиады» (П.868-870) и следующем непосредственно за каталогом кораблей. Принадлежность сведений каталогов к микенской эпохе вызывает давние споры. Часть исследователей допускает микенскую древность

21                                                                                                                                                        22    тг

этих данных , некоторые же решают этот вопрос скорее негативно . Крупнейший исследователь проблем, связанных с каталогом кораблей, Э. Фиссер предполагает, что данные о политической географии II тыс. до н.э. дошли до Гомера при посредничестве мифологии. Весьма вероятно, что гомеровское описание Греции имеет реальную основу, однако к данным, относящимся к отда-ленному прошлому, были примешаны реалии, современные Гомеру  .

Отрывочные сведения о древнейших названиях Милета и его населении приводятся александрийским ученым Дидимом Халкентером, жившим во 2-й пол. I в. до н.э. - нач. I в. н.э. Дидима цитирует грамматик II в. до н.э. Элий Ге-родиан, приводящий также любопытные данные о диалектных формах топонима Милет.

Традицию о населении Милета в эпоху, предшествовавшую ионийской миграции, сообщают Геродот (1.146) и Павсаний (VII.2.3). Последний приводит легендарные сведения о древнейшей истории поселения до миграции туда критян и одну из версий мифа о герое Милете.

Миф о герое-основателе и эпониме Милета донесли до нас несколько трудов античных авторов: «О любовных страстях» Парфения (Parth. XI); «Метаморфозы» Овидия (Met., IX.439 и след.); «Мифологическая библиотека» Псев-до-Аполлодора (III. 1.2); «Описание Эллады» Павсания (VII.2.5); «Метаморфо-

HawkinsJ.D. Op. cit.

20  Herbordt S., Peschlow-BindokatA. Eine hethitische Grossprinzeninenschrift aus dem Latmos.

Vorlaufiger Bericht // Archaologischer Anzeiger. 2001. H. 1.

21  См., напр.: LataczJ. Troy and Homer: Towards a Solution of an Old Mystery/ Trans, by

K. Windle and R. Ireland, Oxford, 2004. P. 238; Page D. L. History and the Homeric Iliad. Berk

ley; London; Los Angeles, 1976. P. 143; Гордезиани P. В. Проблемы Еомеровского эпоса. Тби

лиси, 1978. С. 186-190.

22  См., напр.: KirkG. S. The Songs of Homer. Cambridge, 1962. P. 152-155; Idem. Iliad: A Com

mentary. Cambridge, 1985. Vol. 1. P. 263.

23   VisserE. Homer and Oral Poetry// From Mycenaean Palace to the Age of Homer/ [Eds.]

Lemos I. S, Deger-Jalkotzy S. (Edinburgh Leventis Studies; 3). Edinburgh, 2006. P. 435-436. См.

также: Idem. Homers Katalog der Schiffe. Stuttgart; Leipzig, 1997.

7

зы» Антонина Либерала (XXX); «Деяния Диониса» Нонна Панополитанского; XIIL546; схолий к Аполлонию Родосскому (1.185-188 а); схолий к Феокриту (VII. 115 Ь); схолий к Дионисию Периегету (825); Библиотека Фотия. Каждый из этих источников (а все они довольно поздние, во всяком случае, не древнее I в. до н. э.) опирается на произведения более древних авторов.

Страбон цитирует сочинение Эфора и сообщает несколько необычную версию основания города, согласно которой Милет был основан критянином Сарпедоном (XIV. 1.6). Ценны также приводимые Страбоном комментарии относительно локализации Горы Фтиров (XIV.8), упомянутой в гомеровском каталоге союзников троянцев.

Нумизматические данные. Известны три типа реверса милетских монет достоинством 1/12 статера, содержащих изображения так называемой «цветочной звезды»; на основании их сопоставления с различными типами аверса вы-

94

деляется девять серий выпуска этих монет . X. фон Гертрингеном была сделана попытка отождествления «цветочной звезды» с изображением растения [jbTXat; , от которого, согласно античной этимологической легенде, получил свое имя герой Милет. Известны поздние монеты III в. н.э., происходящие из Мелитополя, с изображением вооруженного копьем воина, возможно, героя Милета. На различных монетных типах Кидонии могла быть представлена несохранив-шаяся легенда о вскармливании героя-основателя этого города собакой, повлиявшая на одну из поздних версий мифа о Милете.

Топография. Успехи геоархеологического исследования Милета последних десятилетий проливают свет на топографию места, где находилось это поселение в древнейшие фазы его существования . Эти данные возможно сопоставить со свидетельствами одной из версий мифа об основании Милета.

Степень разработанности темы. Значительный прирост знаний об истории и археологии Милета в древнейшие периоды его существования связан с последними раскопками немецкого ученого В.-Д. Нимайера. В серии своих работ последних двух десятилетий он рассматривает Милет в качестве аванпоста Эгейского мира на западном побережье Анатолии. Помимо данных археологии В.-Д. Нимайер активно использует хеттские источники XIV-XIII вв. до н.э., сообщающие о событиях в Западной Анатолии, и сопоставляет их с данными археологии. Работы В.-Д. Нимайера представляют собой наиболее важные иссле-

97

дования по археологии и истории Милета во 2-й пол. IV - кон. II тыс. до н.э.

Pfeiler В. Die Silberpragung von Milet im 6. Jahrhundert v. Chr. // Schweizerische numismati-sche Rundschau. Bern, 1966. Bd. 45. S. 8-9.

25 Hiller v. Gaertringen F. Miletos (1) Geschichte// Paulys Real-Encyclopadie der klassischen Al-

tertumswissenschaft. Neue Bearbeitung. Stuttgart, 1932. Bd. XV.2. Sp. 1586.

26 BrucknerH., MiillenhoffM., GehrelsR., HerdaA., KnippingM., VottA. From Archipelago to

Foodplain - Geographical and Ecological Changes in Miletos and Its Environsdunng the Past Six

Millenia (Western Anatolia, Turkey) // Zeitschrift fur Geomorphologie. Neue Folge. 2006. Suppl.

Vol. 142.

27 См., напр.: Niemeier W.-D. The Mycenaeans in Western Anatolia and the Problem of the Origins

of the Sea Peoples // Mediterranean Peoples in Transition: In Honor of Professor Trude Dothan /

[Eds.] Gitin S.,MazaA., Stern E.. Jerusalem, 1998; Idem. Mycenaeans and Hittites in War in West-

8


Тем не менее, исследователь не рассматривает различные проблемы, связанные с упоминаниями милетян в микенских архивах. Проблему микенского присутствия в Милете он решает, опираясь, прежде всего, на свидетельства материальной культуры этого поселения и данные хеттских архивов о том, что Милет какое-то время находился под протекторатом Аххиявы, которую В.-Д. Нимайер отождествляет с балканской Грецией. Наконец, им практически не используются данные античной традиции.

Милет и различные аспекты его истории становились предметом специальных исследований. В первую очередь, должны быть отмечены недавно

9Я                                    9Q

опубликованные монографии А. Гривса и В. Горман . Первая из них представляет собой всестороннее изучение территории, природно-ландшафтной среды, природных ресурсов и материальной культуры Милета, начиная с древнейших времен и заканчивая «пост-архаическими» периодами; она включает в себя также краткие и выполненные с острожностью исторические экскурсы. Цель исследования В. Горман - «собрать и тщательно исследовать источники по истории Милета, начиная с первых признаков обитания этого поселения и вплоть до 400 г. до н.э.» . Исследование древнейшей истории Милета не является основной целью обоих авторов; хотя они оба и уделяют ей внимание, их работы не посвящены специально этой теме. Поскольку основной задачей

A.Гривса является рассмотрение материальной культуры Милета, им не прово

дится   по-настоящему   комплексный   анализ   всех   доступных   источников.

B.Горман напротив претендует на комплексный анализ. Хотя она достаточно

подробно изучает античную традицию и данные археологии, практически ни

какого внимания в ее работе не уделяется упоминаниям милетян в микенских

текстах, а анализ хеттских документов производит скорее впечатление поверх

ностного исследования.

Милету было посвящено еще несколько специальных трудов, в которых в числе прочего рассматривается и древнейшая милетская история: это работы А. Г. Данхам  , Г. Кляйнера   и М. М. Кобылиной   .

Внимание древнейшей истории и археологии Милета уделяется в ряде работ А. Е. Ефимова  . Однако им не были учтены данные последних раскопок В. -

ern Asia Minor// POLEMOS. Warfare in the Aegean Bronze Age: Proceedings of the 7th International Aegean Conference, Universite de Liege, 15-17 avril 1998 / [Ed.] Laffmeur R. Liege, 1999; Idem. Milet von den Anfangen menschlicher Besiedlung bis zur ionischen Wanderung // Friihes Io-nien: Eine Bestandsaufnahme. (Milesische Forschungen. Bd. 5). Mainz, 2007; Idem. Westkleinasien und Agais von den Anfangen bis zur ionischen Wanderung: Topographie, Geschichte und Bezie-hungen nach dem archaologischen Befund und den hethitischen Quellen// Friihes Ionien...; Nie-meier B. and W-D., Milet 1994-1995. Projekt 'Minoisch-mykenisches bis protogeometrisches Mi-let': Zielsetzung und Grabungen auf dem Stadionhiigel und am Athenatempel // Archaologischer Anzeiger. 1997.

28 Greaves A. M. Miletos: A History. London; New York, 2002.

29 Gorman V. Mletos: The Ornament of Ionia: A History of the City to 400 B.C.E. Ann Arbor, 2001.

30 Gorman V. Op. cit. P. 10.

31 Dunham A. G The History of Miletos down to the Anabasis of Alexander. London, 1915.

32 Kleiner G Die Ruinen von Milet. Berlin, 1968.

33 КобылинаМ. M. Милет. M., 1965.

9


Д. Нимайера. Отдельные вопросы древнейшей истории Милета затрагиваются в новейших общих работах М. Ю. Лаптевой35 и А. М. Гривса36, посвященных Ионии; в большей степени это касается первой из них. В своей монографии, а также в серии статей М. Ю. Лаптева постулирует широкомасштабную колонизацию Ионии минойцами и затем микенскими греками, а также пишет об особой роли минойского и микенского наследия в истории полисов Ионии, во мно-гом предопределившего их своеобразие   .

Важным, хотя и устаревшим по многим параметрам исследованием по ран-ней истории Ионии является работа Г. Хаксли «Ранние ионийцы» , первая глава которой представляет собой сжатый обзор проблем, связанных с историей этого региона до ионийской миграции. Отмечая особые связи Милета с Эгейским миром, автор допускает, что в позднем бронзовом веке его могли населять карийцы . Некоторые важные аспекты более поздней истории Милета затрагиваются в исследованиях Н. Эрхардта40, А. И. Доватура41 и В. Г. Боруховича42.

Проблемы истории и политической географии Западной Анатолии интенсивно исследуются с самого начала развития хеттологии. В этой связи, в первую очередь, должны быть упомянуты работы Э. Форрера , с которых началась дискуссия об Аххияве, и появившийся вслед за ними труд Ф. Зоммера, активнейшего противника отождествления Аххиявы и микенских греков, подвергнувшего ревизии, издавшего и прокомментировавшего все источники с ее

44

упоминанием   .

Политическая история западноанатолийского царства Арцава наиболее подробно рассматривалась в исследовании С. Хайнхолъд-Крамер, увидевшем свет в 1977 г.45 Монография Л. А. Гиндина и В. Л. Цымбурского «Гомер и исто-

ЕфимовА. Е. Милет накануне колонизации: Автореф. дисс... канд. ист. наук. М., 1999; Его же. Континуитет или дисконтинуитет? Милет в XII-IX вв. до н.э. // Античность: Эпоха и люди. Казань, 2000.

35 ЛаптеваМ. Ю. У истоков древнегреческой цивилизации: Иония XI-VI вв. до н.э. СПб., 2009.

36 Greaves А. М. The Land of Ionia: Society and Economy in the Archaic Period. Maiden, 2010.

ЛаптеваM. Ю. У истоков древнегреческой цивилизации...; Ее же. Восточногреческий по

лис: Проблемы социально-экономического и политического развития Ионии XI-VI вв. до н.э.:

Автореф. дисс. ... д-ра ист. наук. СПб., 2009; Ее же. Крит и Иония во II тыс. до н.э.: (Мифоло

гическая традиция и археология) // Мнемон: Исследования и публикации по истории антично

го мира. СПб., 2004. Вып. 3; Ее же. Ахейцы в Ионии // Там же. СПб., 2005. Вып. 4.

38 Huxley G. The Early Ionians. New York, 1966.

39 Ibid. P. 17.

40 Ehrhardt N. Milet und seine Kolonien. (Europaische Hochschulschriften. Bd. 206). Bern; Frank

furt am Main; New York, 1983.

41 ДоватурА. И. Аграрный Милеет//ВДИ. 1955. № 1.

Борухович В. Г. Архаический Милеет // Проблемы политической истории античного общества. Л., 1985.

43  Forrer Е. Vorhomerische Griechen in den Keilschriften von Bogazkoi // Mitteilungen der Deut-

schen Orient-Gesellschaft. 1924. Bd. 63; Idem. Die Griechen in den Bogazkoi -Texten // Orientali-

sche Literaturzeitung. 1924. Bd. 27.

44 Sommer F. Die Ahhijava-Urkunden. Miinchen, 1932.

45  Heinhold-Kramer S. Arzawa: Untersuchungen zu seiner Geschichte nach den hethitischen Quel-

len. (Texte der Hethiter; 8). Heidelberg, 1977.

10


рия Восточного Средиземноморья» также содержит детальный обзор истории Западной Малой Азии и ее взаимоотношений с Эгейским миром во II тыс. до н.э. Наиболее современные обзоры политической истории Западной Анатолии содержатся в коллективном труде «Лувийцы», в разделе «История», написан-ном Т. Брайсом  , и во второй главе («Лувийцы в Западной Анатолии?») книги

до

И. Якубовича «Социолингвистика лувийского языка» . Коллективная работа «Лувийцы», изданная К. Мелъчертом в 2003 г., представляет собой наиболее детальный на сегодняшний момент обзор языка, письменности, религии и культуры лувийцев . Появление труда И. Якубовича «Социолингвистика лувийского языка», посвященного статусу лувийского языка в хеттской империи, изменило современные представления об этно-лингвистической ситуации в Хеттском царстве и в Западной Анатолии. Автором было показано, что лувийцы населяли не Запад Малой Азии, как это считалось ранее, но были соседями хеттов в Центральной Анатолии с кон. III тыс. до н.э. Начиная с эпохи завоеваний Анитты, хетты и лувицы были объединены в одно государство, в котором первые доминировали социально, а вторые - лингвистически. В последующее время нестабильный баланс между носителями хеттского и лувийского языков стал смещаться в пользу второй группы вплоть до того момента, когда хеттская элита, включая царя и членов царской семьи, стала полностью билингвальна  .

Важнейшими обобщающими работами, в которых изучается история хеттского царства и, в том числе, отношения хеттов с государствами Западной Ана-толии, являются «Истории» Хеттского царства Т. Брайса и X. Кленгеля . Всесторонним и детальным исследованием истории Западной Анатолии с древнейших времен и до конца правления Тудхалии III является труд С. Де Марти-но «Западная Анатолия в период Среднехеттского царства»   .

Различные аспекты истории Миллаванды и взаимоотношений хеттов с Ах-хиявой и царствами Западной Анатолии рассматриваются в работах О. Герни , 77. Тараха55, Ф. Хоувшка Тем Кате56, С. Хайнхолъд-Крамер51 и др.

46 Гиндин Л. А., Цымбурский В. Л. Гомер и история Восточного Средиземноморья. М., 1996.

47 ВгусеТ. History // The Luwians / [Ed.] Melchert С. (Handbuch der Orientalistik. Abt. 1. Bd. 68).

Leiden, 2003. P. 27-127.

48 Yakubovichl. Sociolinguistics of the Luvian Language. (Brill's Studies in Indo-European Lan

guages & Linguistics; Vol. 2). Boston; Leiden, 2009. P. 75-160.

49 The Luwians / [Ed.] Melchert C. (Handbuch der Orientalistik. Abt. 1. Bd. 68). Leiden, 2003.

50  Yakubovichl. Op. cit. P. 5.

51  Bryce T. The Kingdom of the Hittites. 2nd ed. Oxford, 2005 (1st ed. - 1998).

52  Klengel H. Geschichte des hethitischen Reichs. (Handbuch der Orientalistik. Abt. 1. Bd. 34).

Leiden, 1999.

53  De Martino S. L' Anatolia occidentale nell medio regnio ittita. Firenze, 1996.

54 Gurney O. The Authorship of the Tawagalawas Letter // Silva Anatolica: Anatolian Studies Pre

sented toM Popko on the Occasion of His 65th Birthday / [Ed.] TarachaP. Warsaw, 2002.

55  TarachaP. Mycenaeans, Ahhiyawa and Hittite Imperial Policy in the West: A Note on KUB

26.91// Kulturgeschichten: Altorientalistische Studien fur Volkert Haas zum 65. Geburtstag/

[Hrsgs.] Richter Г., PrechelD. und Klinger J. Saarbriicken, 2001.

56  Houwink ten Cate P. H. J. Sidelights on the Ahhiyawa Question from Hittite Vassal and Royal

Correspondence // Jaarbericht ex oriente lux. 1985. Vol. 28.

11


После дешифровки М. Вентрисом и Дэю. Чедвиком линейного письма В в

со

1952 г. стала доступна информация о милетянках, зафиксированных в документах серий Аа, АЬ и Ad, из Пилосского архива. Ее появление повлекло до сих пор не закрытую дискуссию о социальном статусе людей, учтенных в этих сериях документов, и о причинах попадания в Пилос уроженцев Восточной Эгеи-ды. Еще в 1954 г. Т. Б. Л. Вебстер, предпринявший обзор известных на тот момент документов серий Аа и АЬ, высказал предположение, что зафиксированные в них люди были рабами . Это мнение было поддержано авторами дешифровки, М. Вентрисом и Дэю. Чедвиком, и попало на страницы их обобщающего труда о

60                        г

документах, написанных на микенском диалекте греческого языка , а затем было отражено Дэю. Чедвиком в его статье "The Women of Pylos"61 - наиболее детальном и всестороннем на сегодняшний день исследовании проблем, связанных с сериями Аа, АЬ к Ad. Предположение о рабском статусе этих людей было при-

62

нято советскими и российскими исследователями   .

В тоже время за прошедшие шесть десятилетий «рабская гипотеза» неоднократно ставилась под сомнение. В частности, опираясь на полную публикацию пилосских табличек, увидевшую свет в 1955 г., Ф. Дэю. Трич сделал вывод о том, что люди, зафиксированные в документах серий Аа, АЬ и Ad, были беженцами из областей, подвергнувшихся нападению врага . Другим противником «рабской гипотезы» стал А. Е. Учитель , работающий в сфере сравнительного анализа микенских и ближневосточных архивов. Исследуя статус пилосских работниц и шумерских gemeэпохи III династии Ура, он характеризует их трудовые повинности как "corvee-labor" («барщинный труд»), делая вывод о том, что они работали на дворец лишь часть года. О возможности частичной зависимости пилосских отрядов работниц от дворца и об определенной степени свободы этих людей писала такой крупный специалист в области микенской экономики, как 77. ДеФидъо   .

Heinhold-Kramer S. Milawa(n)da // Reallexikon der Assyriologie und Vorderasiatischen Archao-logie. Berlin; New York, 1994. Bd. 8. Fasc. 3-4.

58  VentrisM., Chadwick J. Evidence for Greek Dialect in the Mycenaean Archives // JHS. 1953. Vol. 73.

59  Webster T. B. L. Pylos Aa,Ab Tablets //BICS. 1954. No. ho P. 11-12.

60 Chadwick J., VentrisM. Documents in Mycenaean Greek, Cambridge, 1956. P. 155-162.

61  Chadwick J. The Women of Pylos // Texts, Tablets and Scribes. Studies in Mycenaean Epigraphy

and Economy offered to Emmet L. Bennett Jr. I[Eds.] OlivierJ.-P., PalaimaT. Salamanca, 1988.

Ленцман Я. А. Пилосские надписи и проблема рабовладения в микенской Греции // ВДИ. 1955. № 4; Его же. Рабство в микенской и гомеровской Греции. М., 1963; Лурье С. Я. К вопросу о характере рабства в микенском рабовладельческом обществе // ВДИ. 1957. № 2; Молчанов А. А. Маршруты работорговли в Микенской Греции (по данным табличек линейного письма В) IIТорговля и торговец в античном мире. М., 1997; ТюменевА. И. Восток и Микены //ВИ. 1959. № 12.

63   Tritsch F. J. The Women of Pylos // Minoica: Festschrift zum 80. Geburstag von Johannes

Sundwall. Berlin, 1958.

64  UchitelA. Women at Work: Pylos and Knossos, Lagash and Ur // Historia. 1984. Bd. 33.

65  De Fidio P. Palais et communautes de village dans le royaume mycenien de Pylos // Tractata

Mycenaea: Proceedings of the Eight International Colloquium on Mycenaean Studies, Ohrid, 15-20

September 1985. Skopje, 1987.

12


Открытие в 1990-х гг. фиванских табличек линейного письма В сделало доступной информацию о присутствии некого милетянина в Фивах в табличках серии Fq. Появление такого материала дало начало дискуссии о функции и характере этих документов и, в частности, конкретно серии Fq. Особо следует отметить работу А. Е. Учителя, сравнившего документы этой серии с аналогичными месопотамскими документами эпохи III династии Ура и предложившего

г                                              67

оригинальный путь решения проблем, связанных с ними   .

Проблематика, связанная с древнейшими цивилизациями бассейна Эгейского моря, разрабатывалась в трудах целого ряда отечественных исследователей, однако они не были специально посвящены Милету   .

Одним из важнейших инструментов при работе с микенскими текстами является «Предметно-понятийный словарь греческого языка», составленный В. П. Казанскене и Н. Н. Казанским69.

Таким образом, в исследовательской литературе рассматривались различные источники по истории Милета в древнейшие фазы его существования и различные связанные с ними проблемы. Тем не менее, комплексное исследование проблем, связанных с древнейшим Милетом, в настоящий момент отсутствует, что придает дополнительную актуальность данной работе.

Методология и методы исследования. Основой диссертационного исследования стал метод системного анализа и другие методы, нацеленные на комплексное изучение различных видов источников. В работе используются принятые в современном антиковедении и востоковедении методы критики и источниковедческого анализа. Применение конкретных методов обусловлено особенностями источниковой базы. Используется сравнительно-исторический подход, методы терминологического и лексического анализа письменных источников. В качестве основы для рассмотрения проблемы микенского присут-ствия в Милете взята концепция этничности Дж. Холла . При работе с микенскими текстами применен как этимологический метод, так и метод комбина-

См., напр.: Aravantinos V., GodartL., Sacconi A. Thebes: Fouilles de la Cadmee I. Les tablettes en lineaire В de la Odos Pelopidou. Edition et commentaire. Pisa; Rome, 2001; Die neuen linear-B Texte aus Thebes. Ihr AufschluBwert fur die mykenische Sprache und Kultur/ [Hg.] Deger-Jalkotzy S., PanaglO. Wien, 2006; Palaima T. G Reviewing the New Tablets from Thebes// Kadmos. 2003. Bd. 42. Nr. 1; Ruijgh C. J. [Rev.:] Aravantinos V., Godart L., Sacconi A. Thebes: Fouilles de la Cadmee I. Les tablettes en lineaire В de la Odos Pelopidou. Edition et commentaire. Pisa; Rome, 2001 //Mnemosyne. 2003. Vol. 56. Fasc. 2.

67 UchitelA. Theban Fq Series and Ancient Near Eastern Messenger's Stations // Studi micenei ed egeo-anatolici. 2004. Fasc. XLVI/2.

См., напр.: АндреевЮ. В. Указ. соч.; Ленцман Я. А. Рабство в микенской и гомеровской Греции. М., 1963; Лурье С. Я. Язык и культура Микенской Греции. М., Л., 1957; Молчанов А. А. Социальные структуры и общественные отношения в Греции II тысячелетия до н.э. (Проблемы источниковедения миноистики и микенологии). М., 2000; Полякова Г. Ф. Социально-политическая структура пилосского общества. М., 1978 и др.

Казанскене В. П., Казанский Н. Н. Предметно-понятийный словарь греческого языка. Кри-то-микенский период. Л., 1986.

70 HallJ. М. Hellenicity: Between Ethnicity and Culture. Chicago, 2002. P. 9-10. См. также: Idem. Ethnic Identity in Greek Antiquity. Cambridge, 1997.

13


торного анализа. Для определения последовательности написания пилосских табличек был использован метод комплексного анализа эпиграфических и археологических свидетельств. При рассмотрении древнейшей топографии Милета учитывались методы геоархеологических исследований.

Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы в результате комплексного анализа источников детально изучить различные аспекты жизни Милета как центра скрещения различных культурных и цивилизационных влияний в бассейне Эгейского моря и в Восточном Средиземноморье в целом. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

    • установить этимологию топонима МіХутод и его соотношения с хеттским топонимом MillawandalMilawata;
    • рассмотреть античную традицию I тыс. до н.э. о Милете в «героическую» эпоху;
    1. дать комплексный анализ источников, проливающих свет на политическую историю и материальную культуру города;
    2. опираясь на все доступные источники, проанализировать проблему микенского присутствия в Милете;
    3. исследовать проблему социального статуса милетян, известных из документов линейного письма В, и предложить модели того, как они могли попасть в балканские центры микенской Греции.

    Научная новизна исследования определяется, прежде всего, тем, что оно является первым в отечественной историографии опытом комплексного изучения реалий истории малоазийского Милета и его взаимоотношений с Эгейским и Анатолийским мирами в сер. IV - кон. II тыс. до н.э. Впервые освещаются многие вопросы, связанные с восприятием истории Милета «героической эпохи» в I тыс. до н.э. - нач. I тыс. н.э.

    Практическая значимость работы состоит в том, что ее материалы могут быть использованы при подготовке общего курса по истории Древнего Востока и Древней Греции, а также при разработке спецкурсов, посвященных истории Западной Анатолии и Греции во II тыс. до н.э. Материалы диссертации могут послужить основой для дальнейшего исследования этой темы.

    Апробация исследования. Основные положения диссертации были изложены в виде научных докладов на заседаниях студенческого и аспирантского семинаров проф. В. И. Кащеева при кафедре истории древнего мира СГУ (2002-2010 гг.), а также представлены в выступлениях на конференциях: Международной научной конференции «Новый век: история глазами молодых» (Саратов, 2003-2005, 2007-2010), Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2008-2009), ХШ-й Международной научной конференции «Индоевропейское языкознание и классическая филология (чтения памяти И. М. Тройского)» (Санкт-Петербург, 2009), ХІ-й Всероссийской научной конференции «Жебелевские чтения» (Санкт-Петербург, 2009), Всероссийской научной конференции «История, экономика, культура: взгляд молодых исследователей» (Саратов, 2009-2010), Всероссийском научном коллоквиуме «Colloquiumclassicum- II: проблемы античной истории и классической филологии» (Саратов, 2010), Международной научной

    14


    конференции «Слово и артефакт: междисциплинарные подходы к изучению античной истории» (Саратов, 2010).

    Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка сокращений, списка использованных источников и литературы, а также приложений.

    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Во введении обосновывается актуальность темы; характеризуется степень ее научной разработанности; дается обзор источников; определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, его хронологические рамки; раскрывается методологическая основа диссертации; аргументирована новизна, практическая значимость работы; оценивается апробация исследования и кратко характеризуется его структура.

    Первая глава «Милет: этимология и античная традиция» посвящена анализу этимологии топонима МіХутод и античной традиции о «легендарных» периодах истории города. В первом параграфе «Этимология топонима» собрана информация об использовании названия Милет в ономастике античной эпохи. Рассматриваются легендарные названия, которые, в соответствии с античной традицией, Милет носил в древности: Лелег(е)ида, Астерия, Анактория и Питиу(с)са. Все они являются позднейшими изобретениями традиции, за исключением последнего, который мог возникнуть в период ионийской миграции. Вполне вероятно, что помимо названия Милет, которое прибывшие сюда греки переняли от местных жителей и не могли этимологизировать при помощи греческого языка, могли применять по отношению к будущему главнейшему городу Ионии и «прозвище» Питиу(с)са, отражавшее богатство этих земель сосновыми лесами. Также известна этимологическая легенда, дошедшая до нас лишь при посредничестве схолия к Аполлонию Родосскому и Лексикона Кирилла, возводившая имя героя-основателя и эпонима города к названию растения /и.?Аа?, обозначавшее несколько видов растений. Под ним в источниках, сообщающих эту легенду, как показано в данном параграфе, подразумевается сассапарель (smilaxaspera). Однако эта легенда, по всей видимости, не была популярна в античности и возникла сравнительно поздно. Попытка отождествления изображений так называемой «цветочной звезды» на реверсе архаических монет Ми-лета достоинством 1/12 статера с цветком імХа^, которая могла бы свидетельствовать о широкой известности и популярности этой легенды, не представляется удачной. Что касается реальной этимологии данного топонима, то он, по всей видимости, происходит из некого догреческого языка минойского Крита. Критское происхождение этого топонима подтверждается и существованием в бронзовом веке двух поселений с названием Милет (на Крите и на западном побережье Анатолии), бытованием легенд об основании малоазийского Милета выходцами из Милета критского, а также новыми археологическими материалами, свидетельствующими о масштабном проникновении минойской материальной культуры в малоазийский Милет. Минойский топоним попал и в хеттский язык. К нему был добавлен характерный и очень продуктивный анатолийский суф-

    15


    фикс -wandal-wata, что привело к появлению топонима Millawanda/Milawata, известного нам из ряда новохеттских документов.

    Второй параграф «Античная традиция о Милете» рассматривает сведения о древнейшем Милете из античной мифологической традиции, данные которой можно условно разделить на три группы:

    1. легенды о Милете до прихода критян;
    2. сказания об основании критской колонии в Милете;
    3. легенды о Милете в период Троянской войны и ионийской миграции.

    К первой группе относятся сведения о том, что город первоначально населяло догреческое племя лелегов, по названию которых он и получил свое первоначальное имя Лелег(е)ида, а также информацию, приводимую Павсанием (VII.2.5-6), в соответствии с которой до прихода критян городом на протяжении двух поколений правили цари Анакт и его сын Астерий.

    Следующим важнейшим событием легендарной истории Милета является приход сюда критян. Источники донесли несколько версий этой легенды, которые условно можно разделить на два типа:

    1. город был основан критянином Милетом, в честь которого и получил свое название (Parth. XI; Ov. Met. IX.439; Apollod. III. 1.2; Ant. Lib. XXX. 1; Schol. Ap. Rhod. 1.185-188 a; Schol. Theoc. VII.115b; Schol. Dion. Per. 825; Paus. VII.2.5; Phot. Bibl. 186, f. 1.2 b);
    2. Милет основан Сарпедоном, сыном Зевса, и имя свое получил от одноименного города на Крите (Strab. VIII.5.12, XIV. 1.6; Schol. Apoll. Rhod. 1.185-188 a).

    По всей видимости, вслед за Эфором, Страбон отличает этого Сарпедона от брата Миноса и Радаманта, мигрировавшего впоследствии в Ликию (Strab. VIII.5.12).

    Наконец, третья группа данных по легендарной истории Милета- это краткие сведения Гомера об участии милетян в Троянской войне, а также легенды, сообщаемые Геродотом и Павсанием, об ионийской миграции.

    Из каталога союзников троянцев становится известно, что Милет и его окрестности населяли карийцы, пришедшие на помощь троянцам под предводительством Настеса и Амфимаха (Нот. //. П.867-875). В поэме Гомера крупнейший город Ионии не принадлежит эллинскому миру. Более того, поэт полагал, что ни один из позднейших малоазийских греческих центров не был населен греками в эпоху Троянской войны.

    Рассказ Геродота о приходе ионийцев под руководством Нелея, сына Код-ра, в Милет через 4-5 поколений после Троянской войны соответствует сведениям каталога союзников троянцев. У Геродота, как и у Гомера, до прихода греков город населяют карийцы. Мужское карийское население было вырезано ионийцами, которые женились на женщинах-кариянках. Традицию о том, что карийцы населяли Милет и были затем уничтожены ионийцами, передает и Павсаний (VII.2.6), фактически повторяющий сообщение Геродота, однако указывая, что эти сведения были почерпнуты им у самих милетян. Об изгнании варваров (карийцев, мигдонян, лелегов и др.) из Ионии Нелеем перед основанием Милета и других городов, сообщает Клавдий Элиан (Var. hist. VIII.5).

    16


    Во второй главе «Древнейшая история Милета» рассматривается материальная культура и политическая история города. Первый параграф «Археология Милета» посвящен рассмотрению материальной культуры этого города с возникновения здесь первого поселения в сер. IV тыс. до н.э. и вплоть до конца II тыс. до н.э. Раскопки Милета 1990-х гг. позволили выявить последовательность из шести сменявших друг друга поселений:

    Милет I - поздний халколит (2-я пол. IV тыс. до н.э.);

    Милет II - ранний бронзовый век (III тыс. до н.э.);

    Милет III - средний бронзовый век (ок. XX - 2-я пол. XVIII вв. до н.э.);

    Милет IV - конец среднего бронзового века и начало позднего бронзового века (2-я пол. XVIII - сер. XV вв. до н.э.);

    Милет V - середина позднего бронзового века (2-я пол. XV в. до н.э. - конец XIV в. до н.э.);

    71

    Милет VI - конец позднего бронзового века (ок. 1300 - ок. 1100 гг. до н.э.)   .

    Милет был очень выгодно расположен для участия в международной торговле. Долина Меандра предоставляла доступ к глубинным районам Анатолии и возможность контактировать со странами Ближнего Востока; в совокупности с удобными гаванями, дававшими возможности для контактов с Западом, эти транспортные артерии делали Милет одним из наиболее важных и богатых торговых центров в Средиземноморье. Уже в Милеете II обнаружены артефакты, свидетельствующие о его контактах с Эгейским миром. В период среднего бронзового века начинается интенсивное проникновение элементов минойской культуры (Милет III). В следующий период минойское влияние достигает своего пика - на Западном побережье Малой Азии больше нет поселений, сопоставимых с ним по числу обнаруженных минойских артефактов. В последующие периоды наблюдается присутствие элементов микенской культуры. В Милете V микенская керамика местного производства преобладает над анатолийской, однако материальная культура поселения V-VI демонстрирует и характерные анатолийские черты: например, в архитектуре домов и оборонительных сооружений. Милет V погиб в огне грандиозного пожара в конце XIV в. до н.э., причиной которого мог стать разгром города хеттскими полководцами Гулу и Ма-лацити в 3-й год правления Мурсили II, о котором сообщают хеттские источники. Восстановленный город был обнесен грандиозной стеной, выполненной в типично анатолийском стиле. Причина гибели Милета VI не известна, и различные датировки этого события колеблются в пределах ПЭ Шс периода.

    Во втором параграфе «Острое и город: проблемы исторической памяти и топографии» проведено сопоставление данных геоархеологических исследований Милета, свидетельствующих о том, что в середине IV тыс. до н.э. территория позднейшего города представляла собой небольшой архипелаг и сообщения схолия к Дионисию Периегету. Когда в конце IV тыс. до н.э. сюда

    Совсем недавно была выделена еще одна фаза существования поселения в позднем бронзовом веке-Милет VII (1180-1050 гг. до н.э.); см.: HerdaА., SauterЕ. Karerinnen und Karer in Milet: Zu einem spatklassischen Schusselchen mit kanschem Graffito aus Milet // Archaologischer Anzeiger. 2009. Nr. 2.

    17


    прибыли первые поселенцы, они определенно поселились на острове. В начале минойской фазы существования поселения, то есть ок. 1900 г. до н.э., то место, где оно находилось, по-прежнему было островом. Окончательное превращение архипелага в полуостров произошло лишь после ионийской миграции. Согласно данным схолия к Дионисию Периегету, критское поселение (вместе со святилищем Афродиты) - Ойкус - было основано на материке и лишь затем распространилось на соседний остров, получивший название по имени основателя Ой-куса - героя Милета. Схолий является единственным источником, сообщающим как легенду об основании Милета на острове, так и о существовании храма Афродиты близ Милета. Ее автор, несомненно, опирался на более раннюю мифологическую традицию, возможно, отраженную также в сочинении самосского поэта Никайнета. Хотя сообщение схолиаста Дионисия Периегета является весьма поздним и содержит некоторые ошибки и противоречия, нельзя исключать, что оно передает осколки весьма древней традиции о том, что критское поселение в Милете было основано на острове.

    В третьем параграфе «Милет в этно-политическом контексте Западной Анатолии» рассматривается этно-политическая история западной части Малой Азии в бронзовом веке. С древнейших времен Милет, по всей видимости, был активной и независимой силой в Западной Анатолии. Однако письменные источники, способные пролить свет на этот вопрос, - хеттские тексты -умалчивают о Милете вплоть до последней трети XIV в. до н.э., что было связано с существованием на Западе Анатолии мощного царства Арцава, грозного соперника хеттов в этом регионе, препятствовавшего хеттским контактам с эгейским побережьем Анатолии. Лишь разгром Арцавы в 3-й и 4-й годы правления Мурсили II привел к включению Западной Анатолии в сферу хеттского культурного и политического влияния и способствовал интенсификации контактов между хеттами и Милетом-Миллавандой.

    Хотя из сохранившихся источников известно, что хетты неоднократно осуществляли прямое вмешательство во внутренние дела Миллаванды, однажды даже разрушив город (Милет V) до основания (ок. 1329 г. до н.э.), Милет, тем не менее, представлял собой базу для антихеттских сил в регионе (ср., напр., деятельность Пиямараду) и постоянно пренебрегал интересами как самих хеттов, так и зависимых от них царств Западной Анатолии. Так, правитель Милета Атпа угнал с Лесбоса работников sa-ri-pu-ti, принадлежавших хеттскому царю и царю Страны реки Сеха.

    С другой стороны, Милет-Миллаванду связывали тесные связи с Аххия-вой - важным политическим игроком в регионе. Находившееся на Родосе и других островах Юго-Восточной Эгеиды (а может быть даже и в балканской Греции), это мощное государство, за царем которого какое-то время признавался статус «Великого царя», периодически вмешивалось в западноанатолийские дела. Свидетельства «Письма о Тавагалаве» позволяют говорить о политической зависимости Миллаванды от Аххиявы.

    На основании анализа надписей на утесе Сураткая (LATMOS), «Письма о Тавагалаве» и данных о границах владений Милета в более поздние эпохи, делается попытка установить границу страны Миллаванда в конце XIV - начале

    18


    XV вв. до н.э. Граница между Миллавандой и царством Мира проходила, по-видимому, по Латмосскому хребту. Во время написания «Письма о Тавагалаве» Миллаванда владела также крепостью Атрия (поздн. Идрия, а затем Стратони-кея). Следовательно, в этот период принадлежавшая данному государству территория не ограничивалась Милетским полуостровом, но включала в себя и пространство между расположенными параллельно горами Латмос и Грион. В каталоге союзников троянцев Гомер сообщает, что «Гора Фтиров», под которой поэт, по всей видимости, подразумевал именно Латмос, так же находилась под властью Милета в эпоху троянской войны. Нельзя исключать вероятности того, что территория, подчиненная Миллаванде, также как и территория архаического Милета, включала в себя часть долины Меандра, некоторые острова и тянулась на юго-восток вплоть до Иасоса. Кроме того, Миллаванда могла иметь владения на мысе Микале. Однако имеющиеся источники не позволяют говорить об этом с уверенностью.

    Третья глава «Микенские греки е Милете» посвящена вопросу о пребывании микенских греков в этом городе. В первом параграфе «Проблема микенского присутствия е Милете» рассматриваются три предложенные к настоящему моменту модели, объясняющие наличие артефактов микенской культуры в слоях данного поселения:

    1. колонизационная модель, наиболее популярная на сегодняшний день и предполагающая, что микенские греки мигрировали с Балкан и создали в Милете микенскую колонию;
    2. имитационная модель, в соответствии с которой местное население воспринимало культурные тенденции, идущие из Эгейского мира, подобно тому, как кариец Мавсол или ликийский правитель, при котором был возведен знаменитый «Монумент нереид», использовали стили греческого искусства;
    3. «автохтонная восточно-эгейская модель», согласно которой местное население позднего бронзового века на обоих берегах Эгейского моря было греческим, - иными словами, микенская культура возникла и развивалась в Западной Анатолии, так же как и в материковой Греции.

    На основании комплексного анализа источников предпочтение отдается имитационной модели. Микенские греки не колонизировали это поселение: в Малой Азии отсутствуют какие-либо следы доэолийских или доионийских диалектов греческого языка, правители Милета-Миллаванды носили негреческие имена, античная традиция не считала Милет частью греческого мира. Материальная культура этого поселения демонстрирует не только микенские, но и характерные анатолийские черты.

    Во втором параграфе «Этникон mi-ra-ti-jo/-ja» рассматривается форма этникона, обозначавшего милетян, известная из документов линейного письма В. Определенную проблему представляет собой фонетическая форма этникона mi-ra-ti-jal-jo, нехарактерная для микенского койнэ. Дело в том, что в микенском диалекте последовательность -ti(-) внутри слова изменяется в -tsi-(так же, как, например, в аркадо-кипрском или ионийско-аттическом), которая затем упрощается в -si-. Как видно, этот фонетический переход (ассибиляция)

    19


    не происходит в интересующей нас форме, хотя, при прочих равных условиях, он определенно должен был в ней произойти. В таком случае появление нехарактерных для микенского диалекта форм mi-ra-ti-jo/-jaможет быть объяснено следующим образом: ассибиляция в этом этниконе могла не произойти по аналогии с исходной формой топонима, не содержавшей в себе гласную переднего ряда, которая обусловила бы ассибиляцию. Этот топоним, будучи негреческим (может быть, минойским ?) по своему происхождению, мог содержать специфические и непривычные для греческого уха фонемы, отсутствовавшие в греческом языке. Поэтому данный этникон и не подвергся фонетическому изменению, характерному для микенского диалекта. Не исключено, что на известную нам из документов линейного письма В форму этникона оказало большое влияние произношение самими милетянами своего самоназвания и названия их родного города. Такое объяснение нетипичной формы этникона хорошо согласуется с имитационной моделью появления следов микенской культуры в Милете.

    В параграфе третьем «Использование письменности в Милете» собраны все доступные источники, касающиеся следов письменности в городе позднего бронзового века. Обнаруженные здесь надписи линейного письма^, шесть из которых до сих пор остаются неопубликованными, показывают, что эта письменность применялась жителями поселения данного периода. Интерпретация сведений об использовании письма в более поздних фазах поселения (Ми-лет V-VI) сопряжена с большими трудностями. Ссылки на дипломатическую переписку, которую осуществляли правители Милета, известные из хеттских источников, могут относиться к устным, а не к письменным сообщениям. Иероглифические надписи Латмоса, вырезанные неподалеку от кратчайшего пути из Центральной Анатолии к милетскому побережью, вероятно, обозначали границу между царством Мира и территорией Милета-Миллаванды. Этот факт позволяет говорить о знании и использовании анатолийской иероглифики в регионе. В 1963 и 1968 гг. на территории близ храма Афины в Милете были обнаружены два фрагмента пифосов местного производства, на которые еще до обжига были нанесены знаки. Обычно эти знаки предположительно отождествляют с линейным письмом В и используют в качестве аргумента в пользу присутствия здесь микенских греков, однако эта интерпретация проблематична. Кроме данных фрагментов в Малой Азии не было обнаружено больше ни одной надписи линейного письма В. Микенские греки никогда не помечали свои пифосы вырезанными на них знаками этого письма. Идентификация одного из этих знаков с мик. -zo-, а другого с -по- или -а- натянута, поскольку горизонтальная черта, которую должен был иметь знак -zo- только предполагается, а второй знак лучше интерпретировать как серию меток на двух различных уровнях на стенке пифоса. По всей видимости, эти знаки представляют собой «метки гончара», которые широко распространяются по Средиземноморью, начиная с периода неолита. Также весьма важной представляется возможная связь стреловидного знака из Милета с анатолийскими «метками гончара» на керамике из

    Ср.: ассибиляция не происходит в этниконах, образованных от критских топонимов, напр.: ti-ri-ti-jo(KN Е 749 и др.) - от топонима ti-ri-to, ru-ki-ti-jo(KN С 902 и др.) от топонима ru-ki-to.

    20


    Хаттусы, Аладжа-Хюйука, Тарса и Гордиона, что может быть примером анатолийского влияния.

    В четвертой главе «Милетяне в балканских центрах микенской Греции» анализируются данные о наличии милетян в Фивах и Пилосе, известных из архивных документов линейного письма В. В параграфе первом «Милетское присутствие в Фивах» рассматриваются проблемы, связанные с упоминаниями некого милетянина (mi-ra-ti-jo) в документах серии Fq {111, 198, 214, 244, 254+255, 269, 276), которые являются списками получателей какого-то злака (ячменя или пшеницы), обозначаемого идеограммой HORDEUM, открытыми в 90-е гг. XX в. на улице Пелопиду в Фивах. Сказать о милетянине, находившемся в Фивах, что-либо определенное на данном этапе, к сожалению, невозможно. Большую роль в отношении данного вопроса играет интерпретация общего характера фиванских документов серии Fq: был ли он религиозным или светским. По всей видимости, предпочтение должно быть отдано светской интерпретации и, таким образом, связь этого милетянина с религиозной сферой должна быть исключена. Новый путь для решения этой проблемы был предложен А. Е. Учителем. Он сопоставил данные фиванских и микенской табличек с аналогичными документами, представляющими собой записи, относящиеся к станциям гонцов эпохи III династии Ура и времени правления Дария I, предположив, что миле-тянин мог быть работником, задействованным в хозяйстве фиванской «станции

    73 ГОНЦОВ»    .

    Во втором параграфе «Милетяне в Пилосе» анализируются упоминания милетянок и их детей в документах линейного письма В из пилосского архива (Аа 798, 1180, АЪ 382, 573 и Ad380, 689). О профессии пилосских милетянок и их сыновей нельзя сказать ничего определенного. Однако не исключена и вероятность того, что они были заняты в сфере текстильного производства, как и большинство других работниц в сериях Аа, АЪ и Ad. Милетянки находились в самом Пилосе, а также в крупном центре текстильного производства в Ближней провинции, Ro-u-so. Сведения о взрослых сыновьях имеются лишь для группы, размещенной в самом Пилосе. Милетянки, находившиеся в Ro-u-so, принадлежали непосредственно государству. Пилосские милетянки делились на две группы и были связаны с двумя «коллекторами» -A-so-qi-joиА-ra-ta.

    Внимательный анализ мест находок табличек серий Аа, АЪ и Adв комнатах пилосского архивного комплекса показывает, что таблички Аа (в которые еще не были включены размеры продовольственных пайков) были промежуточной стадией в подготовке перечня рационов, подобного документам АЪ. В свою очередь, перечень АЪ, содержавший устаревшие данные должен был вскоре быть удален из архива. Серия Аа, по всей видимости, была написана через месяц после серии АЪ. Различия в численности женщин и детей, зафиксированных в сериях Аа и АЪ, могут быть следствием того, что дворец нуждался в разном числе работников от месяца к месяцу. Эти колебания в численности свидетельствуют о том, что они работали на дворец не весь год, но лишь какую-

    UchitelA. Theban Fq Series and Ancient Near Eastern Messenger's Stations.

    21


    то его часть. В свою очередь этот вывод является аргументом против гипотезы о рабском статусе этих женщин и их детей.

    С другой стороны, тесная связь этих серий перекрестными ссылками с группой табличек, посвященной гребцам, позволяет сделать вывод о том, что мужчины из серий Anи Adпринадлежали к той же группе населения, что и женщины, и были, вероятно, их мужьями и сыновьями. Подробный анализ термина ki-ti-ta, применявшегося к большинству гребцов из серии An, предпринятый 77. Де Фидъо, обнаруживает связь этого термина с земледельческой деятельностью или аграрными отношениями. По всей видимости, их можно отнести к категории полузависимых людей, прикрепленных скорее к земле, чем к людям, которые ей владели. Возможно, здесь следует говорить и о параллелях

    7                                         "                                         74

    между ki-ti-taи позднейшими илотами   .

    Каким образом эти люди попали в Пилос - непонятно. Возможно, выбор должен быть сделан между тремя вероятностями:

    1. насильственный угон этих людей из Милета в результате военного набега. Таким образом, они представляют собой некую параллель хеттским nam.ra. Однако если термин ra-wi-ja-ja, известный из других документов серий Аа, АЪ и Ad, действительно обозначает пленниц, как полагали М. Вентрис и Дж. Чедвик, это делает предположение о насильственном угоне милетян маловероятным, поскольку в таком случае угнанной оказывается лишь одна группа - ra-wi-ja-ja, а милетянки, как мы знаем, к ней не относились;
    2. Миграция милетян в результате нестабильного или даже кризисного положения в Милете (например, в результате разрушения Милета V или VI);
    3. Возможность существования в Милете групп ремесленников, которые готовы были уезжать на Балканы и могли представлять собой некую параллель странствующим красильщикам шерсти в пурпурный цвет (ujmessa-ri-pu-ti), известным из Письма Манапа-Тархунды.

    В заключении изложены основные выводы и обобщены итоги исследования. Древний Милет, наряду с другими великими «городами-перекрестками»: Троей, Вавилоном, Александрией Египетской, Константинополем и др., - стал одним из тех мест, которые во многом предопределили своеобразие современной Европейской цивилизации.

    В ходе исследования была подробно рассмотрена этимология топонима Милет, который происходит из некого догреческого языка минойского Крита. Его критское происхождение подтверждается существованием в бронзовом веке двух поселений с названием Милет, - на Крите и на западном побережье Анатолии, наличием легенд об основании Милета критянами, а также новыми археологическими материалами. Греки заимствовали негреческий топоним и сделали попытку подобрать ему греческую этимологию, что нашло отражение в легенде о Милете и растении імХа^; установлено соответствие этому топониму хеттского названия MillawandalMilawata, образованного при помощи анатолийского (по всей видимости, неиндоевропейского) суффикса.

    De Fidio P. Miceneo  ki-ti-ta  me-ta-ki-ti-ta II  Colloquium  Romanum.   Atti   del   colloquio internazionale di micenologia (Pasiphae. Vol. I). Roma, 2007. P. 170.

    22


    Античная традиция о малоазийском Милете скудна; она сообщает о глубокой древности этого города, о том, что некогда сюда переселились выходцы с остров Крит и что Милет не был заселен греками в эпоху Троянской войны и ионийской миграции.

    С древнейших времен Милет был активной и независимой политической силой в Западной Анатолии; включение Милета-Миллаванды в сферу хеттского культурного и политического влияния, а также интенсификация контактов между хеттским царством и этим городом относится к кон. XIV в. до н.э.; Милет представлял собой базу для антихеттских сил в регионе и постоянно пренебрегал как интересами самих хеттов, так и зависимых от них царств Западной Анатолии.

    На основании комплексного анализа источников было установлено, что микенские греки не составляли основное население этого поселения. Нетипичная для микенского койне форма этниконов, обозначавших милетян, является следствием негреческого характера топонима, от которого они были произведены. Знаки на фрагментах милетских пифосов, которые в настоящее время часто пытаются интерпретировать как линейное письмо В, являются лишь «метками гончара», одна из которых выполнена в антолийской традиции и, скорее всего, является примером анатолийского влияния.

    Большое значение для решения проблемы присутствия милетян в Фивах будет играть дальнейшая интерпретация общего характера фиванских документов серии Fq.

    В ходе рассмотрения пилосских документов серий Аа, АЪ и Ad, в которых упоминаются милетяне, была установлена временная последовательность их написания. Милетянки, зафиксированные в пилосском архиве, не были рабынями и работали на дворец лишь часть года.

    Древнейший Милет нельзя в полной мере отнести ни к Анатолийской, ни к Эгейской цивилизации; интенсивное культурное влияние на него оказывали обе эти цивилизации.

    Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях: Публикация в издании, рекомендованном ВАК Минобразования и науки РФ:

    1. Беликов А. М. Об использовании письменности в Милете (ПМ IA - ПЭ

    ШС)// Индоевропейское языкознание и классическая филология. СПб., 2010.

    Ч. 1.С. 118-132.

    Прочие публикации:

    1. Беликов А. М. Этникон mi-ra-ti-jo/-jaи проблема микенского присутствия в Милете // Индоевропейское языкознание и классическая филология -XIII. СПб., 2009. С. 45-54.
    2. Беликов А. М. Милет и [мТХа^: к интерпретации Schol. Ар. Rhod. I 185-188а//Antiquitas iuventae. Саратов, 2007. Вып. 3. С. 5-18.
    3. Беликов А. М. Могли ли Фивы быть столицей Аххиявы? (Этникон mi-ra-ti-joв новых фиванских табличках) // Antiquitas iuventae. Саратов, 2008. Вып. 4. С. 7-23.

    23


    5. Беликов А. М. Этникон ku-ta-ti-jo /ku-ta-si-joи некоторые диалектные различия в документах линейного письма В из Кносса // Сборник материалов конференции «Ломоносов-2008». Исторические науки. М., 2008. С. 10-12.

    в. Беликов А. М. К вопросу о микенском присутствии в Милете (1450/30-1100 гг. до н. э.) // Сборник материалов конференции «Ломоносов-2009». Исторические науки. М., 2009. С. 1-3.

    7. Беликов А. М. Никандр Колофонский и его версия мифа о Милете // Политика, идеология, историописание в римско-эллинистическом мире: Сб. материалов международной конференции, посвященной 100-летию проф. Ф. У. Уол-банка. Казань, 2009. С. 80-88.

    24

     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.